Препарат для рассасывания спаек: Лекарства от спаек

Содержание

Лекарства от спаек

Лекарства от спаек: 4 препаратов, инструкция (форма выпуска и дозировка), инфографика (показания, противопоказания, побочные эффекты), 90 отзывов врачей и пациентов.

«Лонгидазу» использую в своей практике довольно часто. Обычно рекомендую пациенткам в комплексной терапии воспалительных заболеваний органов малого таза, также в послеоперационном периоде. Удобная фор…
Без эффекта. Не встречала ни одного клинического исследования, которое подтверждало бы эффективность данного лекарственного средства. Препарат с недоказанной клинической эффективностью, не используетс…
Не использую в клинической практике из-за высокой стоимости и отсутствия достоверных клинических исследований, подтверждающих эффективность данного препарата у больных с урологическими заболеваниями.
анаболики андрогены антациды антиагреганты антибиотики антигистаминные антидепрессанты антидоты антикоагулянты антиоксиданты антисептики бактериофаги вакцины витамины и минералы гемостатики глазные капли глюкокортикоиды гомеопатические гормоны диуретики (мочегонные) для гемоглобина для десен для детей для желчного пузыря для женщин для зрения для зубов для кишечника для костей для крови для местной анестезии для мозга для мочевого пузыря для мужчин для нервов для печени для потенции для похудения для почек для простаты для ран для суставов для улучшения кровообращения для щитовидной железы жаропонижающие желчегонные иммуноглобулины иммуномодуляторы ингибиторы АПФ интерфероны капли в нос кровезаменители миорелаксанты нейролептики ноотропы НПВС от аденомы простаты от алкоголизма от аллергии от ангины от аритмии от артроза от астмы от боли от боли в сердце от бородавок от варикоза от вздутия живота (метеоризма) от вшей (педикулеза) от выпадения волос от гайморита от гастрита от геморроя от герпеса от глистов от головной боли от головокружения от горла от грибка ногтей от гриппа (простуды) от дерматита от диабета от дисбактериоза от зубной боли от зуда от изжоги от кашля от климакса от колик от курения от мигрени от мозолей от молочницы от морщин от насморка от ожогов от отравления от перхоти от повышенного давления (гипертонии) от подагры от пониженного давления от поноса (диареи) от простатита от прыщей от псориаза от растяжек от рвоты от сильной боли от синяков от спаек от стоматита от стресса от судорог от туберкулеза от укачивания от ушибов отхаркивающие от холестерина от цистита от чесотки от шрамов от эзофагита от экземы от язвенного колита от язвы желудка от ячменя пребиотики при прорезывании зубов пробиотики противовирусные противогельминтные противогрибковые противозачаточные противоопухолевые слабительные снотворные спазмолитики статины транквилизаторы успокоительные ушные капли ферменты фибраты хондропротекторы энтеросорбенты — Микроген Мукос Фарма НИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА Петровакс Фарм — ампула свечи таблетки флакон — оригинальное лекарство брендованый дженерик МНН популярные название рейтинг

Отзывы врачей о лекарствах от спаек

хорошо

хорошо

хорошо

Активно используем в практике иньекционный препарат для лечения гипертрофических рубцов разной этиологии. Препарат малоболезненный и хорошо переносится пациентами в минидозировках. Нередко препарат и…

Жабоева Светлана Леоновна

врач-косметолог
г. Казань

ужасно

нормально

ужасно

Можно назначить при множестве разных заболеваний Для меня данный вид препарата не показал заявленной эффективности. Да, может он и получил широкое применение, признание профессоров и т.д. Но увы, назн…

Васильева Светлана Анатольевна

гинеколог
г. Челябинск

отлично

хорошо

плохо

Очень хороший препарат в применении лечения рубцов различной этиологии, постакне, вялозаживающих ранах, а также использую при удалении филлеров (гиалуроновой кислоты) после объёмной контурной пластики. ..

Биято Анна Олеговна

пластический хирург
г. Санкт-Петербург

ужасно

ужасно

ужасно

Мой самый «любимый» препарат, назначаемый в гинекологии. №1 в фуфлотерапии мистического спаечного процесса, выявленного по УЗИ. Поможет вам от 100500 заболеваний. Можно ставить и ректально, и вагиналь…

Радченко Ксения Вадимовна

гинеколог
г. Ростов-на-Дону

нормально

нормально

плохо

Назначаю для электрофореза при наличии плохо рассасывающихся гематом челюстно-лицевой области после обширных вмешательств. Исходный препарат «Лидаза» теперь дефицитен в аптеках. Также можно использова…

Попов Сергей Николаевич

стоматолог-хирург
г. Москва

отлично

отлично

отлично

Лонгидаза — незаменимый препарат в практике врача косметолога. Применяется как для лечения неотложных состояний (ишемия, эмболия после контурной пластики лица), так и для лечения гиперкоррекции при ис…

Валиева Анисат Алибеговна

врач-косметолог
г. Тула

отлично

хорошо

отлично

Лонгидаза является препаратом выбора у акушеров-гинекологов, т.к. доказал свою безопасность и эффективность. Также неоспоримым плюсом является несколько форм выпуска: лиофилизат для инъекций и суппози…

Гирина Марина Валериевна

радиолог
г. Тула

ужасно

ужасно

ужасно

«Лонгидаза» пополняет список фуфломицинов! Не имеет доказанной эффективности! Нет ни одного крупного исследования по данному препарату! Большая область применения! В инструкции показания для использов. ..

Юсупова Ландыш Наилевна

гинеколог
г. Казань

отлично

отлично

отлично

Прекрасно работает в моей практике при необходимости устранения гиперкоррекции или осложнений при введении имплантров внутридермальных на основе гиалуроновой кислоты. Отмечаю скорость наступления эффе…

Дунаевская Марина Владимировна

дерматолог
г. Краснодар

Лонгидаза инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Longidaza супп. вагинальные и ректальные 3000 МЕ: 10 или 20 шт. (16151)

Лонгидаза® обладает гиалуронидазной (ферментативной) активностью пролонгированного действия, хелатирующим, антиоксидантным, иммуномодулирующим и умеренно выраженным противовоспалительным действием.

Пролонгированное действие достигается ковалентным связыванием фермента с физиологически активным полимерным носителем (азоксимер). Лонгидаза® проявляет противофиброзные свойства, ослабляет течение острой фазы воспаления, регулирует (повышает или снижает, в зависимости от исходного уровня) синтез медиаторов воспаления (интерлейкина-1 и ФНОα), повышает гуморальный иммунный ответ и резистентность организма к инфекции.

Выраженные противофиброзные свойства препарата Лонгидаза® обеспечиваются конъюгацией гиалуронидазы с носителем, что значительно увеличивает устойчивость фермента к денатурирующим воздействиям и действию ингибиторов: ферментативная активность препарата Лонгидаза® сохраняется при нагревании до 37°С в течение 20 сут, в то время как нативная гиалуронидаза в этих же условиях утрачивает свою активность в течение суток.

В препарате Лонгидаза® обеспечивается одновременное локальное присутствие фермента гиалуронидазы и носителя, способного связывать освобождающиеся при гидролизе компонентов матрикса ингибиторы фермента и стимуляторы синтеза коллагена (ионы железа, меди, гепарин и другие). Благодаря указанным свойствам Лонгидаза® обладает не только способностью деполимеризовать матрикс соединительной ткани в фиброзно-гранулематозных образованиях, но и подавлять обратную регуляторную реакцию, направленную на синтез компонентов соединительной ткани.

Специфическим субстратом тестикулярной гиалуронидазы являются гликозаминогликаны (гиалуроновая кислота, хондроитин, хондроитин-4-сульфат, хондроитин-6-сульфат), составляющие основу матрикса соединительной ткани. В результате деполимеризации (разрыва связи между С1 ацетилгликозамина и С4 глюкуроновой или индуровой кислот) гликозаминогликаны изменяют свои основные свойства: снижается вязкость, уменьшается способность связывать воду, ионы металлов, временно увеличивается проницаемость тканевых барьеров, облегчается движение жидкости в межклеточном пространстве, увеличивается эластичность соединительной ткани, что проявляется в уменьшении отечности ткани, уплощении рубцов, увеличении объема движения суставов, уменьшении контрактур и предупреждении их формирования, уменьшении спаечного процесса.

Биохимическими, иммунологическими, гистологическими и электронно-микроскопическими исследованиями доказано, что Лонгидаза® не повреждает нормальную соединительную ткань, а вызывает деструкцию измененной по составу и структуре соединительной ткани в области фиброза.

Лонгидаза® не оказывает мутагенного, эмбриотоксического, тератогенного и канцерогенного действия.

Препарат хорошо переносится пациентами, не отмечено местных и общих аллергических реакций.

Применение препарата Лонгидаза® в терапевтических дозах во время или после оперативного лечения не вызывает ухудшения течения послеоперационного периода или прогрессирования инфекционного процесса; не замедляет восстановление костной ткани.

Реабилитация после коронавирусной пневмонии. Физиотерапевтическое лечение

Теперь уже ни для кого не секрет, что коронавирусная инфекция оставляет в легких неизгладимые следы. Даже у людей с малосимптомным течением болезни по данным проводимой компьютерной томографии находят большие участки снижения прозрачности легочной ткани («симптом матового стекла»). В последующем, такие поврежденные участки замещаются соединительной нефункционирующей рубцовой тканью. Проявляется это в виде формирования пневмофиброза, спаек с окружающими тканями, что затрудняет экскурсию (подвижность) легких. Все это приводит, в первую очередь, к снижению функционирующего объема легких (жизненная емкость легких), формирует хроническую дыхательную недостаточность, приводящую к хронической тканевой гипоксии (ткани испытывают дефицит кислорода), что, в свою очередь, проявляется синдромом хронической усталости (выраженной постоянной слабостью, раздражительностью, быстрой утомляемостью и др.) — самой частой жалобой у ковидных пациентов.

Человеку, переносящему или перенесшему двустороннюю пневмонию, плеврит, вызванную SARS-CoV-2, помимо медикаментозной терапии в обязательном порядке требуется проведение комплексного физиотерапевтического восстановительного (реабилитационного) лечения.

Немедикаментозная терапия


Немедикаментозная терапия — ФИЗИОТЕРАПИЯ широко распространена в современной медицине за счет физиологичности воздействия, хорошей совместимости со всеми лечебными препаратами.

Лучше, если такое лечение будет проводиться в условиях санаторно-курортных организаций, где за переболевшими коронавирусной инфекцией пациентами будет осуществляться активное наблюдение терапевта, физиотерапевта, узких специалистов (при необходимости), дозированные физические нагрузки и обеспечиваться полноценное питание и уход.

Необходимые лечебные процедуры с учетом медицинских противопоказаний, особенностей пациента назначает врач физиотерапевт.

У пациентов, перенесших пневмонию, наиболее часто применяются магнитотерапия, магнитолазеротерапия, СВЧ-терапия (сверхвысокочастотная терапия), лекарственный электрофорез, ингаляционная терапия, УФО, гипербарическая оксигенотерапия (барокамера), бальнеотерапия (сухие углекислые ванны., скипидарные ванны, хлоридные натриевые ванны), кислородные коктейли с грудными сборами и, конечно, вибрационный массаж грудной клетки.

Электромагнитная терапия 

В период развития активного воспалительного процесса одновременно с антибактериальной терапией назначают электрическое поле ультравысокой частоты (э. п. УВЧ) на область проекции очага в легком. Электромагнитное поле УВЧ способствует уменьшению экссудации в тканях, уменьшает их отечность, восстанавливает микроциркуляцию. Под влиянием э.п. УВЧ усиливается местный фагоцитоз, образуется лейкоцитарный вал, отграничивается очаг воспаления от здоровых тканей. Процедура оказывает также бактериостатическое действие.

СВЧ-терапия

СВЧ-терапия — применение с лечебной целью воздействий на определенные участки тела непрерывным или импульсным электрическим полем ультравысокой частоты.

В периоде разрешения процесса и рассасывания воспалительного очага назначают СВЧ-терапию на область очага поражения или нижних долей легких. Электрическое поле СВЧ действует не на весь организм, а локально, на воспалительный участок.

Магнитотерапия

Магнитотерапия (переменное низкочастотное магнитное поле) при наличии явлений выраженной интоксикации и отсутствии лихорадки в острой стадии заболевания назначается для уменьшения отечности тканей, улучшения капиллярного кровообращения, стимуляции обменных процессов в очаге воспаления.

Электрофорез 

Электрофорез — это введение лекарственного вещества (лидаза, раствор мумие, эуфиллин, экстракт алоэ, аскорбиновая кислота, лизоцим и др.), посредством постоянного электрического тока. Электрофорез уменьшает отек и спаечный процесс после плеврита и пневмонии, улучшает рассасывание воспалительного очага и устраняет бронхоспазм, боли, улучшает отхождение мокроты.

Лазеротерапия и аэрозольтерапия

Цель лазеротерапии или магнитолазеротерапии при острой пневмонии или ее остаточных явлениях — улучшение микроциркуляции в легочной ткани, ослабление спазма гладкой мускулатуры бронхов, местная и общая иммуностимуляция, потенцирование действия антибиотиков путем увеличения концентрации их в легочной ткани за счет интенсификации тканевого кровотока.

В периоде разрешения процесса и рассасывания воспалительного очага используют аэрозольтерапию с отхаркивающими, муколитическими, общеукрепляющими препаратами, а также теплолечение — аппликации озокерита, парафина, иловых и торфяных грязей.

Сухая углекислая ванна

Сухая углекислая ванна — это специализированное лечебное устройство, заполняющееся строго дозированным углекислым газом с разной степенью концентрации. Непосредственное участие углекислого газа в процессе распада оксигемоглобина способствует повышению кислорода в крови, что в свою очередь улучшает микроциркуляцию крови, и, как следствие, питание тканей и органов. Сухие углекислые ванны способствуют улучшению функции внешнего дыхания: улучшение бронхиальной проходимости, вентиляционной функции, повышение поглощения кислорода из вдыхаемого воздуха.

Кислородные фитококтейли

Кислородные фитококтейли (оксигенофитотерапия) — это пена из кислорода с настоем лечебных трав. Большое преимущество такого коктейля — это его 100%-ая усвояемость, через желудок в ткани попадает в 10 раз больше кислорода, чем через легкие. В качестве пенообразователя используется корень солодки или яичный белок. Коктейль с грудным сбором полезен при различных заболеваниях органов дыхания, включая острые и хронические бронхиты и пневмонии, пневмосклероз, болезни ЛОР-органов (с осторожностью применяется в лечении начальных стадий бронхиальной астмы (если нет аллергии на компоненты сбора)).

Барокамера

Одними из первых метод гипербарической оксигенации (барокамера) как дополнение к стандартной терапии для COVID-позитивных пациентов с респираторным дистресс-синдромом стали применять китайские и американские врачи. Суть метода состоит в насыщении организма кислородом в условиях избыточного барометрического давления. При этом кислородная емкость крови и всех жидких сред организма многократно возрастает. Гемоглобин перестает быть единственным переносчиком кислорода. Регулируя давление в барокамере, можно дозированно увеличивать растворенную фракцию кислорода. Целью лечения является устранение дефицита кислорода в органах и тканях и стимуляция эффектов кислорода, проявляющихся при повышенном барометрическом давлении. Гипербарическая оксигенация обладает, в том числе, выраженным противомикробным и противовирусным эффектом, что минимизирует потребление лекарств и имеет особое значение в период обострения вирусных и инфекционных заболеваний.

Все методы физиотерапии хорошо сочетаются с занятиями ЛФК, вибрационным массажем.

В домашних условиях применимо:

1.Горячее грудное обертывание по Залманову. Горячие обертывания грудной клетки разжижают мокроту, улучшают вентиляцию и кровоток.

2.НЕ дыхательная гимнастика для легких и бронхов от Евдокименко.

3.Дыхательная гимнастика после перенесенной пневмонии.

 

Будьте здоровы!

Врач педиатр, нефролог Кузнецова Т. А. и команда WhiteProduct

Лекарственные препараты, обладающие ферментной активностью — Справочник лекарств

Препараты, обладающие ферментной активностью – это группа лекарственных средств природного происхождения, обладающих свойствами энзимов (ферментов).

Ферменты представляют собой белковые молекулы, способные расщеплять сложные органические соединения. Например, фермент гиалуронидаза расщепляет гиалуроновую кислоту – сложную молекулу, которая при патологических процессах отвечает за развитие воспаления, отека, спаек и рубцов. Ферменты трипсин, химотрипсин, папаин, бромелаин, амилаза, липаза расщепляют белки, сложные углеводы и жиры, что облегчает из выход из очагов воспаления и ускоряет выздоровление.

Показания к применению

Препараты, обладающие активностью ферментов, используют по широкому спектру показаний.

Препараты гиалуронидазы применяют при различных заболеваниях соединительной ткани: патологии суставов, контактуре, анкилозирующем спондилоартрите, склеродермии, ревматоидном артрите, тяжелых рубцах на коже (после обширных ожогов, массивных ран). Помимо этого, гиалуронидазу используют для лечения ряда глазных заболеваний – при кератитах, иритах, ретинопатиях. Также препараты гиалуронидазы показаны в комплексном лечении туберкулеза легких, травмах нервных сплетений и нервов.

Бовгиалуронидаза азоксимер (конъюгат гиалуронидазы с высокомолекулярным носителем) используется для лечения бесплодия, связанного со спайками в органах малого таза после воспалений у женщин, а также в составе комплексной терапии простатитов у мужчин.

Смесь ферментов (панкреатин, папаин, бромелаин, липаза, амилаза, трипсин, химотрипсин) и рутозида применяется как компонент комплексного лечения заболеваний соединительной ткани – ревматизма, остеоартроза, ревматоидного артрита, анкилозирующего спондилоартрита, болезни Шегрена, а также для ускорения заживления переломов и травм, неспецифических воспалительных процессах в мягких тканях, отеках после операций, воспалении верхних и нижних дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта, мочевыводящих путей и органов малого таза.

Фармакологическое действие

Препараты, обладающие активностью ферментов, расщепляют гиалуроновую кислоту, тем самым снижают отек, выраженно уменьшают воспаление, а также повышают подвижность суставов, способствуют «рассасыванию» спаек и рубцов.

Также препараты, обладающие активностью ферментов, значительно повышают эффективность антибактериальных лекарственных средств, что обусловливает их применение в комплексном лечении инфекционно-воспалительных заболеваний различной этиологии.

Классификация препаратов, обладающих активностью ферментов

К препаратам, обладающим активностью ферментов, относят:

  • гиалуронидазу;
  • бовгиалуронидазу азоксимер;
  • комбинированный препарат, в состав которого входят панкреатин, папаин, бромелаин, липаза, амилаза, трипсин, химотрипсин и рутозид.

Основы и особенности лечения препаратами, обладающими активностью ферментов

Препараты гиалуронидазы и бовгиалуронидазы азоксимера назначают и используют под контролем врача.

Препараты гиалуронидазы и бовгиалуронидазы азоксимера вводят подкожно, внутримышечно, ингаляционно, в ткани глаза или прямо под рубцы. Бовгиалуронидазу азоксимер дополнительно можно использовать в виде суппозиториев (свечей) вагинально или в прямую кишку.

Продолжительность лечения препаратами гиалуронидазы и бовгиалуронидазы азоксимера определяются врачом индивидуально, в зависимости от тяжести состояния пациента.

Инъекции гиалуронидазы и бовгиалуронидазы азоксимера осуществляют каждый день или через день. Курс лечения составляет от 6 до 15 инъекций. При индивидуальной необходимости курс лечения можно повторить через 2-2,5 месяца.

Комбинированный препарат, в состав которого входят панкреатин, папаин, бромелаин, липаза, амилаза, трипсин, химотрипсин и рутозид относится к категории безрецептурных лекарственных средств.

Препарат используют по 3-10 таблеток (в зависимости от тяжести заболевания) 3 раза в день за полчаса до еды, запивая большим количеством воды (минимум стаканом). Таблетки категорически запрещено разжевывать. Курс лечения устанавливается для каждого пациента индивидуально. В среднем продолжительность лечения комбинированным препаратом, в состав которого входят панкреатин, папаин, бромелаин, липаза, амилаза, трипсин, химотрипсин и рутозид, составляет от двух недель до трех месяцев.

Электрофорез – метод, сочетающий действие на организм постоянного тока и вводимых с его помощью лекарственных средств. При этом фармацевтический препарат попадает через кожу непосредственно в болезненную область, минуя желудочно-кишечный тракт, без нарушения кожных покровов. Введение лекарственных средств в тело методом электрофореза — это самый безопасный способ лекарственной терапии. 

ЭЛФОР-ПРОФ разработан на базе новейших технологий и достижений цифровой электронной техники и предназначен для применения в физиотерапевтических кабинетах. 

АППАРАТ «ЭЛФОР-ПРОФ» может применяться для лечения и профилактики широко спектра заболеваний. Лекарственный электрофорез хорошо переносят люди разного возраста, в том числе дети, а также лица пожилого и старческого возраста. Лекарственный электрофорез не дает аллергических реакций и других побочных эффектов, характерных для лекарственной терапии. Поэтому особенно показано применение «ЭЛФОР-ПРОФ» людям, страдающим аллергией. 

АППАРАТ «ЭЛФОР-ПРОФ» используется для проведения процедур лекарственного электрофореза. Это сочетанное воздействие гальваническим током и лекарственным веществом. Гальванический ток обладает самостоятельным лечебным действием — умеренным обезболивающим, сосудорасширяющим, трофическим и противовоспалительным. В то же время он вызывает перемещение частиц лекарственного вещества с лечебных электродов в организм пациента. Молекулы лекарственного вещества распределяются по организму и оказывают присущее им лечебное действие. Чаще всего применяют электрофорез обезболивающих (новокаин, анальгин) и сосудорасширяющих (никотиновая кислота, нош па) лекарственных препаратов. 

В гинекологии ЭЛФОР-ПРОФ применяется при: невынашивании беременности, нарушениях менструального цикла, менструальном и климактерическом синдромах, бесплодии, токсикозе, генитальном инфантилизме, при болях, спаечном процессе, хроническом воспалении придатков и матки, послеоперационном периоде реабилитации. Снимает спазм сосудов и гладкой мускулатуры, что улучшает кровоснабжение тканей, рассасывание рубцов, спаек, контрактур, оказывает обезболивающий эффект.
   
При лечении хронических простатитов эффективность лечения повышается в десятки раз.

В косметологии ЭЛФОР-ПРОФ применяется при: заболеваниях кожи, всех видах себореи, сухой и увядающей коже, жирной, подверженной угревой сыпи коже, постугревых рубцах, всех видах аллопеции, розацеи, гиноидной липодистрофии (целлюлит). Улучшает трофику тканей, удаляет продукты метаболизма из патологических очагов, ликвидирует инфильтрацию при воспалительных процессах, стимулирует размягчение и рассасывание рубцов, регенерацию поврежденных тканей, нормализует нарушенные функции, повышает защитную функцию кожи, белковый и углеводный обмен.

Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом. Возможен вред здоровью.

семейная медицина. Автор статьи: врач-гомеопат Абдуллин Тимур Рафгатович.

03 декабря 2019

Журнал «Здоровье семьи»

Здоровье человека предполагает нормальное функционирование всех органов и систем. Здоровье — это в первую очередь энергетическое равновесие. Болезнь, таким образом, — это нарушение энергетического равновесия органов и систем. Острая болезнь — это резкое нарушение работы организма, которое может быстро прийти в равновесие. Хроническая болезнь — это постоянное нарушение работы органов в связи с энергетическим истощением жизненной силы организма, склонное только к ухудшению. Гомеопатический метод лечения способствует выздоровлению больного человека за счет восстановления жизненной силы, энергии, иммунитета и восстановления энергетического равновесия.

Рассмотрим пример регулирующей терапии в гинекологии.

