Вирус эпштейна барр ядерный антиген: Epstein Barr Virus ядерный антиген (EBNA), IgG (количественно)

Содержание

Вирус Эпштейна-Барр EBV (Epstein-Barr) в диагностическом центре «МедиСкан» в Домодедово

ЕBV (ВЭБ) — вирус, инфицирующий В-лимфоциты и вызывающий латентную инфекцию. EBV-синдром включает мононуклеоз и опухоли типа карциномы, В-клеточной лимфомы. EBV может вызвать энцефалит у взрослых больных СПИД и интерстициальный пневмонии у детей. 90-95% инфекционного мононуклеоза связано с EBV; остальные случаи связаны с цитомегаловирусом, Toxoplasma gondii, ВИЧ, аденовирусом или краснухой.

Различают следующие разновидности антигенов EBV:

  • EBV-VCA — капсидный антиген вируса Эпштейна-Барр.
  • EBV-EА — ранний антиген вируса Эпштейна-Барр.
  • EBV-EBNA — ядерный антиген вируса Эпштейна-Барр.

Антитела к вирусному капсидному антигену IgM и IgG появляются в острой стадии; IgM снижается за 1-3 месяца; IgG может персистировать на низком уровне всю жизнь. Высокие титры IgG-вирусного капсидного антигена отмечены при лимфоме Беркитта и носоглоточной карциноме и у пациентов с иммуносупрессией.

Позитивные титры IgM- и IgG-EBV-VCA являются диагностическими признаками острого инфекционного

процесса ( в том числе мононуклеоза). Диагностикумы выпускаются к антителам обоих классов — IgM и IgG.

Антитела к раннему антигену (к ранним белкам вируса) появляются также в острой стадии, но нарастание их происходит медленнее. Снижение уровня этих антител происходит спустя 2 месяца после инфицирования и могут исчезнуть вообще через год после инфицирования. Диагностикумы выпускаются только для выявления антител IgG к раннему антигену (ранним белкам вируса).

Для мониторирования инфицирования из этих двух видов антител нагляднее определять антитела к капсидному антигену.

Антитела к ядерному антигену появляются гораздо позже, спустя 4 недели после инфицирования, достигают высоких уровней и могут сохраняться всю жизнь, как показатель иммунитета (IgG-антитела). Определение антител класса IgM к ядерному антигену не имеет диагностического значения. Диагностикумы выпускаются к антителам класса IgG к ядерному антигену.

Для мониторирования инфицирования в нашей лаборатории предлагаются следующие виды тестов по определению антител к антигенам ВЭБ:

  • АТ к ВЭБ-капсидный антиген (IgM) (VCA).
  • АТ к ВЭБ-капсидный антиген (IgG) (VCA).
  • АТ к ВЭБ-ранний антиген (ранние белки, IgG (EA).
  • АТ к ВЭБ-ядерный антиген (IgG) (EBNA).

Дополнительное исследование — качественное и полуколичественное! Определение ЕВ-вируса в цельной крови пациента методом ПЦР.

Анализы в KDL. Антитела к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр (Epstein-Barr virus EBNA), IgG

Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) отличается сложным строением и многообразием клинических форм инфекции, поэтому диагностика его сложна. Являясь герпесвирусом, ВЭБ широко распространён, сохраняется в организме пожизненно и наибольшую активность проявляет при иммуннодефицитных состояниях, чем и опасен. В большинстве случаев первичная инфекция протекает малосимптомно или бессимптомно. Классическое проявление (всего в 20% случаев) - в виде мононуклеоза: высокая температура, увеличение шейных лимфоузлов, боли в горле, реже с увеличением печени и селезенки. В этот период можно обнаружить сам вирус в крови, слюне и других биологических жидкостях. Далее вирусная инфекция может протекать как длительно текущее, часто рецидивирующее простудное заболевание с небольшим повышением температуры до 37 градусов, слабостью, утомляемостью. В более тяжёлых случаях возникают неврологические проявления, кожная сыпь, осложнения со стороны дыхательных путей. Носительство ВЭБ ассоциируют с развитием лимфом и опухолей носоглотки. Обычно антитела к вирусу Эпштейна-Барр определяют для уточнения стадии заболевания и давности процесса.

Наличие антител к ядерному антигену IgG свидетельствует о том, что вирус Эпштейна-Барр в организме давно – более 4 месяцев. Данные антитела синтезируются последними и остаются в организме пожизненно, поэтому их выявление при неоднозначных симптомах позволяет предположить, что причиной заболевания является ВЭБ, длительно персистирующий в организме или период его реактивации. Эти антитела рассматриваются также, как маркеры перенесенной инфекции.

Когда целесообразно определение антител к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр класса IgG?

  • У длительно и часто болеющих людей
  • При лихорадке с невыясненной причиной
  • Если есть симптомы, подозрительные на инфекционный мононуклеоз
  • Иммунодефицитные состояния (ВИЧ инфицированные, пациенты с онкологическими заболеваниями, в процессе химиотерапевтического лечения)

Значение результатов теста.

Антитела не обнаружены:

  • Ранний период инфекции. При клинических подозрениях рекомендовано определение  IgM к капсидному антигену или выявление ДНК ВЭБ методом ПЦР.
  • Отсутствие инфицирования ВЭБ.

Антитела обнаружены:

  • Подтверждает наличие антител к вирусу Эпштейна-Барр в организме, давность инфекции более 4 месяцев .

Сомнительный результат:

  • Возможно при недостаточном для положительного результата уровне антител. Рекомендуется исследование IgM к капсидному антигену и повторное исследование IgG к ядерному антигену ВЭБ в динамике через 1 неделю.

Сроки выполнения теста.

2-3 дня

Подготовка к анализу.

Допускается взятие крови в течение дня через 3 часа после необильного приёма пищи или утром натощак, воду пить можно.

Диагностики мононуклеоза в Челябинске, определение ядерного антигена IgG

Определение  ядерного антигена IgG для диагностики ифекционного мононуклеоза  вызванного вирусом Эпштейна – Барр в Челябинске

Ядерные антигены IgG – специфические иммуноглобулины, которые указывают на перенесенную или хроническую инфекцию, вызванную вирусом Эпштейна – Барр.

Диагностика инфекции, вызванной вирусом Эпштейна – Барр не может основываться только на повышенном количестве ядерного антигена класса IgG, поскольку они могут определяться и у здоровых, но ранее переболевших инфекционным мононуклеозом. 

Ядерные антигены обнаруживаются в ядрах всех клеток, измененных под действием вируса Эпштейна – Барр. Их находят в опухолевых клетках из лимфомы Беркитта, назофарингеальной карциномы. Антитела anti-EBNA редко присутствуют в крови во время острой инфекции, их количество увеличивается во время выздоровления от инфекционного мононуклеоза и затем достигает стабильного уровня через 3-12 месяцев. В крови антитела к ядерному антигену вируса обнаруживаются в среднем через 2-4 месяца после заболевания и могут сохраняться всю жизнь.

Одновременное определение антител к ранним антигенам, капсидному белку и ядерным антигенам позволяет выявить инфекцию, вызванную вирусом Эпштейна – Барр, и определить, является ли она текущей, недавней или давно перенесенной.

Вирус Эпштейна – Барр относится к вирусам человеческого герпеса 4-й группы. Он склонен поражать В-лимфоциты и вызывает у человека острое заболевание – инфекционный мононуклеоз, а также связан с развитием назофарингеальной карциномы, лимфомы Беркитта, болезни Ходжкина, волосистой лейкоплакии и В-клеточной лимфомы.

Метод исследования: иммуноферментный анализ (ИФА)

Биоматериал для исследования:  венозная, капиллярная кровь

Подготовка к исследованию:  не курить в течение 30 минут до сдачи крови

Исследование проводится для:

  • диагностики инфекционного мононуклеоза.
  • дифференциальной диагностики заболеваний, симптомы которого схожи с инфекционным мононуклеозом.
  • выявления обострения хронической инфекции, вызванной вирусом Эпштейна – Барр.
  • мониторинга некоторых онкологических заболеваний (лимфомы Беркитта, назофарингеальной карциномы), связанных с вирусом Эпштейна – Барр.

Исследование назначается при:

  • симптомах инфекционного мононуклеоза (боли в горле, увеличении лимфатических узлов, селезенки и печени, лихорадке, быстрой утомляемости)
  • подозрении на ранее перенесенный инфекционный мононуклеоз
  • диагностике лимфопролиферативных и онкологических заболеваний, предположительно связанных с вирусом Эпштейна – Барр

Что означают результаты?

В норме результат отрицательный

Причины положительного результата:

  • инфекционный мононуклеоз (в период выздоровления или позже)
  • перенесенная инфекция, вызванная вирусом Эпштейна – Барр (более 2-4 месяцев после заболевания)
  • хроническая инфекция, вызванная вирусом Эпштейна – Барр
  • новообразования, связанные с вирусом Эпштейна – Барр (лимфома Беркитта, назофарингеальная карцинома)

Причины отрицательного результата:

  • отсутствие вируса Эпштейна – Барр
  • инкубационный, продромальный или острый период инфекционного мононуклеоза
  • многолетний период после перенесенного инфекционного мононуклеоза
  • некоторые иммунодефициты с нарушенным образованием антител

Что может влиять на результат?

Гемолиз пробы крови, ее бактериальное загрязнение и высокое содержание липидов в ней

Важные замечания

  1. При сомнительном результате анализ необходимо повторить через 10-14 дней
  2. При дифференциальной диагностике лимфоаденопатии и заболеваний, схожих с инфекционным мононуклеозом, особенно у беременных женщин, рекомендовано исключить токсоплазмоз, цитомегаловирусную инфекцию, ВИЧ и вирус герпеса 6-го типа
  3. Для определения активности и периода инфекции необходимо одновременно выяснить уровни и других антител к вирусу Эпштейна – Барр

Сдать АТ Вирус Эпштейна-Барр (ядерный антиген NA) IgG, кровь анализ во Владимире

Описание

Диагностика инфекционных заболеваний (ИФА) - АТ Вирус Эпштейна-Барр (ядерный антиген NA) IgG, кровь

Сроки исполнения: 10 рабочих дней*.
Биоматериал: кровь.

Описание:

Подготовка к исследованию: специальной подготовки не требуется
Справка: АТ к вирусу Эпштейна-Барр (ядерный антиген NA) IgG (IgG-EBNA-антитела) - маркер имевшей место в прошлом инфекции вирусом Эпштейна-Барр. Антитела класса IgG к ядерныму антигену появляются через 4-6 месяцев после начала инфекции и в небольших титрах выявляются пожизненно. Их можно обнаружить у более 50% подростков и более 90% взрослых людей.

Вирус Эпштейна-Барр семейства Herpesviridae (герпесвирусы) - один из самых распространенных вирусов человека. Вирус Эпштейна-Барра (вирус герпеса 4 типа) вызывает инфекционный мононуклеоз (железистая лихорадка Филатова-Пфейффера, моноцитарная ангина, доброкачественный острый лимфобластоз). Заболевание характеризуется интоксикацией, поражением небных и глоточных миндалин, увеличением лимфатических узлов, печени и селезенки, а также изменениями в крови (наличием атипичных мононуклеаров). Источник инфекции – больной и вирусоносители. Пути передачи: контактный (через посуду, предметы личной гигиены) и воздушно-капельный. Инкубационный период составляет от нескольких дней до 2 месяцев, первые симптомы – умеренные признаки интоксикации и лихорадка. У многих людей, зараженных вирусом Эпштейна-Барр, болезнь проходит бессимптомно. В настоящее время данному вирусу наряду с другими герпесвирусами приписывается важная роль в формировании опухолевых клеток в организме человека. Вирус способствует развитию лимфомы Беркитта, карциномы носоглотки. Учитывая неспецифичность признаков инфекционного заболевания нужно проводить дифференциальную диагностику с такими заболеваниями, как лакунарная ангина, аденовирусная инфекция, дифтерия с помощью метода ПЦР.
Показания к назначению: Лабораторное подтверждение диагноза при подозрении на острый инфекционный мононуклеоз, оценка стадии текущей инфекции, диагностика лимфопролиферативных и онкологических заболеваний, связываемых с вирусом Эпштейна-Барр.
Единицы измерения: в случае обнаружения АТ к вирусу Эпштейна-Барр (ядерный антиген NA) IgG выдается ответ «положительно», при их отсутствии «отрицательно».
Нормальные показатели: АТ к вирусу Эпштейна-Барр (ядерный антиген NA) IgG в норме отсутствуют.
Интерпретация результатов:
АТ к вирусу Эпштейна-Барр (ядерный антиген NA) IgG появляются позже всех, редко выявляются в острой фазе заболевания. Их уровень возрастает в период выздоровления (4-6 месяцев после инфицирования), на фоне латентной инфекции, а также при реактивации и хронической инфекции. Обычно эти антитела сохраняются в крови в течение многих лет после перенесенного заболевания. Отсутствие анти-EBNA IgG при наличии анти-VCA IgМ и анти- VCA IgG свидетельствует о текущей инфекции. Обнаружение анти-EBNA IgG свидетельствует о перенесенной ранее инфекции ВЭБ. IgG-EBNA-антитела выявляются и при инфекции, протекающей в стертых формах, а также при онкологических заболеваниях, ассоциированных с вирусом Эпштейна-Барр.
Положительный результат теста:
острая или недавняя (1-2 месяца) инфекция вирусом Эпштейна-Барр;
реактивация инфекции;
хроническая активная инфекция вирусом Эпштейна-Барр.
Отрицательный результат теста:
отсутствие инфицирования;
инкубационный период;
ранние и поздние сроки постинфекции;
атипичная первичная инфекция или реактивация;

Вирус Эпштейна-Барр: диагностика инфекционного мононуклеоза

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Вирус Эпштейна-Барр относится к семейству герпесвирусов, подсемейство g-герпесвирусов - вирус герпеса человека IV типа. Вирусная частица состоит из нуклеоида, капсида и оболочки.
Нуклеоид содержит двухцепочечную ДНК, он окружен капсидом, состоящим из белковых субъединиц. Нуклеоид и капсид (нуклеокапсид) окружены липидсодержащей внешней оболочкой, образующейся из ядерной или наружной мембраны клетки-хозяина, в которую ещё до начала сборки вирусной частицы встраиваются некоторые вирусные белки. 
При инфицировании вирус проникает в эпителий ротоглотки и слюнных желёз человека и вызывает активную инфекцию с лизисом клеток и высвобождением вирусных частиц, в результате чего вирус обнаруживается в слюне. Кроме того, он может проникать в В-лимфоциты и эпителий носоглотки и вызывать латентную инфекцию. Вирус Эпштейна-Барр можно обнаружить в оральных секретах здоровых, но латентно инфицированных людей. Вирус тропен к В-лимфоцитам, Т-лимфоциты он не поражает. Проникнув в лимфоциты, вирус Эпштейна-Барр может вызывать их трансформацию, в результате которой образуются способные к неограниченной пролиферации клоны атипичных лимфоцитов, содержащие кольцевую вирусную ДНК в виде плазмиды. Рецептором вируса на эпителиальных клетках и В-лимфоцитах служит молекула CD21, которая служит также рецептором фрагмента комплемента C3d. Вирус запускает как гуморальный, так и клеточный ответ. Среди образующихся антител есть специфические к антигенам вируса и неспецифические, гетерофильные. Последние появляются в результате поликлональной активации В-лимфоцитов (это может быть причиной интерференции при проведении ряда серологических исследований у людей с активной инфекцией вирусом Эпштейна-Барр). Главную роль в элиминации данной инфекции играет клеточный иммунитет. При острой инфекции первичная репродукция вируса в В-лимфоцитах сменяется выраженной пролиферацией Т-лимфоцитов с соотношением CD4/CD8 меньше 1.

Острая инфекция вирусом Эпштейна-Барр известна под названиями инфекционный мононуклеоз, болезнь Филатова, моноцитарная ангина, идиопатическая железистая лихорадка, болезнь Афейффера, острый доброкачественный лимфобластоз.


Вирус Эпштейна-Барр - главная причина мононуклеоподобного синдрома (хотя острая первичная инфекция, вызванная этим вирусом, и инфекционный мононуклеоз не являются синонимами). Для острой инфекции характерно повышение температуры, боли в горле и увеличение заднешейных лимфоузлов (реже – переднешейных и локтевых, встречается генерализованное увеличение лимфоузлов). В 50% случаев выявляется увеличение селезенки, в 10 - 30% случаев – увеличение печени. Другими проявлениями инфекции могут быть сыпь и периорбитальный отек. Изредка наблюдаются осложнения, в том числе, неврологические, изменения со стороны системы крови в виде гемолитической или апластической анемии, нейтропении, тромбоцитопении. После перенесённого заболевания иногда подолгу сохраняется фарингит, увеличение лимфоузлов, утомляемость и неспособность концентрации внимания.
Заболевание малоконтагиозно. Инкубационный период (период активного размножения и распространения вируса по всей лимфоидной ткани) может длиться от 30 до 50 суток. Инфицирование данным вирусом в любом возрасте, а у детей особенно, в большинстве случаев может протекать бессимптомно или как респираторная инфекция. Доля серопозитивных лиц (имеющих специфические антитела к антигенам вируса) уже среди подростков в разных странах составляет от 50 до 90%, среди взрослых людей серологические признаки инфекции обнаруживаются почти в 100% случаев. Вирус выделяется со слюной, передается через поцелуи и другие контакты слизистой со слюной или загрязнёнными ею предметами. Трансплацентарная передача вируса происходит редко. Иммунитет при инфекционном мононуклеозе стойкий.
Хотя канцерогенность вируса окончательно не доказана, есть основания полагать, что он может играть роль в развитии ряда злокачественных новообразований – лимфомы Беркитта, рака носоглотки, лимфогранулематоза и ряда посттрансплантационных лимфопролиферативных синдромов. На фоне нарушения клеточного иммунитета (СПИД, иммуносупрессия при трансплантации и пр.) вирус Эпштейна - Барр может вызывать инфекционный мононуклеоз с летальным исходом или лимфопролиферативные синдромы с развитием В-клеточных лимфом. 
Лабораторная диагностика инфекционного мононуклеоза 
Диагностика инфекционного мононуклеоза основывается на клинической картине, характерных изменениях в клиническом анализе крови:
Ко второй неделе заболевания развивается относительный и абсолютный лимфоцитоз с присутствием 10 - 20% атипичных мононуклеаров. Гематологические изменения, напоминающие картину инфекционного мононуклеоза, могут наблюдаться и при цитомегаловирусной инфекции, токсоплазмозе, острых респираторных вирусных заболеваниях, ветряной оспе, кори, инфекционных гепатитах и других заболеваниях. Поэтому для постановки дифференциального диагноза целесообразно проведение серологических тестов. Антитела к антигенам вируса появляются достаточно быстро, и исследование в остром периоде заболевания даже однократное взятие сыворотки на разные виды антител может дать достаточно точное представление о наличии иммунитета или восприимчивости пациента к инфекции вирусом Эпштейна-Барр, текущей инфекции или реактивации.
Дополнительным подтверждением течения острых стадий инфекции может служить выявление ДНК вируса Эпштейна - Барр в крови и/или слюне методом ПЦР  

ПЦР-тестирование особенно полезно для выявления данной инфекции у новорождённых, когда серологические исследования мало информативны вследствие незрелости иммунной системы, а также в сложных и сомнительных случаях. 


Серологические тесты.

При литическом жизненном цикле вируса сначала появляются каскадом различные регуляторные белки ранней фазы (ранние антигены, early antigens, EA), к которым относятся используемые в различных тест-системах ЕА-D (p54), EA-R (p85), EA p138. Позже образуются структурные белки вируса - вирусные капсидные антигены (virus capsid antigens, VCA), мембранные белки (membrane antigens, MA). При латентной инфекции образуются только некоторые белки, в число которых входит Эпштейна-Барр ядерный (нуклеарный) антиген (Epstein-Barr nuclear antigens, EBNA, NA). Специфическая серологическая диагностика инфекции основана на использовании комбинации тестов, выявляющих наличие IgG и IgM антител к различным белкам-антигенам вируса, что позволяет дифференцировать инфекцию и уточнить стадию патологического процесса. В серологической диагностике острого мононуклеоза используется также тест на гетерофильные антитела.

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.


Информация проверена экспертом

Лишова Екатерина Александровна

Высшее медицинское образование, опыт работы - 19 лет

Антитела к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр (Epstein-Barr virus EBNA), IgG

Антитела к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр (Epstein-Barr virus EBNA), IgG

Исследование антител к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр применяется для диагностики хронических или перенесенных инфекций, которые вызываются данным вирусом. В ходе анализа определяется наличие в крови специфических антиглобулинов, антител класса IgG, которые образуются под действием вируса. Антитела к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр практически не присутствуют в крови в острый период развития инфекции, однако в период выздоровления их уровень существенно возрастает. Данное исследование применяют в диагностике инфекционного мононуклеоза, а также для дифференциальной диагностики заболеваний, имеющих с ним схожую клиническую картину. Исследование показательно при выявлении хронической инфекции, которую вызывает вирус Эпштейна-Барр, а также как средство мониторинга ряда онкологических заболеваний, таких как лимфома Беркитта, назофарингеальная карцинома, поскольку их связывают с вирусом Эпштейна-Барр. Показаниями для назначения исследования является появление симптоматики, характерной для инфекционного мононуклеоза, в частности, увеличение лимфатических узлов, печени и селезенки, боли в горле, быстрая утомляемость и лихорадка. Для проведения анализа производится забор крови из вены. Специальная подготовка перед анализом не требуется, но кровь рекомендуют сдавать в первой половине дня натощак, минимум через 2-4 часа после еды. В норме результаты анализов отрицательные. Это говорит о том, что антитела к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр не обнаружены: вирус либо отсутствует, либо был перенесен длительное время назад. Также отрицательный результат характерен для инкубационного периода заболевания. Положительный результат говорит о том, что антитела к ядерному антигену вируса Эпштейна-Барр обнаружены в количестве, достигающем или превышающем коэффициент позитивности. Это может быть признаком инфекционного мононуклеоза в период выздоровления или перенесенного недавно, наличия инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр в хроническом состоянии, а также показателем новообразований, которые связывают с этим вирусом.

Этот вид лабораторного исследования необходим для точной и своевременной диагностики в организме инфекционных заболеваний, которые вызываются этим вирусом. В крови пациента под его воздействием формируется ранний тип иммуноглобулинов IgG. На острой стадии заболевания они не отслеживаются в крови, их количество возрастает уже в период выздоровления пациента.

Результаты лабораторного анализа на капсидный антиген вируса Эпштейна-Барр (ядерный антиген) используются врачами в процессе диагностики у пациентов инфекционного мононуклеоза, а также заболеваний, которые имеют с ним похожую клиническую картину.

Расшифровка результатов анализа на антитела к Эпштейна-Барр

Основными показаниями к сдаче крови для этого вида анализа являются:

  • сильные боли в горле;
  • увеличение лимфоузлов;
  • увеличение селезенки и печени;
  • лихорадка, которая не купируется обычными жаропонижающими препаратами;
  • излишняя утомляемость.

Если результат анализа на антитела к вирусу Эпштейна-Барр IgG положительный, то это означает, что организм находится на стадии выздоровления от инфекционного мононуклеоза или перенес его недавно. Если результат на белок VCA повышен, это также может являться показателем роста в организме новообразований, связанных с этим вирусом.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПОДГОТОВКИ К АНАЛИЗАМ КРОВИ

Для большинства исследований кровь рекомендуется сдавать утром натощак, это особенно важно, если проводится динамическое наблюдение за определенным показателем. Прием пищи может непосредственно влиять как на концентрацию исследуемых показателей, так и на физические свойства образца (повышенная мутность – липемия – после приема жирной пищи). В случае необходимости можно сдать кровь в течение дня после 2-4-часового голодания. Рекомендуется незадолго до взятия крови выпить 1-2 стакана негазированной воды, это поможет набрать необходимый для исследования объем крови, уменьшит вязкость крови и снизит вероятность образования сгустков в пробирке. Необходимо исключить физическое и эмоциональное перенапряжение, курение за 30 минут до исследования. Кровь для исследования берется из вены.

Уровень противовирусных антител к вирусу Эпштейна-Барр у больных раком мочевого пузыря

В настоящее время в литературе обсуждается вопрос об этиологической роли инфекционных агентов, в частности, вирусов в генезе развития опухолей мочевого пузыря, их влиянии на частоту рецидивирования и развития инвазивных и метастатических его форм. Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) является представителем онкогенных ДНК-содержащих вирусов, и диапазон онкологических заболеваний, ассоциированных с ним, постоянно увеличивается: доказано участие ВЭБ в развитии лимфомы Беркитта, назофарингеальной карциномы, волосатой лейкоплакии, рака желудка [1, 2]. В литературе есть указания на выявление лимфоцитов, содержащих ВЭБ, у пациентов с более ранними стадиями опухолевого процесса мочевого пузыря [3, 4].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Проведено обследование и лечение 54 больных (44 мужчины и 10 женщин) в возрасте от 38 до 90 лет (средний возраст 64,6±9,93), поступивших в урологическое отделение ГКБ №68 и урологическое отделение Коми республиканского онкологического диспансера (КРОД) в большинстве случаев в экстренном порядке в связи с макрогематурией. Всем пациентам выполнены следующие исследования: общий анализ крови и мочи, ультразвуковое исследование (УЗИ) почек, мочевого пузыря, анализ крови на IgG, IgM к герпесу (HSV) I и II типа, цитомегаловирусу (CMV), вирусу Эпштейна–Барр (EBV), ПЦР мочи к вышеуказанным вирусам, соскоб из уретры на выявление вируса папилломы человека (HPV) высокого онкогенного риска, магнитно-резонансная томография (МРТ) по показаниям, рентгенография органов грудной клетки.

В работе использовались общепринятые методы статистической обработки данных – все числовые показатели проверялись на соответствие нормальному закону распределения с помощью критерия Лиллиефорса, определялись средние значения (M), стандартное отклонение (SD), ошибка среднего (m), в работе данные представлены как M ±m, 95% доверительный интервал, частоты (%). Различия между количественными показателями осуществлялась с помощью t-критерия Стьюдента для независимых выборок или непараметрического U-критерия Манна-Уитни. Различия между частотой признаков находились с помощью критерия c2, точного критерия Фишера. Для малых выборок, для случаев частоты равной 0% или 100% использовался t-критерий Стьюдента для частот с поправкой на концевые точки. Для определения связи между изучаемыми параметрами применяли корреляционный анализ Пирсона (r) или Спирмена (R). Статистически значимыми принимались различия при p< 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Стадия процесса соответствовала T1NxM0 у 34 (63%) больных, в одном случае выявлена папиллома мочевого пузыря, T2N0M0 – у 12 (22,2%) больных, в 8 случаях имел место местнораспространенный процесс. Примерно в половине случаев (у 28 больных) выявлено множественное поражение мочевого пузыря, в остальных – единичные опухолевые образования. При патоморфологическом исследовании уротелиальный рак с высокой степенью злокачественности выявлен у 37 (68,5%) больных, в одном случае – папиллома, у 12 больных – рак с низким потенциалом злокачественности. Опухоль была рецидивная у 15 пациентов.