  • Пациентка И., 28 лет, г. Набережные Челны. В течение последних 3-х лет не может забеременеть — связывает с перенесенным абортом. Месячные после аборта стали более обильными, болезненными. В семье есть ребенок 7 лет. На первом этапе лечения назначен гомеопатический препарат для устранения последствий травмы (аборт с точки зрения гомеопатии — это травма, нарушающая функцию женской половой сферы). Через 2 месяца пациентка сообщила, что месячные умеренные, проходят безболезненно. Для восстановления репродуктивной функции, лекарством второго этапа лечения был выбран препарат, нормализирующий кровообращение и способствующий рассасыванию спаек, которые сформировались на фоне хронического аднексита. Результат: через 1,5 месяца женщина забеременела.
  • Пример из детской практики — повышение стрессоустойчивости. Через 7 лет эта же пациентка привезла своего сына на консультацию. Ребенок перенес сильный стресс – испуг. Он стал тревожным, боязливым, не мог спать ночью один, стал часто болеть простудными заболеваниями. Задача врача-гомеопата в этой ситуации — восстановить его нервную систему и повысить стрессоустойчивость. После назначения противострессового гомеопатического препарата жалобы быстро ушли, ребенок перестал болеть. Через 6 месяцев проведен еще один закрепляющий курс этим же препаратом. Пример излечения сложного случая флегмоны бедра.
  • Пациентка Г., 48 лет обратилась в ноябре 2009 года с жалобами на боли, покраснение, гнойные выделения в области внутренней поверхности правого бедра. В конце декабря 2008 года у женщины возникло рожистое воспаление в области правого бедра. Несмотря на проводимую антибактериальную терапию, заболевание прогрессировало, и больная несколько раз лежала в хирургических отделениях разных стационаров города. Последнее стационарное лечение было в августе 2009 года. Женщина рассказала, что после очередной операции рана затягивалась, но через некоторое время вновь повышалась температура и появлялись гнойные выделения. При анализе ситуации выяснилось, что заболеванию предшествовала профилактическая плановая прививка, в результате которой возникло сильнейшее нарушение иммунной системы. Был назначен гомеопатический препарат, восстанавливающий иммунитет и способствующий излечению от гнойных заболеваний. При повторном осмотре через месяц — явное улучшение, как местного процесса, так и общего состояния, включая нервную систему – пациентка стала оптимистичной, верит в выздоровление. Контрольный осмотр в марте 2010 года (через 4 месяца с момента первого обращения) — рана полностью закрылась, выделений нет. Сохраняется грубый келоидный рубец и дефект мягких тканей. Учитывая некоторые особенности конституции данной пациентки — очень зябкая, упрямая, не очень решительная, со сниженной массой тела, пониженным аппетитом, часто холодными и мокрыми стопами для дальнейшего лечения (рассасывания келоидных рубцов и восстановления дефекта мягких тканей) назначен ее индивидуальный, конституциональный препарат.
  • Пример из детской практики – лечение гельминтоза. Девочка, 1 год 9 месяцев. Мама обратилась в октябре 2009 года с жалобами на гиперактивность ребенка, трудное засыпание, раздражительность. Девочка не дает себя обнимать, расчесывать волосы. Быстро обижается, агрессивная. Проявляет желание есть песок, облизывает камни. Часто теребит нос, периодически бывает вульвит. Анализ случая выявил явные признаки гельминтоза, которые вызывают и соматические и психологические жалобы. Чтобы избавить ребенка от паразитов был назначен гомеопатический препарат, регулирующий функцию желудочно-кишечного тракта с целью повышения кишечного иммунитета и устранения предпосылок для существования в нем паразитов. Повторный осмотр в феврале 2010 года — выраженное общее улучшенное состояние ребенка. Девочка стала ласковой, уже через неделю от начала лечения с удовольствием идет на контакт — дает себя расчесывать, агрессия ушла. С января 2010 года перестал беспокоить вульвит. Стала хорошо засыпать.
  • Гомеопатия в лечении неврологических заболеваний. Пациентка Р., 64 года. Работала проводником поездов дальнего следования. Больна невритом тройничного нерва с 1989 года, заболевание связывает с переохлаждением (часто прислонялась во сне к холодному стеклу железнодорожного вагона). Жалобы на пульсирующие боли приступообразного характера в правой половине головы по несколько минут, чаще в ночное время. Боли очень сильные, невыносимые, сразу начинается паника. Обострения бывают чаще в холодное время года, при резком перепаде температуры, смене погоды и даже от малейшего сквозняка. За годы болезни неоднократно лечилась у невропатологов, но временное улучшение бывает только после курса иглорефлексотерапии, эффекта от которого хватает не более чем на 3 месяца. И так несколько лет. Медикаментозные препараты (таблетки) совсем не помогают. Тактика гомеопата состоит в том, чтобы учесть причину начала заболевания, как проявляется заболевание у данного конкретного пациента (от чего лучше, от чего хуже) и выбрать самое подходящее лекарство, восстанавливающее здоровье в данном конкретном случае. Несколько дней работы со справочником реперторий Кента, дали возможность подобрать гомеопатический препарат для лечения невралгии у данной пациентки. Был рекомендован гомеопатический препарат и повторная явка через месяц. Но она пришла только через 4 месяца по поводу здоровья своей сестры. О своей болезни она сказала просто: «Спасибо, доктор, все прошло». Достоверно положительный результат лечения данного конкретного случая еще раз убедил нас в огромном исцеляющем потенциале гомеопатии. И мы благодарим гомеопатию за то, что с помощью нее можно реально помочь людям в избавлении от многих хронических болезней.

Поделиться в соц.сетях

Эффективность применения препарата Дистрептаза в акушерско-гинекологической практике

Воспалительные заболевания органов малого таза не только остаются лидерами в структуре гинекологических заболеваний, но и имеют роковые последствия в отношении репродуктивного здоровья женщины, создавая тем самым медицинские, социальные и экономические проблемы.

Частота возникновения бесплодия у женщин, перенесших один эпизод воспалительных заболеваний органов малого таза, составляет около 18 %, а после трех эпизодов достигает 50 % (Breeding D. , 1997, Reyes I., 2006). Основная причина бесплодия в таких случаях — спайки и фиброзные изменения яичников, образующиеся даже после однократного воспаления. В связи с этим все большее внимание уделяется поиску оптимальных путей решения проблем, связанных с последствиями воспаления.

Для лечения хронических воспалительных заболеваний органов малого таза применяют антибактериальные, противовоспалительные, антимикотические и иммуномодулирующие препараты. Большое значение в лечении таких пациентов принадлежит энзимам и средствам, которые улучшают микроциркуляцию. Для рассасывающей терапии чаще всего применяют ферментативные препараты и биостимуляторы, эффективность которых недостаточна.

В сентябре 2007 года на фармацевтическом рынке Украины появился новый препарат для рассасывающей терапии — Дистрептаза. Опыту применения препарата в акушерско-гинекологической практике была посвящена конференция, организованная компанией Alpen Pharma GmbH, состоявшаяся в г. Донецке, в ресторане гостиницы «Виктория» 1 апреля 2008 г. О действии препарата рассказала продакт-менеджер компании Виктория Самсонова. Комплексный препарат Дистрептаза, производимый в Польше и используемый для лечения воспалительных заболеваний органов малого таза появился на рынке Украины в сентябре 2007 года. Он выпускается в форме ректальных свечей, в каждой из которых содержится оригинальная комбинация активных веществ — стрептокиназы 15 000 МЕ и стрептодорназы 1250 МЕ, а также вспомогательные субстанции, которые облегчают всасывание и попадание активных компонентов в кровеносное и лимфатическое русло органов малого таза.

Стрептокиназа как базовое тромболитическое лекарственное средство успешно применяется в хирургии и кардиологии при лечении тромбозов внетазовой локализации, хотя ее дозы при этом существенно выше. Стрептодорназа представляет собой фермент эндонуклеазу. Она растворяет межмолекулярные связи нуклеопротеинов мертвых клеток и гноя, облегчает резорбцию олигопротеинов, активирует фагоцитоз, не влияя на структуру и функцию здоровых клеток. Механизм действия Дистрептазы основан на уникальном сочетании активных компонентов препарата, что обусловливает быстрый лизис некротических масс, отложений фибрина и тромбов, что ведет к растворению спаек. Препарат рекомендуется с первых дней воспалительного процесса, действует на все фазы воспаления и предупреждает развитие спаечного процесса. Курс лечения составляет 7–10 дней. Дистрептаза — уникальный, единственный в Украине препарат для рассасывающей терапии при воспалительных заболеваниях органов малого таза у женщин любой возрастной категории, в любой период заболевания. Препарат также широко используется в проктологии, урологии и дерматовенерологии.

Оценка эффективности комплексной терапии хронических воспалительных заболеваний придатков матки с применением препарата Дистрептаза была представлена в докладе доцента Кушнира Сергея Викторовича (Институт неотложной и восстановительной хирургии АМН Украины им В.К. Гусака). Воспалительные заболевания придатков матки составляют 82 % в числе прочих воспалительных заболеваний, 7 % из них — осложненные формы. Целью проведенного исследования было определение эффективности предложенной комплексной терапии больных с хроническим воспалительным заболеванием придатков матки с примененим препарата Дистрептаза. 64 больные составили контрольную группу, 70 — основную. Критериями оценки эффективности предложенной терапии явились анкета-опросник клинического испытания и параметры качества жизни. Анкета-опросник включала шкалу боли, данные общего и гинекологического осмотров, общий анализ мочи, бактериоскопическое исследование мазка из цервикального канала и влагалища, УЗИ матки и придатков, длительность лечения, осложнения течения заболевания. Оценка эффективности лечения по оценке качества жизни включала физическое и психическое состояние, социальное и ролевое функционирование, общее субъективное восприятие состояния своего здоровья. Анализ проведенного исследования позволил сделать вывод о том, что использование в комплексной терапии хронических воспалительных заболеваний придатков матки препарата Дистрептаза позволяет сократить сроки лечения данной группы больных, улучшить непосредственные результаты лечения, что в конечном итоге влияет на качество жизни, поскольку не вынуждает изменять бытовые роли и обычную социальную активность пациентов.

В докладе доцента Носенко Елены Николаевны (НИИ медицинских проблем семьи, кафедра акушерства, гинекологии и перинатологии ФППО ДонНМУ им. М. Горького) была представлена современная тактика ведения функциональных кист яичников в репродуктивном возрасте. По данным различных источников, объемные образования яичников занимают в структуре всех опухолей половых органов 2-е место, в структуре ургентной гинекологической патологии — 2–3-е место. За последние два десятилетия встречаемость опухолей яичников среди гинекологических больных увеличилась с 6–7 до 19–25 %. 75–87 % всех объемных образований яичников приходиться на долю доброкачественных. В свою очередь, среди доброкачественных образований яичников 75–80 % имеют кистозное строение.

Частота функциональных кист яичников составляет 60–73 %. Функциональные кисты яичников представляют особый интерес, так как именно при этой наиболее часто встречающейся в гинекологической практике форме кистозных опухолевидных образований яичников возможно проведение консервативного медикаментозного или малоинвазивного оперативного лечения, включающего трансвагинальное игловое аспирационное дренирование со склеротерапией и цистэктомию. Обильное кровоснабжение и рыхлость тканей функциональных кист яичников у одной трети пациенток приводят к внутренним кровоизлияниям в просвет кисты с формированием гематомы, сопровождающимся болевым синдромом. Функциональные кисты яичников с персистенцией свыше 2 месяцев практически не имеют рецепторов к стероидным гормонам и нечувствительны к гормонотерапии. В таких кистах могут развиться существенные изменения в виде клеточного и ядерного полиморфизма. В окружающей ткани яичника вследствие сдавления, нарушения кровообращения и трофики процессов развивается склероз.

В комплексную терапию функциональных кист яичников, включающую гормональные препараты, иммуномодуляторы, комплекс антигомотоксических препаратов, 30% р-р тиосульфата натрия в/в по 10 мл через день № 10 была включена Дистрептаза: 3 дня по 3 свечи в день, 3 дня по 2 свечи, 3 дня по 1 свече. Активное динамическое наблюдение проводилось 2 месяца. При применении Дистрептазы достигался быстрый лизис сгустков крови, улучшение кровообращения и микроциркуляции в стенках кисты, приводящее к увеличению концентрации лекарственных средств в стенке кисты и яичнике, быстрой ликвидации инфильтрации и клинических проявлений воспаления в яичнике, что в дальнейшем предупреждает развитие спаечного процесса. Рассасывающее, фибринолитическое и протеолитическое действие Дистрептазы обусловлено комбинацией двух активных веществ — стрептокиназы и стрептодорназы. Стрептокиназа активирует проэнзим плазминогена, который превращается в плазмин, растворяющий сгустки крови, то есть оказывает фибринолитическое действие. Стрептодорназа представляет собой фермент дезоксирибонуклеазу, который приводит к разрушению ДНК в стенке кишки, в результате чего возникает глубокая деполимеризация, растворяются «мостики» нуклеопротеинов мертвых клеток, облегчается резорбция мертвых клеток и олигопротеинов, активизируется фагоцитоз. В присутствии стрептокиназы и стрептодорназы значительно возрастает концентрация фагоцитов, улучшается их подвижность, увеличивается процент завершенного фагоцитоза, в результате чего мы можем добиться регресса кисты. Регресс образования после проведенного лечения наблюдался в 57 % случаев. Таким образом, в результате проведенного исследования было выявлено, что включение Дистрептазы в схему лечения функциональных кист яичника сокращает длительность болевого синдрома в 2,3 раза, сроки рассасывания кисты в 1,5 раза, а при наличии внутриполостной гематомы — в 2,6 раза.

При проведении оперативного лечения Дистрептаза через 7 дней по той же схеме включалась в комплекс послеоперационных мероприятий. Препарат имеет высокую переносимость и безопасность в применении. Дистрептаза особо показана после гинекологических операций у женщин, планирующих беременность и желающих сохранить репродуктивную функцию.

Компанией Alpen Pharma GmbH инициировано проведение клинического мультицентрового постмаркетингового исследования по оценке эффективности, безопасности и переносимости Дистрептазы в комплексном лечении воспалительных заболеваний органов малого таза, в котором принимают участи врачи гинекологических центров Киева, Донецка, Харькова, Днепропетровска, Львова и Одессы. В проведении исследования участвуют врачи-гинекологи г. Донецка, которые также приняли участие в работе данной конференции: Воронина Ольга Владимировна, Калиновская Наталья Евгеньевна, Ким Татьяна Хоримовна, Попандопуло Алла Дмириевна, Борлова Лариса Александровна, Третьякова Лариса Анатольевна, Омельченко Наталия Александровна, Касьянова Наталия Васильевна, Азохова Ольга Николаевна, Иванова Татьяна Александровна, Расторгуева Елена Георгиевна, Кузнецова Илона Анатольевна, Григорян Армина Юрьевна, Павлова Евгения Викторовна, Помельникова Юлия Андреевна, Таран Наталия Андреевна, Кипиани Майя Витальевна, Портвенко Андрей Витальевич, Презднякова Адилия Фаридовна, Филатова Юлия Григорьевна, Петренко Татьяна Геннадиевна, Листратенко Ольга Петровна, Ханча Федор Александрович, Юдина Андриана Сергеевна, Сигарева Виктория Александровна, Остапенко Татьяна Михайловна, Пилипец Валентина Андреевна, Каверина Виктория Алексеевна.

С данными, полученными в результате исследования, и отзывами врачей о применении препарата вы познакомитесь в следующих публикациях нашего издания.

Подготовила Татьяна Брандис

Пептидомиметические антагонисты alphavbeta3 ингибируют резорбцию кости, подавляя резорбтивную активность остеокластов, а не адгезию остеокластов к кости

Остеокласты активно подвижны на поверхности костей и подвергаются чередующимся циклам миграции и резорбции. Взаимодействие остеокластов с внеклеточным матриксом играет ключевую роль в процессе резорбции остеокластов, и значительное количество доказательств предполагает, что рецепторы интегрина важны для функции остеокластов.Эти рецепторы интегрина связываются с последовательностью Arg-Gly-Asp (RGD), обнаруженной во множестве белков внеклеточного матрикса, и хорошо известно, что взаимодействие интегрина альфа v бета 3 остеокласта с мотивом RGD в белках костного матрикса важно для остеокластов. опосредованная резорбция кости. В этом исследовании мы охарактеризовали эффекты двух синтетических пептидомиметических антагонистов альфа v бета 3, SC-56631 и SC-65811, на адгезию остеокластов кролика к очищенным матриксным белкам и кости, а также на резорбцию кости in vitro.SC-56631 и SC-65811 являются мощными ингибиторами связывания витронектина с очищенным альфа v бета 3. Как SC-56631, так и SC-65811 ингибируют адгезию остеокластов к поверхностям, покрытым остеопонтином и витронектином, а покадровая видеомикроскопия показала, что остеокласты быстро втягиваются. с поверхностей, покрытых остеопонтином, при воздействии SC-56631 и SC-65811. SC-56631 и SC-65811 блокировали опосредованную остеокластами резорбцию кости дозозависимым образом. Дальнейший анализ показал, что SC-65811 и SC-56631 уменьшают количество резорбционных ямок, образующихся на остеокласт, и средний размер ямок.SC-65811 был более сильным ингибитором резорбции кости, и сочетание уменьшенного количества и размера ямок привело к 90% ингибированию резорбции кости. Однако неожиданно оказалось, что остеокласты, обработанные SC-65811, SC-56631 или дезинтегрин эхистатин, в концентрациях, которые ингибируют резорбцию кости, не ингибируют адгезию остеокластов к кости. Эти результаты предполагают, что антагонисты alphavbeta3 ингибируют резорбцию кости за счет снижения активности или эффективности резорбции костной ткани остеокластов, но не за счет ингибирования адгезии остеокластов к кости как таковой.

границ | Множественная идиопатическая резорбция корней шейки матки: вызов для трансдисциплинарной медико-стоматологической бригады

Введение

Используя MICRR в качестве модели, эта перспектива подчеркивает необходимость для исследователей и клиницистов применять трансдисциплинарные подходы для определения этиологии неизвестных орально-стоматологических заболеваний. По этому поводу см. Комментарий и короткий видеоролик продолжительностью 5–7 минут с описанием процедуры устного экзамена для врачей, не являющихся стоматологами, опубликованные в JAMA, 2018 (1, 2).

В то время как резорбция корня является нормальным физиологическим процессом, необходимым для рассасывания и отслаивания молочных зубов (3), резорбция корня взрослых зубов в значительной степени является патологией. Патологическую резорбцию корня можно в целом разделить на внутренние (т. Е. Происходящие из пульпы зуба) или внешние (т. Е. Поражающие внешнюю поверхность корня) процессы, опосредованные остеокластами / одонтокластами (4-7). Эта точка зрения фокусируется на множественной идиопатической резорбции корня шейки матки (MICRR), агрессивной форме внешней резорбции корня, которая происходит вблизи цементно-эмалевого перехода (CEJ) (Рисунок 1).CEJ — это область, где коронка переходит в корень (корни) и где волокна десны прикрепляются к здоровому корню зуба и окружающей альвеолярной кости. Как мы подчеркиваем ниже, был достигнут прогресс в определении этиологии MICRR, особенно генетических и связанных с лекарствами причин, что побудило нас пересмотреть термин «идиопатический» после того, как причина была выявлена.

Рисунок 1 . Множественная этиология MICRR. (A) Панорамная рентгенограмма 8-летней женщины с семейным расширяющимся остеолизом (FEO), ассоциированным с вариантом TNFRSF11A , показывающая резорбцию корня шейки матки постоянных резцов верхней и нижней челюсти (желтые стрелки). (B) Периапикальная рентгенограмма того же пациента с FEO, в возрасте 9 лет, показывающая степень внешней резорбции (желтые стрелки). (C, D) Компьютерная томография с коническим лучом (КЛКТ) того же пациента в возрасте 9 лет, показывающая обширную резорбцию постоянных центральных и боковых резцов (желтые звезды) и непрорезавшегося клыка (желтая звезда и желтые стрелки). (E) Трехмерная микрокомпьютерная томография (микро-КТ), реконструкция резца того же пациента FEO в возрасте 9 лет, с выявлением дефектов образования цемента и резорбции корня. (F) Интраоральная фотография расширенного поражения резорбции (желтая стрелка) на небной стороне зуба от больного человека с унаследованным вариантом IRF8 . (G) Рентгенограмма поражения (желтая стрелка), показанного на (F). (H) Микро-КТ реконструкция удаленного зуба с обширной резорбцией шейки матки (красные стрелки). (I) Сканирующая электронная микроскопия (8) изображение моляра BSP нулевой мыши, показывающее обильные язвочки (желтые стрелки) на поверхностях шейных корней. (J) СЭМ с большим увеличением зуба на панели I, показывающая детали резорбции корня шейки матки в моляре мыши с нулевым BSP. (K) Периапикальная рентгенограмма нижних передних зубов у 69-летнего пациента после отмены деносумаба, показывающая множественные участки резорбции корня шейки матки (желтые участки). (L) Окраска тартрат-резистентной кислой фосфатазы (TRAP) среза гистологии, показывающая многоядерные одонтокласты (красные клетки, черная стрелка) на поверхности корня кошки с очагами резорбции одонтокластов кошек (FORL). (A – D) воспроизведено с разрешения Macaraeg et al. (9). (F, G) воспроизведено с разрешения Neely et al. (10). (I) воспроизведено с разрешения Foster et al. (11). (K) Авторские права © 2020 Американская академия детской стоматологии и воспроизведены с их разрешения (12).

Множественная идиопатическая резорбция корня шейки матки: краткое введение

MICRR влияет на несколько зубов в зубном ряду (13–16). Поражения MICRR часто протекают бессимптомно, не кариозно и не имеют явного воспаления десен, увеличения глубины кармана или подвижности зубов, которые связаны с классическими случаями заболеваний пародонта.Гистологически вдоль поверхностей корней отмечаются многочисленные резорбтивные области с признаками остеокластов / одонтокластов, содержащихся в лакунах Ховшипа (10, 16, 17). Поражения MICRR часто имеют агрессивный характер и устойчивы к вмешательствам, что в конечном итоге приводит к потере зубов (10, 16, 17). Часто MICRR обнаруживается случайно на рентгенограммах или во время обычного стоматологического осмотра. К счастью, благодаря усовершенствованным инструментам и технологиям за последнее десятилетие (18, 19) наше понимание этиологии MICRR и его курса улучшилось, что в конечном итоге приведет к совершенствованию клинического ведения и, таким образом, к лучшим результатам.

Хотя идиопатическая резорбция корня считается редким заболеванием, многие стоматологи сталкиваются с этим в течение многих лет практики. Последствия разрушительны, например, потеря зубного ряда, чувство беспомощности у клиницистов и пациентов из-за отсутствия эффективных вариантов профилактики / лечения, а также плохая эстетика и функциональность, заставляющие пациентов изолироваться, что отрицательно сказывается на психическом здоровье и благополучии. На сегодняшний день распространенность MICRR остается неизвестной. Со времени первого случая MICRR, описанного Mueller и Rony (20), этиология MICRR была в значительной степени спекулятивной.Здесь мы даем обзор клеточных и молекулярных механизмов, опосредующих резорбцию корня, и приводим примеры этиологии, включая системные состояния и генетические факторы, лекарства, вирусные инфекции, воспалительные состояния, окружающую среду и другие предполагаемые причины MICRR (Таблица 1) (55 ).

Таблица 1 . Возможные факторы риска множественной идиопатической резорбции корня шейки матки (MICRR).

Клеточные и молекулярные механизмы резорбции корней

Гистологические исследования на людях и животных однозначно продемонстрировали, что резорбция корня опосредуется остеокластами / одонтокластами и отличается от бактериально-опосредованного кариесогенеза (5, 7, 10, 16, 17, 56).Тем не менее, факторы, которые активируют остеокласты / одонтокласты и привлекают их к поверхностям корней, а не костей (что наблюдается при пародонтите), остаются неизвестными. Бернхард Готтлиб в 1923 году отметил случаи заболеваний пародонта, которые были связаны не с выраженным воспалением, а с предполагаемым дефектным образованием цемента (57–59). Он заметил, что «цемент был единственной тканью, которая соединяет зуб с телом», и, если он не сформирован правильно, может подвергнуть людей риску заболевания пародонта (характеризующегося рецессией десны или формированием кармана), которое он назвал «маргинальным». цементопатия »(57, 58).Клиницисты и исследователи пересмотрели эту концепцию, особенно с учетом более глубоких знаний об условиях, которые запускают кластическую активность, в том числе связанных с дефектным формированием цемента (59, 60).

Во время инициации резорбции корня шейки матки входной портал представляет собой цемент под эпителием десны, а резорбция начинается с локального разрушения и / или удаления PDL (56). Ответ на повреждение PDL включает образование сгустка крови и воспаление с последующим образованием грануляционной ткани и привлечением макрофагов к пораженному участку (56, 61).Нарушение сосудистой сети в этой области приводит к гипоксии, что способствует дифференцировке и активности остеокластов (62). По мере того, как остеокластические / одонтокластические резорбтивные поражения расширяются в сторону пульпового пространства за счет разрушения цемента, дентина и эмали, создается несколько каналов резорбции и взаимосвязей с PDL (порталом выходов), создавая трехмерное пространство (52, 56). В большинстве случаев продвижение резорбтивных поражений предотвращается от перфорации в пространство пульпы с помощью листа, устойчивого к периканаларной резорбции (PRSS) (52, 56).Этот слой состоит из предентина, дентина и иногда репаративной костноподобной ткани. На заключительных стадиях заболевания восстановление и ремоделирование иногда происходит за счет активности цементобластов / остеобластов, что приводит к отложению костеподобной ткани в резорбционных полостях (52, 56).

Системные состояния и генетические факторы

Системные состояния и синдромы

Резорбция корня связана с системными и синдромальными состояниями, включая эндокринные нарушения.В некоторых из этих состояний нарушение регуляции резорбции влияет на скелет, что приводит к снижению минеральной плотности костной ткани или остеолитическим повреждениям. Примеры состояний, связанных с резорбцией корня, включают: гипотиреоз (21), гиперпаратиреоз (22, 23), системный склероз (24), болезнь Гоше (25), наследственную геморрагическую телеангиэктазию (26), болезнь Педжета (27, 28), Синдром Гольца (29), синдром Папийона – Лефевра (30) и синдром Тернера (31). На сегодняшний день нет исследований, которые точно установили причинно-следственную связь между этими состояниями и MICRR.

Измененная активность остеокластов / одонтокластов

Семейный расширительный остеолиз (FEO; OMIM # 174810) вызван мутациями в гене TNFRSF11A (9, 63, 64), который кодирует активатор рецептора ядерного фактора κ-B (RANK), рецептора, обнаруженного на остеокластах и их прародители. После связывания с лигандом RANK (RANKL), RANK способствует образованию / функции остеокластов. В FEO мутации TNFRSF11A , влияющие на его сигнальный пептид, могут приводить к конститутивной активации независимо от стимуляции лигандом RANK, что приводит к неконтролируемой активности остеокластов (63).У людей с ФЭО часто наблюдаются ранняя глухота, деформации скелета и преждевременная потеря зубов (63–65). ФЭО ассоциируется с обширной резорбцией шейных и апикальных областей постоянных зубов (32, 33). Недавно Hajishengallis и его коллеги сообщили о случае FEO у 10-летней девочки с отсутствующими косточками и MICRR (9). В дополнение к MICRR, затрагивающему как минимум 7 прорезавшихся постоянных зубов, была отмечена преждевременная атипичная резорбция корней всех молочных зубов (начавшаяся в возрасте 5 лет и прогрессирующая с резорбцией большей части корней к 7 годам) и резорбция непрорезавшегося постоянного клыка (рисунки 1A– D).Генетическое тестирование, направленное на обнаружение отсутствующих косточек во время родов, было безрезультатным, а ускоренная резорбция корня молочных зубов не получила должной оценки. Однако, когда агрессивная резорбция корней затрагивала постоянные зубы, это побудило к дальнейшим эндокринологическим и генетическим исследованиям, которые выявили снижение минеральной плотности поясничного отдела позвоночника, высокий уровень циркулирующей щелочной фосфатазы (66) и идентификацию мутации TNFRSF11A , которые вместе привели к диагностика ФЭО.

MICRR в данном случае затронул несколько передних зубов (боковые резцы верхней челюсти, центральный левый резец, непрорезавшийся левый клык, центральные резцы нижней челюсти и левый клык). Интересно, что сканирование резорбтивных дефектов с помощью конической компьютерной томографии показало, что поражения начинались от небольшого портала входа в цемент и расширялись ниже уровня кости внутри зуба, сохраняя пространство канала пульпы. К сожалению, два из пораженных зубов (нижние центральные резцы нижней челюсти) показали повышенную чувствительность и потребовали удаления. Микро-КТ-анализ этих зубов выявил дефектное формирование цемента корня (рис. 1Е). Другие потенциальные осложнения FEO включают прогрессирующую резорбцию остеокластов, которая может приводить к тяжелым, болезненным, инвалидизирующим деформациям и патологическим переломам костей.Хотя в этом случае у пациента было выявлено только возможное нарушение минерализации, ей назначили внутривенное введение бисфосфонатов для лечения общих проблем со скелетом. Десять месяцев спустя ее биохимические маркеры болезни были обращены вспять, и резорбция корня выглядела стабильной. Трансдисциплинарное медицинско-стоматологическое сотрудничество между Детской больницей Филадельфии и Школой стоматологической медицины Университета Пенсильвании позволило получить достаточно диагностической информации для определения причины состояния этого молодого пациента, что привело к надлежащему и эффективному медицинскому и стоматологическому лечению.

Генетические варианты, специфически связанные с резорбцией корня, но не явные системные / синдромальные проявления, на сегодняшний день встречаются редко. Несколько отчетов предполагают генетическую предрасположенность к MICRR, основанную на наследственных паттернах (17, 19, 67), а в нескольких отчетах отмечается MICRR у здоровых людей с явно не влияющими на него историями болезни (10, 13–16). Neely, Thumbigere-Math и его коллеги сообщили о семейном паттерне MICRR с 30-летним периодом наблюдения (10, 17). Насколько нам известно, это единственный отчет о унаследованном MICRR с расширенным последующим наблюдением.Семья включала два поколения с четырьмя членами семьи с MICRR и четырьмя здоровыми членами семьи (10, 17). У 63-летнего пробанда в анамнезе был обнаружен MICRR, затрагивающий несколько зубов (Рисунки 1F – H). В течение нескольких десятилетий резорбтивные поражения прогрессировали с поражением в общей сложности 19 зубов, что привело к удалению / отслаиванию 12 зубов. Кроме того, два сына и одна дочь пробанда развили MICRR в течение их четвертого-шестого десятилетия жизни. Все затронутые субъекты не имели симптомов, отсутствовали известные предрасполагающие факторы и не имели сопутствующих заболеваний.Полное секвенирование экзома выявило новую аутосомно-доминантную гетерозиготную мутацию [c.1219 G> A (G388S)] в гене фактора регуляции интерферона 8 ( IRF8 ), который кодирует фактор транскрипции, который негативно регулирует дифференцировку остеокластов (19). In vitro и in vivo Функциональный анализ продемонстрировал, что мутация IRF8 G388S способствует усилению остеокластогенеза, тем самым обеспечивая молекулярную основу для повышенной резорбции корня. На основании вариантов, связанных с MICRR в TNFRSF11A и IRF8 , другие варианты, нацеленные на ключевые регуляторные этапы пути остеокластов / одонтокластов, могут повышать предрасположенность к резорбции корня.Эта концепция была подтверждена исследованиями с использованием модели трансгенных мышей, где нокаут Tnfrfsf11b (остеопротегерина), рецептора-приманки для RANKL, способствовал обширной резорбции корня моляра (68).

Измененный пародонт как способствующий фактор

Было высказано предположение, что образование дефектного цемента предрасполагает к разрушению пародонта, т. Е. Концепция «пародонтоза» Готтлиба (58). Уменьшение или отсутствие бесклеточного цемента на шейной поверхности корня теоретически подвергает корень резорбции.Мутации тканеспецифической щелочной фосфатазы (TNAP), кодируемой геном ALPL , приводят к наследственному дефекту минерализации, гипофосфатазии (HPP; OMIM # 146300, 241500, 241510) (69–71). Раннее отслоение временных зубов и потеря постоянных зубов являются патогномоничными признаками HPP из-за нарушения цементогенеза. Сообщалось об аномальной резорбции корня в постоянных зубах у некоторых пациентов с HPP (34, 35), возможно, связанной с дефектами цемента. Другие унаследованные дефекты цемента у людей встречаются редко, но генно-инженерные модели мышей служат доказательством принципа действия.У мышей с дефицитом костного сиалопротеина (BSP), белка внеклеточного матрикса, критического для минерализации и функции цемента, наблюдается недостаток бесклеточного цемента и последующее разрушение пародонта (11, 36). У BSP нулевых мышей наблюдается резкая опосредованная остеокластами / одонтокластами резорбция корня, нацеленная исключительно на шейные области всех моляров (Рисунки 1I, J). Дефект цемента и разрушение пародонта при отсутствии воспаления иллюстрируют концепцию пародонтоза Готлиба и предполагают, что другие унаследованные структурные дефекты пародонта могут способствовать резорбции корня шейки матки.

Унаследованные дефекты, вероятно, пересекаются с приобретенными факторами или факторами окружающей среды, чтобы увеличить восприимчивость к MICRR, что в некоторых случаях может объяснить отсроченное начало и диагностику резорбции корня. Мы подчеркиваем, что не все случаи связаны с генетической этиологией, хотя более глубокое понимание генетических входов в MICRR должно способствовать генетическому тестированию, когда случаи не могут быть объяснены местными этиологическими факторами или системными аномалиями.

Резорбция корня, вызванная лекарствами

Общеизвестно, что у лекарств есть побочные эффекты, которые могут отрицательно влиять на здоровье полости рта. Например, некоторые лекарства, используемые для лечения эпилепсии, гипертонии и сердечных заболеваний, или иммунодепрессанты у пациентов с трансплантацией органов связаны с гиперплазией десен (72, 73). Некоторые лекарства вызывают тяжелую ксеростомию (сухость во рту) (74, 75). Однако другие методы лечения вызывают тяжелый мукозит полости рта, требующий изменения лечения. Приведенные ниже примеры подчеркивают важность сбора подробных историй приема лекарств (например, назначенных процедур, а также полосканий для рта, зубных паст, растительных продуктов и витаминов) у лиц, демонстрирующих резорбцию корня.Важно отметить, что эти ситуации служат напоминанием врачам о необходимости учитывать влияние лечения на здоровье полости рта и привлекать стоматологов к мониторингу общего состояния здоровья пациентов.

Антирезорбтивные препараты и потенциальный обратный эффект, связанный с MICRR

Антирезорбтивная терапия широко применяется для лечения остеопороза и болезненных остеолитических проявлений рака. Несколько поколений бисфосфонатов служили ключевыми антирезорбтивными агентами на протяжении десятилетий, в то время как более современные методы лечения нацелены на регуляторы дифференцировки и функции остеокластов, остеоцитов и остеобластов.Деносумаб представляет собой моноклональное антитело против RANKL, которое ингибирует RANK-опосредованную активацию остеокластов. Недавно Deeb et al. сообщил, что у 69-летнего пациента, который прекратил прием деносумаба через 5 лет, обнаружил MICRR, влияющий на несколько зубов (рис. 1K), в сочетании с болью и чувствительностью, но без изменений в уровнях прикрепления (12). Всплеск остеокластической активности может служить объяснением возникновения и прогрессирования MICRR, то есть обратного эффекта после прекращения антирезорбтивной терапии.После введения деносумаба активность остеокластов быстро снижается и может упасть более чем на 80% в течение недель или месяцев и оставаться на этом уровне при продолжении лечения деносумабом (76). После прекращения лечения уровни антител внезапно снижаются, что приводит к временному увеличению остеокластической активности и метаболизма костной ткани до уровней, превышающих начальный диапазон, прежде чем в конечном итоге вернуться к уровням до лечения (77). Хотя в настоящее время нет достаточных доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь между деносумабом и MICRR, веб-сайт, созданный для самостоятельного сообщения о случаях резорбции корня у пациентов, получавших деносумаб, выявил 20 случаев в период с 2013 по 2019 год, преимущественно у женщин старше 60 лет, принимавших деносумаб для лечения. 2–5 лет (https: // www.ehealthme.com/ds/prolia/tooth-resorption/). Из-за их антирезорбтивного действия на альвеолярную кость, системное использование бисфосфонатов было предложено для предотвращения прогрессирования резорбции корня (37), а местная доставка бисфосфонатов была изучена как потенциальный подход для предотвращения резорбции корня реплантированных зубов (38). Хотя местное использование бисфосфонатов, вероятно, может служить эффективной интервенционной стратегией в этих условиях, следует проявлять осторожность из-за недавней связи системных антирезорбтивных средств с MICRR, а также более установленных связей с медикаментозным остеонекрозом челюсти. (MRONJ) (78–81).

Химиотерапия

Llavayol et. al сообщил, что у 16-летней женщины, получавшей химиотерапию по поводу рака яичников, через 9 лет развился MICRR в 12 зубах (39). Хотя авторы отвергли другие возможные этиологии и выдвинули гипотезу о корреляции между химиотерапией и дефектом цемента и PDL, они не смогли установить этиологию. Альтернативная интерпретация заключается в том, что лекарства влияют на минеральный гомеостаз, потенциально активируя активность остеокластов вместе с разрушением цемента и PDL.

Домашние животные и вирусные инфекции

У кошек наблюдается высокая частота резорбции наружных корней, называемой одонтокластическими резорбтивными поражениями кошек (FORL), заболеванием, которое очень похоже на MICRR у людей. Распространенность FORL составляет около 29–60% (82, 83), и чаще встречается у домашних, чем у диких кошек, и часто у самок (84, 85). Этиология FORL остается неизвестной, однако механизмы и прогрессирование остеокластической / одонтокластической резорбции корня похоже на людей (рис. 1L) (86).Предлагаемые факторы риска включают возраст, диету с низким содержанием магния / кальция и высоким содержанием витамина D, а также низкую частоту чистки зубов (84). FORL был связан с вирусом герпеса кошек 1 (FeHV-1), и предполагалось, что передача FeHV-1 человеку может инициировать MICRR (5, 6, 40–44). Фон Аркс и др. сообщили о четырех лицах с MICRR, которые имели продолжительный контакт с кошками и показали положительные титры нейтрализующих антител против FeHV-1 (40). Точно так же Ву и его коллеги сообщили о случае MICRR у человека, который контактировал с кошками (14).

В других сообщениях описаны пациенты с опоясывающим герпесом / опоясывающим лишаем, у которых развился MICRR в соответствующих областях нервной иннервации. Соломон и др. сообщили о резорбции корня шейки матки в двух зубах у 31-летней женщины с положительным анамнезом инфекции опоясывающего лишая в соответствующем отделе верхнечелюстного тройничного нерва (45). Точно так же Ramchandani и Mellor сообщили о MICRR у 72-летней женщины, у которой на 17 лет раньше была инфекция опоясывающего герпеса верхнечелюстного отдела тройничного нерва (46).

Области примечания

Стоит упомянуть множество других примеров, основанных на отчетах о случаях и анекдотическом опыте врачей и пациентов, поскольку они могут вызвать дополнительные мысли относительно механизмов, опосредующих предполагаемую резорбцию корня. Хотя большинство примеров MICRR являются невоспалительными, мы были бы упущены, если бы не упомянули воспалительные состояния, связанные с резорбцией корня, такие как тяжелое заболевание пародонта, когда выраженное воспаление запускает факторы, вызывающие резорбцию опосредованной остеокластами кости и цемента.Кроме того, ингибиторы остеокластов, такие как деносумаб и бисфосфонаты, были связаны с острой фазой ответа и высвобождением провоспалительных цитокинов, что, возможно, объясняет другой основной механизм между антирезорбтивными препаратами и MICRR (87, 88).

Факторы окружающей среды — еще одна область, заслуживающая внимания. Примеры здесь относятся к открытиям Готлиба, обсуждавшимся выше, о том, что некоторые типы заболеваний пародонта были связаны с предполагаемым дефектным образованием цемента, а не с выраженным воспалением (57-59).Лица с незначительными дефектами цементогенеза, связанными с генетическими факторами или воздействием токсинов окружающей среды во время развития зубов, при воздействии патогенов пародонта или других местных факторов, могут быть более восприимчивыми к MICRR. Ответы на этот предложенный механизм MICRR потребуют координации между трансдисциплинарными исследователями и клиницистами, а также пациентами. Другие факторы окружающей среды включают заметную травму области рта, которая, как известно, опосредует резорбцию корня остеокластов / одонтокластов, обычно локализованная в пораженной области.Другие примеры факторов окружающей среды, но регионально специфичные по сравнению с MICRR, включают игру на духовых инструментах, парафункциональные привычки и предыдущее ортодонтическое лечение, последнее обычно ограничивается резорбцией апикального корня.

Заключение

С этой точки зрения можно получить несколько ценных очков:

1. Необходимость трансдисциплинарных подходов для улучшения результатов в отношении здоровья.

Цель этой перспективы — использовать MICRR в качестве модели для изображения потребности в трансдисциплинарных подходах для улучшения диагностики и последующего лечения заболеваний / состояний, включая возможность выявления лекарств, которые могут повлиять на здоровье полости рта.Конкретные примеры MICRR, представленные здесь, используются для демонстрации того, что состояния полости рта следует рассматривать в контексте всего тела, чтобы отойти от разрозненности, что, к сожалению, очевидно в дисциплинах стоматологии и медицины. Мы должны перейти к комплексным системным подходам к исследованиям и лечению.

2. MICRR связан с несколькими условиями.

Сложная этиология MICRR, представленная здесь, подчеркивает ситуации, когда состояние кажется селективным по отношению к зубному ряду, а в других ситуациях оно может оказаться признаком i.е., патогномоничные для состояния. Некоторые группы могут рассматривать MICRR как проявление, связанное с множественными состояниями, включающими нарушение регуляции дифференцировки / активности остеокластов, как «общий знаменатель» или «центральную запускающую проблему», в отличие от патологического образования, которое может иметь несколько этиологий. Другие группы могут рассматривать MICRR как патологическую единицу, поскольку не каждый человек страдает множеством этиологий (например, вирусной инфекцией, приемом лекарств, генетическими нарушениями и т. Д.).) имеет признаки MICRR. Независимо от различных взглядов, примеры, представленные в этой перспективе, подчеркивают необходимость трансдисциплинарного сотрудничества для улучшения нашего понимания характеристик данного состояния / заболевания.

3. MICRR остается загадкой, которую предстоит решить.

Необходимы дальнейшие трансдисциплинарные исследования от фундаментальной науки до клинических, чтобы определить этиологию MICRR, понять механизмы доведения остеокластов до поверхности корня зуба по сравнению с окружающей костью, а также разработать методы лечения, чтобы остановить активность остеокластов и помочь восстановить структуры корня зуба.добыча.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Эта работа финансировалась K99AR073926 (для EC), R01DE027639, R03DE028632, R03DE028411 (для BF), внутренним финансированием исследовательской программы NIAMS (для MS) и R00DE028439, R03DE029258 и фондами стартапов стоматологической школы Мэрилендского университета. (к ВТ-М).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим испытуемых и их семьи за участие в описанных исследованиях. Мы благодарим г-на Майкла Чавеса за получение изображений на микро-компьютерной томографии на рис. 1H, г-на Эрика Холма за изображения, полученные с помощью сканирующей электронной микроскопии на рис. 1I, J, и доктора Энтони Нили за клинические фотографии на рис. 1F, G и его понимание потенциальных возможностей. причины MICRR на основе его клинического опыта. Мы благодарим доктора Энтони Рэнди, доктора Стивена Руссо и доктора Томаса Шнайдера, а также их пациентов за готовность участвовать в текущих исследованиях, направленных на расширение наших знаний об этиологии и факторах риска MICRR.

Список литературы

2. N.I.o.D.a.C.R (NIDCR). Краткий устный экзамен. Бетесда, Мэриленд: NIDCR (2018).

4. Andreasen JO. Вывих постоянных зубов из-за травмы. Контрольное клиническое и рентгенологическое исследование 189 поврежденных зубов. Scand J Dent Res. (1970) 78: 273–86. DOI: 10.1111 / j.1600-0722.1970.tb02074.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Фусс З., Цесис И., Лин С. Резорбция корня — диагностика, классификация и выбор лечения на основе факторов стимуляции. Dent Traumatol. (2003) 19: 175–82. DOI: 10.1034 / j.1600-9657.2003.00192.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Ne RF, Witherspoon DE, Gutmann JL. Резорбция зубов. Quintessence Int. (1999) 30: 9–25.

Google Scholar

8. Wong KL, Tai JJ, Wong WC, Han H, Sem X, Yeap WH, et al. Профили экспрессии генов выявляют определяющие особенности классических, промежуточных и неклассических субпопуляций человеческих моноцитов. Кровь. (2011) 118: e16–31. DOI: 10.1182 / кровь-2010-12-326355

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Макараег К., Ли С.М., Калра Л., Веласко М., Хаджишенгаллис Э. Множественная резорбция наружных корней у педиатрического пациента с семейным расширяющимся остеолизом. Педиатр Дент. (2020) 42: 62–5.