Антитела класса иммуноглобулинов М (IgM) к капсидному антигену (viral capsid antigen — VCA) появляются одновременно с клиникой острой ВЭБ инфекции, сохраняются в течение 2–3 месяцев, повторно синтезируются при реактивации вируса. Длительная персистенция высоких титров этих антител характерна для хронической ВЭБ инфекции, опухолей, вызванных хронической ВЭБ инфекцией, аутоиммунных заболеваний, вторичных иммунодефицитных состояний [2, 5-9]. В нашем исследовании уровень этих антител составил 9,6±3,62 ед/мл, при этом у пациентов с местно-распространенным раком уровень их был выше – 12,11±8,8 ед/мл (р>0,05). Также в группе пациентов с высокодифференцированным уротелиальным раком уровень антител был выше, чем средний – 11,26±7,51 ед/мл. Однако такие показатели считаются сомнительными по отношению к референсным значениям (положительным считается результат при уровне антител более 40 ед/мл). Ситуация изменяется при анализе иммуноглобулинов G (IgG) к капсидному антигену. Так, среднее значение составило 365±269 ед/мл (положительный результат – более 20 ед/мл), при этом уровень антител при первичном поражении и высокодифференцированных опухолях был несколько выше, чем при рецидивных и низкодифференцированных (372±43,81 ед/мл и 388±233,88 ед/мл по сравнению с 344,85±274,87 ед/мл и 377±50,88 ед/мл соответственно, p>0,05). Данные статистически недостоверны из-за небольшой выборки и неравномерного распределения их в группе. Антитела класса иммуноглобулинов G (IgG) к раннему антигену (early antigen — EA) достигают высокого титра на 3–4-й неделе острой ВЭБ инфекции и исчезают через 2–6 месяцев. Они появляются при реактивации, отсутствуют при атипичной форме заболевания. Высокие титры антител к раннему антигену выявляют при хронической ВЭБ инфекции, вызванных вирусом раковых и аутоиммунных заболеваниях, иммунодефицитных состояниях [2, 5-9]. У наших пациентов IgEA более 40 ед/мл (положительный) был выявлен у 5 больных с низкодифференцированными опухолями, в одном случае опухоль была рецидивная, у трех был выявлен мышечно-инвазивный рак (T2-T4), в двух случаях в опухоли была выявлена ДНК ВЭБ. При сомнительных результатах (от 20 до 40 ед/мл) у двух больных со стадией T1N0M0 выявлена низкодифференцированная опухоль с безрецидивным периодом около 4 месяцев в одном случае. У двух больных имел место местно-распространенный рак.

Антитела класса иммуноглобулинов G к ядерному антигену вируса (EBNA) (положительный результат более 20 ед/мл) появляются через 1–6 месяцев после первичной инфекции. Затем их титр уменьшается и сохраняется в течение всей жизни. При реактивации ВЭБ инфекции происходит повторное увеличение их титра [2, 5-9].При реактивации Эпштейна – Барр вирусной инфекции возможно развитие различных клинических форм (аутоиммунных процессов, генерализованной инфекции, гемофагоцитарного синдрома и т.д.) в том числе и развитие онкологических заболеваний [10-13]. Как видно из рисунка 1, уровень антител IgG – EBNA у больных с рецидивными опухолями примерно в два раза выше, чем с первичными (p=0,03), то есть реактивация вирусной инфекции у этой категории больных в течение жизни происходит чаще, что, возможно, и обуславливает возникновение рецидива. Аналогичную картину мы получили и в отношении степени анаплазии и стадии процесса. Так, средний уровень антител при низкодифференцированных опухолях составил 173,3±221,21 ед/мл, при высокодифференцированных – 129±135,05 ед/мл (р>0,05). При стадии T1 средний уровень антител колебался в пределах 156,88±179,5 ед/мл, тогда как при местно-распространенном раке мочевого пузыря их уровень составил 167,6±267,4ед/мл (р>0,05). Несмотря на статистическую недостоверность результатов, имеет место тенденция к увеличению уровня antiEBV IgG – EBNA в зависимости от стадии процесса и степени анаплазии.

Материалом для ПЦР – анализа на ВЭБ инфекцию служат кровь, ликвор, слюна, мазки со слизистой ротоглотки, биоптаты органов и др. Чувствительность ПЦР составляет 70– 75%, что значительно ниже, чем при других герпесвирусных инфекциях (95–100 %). Это связано с появлением ВЭБ в биологических жидкостях лишь при иммуноопосредованном лизисе инфицированных В-лимфоцитов [2, 5-9]. В нашем исследовании мы обнаружили ВЭБ в опухоли у 9 больных. Следует сразу оговориться, что в большинстве случаев выполнялась ТУР стенки мочевого пузыря с опухолью. При небольших размерах опухоли мы не исключаем термическое поражение ДНК вируса, вследствие чего даже при наличии высоких уровней антител ДНК вируса не выделялось. В большинстве случаев опухоль была низкодифференцированная (у 6 больных).

Рис. 1. Показатели уровня антител IgG-EBNA у больных раком мочевого пузыря

Корреляционные закономерности уровня антител к ВЭБ к антителам других исследуемых вирусов представлены на рисунке 2. Определяется тенденция к развитию обратно пропорциональной зависимости между уровнем антител острой фазы к капсидному антигену к anti-EBV IgG-VCA и antiEBV IgG-EBNA, однако данные статистически недостоверны. Имеется высокая корреляция между наличием ДНК вируса в опухоли и наличием ДНК других вирусов (CMV и HPV высокого онкогенного риска), умеренная зависимость между уровнем антител к ядерному белку и стадией процесса, и также наличием ДНК других вирусов в опухоли и их высоким уровнем антител, умеренная корреляция между белками ранней фазы и уровнем антител к капсидному антигену, что, по всей видимости, и определяет возникновение онкологического процесса.

Ряд данных статистически недостоверен из-за небольшого количества больных, включенных в исследование, и неравномерности их распределения по группам.

ОБСУЖДЕНИЕ

Вирус Эпштейна–Барр выделен в 1964 году из биоптатов пациентов с лимфомой Беркита (ЛБ) английским вирусологом M. Epstein и канадским вирусологом I. Barr. ВЭБ является представителем онкогенных ДНК-содержащих вирусов, его капсид диаметром 120-150 нм окружен оболочкой, содержащий липиды. В процессе репликации вируса экспрессируется свыше 70 различных вирусспецифических белков, однако к настоящему времени выделены группы иммуногенных белков, определение антител к которым дает возможность дифференцировать стадию инфекции: EA (еarly antigen) – ранний антиген – включает белки p54, p138; EBNA-1 (Epstein–Barr nuclear antigen) – ядерный антиген, белок p72; VCA (Viral capsid antigen) – капсидный антиген, включает комплекс белков p150, p18, p23; к настоящему времени показано, что иммунодоминантными белками в этом комплексе являются p18 и p23; LMP (Latent membrane protein) – латентный мембранный белок gp 125 [2, 9].

ВЭБ обладает выраженным тропизмом к В-лимфоцитам, где происходит его размножение, Т-клеткам и лимфоидным образованиям. Механизм действия ВЭБ заключается в том, что белок LMP-1, входящий в состав вируса, не только блокирует апоптоз (смерть клеток), но и помогает патогенным клеткам расти, размножаться и даже мигрировать. На молекулярном уровне больные клетки не подвергаются апоптозу, вследствие чего и развивается рак. Одна из мишеней, которую активизирует вирусный белок — рецептор эпидермального фактора роста (EGFR). Этот рецептор оказывает на клетку такое же воздействие, как и вирусный протеин LMP-1. То есть ВЭБ провоцирует и поддерживает онкогенез в организме жертвы двусторонне – посредством своего белка LMP-1 и клеточного белка EGFR [9, 14 -16]. Если EGFR благодаря своим функциям запускает онкогенез, то LMP-1 (помимо вышеуказанных функций) блокирует клетки иммунной системы и поддерживает ангиогенез (формирование и рост новых сосудов), создавая благоприятные условия для роста и развития опухоли. Установлено, что в сыворотке крови пациентов с вирусным раком присутствует повышенное количество экзосом (в здоровых тканях переносят питательные вещества и мРНК) с вирусным белком и рецептором эпидермального фактора роста. Биологи нашли несколько «конечных станций» экзосом. Ими оказались клетки эпителия, эндотелий и фибробласты. Содержимое экзосом (вирусный белок и рецептор) стимулировало рост и размножение сосудов раковой опухоли, фактически запускало онкогенез [9, 14, 15, 16]. Было доказано, что экзосомы переносят еще и вирусную РНК, то есть заражают здоровую клетку. Причем инфицирование (а, значит, и последующее развитие опухоли) может происходить на достаточном удалении от самого очага инфекции. Многочисленные исследования доказывают, что в процессе хронической персистенции в эпителии и клетках иммунной системы ВЭБ самостоятельно может реализовывать механизмы иммуносупрессии, не позволяющие иммунной системе взять под контроль инфекционный процесс, им же индуцированный или вызываемый присутствующей посторонней микрофлорой.

Рис. 2. Корреляционные закономерности уровня антител к ВЭБ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Высокий уровень антител к ядерному белку ВЭБ свидетельствует о высокой частоте реактивации вирусной инфекции у этой категории больных, причем у больных с рецидивным течением, высоким потенциалом злокачественности и местно-распространенным процессом реактивация происходит чаще, чем у больных с первичной опухолью низкого потенциала злокачественности и неинвазивным раком мочевого пузыря. У больных с высокодифференцированными опухолями и изначально местно-распространенным раком изменяется уровень антител к капсидному белку (anti-EBV IgG-VCA). У наиболее тяжелой категории больных с опухолями высокого потенциала злокачественности, распространенным процессом, высокой частотой рецидивирования имело место повышение уровня белков ранней фазы (anti-EBV Ig-EA). Титр различных антител коррелировал с повышенным уровнем антител других вирусов, наличием вируса и других вирусов в опухоли, стадией процесса. Остальные данные статистически недостоверны. Таким образом, все возрастающая роль вирусных инфекций в этиологии опухолей различной локализации, их влияние на частоту рецидивирования и течение заболевания диктует необходимость более тщательного изучения их роли в этиологии развития рака мочевого пузыря.

ВЫВОДЫ

1. Выявлены высокие титры anti – EBV IgG-EBNA у больных раком мочевого пузыря. Их уровень был значительно выше у больных с рецидивным характером опухоли. Имеет место тенденция к увеличению уровня anti-EBV IgG – EBNA в зависимости от стадии процесса и степени анаплазии .

2. Значительного изменения уровня anti – EBV IgM-VCA не выявлено, в тоже время IgG к капсидному антигену были резко повышены, при этом уровень антител при первичном поражении и высокодифференцированных опухолях был несколько выше, чем при рецидивных и низкодифференцированных. Данные статистически недостоверны из-за неравномерного распределения их в группах.

3. Значительное повышение IgG к раннему антигену свидетельствует о неблагоприятном течении заболевания (высокая степень злокачественности, быстрое наступление рецидива, распространенность процесса).

4. Имеется высокая зависимость между наличием ДНК ВЭБ в опухоли и наличием ДНК других вирусов (CMV и HPV высокого онкогенного риска), умеренная зависимость между уровнем антител к ядерному белку и стадией процесса, и также наличием ДНК других вирусов в опухоли и их высоким уровнем антител и умеренная зависимость между белками ранней фазы и уровнем антител к капсидному антигену.

5. Полученные данные позволяют говорить о целесообразности продолжения исследования и получении статистически достоверных данных.

ЛИТЕРАТУРА

1. Takada K. Epstein-Barr virus and gastric carcinoma. // Mol Pathol. 2000. Vol. 53, N 5. P. 255-261

2. Исаков В.А., Архипова Е.И., Исаков Д.В. Герпесвирусные инфекции человека. Руководство для врачей. Спб:. СпецЛит, 2006. 303 c.

3. Abe T, Shinohara N, Tada M, Harabayashi T, Sazawa A, Maruyama S, Moriuchi T, Takada K, Nonomura K. Infiltration of Epstein-Barr virus-harboring lymphocites occurs in a large subset of bladder cancers. // Int J Urol. 2008. Vol. 15, N 5. P. 429-434.

4. Chuang KL, Pang ST, Liao SK, Wu CT, Chang YH, Chuang HC, Chuang CK. EpsteinBarr virus DNA load in tumor tissues correlates with poor differentiation status in non-muscle invasive urothelial carcinomas. // BJU Int. 2011. Vol. 107, N 1. P. 150-154.

5. Инфекционные болезни у детей. Под ред. Д. Марри. [Пер. с англ. под ред. Н. А. Федоровой]. М.: Практика, 2006. 928 с.

6. Казмирчук В.Е., Мальцев Д.В. Клиника, диагностика и лечение герпесвирусных инфекций человека. К.: Феникс, 2009. 248 с.

7. Марков И.С. Диагностика и лечение герпетических инфекций и токсоплазмоза: Сб. ст. К.: АртЭк, 2002. 192 с.