PubMed Аннотация | Google Scholar

10. Neely AL, Thumbigere-Math V, Somerman MJ, Foster BL. Семейная картина множественной идиопатической резорбции корней шейки матки с последующим наблюдением в течение 30 лет. J Periodontol. (2016) 87: 426–33. DOI: 10.1902 / jop.2015.150536

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Foster BL, Soenjaya Y, Nociti FH Jr, Holm E, Zerfas PM, Wimer HF, et al. Дефицит бесклеточного цемента и прикрепления пародонта у мышей с нулевым уровнем bsp. J Dent Res. (2013) 92: 166–72. DOI: 10.1177 / 0022034512469026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Диб Дж., Азарнуш К., Ласкин Д.М., Диб Г.Р.Прекращение приема деносумаба как потенциальной причины генерализованной внешней резорбции корня шейки матки: описание случая. J Endodont. (2019) 45: 640–4. DOI: 10.1016 / j.joen.2019.02.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Ю. В. С., Мессер Х. Х., Тан КБ. Множественная идиопатическая резорбция шейки матки: описание случая и обсуждение вариантов лечения. Int Endodont J. (2011) 44: 77–85. DOI: 10.1111 / j.1365-2591.2010.01820.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16.Лян Х., Беркес Э.Дж., Фредериксен Н.Л. Множественная идиопатическая резорбция корня шейки матки: систематический обзор и отчет о четырех случаях. Dento Maxillo Facial Radiol. (2003) 32: 150–5. DOI: 10.1259 / dmfr / 12925020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Нили А.Л., Гордон СК. Семейная картина множественной идиопатической резорбции корней шейки матки у отца и сына: наблюдение через 22 года. J Periodontol. (2007) 78: 367–71. DOI: 10.1902 / jop.2007.060155

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Гуделл КБ, Майнс П., Керстен Д.Д. Влияние конусно-лучевой компьютерной томографии на планирование лечения при наружной резорбции шейки матки и новая система классификации на основе осевых срезов. J Endod. (2018) 44: 239–44. DOI: 10.1016 / j.joen.2017.10.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Thumbigere-Math V, Foster BL, Bachu M, Yoshii H, Brooks SR, Coulter A, et al.Инактивирующая мутация в IRF8 стимулирует программы транскрипции остеокластов и увеличивает восприимчивость к резорбции корня зуба. J Bone Miner Res. (2019) 34: 1155–68. DOI: 10.1002 / jbmr.3690

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Мюллер Э., Рони Х.Р. Лабораторные исследования необычного случая резорбции. J Am Dent Assoc. (1930) 17: 326–34. DOI: 10.14219 / jada.archive.1930.0051

CrossRef Полный текст | Google Scholar

21.Бекс Х., Кауден Р.С. Резорбции корней и их связь с патологическим образованием кости: Часть II. Классификация, степени, прогноз и частота. Am J Orthodont Oral Surg. (1942) 28: 513–26. DOI: 10.1016 / S0096-6347 (42) -2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Гулчин Дж., Ницан Д., Азаз Б. Резорбция корня — обзор и обсуждение. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. (1982) 54: 586–90. DOI: 10.1016 / 0030-4220 (82)

-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

23.Нагарадж Э., Каур Р.П., Рагхурам П.Х., Кумар П.С. Множественная внутренняя резорбция постоянных зубов, связанная с гиперпаратиреозом. Indian J Dent Res. (2013) 24: 128–31. DOI: 10.4103 / 0970-9290.114917

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Arroyo-Bote S, Bucchi C, Manzanares MC. Наружная резорбция шейки матки: новое оральное проявление системного склероза. J Endodont. (2017) 43: 1740–3. DOI: 10.1016 / j.joen.2017.03.040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25.Бендер ИБ, Бендер АЛ. Стоматологические наблюдения при болезни Гоше: обзор литературы и два клинических случая с последующими наблюдениями через 13 и 60 лет. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. (1996) 82: 650–9. DOI: 10.1016 / S1079-2104 (96) 80440-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Эдвардс П.К., МакВани Т. Наружная резорбция корня шейки матки с вовлечением нескольких верхнечелюстных зубов у пациента с наследственной геморрагической телеангиэктазией. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. (2005) 100: 585–91. DOI: 10.1016 / j.tripleo.2005.02.069

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Smith NH. Моностозная болезнь Педжета нижней челюсти, проявляющаяся прогрессирующей резорбцией зубов. Oral Surg Oral Med Oral Pathol. (1978) 46: 246–53. DOI: 10.1016 / 0030-4220 (78)

-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Монтейро М., Роут Дж. Множественная резорбция корней как признак костной болезни Педжета. Oral Surg. (2008) 1: 53–5. DOI: 10.1111 / j.1752-248X.2007.00011.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Юсоф В.З., Газали Миннесота. Множественная резорбция наружного корня. J Am Dent Assoc. (1989) 118: 453–5. DOI: 10.14219 / jada.archive.1989.0182

CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Olsen CB, Tangchaitrong K, Chippendale I, Graham HK, Dahl HM, Stockigt JR. Резорбция корня зуба, связанная с семейной дисплазией костей у матери и дочери. Педиатр Дент. (1999) 21: 363–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

33. Митчелл, Калифорния, Кеннеди Дж. Дж., Уоллес Р. Дж. Стоматологические аномалии, связанные с семейным расширяющимся остеолизом: клиническое и рентгенологическое исследование. Oral Surg Oral Med Oral Pathol. (1990) 70: 301–7. DOI: 10.1016 / 0030-4220 (90)

-I

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Tangney NJ. Гипофосфатазия: отчет о болезни и обзор литературы. Irish Med J. (1979) 72: 530–1.

Google Scholar

35. Олссон А., Матссон Л., Бломквист Х. К., Ларссон А., Сьодин Б. Гипофосфатазия, поражающая постоянный прикус. J Oral Pathol Med. (1996) 25: 343–7. DOI: 10.1111 / j.1600-0714.1996.tb00274.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Фостер Б.Л., Ао М., Уиллоуби С., Соенджая Ю., Холм Е., Лукашова Л. и др. Дефекты минерализации цемента и черепно-лицевой кости из-за потери костного сиалопротеина. Кость. (2015) 78: 150–64. DOI: 10.1016 / j.bone.2015.05.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Ивамацу-Кобаяси Й., Сато-Куривада С., Ямамото Т., Хирата М., Тойода Дж., Эндо Х. и др. Случай множественной идиопатической резорбции наружного корня: последующее исследование через 6 лет. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endodont. (2005) 100: 772–9. DOI: 10.1016 / j.tripleo.2004.11.047

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38.Наджиб С., Сиддики Ф., Хуршид З., Зохаиб С., Зафар М.С., Ансари С.А. Влияние бисфосфонатов на резорбцию корня после реплантации зубов — систематический обзор. Dent Traumatol. (2017) 33: 77–83. DOI: 10.1111 / edt.12316

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Ллавайол М., Понс М., Баллестер М.Л., Берастеги Э. Множественная резорбция корней шейки матки у молодой взрослой женщины, ранее получавшей химиотерапию: описание случая. J Endodont. (2019) 45: 349–53.DOI: 10.1016 / j.joen.2018.12.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. von Arx T, Schawalder P, Ackermann M, Bosshardt DD. Инвазивные резорбции шейки матки у людей и кошек: недостающее звено? — Представлены четыре случая. J Endodont. (2009) 35: 904–13. DOI: 10.1016 / j.joen.2009.03.044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. ДеЛорье А., Бойд А., Джексон Б., Хортон М.А., Price JS. Выявление ранних остеокластических резорбтивных поражений в зубах кошек: модель для понимания происхождения множественной идиопатической резорбции корней. J Periodont Res. (2009) 44: 248–57. DOI: 10.1111 / j.1600-0765.2008.01123.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Bergmans L, Van Cleynenbreugel J, Verbeken E, Wevers M, Van Meerbeek B., Lambrechts P. Резорбция внешнего корня шейки матки в жизнеспособных зубах. J Clin Periodontol. (2002) 29: 580–5. DOI: 10.1034 / j.1600-051X.2002.2

.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Dahl JE, Pallesen U.Отбеливание зубов — критический обзор биологических аспектов. Crit Rev Oral Biol Med. (2003) 14: 292–304. DOI: 10.1177 / 154411130301400406

CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Heithersay GS. Инвазивная резорбция шейки матки: анализ потенциальных предрасполагающих факторов. Quintessence Int. (1999) 30: 83–95.

PubMed Аннотация | Google Scholar

48. Хизерсей GS. Клинические, радиологические и гистопатологические особенности инвазивной резорбции шейки матки. Quintessence Int. (1999) 30: 27–37.

PubMed Аннотация | Google Scholar

49. Мавриду А.М., Бергманс Л., Барендрегт Д., Ламбрехтс П. описательный анализ факторов, связанных с внешней резорбцией шейки матки. J Endodont. (2017) 43: 1602–10. DOI: 10.1016 / j.joen.2017.05.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Kandalgaonkar SD, Gharat LA, Tupsakhare SD, Gabhane MH. Инвазивная резорбция шейки матки: обзор. J Int Oral Health. (2013) 5: 124–30. DOI: 10.1155 / 2013/812323

CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Trope M. Вывих-травмы и резорбция наружного корня — этиология, лечение и прогноз. J Calif Dent Assoc. (2000) 28: 860–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

52. Патель С., Мавриду А.М., Ламбрехтс П., Сабери Н. Наружная резорбция шейки матки — часть 1: гистопатология, распространение и представление. Int Endodont J. (2018) 51: 1205–23. DOI: 10.1111 / iej.12942

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Чен С.С., Гринли Дж. Э., Ким Дж. Э., Смит К. Л., Хуанг Дж. Дж. Систематический обзор самолигирующих брекетов. Am J Orthodont Dentofacial Orthop. (2010) 137: 726.e1–6.e18. обсуждение 726–7. DOI: 10.1016 / j.ajodo.2009.11.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Gunst V, Huybrechts B, De Almeida Neves A, Bergmans L, Van Meerbeek B, Lambrechts P.Игра на духовых инструментах как потенциальный этиологический кофактор при наружной резорбции шейки матки: два клинических случая. Int Endodont J. (2011) 44: 268–82. DOI: 10.1111 / j.1365-2591.2010.01822.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Мавриду А.М., Хаубен Э., Веверс М., Шеперс Э., Бергманс Л., Ламбрехтс П. Понимание внешней резорбции шейки матки в жизнеспособных зубах. J Endodont. (2016) 42: 1737–51. DOI: 10.1016 / j.joen.2016.06.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57.Готтлиб Б. Диффузная атрофия альвеоаркнохенов. Weitere beitra ge zur kenntnis des alveolarschwundes und dessen wiedergutmachung durch zementwachstum. Z Stomatol. (1923) 21: 195–201.

59. Fine DH, Cohen DW, Bimstein E, Bruckmann C. Девяностолетняя история пародонтоза: наследие профессора Бернхарда Готлиба. J Periodontol. (2015) 86: 1–6. DOI: 10.1902 / jop.2014.140202

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60.Страница RC, Бааб Д.А. Новый взгляд на этиологию и патогенез пародонтита с ранним началом. Повторный визит к цементопатии. J Periodontol. (1985) 56: 748–51. DOI: 10.1902 / jop.1985.56.12.748

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Polimeni G, Xiropaidis AV, Wikesjo UM. Биология и принципы заживления / регенерации ран пародонта. Periodontol 2000. (2006) 41: 30–47. DOI: 10.1111 / j.1600-0757.2006.00157.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62.Арнетт Т.Р., Гиббонс Д.К., Уттинг Дж.К., Оррисс И.Р., Хобертц А., Розендал М. и др. Гипоксия — главный стимулятор образования остеокластов и резорбции кости. J. Cell Physiol. (2003) 196: 2–8. DOI: 10.1002 / jcp.10321

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Hughes AE, Ralston SH, Marken J, Bell C, MacPherson H, Wallace RG и др. Мутации в TNFRSF11A, влияющие на сигнальный пептид RANK, вызывают семейный экспансильный остеолиз. Nat Genet. (2000) 24: 45–8. DOI: 10.1038 / 71667

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Паленсуэла Л., Вивес-Бауза С., Фернандес-Каденас I, Месегер А., Шрифт N, Саррет Е. и др. Семейный расширительный остеолиз у крупных испанских родственников в результате инсерционной мутации в гене TNFRSF11A. J Med Genet. (2002) 39: E67. DOI: 10.1136 / jmg.39.10.e67

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Диксон Г. Р., Широдрия П. В., Канис Дж. А., Бенетон М. Н., Карр К. Э., Моллан Р. А..Семейный расширительный остеолиз: морфологическое, гистоморфометрическое и серологическое исследование. Кость. (1991) 12: 331–8. DOI: 10.1016 / 8756-3282 (91) -F

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Мадель М.Б., Ибанез Л., Чуччи Т., Халпер Дж., Руло М., Бутин А. и др. Рассмотрение фенотипической и функциональной гетерогенности воспалительных остеокластов мыши по экспрессии Cx3cr1. Elife. (2020) 9: e54493. DOI: 10.7554 / eLife.54493

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67.Пинская Э., Ярзынка В. Спонтанная резорбция корней всех постоянных зубов как семейное заболевание. Czas Stomatol. (1966) 19: 161–5.

PubMed Аннотация | Google Scholar

68. Лю И, Ду Х, Ван И, Лю М., Дэн С., Фан Л. и др. Остеопротегерин-нокаутные мыши развили резорбцию корня в раннем начале. J Endodont. (2016) 42: 1516–22. DOI: 10.1016 / j.joen.2016.07.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72.Браун RS, Бивер В.Т., Боттомли В.К. О механизме лекарственной гиперплазии десен. J Oral Pathol Med. (1991) 20: 201–9. DOI: 10.1111 / j.1600-0714.1991.tb00419.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Сеймур Р.А., Томасон Дж. М., Эллис Дж. С.. Патогенез медикаментозного разрастания десен. J Clin Periodontol. (1996) 23: 165–75. DOI: 10.1111 / j.1600-051X.1996.tb02072.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

74.Кассолато С.Ф., Тернбулл Р.С. Ксеростомия: клинические аспекты и лечение. Геродонтология. (2003) 20: 64–77. DOI: 10.1111 / j.1741-2358.2003.00064.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Guggenheimer J, Moore PA. Ксеростомия: этиология, распознавание и лечение. J Am Dent Assoc. (2003) 134: 61–9. DOI: 10.14219 / jada.archive.2003.0018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Bone HG, Bolognese MA, Yuen CK, Kendler DL, Miller PD, Yang YC, et al.Влияние лечения деносумабом и его прекращения на минеральную плотность костной ткани и маркеры метаболизма у женщин в постменопаузе с низкой костной массой. J Clin Endocrinol Metab. (2011) 96: 972–80. DOI: 10.1210 / jc.2010-1502

CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Истелл Р., Кристиансен К., Грауэр А., Кутилек С., Либанати С., МакКлунг М. Р. и др. Влияние деносумаба на маркеры метаболизма костной ткани при постменопаузальном остеопорозе. J Bone Miner Res. (2011) 26: 530–7.DOI: 10.1002 / jbmr.251

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Ван Дж. Т., Шили Д. М., Сомерман М. Дж., Ли Дж. С.. Снижение остеонекроза челюсти (ONJ) ​​за счет профилактического ухода за зубами и понимания факторов риска. Bone Res. (2020) 8:14. DOI: 10.1038 / s41413-020-0088-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Зимпердикас В.Ф., Явропулу М.П., ​​Какламанос Э.Г., Пападопулос М.А. Бисфосфонаты как дополнение к лечению зубов: сетевой метаанализ. J Dent Res. (2020). DOI: 10.1177 / 0022034520972945. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Thumbigere-Math V, Michalowicz BS, Hodges JS, Tsai ML, Swenson KK, Rockwell L, et al. Заболевания пародонта как фактор риска бисфосфонатного остеонекроза челюсти. J Periodontol. (2014) 85: 226–33. DOI: 10.1902 / jop.2013.130017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81.Thumbigere-Math V, Tu L, Huckabay S, Dudek AZ, Lunos S, Basi DL, et al. Ретроспективное исследование по оценке частоты и факторов риска остеонекроза челюсти у 576 онкологических больных, получающих бисфосфонаты внутривенно. Am J Clin Oncol. (2012) 35: 386–92. DOI: 10.1097 / COC.0b013e3182155fcb

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Ingham KE, Gorrel C, Blackburn J, Farnsworth W. Распространенность одонтокластических резорбтивных поражений в популяции клинически здоровых кошек. J Small Anim Pract. (2001) 42: 439–43. DOI: 10.1111 / j.1748-5827.2001.tb02497.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Lommer MJ, Verstraete FJ. Распространенность одонтокластических резорбционных поражений и периапикальной рентгенологической прозрачности у кошек: 265 случаев (1995–1998). J Am Vet Med Assoc. (2000) 217: 1866–9. DOI: 10.2460 / javma.2000.217.1866

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

84. Лунд Е.М., Бохачек Л.К., Дальке Ю.Л., Кинг В.Л., Крамек Б.А., Логан Е.И.Распространенность и факторы риска одонтокластических резорбтивных поражений у кошек. J Am Vet Med Assoc. (1998) 212: 392–5.

PubMed Аннотация | Google Scholar

86. Shigeyama Y, Grove TK, Strayhorn C, Somerman MJ. Экспрессия молекул адгезии во время резорбции зубов в зубах кошек: модельная система для агрессивной остеокластической активности. J Dent Res. (1996) 75: 1650–7. DOI: 10.1177 / 002203459607500

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88.Рейд И.Р., Гэмбл Г.Д., Мезенбринк П., Лакатос П., Черный DM. Характеристика и факторы риска острой фазы ответа на терапию золедроновой кислотой. J Clin Endocrinol Metab. (2010) 95: 4380–7. DOI: 10.1210 / jc.2010-0597

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Использование жидкостей и фармакологических средств (лекарственных препаратов) для предотвращения образования спаек (рубцовой ткани) после операции на женском тазу

Мы включили 32 испытания (3492 женщины) и исключили 11.

Нам не удалось включить данные девяти исследований в статистический анализ, но результаты этих исследований в целом соответствовали результатам метаанализов.

Агенты гидрофлотации в сравнении с агентами гидрофлотации (10 РКИ)

Мы не уверены, влияют ли агенты гидрофлотации на тазовую боль (отношение шансов (OR) 1,05, 95% доверительный интервал (ДИ) 0,52–2,09; одно исследование, 226 женщин; доказательства очень низкого качества).

Неясно, влияли ли агенты гидрофлотации на уровень живорождений (OR 0,67, 95% ДИ от 0,29 до 1,58; два исследования, 208 женщин; доказательства низкого качества) по сравнению с отсутствием лечения.

Агенты гидрофлотации снижали частоту спаек при SLL по сравнению с отсутствием лечения (OR 0,34, 95% CI 0,22–0,55, четыре исследования, 566 женщин; доказательства высокого качества). Данные свидетельствуют о том, что у женщин с 84% вероятностью возникновения спаек при SLL без лечения использование гидрофлотационных агентов приведет к образованию спаек от 54% до 75%.

Гидрофлотационные агенты, вероятно, мало или совсем не повлияли на средний балл адгезии при SLL (стандартизованная разница средних (SMD) -0,06, 95% ДИ -0,20–0,09; четыре исследования, 722 женщины; доказательства среднего качества).

Неясно, влияли ли агенты гидрофлотации на частоту клинической беременности (OR 0,64, 95% ДИ от 0,36 до 1,14; три исследования, 310 женщин; доказательства среднего качества) по сравнению с отсутствием лечения. Это говорит о том, что у женщин с 26% вероятностью клинической беременности без лечения использование гидрофлотационных агентов приведет к клинической беременности от 11% до 28%.

Ни в одном исследовании не сообщалось о каких-либо побочных эффектах, связанных с вмешательством.

Гелевые агенты по сравнению с отсутствием лечения (12 РКИ)

Ни в одном исследовании с этим сравнением не сообщалось о тазовой боли или частоте живорождений. (SMD -0,24, 95% ДИ -0,55 до 0,08)

Гелевые агенты снижали частоту спаек при SLL по сравнению с отсутствием лечения (OR 0,26, 95% ДИ от 0,12 до 0,57; пять исследований, 147 женщин; доказательства высокого качества) . Это говорит о том, что у женщин с 84% вероятностью возникновения спаек при SLL без лечения использование гелевых агентов приведет к появлению спаек от 39% до 75%.

Неясно, повлияли ли гелевые агенты на средние показатели адгезии при SLL (SMD -0,24, 95% ДИ от -0,55 до 0,08; четыре исследования, 159 женщин; доказательства среднего качества) или на частоту клинической беременности (OR 0,20, 95% ДИ 0,02–2,02; одно исследование с участием 30 женщин; доказательства низкого качества).

Ни в одном из исследований в этом сравнении не сообщалось о побочных эффектах, связанных с вмешательством.

Гелевые агенты по сравнению с гидрофлотационными агентами при использовании в качестве инстилляторов (3 РКИ)

Ни в одном из сравнительных исследований не сообщалось о боли в области таза, частоте живорождений или частоте клинической беременности.

Гелевые агенты, вероятно, снижают частоту спаек при SLL по сравнению с гидрофлотационными агентами (OR 0,50, 95% ДИ от 0,31 до 0,83; три исследования, 538 женщин; доказательства среднего качества). Это говорит о том, что у женщин с 46% вероятностью возникновения спаек при SLL с гидрофлотационным агентом использование гелевых агентов приведет к возникновению спаек от 21% до 41%.

Мы не уверены, улучшили ли гелевые агенты средние показатели адгезии при SLL по сравнению с гидрофлотационными агентами (MD -0.79, 95% ДИ от -0,82 до -0,76; одно исследование с участием 77 женщин; доказательства очень низкого качества).

Ни в одном из исследований в этом сравнении не сообщалось о побочных эффектах, связанных с вмешательством.

Стероиды (любой путь) по сравнению с отсутствием стероидов (4 РКИ)

Ни в одном исследовании этого сравнения не сообщалось о боли в области таза, частоте спаек при SLL или среднем показателе спаек при SLL.

Неясно, влияют ли стероиды на уровень живорождений по сравнению с отсутствием стероидов (OR 0.65, 95% ДИ от 0,26 до 1,62; два исследования, 223 женщины; доказательства низкого качества) или частоту клинической беременности (ОШ 1,01, 95% ДИ от 0,66 до 1,55; три исследования, 410 женщин; доказательства низкого качества).

Ни в одном из исследований в этом сравнении не сообщалось о побочных эффектах, связанных с вмешательством.

Роль спаек брюшной полости у лошадей и современные стратегии профилактики

Внутрибрюшные спайки представляют собой серьезную клиническую и хирургическую проблему, которая может привести к таким осложнениям, как боль, непроходимость или субокклюзия кишечника.Эти спайки вызывают разочарование и могут привести к летальному исходу, представляя собой серьезное послеоперационное осложнение в абдоминальной хирургии. Подсчитано, что у 32% лошадей, перенесших лапаротомию, будут проявляться клинические симптомы из-за спаек, но истинная распространенность неизвестна, поскольку большая часть животных с послеоперационными рецидивирующими коликами проходит медикаментозное лечение или подвергается эвтаназии без вскрытия трупа. Спайки — это высококлеточные, васкуляризованные, динамические структуры, на которые влияют сложные сигнальные механизмы.Понимание их патогенеза может помочь в применении более эффективных терапевтических стратегий и разработке более эффективных антиадгезионных продуктов. В настоящее время не существует окончательных стратегий, предотвращающих образование спаек, и трудно интерпретировать результаты существующих исследований из-за нестандартности индукционной модели и оценки их серьезности. Наилучшие клинические результаты были получены при использовании минимально травматичных хирургических методов, противовоспалительных средств, противомикробных препаратов, антикоагулянтов и механического разделения серозных поверхностей с помощью вязких внутрибрюшинных растворов или физических барьеров.Эта статья направлена ​​на обзор патогенеза образования спаек, руководство пониманием основных продуктов и лекарств, используемых для ингибирования образования спаек, и изучение их эффективности у лошадей.

1. Введение

Внутрибрюшные спайки у людей и животных представляют собой значительную клиническую и хирургическую проблему, которая может привести к таким осложнениям, как боль, бесплодие, окклюзия или субокклюзия кишечника [1–4]. Эти спайки также имеют большие экономические последствия из-за хирургических и больничных расходов [2, 5].Образование спаек — наиболее частая причина послеоперационных колик и вторая по частоте причина повторных циотомий [6–8]. Поэтому они вызывают разочарование у ветеринаров и хирургов, что стимулировало исследования продуктов и методов, предотвращающих их образование [9].

Хотя триггерные механизмы образования спаек остаются неясными, возможные причины — ишемия, хирургическая травма, воспаление, кровоизлияние, термическое или химическое повреждение, генетическая предрасположенность и реакции на инородные тела [1, 5].

2. Обзор
2.1. Механизм образования адгезии

Мембрана брюшины эмбриологически происходит из мезотелиальных клеток. Он закреплен в базальной мембране субмезотелиального слоя, внеклеточном матриксе (ВКМ). ECM состоит из коллагена, гликопротеинов, гликозаминогликанов и протеогликанов. Мезотелиальные клетки чувствительны к минимальной травме и обладают способностью секретировать интерлейкины (IL) -1 и IL-6, фактор некроза опухоли (TNF) — α и трансформирующий фактор роста (TGF) — β .Эти клетки также участвуют в фибринолитическом процессе за счет секреции тканевого активатора плазминогена (tPA) и ингибиторов тканевого активатора плазминогена (PAI) [1].

После повреждения ткани сосудистый ответ представляет собой кратковременное сужение сосудов с последующим высвобождением гистамина и простагландина E2 (PGE2), что приводит к локальному расширению сосудов и притоку клеток, вызывая воспалительную среду и привлекая прокоагулянтные факторы через местную сосудистую сеть и перитонеальную жидкость. Тромбоциты в этом воспалительном экссудате прилипают к раневому ложу и страдают дегрануляцией своих альфа-телец, которые высвобождают тромбоцитарный фактор роста (PDGF) и TGF- β , а также плотные тельца, которые выделяют адреналин и серотонин.Эти события способствуют высвобождению простагландинов и лейкотриенов [3, 10].

Местное высвобождение цитокинов стимулирует миграцию клеток в ложе раны, в то время как агрегация тромбоцитов способствует активации каскада коагуляции и начальному образованию фибринового сгустка, инициируя процесс свертывания. Отложение фибрина действует как временная матрица сигнальных молекул и воспалительных клеток, а также как временный мост между тканями [10].

Коагуляция и воспаление тесно связаны.Система коагуляции разделена на два пути, которые сходятся в общий путь. Этот процесс приводит к активации тромбина и образованию фибрина. Внутренний путь состоит из нескольких белков, активируемых фактором Хагемана (XII) в присутствии повреждения базальной мембраны и воздействия коллагена, что приводит к стимуляции свертывания крови за счет активации нескольких белков, среди которых протромбин (фактор II) и предшественник тромбина. (фактор IIa). Тромбин является основным звеном между воспалением и коагуляцией, поскольку этот фермент отвечает за расщепление растворимого циркулирующего фибриногена в нерастворимых фибриновых сгустках [11].

Фактор XII стимулирует образование тромбов одновременно с активацией фибринолитической системы. Расщепляя фибрин, фибринолитическая система является основным модулятором образования адгезии. Тканевый активатор плазминогена (секретируемый мезотелиальными клетками, лейкоцитами и тканями) расщепляет плазминоген с образованием плазмина, протеазы, которая участвует в лизисе фибрина, превращая фибрин в продукты деградации фибрина (FDP). Фибринолиз регулируется ингибиторами 1-го и 2-го типов тканевого активатора плазминогена (PAI-1 и PAI-2, соответственно.), которые стимулируются при травме, инфекции или эндотоксине [11–14].

Плазмин также участвует в каскадной активации системы комплемента, стимулируя кинины, которые увеличивают проницаемость сосудов, обеспечивая приток большего количества воспалительных клеток в брюшную полость после хирургической травмы [11]. В первые 12-24 часов рекрутируемые клетки представляют собой полиморфно-ядерные (PMN) клетки, преимущественно нейтрофилы. По мере развития воспалительного процесса, через 24 часа в экссудате преобладают макрофаги, клетки, которые действуют при удалении раны и фагоцитозе патогенов и направляют процесс заживления путем высвобождения циклооксигеназы, липоксигеназы, активаторов плазминогена, ингибиторов, коллагеназы, IL-1. , IL-6, TNF, лейкотриены и простагландины, а также действуют в мезотелиальных клетках, эндотелиальных клетках и фибробластах.Примерно на третий день мезотелиальные клетки и фибробласты начинают покрывать эту область, а макрофаги проникают в ткань. Область поражения регрессирует, а мезотелиальный слой восстанавливается и покрывает поражение между седьмым и десятым днями. [3, 10, 15, 16].

Отложение ЕСМ происходит одновременно с миграцией и пролиферацией клеток и опосредуется фибробластами и, возможно, управляется макрофагами. Образование ECM при нормальном заживлении или образовании спаек является результатом взаимодействия между факторами роста (TGF- β , EGF, IGF, FGF и VEGF) и биоактивными молекулами.TGF- β продуцируется локально и тесно связан с хемотаксисом нейтрофилов, Т-клеток, моноцитов и фибробластов, а также с продуцированием различных компонентов белка ЕСМ, таких как фибронектин, гликозаминогликаны и коллаген [10].

В случаях, когда заживление брюшины происходит ненормально, мезотелиальные клетки, фибробласты и перитонеальные макрофаги сигнализируют о чрезмерном отложении ECM. Фибробласты и миофибробласты секретируют большое количество компонентов ВКМ, таких как фибронектин, гиалуроновая кислота, гликозаминогликаны и протеогликаны, образуя фиброзный мостик между тканями.Васкуляризация, отложение коллагена и медленное всасывание воды укрепляют сформированный мост, обеспечивая необходимое натяжение, что приводит к надлежащему сцеплению между тканями [5, 10].

Фибринолиз зависит от вида [17]. На лошадях в нескольких исследованиях оценивалась фибринолитическая активность перитонеальной жидкости. По сравнению с людьми, у лошадей после абдоминальных операций повышен уровень белков, ингибирующих коагуляцию (антитромбин и протеин C), и фибринолитических компонентов (плазминоген, фибриноген и FDP) [14, 18].

Если местный фибринолиз адекватен, фибринозные спайки лизируются; но если этого недостаточно, спайки фибрина сохраняются и инфильтрируются фибробластами и капиллярами, что приводит к фиброзным спайкам [14].

2.2. Эпидемиология адгезии

Спайки часто встречаются у людей, ранее подвергшихся лапаротомии; исследования сообщили о частоте 67% [19], 74% [20] и 93% [21]. У лошадей частота послеоперационных спаек с клиническими проявлениями составляет от 9 до 32% [4, 6, 14, 22–24].Однако невозможно определить истинную распространенность послеоперационных спаек и их точную роль в заболеваемости и послеоперационной смертности, поскольку большинство животных с послеоперационными рецидивирующими коликами проходят медикаментозное лечение или усыпляют без вскрытия [4].

В ретроспективном исследовании Gorvy et al. [4] сообщили о 1014 случаях колик за шесть лет. Из них 99 потребовалось повторной лапаротомии, 32,3% (32/99) из которых выявили спаечные процессы, а 84,4% из них были ответственны за клинические симптомы.

У лошадей спайки чаще всего наблюдаются после операций, при которых первоначальное повреждение затрагивает тонкий кишечник (56%) по сравнению с толстым кишечником (44%). Среди спаек тонкого кишечника 94% вызывают клинические симптомы, по сравнению с 71% в толстом кишечнике. Даже у лошадей, перенесших лапаротомию из-за заболевания толстой кишки, спайки чаще образуются в тонкой кишке (36%) или средней линии (29%) по сравнению с толстой кишкой [4]. Эти данные позволяют нам сделать вывод, что расположение спаек может быть связано не только с первоначальным местом повреждения, но также может быть вторичным по отношению к хирургическому воспалению и травме дистальнее первичного поражения.

2.3. Профилактические стратегии

Хотя вопрос соблюдения режима лечения не нов, в настоящее время не существует окончательной стратегии предотвращения его формирования [5, 10]. Оценка и сравнение эффективности лечения все еще затруднено, поскольку нет стандартизации протоколов индукции и классификации [10, 25]. В сочетании с соответствующей хирургической техникой агентами, наиболее часто используемыми в качестве адъювантов для ингибирования адгезии, являются противовоспалительные агенты, барьеры из рассасывающегося материала, гели или растворы, фибринолитические агенты, антикоагулянты и антиоксиданты [5, 9, 26, 27].

Выбранный продукт или материал сначала должны быть биосовместимыми и не должны мешать нормальному процессу заживления. Среди всех критериев наиболее важным является эффективность продукта [5, 28]. У лошадей эффективными профилактическими стратегиями являются вязкие растворы высокомолекулярных полимеров, такие как растворы 1% карбоксиметилцеллюлозы (КМЦ), гиалуроната и биорассасывающихся мембран КМЦ, гепарин, перитонеальный лаваж и оментэктомия [29].

Хирург может применить несколько хирургических стратегий, чтобы уменьшить влияние образования спаек.Эти стратегии логичны и не требуют дополнительных затрат, включая строгую антисептику, использование синтетических перчаток без пудры, минимальную хирургическую травму, постоянное орошение кишечника, минимальное использование электрохирургии, строгий гемостаз, использование небольших биосовместимых швов и минимальное рассечение тканей. [9, 12, 25, 30, 31]. Хотя хирурги широко распространяют и применяют эти методы, спаечный процесс сохраняется [5].

Лапароскопия значительно уменьшает висцеральные манипуляции, уменьшая образование / реформирование спаек у животных и людей.Однако у лошадей не все хирургические вмешательства могут быть выполнены таким образом [5, 25, 31].

Эффективность закрытия брюшины для образования спаек является предметом больших разногласий, и, хотя несколько исследований показывают, что закрытие брюшины увеличивает частоту послеоперационных спаек [31–33], систематический метаанализ показал, что не ушивание брюшины закрытым швом не рекомендуется. связано с повышенным образованием адгезии [34].

Влияние оментэктомии на образование спаек было исследовано на лошадях [35, 36].Удаление сальника снижает образование спаек и облегчает послеоперационный перитонеальный лаваж [37, 38]. Однако вопрос об удалении сальника является спорным, поскольку спайки, вовлекающие эту структуру, наблюдаются редко [39].

Твердые барьеры составляют самую большую категорию продуктов, разрешенных к применению против образования спаек. Эти продукты продемонстрировали эффективность в снижении частоты и тяжести образования спаек у людей [5, 10, 30]. Они действуют, образуя физический барьер между тканями.В этой категории много различных материалов, но два основных продукта — это Seprafilm [40] (Genzyme Corporation) и Interceed [5, 41]. Оба продукта используются у людей, перенесших абдоминальные или тазовые операции, в качестве адъювантов для уменьшения образования спаек между брюшной стенкой, сегментами кишечника, маткой и окружающими структурами [40, 41]. Seprafilm состоит из CMC и гиалуроновой кислоты, а Interceed — из окисленной целлюлозы. Оба продукта являются биоразлагаемыми и предназначены для одноразового применения [10].Сепрафилм более широко изучен для предотвращения адгезии у человека. Нет единого мнения об эффективности этих продуктов, хотя исследования на крысах, мышах, кроликах и людях показывают, что они снижают частоту, тяжесть и площадь спаек [5, 42, 43].

У лошадей среди используемых твердых барьеров наиболее распространены гиалуронатные биорассасывающиеся мембраны [9, 44]. Эгглстон и Мюллер [39] сообщают, что использование этой мембраны снижает заболеваемость и смертность у лошадей, перенесших резекцию ишемических сегментов.

Хотя существует несколько продуктов, которые соответствуют классификации жидкостного барьера, некоторые из них рекомендуются для использования, потому что, хотя они биосовместимы, они могут вызывать тканевые реакции [5]. Из-за своего жидкого состава такие продукты не хранятся достаточно долго, чтобы предотвратить контакт между поверхностями. Брюшина способна впитывать большое количество жидкости за один или два дня, и поскольку образование спаек происходит в основном между седьмым и десятым днями, жидкость, нанесенная во время операции, будет абсорбирована до того, как жидкостный барьер предотвратит образование спаек, что делает их использование непрактичным. [5, 10, 30].

Вязкие растворы CMC обладают смазывающими свойствами, уменьшают травматизм при манипуляциях и действуют как барьеры для серозных поверхностей. CMC демонстрируют переменную эффективность на крысах, кроликах [5, 45] и лошадях [46]. Несмотря на низкий уровень успеха у людей, внутрибрюшинное использование 1% КМЦ во время хирургических операций на лошадях, по-видимому, не влияет на анастомоз или заживление хирургического разреза [47–49] и увеличивает выживаемость вдвое [50]. Применение раствора КМЦ рекомендуется в начале операции и при необходимости для сохранения смазки серозных поверхностей, что снижает повреждение тканей в результате хирургической травмы [39].

В отличие от предыдущих теорий, спайки могут образовываться в любой области живота после хирургической травмы, без предрасположенности к анастомозу, энтеротомии или месту разреза целиотомии; таким образом, использование терапевтических панабдоминальных мер может продемонстрировать большую эффективность у лошадей [4].

Несмотря на то, что были оценены несколько лекарственных стратегий, ни один из доступных продуктов не доказал свою эффективность [5]. Чаще всего используются стероидные или нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), фибринолитики, антикоагулянты и антиоксиданты [26, 27].Антибиотики широкого спектра действия, противовоспалительные агенты и диметилсульфоксид (ДМСО) уменьшают воспаление и бактериальную нагрузку, что приводит к уменьшению отложения фибрина и, следовательно, уменьшению образования спаек [7, 9, 39, 49]. Антикоагулянты используются для предотвращения образования фибринового сгустка и, таким образом, подавления образования адгезии [5, 39].

Гепарин представляет собой кислый сульфатированный протеогликановый антикоагулянт с различной молекулярной массой. Гепарин катализирует реакцию ингибирования антитромбина III [51], стимулируя tPA, что приводит к фибринолизу [51, 52].Нет единого мнения относительно эффективности гепарина в ингибировании образования адгезии [9], хотя Parker et al. [53] наблюдали значительное снижение образования адгезии при применении гепарина в дозе 40 МЕ / кг каждые 12 часов в течение 48 часов у лошадей с экспериментальными адгезиями. Young et al. [54] оценивали низкомолекулярный гепарин в дозе 66 МЕ / кг каждые 12 часов в течение пяти дней у лошадей, перенесших лапаротомию, и не наблюдалось положительного влияния на послеоперационные осложнения или выживаемость. У крыс только гепарин [55–57] или в сочетании с другими профилактическими методами лечения [58] предотвращает образование спаек или снижает их тяжесть.У людей [59–61] не было получено никаких благоприятных результатов. Рекомендуемая доза гепарина до сих пор остается спорной. Одна рекомендация — 20–150 МЕ / кг каждые 6–12 часов в течение 2–5 дней [39, 51]. Хотя внутрибрюшинные исследования на лошадях не проводились, применение 30 000 МЕ гепарина, разведенного в физиологическом растворе, обычно используется и неофициально считается эффективным [39]. После продолжительной терапии гепарином могут возникнуть такие осложнения, как анемия, кровотечение и тромбоцитопения.Связанный с этими осложнениями, гепарин демонстрирует устойчивое увеличение концентрации в сыворотке с лечением, поэтому рекомендуется постепенное снижение дозировки со 150 МЕ / кг до 125 МЕ / кг через три дня и до 100 МЕ / кг через семь дней лечения [ 51].

Использование фибринолитических агентов, таких как rtPA, который связывается с фибрином и активирует превращение плазминогена в плазмин, снижает частоту адгезии у лошадей, хотя его применение экономически нецелесообразно [39].

Окислительный стресс играет важную роль в механизме образования адгезии, главным образом за счет подавления фибринолитической активности мезотелиальных клеток.Антиоксиданты при внутрибрюшинном введении снижают окислительный стресс и повышают фибринолитическую активность. N -Ацетилцистеин (NAC) представляет собой антиоксидант, который действует на внутриклеточный синтез глутатиона и, как полагают, ингибирует адгезию посредством активных клеточных механизмов воспаления и ангиогенеза. Ни в одном исследовании не использовался NAC на лошадях, хотя Pata et al. [26] использовали НАК внутримышечно, а Chu et al. [27] использовали внутрибрюшинный НАК у крыс и наблюдали значительное снижение степени спаек.

Длительная послеоперационная кишечная непроходимость увеличивает риск спаек. Таким образом, использование прокинетических агентов может способствовать предотвращению спаек после лапаротомии [23, 39].

Промывание брюшной полости эффективно предотвращает образование спаек за счет удаления крови, фибрина и медиаторов воспаления [8, 9, 62]. Промывание брюшной полости рекомендуется через 12, 18, 36 и 48 часов после операции с использованием десяти литров нагретого лактата Рингера [38, 39].

Людям с постоянными клиническими симптомами адгезии рекомендуется изменение диеты, в том числе более частое и меньшее количество приемов пищи.Точно так же у лошадей диетическое управление состоит из небольшого объема в небольшом объеме с большей частотой [9].

2.4. Возможные новые методы лечения

В настоящее время огромное количество антиадгезионных продуктов продолжают тестироваться и разрабатываться на экспериментальных моделях из-за отсутствия полностью эффективных ингибирующих лекарств или продуктов [39]. Однако некоторые из этих новых методов лечения дают некоторые результаты, испытанные на лошадях.

Гиалуронат натрия (ГК) — это встречающийся в природе биосовместимый гликозаминогликан, состоящий из повторяющихся дисахаридных единиц [63, 64].Раствор гиалуроновой кислоты (0,4%) в качестве смазки для брюшины эффективен в подавлении образования спаек у лошадей [39]. Однако его высокая стоимость была препятствием для использования [39]. При испытании на крысах было показано, что ГК сама по себе обладает ограниченными антиадгезионными свойствами и успешно использовалась для приготовления пленок-носителей для доставки потенциальных антиадгезионных агентов к участкам хирургического вмешательства в моделях абдоминальных спаек на рога матки и слепой кишки у крыс [ 64].

Основываясь на использовании пленки ГК в качестве носителя антиадгезионных продуктов, в нескольких исследованиях этот материал использовался для этой цели.Cashman et al. [63] оценили эффективность in vivo 13 соединений в отношении ингибирования адгезии и охарактеризовали потенциальную токсичность наиболее эффективных испытанных соединений; все продукты переносились HA, и выделенная HA была контрольной группой. Пленки из НА фукоидана снижали показатели адгезии примерно на 90% по сравнению с контрольными пленками (). Всего от 50% до 100% крыс не имели адгезии при содержании пленки фукоидана от 0,33% до 33% по сравнению со всеми контрольными животными, имеющими спайки.Никаких побочных эффектов не наблюдалось при использовании 33% пленок фукоидана, эквивалентных примерно 30 мг фукоидана / кг массы тела [64].

Фукоиданы представляют собой сульфатированные полисахариды с широким молекулярным весом, которые экстрагируются из внеклеточного матрикса бурых макроводорослей ( Laminaria japonica ), который производится в виде жидкого концентрата (PERIDAN) [65–67]. Фукоидан обладает множеством биологических свойств, включая антиадгезивные, антикоагулянтные и противовоспалительные эффекты, благодаря взаимодействию с тромбином, антитромбами III, кофактором гепарина и рецепторами мембран лейкоцитов [65, 66].

В исследованиях на лабораторных животных [63] и жеребят пони [68] внутрибрюшинное введение раствора фукоидана до закрытия брюшной полости продемонстрировало безопасность и эффективность в минимизации количества и тяжести экспериментально вызванных послеоперационных спаек [66]. Безопасность также была продемонстрирована на модели анастомоза с еюноеюностомическим анастомозом у взрослых лошадей [69].

В поисках оценки клинического применения, MacKinnon et al. [70] применили фукоидан у 33 пациентов с коликами, перенесших лапаротомию.Фукоидан (концентрат перидана) (50 мл) смешивали с 5 л лактатного раствора Рингера (LRS) или раствором плазмалита для лошадей и 5 мл с 500 мл LRS или 1 л плазмалита для жеребят. Раствор смешивали и вводили перед закрытием брюшной полости. Хотя это исследование не было рандомизированным проспективным клиническим исследованием, были некоторые доказательства благоприятного долгосрочного исхода в отношении выживаемости и уменьшения колик, особенно с учетом количества новорожденных и высокой доли лошадей с поражениями тонкого кишечника, спаечными процессами и заболеваниями. перенесшие повторную целиотомию [70].

Среди самых последних разработанных методов лечения, которые включают также хитозановый декстран (CD), уникальный синтетический гель, его активными ингредиентами являются сукцинилхитозан и декстрановый альдегид [25]. CD имеет множество медицинских применений, хотя его использование в качестве продукта для предотвращения спаек еще не полностью изучено [71]. Лаудер и др. [25] оценили крыс Wistar Albino, подвергнутых абразии слепой кишки и обработанных гелем CD, продемонстрировав, что гель CD хорошо переносится в качестве интраабдоминального агента с очень статистически значимым снижением образования спаек и без повышенного риска расхождения энтеротомии при сравнении в контрольные группы [71].Но, в отличие от Лаудера [25, 71], Шахрам и др. [78] получили незначительный эффект на уменьшение образования адгезии у крыс, используя комбинацию хитозана и желатина в разном процентном составе, и неожиданно наблюдали усиление воспаления брюшины, когда процентное содержание хитозана было выше 25% [72].

Недавно новый гидрогель, то есть поли ( ε -капролактон) -поли (этиленгликоль) -поли ( ε -капролактон) (PCEC), продемонстрировал потенциал для предотвращения послеоперационных спаек у крыс [73, 74] .PCEC термочувствителен, и при температуре тела раствор, содержащий мицеллы, превращается в гидрогель. PCEC является биоразлагаемым и имеет низкую токсичность in vitro и in vivo [74]. Gao и Deng [74] оценили гидрогель PCEC и обнаружили его потенциальное применение для профилактики послеоперационных спаек. Гидрогель может прилипать к ранам брюшины и постепенно разрушаться в течение 7–9 дней, превращаясь в вязкую жидкость, которая полностью абсорбируется в течение 12 дней [74].

Другим потенциальным продуктом является альдегид-декстран, связанный с ε -поли (L-лизин), оба обладают чрезвычайно низкой цитотоксичностью. Использование альдегид-декстрана, связанного с ε -поли (L-лизин) у крыс, показало эффективность, эквивалентную коммерческим антиадгезионным барьерам (Seprafilm; Interceed) [75].

Введение Парекоксиба разными путями (внутрибрюшинным и внутримышечным) значительно уменьшало количество и тяжесть спаек в брюшной полости у крыс.Кроме того, введение парекоксиба не вызывало дефектов заживления или инфекционных осложнений, что показывает, что в этих моделях на крысах парекоксиб может уменьшать образование спаек и стимулировать дальнейшие исследования у других видов [76].

Действие альгинатного геля в предотвращении образования спаек было протестировано и сравнено с карбоксиметилцеллюлозной мембраной [77]. Оба соединения проявляли антиадгезивную эффективность, но различий между соединениями не наблюдалось [77].

Хотя некоторые агенты, такие как гиалуронат натрия / карбоксиметилцеллюлоза (HA / CMC) и окисленная регенерированная целлюлоза, были одобрены FDA и являются золотыми стандартами для предотвращения образования спаек брюшины, они требуют высокой стоимости и трудны в обращении; гораздо больший интерес был направлен на использование таких препаратов, как блокаторы рецепторов ангиотензина II (БРА) и ингибиторы HMG-CoA редуктазы (статины) [78].БРА снижают уровни TGF- β , а аторвастатин увеличивает профибринолитическую среду в брюшине, что приводит к ингибированию спаек [78–80].

Dinarvand et al. (2013) сравнивали использование лозартана (1, 5 и 10 мг / кг), аторвастатина (1, 20 и 30 мг / кг), лозартана (10 мг / кг) плюс аторвастатин (20 мг / кг) и гиалуронат натрия / карбоксиметилцеллюлоза (HA / CMC) вводили внутрибрюшинно 90 самцам мышей. Через 7 дней оценивали степень спаек, и одновременное внутрибрюшинное введение лозартана и аторвастатина приводило к гораздо большему снижению спаек по сравнению с таковым в группе HA / CMC [78].

2,5. Адгезиолиз

Если спаечные процессы вызывают повторяющиеся симптомы, рекомендуется провести адгезиолиз. Следует рассечь очаговые, небольшие и относительно бессосудистые рестриктивные спайки, а обширные сосудистые спайки следует тщательно рассечь, уделяя пристальное внимание гемостазу [9, 39].

Прогноз для лошадей, перенесших повторную лапаротомию из-за спаек, плохой, с зарегистрированными показателями выживаемости 0–20% [39]. В случаях образования обширных спаек хирургический доступ может включать неполное кишечное шунтирование, оставляя зрелую обструктивную адгезию in situ .Преимущество этого метода заключается в минимизации воспаления, связанного с адгезиолизом, который может действовать как очаг для реформирования адгезии de novo [9].

Минимально инвазивная хирургия в сочетании с возможностью просмотра областей брюшной полости, не видимых при традиционной целиотомии, делает лапароскопический адгезиолиз полезным методом в хирургии лошадей. Claunch и Mueller [9], Tittel et al. [81], Gutt et al. [82] и Hackethal et al. [83] сравнивали образование спаек при лапароскопии и лапаротомии и наблюдали снижение реформирования спаек и послеоперационных осложнений при лапароскопии.