8. Janeway ChA., Travers JrP, Walport M, Shlomchik MJ. Immunobiology. 6th ed. Garland Science Publishing: New York — London, 2005.

9. Осипова Л.С. Особенности течения и лечения инфекции, вызванной вирусом Эпштейна – Барр. // Новости медицины и фармации. 2011. N 18(387).

10. Дранник Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология. К.: Полиграф плюс, 2006. 482 с.

11. Кондратенко И.В., Блогов А.А. Первичные иммунодефициты. М.: Полиграф плюс, 2006. 482 с.

12. Крамарев С.А., Литвиненко Н.Г., Палатная Л.А. Эпштейна — Барр вирусная инфекция у детей. // Современная педиатрия. 2004. N 5. С. 13-18.

13. Малашенкова И.К., Дидковский Н.А., Сарсания Ж.Ш., Жарова М. А., Литвиненко Е. Н., Щепеткова И. Н., Чистова Л. И., Пичужкина О. В., Гусева Т. С., Паршина О. В. Клинические формы хронической Эпштейна — Барр вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения. // Лечащий врач. 2003. N 9. С. 32-38.

14. Cohen J.I. Epstein — Barr virus infection. // N Engl J Med. 2000. Vol. 343. P. 481-492.

15. Нікольський І.С., Юрченко В.Д., Нікольська К.І. Асоційований з активною хронічною Епштейна — Барр інфекцією клініко-імунологічний синдром. // Сучасні інфекції. 2003. N 3. С. 60-62.

16. Симовьян Э.Н., Денискова В.Б., Бовтало Л.Ф., Григорян А.В. Эпштейна-Барр вирусная инфекция у детей: современные подходы к диагностике и лечению. // Лечащий врач. 2007. N 7. С.36-41

Прикрепленный файлРазмер
Скачать статью257.87 кб

Лабораторное тестирование вируса Эпштейна-Барра | CDC

Вирус Эпштейна-Барра (EBV), также известный как вирус герпеса человека 4, представляет собой гамма-вирус герпеса, который встречается только у людей. Лабораторные исследования могут помочь определить, подвержен ли человек заражению ВЭБ, имеет ли он недавнюю или прошлую инфекцию.

Медицинские работники могут проводить тестирование на антитела к следующим антигенам, связанным с EBV:

На этой микрофотографии изображены лейкозные клетки, содержащие вирус Эпштейна-Барра, с использованием метода окрашивания FA.

  • Антиген вирусного капсида (VCA)
    • Anti-VCA IgM появляется на ранней стадии инфицирования EBV и обычно исчезает в течение четырех-шести недель.
    • Anti-VCA IgG появляется в острой фазе EBV-инфекции, достигает пика через две-четыре недели после начала, незначительно снижается, а затем сохраняется на всю оставшуюся жизнь человека.
  • Ранний антиген (EA)
    Anti-EA IgG появляется в острой фазе болезни и обычно падает до неопределяемого уровня через три-шесть месяцев.У многих людей обнаружение антител к EA является признаком активной инфекции. Однако 20% здоровых людей могут иметь антитела против EA в течение многих лет.
  • Ядерный антиген EBV (EBNA)
    Антитело к EBNA, определенное стандартным иммунофлуоресцентным тестом, не обнаруживается в острой фазе EBV-инфекции, но медленно проявляется через два-четыре месяца после появления симптомов и сохраняется на протяжении всего остального периода. жизнь. Другие иммуноферментные анализы EBNA могут давать ложноположительные результаты.
  • Тест на одно пятно
    Тест на одно пятно не рекомендуется для общего использования.Антитела, обнаруживаемые Monospot, могут быть вызваны не только инфекционным мононуклеозом, но и другими причинами. Более того, исследования показали, что Monospot дает как ложноположительные, так и ложноотрицательные результаты. Например, гетерофильные антитела, обнаруживаемые Monospot, часто отсутствуют у детей с инфекционным мононуклеозом. В лучшем случае тест Monospot может указывать на то, что у человека типичный случай инфекционного мононуклеоза, но не подтверждает наличие инфекции EBV.

Интерпретация тестов на антитела к ВЭБ

Тесты на антитела

к ВЭБ обычно не нужны для диагностики инфекционного мононуклеоза.Однако могут потребоваться специфические тесты на антитела для определения причины заболевания у людей, у которых нет типичного случая инфекционного мононуклеоза или есть другие заболевания, которые могут быть вызваны инфекцией EBV. Симптомы инфекционного мононуклеоза обычно проходят в течение четырех недель. Если человек болеет более шести месяцев и не имеет лабораторно подтвержденного диагноза ВЭБ-инфекции, следует рассмотреть другие причины хронического заболевания или синдрома хронической усталости.

Интерпретация тестов на антитела к ВЭБ требует знакомства с этими тестами и доступа к клинической информации пациента.

Интерпретация тестов на антитела к ВЭБ и диагностика инфекции ВЭБ резюмируется следующим образом:

  • Восприимчивость к инфекции
    Считается, что люди восприимчивы к ВЭБ-инфекции, если у них нет антител к VCA.
  • Первичная (новая или недавняя) инфекция
    Считается, что люди имеют первичную инфекцию EBV, если у них есть IgM к VCA, но нет антител к EBNA. Другие результаты, которые убедительно указывают на первичную инфекцию, - это высокий или повышающийся уровень анти-VCA IgG и отсутствие антител к EBNA после как минимум четырех недель болезни.Излечение болезни может произойти до того, как появятся диагностические уровни антител. В редких случаях у людей с активной инфекцией ВЭБ может не быть обнаруживаемых антител, специфичных к ВЭБ.
  • Инфекция в прошлом
    Наличие антител как к VCA, так и к EBNA свидетельствует о перенесенной инфекции (от нескольких месяцев до лет назад). Поскольку более 90% взрослых инфицированы ВЭБ, у большинства взрослых обнаруживаются антитела к ВЭБ, полученные от инфекции годами ранее. Высокий или повышенный уровень антител может присутствовать в течение многих лет и не является признаком недавней инфекции.

Тестирование парных образцов сыворотки в острой фазе и в фазе выздоровления не помогает различать недавние и перенесенные ВЭБ-инфекции. В большинстве случаев ответ антител происходит быстро во время первичной инфекции EBV. Клинические проявления инфекционного мононуклеоза возникают одновременно с появлением антител IgG и IgM к VCA. Однако структура антител нестабильна до появления симптомов.

Тесты на антитела к вирусу Эпштейна-Барра (EBV)

Источники, использованные в текущем обзоре

(апрель 2011 г.) Су-Мэй Цао и др.Колебания серологических антител к вирусу Эпштейна-Барра и риск развития карциномы носоглотки: проспективное скрининговое исследование с последующим 20-летним наблюдением. PLOS One. Доступно в Интернете по адресу http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0019100. По состоянию на 12 июня 2016 г.

(январь 2014 г.) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Вирус Эпштейна-Барра и инфекционный мононуклеоз. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/epstein-barr/laboratory-testing.html. По состоянию на 11 июня 2016 г.

(октябрь 2015 г.) Cunha, B.A., et al. Обследование инфекционного мононуклеоза. Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/222040-workup. По состоянию на 13 июня 2016 г.

(август 2004 г.) Хесс Р. Рутинная диагностика вируса Эпштейна-Барра с лабораторной точки зрения: спустя 35 лет все еще остается сложной задачей. Журнал клинической микробиологии. Доступно на сайте http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC497621/. По состоянию на 11 июня 2016 г.

(2015) Решкова В.и другие. Оценка противовирусных антител против вируса Эпштейна-Барра и нейротрансмиттеров у пациентов с фибромиалгией. Журнал неврологии и неврологии . Доступно в Интернете по адресу http://www.jneuro.com/neurology-neuroscience/evaluation-of-antiviral-antibodies-against-epsteinbarr-virus-and-neurotransmitters-in-patients-with-fibromyalgia.php?aid=7360. По состоянию на 11 июня 2016 г.

Источники, использованные в предыдущих обзорах

Томас, Клейтон Л., редактор (1997).Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание].

Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (2001). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. С. 373-375.

Эбелл, М. (1 октября 2004 г.). Инфекционный мононуклеоз вируса Эпштейна-Барра. Американский семейный врач [Электронный журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20041001/1279.html.

Леви Д. (19 января 2004 г., обновлено).Тест на вирус Эпштейна-Барра. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003513.htm.

(© 1995-2005). Инфекция вируса Эпштейна-Барра. Руководство Merck - Second Home Edition [Электронная информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.merck.com/mmhe/sec17/ch298/ch298f.html.

(© 2005). Вирус Эпштейна-Барра. Руководство ARUP по клиническим лабораторным исследованиям [он-лайн информация]. Доступно на сайте http: //www.aruplab.com / guides / clt / tests / clt_a238.jsp # 1147825.

Шмид С., руководитель группы по герпесвирусам (13 сентября 2005 г., обновлено). Вирус Эпштейна-Барра и инфекционный мононуклеоз. CDC, Национальный центр инфекционных заболеваний [онлайн-информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/diseases/ebv.htm.

Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (© 2007). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 8-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. С. 401-403.

Ву, А.(2006). Клиническое руководство по лабораторным исследованиям Титца, четвертое издание. Сондерс Эльзевир, Сент-Луис, Миссури. С. 1556-1557.

Томас, Клейтон Л., редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание]. Стр. 663.

Смит, Д. С. (6 августа 2007 г.). Тест на вирус Эпштейна-Барра. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003513.htm. Доступ 23.11.08.

Беннет, Н.Дж. И Домачовске Дж. (12 августа 2008 г.). Мононуклеоз и вирусная инфекция Эпштейна-Барра. eMedicine [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.emedicine.com/ped/TOPIC705.HTM. Доступ 23.11.08.

(© 2006-2008). Вирус Эпштейна-Барра - EBV. ARUP Консультации [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.arupconsult.com/Topics/InfectiousDz/Viruses/EBV.html. Доступ 23.11.08.

Персонал клиники Мэйо (28 июня 2008 г.). Мононуклеоз. MayoClinic [Он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://www.mayoclinic.com/health/mononucleosis/DS00352. Доступ 23.11.08.

(ноябрь 2005 г.). Инфекционный мононуклеоз. Руководство Merck для специалистов здравоохранения [Электронная информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.merck.com/mmpe/sec14/ch289/ch289f.html?qt=EBV&alt=sh. Доступ 23.11.08.

Peridin F, et. al (опубликовано в сети 28 марта 2007 г.). Сравнение коммерческих и собственных анализов ПЦР в реальном времени для количественного определения ДНК вируса Эпштейна-Барра (EBV) в плазме. BMC Microbiol . 2007; 7: 22. Доступно в Интернете по адресу http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=pmc1852802. По состоянию на январь 2009 г.

(обновлено 2 февраля 2009 г.) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Вирус Эпштейна-Барра и инфекционный мононуклеоз. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/diseases/ebv.htm. По состоянию на февраль 2009 г.

Беннетт Н. и Домачовске Дж. (Обновлено 30 мая 2012 г.). Детский мононуклеоз и вирусная инфекция Эпштейна-Барра.Справочник по Medscape [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/963894-overview. По состоянию на ноябрь 2012 г.

Форвик, Л. (Обновлено 24 августа 2011 г.). Тест на вирус Эпштейна-Барра. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003513.htm. По состоянию на ноябрь 2012 г.

Delgado, J. et. al. (Обновлено в августе 2012 г.). Вирус Эпштейна-Барра - EBV. ARUP Консультации [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http: // www.arupconsult.com/Topics/EBV.html?client_ID=LTD. По состоянию на ноябрь 2012 г.

(© 1995-2012). Профиль антител к вирусу Эпштейна-Барра (EBV), сыворотка. Клиника Мэйо Медицинские лаборатории Мэйо [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.mayomedicallaboratories.com/test-catalog/Overview/84421. По состоянию на ноябрь 2012 г.

Кунья Б. и Леви К. (Обновлено 21 сентября 2011 г.). Инфекционный мононуклеоз. Справочник по Medscape [Он-лайн информация]. Доступно на сайте http: //emedicine.medscape.com / article / 222040-overview. По состоянию на ноябрь 2012 г.

Персонал клиники Мэйо (26 июня 2010 г.). Мононуклеоз. Клиника Мэйо [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.mayoclinic.com/print/mononucleosis/DS00352/DSECTION=all&METHOD=print. По состоянию на ноябрь 2012 г.

Пагана, К. Д. и Пагана, Т. Дж. (© 2011). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 10-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. С. 407-409.

Kasper DL, Braunwald E, Fauci AS, Hauser SL, Longo DL, Jameson JL eds, (2005) Harrison's Principles of Internal Medicine, 16th Edition, McGraw Hill, pp 1046-1048.

Клиническая диагностика и лечение Генри с помощью лабораторных методов. 21-е изд. Макферсон Р., Пинкус М., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Saunders Elsevier: 2007, стр. 555-556.

Hess R. Мини-обзор: рутинная лабораторная диагностика вируса Эпштейна-Барра, перспектива: все еще остается сложной задачей через 35 лет. Журнал клинической микробиологии , август 2004 г., Vol. 42, No. 8., Pg. 3381–3387.