3. Выводы

Образование спаек является наиболее частой причиной колик у лошадей после целиотомии. Прогноз плохой, при необходимости повторной целиотомии выживаемость составляет 0–20%. Хотя образование адгезии и разработка продуктов ингибирования являются предметом нескольких исследований, определенной стратегии для лошадей не разработано, и лучшим вариантом является профилактика.

Хорошие хирургические методы в сочетании с противовоспалительным, антимикробным и антикоагулянтным (гепарином) лечением, а также механическое разделение серозных поверхностей внутрибрюшинными растворами КМЦ в настоящее время демонстрируют наилучшие результаты у лошадей.Панабдоминальные профилактические стратегии, в отличие от локализованных, демонстрируют превосходные результаты у лошадей, потому что области, наиболее часто поражаемые спаечным процессом, не являются областями, которые испытывают первоначальную хирургическую травму.

Сокращения
TN Фактор некроза Васкулярный фактор роста фактор 90bin804 Диметилсульфоксид Активатор rdimethylsulfoxygen
ECM: Внеклеточный матрикс
IL-1: Интерлейкин 1
IL-6: Интерлейкин 6 TN
TGF- β : Трансформирующий фактор роста
tPA: Тканевый активатор плазминогена
PAI:
Активатор тканевого плазминогена 9052GE Ингибитор тканевого плазминогена Простагландин E 2
PDGF: Фактор роста, полученный из тромбоцитов
Фактор XII: Фактор Хагемана
Фактор 2: 805 Фактор 2: 805 Thrombin
FDP: Продукты разложения фибрина
PMN: Полиморфно-ядерный
EGF: Фактор роста эпидермиса
IGF: Фактор роста инсулина
FGF: Фибро-фактор роста
КМЦ: Карбоксиметилцеллюлоза
НПВП: Нестероидные противовоспалительные препараты
ДМСО: диметилсульфоксид Диметилсульфоксид
N-ацетилцистеин.
Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Вклад авторов

Джулиана де Моура Алонсо и Карлос Альберто Хусни участвовали в разработке и координации, а также в составлении и написании статьи; Маркос Юн Ватанабе, Селсо Антонио Родригес и Ана Лиз Гарсия Алвес участвовали в организации дизайна текста, рецензировании статьи и ссылок. Все авторы прочитали и одобрили итоговую статью.

Борьба со спайками: от понимания к профилактике | BMC Biomedical Engineering

  • 1.

    Okabayashi K, Ashrafian H, Zacharakis E, Hasegawa H, Kitagawa Y, Athanasiou T., Darzi A. Спайки после абдоминальной хирургии: систематический обзор частоты, распределения и степени тяжести. Хирург сегодня. 2014; 44 (3): 405–20.

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Эванс-Хукер Э.А., Янг С.Л. Восприимчивость эндометрия и внутриматочная спаечная болезнь.Semin Reprod Med. 2014; 32 (05): 392–401.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Канната А., Петрелла Д., Руссо К.Ф., Бруски Г., Фратто П., Гамбакорта М., Мартинелли Л. Постхирургические внутриперикардиальные спайки: механизмы формирования и профилактики. Ann Thorac Surg. 2013; 95 (5): 1818–26.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Park CB, Suri RM, Burkhart HM, Greason KL, Dearani JA, Schaff HV, Sundt III TM.Выявление пациентов с повышенным риском травм при повторной стернотомии: анализ 2555 повторных операций на сердце. J Thorac Cardiovasc Surg. 2010. 140 (5): 1028–35.

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Drake DB, Tilt AC, DeGeorge BR. Бесклеточные аллотрансплантаты сухожилий сгибателей: новые горизонты реконструкции сухожилий. J Hand Surg. 2013. 38 (12): 2491–5.

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Dy CJ, Эрнандес-Сориа А., Ма Y, Робертс Т.Р., Далуйски А. Осложнения после восстановления сухожилия сгибателя: систематический обзор и метаанализ. J Hand Surg. 2012. 37 (3): 543–551. e541.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Hellebrekers BWJ, Trimbos-Kemper TCM, Trimbos JBMZ, Emeis JJ, Kooistra T. Использование фибринолитических агентов для предотвращения образования послеоперационных спаек. Fertil Steril. 2000. 74 (2): 203–12.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Alpay Z, Saed GM, Diamond MP. Послеоперационные спайки: от образования до профилактики. В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 313–21.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Voleti PB, Buckley MR, Soslowsky LJ. Исцеление сухожилий: восстановление и регенерация. Annu Rev Biomed Eng. 2012; 14: 47–71.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Hellebrekers BWJ, Kooistra T. Патогенез послеоперационного спаечного процесса. Br J Surg. 2011. 98 (11): 1503–16.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Леви М., ван дер Полл Т., Бюллер HR. Двунаправленная связь между воспалением и коагуляцией. Тираж. 2004. 109 (22): 2698–704.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Furie B, Furie BC. Молекулярные основы свертывания крови.Клетка. 1988. 53 (4): 505–18.

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Чегини Н. Молекулярная среда брюшины, образование спаек и клиническое значение. Передние биоски. 2002. 7 (16): 91–115.

    Google ученый

  • 14.

    Speyer CL, Ward PA. Роль эндотелиальных хемокинов и их рецепторов при воспалении. J Investigation Surg. 2011; 24 (1): 18–27.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Mutsaers SE. Мезотелиальные клетки: их структура, функции и роль в репарации серозной оболочки. Респирология. 2002; 7 (3): 171–91.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Duque GA, Descoteaux A. Цитокины макрофагов: участие в иммунитете и инфекционных заболеваниях. Фронт Иммунол. 2014; 5 (491): 1–12.

    Google ученый

  • 17.

    Эсмон С. Путь протеина С. Crit Care Med.2000. 28 (9): 44–8.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Лейнен Х. Элементы фибринолитической системы. Ann N Y Acad Sci. 2001. 936 (1): 226–36.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Vipond MN, Whawell SA, Dudley HAF, Thompson JN. Фибринолитическая активность брюшины и внутрибрюшные спайки. Ланцет. 1990. 335 (8698): 1120–2.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Клуфт С. Фибринолитическая система и тромботическая склонность. Pathophysiol Haemost Thromb. 2003. 33 (5–6): 425–9.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Lijnen H. Матричные металлопротеиназы и клеточная фибринолитическая активность. Biochem Mosc. 2002. 67 (1): 92–8.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Saed GM, Diamond MP. Молекулярная характеристика послеоперационных спаек: фенотип спаек.J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2004. 11 (3): 307–14.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Чегини Н. Система TGF-β: основной профибротический медиатор образования спаек брюшины. В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 298–312.

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Имудиа А.Н., Кумар С., Саед Г.М., Даймонд М.П. Патогенез развития внутрибрюшных и тазовых спаек.В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 289–97.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Кисука Дж., Баттерфилд К.Э., Дуда Д.Г., Айхенбергер С.К., Саффарипур С., Уэр Дж., Руджери З.М., Джайн Р.К., Фолкман Дж., Вагнер Д.Д. Тромбоциты и адгезия тромбоцитов поддерживают ангиогенез, предотвращая чрезмерное кровотечение. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2006; 103 (4): 855–60.

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Gelati M, Aplin AC, Fogel E, Smith KD, Никосия РФ. Ангиогенный ответ аорты на повреждение и воспалительные цитокины требует макрофагов. J Immunol. 2008. 181 (8): 5711–9.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Newman AC, Nakatsu MN, Chou W., Gershon PD, Hughes CC. Необходимость фибробластов в ангиогенезе: белки матрикса, происходящие из фибробластов, необходимы для образования просвета эндотелиальных клеток. Mol Biol Cell. 2011. 22 (20): 3791–800.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    DiPietro LA. Ангиогенез и заживление ран: когда достаточно. J Leukoc Biol. 2016; 100 (5): 979–84.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Певец А.Дж., Кларк Р.А. Заживление кожных ран. N Engl J Med. 1999. 341 (10): 738–46.

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Delgado L, Bayon Y, Pandit A, Zeugolis D. Сшивать или не сшивать? Связанный с перекрестным связыванием ответ устройств на основе коллагена на инородное тело. Tissue Eng Part B. 2015; 21 (3): 298–313.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    ten Broek RPG, Issa Y, van Santbrink EJP, Bouvy ND, Kruitwagen RFPM, Jeekel J, Bakkum EA, Rovers MM, van Goor H. Бремя спаек в абдоминальной и тазовой хирургии: систематический обзор и оценка анализ.Br Med J. 2013; 347: f5588.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Nkere U, Whawell S, Sarraf C, Schofield J, Thompson J, Taylor K. Травма перикарда и спаечные процессы в связи с повторной кардиохирургией. Thorac Cardiovasc Surg. 1995; 43 (06): 338–46.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Райан Г.Б., Гробети Дж., Майно Г. Мезотелиальная травма и восстановление. Am J Pathol.1973; 71 (1): 93.

    Google ученый

  • 34.

    Jaworska-Wilczynska M, Trzaskoma P, Szczepankiewicz AA, Hryniewiecki T. Перикард: структура и функция при здоровье и болезнях. Folia Histochem Cytobiol. 2016; 54 (3): 121–5.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Добелл А., Джайн А. Катастрофическое кровотечение во время повторной стернотомии. Ann Thorac Surg. 1984. 37 (4): 273–8.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Клифф В., Гробети Дж., Райан Г. Послеоперационные спайки перикарда. Роль легкого серозного повреждения и пролитой крови. J Thorac Cardiovasc Surg. 1973; 65 (5): 744–50.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Bailey LL, Ze-jian L, Schulz E, Roost H, Yahiku P. Причина дисфункции правого желудочка после операций на сердце. J Thoracic Cardiovasc Surg. 1984. 87 (4): 539–42.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Ломас А.Дж., Райан CNM, Сорушанова А., Шологу Н., Сидери А.И., Циоли В., Фтенакис Г.К., Цора А., Скуфос И., Куинлан Л.Р. и др. Прошлое, настоящее и будущее лечения сухожилий на основе каркасов. Adv Drug Deliv Rev.2015; 84: 257–77.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Джайбаджи М. Успехи в биологии заживления сухожилий сгибателей зоны II и образования спаек. Ann Plast Surg. 2000. 45 (1): 83–92.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Thomopoulos S, Parks WC, Rifkin DB, Derwin KA. Механизмы повреждения и восстановления сухожилий. J Orthop Res. 2015; 33 (6): 832–9.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Мюллер С.А., Тодоров А., Хайстербах П.Е., Мартин I, Маевски М. Заживление сухожилий: обзор физиологии, биологии и патологии заживления сухожилий и систематический обзор современного состояния биоинженерии сухожилий. Коленная хирургия Sports Traumatol Arthrosc. 2015; 23 (7): 2097–105.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Тейлор С.Х., Аль-Юха С., Ван Агтмаэль Т., Лу И, Вонг Дж., Макгрутер Д.А., Кадлер К.Э. Сухожилие покрыто эпителием базальной мембраны, который необходим для удержания клеток и предотвращения образования адгезии. PLoS One. 2011; 6 (1): e16337.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    March CM. Синдром Ашермана. Semin Reprod Med.2011; 29 (02): 083–94.

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Панайотидис С., Вейерс С., Бостилс Дж., Ван Херендаэль Б. Внутриматочные спайки (ВМА): был ли прогресс в понимании и лечении за последние 20 лет? Gynecol Surg. 2009. 6 (3): 197–211.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Танбо Т., Федорчак П. Бесплодие, связанное с эндометриозом: аспекты патофизиологических механизмов и варианты лечения.Acta Obstet Gynecol Scand. 2017; 96 (6): 659–67.

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Чен Й, Чанг Й, Яо С. Роль ангиогенеза в восстановлении эндометрия у пациентов с тяжелой внутриматочной спайкой. Int J Clin Exp Pathol. 2013; 6 (7): 1343–50.

    Google ученый

  • 47.

    Gargett CE, Ye L. Реконструкция эндометрия из стволовых клеток. Fertil Steril. 2012; 98 (1): 11–20.

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Gutt CN, Oniu T, Schemmer P, Mehrabi A, Büchler MW. Меньше спаек, вызванных лапароскопической операцией? Surg Endosc. 2004. 18 (6): 898–906.

    Артикул Google ученый

  • 49.

    ten Broek RP, Bakkum EA, Laarhoven CJM, van Goor H. Еще раз. Эпидемиология и профилактика послеоперационных спаек. Ann Surg. 2016; 263 (1): 12–9.

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Ouaïssi M, Gaujoux S, Veyrie N, Denève E, Brigand C, Castel B, Duron J, Rault A, Slim K, Nocca D. Послеоперационные спаечные процессы после пищеварительной хирургии: их частота и профилактика: обзор литературы. J Visc Surg. 2012; 149 (2): e104–14.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Арунг В., Мерисс М., Детри О. Патофизиология и профилактика послеоперационных спаек брюшины. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2011. 17 (41): 4545–53.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Хан Р.Дж., Кэри Смит Р.Л. Хирургические вмешательства при лечении острых разрывов ахиллова сухожилия. Кокрановская база данных Syst Rev.2010; 9: CD003674.

    Google ученый

  • 53.

    Ханна А., Фрил М., Гугулиас Н., Лонго У. Г., Маффулли Н. Профилактика спаек в хирургии сухожилий сгибателей руки: какие существуют доказательства? Br Med Bull. 2009. 90 (1): 85–109.

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Hooker AB, Lemmers M, Thurkow AL, Heymans MW, Opmeer BC, Brölmann HAM, Mol BW, Huirne JAF. Систематический обзор и метаанализ внутриматочных спаек после выкидыша: распространенность, факторы риска и отдаленные репродуктивные результаты. Обновление Hum Reprod. 2014; 20 (2): 262–78.

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Healy MW, Schexnayder B, Connell MT, Terry N, DeCherney AH, Csokmay JM, Yauger BJ, Hill MJ. Профилактика внутриматочного спайки после гистероскопии: систематический обзор и метаанализ.Am J Obstet Gynecol. 2016; 215 (3): 267–275.e267.

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Li J, Feng X, Liu B, Yu Y, Sun L, Liu T, Wang Y, Ding J, Chen X. Полимерные материалы для предотвращения послеоперационных спаек. Acta Biomaterialia. 2017; 61 (Приложение C): 21–40.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Wu W, Cheng R, das Neves J, Tang J, Xiao J, Ni Q, Liu X, Pan G, Li D, Cui W и др.Достижения в области биоматериалов для предотвращения слипания тканей. J Control Release. 2017; 261 (Приложение C): 318–36.

    Артикул Google ученый

  • 58.

    Томас Д., Гаспар Д., Сорушанова А., Милкович Г., Спанудес К., Маллен А., О’Брайен Т., Пандит А., Зейголис Д. Самособирающиеся системы без каркасов и каркасов в регенеративной медицине. Biotechnol Bioeng. 2016; 113 (6): 1155–63.

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Dimitri B, Holger G, Thorsten E, Gabriella V, Mihaly B, Isabel P, Jean-Pierre T., Thomas O. Амниотическая мембрана человека не подходит для трансплантации поражений толстой кишки и предотвращения спаек на модели крысы с ксенотрансплантатом. Surg Innov. 2017; 24 (4): 313–20.

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Leppänen OV, Karjalainen T, Göransson H, Hakamäki A, Havulinna J, Parkkinen J, Jokihaara J. Результаты восстановления сухожилий сгибателей в сочетании с наложением аллотрансплантата амниотической мембраны человека.J Hand Surg. 2017; 42 (6): 474.e471–8.

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Peng X, Li T, Zhao Y, Guo Y, Xia E. Безопасность и эффективность трансплантата амниона в предотвращении реформирования внутриматочных спаек. J Minim Invasive Gynecol. 2017; 24 (7): 1204–10.

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Gan L, Duan H, Sun F-Q, Xu Q, Tang Y-Q, Wang S. Эффективность лиофилизированного трансплантата амниона после гистероскопического адгезиолиза тяжелых внутриматочных спаек.Int J Gynecol Obstet. 2017; 137 (2): 116–22.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    ten Broek RP, Stommel MW, Strik C., van Laarhoven CJ, Keus F, van Goor H. Преимущества и вред адгезионных барьеров в абдоминальной хирургии: систематический обзор и метаанализ. Ланцет. 2014. 383 (9911): 48–59.

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Trochsler M, Maddern GJ. Адгезионные барьеры для абдоминальной хирургии: липкая проблема.Ланцет. 2014; 383 (9911): 8–10.

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Наито М., Огура Н., Яманаши Т., Сато Т., Накамура Т., Миура Х., Цуцуи А., Сакамото Ю., Танака Р., Кумагаи Ю. и др. Проспективное рандомизированное контролируемое исследование валидности и безопасности рассасывающегося адгезионного барьера (Interceed®) из окисленной регенерированной целлюлозы для лапароскопической колоректальной хирургии. Азиатский J Endosc Surg. 2017; 10 (1): 7–11.

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Tchartchian G, Hackethal A, Herrmann A, Bojahr B, Wallwiener C, Ohlinger R, Ebert AD, De Wilde RL. Оценка адгезионного барьера SprayShield ™ в одном центре: рандомизированное контролируемое исследование с участием 15 женщин, перенесших реконструктивную операцию после лапароскопической миомэктомии. Arch Gynecol Obstet. 2014. 290 (4): 697–704.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Cheong Y, Bailey S, Forbes J. Рандомизированное контролируемое испытание Hyalobarrier® по сравнению с отсутствием Hyalobarrier® по овуляторному статусу женщин с периовариальными спаечными процессами: пилотное исследование.Adv Ther. 2017; 34 (1): 199–206.

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Stawicki SP, Green JM, Martin ND, Green RH, Cipolla J, Seamon MJ, Eiferman DS, Evans DC, Hazelton JP, Cook CH, et al. Результаты проспективного рандомизированного контролируемого исследования использования адгезионного барьера карбоксиметилцеллюлозы и гиалуроната натрия при травмах открытого живота. Операция. 2014. 156 (2): 419–30.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Vrijland WW, Tseng LN, Eijkman HJ, Hop WC, Jakimowicz JJ, Leguit P, Stassen LP, Swank DJ, Haverlag R, Bonjer HJ. Меньшее количество внутрибрюшинных спаек при использовании мембраны гиалуроновая кислота-карбоксиметилцеллюлоза: рандомизированное клиническое испытание. Ann Surg. 2002. 235 (2): 193–9.

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Савада Т., Нисизава Х., Нишио Э. Предотвращение спаек с помощью адгезионного барьера окисленной регенерированной целлюлозы у бесплодных женщин.J Reprod Med. 2000; 45: 387–9.

    Google ученый

  • 71.

    Сакари Т., Шёдаль Р., Полман Л., Карлбом У. Роль икодекстрина в предотвращении непроходимости тонкой кишки. Безопасность рандомизирована для контроля первых 300 пациентов в исследовании ADEPT. Цвет Dis. 2016; 18 (3): 295–300.

    Артикул Google ученый

  • 72.

    Браун С.Б., Лучано А.А., Мартин Д., Пирс Э., Скримджер А., ДиЗерега Г.С.Адепт (4% раствор икодекстрина) уменьшает спаечные процессы после лапароскопической операции по устранению спаек: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Fertil Steril. 2007. 88 (5): 1413–26.

    Артикул Google ученый

  • 73.

    Trew G, Pistofidis G, Pados G, Lower A, Mettler L, Wallwiener D, Korell M, Pouly JL, Coccia M, Audebert A. Гинекологическая эндоскопическая оценка 4% раствора икодекстрина: европейский, многоцентровый, двойное слепое рандомизированное исследование эффективности и безопасности уменьшения спаек de novo после лапароскопических гинекологических операций.Hum Reprod. 2011; 26 (8): 2015–27.

    Артикул Google ученый

  • 74.

    Mettler L, Audebert A, Lehmann-Willenbrock E, Schive K, Jacobs V. Проспективное клиническое испытание SprayGel как барьера для образования адгезии: промежуточный анализ. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2003. 10 (3): 339–44.

    Артикул Google ученый

  • 75.

    Tjandra JJ, Chan MK. Распыляемый гидрогелевый адгезионный барьер облегчает закрытие илеостомы с отключенной петлей: рандомизированное исследование.Dis Colon Rectum. 2008. 51 (6): 956–60.

    Артикул Google ученый

  • 76.

    Kruschinski D, Homburg S, D Souza F, Campbell P, Reich H. Адгезиолизис в тяжелых и рецидивирующих случаях связанного с спаечным процессом расстройства (ARD). Новый подход, использующий подъемную (безгазовую) лапароскопию и адгезионный барьер SprayGel ™. Surg Technol Int. 2005; 15: 131.

    Google ученый

  • 77.

    Mais V, Bracco G, Litta P, Gargiulo T, Melis G.Уменьшение послеоперационных спаек с помощью автосшитого гиалуронанового геля в гинекологической лапароскопической хирургии: слепое контролируемое рандомизированное многоцентровое исследование. Hum Reprod. 2006. 21 (5): 1248–54.

    Артикул Google ученый

  • 78.

    Ward BC, Panitch A. Спайки брюшной полости: современные и новые методы лечения. J Surg Res. 2011; 165 (1): 91–111.

    Артикул Google ученый

  • 79.

    Haensig M, Mohr FW, Rastan AJ. Биорезорбируемый адгезионный барьер для уменьшения тяжести послеоперационных спаек на сердце: в центре внимания REPEL-CV (®). Med Devices (Окленд, Новая Зеландия). 2011; 4: 17–25.

    Google ученый

  • 80.

    Schreiber C, Boening A, Kostolny M, Pines E, Cremer J, Lange R, Scheewe J. Европейский клинический опыт использования REPEL-CV®. Эксперт Rev Med Devices. 2007. 4 (3): 291–5.

    Артикул Google ученый

  • 81.

    Yoshioka I, Saiki Y, Sakuma K, Iguchi A, Moriya T., Ikada Y, Tabayashi K. Листы из биорассасывающегося желатина с решеткой из полигликолевой кислоты могут устранить адгезию перикарда. Ann Thorac Surg. 2007. 84 (3): 864–70.

    Артикул Google ученый

  • 82.

    Илиопулос Дж., Корнуолл, Великобритания, Эванс РОН, Манганас С., Томас К.А., Ньюман, округ Колумбия, Уолш В.Р. Оценка биоразлагаемой полилактидной пленки на модели крупных животных для уменьшения загрудинных спаек.J Surg Res. 2004. 118 (2): 144–53.

    Артикул Google ученый

  • 83.

    Канеко Й., Хирата Й., Ачива И., Моришита Х., Сото Х., Кобаяхси Дж. Адгезионный барьер снижает послеоперационные спайки после кардиохирургических вмешательств. Asian Cardiovasc Thorac Ann. 2012. 20 (3): 257–62.

    Артикул Google ученый

  • 84.

    Lefort B, El Arid J-M, Bouquiaux A-L, Soulé N, Chantreuil J, Tavernier E, Chantepie A, Neville P.Цен ли Сепрафилм при повторных кардиологических процедурах у младенцев? J Cardiothorac Surg. 2015; 10 (1): 1.

    Артикул Google ученый

  • 85.

    Bel A, Kachatryan L, Bruneval P, Peyrard S, Gagnieu C, Fabiani J-N, Menasché P. Новая рассасывающаяся коллагеновая мембрана для уменьшения спаек в кардиохирургии. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2010. 10 (2): 213–6.

    Артикул Google ученый

  • 86.

    Dabrowski A, Lepère M, Zaranis C, Coelio C, Hauters P. Эффективность и безопасность резорбируемой коллагеновой мембраны COVA + ™ для предотвращения послеоперационных спаек в абдоминальной хирургии. Surg Endosc. 2016; 30 (6): 2358–66.

    Артикул Google ученый

  • 87.

    Янагава Б., Рао В., Яу Т.М., Кусимано Р.Дж. Первоначальный опыт внутрижелудочкового восстановления с использованием внеклеточного матрикса CorMatrix. Инновации. 2013. 8 (5): 348–52.

    Артикул Google ученый

  • 88.

    Stelly M, ТЦ Стелли. Гистология биокаффолда CorMatrix через 5 лет после закрытия перикарда. Ann Thorac Surg. 2013; 96 (5): e127–9.

    Артикул Google ученый

  • 89.

    Марк Х.М., Мис У., Хилл А., Эгберт Б., Кокер Г., Эстридж Т. Оценка нового синтетического герметика для ингибирования спаек сердца и клинический опыт кардиохирургических процедур. Форум кардиохирургии. 2000; 4 (3): 204–9 обсуждение 210. https: //www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11673138.

  • 90.

    Алицци А.М., Саммерс П., Бун В.Х., Тантионгко Дж.П., Томпсон Т., Лесли Б.Дж., Уильямс Д., Стил М., Бидструп Б.П., Дикер А.А. Уменьшение послеоперационных спаек перикарда с использованием модели свиньи. Heart, Lung Circ. 2012; 21 (1): 22–9.

    Артикул Google ученый

  • 91.

    Konertz WF, Kostelka M, Mohr FW, Hetzer R, Hübler M, Ritter J, Liu J, Koch C, Block J.E. Снижение частоты и тяжести спаек перикарда с помощью распыляемой полимерной матрицы.Ann Thorac Surg. 2003. 76 (4): 1270–4.

    Артикул Google ученый

  • 92.

    Наполеоне С.П., Оппидо Дж., Анджели Э., Гарджуло Г. Рестернотомия в детской кардиохирургии: первоначальный опыт использования CoSeal®. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2007. 6 (1): 21–3.

    Артикул Google ученый

  • 93.

    Lahtinen J, Satta J, Lähde S, Suramo I, Nissinen J, Pokela R, Juvonen T. Компьютерная томографическая оценка спаек за грудиной после замещения перикарда.Ann Thorac Surg. 1998. 66 (4): 1264–8.

    Артикул Google ученый

  • 94.

    Салминен Дж. Т., Маттила И. П., Пунтила Дж. Т., Сайранен Х. Профилактика послеоперационных спаек перикарда у детей с синдромом гипоплазии левых отделов сердца. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2011; 12 (2): 270–2.

    Артикул Google ученый

  • 95.

    Amadio PC. Сопротивление скольжению и модификации скользящей поверхности сухожилия: клинические перспективы.Hand Clin. 2013. 29 (2): 159–66.

    Артикул Google ученый

  • 96.

    Майер Бюргиссер Дж., Бушманн Дж. История и характеристики материалов для имплантатов, применяемых в качестве перитендиновых антиадгезивов. J Biomed Mater Res B Appl Biomater. 2015; 103 (1): 212–28.

    Артикул Google ученый

  • 97.

    Riccio M, Battiston B, Pajardi G, Corradi M, Passaretti U, Atzei A, Altissimi M, Vaienti L, Catalano F, Del BM.Эффективность Hyaloglide® в предотвращении рецидивов спаек после тенолиза сухожилий сгибателей в зоне II: рандомизированное контролируемое многоцентровое клиническое исследование. J Hand Surg (Европейский объем). 2010. 35 (2): 130–8.

    Артикул Google ученый

  • 98.

    Озден Р., Урук В., Гохан Думан И., Дограмачи Ю., Калачи А., Комурку Э. Влияние однократного применения Adcon®gel на перитендинную адгезию: экспериментальное исследование на кроликах.J Hard Tissue Biol. 2014. 23 (2): 199–204.

    Артикул Google ученый

  • 99.

    Мендерес А., Мола Ф., Тайфур В., Вайвада Х., Баруцу А. Профилактика перитендинных спаек после травмы сухожилий сгибателей с помощью сепрафилма. Ann Plast Surg. 2004. 53 (6): 560–4.

    Артикул Google ученый

  • 100.

    Темиз А., Озтурк С., Бакунов А., Кара К., Калели Т. Новый материал для предотвращения перитендинно-фиброзных спаек после восстановления сухожилий: окисленная регенерированная целлюлоза (Interceed), абсорбируемый адгезионный барьер.Int Orthop. 2008. 32 (3): 389–94.

    Артикул Google ученый

  • 101.

    Бхавсар Д., Шеттко Д., Тененхаус М. Окружение места восстановления сухожилия коллаген-ГАГ снижает образование послеоперационных спаек сухожилий на модели сухожилия сгибателя курицы. J Surg Res. 2010. 159 (2): 765–71.

    Артикул Google ученый

  • 102.

    Meier Bürgisser G, Calcagni M, Müller A, Bonavoglia E, Fessel G, Snedeker JG, Giovanoli P, Buschmann J.Профилактика перитендинных спаек с помощью электроспрядной полимерной трубки DegraPol®: гистологическое, ультразвуковое и биомеханическое исследование на кроликах. Biomed Res Int. 2014; 2014: 656240.

    Артикул Google ученый

  • 103.

    Pugliese E, Coentro JQ, Zeugolis DI. Достижения и проблемы в мультидоменных транспортных средствах доставки с несколькими грузами. Adv Mater. 2018; 30 (13): 1704324.

    Артикул Google ученый

  • 104.

    Coentro JQ, Pugliese E, Hanley G, Raghunath M, Zeugolis DI. Текущие и предстоящие методы лечения рубцевания и фиброза кожи. Adv Drug Deliv Rev. 2018. (Доступно онлайн с 30 августа 2018 г., в печати). Https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0169409X18302072.

  • 105.

    Cheung JPY, Tsang HHL, Cheung JJC, Yu HHY, Leung GKK, Law WL. Адъювантная терапия для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек. Азиатский J Surg. 2009. 32 (3): 180–6.

    Артикул Google ученый

  • 106.

    Тан В., Нурбахш А., Капо Дж., Коттрелл Дж. А., Мейенхофер М., О’Коннор Дж. П. Влияние нестероидных противовоспалительных препаратов на адгезию сухожилий сгибателей. J Hand Surg. 2010; 35 (6): 941–7.

    Артикул Google ученый

  • 107.

    Li L, Zheng X, Fan D, Yu S, Wu D, Fan C, Cui W, Ruan H. Высвобождение целекоксиба из двухслойной биомиметической оболочки сухожилия для предотвращения адгезии тканей. Mater Sci Eng. 2016; 61 (Приложение C): 220–6.

    Артикул Google ученый

  • 108.

    Wei G, Chen X, Wang G, Fan L, Wang K, Li X. Влияние ресвератрола на предотвращение образования внутрибрюшных спаек на модели крыс. Cell Physiol Biochem. 2016; 39 (1): 33–46.

    Артикул Google ученый

  • 109.

    Bayhan Z, Zeren S, Kocak FE, Kocak C, Akcılar R, Kargı E, Tiryaki C, Yaylak F, Akcılar A. Антиадгезивные и противовоспалительные эффекты пирфенидона при послеоперационной внутрибрюшной адгезии в экспериментальной модель крысы.J Surg Res. 2016; 201 (2): 348–55.

    Артикул Google ученый

  • 110.

    Имаи А., Такаги Х, Мацунами К., Сузуки Н. Небарьерные агенты для послеоперационной профилактики спаек: клинические и доклинические аспекты. Arch Gynecol Obstet. 2010. 282 (3): 269–75.

    Артикул Google ученый

  • 111.

    Чолак Н., Назлы Ю., Тасоглу И., Байрак Р., Алпай М.Ф., Аксой О.Н., Аккая И.О., Чакир О.Влияние митомицина-с на снижение адгезии перикарда после кардиохирургических операций у кроликов. Может J Cardiol. 2013. 29 (6): 712–7.

    Артикул Google ученый

  • 112.

    Караалтин М.В., Озалп Б., Дадачи М., Кайыкджыоглу А., Кечик А., Онер Ф. Влияние 5-фторурацила на заживление сухожилий сгибателей с помощью биоразлагаемого желатина с медленной системой высвобождения: экспериментальное исследование на модели курицы . J Hand Surg (Европейский объем). 2012. 38 (6): 651–7.

    Артикул Google ученый

  • 113.

    Джохари Дж., Сюэ М., Чжу Х, Сюй Д., Велу П.П. Эффективность терапии эстрогенами у пациентов с внутриматочными спайками: систематический обзор. J Minim Invasive Gynecol. 2014; 21 (1): 44–54.

    Артикул Google ученый

  • 114.

    Atta HM. Профилактика спаек брюшины: многообещающая роль генной терапии. Мир Дж. Гастроэнтерол. 2011. 17 (46): 5049–58.

    Артикул Google ученый

  • 115.

    Рид Р.Л., Хан П.М., Спенс Д.Е., Туланди Т., Юзпе А.А., Уайзман Д.М. Рандомизированное клиническое испытание адгезионного барьера из окисленной регенерированной целлюлозы (Interceed, TC7) отдельно или в сочетании с гепаринтом. Fertil Steril. 1997. 67 (1): 23–9.

    Артикул Google ученый

  • 116.

    Corrales F, Corrales M, Schirmer CC. Предотвращение внутрибрюшинных спаек с помощью витамина Е и гиалуроната натрия / карбоксиметилцеллюлозы: сравнительное исследование на крысах.Acta Cirurgica Brasileira. 2008. 23 (1): 36–41.

    Артикул Google ученый

  • 117.

    Лю Х-Дж, Ву С-Т, Дуань Х-Ф, Ву Б, Лу З-З, Ван Л. Аденовирусная экспрессия гена фактора роста гепатоцитов предотвращает послеоперационную перитонеальную адгезию на модели крыс. Операция. 2006. 140 (3): 441–7.

    Артикул Google ученый

  • 118.

    Wu YF, Mao WF, Zhou YL, Wang XT, Liu PY, Tang JB.Трансфекция микроРНК TGF-beta1, опосредованная аденоассоциированным вирусом-2, ингибирует образование адгезии после повреждения сухожилия сгибателя пальца. Gene Ther. 2016; 23 (2): 167–75.

    Артикул Google ученый

  • 119.

    Луазель А.Е., Юката К., Гири М.Б., Кондаболу С., Ши С., Джонасон Дж. Х., Авад Х.А., О’Киф Р.Дж. Разработка технологии антисмысловых олигонуклеотидов (ASO) против передачи сигналов tgf-β для предотвращения рубцевания во время восстановления сухожилий сгибателей. J Orthop Res.2015; 33 (6): 859–66.

    Артикул Google ученый

  • 120.

    Boyer MI, Strickland JW, Engles DR, Sachar K, Leversedge FJ. Ремонт и реабилитация сгибателей сухожилий: состояние дел в 2002 году. J Bone Joint Surg. 2002. 84 (9): 1684–706.

    Артикул Google ученый

  • 121.

    Бретон А., Ягер Т., Дап Ф., Даутель Г. Эффективность тенолиза сгибателей в зоне II: ретроспективная серия 40 пациентов через 3 месяца после операции.Chirurgie de la Main. 2015; 34 (3): 126–33.

    Артикул Google ученый

  • 122.

    Bove GM, Chapelle SL, Hanlon KE, Diamond MP, Mokler DJ. Ослабление послеоперационных спаек с помощью моделируемой мануальной терапии. PLoS One. 2017; 12 (6): e0178407.

    Артикул Google ученый

  • 123.

    Bove GM, Chapelle SL. Висцеральная мобилизация может лизировать и предотвращать спайки брюшины в модели на крысах.J Bodyw Mov Ther. 2012. 16 (1): 76–82.

    Артикул Google ученый

  • Нестероидные противовоспалительные препараты снижают качество плевродеза после механической ссадины плевры | Европейский журнал кардио-торакальной хирургии

    Аннотация

    Цель : Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) часто применяются для обезболивания после торакальных операций. Поскольку эти препараты уменьшают отложение коллагена за счет ингибирования синтеза простагландинов, мы исследовали их влияние на образование спаек после эндоскопической механической абразии плевры, которая часто применяется в терапии пневмоторакса. Методы : Механическая абразия плевры была выполнена в одностороннем порядке с использованием техники видеоассистированной торакоскопической хирургии на установленной модели свиньи. Десять животных (41,3 ± 3,4 кг) были разделены на экспериментальную и контрольную группы. В экспериментальной группе животные получали 100 мг диклофенака (2 мг / кг массы тела) перорально ежедневно в течение 3 недель после операции. Через 3 недели все животные были умерщвлены, и эффективность плевродеза была макроскопически оценена тремя независимыми обозревателями, не знавшими лечения животных, с использованием пятибалльной оценки плевродеза (от 0, отсутствие спаек до 4, полный симфиз) и оценки степени облитерации распространение спаек (от 0, без спаек до 4, спаек по всей груди).Микроскопическая оценка была проведена двумя патологами, не имеющими отношения к исследуемым группам. Четыре балла оценивали количество отложений коллагена (от 1, несколько волокон коллагена до 4, рубец). Результаты : Общее наблюдение показало более плотные спайки у контрольных животных со средним баллом плевродеза 3,67 ± 1,0 по сравнению с 2 ± 2,2 в экспериментальной группе (P = 0,01 *, непараметрический тест Манна-Уитни). Распределение спаек было сопоставимым в обеих группах со средним баллом облитерации 3.67 ± 1,3. Гистопатологическое исследование показало более высокое количество отложений коллагена в контрольной группе, что указывает на более плотные спайки, тогда как в группе лечения наблюдалась рыхлая грануляционная ткань (оценка 4,0 ± 0,8 против 2,3 ± 1,0 в группе лечения, P = 0,06). Степень воспалительной реакции была сопоставимой в двух группах. Выводы : Наши результаты демонстрируют, что периоперационное использование НПВП сильно влияет на качество плевральных спаек, полученных после механического истирания на этой модели свиней, что также предполагает, что этих препаратов следует избегать для обезболивания при выполнении плевродеза.

    1 Введение

    Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) используются все чаще из-за их сильного обезболивающего действия без побочных эффектов на центральную нервную систему, а также из-за большого количества и разнообразия этих агентов. Анальгетические, противовоспалительные свойства и эффективность НПВП при широком спектре заболеваний уже установлены [1,2]. Заживление ран и образование спаек включают воспаление, пролиферацию клеток, отложение матрикса и неоваскуляризацию.Точный механизм, с помощью которого НПВП влияют на отложение коллагена, и временной ход событий, ведущих к образованию фибрина и спаек после плевродеза, до сих пор полностью не выяснены. НПВП могут подавлять воспалительный процесс и образование фиброза благодаря своей способности подавлять синтез простагландинов [2,3]. На модели на крысах было продемонстрировано, что прочность на разрыв и концентрация коллагена в области раны были меньше после применения НПВП, чем в необработанных ранах [4,5].Несмотря на это, НПВП широко используются в качестве анальгетиков в периоперационный период.

    Видеоассистированная торакоскопическая хирургия (VATS) была продемонстрирована как безопасный и надежный метод лечения рецидивирующего спонтанного пневмоторакса [6–9]. Торакоскопическая клиновидная резекция выявленного пузыря в сочетании с механическим плевродезом или апикальной плеврэктомией в основном считается стандартной терапией рецидивирующего пневмоторакса. Однако у пациентов, перенесших механическую абразию плевры, частота рецидивов от 3 до 10% была зарегистрирована в различных исследованиях, часто в течение 1 года после операции [10,11].Снижение частоты рецидивов может быть достигнуто путем обучения хирургов тому, чтобы они не пропускали пузырьки во время процедуры, рассматривали возможность расширения области плевродеза и / или выполняли апикальную плеврэктомию [12,13]. Целью настоящего исследования было оценить, влияют ли НПВП на качество плевродеза в результате механического истирания у свиней. Мы предположили, что текущее использование НПВП в периоперационном периоде у пациентов со спонтанным пневмотораксом может повлиять на частоту рецидивов заболевания после торакоскопической терапии из-за снижения качества спаек, полученных после механической абразии плевры.

    2 Материалы и методы

    2.1 Животные-субъекты

    Протокол исследования был одобрен Комитетом нашего учреждения по исследованиям с участием животных. Все животные были размещены, а процедуры выполнялись в помещениях Университетской клиники Цюриха. Уход за животными осуществлялся в соответствии с Руководством по уходу и использованию лабораторных животных (Национальные институты здравоохранения NIH № 86-23, пересмотренное, 1985 г.).

    2.2 Генеральный проект

    Десять свиней VLS (Schweizerisches Veredeltes Landschwein) со средним весом 41,3 кг (диапазон 37,9–44,7 кг) были случайным образом разделены на одну экспериментальную группу и одну контрольную группу по пять животных в каждой. У всех животных были выполнены односторонняя левосторонняя торакоскопия и апикальная абразия плевры с использованием имеющегося в продаже абразивного приспособления (электрохирургический очиститель наконечников, Surgisite ® , Johnson & Johnson). Переносную трубку помещали до экстубации животных. Затем животных экстубировали.В группе лечения НПВП (диклофенак-Вольтарен ® ) давали животным перорально в дозе 100 мг в день в течение 3 недель после операции. Затем животных забивали. При вскрытии эффективность плевродеза оценивали путем оценки общего вида каждой плевральной полости и легкого (оценка плевродеза), определения степени образования спаек (степень облитерации) и гистологического исследования. Макроскопические и микроскопические исследования были выполнены тремя рецензентами, соответственно, двумя патологами, не знавшими о лечении.

    2.3 Операционная техника

    Премедикация проводилась с применением кетамина 10–20 мг / кг + азаперона 2 мг / кг + атропина 0,02–0,05 мг / кг внутримышечно. Животным была выполнена стандартная эндотрахеальная интубация (эндотрахеальные трубки AIRE-CUF, с коннектором, Provet AG). Ингаляционная анестезия состояла из O2 и изофлурана. Периоперационный мониторинг состоял из измерения артериального давления с использованием манжеты и онлайн-регистрации ЭКГ, температуры и пульсоксиметра.Венозный катетер для инфузий вводили через вену на ухе. Всем животным перед операцией вводили амоксициллин в качестве антибактериальной терапии (10–20 мг / кг внутримышечно).

    Антимикробный препарат кожи (повидон-йод) использовался перед всеми инвазивными процедурами, каждая из которых выполнялась асептическим хирургическим методом. Для торакоскопического плевродеза были введены три 10-миллиметровых троакара (оптический троакар в девятом межреберье, два других в восьмом межреберье спереди и сзади).Операция выполнена на левой стороне. Визуальный осмотр левого гемиторакса проводился с помощью жесткого телескопа и видеокамеры (Richard Wolf Co). Затем выполнялась торакоскопическая механическая абразия путем протирания париетальной плевры абразивным средством (электрохирургический очиститель наконечников, Surgisite ® , Johnson & Johnson) до тех пор, пока не наблюдались точечные кровоизлияния и не стирались локализованные участки плевры (рис. 1a и b). . По завершении каждой торакоскопической процедуры через одно из мест введения троакара вставляли грудную трубку.Плевральный дренаж был подсоединен к резервуару, и было применено отрицательное отсасывание (-20 см вод. Ст., 2 O). Надрезы кожных троакаров закрыли шелковой тканью. Пневматическая трубка была удалена, как только животные проснулись и начали двигаться, после чего была выполнена рентгенографическая проверка полного повторного расширения легких. Непосредственно после операции всем животным подкожно вводили 1 мл бупренорфина (Temgesic ® ) в дозе 0,3 мг / мл для подавления немедленной послеоперационной боли.Пластырь с фентанилом (Durogesic TTS 75 мкг / ч ® ) также наносили на кожу всех животных в течение первых 3 дней после операции. Ни одно животное контрольной группы не нуждалось в дополнительной обезболивающей терапии с 4-го дня до умерщвления. Другие животные получали диклофенак (Voltaren ® ) перорально в дозе 100 мг в день в течение 3 недель.

    Рис. 1

    Левый гемиторакс до (а) и после (б) торакоскопической механической ссадины плевры.

    Фиг.1

    Левый гемиторакс до (а) и после (б) торакоскопической механической ссадины плевры.

    2,4 Макроскопическая оценка

    В двух группах эффекты плевродеза оценивали через 3 недели после торакоскопической абразии плевры. Животным проводили стандартную интубацию и умерщвляли внутрикардиальным введением KCl под глубокой анестезией. Была выполнена срединная стернотомия, и обе плевральные полости были осмотрены и оценены тремя исследователями, не знавшими, вводили или нет НПВП.Осмотр второй грудной полости (без ссадины плевры) выполняли для исключения ранее существовавших патологических находок у животного.

    Пятибалльная оценка плевродеза использовалась для характеристики реакции на плевродез:

    • 0 нормальное плевральное пространство без спаек

    • 1 спаек нет, но плевральное пространство воспалилось, о чем свидетельствует покраснение и отложение фибрина

    • 2 единичных рассеянных спайки; легкое разрешение простым нажатием, способное рассечь легкое прямо без разрыва

    • 3 генерализованных рассеянных спайки; ручное разрешение, возможно тупое рассечение

    • 4 тяжелых плотных спайки; резкое рассечение с повреждением паренхимы легкого, необходимое для удаления спаек.

    Степень плевродеза в плевральной полости оценивалась с помощью шкалы облитерации , измеряя распределение спаек между легким и грудной стенкой в ​​четырех местах: апикальном, средостенном, латеральном и дорсальном

    • 0 отсутствие спаек

    • 1 спайки в одном месте

    • 2 спайки в двух местах

    • 3 спайки в трех местах

    • 4 спайки повсюду.

    2,5 Микроскопическое исследование

    В областях наибольшего образования спаек клин паренхимы легкого толщиной 2–3 см удаляли вместе с соответствующей частью грудной стенки. Образец помещали в 10% раствор формальдегида с нейтральным буфером и промаркировали для последующей идентификации. Парафиновые срезы окрашивали гематоксилин-эозином и эластином-ван Гизоном. Обзор образцов был проведен двумя патологами, которые не знали, как лечить животных.Оценивали степень фиброза, выработку коллагена, образование грануляционной ткани и гранулемы инородного тела. Для оценки отложения коллагена между легким и грудной стенкой был использован четырехбалльный показатель фиброза

    1. несколько волокон коллагена

    2. больше волокон коллагена, но плохо организованные

    3. высокий плотность коллагеновых волокон, частично организованных в толстые слои

    4. рубец.

    2.6 Статистический анализ

    Данные выражены в виде медианы ± стандартное отклонение. Был проведен непараметрический дисперсионный анализ (тест Манна – Уитни, SPSS для Windows, версия 11.0). Статистически значимым считалось значение P <0,05.

    3 Результаты

    У всех животных, кроме двух, послеоперационное выздоровление протекало без осложнений. Одно животное из экспериментальной группы умерло от язвы желудка с перфорацией через 1 неделю после операции и было заменено. Дозировка диклофенака поддерживалась на уровне 100 мг / день, но применялся протектор слизистой оболочки желудка (омепразол, Antra ® , 40 мг / день).Другое животное группы НПВП страдало диареей без признаков кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта.

    У всех животных рентгенограмма грудной клетки показала полностью повторно расширенное левое легкое после удаления грудной клетки.

    При осмотре правой, необработанной грудной полости у всех животных при вскрытии не было выявлено никаких предшествующих спаек.

    Макроскопическая оценка показала более эффективный плевродез с более плотными спайками, требующими резкого рассечения для лизиса у контрольных животных со средним баллом плевродеза 3.67 ± 1,0 по сравнению с 2 ± 2,2 в экспериментальной группе (P = 0,01 *, непараметрический тест Манна – Уитни). Распределение оценок, выставленных тремя независимыми обозревателями, было однородным у всех контрольных животных (таблица 1). . У одного экспериментального животного оценки были сопоставимы у всех животных, кроме одного, у которых наблюдались рассеянные спайки. У этого животного послеоперационная диарея. Распределение адгезии было равномерным и сопоставимым со средней оценкой облитерации 3,67 ± 1,3 в двух группах животных.

    Таблица 1

    Оценка плевродеза в двух группах животных

    Таблица 1

    Оценка плевродеза в двух группах животных

    Гистопатологический анализ не показал статистически значимой разницы между двумя группами, но продемонстрировал четкую тенденцию. В контрольной группе наблюдалось большее количество организованных коллагеновых волокон, что указывает на более плотные спайки, тогда как в группе лечения наблюдалась рыхлая грануляционная ткань (рис.2а и б) . Оценка фиброза, определяющая отложение коллагена, составила 4,0 ± 0,8 у контрольных животных по сравнению с 2,3 ± 1,0 у обработанных животных (P = 0,06, непараметрический тест Манна-Уитни). Снова распределение оценок было однородным в контрольной группе, тогда как у одного животного из обработанной группы наблюдались организованные волокна коллагена. Это животное соответствовало животному с рассеянными спайками при общем наблюдении (таблица 2). . Расстояние между грудной стенкой (pleura parietalis) и легким в контрольной группе было меньше, чем у животных, получавших лечение, у которых наблюдалась очень рыхлая соединительная ткань.В этой соединительной ткани разрастание капилляров и фибробластов было очень ограниченным. У контрольных животных грануляционная ткань больше не наблюдалась, потому что уже образовался рубец. Степень воспалительной реакции не была выражена и сопоставима в двух группах.

    Рис. 2

    Результаты микроскопии через 3 недели после механической ссадины плевры. (а) Контрольная группа. 1, кость; 2 — мышца; 3 — толстые слои коллагеновых волокон; 4, легкое. (б) Обработанная группа.1, кость; 2 — мышца; 3 — рыхлая соединительная ткань с несколькими волокнами коллагена; 4, легкое.

    Рис. 2

    Результаты микроскопии через 3 недели после механической абразии плевры. (а) Контрольная группа. 1, кость; 2 — мышца; 3 — толстые слои коллагеновых волокон; 4, легкое. (б) Обработанная группа. 1, кость; 2 — мышца; 3 — рыхлая соединительная ткань с несколькими волокнами коллагена; 4, легкое.

    Таблица 2

    Оценка отложения коллагена в двух группах животных

    Таблица 2

    Оценка отложения коллагена в двух группах животных

    4 Обсуждение

    Плевродез — обычная процедура в торакальной хирургии, выполняемая для предотвращения рецидива пневмоторакса или злокачественного выпота.Ожидается, что после повторного расширения легкого послеоперационные спайки между легким и грудной стенкой позволят избежать рецидива. Точные механизмы, ответственные за образование спаек после плевродеза, остаются не до конца понятными. Помимо раннего воспалительного процесса, повреждение мезотелиальных клеток приводит к продукции фибронектина, который также играет роль в патогенезе образования фибрина и возможного фиброза плевры [14,15]. Перес показал, что белки плазмы, включая фибриноген, были обнаружены в месте повреждения ткани из-за повышенной проницаемости сосудов.Фибриноген превращается в фибриновую матрицу активированными прокоагулянтами. Считается, что этот фибриновый матрикс участвует в раннем воспалительном ответе, обеспечивая временную поддержку адгезии и миграции воспалительных клеток и последующего ремоделирования ткани с помощью постоянных белков внеклеточного матрикса, таких как коллаген [4,14]. У пациентов может развиться пневмоторакс с дополнительным образованием плеврального выпота, который может быть богат белками плазмы и фибриногеном. Однако кажется маловероятным, что плевральная жидкость сама по себе ответственна за образование спаек, поскольку доксициклин вызывает более эффективный плевродез на модели кролика при дренировании плевральной жидкости [16].Поскольку для образования спаек требуется воспалительный процесс, а классические НПВП подавляют воспаление за счет ингибирования синтеза простагландинов, периоперационное использование НПВП в качестве анальгетиков может отрицательно повлиять на плевродез, полученный после механической абразии плевры. Предыдущий отчет показал, что системные кортикостероиды снижают эффективность талькового плевродеза на модели кролика из-за подавления воспаления [14]. Степень механического или химического плевродеза уже оценивалась и сравнивалась в различных испытаниях на животных с использованием нескольких баллов, но влияние НПВП на плевральные спайки после плевродеза до сих пор не исследовалось, хотя эти анальгетики очень часто используются у пациентов. в настоящее время [17–20].Свиньи представляют собой идеальную животную модель для этого экспериментального проекта, поскольку эта модель уже использовалась при оценке различных хирургических методов спонтанного пневмоторакса и при сравнении различных методов плевродеза [21–24]. Эта модель подходит для торакоскопического доступа и анатомически сопоставима с пациентами. Объем гемиторакса у свиней позволяет хорошо оценить макроскопические изменения после плевродеза и сделать подходящую оценку ткани для гистопатологического исследования.В предыдущих отчетах макроскопическое наблюдение и оценка образцов для гистологического анализа обычно выполнялись через 3–4 недели после плевродеза, поскольку в это время уже присутствовали гистопатологические изменения [17–20]. Кроме того, мы хотели поставить животных в аналогичную ситуацию с пациентами с пневмотораксом, которые часто принимают анальгетики в течение нескольких недель после операции. Это причина, по которой в нашем исследовании было предложено наблюдение через 3 недели после операции. Чтобы облегчить сравнение с другими экспериментальными исследованиями, мы намеренно использовали как ранее описанную оценку плевродеза, так и степень облитерации для оценки макроскопического результата.

    Макроскопический анализ показал значительно более плотные спайки в группе, не получавшей лечения. Это наблюдение было подтверждено микроскопией. Разница в анализе оценки фиброза не была статистически значимой, хотя была показана четкая тенденция. Это могло быть связано с небольшим количеством животных в каждой группе и с тем фактом, что у животного, получавшего диклофенак, наблюдались спайки и отложение коллагена. У этого животного после операции возникла диарея, которая могла нарушить резорбцию вещества.У всех других животных показатели плевродеза и фиброза были равномерно распределены.

    Степень облитерации — это мера степени спаек между легкими, средостением и грудной стенкой. Тот факт, что не было разницы в баллах между двумя группами, а также однородное распределение степени облитерации в каждой группе подтверждают воспроизводимость нашего торакоскопического доступа и используемой техники механической абразии и позволяют предположить, что абразия была аналогичной по глубине и поверхности. площадь у всех животных.При микроскопической оценке степень воспаления была сопоставима в обеих группах и не очень выражена. Это не было неожиданностью для животных из группы лечения, поскольку НПВП могут заметно притупить ранний воспалительный процесс, состоящий из миграции лейкоцитов, образования отека, продукции фибрина и расширения капилляров [3,4,25]. Было также продемонстрировано, что помимо ингибирования пути циклооксигеназы, НПВП также действуют как иммуномодуляторы, блокируя выработку эндогенного простагландина-Е.Простагландин-E участвует в регулировании выработки коллагеназы моноцитами, а также в опосредовании воспаления, а коллагеназа играет важную роль в распаде и ремоделировании коллагена.

    В контрольной группе рубцовая ткань уже образовалась между висцеральной и париетальной плеврой в контрольный период через 3 недели после механической абразии. Воспалительный процесс после ссадины плевры, включая врастание капилляров, приток воспалительных клеток с активацией фибробластов, мог быть достигнут уже в это время.Фиброз без значительной воспалительной реакции уже был описан на модели свиньи через 30 дней после химического или механического истирания [18,21]. Наши результаты и данные этих предыдущих исследований подтверждают концепцию, согласно которой сила и количество адгезии зависят от начальной и временной воспалительной реакции, но не от стойкого хронического воспаления.

    В нашем исследовании 100 мг диклофенака (Вольтарен ® ) вводили ежедневно. Эта дозировка аналогична обычной послеоперационной дозе для человека.Гастроэнтерологические побочные эффекты в этом проекте не ожидались, так как НПВП уже давали свиньям в течение длительного времени без развития язв в других исследованиях [3]. После совместного введения селективного блокатора протонной помпы послеоперационное выздоровление у всех животных протекало без осложнений. Все животные получали одинаковую дозу опиатов, что исключает гипотетическое влияние этих веществ на интерпретацию результатов.

    В заключение, настоящее исследование демонстрирует, что использование классических НПВП значительно снижает качество плевродеза после механической абразии на этой модели свиньи.Как следствие, мы изменили нашу клиническую практику послеоперационной анальгетической терапии пациентов, получающих механический плевродез по поводу пневмоторакса или злокачественного выпота. Кроме того, поскольку мы могли продемонстрировать отрицательное влияние этих препаратов на качество плевродеза, продолжение этого исследования по оценке других НПВП, таких как селективные ингибиторы ЦОГ-II и НПВП, высвобождающие оксид азота, продолжается на той же животной модели и с использованием разных методы плевродеза, такие как плеврэктомия.

    Dr T. Treasure ( Лондон, Великобритания ): Это клинически, потенциально, важно. Чтобы воплотить это в клинической практике, нам нужно знать, что это верно и для людей. А для того, чтобы получить цифры, вероятно, потребуется многоцентровое испытание.

    Как вы думаете, можно ли придумать осуществимый дизайн, чтобы проверить это на людях?

    Сегодня утром, на другом заседании, был разговор о том, проводят ли Общество и Ассоциация многоцентровые испытания.Как вы думаете, можно ли это сделать таким образом?

    Dr Lardinois : Хотя количество животных в нашем исследовании было небольшим, разница между двумя группами была настолько очевидной и несомненной, что мы изменили нашу клиническую практику в послеоперационной анальгетической терапии пациентов, получавших механическую терапию. плевродез при пневмотораксе или злокачественном выпоте. Мы больше не даем классические НПВП.

    Д-р Дж. Вильм ( Страсбург, Франция, ): На самом деле, это концепция, которую мы уже много лет используем в нашем отделении, потому что мы боремся с анестезиологами, потому что, когда они прекратили любые средства обезболивания, включая перидуральную анестезию, например, обезболивание, они давали пероральные морфиники и подобные лекарства.И мы полностью отказались от этого, особенно при работе с эмфиземой и ХОБЛ.

    Dr Lardinois : Мы можем понять анестезиологов, назначающих НПВП для послеоперационного обезболивания, потому что эти вещества обладают сильным обезболивающим действием без побочных эффектов на центральную нервную систему и, кроме того, из-за большого количества и разнообразия этих агентов .

    Д-р Г. Эгри ( Будапешт, Венгрия, ): Интересно, были ли у вас раньше какие-либо данные относительно этого эффекта НПВП, или как у вас возникла эта концепция, чтобы посмотреть, обладают ли эти виды лекарств такими эффектами? на плевре?

    Dr Lardinois : Несколько отчетов уже показали, что НПВП могут ингибировать воспалительный процесс и образование фиброза благодаря своей способности подавлять синтез простагландинов.Также было продемонстрировано, что концентрация коллагена в области раны была меньше после применения НПВП, чем в необработанных ранах. Кроме того, степень механического или химического плевродеза уже оценивалась и сравнивалась в различных испытаниях на животных с использованием нескольких баллов. Свиньи представляют собой идеальную животную модель для этого экспериментального проекта, поскольку эта модель уже использовалась при оценке различных хирургических методов спонтанного пневмоторакса и при сравнении различных методов плевродеза.Чтобы облегчить сравнение с другими экспериментальными исследованиями, мы намеренно использовали как ранее описанную оценку плевродеза, так и степень облитерации для оценки макроскопического результата.

    Д-р С. Эггелинг ( Берлин, Германия ): У меня два вопроса. Во-первых, как вы думаете, можно ли транспортировать эту модель на плеврэктомию, то есть спонтанную операцию пневмоторакса с плеврэктомией?

    И второе: существует много нестероидных противовоспалительных средств, и вы хоть представляете, верно ли это, например, для Новалгина (Новаминсульфон)?

    Позвольте мне сказать вам, что в течение 5 или 6 лет мы отказались от любых НПВП при плевродезе из-за этой точки зрения.Это очень хорошее исследование, и приятно знать, что вы узнали, что, как мы уже думали, окажется правдой; но мы всегда использовали Новалгин и думаем, что это не снижает эффекта плевродеза.

    Д-р Лардинуа : Что касается первого вопроса, я не могу дать вам точного ответа. В литературе неясно, какая методика плевродеза у пациентов лучше всего подходит. Имеются сообщения, показывающие преимущества талькового плевродеза, и другие, демонстрирующие преимущества механического плевродеза или плеврэктомии.Мы выбираем подход VATS в сочетании с механической абразией, потому что торакоскопическая клиновидная резекция идентифицированного пузыря в сочетании с механическим плевродезом в основном рассматривается как стандартная терапия рецидивирующего пневмоторакса. Мы оцениваем другие анальгетики, такие как селективные ингибиторы ЦОГ-2, на той же модели с использованием механических или других методов плевродеза в текущем исследовании. Что касается вашего второго вопроса, мы не используем Нивахин в нашем учреждении, и у меня нет опыта с этим.

    Д-р Г.Ladas ( Лондон, Великобритания ): есть свидетельства, которые мы видели, что однократная доза нестероидных препаратов оказывает болеутоляющее действие довольно быстро, в то время как противовоспалительный эффект длится дольше и проявляется через пару недель.

    Итак, вопрос в том, как вы выбрали этот трехнедельный период? Потому что, что часто случается, самый сложный период для послеоперационного обезболивания — это когда вы прекращаете PCA или эпидуральную анестезию. И некоторые люди считают, что введение одной или пары доз нестероидных препаратов может помочь вам в этот переходный период без необходимости переноса на 3 недели.Так вы планируете изучить эффект за более короткий период приема?

    Dr Lardinois : Как уже упоминалось, степень механического или химического плевродеза уже оценивалась и сравнивалась в различных испытаниях на животных. В этих предыдущих отчетах макроскопическое наблюдение и оценка образцов для гистологического анализа обычно выполнялись через 3-4 недели после плевродеза, потому что в это время уже присутствовали гистопатологические изменения и воспалительный процесс был уже достигнут.Кроме того, мы хотели поставить животных в аналогичную ситуацию с пациентами с пневмотораксом, которые часто принимают анальгетики в течение нескольких недель после операции. По этой причине в нашем исследовании было предложено наблюдение через 3 недели после операции.

    Список литературы

    [1],,,.

    Влияние ибупрофена на воспалительную реакцию на хирургические раны

    ,

    J Trauma

    ,

    1993

    , vol.

    35

    (стр.

    340

    343

    ) [2],,,.

    Обострение связанного с воспалением повреждения толстой кишки у крыс вследствие ингибирования циклооксигеназы-2

    ,

    J Clin Invest

    ,

    1996

    , vol.

    98

    (стр.

    2076

    2085

    ) [3],,,,.

    Ингибирование ангиогенеза нестероидными противовоспалительными препаратами: понимание механизмов и последствий для роста рака и заживления язв

    ,

    Nat Med

    ,

    1999

    , vol.

    5

    (стр.

    1418

    1423

    ) [4],,,,.

    Влияние хронического кеторолака трометамина (торадола) на заживление ран

    ,

    Ann Plast Surg

    ,

    1996

    , vol.

    37

    (стр.

    147

    151

    ) [5],,,.

    Отложение коллагена в ране у крыс: эффекты NO-NSAID и селективного ингибитора ЦОГ-2

    ,

    Br J Pharmacol

    ,

    2000

    , vol.

    129

    (стр.

    681

    686

    ) [6],,,,,,.

    Видеоторакоскопическое лечение первичного спонтанного пневмоторакса: опыт 6 лет

    ,

    Ann Thorac Surg

    ,

    2000

    , vol.

    69

    (стр.

    357

    361

    ) [7],,,,,.

    Отдаленные результаты после видеоторакоскопической хирургии при первичном и рецидивирующем спонтанном пневмотораксе

    ,

    Ann Thorac Surg

    ,

    2000

    , vol.

    70

    (стр.

    253

    257

    ) [8],.

    Результаты торакоскопических операций при первичном спонтанном пневмотораксе

    ,

    Грудная клетка

    ,

    2000

    , т.

    118

    (стр.

    235

    238

    ) [9],,,,.

    Исследование эффективности плевродеза при спонтанном пневмотораксе при торакоскопической хирургии с помощью видеосъемки

    ,

    Ann Thorac Surg

    ,

    2001

    , vol.

    71

    (стр.

    452

    454

    ) [10],,,,,,.

    Рецидивы после видеоторакоскопического лечения первичного спонтанного пневмоторакса: роль повторной видеоторакоскопии

    ,

    Eur J Cardiothorac Surg

    ,

    2001

    , vol.

    19

    (стр.

    396

    399

    ) [11],,,,.

    Частота ипсилатеральных рецидивов после видеоассистированной торакоскопической операции по поводу первичного спонтанного пневмоторакса

    ,

    J Thorac Cardiovasc Surg

    ,

    2000

    , vol.

    48

    (стр.

    757

    760

    ) [12],,.

    Плеврэктомия при первичном пневмотораксе: нужна ли обширная плеврэктомия?

    ,

    J Cardiovasc Surg

    ,

    2000

    , т.

    41

    (стр.

    633

    636

    ) [13],,,,.

    Указывают ли пузыри на предрасположенность к рецидивирующему пневмотораксу?

    ,

    Br J Radiol

    ,

    2000

    , т.

    73

    (стр.

    356

    359

    ) [14],.

    Фибрин усиливает экспрессию ИЛ-1 бета мононуклеарными клетками периферической крови человека. Влияние на воспаление легких

    ,

    J Immunol

    ,

    1995

    , vol.

    154

    (стр.

    1879

    1887

    ) [15],,,,,,.

    Сравнение трансформирующего фактора роста бета-2 и фибронектина как плевродезирующих агентов

    ,

    Respirology

    ,

    2001

    , vol.

    6

    (стр.

    281

    286

    ) [16],,.

    Плевродез доксициклина у кроликов: преимущество грудных трубок

    ,

    Chest

    ,

    1997

    , vol.

    112

    стр.

    136S

    [17],,,,.

    Плевродез с использованием аутокрови, доксициклина и талька на кролике модель

    ,

    Ann Thorac Surg

    ,

    1999

    , vol.

    67

    (стр.

    917

    921

    ) [18],,,,.

    Сравнение торакоскопической инсуффляции тальком, суспензии и механического абразивного плевродеза

    ,

    Chest

    ,

    1997

    , vol.

    111

    (стр.

    442

    448

    ) [19],,,.

    Системные кортикостероиды снижают эффективность талькового плевродеза

    ,

    Am J Respir Crit Care Med

    ,

    1998

    , vol.

    157

    (стр.

    1441

    1444

    ) [20],,,,.

    Трансформирующий фактор роста β2 вызывает плевродез значительно быстрее, чем тальк

    ,

    Am J Respir Crit Care Med

    ,

    2001

    , vol.

    163

    (стр.

    640

    644

    ) [21],,,,.

    Тальковый плевродез: суспензия талька в сравнении с торакоскопической инсуффляцией талька на модели свиньи

    ,

    Ann Thorac Surg

    ,

    1996

    , vol.

    62

    (стр.

    1000

    1002

    ) [22],,.

    Рандомизированное перекрестное сравнение различных вентиляционных устройств в модели пневмоторакса свиней

    ,

    Prehosp Emerg Care

    ,

    1998

    , vol.

    2

    (стр.

    167

    169

    ) [23],,,.

    Патофизиология напряженного пневмоторакса у вентилируемых свиней

    ,

    J Emerg Med

    ,

    1997

    , vol.

    15

    (стр.

    147

    153

    ) [24],,,,.

    Влияние талькового плевродеза на выращивание свиней

    ,

    J Pediatr Surg

    ,

    1990

    , vol.

    25

    (стр.

    1147

    1151

    ) [25],,,.

    Влияние селективных против циклооксигеназы-2 и высвобождающих оксид азота нестероидных противовоспалительных препаратов на ульцерогенные и заживляющие реакции слизистой оболочки желудка

    ,

    Dig Dis Sci

    ,

    1998

    , vol.

    43

    (стр.

    2003

    2011

    )

    © 2004 Elsevier B.V

    Elsevier B.V.

    Симвастатин, ингибитор HMG-CoA редуктазы, преодолевает лекарственную устойчивость при множественной миеломе, опосредованную клеточной адгезией, путем геранилгеранилирования белка Rho и активации Rho-киназы | Кровь

    Эти данные подняли вопрос, может ли нацеливание на резистентность, опосредованную адгезией, улучшить результаты стандартных режимов химиотерапии.Одновременное добавление блокирующих антител против LFA-1 и против VLA-4 к мелфалану выявило сильное снижение CAM-DR (рис. 2A), тогда как только антитела против VLA-4 или против LFA-1 не имели никакого эффекта. Интересно, что комбинация обоих антител не полностью меняет CAM-DR. Кроме того, новый низкомолекулярный ингибитор LFA-1 LFA703, 10 , производное статина, лишенное активности редуктазы 3-гидрокси-3-метилглутарил-кофермента-A (HMG-CoA), показал снижение CAM-DR примерно на 50% (рис. 2B). ).Есть несколько объяснений этих эффектов. Во-первых, молекулы антиадгезии могут вызывать деадгезию и, тем самым, обращение CAM-DR. Чтобы решить эту проблему, мы повторили эксперименты с сокультивированием и определили количество клеток в суспензии с помощью теста на жизнеспособность WST-1. На рисунке 2C показано, что не было статистически значимой деадгезии миеломных клеток, которая могла бы объяснить снижение CAM-DR. Во-вторых, прерывание прямого контакта молекул адгезии может уменьшить обратную стимуляцию миеломы и стромальных клеток и тем самым снизить секрецию цитокинов, наиболее важным из которых является ИЛ-6.Таким образом, мы определили уровни IL-6 в супернатанте различных сокультив, как показано на рисунке 2D. Статистически значимых изменений не наблюдалось. На основании этих данных мы заключаем, что физическая адгезия миеломных клеток к BMSCs остается неизменной, несмотря на совпадение с блокирующими антиадгезионными антителами, и что внеклеточные изменения, такие как секреция IL-6, вряд ли способствуют наблюдаемому анти-CAM-DR эффекту. Таким образом, мы предположили, что нарушения в передаче сигнала могут быть причиной ингибирования CAM-DR и что нацеливание на эти сигнальные каскады может предоставить новые терапевтические возможности в терапии множественной миеломы.

    В свете этих соображений мы проверили значимость важных сигнальных путей при множественной миеломе с помощью экспериментов с ингибиторами. Клетки миеломы инкубировали в присутствии или в отсутствие стромальных клеток HS-5 с цитотоксическими агентами. Модуляторы передачи сигналов добавляли к сокультуре в возрастающих концентрациях, и апоптоз клеток миеломы сокультуры сравнивали только с клетками миеломы и с клетками сокультуры миеломы с модулятором передачи сигналов.Панель протестированных модуляторов включала активаторы протеинкиназы C (PKC) (например, бриостатин-1) и ингибиторы (например, Gö6976, Gö6983, GF209203X), ингибиторы митоген-активированной протеинкиназы (MAPK) (например, U0126, PD98059), фосфоинозитол Ингибиторы -3-киназы (PI3-киназы) (например, Ly294002), ингибиторы JAK1 / 2 (например, пицеатаннол, AG490) и ингибиторы протеасом (например, бортезомиб, MG132). Ни одно из этих веществ не могло обратить вспять CAM-DR (данные не показаны). Кроме того, экспрессия белков, важных для выживания клеток и устойчивости к лекарственным средствам, была протестирована с помощью иммуноблоттинга, как описано ранее, 12 , таких как представители семейства Bcl-2 (например, Bad, Bax, Bcl-2, Bcl-XL, Mcl-1 ), члены семейства ингибиторов апоптоза (IAP) (например, IAP-1, IAP-2, ILP, сурвивин), белки клеточного цикла (например, циклин D1), члены семейства PKC (например, PKCα, PKCβ , PKDδ) и другие ключевые сигнальные молекулы для апоптоза, выживания и пролиферации клеток множественной миеломы (например, Erk1, Erk2, Akt, PI3-киназа).

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.