границ | Высокий уровень антител к ядерному антигену-1 вируса Эпштейна – Барра и инфекционный мононуклеоз действуют как независимо, так и синергетически, повышая риск рассеянного склероза

Введение

Рассеянный склероз (РС) - воспалительное демиелинизирующее заболевание, этиология которого связана как с генетическими факторами, так и с факторами окружающей среды.Аллель HLA класса II DRB1 * 15: 01 оказывает единственный сильнейший эффект (1, 2), но было показано, что несколько аллелей в области HLA влияют на риск РС независимо от статуса DRB1 * 15: 01, включая A * 02: 01 что отрицательно связано с МС (2, 3).

Высокие уровни антител против EBNA-1, которые могут быть маркером недостаточного ответа на инфекцию EBV, неизменно связаны с повышенным риском рассеянного склероза (4). Другой последовательный результат - связь между историей инфекционного мононуклеоза (IM), свидетельствующим о приобретении EBV-инфекции в детском возрасте, и повышенным риском рассеянного склероза (5).Однако неизвестно, представляют ли высокие уровни антител к EBNA-1 и анамнез внутримышечных инфекций отдельными факторами риска РС.

Данные нескольких исследований показывают, что присутствие DRB1 * 15: 01 и высокие уровни антител против EBNA-1 действуют синергетически, увеличивая риск РС (6, 7). В крупнейшем исследовании по этой теме носители DRB1 * 15: 01 без аллеля A * 02: 01 с высокими уровнями антител против EBNA-1 имели в 16 раз более высокий риск РС, чем те, кто не носил аллеля A * 02: 01. этих факторов (8).Точно так же было обнаружено взаимодействие между одними и теми же генами HLA, ассоциированными с РС, и историей IM (9). Ни одно исследование не было достаточно мощным, чтобы изучить потенциальное взаимодействие между генами HLA и статусом EBNA-1 в отношении риска РС с учетом истории IM и наоборот.

Используя два популяционных исследования случай-контроль, мы стремились изучить, отражает ли измененный ответ антител на антигены EBNA-1 более высокую распространенность IM в анамнезе среди пациентов с РС или повышенные уровни антител против EBNA-1 и IM в анамнезе отражают отдельные факторы риска.Мы также стремились выяснить, какие аспекты или аспекты ВЭБ-инфекции взаимодействуют с генами HLA, ассоциированными с РС.

Методы

Это исследование основано на эпидемиологическом исследовании рассеянного склероза (EIMS) и генах и окружающей среде при рассеянном склерозе (GEMS), которые представляют собой шведские популяционные исследования методом случай-контроль с базой исследования, включающей население в целом в возрасте от 16 до 70 лет. .

EIMS набирала случаи РС из неврологических клиник в период с апреля 2005 г. по июнь 2015 г.Два контроля для каждого случая были случайным образом выбраны из национального регистра населения, частота которых соответствовала возрасту случаев в пятилетних возрастных слоях, полу и жилой зоне.

GEMS выявила распространенные случаи, отличные от тех, что указаны в EIMS, из шведского национального реестра рассеянного склероза, а контроли были случайным образом выбраны из национального реестра населения по возрасту, полу и месту проживания на момент начала заболевания. Участники исследования были набраны в период с ноября 2009 г. по ноябрь 2011 г.Все случаи в обоих исследованиях соответствовали критериям Макдональда (10). Этическое одобрение EIMS и GEMS было дано Региональным советом по этике при Каролинском институте, и все участники предоставили информированное согласие.

Сбор данных и информация о воздействии

Информация о воздействии окружающей среды и факторах образа жизни была собрана с помощью стандартных вопросников. Частота ответов составила 93% для случаев и 73% для контроля в EIMS, 82% для случаев и 66% для контроля в GEMS.Испытуемых спрашивали об истории обмена мгновенными сообщениями с вариантами ответов: «да», «нет» или «не знаю». IM регистрировалось либо как зарегистрированное инфицирование, либо как отсутствие инфекции. Те, кто не был уверен в своей истории IM, были исключены. Всех участников обоих исследований попросили сдать образец крови, а тех, кто не сделал этого, исключали. Количество субъектов в каждом исследовании представлено в таблице 1.

Таблица 1 . Количество случаев и контролей, включенных в исследование.

Генотипирование и измерение уровней антител против EBNA-1

аллелей HLA-DRB1 и HLA-A определяли с четырехзначным разрешением.Генотипирование выполняли на чипе репликации MS (11), который основан на чипе экзома Illumina, в который было добавлено ~

пользовательских маркеров со сверхвысокой плотностью в области HLA, а затем аллели HLA были приписаны HLA * IMP: 02 (12).

Мультиплексный серологический анализ с использованием гранул, нагруженных слитыми белками рекомбинантной глутатион-s-трансферазы, был использован для обнаружения антител IgG против пептидного сегмента EBNA1 (aa 385–420) (13, 14), который был идентифицирован как первичный связанный фрагмент EBNA1. с риском РС (9).Детектирование на основе потока с двумя лазерами использовалось для количественного определения антител в единицах средней интенсивности флуоресценции. Уровни антител против EBNA-1 были разделены на дихотомию на основе медианы среди контролей, определяя группы с высоким и низким уровнями антител против EBNA-1. Мы также распределили уровни антител против EBNA-1 на основе 25-го, 50-го и 75-го перцентилей среди контролей, чтобы провести анализ чувствительности.

Статистический анализ

Субъектов с разными аллелями HLA и статусом EBNA-1 (и статусом IM) сравнивали в отношении риска MS путем расчета отношения шансов (OR) с 95% доверительным интервалом (CI) с использованием моделей безусловной логистической регрессии.Тест тенденции для зависимости доза-ответ относительно уровней антител против EBNA-1 и риска РС был выполнен с использованием непрерывной переменной для уровней антител против EBNA-1 в модели логистической регрессии.

Мы классифицировали субъектов на основе статуса EBNA-1 и IM и изучили влияние каждого фактора в отсутствие другого фактора. При одновременном изучении обоих факторов был использован анализ причинно-следственной связи, чтобы оценить, в какой степени взаимосвязь между прошлым IM и риском рассеянного склероза опосредована высоким уровнем антител против EBNA-1 и наоборот.Причинные эффекты оценивались по шкале OR, а значения CI рассчитывались с использованием дельта-метода (15). Кроме того, было рассчитано возможное взаимодействие по аддитивной шкале между высокими уровнями антител EBNA-1 и статусом IM с использованием относительного избыточного риска из-за взаимодействия (RERI) вместе с 95% доверительным интервалом.

Также были рассчитаны потенциальные взаимодействия между аллелями HLA и обоими аспектами инфекции EBV. Мы изучили полное трехстороннее взаимодействие между HLA-DRB1 * 15: 01, отсутствием HLA-A * 02: 01 и аспектами EBV-инфекции (статус EBNA-1 и IM, соответственно) в отношении риска РС, сравнивая совместное действие трех факторов риска на ситуацию, когда каждый из них действует отдельно.Таким образом, полное трехстороннее взаимодействие учитывает все двусторонние взаимодействия и трехстороннее взаимодействие. Анализ взаимодействия DRB1 * 15: 01, отсутствие A * 02: 01 и статус EBNA-1 стратифицировали по истории IM и наоборот.

Все анализы были скорректированы с учетом исследования, возраста, пола, жилого района (округа), происхождения и следующих аллелей в регионе HLA, которые, как было показано, влияют на восприимчивость к РС независимо от статуса DRB1 * 15: 01: DRB1 * 03: 01 , DRB1 * 13: 03, DRB1 * 08: 01, B * 44: 02, B * 38: 01, B * 44: 02, DQA1 * 01: 01, DQB1 * 03: 01 и DQB1 * 03: 02.Коррекция гомозигот была сделана для DRB1 * 15: 01, DRB1 * 03: 01 и A * 02: 01. Возраст был разделен на следующие восемь интервалов: 16–19, 20–24, 25–29, 30–34, 35–39, 40–45, 45–49 и 50–70 лет. Оценка происхождения в жилом районе основывалась на том, родился ли субъект в Швеции или нет, и иммигрировали ли один из родителей субъекта в Швецию. Субъект, который родился в Швеции и родители которого не иммигрировали, был классифицирован как швед. Остальные предметы были классифицированы как нешведы.

При необходимости мы также вносили поправки на курение, ИМТ подростков, DRB1 * 15: 01 и A * 02: 01.

Время первоначального появления симптомов рассеянного склероза использовалось в качестве оценки начала заболевания, и год, в котором это произошло, был определен как индексный год. Соответствующим контрольным органам был присвоен тот же индексный год. Привычки курения учитывались только до и в индексном году. Субъекты были разделены на никогда не куривших, курильщиков в настоящее время (которые курили в год индекса) и курильщиков в прошлом (которые курили до года индекса).ИМТ подростков был рассчитан путем деления веса в килограммах в возрасте 20 лет, сообщенного самим собой, на рост в метрах в квадрате и дихотомии на ИМТ ≤ 25 или ИМТ> 25.

Мы дополнительно скорректировали анализы на пассивное курение (да или нет), привычки к пребыванию на солнце, образование и социально-экономический индекс, но эти переменные оказали лишь незначительное влияние на результаты и не были сохранены в окончательном анализе. На основе трех вопросов, касающихся воздействия ультрафиолетового излучения (УФИ), где каждому варианту ответа присваивалось число от 1 (наименьшее воздействие) до 4 (наибольшее воздействие), мы построили индекс, сложив числа вместе, и таким образом получили значение от 3 до 12.Уровень образования не был разделен на следующие категории: послесреднее образование, послесреднее образование без университетской степени или университетское образование. Последнее занятие в течение года перед индексным годом использовалось в качестве маркера социально-экономического класса, который был разделен на следующие слои: 1, рабочие в производстве товаров; 2, работники обслуживающего производства; 3, сотрудники нижнего и среднего уровней; 4, сотрудники высшего звена, руководители и выпускники университетов; и 5, другие, такие как пенсионеры, студенты и безработные.

Чтобы оценить наличие систематической ошибки из-за исключения случаев и контролей с отсутствующими данными об истории IM, мы провели несколько анализов чувствительности. Распределение уровней антител против EBNA-1 среди случаев с неизвестным анамнезом IM сравнивали с таковым среди случаев, оставшихся в окончательном анализе. Соответствующий анализ был проведен среди контролей. Был проведен анализ чувствительности, в котором влияние IM на риск РС рассчитывалось по категориям уровней антител против EBNA-1 на основе 25-го, 50-го и 75-го перцентилей среди контрольной группы.

Было проведено взаимодействие между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01 и повышенными уровнями антител против EBNA-1, в том числе с отсутствующими данными в истории IM после вменения недостающих данных с использованием процедуры множественного вменения в цепочку уравнений (16). Мы также выполнили фиктивный анализ взаимодействия между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01 и прошлым IM, в котором неизвестная история IM была заменена положительным ответом, а другая - неизвестная история IM была заменена на отрицательный ответ.Наконец, все анализы были дополнительно выполнены с включением субъектов шведского происхождения. Все анализы проводились с использованием системы статистического анализа (SAS) версии 9.4.

Результаты

Наш анализ, касающийся генов HLA, связанных с РС, и аспектов инфекции EBV включал 5316 случаев и 5431 контрольную группу (Таблица 1). Характеристики случаев и контроля, в зависимости от различных комбинаций статуса анти-EBNA-1 и IM, представлены в таблице 2. Участники, которые были исключены из-за неизвестного анамнеза IM, не различались по уровням или частоте антител к EBNA-1. статуса DRB1 * 15: 01 или A * 02: 01 по сравнению со статусами с известной историей IM (Таблица 3; Рисунок 1).

Таблица 2 . Характеристики случаев и контролей при различных комбинациях анти-EBNA-1 и статуса IM.

Таблица 3 . Различия между случаями и контрольной группой, которые предоставили или не предоставили информацию об истории обмена мгновенными сообщениями.

Рисунок 1 . Уровни антител против EBNA-1 среди включенных и исключенных случаев и контролей по 25, 50 и 75 процентилям среди контролей.

В целом, повышенные уровни антител против EBNA-1 увеличивали риск РС в 3 раза (скорректированный OR 3.1, 95% ДИ 2,9–3,4). Риск рассеянного склероза увеличивался с увеличением уровня антител против EBNA-1 ( p для тенденции <0,0001). Наблюдалась лишь слабая корреляция между уровнями антител против EBNA-1 и IM ( r = 0,02, p = 0,07 среди контрольных групп и r = 0,03, p = 0,01 среди случаев).

В целом, история IM увеличила риск MS на 70% (скорректированный OR 1,7, 95% CI 1,5–1,9). Влияние анамнеза IM на риск РС было значительным во всех квартилях уровней антител против EBNA-1 (таблица 4).

Таблица 4 . ИЛИ с 95% ДИ развивающегося РС для субъектов с историей IM по категориям уровней антител против EBNA-1 на основе квантилей среди контрольных групп.

Анализ посредничества

Суммарный эффект повышенных уровней антител против EBNA-1 на риск РС, выраженный как OR, составил 2,8 (95% ДИ 2,6–3,1). Прямой эффект составил 2,8 (95% ДИ 2,5–3,1), а косвенный эффект, опосредованный IM, составил 1,03 (0,99–1,02). Таким образом, опосредующие эффекты были очень небольшими.

Суммарный эффект IM-истории на риск РС составил 1.8 (95% ДИ 1,5–2,0). Прямой эффект составил 1,7 (95% ДИ 1,5–2,0), тогда как косвенный эффект, опосредованный высокими уровнями антител против EBNA-1, был незначительным (OR 1,01, 95% ДИ 0,98–1,18).

Взаимодействие между статусом Anti-EBNA-1 и IM

Когда субъектов распределяли по категориям на основе статуса EBNA-1 и анамнеза IM, каждый фактор увеличивал риск рассеянного склероза в отсутствие другого; высокие уровни антител против EBNA-1 в 3 раза увеличивали риск заболевания (скорректированный OR 3,1, 95% CI 2,8–3,3), тогда как в анамнезе IM увеличивал риск MS на 50% (скорректированный OR 1.5, 95% ДИ 1,4–1,7). По сравнению с субъектами с низкими уровнями антител против EBNA-1 без анамнеза IM, между субъектами, подвергавшимися воздействию обоих факторов, наблюдалась значительная взаимосвязь между высокими уровнями антител к EBNA-1 и анамнезом (RERI 1,2, 95% ДИ 0,3–2,0) (Таблица 5). Взаимодействие между высокими уровнями антител против EBNA-1 и анамнезом IM составило ~ 50% от общего эффекта.

Таблица 5 . ИЛИ с 95% ДИ развивающегося РС для субъектов с различными комбинациями статуса анти-EBNA-1 и историей IM по сравнению с субъектами с низкими уровнями антител против EBNA-1 без истории IM (относительная доля доступа из-за взаимодействия, RERI).

Взаимодействие между HLA-DRB1 * 15: 01 и HLA-A * 02: 01 аллелями и EBNA-1 и IM, соответственно

Среди случаев и контроля аллель DRB1 * 15: 01 был значительно более распространен среди лиц с высоким уровнем антител против EBNA-1, чем среди лиц с низким уровнем антител против EBNA-1 ( p <0,0001 как для случаев, так и для контроля, соответственно), тогда как DRB1 * 15: 01 частота не различалась в зависимости от статуса IM. Среди случаев A * 02: 01 был значительно реже среди тех, кто сообщил в анамнезе о IM ( p <0.0001) независимо от статуса EBNA-1 (Таблица 2).

Имело место трехстороннее взаимодействие между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01 и статусом EBNA-1 независимо от статуса IM (Таблица 6). Комбинация генетических факторов риска среди субъектов с низким уровнем антител против EBNA-1 увеличивала риск РС с OR 4,9 (95% ДИ 3,9-6,1), тогда как высокие уровни антител EBNA-1 давали OR 2,3 ( 95% ДИ 1,9–2,7) среди лиц без генетических факторов риска. Однако субъекты с высокими уровнями антител против EBNA-1 с генетическими факторами риска имели 17-кратный повышенный риск РС (OR 16.8, 95% ДИ 14,0–20,2). Формальная оценка взаимодействия между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01 и статусом EBNA-1 дала RERI 11,6 (95% ДИ 9,1–14,0).

Таблица 6 . ИЛИ с 95% ДИ развивающегося РС для субъектов с различными комбинациями статуса DRB1 * 1501, A * 0201 и EBNA-1 по сравнению с субъектами с низкими уровнями антител против EBNA-1 без генетических факторов риска, в целом и стратифицированных по IM статус (относительная доля доступа за счет взаимодействия, RERI).

Точно так же имело место трехстороннее взаимодействие между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01 и IM независимо от статуса анти-EBNA-1 (таблица 7). Наличие в анамнезе ИМ среди лиц без генетических факторов риска увеличивало риск РС с OR 1,5 (95% ДИ 1,1–1,9). По сравнению с субъектами, не имеющими ни одного из трех рассматриваемых факторов риска, у тех, кто подвергался воздействию обоих генетических факторов риска, OR составляло 7,0 (95% ДИ 6,1–8,0), тогда как у тех, кто подвергался воздействию всех трех факторов риска, риск развивающийся РС (ИЛИ 14.1, 95% ДИ 10,6–18,9). Оценка общего взаимодействия между тремя факторами риска показала, что RERI составил 8,7 (95% ДИ 4,7–12,6).

Таблица 7 . ИЛИ с 95% ДИ развивающегося РС для субъектов с различными комбинациями DRB1 * 15: 01, A * 02: 01 и в анамнезе IM по сравнению с субъектами без IM в анамнезе и без генетических факторов риска, в целом и стратифицированных по анти-EBNA -1 статус (относительная доля доступа из-за взаимодействия, RERI).

Взаимодействия между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01, анти-EBNA-1 и статусом IM показаны на рисунке 2.Цифра основана на данных из Таблицы 8, которые представляют OR MS среди субъектов с различными комбинациями DRB1 * 15: 01, A * 02: 01, EBNA-1 и статус IM. По сравнению с субъектами с низкими уровнями антител против EBNA-1, без анамнеза IM и без генетических факторов риска, OR составлял 27,1 (95% ДИ 19,1–38,5) среди субъектов с высокими уровнями антител против EBNA-1 и в анамнезе. несущие оба генетических фактора риска.

Рисунок 2 . ИЛИ развития РС среди субъектов с различными комбинациями DRB1 * 15: 01, A * 02: 01, EBNA1 и статус IM.

Таблица 8 . ИЛИ с 95% ДИ развивающегося РС среди субъектов с различными комбинациями DRB1 * 15: 01, A * 02: 01, анти-EBNA-1 и статус IM.

Мы не заметили никаких признаков систематической ошибки при анализе чувствительности. Распределение уровней антител против EBNA-1 было практически одинаковым между случаями и контрольной группой с данными по IM в анамнезе и без них. Результаты остались практически неизменными после проведения анализа множественных вмененных данных, т. Е. Когда субъекты с отсутствующими данными по истории IM были включены в анализ взаимодействия между DRB1 * 15: 01, отсутствием A * 02: 01 и повышенным уровнем антибиотиков. -EBNA-1 уровни антител.

В фиктивном анализе DRB1 * 15: 01, отсутствии A * 02: 01 и прошлом IM взаимодействие между тремя факторами риска оставалось значимым, когда отсутствующий IM истории был заменен либо отрицательным ответом (RERI 7,8, 95% ДИ 4,2–11,5) или положительный ответ (RERI 6,5, 95% ДИ 4,3–8,2). Результаты также остались схожими при дальнейшей стратификации анализов по статусу EBNA-1 (данные не показаны). Все основные результаты остались схожими, когда анализы были ограничены включением субъектов шведского происхождения (данные не показаны).

Обсуждение

Высокий уровень антител к EBNA-1 и история IM, по-видимому, являются разными факторами риска для MS. Наблюдалось значительное взаимодействие между двумя аспектами EBV-инфекции, на которые приходилось около 50% общего эффекта, что указывает на их участие в одних и тех же биологических путях.

Клеточно-опосредованные иммунные процессы играют ключевую роль в контроле количества В-клеток, инфицированных EBV, и высокие уровни антител против EBNA-1 могут отражать недостаточный контроль инфекции EBV, увеличивая тенденцию к аутоиммунитету.Как прошлый IM способствует дальнейшему увеличению риска рассеянного склероза, не ясно. И у людей с субклинической инфекцией, и у ИМ наблюдается одинаково высокий уровень вирусной нагрузки в крови, а доля В-клеток памяти, инфицированных ВЭБ, после субклинической инфекции аналогична той, что наблюдается при ИМ (17, 18). Однако субклиническая инфекция не вызывает массивного периферического ответа Т-лимфоцитов CD8 +, тогда как симптомы ИМ вызваны усиленным клеточным иммунным ответом пациента (18). На исход первичной ВЭБ-инфекции может влиять генетика хозяина (19–21), возрастное нарушение функции CD8 + Т-клеток (22–24) или изменения репертуара CD8 + Т-клеток в ответ на предшествующие инфекции (25).Однако большие экспансии Т-клеток во время IM могут не быть связаны с более эффективным контролем над первичной инфекцией, и возможно, что усиленный иммунный ответ при IM отражает другой механизм, посредством которого увеличивается аутоиммунитет.

И высокий уровень анти-EBNA-1 IgG, и прошлый IM взаимодействуют с одними и теми же генами риска HLA, связанными с РС (9). Наш результат ассоциации между DRB1 * 15: 01 и статусом EBNA-1 предполагает, что DRB1 * 15: 01 влияет на гуморальный ответ на EBV и соответствует предыдущим результатам более высоких титров EBNA-1 среди DRB1 * 15: 01-положительных. частные лица (21).В некоторой степени DRB1 * 15: 01 может влиять на риск РС, предотвращая эффективный иммунный ответ на ВЭБ, что приводит к накоплению ВЭБ в В-клетках. Было высказано предположение, что инфицированные EBV аутоагрессивные В-клетки мигрируют в орган, содержащий аутоантиген, который они распознают, что дополнительно способствует инфильтрации CD4 + Т-клеток (26). У генетически предрасположенных людей перекрестная реактивность между антигенами ВЭБ и ЦНС может вызвать аутоагрессивный Т-клеточный ответ и впоследствии привести к РС (27, 28).

гена HLA класса I также вовлечены в борьбу с инфекцией EBV. Было показано, что генетические различия в локусе класса I влияют как на исход первичной инфекции EBV, так и на персистентность вируса (20, 21). В настоящем исследовании частота A * 02: 01 была значительно ниже среди пациентов с прошлым IM по сравнению с обоими случаями без IM истории и контроля. Было высказано предположение, что экспрессия молекул A * 02: 01 увеличивает негативную селекцию аутореактивных Т-клеток ЦНС или модулирует их аутореактивность (29).Отсутствие A * 02: 01 может привести к сохранению аутореактивных Т-клеток и запуску иммунного ответа против аутоантигена. DRB1 * 15: 01 и отсутствие A * 02: 01 могут, таким образом, влиять и способствовать друг другу, ускоряя прогрессирование MS.

Ряд стратегий вакцинации против EBV прошел клинические испытания. Ни один из них не индуцировал иммунитет, защищающий от инфекции, но некоторые из них снижали частоту ИМ (30). Неизвестно, будет ли вирусная нагрузка в крови ниже у вакцинированных людей, инфицированных ВЭБ.Требуется дальнейшее понимание иммунных механизмов, которые имеют решающее значение для предотвращения или контроля инфекции EBV. Однако долгосрочные последствия вакцины против вируса, который эволюционировал вместе с людьми в течение миллионов лет, неизвестны (31).

И EIMS, и GEMS представляют собой исследования типа случай-контроль, в которых личная информация и информация о воздействии и факторах образа жизни собирались ретроспективно. Существует вероятность систематической ошибки отзыва, особенно в GEMS, в которой использовались распространенные случаи, но величина ошибок памяти, вероятно, одинакова для наблюдений и контролей.Также существует риск неправильной классификации зарегистрированных IM среди случаев и контроля, поскольку не все случаи IM вызваны EBV.

Потенциальная систематическая ошибка отбора может возникнуть в процессе набора дел и контроля. Учитывая структуру шведской системы здравоохранения, которая обеспечивает равный бесплатный доступ к медицинским услугам для всех граждан, пациенты с рассеянным склерозом направляются в неврологические отделения, что дает им право участвовать в исследованиях. В обоих исследованиях проблема систематической ошибки отбора была сведена к минимуму с помощью популяционного дизайна, и даже несмотря на то, что среди контрольной группы была относительно высокая доля не ответивших, эта систематическая ошибка, вероятно, умеренная, поскольку преобладание факторов образа жизни, таких как курение и потребление алкоголя среди контрольной группы соответствовало таковому среди населения в целом того же возраста.Участники мужского пола и участники не шведского происхождения были менее склонны предоставлять информацию об истории обмена мгновенными сообщениями. Однако не было значительных различий в отношении пола или происхождения между случаями и контрольной группой, которые не предоставили информацию об истории IM. Кроме того, не было никаких существенных различий в отношении возраста, пола или привычек курения между теми, кто сдал образец крови, и теми, кто этого не сделал, что указывает на то, что на этом этапе не было смещения отбора. Мы считаем маловероятным, что на наши результаты в значительной степени повлияла систематическая ошибка, тем более что такая ошибка будет зависеть как от генотипа HLA, так и от реактивности антитела против EBNA-1.Мы не наблюдали никаких предположений о смещении из анализа чувствительности, но мы не можем полностью исключить незначительную степень смещения в оцененных ассоциациях из-за смещения воспоминаний, неправильной классификации воздействия или остаточного искажения.

Уровни антител

Anti-EBNA-1 измеряли после начала рассеянного склероза, и предполагалось, что эти уровни отражают уровни до начала заболевания. Это предположение подтверждается данными о том, что повышение уровней антител против EBNA-1 увеличивается за 15-20 лет до появления первых симптомов РС и после этого остается постоянным с течением времени (32).

В заключение, повышенные уровни антител против EBNA1 и история внутримышечных инфекций, по-видимому, являются разными факторами риска для РС. Два аспекта инфекции ВЭБ действуют синергетически, увеличивая риск РС, указывая на то, что они участвуют в одних и тех же биологических путях. Оба аспекта инфекции EBV взаимодействуют с одними и теми же аллелями HLA, ассоциированными с РС, в отношении риска РС.

Заявление о доступности данных

Анонимные данные будут предоставлены по запросу любого квалифицированного исследователя, который хочет проанализировать вопросы, связанные с опубликованной статьей.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Региональным советом по этике при Каролинском институте. Письменное информированное согласие законного опекуна / ближайшего родственника участников не требовалось для участия в этом исследовании в соответствии с национальным законодательством и институциональными требованиями.

Взносы авторов

AH принимал участие в разработке концепции и дизайна исследования, статистическом анализе и составлении рукописи.JHu, AM, JB, NB, TW и IK внесли свой вклад в извлечение данных, интерпретацию данных и критический пересмотр рукописи. JHi, TO и LA занимались концепцией и дизайном исследования, интерпретацией данных и критическим редактированием рукописи.

Финансирование

Исследование было поддержано грантами Шведского совета медицинских исследований; от Шведского исследовательского совета по вопросам здоровья, трудовой жизни и благосостояния, Horizon 2020 MultipleMS, фонда Маргареты аф Угглас, Шведского фонда мозга и Шведского общества медицинских исследований.

Конфликт интересов

IK получала гонорары от Merck-Serono и участвует в проекте, спонсируемом Biogen. JHi получил гонорары за работу в консультативных советах Biogen и Novartis, а также гонорары докладчиков от Biogen, Merck-Serono, Bayer-Schering, Teva и Sanofi-Aventis. Он работал главным исследователем в проектах, спонсируемых или получавших неограниченную исследовательскую поддержку от Biogen, Merck-Serono, TEVA, Novartis и Bayer-Schering. ТО входил в состав научных консультативных советов и получал гонорары за докладчиков Novartis, Merck-Serono, Biogen Idec, TEVA и Genzyme; работал соредактором Current Opinion in Immunology; получено от Новартис и Биоген; и получает исследовательскую поддержку от Novartis, Genzyme, Biogen Idec, Шведского исследовательского совета (07488), EU fp7 Neurinox, CombiMS и Swedish Brain Foundation.Лос-Анджелес получил исследовательскую поддержку от Шведского совета медицинских исследований (Dnr 2016-02349), Шведского совета по вопросам здоровья, трудовой жизни и благосостояния (Dnr 2015-00195) и Шведского фонда мозга; получил гонорары от компаний Biogen Idec и TEVA.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

1.Мутсианас Л., Йостинс Л., Бичем А.Х., Дилтей А.Т., Ксифара Д.К., Дэн М. и др. Взаимодействия HLA класса II модулируют генетический риск рассеянного склероза. Nat Genet. (2015) 47: 1107–13. DOI: 10.1038 / ng.3395

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Международный консорциум по генетике рассеянного склероза, Консорциум по контролю над случаями Wellcome Trust 2, Sawcer S, Hellenthal G, Pirinen M, Spencer CC, et al. Генетический риск и основная роль клеточных иммунных механизмов при рассеянном склерозе. Природа. (2011) 476: 214–9. DOI: 10.1038 / nature10251

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Международный консорциум по генетике рассеянного склероза, Бичем А.Х., Патсопулос Н.А., Кситара Д.К., Дэвис М.Ф., Кемппинен А. и др. Анализ иммунных локусов выявил 48 новых вариантов восприимчивости к рассеянному склерозу. Nat Genet. (2013) 45: 1353–60. DOI: 10,1038 / нг. 2770

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4.Левин Л.И., Мангер К.Л., О'Рейли Э.Дж., Фальк К.И., Ашерио А. Первичная инфекция вирусом Эпштейна-Барра и риск рассеянного склероза. Ann Neurol. (2010) 67: 824–30. DOI: 10.1002 / ana.21978

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Гендель А.Е., Уильямсон А.Дж., Дисанто Г., Хандуннетти Л., Джованнони Г., Рамагопалан С.В. Обновленный метаанализ риска рассеянного склероза после инфекционного мононуклеоза. PLoS ONE. (2010) 5: 9. DOI: 10.1371 / journal.pone.0012496

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Де Ягер П., Саймон К.С., Мангер К., Риу Дж. Д., Хафлер Д.А., Ашерио А. Интеграция факторов риска: HLA-DRB1 * 1501 и вирус Эпштейна-Барра при рассеянном склерозе. Неврология. (2008) 70: 1113–8. DOI: 10.1212 / 01.wnl.0000294325.63006.f8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Сундстрём П., Нистрем М., Руут К., Лундгрен Э. Антитела к специфическим доменам EBNA-1 и HLA DRB1 * 1501 взаимодействуют как факторы риска рассеянного склероза. J Neuroimmunol. (2009) 215: 102–7. DOI: 10.1016 / j.jneuroim.2009.08.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Сундквист Э., Сундстрём П., Линден М., Хедстрём А.К., Алоизи Ф., Хиллер Дж. И др. Вирус Эпштейна – Барра и рассеянный склероз: взаимодействие с HLA. Genes Immun. (2012) 13: 14–20. DOI: 10.1038 / gene.2011.42

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Нильсен Т.Р., Ростгаард К., Асклинг Дж., Стеффенсен Р., Отураи А., Джерсилд С. и др.Эффекты инфекционного мононуклеоза и HLA-DRB1 * 15 при рассеянном склерозе. Mult Scler. (2009) 15: 431–6. DOI: 10.1177 / 1352458508100037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Томпсон А.Дж., Монтальбан X, Баркхоф Ф., Броше Б., Филиппи М., Миллер Д.Х. и др. Диагностические критерии первичного прогрессирующего рассеянного склероза: позиционный документ. Ann Neurol. (2000) 47: 831–5. DOI: 10.1002 / 1531-8249 (200006) 47: 6 <831 :: AID-ANA21> 3.0.CO; 2-H

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11.Международный консорциум по генетике рассеянного склероза, Папсопулос Н.А., Баранзини С.Е., Сантаниелло А., Шуостари П., Котсапас С., Вонг Г. и др. Геномная карта рассеянного склероза: роль периферических иммунных клеток и резидентной микроглии в восприимчивости. (2019). Доступно в Интернете по адресу: http://www.biorxiv.org/content/early/2017/07/13/143933 (по состоянию на 24 сентября 2019 г.).

Google Scholar

12. Дильтей А., Лесли С., Мутсианас Л., Шен Дж., Кокс С., Нельсон М. Р. и др. Вменение классического типа HLA для нескольких популяций. PLoS Comput Biol. (2013) 9: e1002877. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1002877

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Waterboer T, Sehr P, Michael KM, Franceschi S, Nieland JD, Joos TO, et al. Мультиплексная серология вируса папилломы человека на основе in situ слитых белков с очищенной глутатион-s-трансферазой. Clin Chem. (2005) 51: 1845–53. DOI: 10.1373 / Clinchem.2005.052381

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Бреннер Н., Ментцер А.Дж., Батт Дж., Мишель А., Прагер К., Брози Дж. И др. Валидация мультиплексной серологии, выявляющей вирусы герпеса человека 1–5. PLoS ONE. (2018) 13: e0209379. DOI: 10.1371 / journal.pone.0209379

CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Валерий Л., Вандервил Т.Дж. Анализ посредничества, позволяющий взаимодействовать между воздействием и посредником и причинно-следственная интерпретация: теоретические предположения и реализация с помощью макросов SAS и SPSS. Психологические методы. (2013) 18: 137–50.DOI: 10.1037 / a0031034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Эндерс К.К., Мистлер С.А., Келлер Б.Т. Многоуровневое множественное вменение: обзор и оценка совместного моделирования и вменения связанных уравнений. Психологические методы. (2016) 21: 222–40. DOI: 10.1037 / met0000063

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Silins SL, Sherritt MA, Silleri JM, Cross SM, Elliott SL, Bharadwaj M, et al. Бессимптомная первичная инфекция вирусом Эпштейна – Барра происходит в отсутствие нарушений репертуара Т-клеток крови, несмотря на высокие уровни системной вирусной нагрузки. Кровь. (2001) 13: 3739–44. DOI: 10.1182 / blood.V98.13.3739

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Эбботт Р.Дж., Пачнио А., Педроза-Пачеко И., Лиз А.М., Бегум Дж., Лонг Х.М. и др. Бессимптомная первичная инфекция вирусом Эпштейна – Барра: наблюдения за молодыми взрослыми. J Virol. (2017) 91: e00382. DOI: 10.1128 / JVI.00382-17

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Рубич Р., Йолкен Р., Дригаленко Э., Карлесс М.А., Дайер Т.Д., Бауман Л. и др.Полногеномное интегративное геномное исследование локализует генетические факторы, влияющие на антитела против ядерного антигена 1 вируса Эпштейна-Барра (EBNA-1). PLoS Genet. (2013) 9: e1003147. DOI: 10.1371 / journal.pgen.1003147

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Маколей К.А., Хиггинс С.Д., Максуин К.Ф., Лейк А, Джарретт Р.Ф., Робертсон Флорида и др. Полиморфизм HLA класса I связан с развитием инфекционного мононуклеоза при первичной инфекции EBV. J Clin Invest. (2007) 117: 3042–8. DOI: 10.1172 / JCI32377

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Агостини С., Манкузо Р., Герини Ф. Р., Д'Альфонсо С., Альярди С., Хернис А. и др. Аллели HLA модулируют вирусную нагрузку EBV при рассеянном склерозе. J Transl Med. (2018) 16:80. DOI: 10.1186 / s12967-018-1450-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Церел Л., Колде Р., Лимбах М., Третьяков К., Касела С., Кисанд К. и др.Возрастное профилирование метилаляции ДНК в CD8 + Т-клетках выявляет изменения иммунного ответа и транскрипционных регулярных генов. Научный доклад (2015) 5: 13107. DOI: 10.1038 / srep13107

CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Аслан Н., Уоткин Л. Б., Гил А., Мишра Р., Кларк Ф. Г., Уэлш Р. М. и др. Тяжесть острого инфекционного мононуклеоза коррелирует с репертуаром рецепторов CD8 Т-клеток перекрестно-реактивного гриппа. МБио. (2017) 8: 6. DOI: 10.1128 / mBio.01841-17

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27.Wucherpfennig KW, Strominger JL. Молекулярная мимикрия аутоиммунитета, опосредованного Т-клетками: вирусные пептиды активируют клоны Т-клеток человека, специфичные для основного белка миелина. Ячейка . (1995) 80: 695–705. DOI: 10.1016 / 0092-8674 (95)

-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Ланг Х.Л., Якобсен Х., Икемидзу С., Андерссон С., Харлос К., Мадсен Л. и др. Функциональная и структурная основа перекрестной реактивности TCR при рассеянном склерозе. Nat Immunol. (2002) 3: 940–3.DOI: 10.1038 / ni835

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Cruz-Mañoz ME, Fuentes-Pananá EM. Бета и гамма герпесвирусы человека: агонистические и антагонистические взаимодействия с иммунной системой хозяина. Front Microbiol. (2018) 8: 2521. DOI: 10.3389 / fmicb.2017.02521

CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. DeLorenze GN, Kassandra ML, Lennette ET, Orentreich N, Vogelman JH, Ascherio A. Вирус Эпштейна – Барра и рассеянный склероз: доказательства связи проспективного исследования с долгосрочным наблюдением. Arch Neurol. (2006) 63: 839–44. DOI: 10.1001 / archneur.63.6.noc50328

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тест на вирус Эпштейна-Барра: процедура, результаты и интерпретация

Вирус Эпштейна-Барра - это вирус семейства герпесов. Врач может проверить наличие этого вируса с помощью простого анализа крови, называемого тестом на вирус Эпштейна-Барра.

Вирус Эпштейна-Барра очень распространен, и большинство людей в какой-то момент своей жизни поражается им.

Вирус Эпштейна-Барра очень заразен, и люди заражаются им через контакт со слюной или другими биологическими жидкостями. Когда человек заразился вирусом один раз, он остается в организме в спящем состоянии и может реактивироваться в любой момент.

У детей вирус часто не вызывает никаких симптомов. Однако у подростков и взрослых он может вызывать моно- или мононуклеоз, а также может быть связан с другими заболеваниями, включая некоторые виды рака.

Симптомы заражения вирусом Эпштейна-Барра аналогичны симптомам некоторых других болезней.Из-за этого сходства врачи могут порекомендовать тест на вирус Эпштейна-Барра или тест на ВЭБ, чтобы определить, есть ли у человека текущая или перенесенная вирусная инфекция Эпштейна-Барра.

Симптомы заражения вирусом Эпштейна-Барра включают:

В некоторых случаях печень или селезенка человека также могут опухать и увеличиваться в размерах.

Поделиться на PinterestТест на вирус Эпштейна-Барра используется для определения наличия определенных антител.

Когда человек заражен вирусом Эпштейна-Барра, его иммунная система выделяет белки, известные как антитела, для борьбы с вирусом.Тест на вирус Эпштейна-Барра проверяет их кровь на антитела к вирусу Эпштейна-Барра с помощью простого анализа крови.

Присутствие этих антител подтвердит, что кто-то болел вирусом Эпштейна-Барра в прошлом или в настоящее время имеет активную инфекцию.

Медицинский техник выполняет тест на антитела к вирусу Эпштейна-Барра так же, как и любой другой простой анализ крови. Никакой подготовки не требуется.

Техник будет использовать следующие шаги:

  • проверить руку на наличие подходящей вены для забора крови
  • очистить область антисептиком
  • обернуть эластичную ленту вокруг плеча, в результате чего вена набухнет. кровь
  • используйте небольшую иглу для взятия образца крови
  • удалите иглу и наложите марлю на место инъекции, чтобы предотвратить кровотечение

Кровь будет отправлена ​​в лабораторию для проверки наличия вируса Эпштейна-Барра антитела.

Врач может порекомендовать человеку пройти тест на вирус Эпштейна-Барра, если у него проявляются симптомы инфекции или мононуклеоза, особенно если его тест на мононуклеоз уже дал отрицательный результат.

Симптомы могут включать:

  • опухшие железы
  • ригидность шеи
  • боль в горле
  • усталость
  • лихорадка
  • головная боль
  • увеличение селезенки

Врач с большей вероятностью назначит этот тест, если человек находится в в подростковом возрасте или в возрасте до 20 лет.

Результаты теста на вирус Эпштейна-Барра могут быть как «нормальные», так и «ненормальные».

Если результаты оказались «нормальными», это означает, что лаборатория не обнаружила вирусов Эпштейна-Барра. вирусные антитела в крови. В этом случае маловероятно, что у человека есть вирус Эпштейна-Барра или мононуклеоз.

Когда тест проводится слишком рано после заражения, в крови может быть недостаточно антител для получения положительного результата. Поэтому, если у человека симптомы не исчезают и врач не может найти другую причину, может потребоваться повторный тест через 2 недели.

Если результаты теста нормальные, человек все еще может заразиться вирусом Эпштейна-Барра в какой-то момент в будущем.

Если результаты теста на вирус Эпштейна-Барра «ненормальные», это означает, что лаборатория обнаружила одно из трех или комбинацию антител Эпштейна-Барра. Эти антитела дают врачам информацию о том, когда произошел вирус:

  • Если антитело, называемое VCA IgG, присутствует, значит, вирус Эпштейна-Барра возник когда-то недавно или в прошлом.
  • Если антитело VCA IgM присутствует без ядерного антигена Эпштейна-Барра (EBNA), вирус, вероятно, активен в настоящее время или возник совсем недавно.
  • Если присутствует антитело к EBNA, это означает, что вирус заразился, по крайней мере, 6-8 неделями ранее, но, возможно, дольше, поскольку этому антителу требуется некоторое время для развития после заражения и оно остается в организме на всю жизнь.
Поделиться на PinterestПри лечении симптомов вируса Эпштейна-Барра важно избегать обезвоживания.

Не существует лекарств от вируса Эпштейна-Барра или мононуклеоза. Однако врач может порекомендовать следующее, чтобы облегчить симптомы:

  • Больше отдыхайте.
  • Избегайте физических нагрузок до исчезновения симптомов.
  • Пейте много жидкости, чтобы избежать обезвоживания.
  • Снимите боль в горле с помощью парацетамола или ибупрофена.
  • Полощите горло соленой водой несколько раз в день.

Люди с активным случаем мононуклеоза могут быстрее почувствовать себя лучше, если они уменьшат свою активность до тех пор, пока болезнь не исчезнет. Если делать слишком много и слишком рано, это может привести к рецидиву или более длительному восстановлению.

Поднятие тяжестей или физические нагрузки могут увеличить риск разрыва селезенки - редкого, но опасного для жизни осложнения мононуклеоза.

Вирус Эпштейна-Барра поражает людей по-разному. Некоторые люди, особенно дети, могут не знать, что у них есть вирус, в то время как у других симптомы могут проявляться в течение недель или месяцев.

Обычно симптомы исчезают в результате активной инфекции Эпштейна-Барра или мононуклеоза через 1-2 месяца. После выздоровления вирус остается в организме бездействующим, и тест на антитела к вирусу Эпштейна-Барра по-прежнему работает. Вирус может реактивироваться в любой момент, но обычно не вызывает симптомов.

Хотя большинство людей с вирусом Эпштейна-Барра выздоравливают, может существовать связь между вирусом Эпштейна-Барра и хроническими заболеваниями и раками, включая лимфому Беркитта и лимфому Ходжкина.

В редких случаях вирус Эпштейна-Барра может оставаться активным и вызывать длительные симптомы.

Антиген вируса Эпштейна-Барра - обзор

Взаимодействия EBV – APC

Присутствие антигенов EBV при многих злокачественных новообразованиях представляет собой потенциальную мишень для иммунотерапии. Однако есть несколько неизвестных в отношении генерации CTL и формирования иммунитета в опухолях, индуцированных EBV.Один относится к иммунному надзору в состоянии носительства. Литические антиген-специфические CTL, вероятно, контролируют начальную инфекцию ротоглотки и любые возобновления репликации вируса. CTL, направленные на антигены латентного цикла, также будут способствовать контролю пролиферации В-клеток. Однако, как подчеркивалось выше, полный диапазон CTL памяти не был определен, поскольку LCL обычно использовались для определения спектра CTL, экспрессируемых in vivo . В состоянии носителя большая часть пула В-клеток, инфицированных EBV (примерно один из 1 миллиона), экспрессирует EBNA1 и, следовательно, не может быть обнаружена CTL.Только В-клетки (в литическом состоянии или состоянии латентности III) будут распознаваться CTL. Каковы же поэтому первичные APC для индукции CTL in vivo ? В-клетки? Или клетки, экспрессирующие антиген EBV, должны быть приобретены профессиональными APC, которые не заразны, например Контроллеры домена для выявления CTL.

Некоторые ответы начинают появляться из недавних исследований Subklewe et al . (1999a, 1999b), сравнивая человеческие DC и моноциты как APC, они обнаружили, что DC, инфицированные рекомбинантной коровьей оспой, вызывают CD8 + Т-клеточные ответы, специфичные для иммунодоминантных антигенов EBNA 3A, 3B и 3C из PBMC у большинства здоровых людей.У меньшего числа доноров было задокументировано распознавание субдоминантных антигенов LMP-1, LMP2 и EBNA 1. DC, обработанные HLA-B8-рестриктированным пептидом EBNA-3A, FLRGRAYGL, индуцировали CTL, которые распознавали BLCL, импульсные антигеном. Более того, зрелые DC, обработанные УФ-инактивированным вирусом, также были эффективными стимуляторами EBV-специфичных CTL (Subklewe et al ., 1999b). Для сравнения, BLCL были менее эффективны и требовали IL-2 для индукции CTL, возможно, потому, что они представляют недостаточное количество эндогенно процессируемых пептидов.Эти данные позволяют предположить, что инфицированные В-клетки сами по себе являются слабыми активаторами эффекторных реакций Т-клеток.

Когда были исследованы ответы Т-клеток CD4 + , специфичные для EBNA 1, было обнаружено, что DC могут обрабатывать EBNA 1 либо из очищенного белка, либо из клеток, экспрессирующих EBNA 1, включая BLCL, посредством кросс-презентации (Münz et al ., 2000). . BLCL не может представить экзогенные источники EBNA 1, но может представлять EBNA 1, если инфицирован конструкциями коровьей оспы, экспрессирующими EBNA 1 с делецией GA.

В совокупности эти данные предполагают, что DC индуцируют защитные иммунные ответы против EBV путем перекрестного присутствия B-клеток, экспрессирующих EBV-антигены, такие как BLCL и инфицированные бластинговые B-клетки. После активации эти клетки CD4 и CD8 лизируют инфицированные мишени. Эти новые знания относительно способности DC индуцировать CTL через экзогенный путь и с нетрадиционными источниками антигенов определяют новые подходы к нацеливанию на EBV-ассоциированные опухоли, которые необходимо изучить в будущем.

Антитела к вирусу Эпштейна-Барра - Лабораторные тесты онлайн AU

Краткий обзор
Также известен как

антитела против EBV; EBV VCA-IgM Ab; EBV VCA-IgG Ab; EBNA-IgG Ab; EA-D IgG Ab

Зачем сдавать анализы?

Для диагностики железистой лихорадки (инфекционный мононуклеоз или мононуклеоз)

Для оценки восприимчивости к EBV-инфекции

Чтобы отличить ВЭБ-инфекцию от другого заболевания с похожими симптомами

Когда сдавать анализы?

При наличии симптомов железистой лихорадки, но отрицательном результате скринингового теста на инфекционный мононуклеоз (моноспот)

Когда у беременной женщины симптомы гриппа.

Когда человек без симптомов заразился железистой лихорадкой

Требуется образец?

Образец крови, взятый из вены на руке

Требуется подготовка к экзамену?

Нет

Что тестируется?

Вирус Эпштейна-Барра (ВЭБ) - это группа тестов, предназначенных для диагностики текущей, недавней или прошлой инфекции ВЭБ. EBV является членом семейства вирусов герпеса. Передается через слюну и вызывает очень распространенную инфекцию.По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), до 95% взрослого населения мира инфицированы ВЭБ. После заражения вирусом проходит несколько недель. Затем ВЭБ вызывает первичную инфекцию, за которой следует разрешение и состояние покоя. Скрытый ВЭБ остается в организме человека на всю оставшуюся жизнь, периодически реактивируясь, но вызывает минимальные симптомы или осложнения, если только самочувствие человека не подвергается значительному риску.

Большинство людей инфицированы ВЭБ в детстве и не испытывают почти никаких симптомов даже в острой фазе инфекции.Однако, когда первоначальная инфекция откладывается до подросткового возраста, ВЭБ вызывает железистую лихорадку у 50% инфицированных. Железистая лихорадка - это состояние, которое связано с утомляемостью, лихорадкой, болью в горле, увеличением лимфатических узлов, увеличенной селезенкой и, иногда, увеличением печени. У тех, у кого это есть, симптомы часто проявляются в течение месяца или двух, прежде чем начальная инфекция разрешится.

Пациентам с железистой лихорадкой ставят диагноз по их симптомам и результатам общего анализа крови (FBC) и теста на моноспороз (который проверяет на a).У определенного процента тех, у кого есть железистая лихорадка, монотест будет отрицательным; особенно это касается детей. Антитела к ВЭБ можно использовать для определения того, связаны ли симптомы, которые испытывают эти пациенты, с текущей инфекцией вирусом ВЭБ.

Может быть важно отличить ВЭБ от других болезней. Симптомы, подобные инфекционному мононуклеозу, также могут быть вызваны рядом других вирусов, включая цитомегаловирус (ЦМВ), токсоплазмоз, вирусы гепатита и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ).Подтверждение железистой лихорадки важно, так как существует вероятность разрыва селезенки. Поэтому таких пациентов не следует заниматься контактными видами спорта в течение нескольких недель или месяцев после заражения, поскольку разрыв селезенки может вызвать другие осложнения.

Медицинскому персоналу также важно отличать симптомы, подобные ВЭБ, у беременных женщин от других вирусов, таких как цитомегаловирус, токсоплазмоз или вирусная инфекция простого герпеса, поскольку эти заболевания могут вызывать осложнения во время беременности.

Также может быть важно исключить ВЭБ и искать другие причины симптомов, например, у пациентов со стрептококковой инфекцией горла, которых необходимо выявить и лечить антибиотиками. Человек может одновременно болеть стрептококковой инфекцией горла и железистой лихорадкой.

Для обнаружения вируса существует несколько антител против EBV. Это белки, вырабатываемые организмом в результате иммунного ответа на несколько различных вирусов Эпштейна-Барра. К ним относятся и антитела к антигену вирусного капсида (VCA), и антитела к ядерному антигену (EBNA).Во время первичной инфекции EBV каждое из этих антител к EBV появляется независимо в зависимости от стадии инфекции. Антитела VCA-IgM обычно обнаруживаются во время первого анализа крови, когда симптомы сначала появляются, а затем исчезают примерно через 4-6 недель. Антитело VCA-IgG развивается вскоре после VCA-IgM и сохраняется на всю жизнь. Антитела EBNA обычно развиваются через 2-4 месяца после первоначальной инфекции, поэтому обычно не появляются до исчезновения острой инфекции. и сохраняется на всю жизнь.Используя комбинацию этих тестов на антитела к ВЭБ и клиническую картину, врач может диагностировать инфекцию ВЭБ и определить, является ли она текущей, недавней или прошлой инфекцией.

Как отбирается образец для тестирования?

Образец крови получают путем введения иглы в вену на руке.

Требуется ли подготовка к анализу для проверки качества пробы?

Подготовка к тесту не требуется.

Ядерный антиген 2 вируса Эпштейна-Барра (EBNA2) в значительной степени изменяет структуру хроматина человека в локусах аутоиммунного риска

Abstract

Взаимодействие между экологическими и генетическими факторами играет ключевую роль в развитии многих аутоиммунных заболеваний.В частности, вирус Эпштейна-Барра (EBV) является признанным фактором рассеянного склероза, волчанки и других заболеваний. Ранее мы продемонстрировали, что трансактивирующий белок ядерный антиген 2 EBNA (EBNA2) занимает до половины локусов риска для набора из семи аутоиммунных заболеваний. Для дальнейшего изучения механистической роли, которую играет EBNA2 в этих локусах в масштабе всего генома, мы глобально исследовали экспрессию генов, доступность хроматина, образование петель хроматина и связывание EBNA2 в линии B-клеток, которая была 1) неинфицирована, 2) инфицирована штамм EBV, лишенный EBNA2, или 3) инфицированный штаммом, экспрессирующим EBNA2.Мы идентифицировали> 400 EBNA2-зависимых дифференциально экспрессируемых генов человека и> 5000 событий связывания EBNA2 в геноме человека. Анализ ATAC-seq выявил> 2000 областей в геноме человека с EBNA2-зависимой доступностью хроматина, а данные HiChIP-seq выявили> 1700 областей, в которых EBNA2 изменяет взаимодействия петель хроматина. Важно отметить, что локусы аутоиммунного генетического риска были сильно обогащены на участках этих EBNA2-зависимых событий, изменяющих хроматин. Мы представляем примеры событий EBNA2, зависимых от генотипа аутоиммунного риска, определяя механизмы генетического риска для локусов аутоиммунного риска, таких как ZMIZ1 .Взятые вместе, наши результаты показывают важные взаимодействия между генетической изменчивостью хозяина и механизмами заболевания, вызванными EBNA2.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *