Переломы свода черепа: Публикации в СМИ

Содержание

Публикации в СМИ

Переломы костей свода черепа обычно возникают в месте приложения силы. Выделяют линейный и вдавленный переломы.
ЛИНЕЙНЫЙ ПЕРЕЛОМ обычно возникает в результате удара предметом большой площади. Сам по себе не имеет большого клинического значения (за исключением переломов чешуи височной кости — см. Гематома эпидуральная). Диастатический перелом — один из видов линейного перелома, характеризующийся переходом линии перелома на один из швов черепа (чаще возникает у детей).
Диагностика: краниография. Основные отличительные признаки линейного перелома, сосудистой борозды и краниального шва следующие • Линейный перелом: цвет на рентгенограмме почти чёрный, ход прямой, ветвление отсутствует, ширина очень узкая • Сосудистая борозда: серого цвета, ход изгибающийся, обычно ветвится, более широкая, чем линия перелома • Шов черепа: серого цвета, ход для каждого шва стандартный, соединяется с другими швами, значительной ширины, имеет зубчатый край.


Лечения не требуется, за исключением случаев «растущего перелома» (возникает у детей раннего возраста).

ВДАВЛЕННЫЙ ПЕРЕЛОМ возникает в результате удара по голове твёрдым предметом малой площади (молоток, стальная труба и т.д.). Характеризуется внедрением фрагмента(ов) кости в полость черепа, что может приводить к локальному ушибу, размозжению мозга, разрыву оболочек, формированию гематом.
Диагностика. Краниография и КТ
Лечение. При неосложнённом вдавленном переломе допустима консервативная тактика. Во всех остальных случаях необходимо оперативное вмешательство — удаление костных фрагментов или их репозиция. Показания к хирургическому лечению: вдавление более чем на 8–10 мм или на толщину кости, очаговые неврологические симптомы, соответствующие локализации перелома, признаки повреждения оболочек мозга (истечение ликвора, мозговой детрит), открытый перелом. Относительное противопоказание — бессимптомный закрытый вдавленный перелом в области расположения магистральных синусов твёрдой мозговой оболочки.


Прогноз зависит от объёма поражённой области головного мозга и её функциональной значимости. Операция по устранению вдавленного перелома не влияет на риск развития поздней посттравматической эпилепсии.
Примечание. У новорождённых и детей первого года жизни бывает специфический вдавленный перелом костей свода черепа по типу «шарика для пинг-понга». Лечение показано только при локализации в косметически значимых областях (например, лобной).
Синоним. Переломы черепа компрессионные

МКБ-10. S02 Перелом черепа и лицевых костей.

Вдавленные переломы и гематомы: виды, классификация. Лечение в Херсоне

Мы оказываем помощь пациентам с нейрохирургической патологией головного и спинного мозга, осложненными повреждениями и заболеваниями черепа и позвоночника, периферической нервной системы с 1959 года.

Виды вдавленных переломов

При черепно-мозговой травме с приложением ударной силы к костям черепа достаточно нередко могут возникать переломы – как свода, так и основания черепа.

Выделяют следующие разновидности таких переломов:

  • линейные,
  • оскольчатые,
  • дырчатые
  • и вдавленные.

Классификация

Вдавленные переломы возникают при вдавлении костных отломков в полость черепа. В связи с этим эти переломы подразделяются на:

  • импрессионные, когда сохраняется анатомическая связь отломков с прилежащими костями черепа,
  • и на депрессионные – когда анатомическая связь теряется.

Степени внедрения

Помимо этого, вдавленные переломы различаются по степени внедрения отломков в полсть черепа.

Если смещение в полость черепа происходит более чем на толщину сломанной кости, то это ведёт к сдавлению подлежащей ткани головного мозга, ранению или сдавлению прилежащих кровеносных сосудов, что вызывает развитие тех или иных неврологических симптомов.

Иногда под областью перелома возникает зона ушиба головного мозга. Кроме того, нужно учитывать, что сразу под костями черепа размещаются мозговые оболочки.

В том случае, если кожные покровы и подлежащие мягкие ткани над поломанной костью повреждённые, то такая черепно-мозговая травма с вдавленным переломом относится к открытой и поэтому вызывает опасение в аспекте проникновения инфекции в полость черепа.

В случае, если повреждённой является твёрдая (дуральная) мозговая оболочка и через рану (или естественные отверстия лицевой зоны) вытекает жидкость, которая в таких случаях представляет собой так называемый ликвор, в норме омывающий головной и спинной мозг, то такая черепно-мозговая травма считается открытой и проникающей. В этом случае, как правило, необходимо хирургическое лечение.

Вдавленный перелом может быть выявлен при хирургической обработке раны, с помощью рентгенографии костей черепа, и лучше всего, при выполнении компьютерной томографии головы.

Оперативное лечение

Вдавленные переломы костей черепа, как правило, требуют оперативного нейрохирургического лечения.

При выполнении операции вдавленные отломки, если это представляется возможным, поднимаются до уровня их нормального анатомического стояния, после чего крепятся в этом положении к окружающим костям с помощью специальных титановых имплантов, шурупов и специального медицинского цемента.

В случае, если твёрдая (дуральная) оболочка мозга повреждённая, необходимо тщательно ушить её либо же выполнить герметичную её пластику естественными тканями или специальными материалами.

Иногда, при травматических повреждениях лобной кости, может возникать такой вид вдавленного перелома, как перелом наружной и/или внутренней стенок лобной (фронтальной) пазухи. Она располагается в области надбровья, является воздухоносной пазухой, её стенки довольно тонкими и достаточно легко ломаются, что проявляется весьма заметным вдавлением в травмированной области, которое воспринимается как серьёзный косметический недостаток.

Реконструктивно-косметические вмешательства

В этом случае хирургическое вмешательство одновременно и реконструктивно-косметическим. Особенность лобной пазухи состоит в том, что она является воздухоносной полостью, сообщаясь с другими околоносовыми пазухами, и может содержать патогенные (болезнетворные) бактерии, которые способны вызвать инфекционные осложнения в зоне вдавленного перелома, что, в свою очередь, может привести к развитию внутричерепной инфекции.

Кроме того, важным есть тот момент, чтобы оперативное вмешательство было проведено как можно раньше, чтобы не допустить возможности неправильного сращения вдавленных костных отломков.

Во время операции костные фрагменты вдавленного перелома устанавливают на своё место, после чего происходит их фиксация титановыми имплантами и шурупами.

В случае, если поломана задняя стенка лобной пазухи, имеется достаточно высокая вероятность того, что мозговые оболочки могут быть повреждены, ввиду чего возможна ликворея – истечение спинномозговой жидкости из зоны перелома.

Тогда необходимо тщательно ушить повреждённую твёрдую (дуральную) мозговую оболочку либо же выполнить герметичную её пластику естественными тканями или специальными материалами.

Консервативное лечение

Показания к консервативному лечению:

  • смещение отломков в полость черепа не достигает толщины кости,
  • не вызывает неврологической симптоматики
  • и не сопровождается признаками компрессии мозга,
  • а также в случае отказа больного от оперативного лечения.

Особое внимание в курсе консервативной терапии уделяется профилактике внутричерепных инфекционных осложнений.

Виды внутричерепных гематом

Переломы черепа

Данная статья — обзорная и не охватывает некоторые виды переломов черепа (напр. переломы основания черепа и комплексные переломы лицевых костей). 

Терминология

  • анатомическая локализация
    • основание черепа
    • свод черепа
  • степень смещения
    • без смещения
    • вдавленный (5-10 мм) 
      • импрессионный (костные фрагменты смещаются в полость черепа под углом)
      • депрессионный (чаще образуется один фрагмент который смещается в полость черепа)
  • количество отломков/линий перелома
    • линейный
    • оскольчатый

Диагностика

Рентгенография

Рентгенография исторически использовавшаяся для диагностики переломов черепа не обладает достаточной чувствительностью, не решает диагностических задач, а также сопряжена с большими лучевыми нагрузками и значительными экономическими затратами. Отрицательные данные обычной рентгенографии в стандартных проекциях не несут никакой диагностической ценности поэтому в настоящий момент она вытеснена компьютерной томографией.

Компьютерная томография

Компьютерная томография является наилучшей модальностью для диагностики переломов черепа. КТ не просто визуализирует перелом, но также позволяет всесторонне охарактеризовать его и спланировать хирургическое лечение. 

Томография должна выполняться с изовокселем менее 1 мм, и должна оцениваться с реконструкцией в различных плоскостях. Использование костных алгоритмов обработки данных позволяет лучше визуализировать переломы без смещения.

Переломы визуализирутся в виде нарушения целостности кости со смещением или без смещения отломков. В отличии от переломов швы имеют симметричные края и покрыты надкостницей по краям. Почти всегда, если перелом распространяется на околоносовые пазухи, среднее ухо или сосцевидный отросток, по его ходу визуализируется некоторое количество крови, облегчающее его выявление.

Важным моментом после диагностики перелома является поиск повреждений мягких тканей. Например:

  • сосуды
    • диссекция артерии
    • повреждение синусов твердой мозговой оболочки
  • переход линии перелома на отверстия черепных нервов и каналов
  • ушиб головного мозга в области перелома или в зоне противоудара
  • повреждение твердой мозговой оболочки с ликвореей и развитием интракраниальной гипотензии
Магнитно-резонансная томография

МРТ бесполезно для диагностики переломов черепа. 

Опасные «ватрушки»: врачи спасли детей с переломами костей черепа

Тяжелые черепно-мозговые травмы ребята получили во время катания на необорудованной горке на тюбах (надувных санках), но благодаря своевременной и высокопрофессиональной медицинской помощи юные пациенты со временем смогут вернуться к обычной жизни.

 
 

Пятилетний ребенок был доставлен бригадой скорой медицинской помощи в отделение реанимации и интенсивной терапии для хирургических больных Морозовской больницы в тяжелом состоянии — с угнетенным сознанием. В первые минуты ему выполнили КТ-исследование всего организма, лабораторную диагностику, УЗИ-исследование. Мальчика осмотрели травматолог, хирург, нейрохирург, оториноларинголог. По результатам комплексной диагностики выявлены множественные линейные переломы костей свода и основания черепа с небольшим оболочечным кровоизлиянием.

«Маленькому пациенту была проведена специфическая терапия, позволившая восстановить кровоток и предотвратить вторичное повреждение головного мозга, которое развивается вследствие травмы. Поскольку внутричерепная гематома имела небольшой размер, отсутствовала компрессия (сдавление) головного мозга, оперативной коррекции не потребовалось. Мальчик продолжает лечение в нейрохирургическом отделении. Он уже самостоятельно передвигается по палате, со временем должен полностью восстановиться», — рассказал врач-нейрохирург Морозовской детской больницы Марат Чигибаев.

Второй пациент, получивший тяжелую черепно-мозговую травму во время катания на «ватрушке», был госпитализирован с жалобами на головокружение, головные боли, многократную рвоту. Подростку был выполнен весь необходимый диагностический комплекс и выявлен вдавленный перелом височной кости.

Со слов врача, данный участок находится в непосредственной близости к зонам мозга, повреждение которых приводит к возникновению судорожных состояний. Ребенку было выполнено экстренное хирургическое вмешательство. Предельно аккуратно, обойдя лицевой нерв, височную артерию, разведя жевательную мышцу, расположенные в этой зоне, хирурги провели репозицию и фиксацию отломков. Подросток чувствует себя хорошо и готовится к выписке.

«С начала года в нейрохирургическое отделение поступило более 30 детей с различными травмами головы, полученными во время катания на горках, и преимущественно на „ватрушках“. Это дети с сотрясением головного мозга, ушибом мягких тканей головы и головного мозга, переломом лицевого скелета. В основном, повреждения были получены от удара об дерево или лед. Всем детям была оказана высокопрофессиональная медицинская помощь», — сообщил заведующий нейрохирургическим отделением Морозовской детской больницы, кандидат медицинских наук Матвей Лившиц.

Для профилактики травматизма врачи обращают внимание на соблюдение правил безопасности: обязательно использовать средства индивидуальной защиты (шлем), кататься только на специально обустроенных трассах, соблюдать интервал при спуске с горки, отдавать предпочтение саночным устройствам с рулем и тормозной системой.

Перелом свода черепа

Неполный перелом Полный перелом

(трещина) оскольчатый перелом дефект костной ткани

(повреждение мозговых

оболочек, мозгового

вещества)

Переломы свода черепа сопровождаются сотрясением головного мозга или ушибом, или ушибом со сдавлением.

Клиника: — общемозговые симптомы

— очаговые симптомы

— признаки перелома кости

закрытые переломы открытые переломы

(боль, гематома, подвижность (боль, кровотечение, зияние раны,

костных обломков) вид костных отломков,

подвижность, крепитация)

ПМП: — б-го уложить, успокоить + асептическая давящая повязка

— голову иммобилизировать кровеостанавливающие средства

— холод к голове профилактика столбняка

— обезболивание

— при бессознат. сост-и: лигировать язык, обеспечить проходимость дыхательных путей (положение пациента на боку, вывести нижнюю челюсть, освободить дыхательные пути от слизи, крови, рвотных масс, установить воздуховод)

— интубация трахеи, ИВЛ

— при наруш. дыхания- лобелин

Закрытый Открытый

Диагностика: краниография в 2-х проекциях ПХО + ревизия кости

Лечение: — покой, диета трепанация кости с расширением

— дегидратационная терапия травматического дефекта ( для

— люмбальная пункция определения целости твёрдой

— декомпрессивная трепанация мозговой оболочки).

(при внутричерепном кровотечении, При проникающем ранении-

повышении в/ч давления, вдавленных удаление инородных тел,

переломов, удаление вдавленных промывание раневого канала,

костных отломков, краниопластика ушивание или пластика твёрдой

быстро твердеющей пластмассой мозговой оболочки фиброзной

(норакрил, протакрил) плёнкой.

После трепанации черепа – строгий постельный режим 3-6 недель

Консервативное лечение: анальгетики, дегидратационная терапия, люмбальная пункция, снотворные, седативные, антибиотики, сердечные средства.

Перелом основания черепа – открытая чмт

Перелом основания черепачаще всего происходит при падении с высоты на голову или на ноги, ударе по голове или нижнюю челюсть. При переломах костей основания черепа травмируется в-во мозга, его оболочки, сосуды и черепные нервы.

Переломы основания черепа могут быть в области: передней, средней, задней черепно-мозговых ямках.

Клиника: общемозговые симптомы: кровоизлияния в области глазниц (передняя черепно-мозговая ямка) «симптом очков» — на 2-ые сутки

— кровоподтёки в обл. сосцевидного отростка ( задняя ч-м ямка)

в слизистую глотки ( средняя ч-м ямка)

— кровотечения носовые, ушные

— ликворея из носа и ушей

— брадикардия

— парезы ч-м нервов VII лицевой, VIII слуховой, VI отводящий, III зрительный

— явления менингизма (регидность затылочных мышц, симптом Кернига

— неврологические расстройства

ПМП: — уложить, голову (на бок), иммобилизировать

— холод к голове, обезболивание

— повязка при кровотечении из носа и ушей

— сердечные, дыхательные аналептики ( по показаниям)

Диагностика: краниография в 2-ух проекциях

Лечение: — покой (1,5-3 месяца), диета

— А/Б

— дегидратационная терапия

— спинномозговая пункция ( при повышении в/ч давления)

— декомпрессивная трепанация черепа (при в/ч гематомах)

-посимптомная терапия

В Москве врачи спасли ребенка с переломом черепа от упавшего телевизора

https://ria. ru/20190130/1550121122.html

В Москве врачи спасли ребенка с переломом черепа от упавшего телевизора

В Москве врачи спасли ребенка с переломом черепа от упавшего телевизора — РИА Новости, 30.01.2019

В Москве врачи спасли ребенка с переломом черепа от упавшего телевизора

Врачи больницы имени Сперанского в Москве спасли двухлетнего ребенка, который получил тяжелую черепно-мозговую травму из-за падения телевизора, сообщили РИА… РИА Новости, 30.01.2019

2019-01-30T12:20

2019-01-30T12:20

2019-01-30T12:20

происшествия

москва

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/sharing/article/1550121122.jpg?1548840014

МОСКВА, 30 янв — РИА Новости. Врачи больницы имени Сперанского в Москве спасли двухлетнего ребенка, который получил тяжелую черепно-мозговую травму из-за падения телевизора, сообщили РИА Новости в пресс-службе департамента здравоохранения. Несчастный случай произошел в середине января. Предположительно, ребенок пробегал мимо старого лампового телевизора и случайно его задел. Тяжелое устройство упало на голову мальчику. Врачи диагностировали перелом свода черепа и ушиб головного мозга.»Маленький пациент поступил в отделение реанимации и интенсивной терапии в коме, по шкале Глазго — восемь-девять баллов. Ребенка подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, так как дышать самостоятельно он не мог. Ему назначили дегидратационную, седативную и антибактериальную терапии. Через несколько дней маленького пациента перевели в отделение нейрохирургии. К счастью, оперативное вмешательство не понадобилось. Ребенок выписан домой», — говорится в сообщении депздрава.Ребенку назначили противосудорожную и сосудистую терапии, препараты, которые улучшают метаболизм головного мозга, физиотерапию, ЛФК, массаж.Заведующий отделением нейрохирургии Сергей Горчаков отметил, что обычно у таких пациентов происходят нарушения в конечностях, глазодвигательные расстройства, парез лицевого нерва. «Мы применили весь комплекс необходимых лечебных мероприятий, максимально нивелирующих негативные последствия для здоровья маленького пациента. Ко всему прочему, у маленьких детей легче протекает течение травмы и восстанавливаются они лучше, чем взрослые», — цитирует Горчакова пресс-служба департамента.

https://ria.ru/20190122/1549685484.html

https://ria.ru/20181001/1529690924.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

происшествия, москва

МОСКВА, 30 янв — РИА Новости. Врачи больницы имени Сперанского в Москве спасли двухлетнего ребенка, который получил тяжелую черепно-мозговую травму из-за падения телевизора, сообщили РИА Новости в пресс-службе департамента здравоохранения.

Несчастный случай произошел в середине января. Предположительно, ребенок пробегал мимо старого лампового телевизора и случайно его задел. Тяжелое устройство упало на голову мальчику. Врачи диагностировали перелом свода черепа и ушиб головного мозга.

22 января 2019, 07:07НаукаСибирские кардиохирурги спасли в Казахстане мальчика с пороком сердца

«Маленький пациент поступил в отделение реанимации и интенсивной терапии в коме, по шкале Глазго — восемь-девять баллов. Ребенка подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, так как дышать самостоятельно он не мог. Ему назначили дегидратационную, седативную и антибактериальную терапии. Через несколько дней маленького пациента перевели в отделение нейрохирургии. К счастью, оперативное вмешательство не понадобилось. Ребенок выписан домой», — говорится в сообщении депздрава.

Ребенку назначили противосудорожную и сосудистую терапии, препараты, которые улучшают метаболизм головного мозга, физиотерапию, ЛФК, массаж.

Заведующий отделением нейрохирургии Сергей Горчаков отметил, что обычно у таких пациентов происходят нарушения в конечностях, глазодвигательные расстройства, парез лицевого нерва.

«Мы применили весь комплекс необходимых лечебных мероприятий, максимально нивелирующих негативные последствия для здоровья маленького пациента. Ко всему прочему, у маленьких детей легче протекает течение травмы и восстанавливаются они лучше, чем взрослые», — цитирует Горчакова пресс-служба департамента.

1 октября 2018, 11:50

В Подмосковье упавшее дерево проломило школьнице череп

Судебно-медицинская оценка переломов свода черепа при воздействии тупого предмета в зависимости от внутреннего строения костной ткани

1. Автандилов Г. Г. Медицинская морфометрия. Руководство. — М.: Медицина, 1990. — 384 с.

2. Адамович И. С. Моделирование напряженно-деформированного состояния трубчатых костей человека: Автореф. дис. . д-ра техн. наук. — Рига, 1989. — 31 с.

3. Александер Р. Биомеханика. — М.: Мир, 1970. — 339 с.

4. Ангелов И. И. Об отличии прижизненных переломов костей от посмертных. Экспериментальное и гистологическое исследование. Диссертация на степень доктора медицины. СПб., 1902.—148 с.

5. Андреев JI. В. В мире оболочек (от живой клетки до космического корабля). — М.: Знание, 1986. — 176 с.

6. Бартенев Г. М. Прочность и механизм разрушения полимеров.,— М.: Химия, 1984. — 280 с.

7. Бахметьев В.И., Буромский И. В., Крюков В.Н., Нагорнов М. Н. Диагностика механизмов разрушения костной ткани по поверхности излома // Суд.-мед. экспертиза. — 1991. —N4. — С. 11-17.

8. Бачинский В. Т. Структурно-морфологические свойства костей свода черепа // Суд.-мед. экспертиза. — 1984. —N4. — С. 27 29.

9. Бачинский В. Т. Значение структурно-морфологических свойств костей свода черепа в судебно-медицинской оценке повреждений головы тупыми предметами: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1988.

10. П.Богонатов Б. Н. Структура пластинок остеона // Арх. анат., гист. и эмбриол. — 1975. — Т. 65 (8). — С. 56 60.

11. Богонатов В. Н., Гончар-Заикина Н. Г. Система костных каналов как основа ангиоархитектоники кости // Арх. анат., гист. и эмбриол. — 1976. — Т. 70 (4). — С. 53 61.

12. П.Богонатов В. Н., Денисов-Никольский Ю. И. Распределение минеральных солей в структурах компактного вещества кости человека // Арх. анат., гист. и эмбриол. — 1977. — Т. 73 (12). — С. 61 — 67.

13. Богоявленский И. Ф. Патологическая перестройка костей скелета. — Л.: Медицина, 1976. — 288 с.

14. Болотин В. В. Объединенные модели в механике разрушения // Изв. АН СССР. МТТ. — 1984. — N 3. — С. 153 160.

15. Болотин В. В., Гольденблат И. И., Смирнов А. Ф. Строительная механика. Современное состояние и перспективы развития. — М.: Стройиздат, 1972. — 191 с.

16. Броек Д. Основы механики разрушения / Пер. с англ. — М.: Высш. шк., 1980. — 368 с.

17. Бунак В. В. Линии расщепления костей черепа в сопоставлении с линиями ростовыми и силовыми // Арх. анат., гист. и эмбриол. — 1964. —N3. —С. 43-52.

18. Бюттнер О., Хамке Э. Сооружение — несущая конструкция, несущая структура: Анализ живой природы и градообразующей среды / Пер. с нем. — М.: Стройиздат, 1983. — 340 с.

19. Вегнер К. Ф. Закрытые переломы диафиза бедра. — Харьков, 1914. —231 с.

20. Вегнер К. Ф. Переломы и их лечение. Руководство для врачей и студентов. — М. Л.: Госиздат., 1926. — 336 с.

21. Веремкович Н. А. Повреждения костей черепа при дозированных ударах затылочной областью головы: Автореф. дис. . канд. мед. наук. —М., 1969.

22. Виноградова Т. П. Кость. БМЭ // 2-е изд. Т. 14. — М.: Сов. эн-цикл. — 1960. — Стб. 85 92.

23. Виноградова Т. П., Лаврищева Г. И. Регенерация и пересадка костей. — М.: Медицина, 1974. — 271 с.

24. Воспаление. Руководство для врачей / Под ред В. В. Серова, В. ‘ С. Паукова. — М.: Медицина, 1995. — 640 с.

25. Галиев Б. X. Свойства изломов костей при повреждениях тупыми твердыми предметами (комплексное фрактографическое и морфологическое исследование): Автореф. дис. . канд. мед. наук.1. М., 1986.

26. Галин Л. А. Контактные задачи теории упругости. — М.: Гостех-теоретиздат, 1953. — 264 с.

27. Гельман В. Я. Медицинская информатика: практикум. — СПб: Питер, 2002. — 480 с.

28. Герман Дж., Либовиц Г. Механика разрушения кости // Разрушение. В 7 т. / Пер. с англ. — М.: Мир, 1976. — Т. 7. — Ч. 2. — С. 391 -463.

29. Гистология / В. Г. Елисеев, Ю. И. Афанасьев, Н. А. Юрина и др.3.е изд-е, доп. — М.: Медицина, 1989. — С. 196-213.

30. Гистология: Учебник. 2-е изд-е, перераб. и доп. / Под ред. Э. Г. Улумбекова, Ю. А. Челышева. — М.: ГЭОТАР-МЕД., 2001. — 672 с.

31. Гланц С. Медико-биологическая статистика / Пер. с англ. — М.: Практика, 1998. — 459 с.

32. Гольдман А. Я., Сажин А. С. Методы испытаний композиционных материалов при сдвиге. — Л.: Химия, 1987. — 26 с.

33. Грехов И. И. Материалы к вопросу о костных дефектах черепа и их лечении (Экспериментально-клиническое исследование). Диссертация на степень доктора медицины. СПб, 1901. — 164 с.

34. Громов А. П. Биомеханика травмы. — М.: Медицина, 1979. — 275 с.

35. Давыдовский И. В. Общая патология человека. — М.: Медицина, 1961. —611 с.

36. Дарков А. В., Шпиро Г. С. Сопротивление материалов. — М.: Высш. шк., 1989. — 624 с.

37. Дербоглав В. В. Судебно-медицинская оценка повреждений костей черепа в зависимости в зависимости от условий падения на плоскости и характера поверхности соударения: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1975.

38. Джонсон К. Механика контактного взаимодействия / Пер. с англ. — М.:Мир, 1989. —510 с.

39. Екобори Т. Физика и механика разрушения и прочности твердых тел / Пер. с англ. — М.: Металлургия, 1971. — 264 с.

40. Екобори Т. Научные основы прочности и разрушения материалов / Пер. с япон. — Киев: Наук. Думка, 1978. — 358 с.

41. Жуков В. Ф. Судебно-медицинская диагностика особенностей переломов свода черепа при травме тупыми предметами: Автореф.дис. канд. мед. наук. — Барнаул, 1974.

42. Зайцев Ю. В. Механика разрушения для строителей: Учебное пособие для строительных вузов. — М.: Высш. шк., 1991. — 288 с.

43. Иванов А. М., Алгазинов К. Я., Мартинец Д. В. Строительные конструкции из полимерных материалов. — М.: Высш. шк., 1978.239 с.

44. Игнатовский А. С. К вопросу о переломах черепа (Из Суд.-Мед. Кабинета Университета Св. Владимира): Диссертация. — Киев, 1892. —80 с.

45. Изгородин А. К. Фрактография — метод оценки хрупкости. — Иваново: Ивановск. хим.-тех. ин-т, 1977. — 130 с.

46. Изгородин А. К. Хрупкое разрушение и методы определения характеристик хрупкости. — Иваново: Ивановск. хим.-тех. ин-т, 1978.96 с.

47. Ионов В. Н., Огибалов П. М. Напряжения в телах при импульсивном нагружении. — М.: Высш. шк., 1975. — 463 с.

48. Ионов В. Н., Селиванов В. В. Динамика разрушения деформируемого тела. — М.: Машиностроение, 1987. — 211 с.

49. Иргер И. М. Нейрохирургия. — М.: Медициа, 1982. — 432 с.

50. Испытание материалов / Под ред. X. Блюменауэра / Пер. с нем.

51. М.: Металлургия, 1979. — 448 с.

52. Ицкович Г. М. Сопротивление материалов. — М.: Высш. шк.,1986. —352 с.

53. Каплан А. В. Закрытые повреждения костей и суставов и сопутствующие повреждения внутренних органов. — М.: Медгиз, 1953.420 с.

54. Капустин А. В. Об экспертной оценке силы ударов тупыми твердыми предметами // Суд.-мед. экспертиза. — 1999. — N 1. — С. 18 -20.

55. Качанов JI. М. Основы механики разрушения. — М.: Наука, 1974. —312 с.

56. Кауш Г. Разрушение полимеров / Пер. с англ. — М.: Мир, 1981.440 с.

57. Квятковский Г. И. Заживление ран черепных костей (Экспериментальное исследование). Диссертация на степень доктора медицины. СПб, 1896. —46 с.

58. Клевно В. А. Комплексная судебно-медицинская оценка множественных переломов грудной клетки при травме тупыми твердыми предметами: Автореф. дис. д-ра мед. наук. — М., 1991.

59. Клевно В. А. Морфология и механика разрушения ребер. — Барнаул, 1994. —300 с.

60. Кнетс И. В., Пфафрод Г. О., Саулгозис Ю. Ж. Деформирование и разрушение твердых биологических тканей. — Рига: Зинатне, 1980.319 с.

61. Кодин В. А. Судебно-медицинское определение следообразую-щей поверхности тупых предметов в повреждениях костей свода черепа: Автореф. дис. д-ра мед. наук. —М., 1987.

62. Колесников Ю. В., Морозов Е. М. Механика контактного разрушения. — М.: Наука, 1989. — 224 с.

63. Коллакот Р. Диагностика повреждений / Пер. с англ. — М.: Мир, 1989. —512 с.

64. Коллинз Дж. Повреждение материалов в конструкциях / Пер. с англ. — М.: Мир, 1984. — 624 с.

65. Композиционные материалы / В. В. Васильев, В. Д. Протасов, В. В. Болотин и др. — М.: Машиностроение, 1990. — 512 с.

66. Компьютерная биометрика / Под ред. В. Н. Носова. М.: Изд-во МГУ, 1990.-232 с.

67. Корнинг Г. К. Топографическая анатомия / Пер. с нем. — М. -JL: Гос. мед. изд-во, 1931.

68. Корсаков С. А. Механические свойства свода черепа человека и их судебно-медицинское значение: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1977.

69. Корсаков С. А. Судебно-медицинская экспертиза повреждений головы (экспериментально-биомеханическое исследование): Автореф. дис. . д-ра мед. наук. — М., 1992.

70. Костин П. П. Физико-механические испытания металлов, сплавов и неметаллических материалов: Учебное пособие для профессионально-технических училищ. — М.: Машиностроение, 1990. — 236 с.

71. Крюков В. Н. Повреждения плоских и длинных трубчатых костей при воздействии тупыми орудиями: Автореф. дис. . д-ра мед. наук. — М., 1966.

72. Крюков В. Н. Механизмы переломов плоских костей при травме. — Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1969. — 77 с.

73. Крюков В. Н. Механизмы переломов костей. — М.: Медицина, 1971. — 108 с.

74. Крюков В. Н. Фрактографические исследования костей в судебной медицине // Суд.-мед. экспертиза. — 1985. — N 1. — С. 24 — 26.

75. Крюков В. Н. Механика и морфология переломов — М.: Медицина, 1986. — 157 с.

76. Крюков В. Н. Основы механо- и морфогенеза переломов. М.: Фолиум, 1995. —232 с.

77. Крюков В. Н., Плаксин В. О. Новые данные о биомеханике и характере повреждений черепа // Суд.-мед. экспертиза. — 1980. — N 4, —С. 16-19.

78. Крюков В. Н., Плаксин В. О. Биомеханические свойства и морфологические признаки переломов костей свода черепа при сдавле-нии твердыми тупыми предметами // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики. — Барнаул, 1983. — С. 9 12.

79. Кудряшов В. Г. Вязкое и хрупкое разрушение // Итоги науки и техники. Металловедение и термическая обработка. Выпуск 12. — М.: ВИНИТИ, 1978. — С. 27 85.

80. Куприянов В. В. Пути микроциркуляции. — Кишинев, Штиинца, 1969.

81. Лаврищева Г. И., Михайлова Л. Н. Кость и хрящ // Структурные основы адаптации и компенсации нарушенных функций. — М.: Медицина, 1997. — С. 154 184.

82. Лакин Г. Ф. Биометрия. — М.: Высш. шк., 1990. — 352 с.

83. Лопатин Ю. Л. Топография прочностных свойств свода черепа //

84. Экспертиза повреждений тупыми предметами (новые данные). Материалы научно-практической конференции судебно-медицинских экспертов Алтайского края. — Барнаул, 1978. — С. 16-18.

85. Макклинтон Ф., Аргон А. Деформация и разрушение материалов / Пер. с англ. — М.: Мир, 1970. — 439 с.

86. Маслов А. В. Повреждения костей черепа при дозированных ударах лобно-теменной областью головы: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1970.

87. Матвеев Д. Н. Травма головы и связанные с ней повреждения уха и носа (Экспериментальное патологоанатомическое и клиническое исследование): Дис. . д-ра мед. наук. — Дальгиз, 1949. — 212 с.

88. Механика разрушения и прочность материалов: В 4 т. — Киев: Наук, думка, 1988. — т. 1: Основы механики разрушения материалов / В.В. Панасюк, А.Е. Андрейкин, В.З. Партон. — 487с.

89. Михайличенко Ю. П. К вопросу определения силы удара при экспертизе некоторых травматических повреждений // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Вып. 6. — Ставраполь, 1971. — С. 276 277.

90. Многотомное руководство по патологической анатомии. Т. 6. Патологическая анатомия болезней костно-суставной системы, мышц и сухожилий. — М.: Медгиз, 1962. — 520 с.

91. Могутов С. В. Судебно-медицинская оценка повреждений головы, причиненных сферическими предметами различного диаметра: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1988.

92. Морфология человека / Под ред. Б. А. Никитюка, В. П. Чтецова. — М.: Изд-во МГУ, 1990. — 344 с.

93. Нагорнов М. Н. Фрактографические исследования костной ткани при экспертизе переломов (судебно-медицинские критерии): Автореф. дис. канд. мед. наук. — М., 1992.

94. ЮО.Нотт Дж. Ф. Основы механики разрушения / Пер. с англ. — М.: Металлургия, 1978. — 256 с.

95. Нээчин Чой жин. Артериальное кровоснабжение сухожильного шлема человека. Дис. канд. мед. наук. — М., 1963.

96. Ю8.0рункулова Р. О. Судебно-медицинская оценка повреждений головы, причиненных удлиненными тупыми предметами: Автореф. дис. канд. мед. наук. — М., 1981.

97. Партон В. 3., Морозов В. 3. Механика упруго-пластическогоразрушения. — М.: Наука, 1974. — 416 с.

98. ПО.Партон В. 3., Морозов В. 3. Механика упруго-пластического разрушения. — М.: Наука, 1985. — 502 с.

99. Ш.Партон В. 3., Борисковский В. Г. Динамическая механика разрушения. — М.: Машиностроение, 1985. — 263 с. 112.Партон В. 3., Борисковский В. Г. Динамика хрупкого разрушения. — М.: Машиностроение, 1988. — 239 с.

100. ПЗ.Партон В. 3. Механика разрушения: от теории к практике. — М.: Наука, 1990.— 240 с.

101. Пиголкин Ю. И., Осипенкова Т. К., Богомолов Д. В., Неволин Н. Н. Определение следов старых повреждений костей свода черепа Императора Николая II // Суд.-мед. экспертиза. — 1998. — N 5. — С. 25-30.

102. Плаксин В. О. Судебно-медицинская оценка механизмов множественных переломов костей свода черепа при травме тупыми предметами: Автореф. дис. . д-ра мед. наук. — М., 1996.

103. Плохинский Н. А. Биометрия. — Новосибирск, 1961. — 366 с.

104. П.Полежаев Л. В. Утрата и восстановление регенерационной способности у животных. — М.: Наука, 1968. — 326 с.

105. Полежаев Л. В. Регенерация. — М.: Знание, 1977. — 64 с.

106. Полежаев Л. В. Регенерация путем индукции. — М.: Медицина, 1977. — 179 с.

107. Проблемы прочности в биомеханике / И. Ф. Образцов, И.С. Адамович, А. С. Барер и др. — М.: Высш. шк., 1988. — 311 с.

108. Работнов Ю. Н. Механика деформируемого твердого тела. — М.: Наука, 1979. —744 с.

109. Рассказов А. О., Дехтярь А. С. Предельное равновесие оболочек. — Киев: Вища школа, 1978. — 152 с.

110. Ревелл П. А. Патология кости / Пер. с англ. — М.: Медицина, 1993. —368 с.

111. Регель В. Р., Слуцкер А. И. Кинетическая природа прочности // Физика сегодня и завтра (прогнозы науки). — JI.: Наука, 1973. — С. 50- 175.

112. Ромодановский О. А. Повреждения головы при самопроизвольном падении человека навзничь. — М.:Робин, 1998. — 152с.

113. Русаков А. В. Введение в физиологию и патологию костной ткани // Многотомное руководство по патологической анатомии. Т. 5, —М.:Медгиз, 1959.

114. Сальников Ю. К. Особенности повреждений костей свода черепа у детей при травме тупыми предметами. -— Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1986.

115. Светлаков А. В. Судебно-медицинская оценка морфологии повреждений хрящевой ткани при травме тупыми твердыми предметами: Автореф. дис. . канд. мед. наук. — М., 1997.

116. Сидоров Ю.С. Судебно-медицинская оценка повреждений водителей и пассажиров переднего сидения легковых автомобилей при столкновениях (экспериментально-морфологическое исследование): Автореф. дис. . д-ра мед. наук. — М.: 1991.

117. Слепышков Н. В. Раны от тупого орудия. — Астрахань, 1931.82 с.

118. Слепян JI. И. Механика трещин. — JL: Судостроение, 1981. — 295 с.

119. Слуцкий JI. И., Севастьянова Н. А. Органический матрикс кости: новые биохимические данные // Орт., травм, и протез. — 1986.1. N8. —С. 69-73.

120. Солохин А. А., Солохин Ю. А. Судебно-медицинские аспекты травматологии. — М.: Фолиум, 1994. — 192 с.

121. Сперанский В. С. Основы медицинской краниологии. — М.: Медицина, 1988. — 288 с.

122. Сперанский В. С., Зайченко А. И. Форма и конструкция черепа.

123. М.: Медицина, 1980. — 280 с.

124. Стешиц В. К. Судебно-медицинская экспертиза при дорожно-транспортных происшествиях. — Минск, Беларусь, 1976. — 192 с.

125. Структурные уровни пластической деформации и разрушения / В. Е. Панин, Ю. В. Гриняев, В. И. Данилов и др. — Новосибирск: Наука, 1990. —255 с.

126. Сундуков Д. В. Судебно-медицинская оценка повреждений головы твердыми тупыми предметами с ограниченной круглой плоской, сферической и трехгранной ударяющими поверхностями (экспериментальное исследование): Автореф. дис. . канд. мед. наук.—М., 1990.

127. Тараканов О. Г., Шамов И. В., Альперн В. Д. Наполненные пе-нопласты. — М.: Химия, 1989. — 216 с.

128. Тарнапольский Ю. М., Жигун И. Г., Поляков В. Н. Пространственно-армированные композиционные материалы. — М.: Машиностроение, 1987. — 224 с.

129. Тарнапольский Ю. М., Кинцис Т. Я. Методы статических испытаний армированных пластиков. — М.: Химия, 1981. — 272 с.

130. Темнов ВА. Г. Конструктивные системы в природе и строительной технике. —JL: Стройиздат, 1987. — 256 с.

131. Теребушко О. И. Основы теории упругости и пластичности. — М.: Наука, 1984. —320 с.

132. Томилин В. В., Капустин А. В. О наиболее актуальных научных проблемах современной судебной медицины // Материалы IV Всероссийского съезда судебных медиков. Часть I. — Владимир, 1996.1. С.5-6.

133. Трофимов В. И., Бегун Г. Б. Структурные конструкции: Исследование, расчет и проектирование. — М.: Стройиздат, 1972. — 272 с.

134. Угрюмов В. М., Васкин И. С., Абраков А. В. Оперативная нейрохирургия. Пособие для врачей. — Д.: Медгиз, 1959. — 316 с.

135. Утеиькии А. А. Исследование механических свойств компактного вещества кости как анизотропного материала: Автореф. дис. . канд. техн. наук. — Рига, 1974.

136. Филиппов М. П. Особенности разрушения и морфологические свойства диафизарных переломов длинных трубчатых костей верхних конечностей в детском возрасте (судебно-медицинские аспекты): Автореф. дис. канд. мед. наук. — М., 1991.

137. Фрактография и атлас фрактограмм / Пер. с англ. — М.: Металлургия, 1982, —429 с.

138. Фрактография — средство диагностики разрушенных деталей // Под. ред. М. А. Балтер. — М.: Машиностроение, 1987. — 160с.

139. Фридман Я. Б. Механические свойства металлов: В 2 ч. — М.: Машиностроение, 1974. — ч. 1. — 427 с.

140. Фридман Я. Б. Механические свойства металлов: В 2 ч. — М.: Машиностроение, 1974. — ч. 2. — 368 с.

141. Фудзии Т., Дзако М. Механика разрушения композиционных материалов / Пер. с япон. — М.: Мир, 1982. — 232 с.

142. Хеллан К. Введение в механику разрушения / Пер. с англ. — М.: Мир, 1988. —364 с.

143. Херцберг Р. В. Деформация и механика разрушения конструкционных материалов / Пер. с англ. — М.: Металлургия, 1989. — 576 с.

144. Хог Э., Арора Я. Прикладное оптимальное проектирование. Механические системы и конструкции / Пер. с англ. — М.: Мир, 1983. —479 с.

145. Хэм А., Кормак Д. Гистология. В 5 т. / Пер. с англ. — М.: Мир, 1983. —Т. 3. —С. 19-162.

146. Черепанов Г. П. Механика хрупкого разрушения. — М.: Наука,1974. 491 с.

147. Черепанов Г. П., Ершов Л. В. Механика разрушения. — М.: Машиностроение, 1977. — 224 с.

148. Черепанов Г. П. Механика разрушения композиционных материалов. — М.: Наука, 1983. — 296 с.

149. Чирков О. Ю. Особенности переломов плоских костей свода черепа при ударе твердыми тупыми предметами у лиц зрелого, пожилого и старческого возраста: Автореф. дис. канд. мед. наук. — М., 1991.

150. Щербин Л. А. Судебно-медицинская оценка упругих свойств головы: Автореф. дис. канд. мед. наук. — М., 1969. 166.Экспериментальная механика. В 2-х кн.: Кн. 1. / Под ред. А. Ко-баяси / Пер. с англ. — М.: Мир, 1990. — 616 с.

151. Экспериментальная механика. В 2-х кн.: Кн. 2. / Под ред. А. Ко-баяси / Пер. с англ. — М.: Мир, 1990. — 552 с.

152. Янковский В. Э. Возможности дополнительных исследований при определении механизмов образования переломов // Актуальные вопросы экспертизы механических повреждений. — М.: 2 Моск. мед. ин-т, 1990. — С. 16 21.

153. Adler С. P. Primary and secondary periosteal reactions // Radiologe.1979. — V. 19. — № 8. — P. 293 306.

154. Ascenzi A., Bonucci E. The ultimate tensile strength of single osteons // Acta anat. — 1964. — V. 58. — P. 160 183.

155. Ascenzi A., Bonucci E., Checcucci A. The tensile properties of single osteons. Studied using microware extensimeter // In. Studied on the anatomy and function of bone and joints. Berlin — New York, Springer

156. Verlag. — 1966. —P. 121-141.

157. Ascenzi A., Bonucci E. The tensile properties of single osteons // Anat. Rec. — 1967. — V. 158 (4). — P. 375 386.

158. Ascenzi A., Bonucci E. The compressive properties of single osteons // Anat. Rec. — 1968. — V. 161. — P. 377 392.

159. Ascenzi A., Bonucci E. The shearing properties of single osteons // Anat. Rec. — 1972. — V. 172. — P. 499 510.

160. Ascenzi A., Bonucci E., Simkin A. An approach to the mechanical properties of single osteonic lamellae // J. Biomech. — 1973. — V. 6. — P. 227-235.

161. Ascenzi A., Bonucci E. Mechanical similarities between alternate osteons and cross-ply laminates // J. Biomech. -— 1976. — V. 9. — P. 65 -71.

162. Ascenzi A., Benvenuti A. Evidence of a state of initial stress in osteonic lamellae // J. Biomech. — 1977. — V. 10 (8). — P. 447 453.

163. Behiri J.C., Bonfield W. Fracture mechanics of bone — the effects of density, specimen thickness and crack velocity on longitudinal fracture // J. Biomech. — V. 17. — 1984. — P. 25 34.

164. Bonfield W., Datta P. K. Fracture toughness of compact bone // J. Biomech. —1976.—V. 9. —P. 131-134.

165. Bonfield W., Gryapas M. D., Young R. J. Crack velocity and the fracture of bone // J. Biomech. — 1978. — V. 11 (10 11). — P. 473 -479.

166. Bosio A. C., Bowman В. M. Simulation of Head-neck Dynamic Response in -Gx and +Gy // Proceeding of 30-y Stapp Car Crash Conference, paper 861895. New York: SAE, 1986.

167. Braidotti P., Branca F.P., Stangi L. Scanning electron microscopy of human cortical bone failure surface // J. Biomech. — 1997. — V. 30 (2). — P. 155-162.

168. Brighton С. Т., Hunt R. M. Early histologic and ultrastructural changes in microvessels of periosteal callus // J. Orthop. Trauma. — 1997.—V. 11. —№4. —P. 244-253.

169. Cruess R. L., Dumont J. Healing of Bone, Tendon, and Ligament // Fractures / Ed. by C. A. Rockwood, D. P. Green. — Philadelphia; Toronto: Lippincott, cop. — 1975. — V. 1. — P. 97 102.

170. Currey J. D. Three analogies to explain mechanical properties of bone // Biorheology. — 1964. — V. 2 (1). — P. 1 10.

171. Currey J. D. The effect of porosity and mineral content on the Young s modulus of elasticity of compact bone // J. Biomech. — 1988. — V. 21. — P. 131-139.

172. Currey J. D. The effect of drying and rewetting on some mechanical properties of cortical bone // J. Biomech. — 1988. — V. 21. — P. 439 -441.

173. Currey J. D. Physical characteristics of fasting the tensile failure properties of compact bone // J. Biomech. — 1990. — V. 23 (8). — P. 837 844.

174. Dempster W. T. Correlation of types of cortical grain structure with architectural features of the human skull // Am. J. Anat. — 1967. — V. 120 (3). —P.7-31.

175. Evans F. G., Lebow M. Regional differences in some of the physicalproperties of human femur // J. Appl. Physiol. — 1951. — V. 3. — P. 563 572.

176. Evans F. G., Lissner H. R. The Relation of Energy Velocity, and Acceleration to Skull Deformation and Fracture // Surg. , Gyn. Obst. — 1958. —V. 107. —P. 593-601.

177. Evans F. G., Lissner H. R. Tensile and Compressive Strength of Human Parietal Bone // J. Applied Physiology. — 1957. — V. 10. — P. 493 -497.

178. Forrester D. M., Kirkpatrick J. Periostitis and pseudoperiostitis // Radiology. — 1972, — V. 118. — № 6. — P. 597.

179. Frasca P., Harper R. A., Katz J. L. Mechanical failure on the micro-structural level in Haversian bone // Fracture 1977 (Proc. 4th Int. Conf. on Fracture). Waterloo (Canada). — V. 3. — P. 1167 1172.

180. Gurdjian E. S., Lissner H. R. Deformation of the Scull in Head Injury. A Study with the «Stresscoat» Technique // Surg., Gyn. Obst. — 1945. —V. 81. —P. 679-687.

181. Gurdjian E. S., Lissner H. R. Deformation of the Scull in Head Injury Studied by the «Stresscoat» Technique, Quantitative Determinations // Surg., Gyn. Obst. — 1946. — V. 83. — P. 219 233.

182. Gurdjian E. S., Lissner H. R., Webster J. E. The Mechanism of Production of Linear Skull Fracture // Surg. , Gyn. Obst. — 1947. — V. 85. — P. 195-210.

183. Gurdjian E. S., Webster J. E., Lissner H. R. Studies on Skull Fracture with Particular References to Engineering Factors // Am. J. Surg. — 1949. — V. 78. — P. 736 742.

184. Gurdjian E. S., Webster J. E., Lissner H. R. The Mechanism of Scull

185. Fracture // J. Neurosurg. — 1950. — V. 17. — P. 106 114.

186. Gurdjian E. S., Webster J. E., Lissner H. R. The Mechanism of Scull Fracture//Radiology. — 1950. —V. 54. —P. 313 -338.

187. Gurdjian E. S., Webster J. E., Lissner H. R. Observations on Prediction of Fracture Site in Head Injury // Radiology. — 1953. — V. 60. — P. 226-235.

188. Gurdjian E. S., Webster J. E. Resent Advances in the Knowledge of the Mechanism, Diagnosis, and Treatment of Head Injury // Am. J. Med. Sci. — 1953. — V. 226. — P. 214 220.

189. Hodgon V. R. Tolerance of the Facial Bones to Impact // Am. J. Anat. — 1967. — V. 120. — P. 113 -122.

190. Hodgon V. R., Brinn J., Thomas L. M., Greenberg S. W. Fracture Behaviour of the Scull Frontal Bone Against Cylindrical Surfaces // Proceeding of Fourteenth Stapp Car Crash Conference, P-33, paper 700909. New York: SAE, 1970.

191. Hodgon V. R., Lange W. S., Talwalker R. K. Injury to the Facial Bones // Proceeding of Ninth Stapp Car Crash Conference. Minneapolis: University of Minnesota, 1966.

192. Hubbard R. P., Melvin J. W., Barodawala I. T. Flexure of Cranial Sutures // J. Biomech. — 1971. — V. 4. — P. 491 496.

193. Hubbard R. P. Flexure of Human Cranial Bone // J. Biomech. — 1971. —V. 4. —P. 251 -263.

194. Jaslow C. R. Mechanical Properties of Cranial Sutures // J. Biomech. — 1990. — V. 23. — P. 313 321.

195. Klaushofer K., Peterlik M. Pathophysiologie der Knochenbruchhei-lung // Radiologe. 1994. — V. 34. — № 12. — P. 709 — 714.

196. Marti G., Magalia M. A. A scanning electron microscope study of human bone lamellae. Proposal for a new model of collagen lamellar organisation // Arch. Ital. Anat. Embryol. — 1988. — V. 93 (3). — P. 163 -175.

197. Martiti R. В. Porosity and specific surface of bone I IGRC Crit. Rev. Biomed. Eng. — 1984. — V. 10(3). —P. 179-222.

198. McElchney J. H., Byars E. F. Dynamic response of biological materials // ASME Paper, 1965, № 65 WA/HUF-9. — 8 p.

199. McElchney J. H., Fogle J. L., Melvin J. W., Haynes R. R., Roberts V. L., Alem N. M. The Mechanical Properties of Cranial Bone // J. Bio-mech. — 1970. — V. 3. — P. 495 512.

200. Melvin J. W., Evans F. G. A Strain Energy Approach to the Mechanics of the Scull Fracture // Proceeding of Fifteenth Stapp Car Crash Conference, paper 710871. New York: SAE, 1971. — P. 666 685.

201. Melvin J. W., Evans F. G. Crack propagation in bone // 1973 Biomechanics Symp. Amer. Soc. Mech. Eng., AMD, New York, 1973. — P. 87-88.

202. Melvin J. W., Fuller P. M., Barodawala I. T. The Mechanical Properties of the Dyploe Layer in the Human Scull // SESA, Spring Meeting, May, 1970.

203. Melvin J. W., Robbins D. H., Roberts V. L. The Mechanical Behaviour of the Dyploe Layer in the Human Scull in Compression // Developments in Mechanics. Proceeding of the Eleventh Midwestern Mechanics. — 1969. — V. 5. — P. 811 818.

204. Mehta В. V., Patel J. V. Modelling and Analysis of the Human Skull. — IGUG’92, Anaheim, California, Sept. 1992.

205. Mehta В. V., Patel J. V., Mulabagula R. Finite Element Analysis of the Human Skull. — 9th Int. Conf. on Math, and Computer Modelling, Univ. of California, Berkeley, July 26 29, 1993.

206. Mundy G. R. Regulation of bone formation by bone morphogenetic proteins and other growth factors // Clin. Orthop. — 1996. — V. 324. — P. 24-28.

207. Nahum A. M., Gatts J. D., Gadd C. W., Danforth J. Impact Tolerance of the Scull and Face // Proceeding of Twelfth Stapp Car Crash

208. Conference, P-26, paper 680785. New York: SAE, 1966.

209. Newnan J. A. Head Injury Criteria in Automotive Crash Testing // Proceeding of 24 Stapp Car Crash Conference. New York: SAE, October, 1980.

210. Norman T. L., Nivargikar S. V., Burr D. B. Resistance to crack growth in human cortical bone is greater in shear than in tension // J. Biomech. — 1996. — V. 29 (8). — P. 1023 1031.

211. Nyquist G. W., Cavanaugh J. M., Goldberg S. J., King A. I. Facial Impact Tolerance and Response // Proceeding of 30-y Step Car Crash Conference, paper 861896. New York: SAE, 1986.

212. Piekarski K. R. Fracture of bone // J. Appl. Phys. — 1970. — V. 41 (1). —P.215-223.

213. Piekarski K. R. Analysis of bone as composite material // Int. J. Eng. Sci. — 1973. —V. 11.—P. 557-565.

214. Piekarski K. R. Morphology and fracture of bone // Fracture 1977 (Proc. 4th Int. Conf. on Fracture). Waterloo (Canada). — V. 1. — P. 607 -642.

215. Pugh G. W., Rose R. M., Radin E. L. Techniques for the study of thestructure of bone // Microstructures. — 1972. — V. 3 (3). — P. 23 27.

216. Pugh G. W., Rose R. M., Radin E. L. Elastic and viscoelastic properties of trabecular bone: dependence on structure // J. Biomech. — 1973. — V. 6 (5). — P. 475 485.

217. Pugh G. W., Rose R. M., Radin E. L. Structural model for the mechanical behaviour of trabecular bone // J. Biomech. — 1973. — V. 6 (7).—P. 657-670.

218. Pugh G. W., Rose R. M., Radin E. L. A possible mechanism of Wolfs law: trabecular microfractures // Arch. int. physiol. biochim. — 1973. —V. 81. —P. 27-40.

219. Purslow D. Some fundamental aspects of composites fractography // Composites. — 1981. — V. 12 (4). — P. 241 247.

220. Roberts S. В., Ward С. C., Nahum A. M. Head trauma — A Parametric dynamic study // J. Biomech. — 1969. — V. 2. — P. 397 415.

221. Robertson D. M., Robertson D., Barrett C. R. Fracture toughness, critical crack length and plastic zone size in bone // J. Biomech. — 1978. — V. 11. —P. 359-364.

222. Rouiller C. Collagen fibers in connective tissue // The Biochemistry and physiology of bone. — New York: Academic Press, 1956. — P. 104 -147.

223. Ruth E. B. Bone studies. I. Fibrillar structure of adult human bone // Am. J. Anat. — 1947. — V.80. — P. 35 53.

224. Seiler J. G., Kregor P. J., Conrad E. U., Swiontkowski M. F. Posttraumatic osteonecrosis in a swine model // Acta Orthop. Scand. — 1996. — V. 67. — № 3. — P. 249 254.

225. Schneider D. C., Nahum A. M. Impact Studies of Facial Bone and Scull // Proceeding of 16-th Stapp Car Crash Conference. New York: SAE, November, 1972.

226. Smolaga J., Tomaszewski M., Kosminska A. Experimental investigations on the identification of a blunt instrument from the appearance ofthe depressed fracture of the skull I I Acta Med. leg. Soc. — 1955. — v. 8. —P. 59-66.

227. Spencer R. F. The effect of head injury on fracture healing. A quantitative assessment // J. Bone Joint Surg. Br. — 1987. — V. 69. — № 4. —P. 525-556.

228. Stalnaker R. L., Melvin J. W., Nusholtz G. S., Alem N. M., Benson J. B. Head Impact Response // Proceeding of 21 Stapp Car Crash Conference, paper 770921. New York: SAE, 1977.

229. Sundaram S. H., Feng С. C. Finite element analysis of the human thorax // J. Biomech. — 1977. — V. 10. — P. 505 516.

230. Vashishth D., Behiri J.C., Bonfield W. Crack growth resistance in cortical bone: concept of microcrack toughening // J. Biomech. — V. 30 (8).— 1997. —P. 763-769.

231. Urist M. R., Jonson R. W. The healing of fractures in man under clinical conditions // J. Bone Joint. Surg. — 1943. — V. 25. — P. 375 -426.

232. Wood J. L. Dynamic Response of Human Cranial Bone // J. Biomech. — 1971. — V. 4. —P. 1-12.

Переломы черепа — симптомы, диагностика и лечение

Наиболее частые причины включают падение, дорожно-транспортное происшествие или нападение.

Переломы черепа могут быть линейными или оскольчатыми с множественными линиями перелома, могут располагаться на своде черепа или в базилярном черепе, могут иметь различную степень вдавления или возвышения, а также могут быть открытыми или закрытыми. Открытые переломы сообщаются с кожей через рану, пазуху, ухо или ротоглотку.

КТ с тонкими осевыми срезами остается предпочтительным методом визуализации. При переломах базилярного черепа полезны 3D-реконструкции.

Может быть связано с другими серьезными травмами, в первую очередь с внутричерепным кровоизлиянием.

При изолированных переломах черепа лечение в первую очередь консервативное.

Хирургическое вмешательство определяется не переломом как таковым, а степенью сопутствующей внутричерепной патологии, дефицитом черепных нервов или утечкой спинномозговой жидкости.

Перелом черепа — это перелом одной или нескольких костей свода черепа или основания черепа.Они классифицируются в зависимости от внешнего вида, расположения, степени депрессии, а также от того, открыты они или закрыты. Открытые переломы сообщаются с кожей через рану, пазуху, ухо или ротоглотку. Переломы черепа могут быть линейными или оскольчатыми; оскольчатые трещины сложны с множественными линиями трещин. [Подпись к рисунку и начало ссылки на предыдущее изображение]: Линейный теменный перелом без вдавления Из учебного собрания Деметриоса Деметриадиса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Подпись к рисунку и начало предыдущего изображения]: Аксиальная компьютерная томография, демонстрирующая открытый недупрессивный линейный перелом черепа (стрелка), связанный с пневмоцефалией (кружок). Из учебного собрания Деметриоса Деметриадиса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Начало рисунка и ссылка на предыдущее изображение]: Аксиальная компьютерная томография, показывающая прямой линейный перелом черепа без депрессии (стрелка) основания черепа с вовлечением большого затылочного отверстия. Эта картина травмы касается связанного с ней перелома позвоночника, травмы спинного мозга и тупой цереброваскулярной травмы. Из учебного сборника Деметриоса Деметриадеса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Подпись к рисунку и начало ссылки на предыдущее изображение]: Оскольчатый недепрессивный перелом Из учебной коллекции Деметриоса Деметриадиса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Подпись к рисунку и начало ссылки на предыдущее изображение]: Оскольчатый вдавленный перелом черепа с пневмоцефалией Из учебного собрания Деметриоса Деметриадиса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Начало рисунка и ссылка на предыдущее изображение]: Оскольчатый вдавленный перелом лобной пазухи с воздухом, жидкостью и фрагментами кости в лобной пазухе и пневмоцефалии; уровень депрессии больше ширины коры Из учебного сборника Деметриоса Деметриадеса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Подпись к рисунку и начало ссылки на предыдущее изображение]: Углубленный перелом черепа: уровень депрессии равен толщине коры. Из учебного собрания Деметриоса Деметриадиса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Начало рисунка и ссылка на предыдущее изображение]: Аксиальная компьютерная томография, демонстрирующая открытый приподнятый линейный перелом черепа (большая стрелка). Обратите внимание на воздух в мягких тканях (маленькая стрелка), небольшое количество пневмоцефалии, связанной с переломом (кружок), и то, что уровень возвышения костного фрагмента значительно больше, чем толщина костного стола. Деметриад; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Начало рисунка и ссылка на предыдущее изображение]: Сагиттальные КТ-изображения открытого оскольчатого вдавленного перелома черепа. Обратите внимание на ассоциированную пневмоцефалию (маленькие стрелки). Уровень вдавления больше, чем у костного стола, и есть несколько фрагментов кости, затронутых ниже внутренней коры противоположной кости (большая стрелка). Несмотря на отсутствие сопутствующей травмы головного мозга, этот перелом потребовал хирургической обработки раны и подъема костных фрагментов. См. Также соответствующее изображение КТ корональной артерии из учебного собрания Деметриоса Деметриадеса; используется с разрешения [Окончание цитирования]. [Начало рисунка и ссылка на предыдущее изображение]: КТ коронарного отдела открытого оскольчатого вдавленного перелома черепа. Уровень вдавления больше, чем у костного стола, и есть несколько фрагментов кости, затронутых ниже внутренней коры противоположной кости (большая стрелка). Несмотря на отсутствие сопутствующей травмы головного мозга, этот перелом потребовал хирургической обработки раны и подъема костных фрагментов. См. Также соответствующее сагиттальное КТ-изображение из учебного сборника Деметриоса Деметриадиса; используется с разрешения [Окончание цитирования].

Основы практики, история процедуры, проблема

  • Альгрен П., Майгинд Т., Вильхельм Б. [Необычный перелом основания черепа.]. Fortschr Geb Rontgenstr Nuklearmed . 1962 Сентябрь 97: 388-91. [Медлайн].

  • Ishman SL, Фридланд DR. Переломы височной кости: традиционная классификация и клиническое значение. Ларингоскоп . 2004 Октябрь 114 (10): 1734-41. [Медлайн].

  • Арри EN, Керр М.Л., Флетчер С., Кокс С.С. младший, Сандберг Д.И.Линейные переломы черепа без смещения у детей: кого наблюдать или госпитализировать ?. Дж. Нейрохирург Педиатр . 2015 4. 1-6. [Медлайн].

  • Идриз С., Патель Дж. Х., Амели Ренани С., Аллан Р., Влахос И. Компьютерная томография нормального развития и вариантной анатомии педиатрического черепа: отличие травмы от нормальной. Рентгенография . 2015 31 июля. 140177. [Medline].

  • Орман Г., Вагнер М.В., Зеебург Д., Замора Калифорния, Ошмянский А., Текес А. и др.Диагностика перелома черепа у детей: следует ли добавлять 3D-КТ-реконструкции в качестве рутинной визуализации ?. Дж. Нейрохирург Педиатр . 2015 17 июля. 1-6. [Медлайн].

  • Culotta PA, Crowe JE, Tran QA, Jones JY, Mehollin-Ray AR, Tran HB, et al. Выполнение компьютерной томографии головы для оценки переломов черепа у младенцев с подозрением на неслучайную травму. Педиатр Радиол . 2017 Январь 47 (1): 74-81. [Медлайн].

  • Tseng WC, Shih HM, Su YC, Chen HW, Hsiao KY, Chen IC.Связь между переломами костей черепа и исходами у пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой. J Травма . 2011 декабрь 71 (6): 1611-4. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Шетти В.С., Рейсс М.Н., Аулино Дж. М. и др. Критерии соответствия ACR травма головы. Национальный информационный центр руководящих принципов. Доступно по адресу http://www.guideline.gov/content.aspx?id=49914&search=acr+appavigness+criteria%c2%ae+head+trauma. 2015; Дата обращения: 26 мая 2016 г.

  • [Рекомендации] Райан М.Э., Палазис С., Сайгал Г. и др.Критерии соответствия ACR травма головы — ребенок. Национальный информационный центр руководящих принципов. Доступно по адресу http://www.guideline.gov/content.aspx?id=48288&search=acr+appavigness+criteria%c2%ae+head+trauma. 2014; Дата обращения: 26 мая 2016 г.

  • Arneitz C, Sinzig M, Fasching G. Диагностика и клиническое лечение переломов черепа у детей. Дж. Clin Imaging Sci . 2016. 6:47. [Медлайн].

  • Атта HM. Хирургический папирус Эдвина Смита: старейший известный хирургический трактат. Am Surg . 1999 Дек. 65 (12): 1190-2. [Медлайн].

  • Приорески П. Травма черепа в египетской и гиппократической медицине. Геснерус . 1993. 50 (Pt 3-4): 167-78. [Медлайн].

  • Aciduman A, Arda B, Ozaktürk FG, Telatar UF. Что Аль-Канун Фи Ат-Тибб (Канон медицины) говорит о травмах головы? Нейрохирург Ред. . 2009 июл.32 (3): 255-63; Обсуждение 263. [Медлайн].

  • Тургут М.Серефеддин Сабунчуоглу (1385-1468) о переломах черепа у детей. Историческая виньетка. Педиатр Нейрохирург . 2008. 44 (4): 264-8. [Медлайн].

  • Bell C. Хирургическое наблюдение. Миддлсекс Больница Жур . 1817. 4: 469.

  • Peeters F, Verbeeten B. Оценка перелома затылочного мыщелка и атлантического перелома, двух необычных осложнений черепно-позвоночной травмы. Рофо . 1983 Май. 138 (5): 631-3. [Медлайн].

  • Веннмо С, Шпандов О.Переломы височной кости — несоответствия цепи. Ам Дж Отоларингол . 1993 январь-февраль. 14 (1): 38-42. [Медлайн].

  • Андерсон, штат Пенсильвания, Монтесано, Пакс. Морфология и лечение переломов затылочного мыщелка. Позвоночник (Фила Па, 1976) . 1988 июля 13 (7): 731-6. [Медлайн].

  • Tuli S, Tator CH, Fehlings MG, Mackay M. Переломы затылочного мыщелка. Нейрохирургия . 1997 Aug.41 (2): 368-76; обсуждение 376-7. [Медлайн].

  • Menku A, Koc RK, Tucer B, Durak AC, Akdemir H. Переломы ската: клинические проявления и курсы. Нейрохирург Ред. . 2004 г., 27 (3): 194-8. [Медлайн].

  • Переломы черепа. Колумбийская нейрохирургия. Доступно на https://www.columbianeurosurgery.org/conditions/skull-fractures/causes/. Дата обращения: 27 сентября 2018 г.

  • Mannix R, Monuteaux MC, Schutzman SA, Meehan WP 3rd, Nigrovic LE, Neuman MI.Изолированные переломы черепа: тенденции в лечении в педиатрических отделениях неотложной помощи США. Энн Эмерг Мед . 2013 Октябрь 62 (4): 327-31. [Медлайн].

  • Инграм MD младший, Гамильтон ВМ. Кефалогематома у новорожденного. Радиология . 1950 Октябрь 55 (4): 502-7. [Медлайн].

  • Legros B, Fournier P, Chiaroni P, Ritz O, Fusciardi J. Базальный перелом черепа и паралич нижних (IX, X, XI, XII) черепных нервов: четыре клинических случая, включая два перелома затылочного мыщелка — a литературный обзор. J Травма . 2000 Февраль 48 (2): 342-8. [Медлайн].

  • Цанга FJ. Синдром Sur un nouveau paralatique pharyngologe par blessure de guerre (hemiplegie glosso-laryngo-scapulo-pharynge). Лион Мед . 1917. 124: 121-9.

  • Sicard JA. Синдром de carrefour condylo-dechire posterior (type pur paralysie des quatre derniers nerf craniens. Mars Med . 1917. 53: 385-97.

  • Ребатту Дж., Бертуан Р.Syndromes des quatre derniers nerfs craniens (Синдром де Колле) при переломе затылочной кости. Ann des Maladies de l’Orielle, du nez et du pharaynx . 1925. 44: 1013-22.

  • Chawla H, Malhotra R, Yadav RK, Griwan MS, Paliwal PK, Aggarwal AD. Диагностическая ценность традиционной рентгенографии при травмах головы. J Clin Диагностика Рес . 2015 июня, 9 (6): TC13-5. [Медлайн].

  • Merhar SL, Kline-Fath BM, Nathan AT, Melton KR, Bierbrauer KS.Выявление и лечение переломов черепа новорожденных. Дж Перинатол . 2016 г. 7 апреля [Medline].

  • Чавла H, Ядав РК, Гриван МС, Малхотра Р., Паливал ПК. Чувствительность и специфичность компьютерной томографии при выявлении перелома черепа у пострадавших от судебно-медицинской травмы головы. Австралас Мед. J . 2015. 8 (7): 235-8. [Медлайн].

  • Pait TG, Al-Mefty O, Boop FA, Arnautovic KI, Rahman S, Ceola W. Техника изнутри и снаружи для фиксации и стабилизации заднего затылочно-шейного отдела позвоночника: предварительные результаты. Дж. Нейросург . 1999, январь 90 (1 приложение): 1-7. [Медлайн].

  • Bonfield CM, Naran S, Adetayo OA, Pollack IF, Losee JE. Переломы черепа у детей: необходимость хирургического вмешательства, характеристики, осложнения и исходы. Дж. Нейрохирург Педиатр . 2014 14 августа (2): 205-11. [Медлайн].

  • Leibu S, Rosenthal G, Shoshan Y, Benifla M. Клиническая значимость долгосрочного наблюдения за детьми с посттравматическим переломом основания черепа. Мир Нейросург . 2017 Июль 103: 315-321. [Медлайн].

  • Phang SY, Whitehouse K, Lee L, Khalil H, McArdle P, Whitfield PC. Лечение утечки спинномозговой жидкости в основании перелома черепа у взрослых. руб. J Neurosurg . 2016 30 декабря (6): 596-604. [Медлайн].

  • Metzinger SE, Guerra AB, Garcia RE. Переломы лобной пазухи: рекомендации по лечению. Пластическая хирургия лица . 2005 21 августа (3): 199-206. [Медлайн].

  • Сингх И., Рохилла С., Сиддики С.А., Кумар П. Растущие переломы черепа: рекомендации по ранней диагностике и хирургическому лечению. Чайлдс Нерв Syst . 2016 29 марта. [Medline].

  • Эпштейн JA, Эпштейн BS, Small M. Subepicranial Hydroma. Осложнение черепно-мозговой травмы у младенцев и детей. Дж. Педиатр . 1961 Октябрь 59: 562-6. [Медлайн].

  • Hassan SF, Cohn SM, Admire J, Nunez-Cantu O, Arar Y, Myers JG и др. Естественная история и клинические последствия недепрессивного перелома черепа у детей раннего возраста. J Хирург для неотложной помощи при травмах . 2014 июл.77 (1): 166-9. [Медлайн].

  • Хуанг YC, Симмонс C, Kaigler D, Rice KG, Mooney DJ. Костная регенерация в дефекте черепа крысы с доставкой PEI-конденсированной плазмидной ДНК, кодирующей костный морфогенетический белок-4 (BMP-4). Джин Тер . 2005 марта 12 (5): 418-26. [Медлайн].

  • Shibuya TY, Wadhwa A, Nguyen KH, et al. Связывание костного морфогенетического протеина-2 с резорбируемыми переломами для улучшения заживления кости. Ларингоскоп . 2005 декабрь 115 (12): 2232-7. [Медлайн].

  • Шаллер Б., Хосокава С., Бюттнер М., Иидзука Т., Торен Х. Возникновение, типы и тяжесть сочетанных травм у педиатрических пациентов с переломами лобной части основания черепа. Дж. Краниомаксиллофак Хирургия . 2011 9 ноября. [Medline].

  • Переломы черепа — Knowledge @ AMBOSS

    Последнее обновление: 18 мая 2021 г.

    Резюме

    Переломы костей черепа чаще всего возникают из-за травм от тупой силы в контактных видах спорта, столкновений с автомобилями или падений. Переломы черепа классифицируются в зависимости от анатомической локализации перелома на переломы основания черепа, переломы свода черепа, переломы нижней челюсти и переломы средней части лица.Переломы основания черепа классифицируются в зависимости от пораженной области (передняя, ​​средняя, ​​задняя черепные ямки). Переломы свода черепа могут поражать лобную, теменную, височную, клиновидную и затылочную кости. Переломы средней части лицевой кости и переломы базилярного черепа могут быть простыми (например, с участием одной кости, например, переломы носовой кости, переломы височной кости, переломы скуловой дуги) или сложными (например, с участием более одной кости, например, переломы по Ле Фору). костей средней части лица или сложные переломы скулово-челюстно-лицевой области).Все переломы черепа могут быть дополнительно подразделены на подклассы на основе количества линий перелома (простые или оскольчатые переломы), степени смещения (несмещенные или вдавленные переломы) и поражения мягких тканей (открытые или закрытые переломы). Клинические признаки различаются в зависимости от того, какие кости поражены, но обычно включают лицевую боль, синяки, пальпируемые ступеньки и фрагменты подвижных костей. Первоначальное лечение переломов черепа направлено на выявление и устранение опасных для жизни травм.При простых переломах может быть достаточно внимательного ожидания, но нейрохирургия может потребоваться при нестабильных переломах, осложненных утечкой спинномозговой жидкости или поражением черепных нервов. Осложнения переломов черепа включают утечку спинномозговой жидкости (с повышенным риском менингита), заболевания черепных нервов (из-за компрессии или перерезки), эпидуральные гематомы и деформацию лица.

    Подробнее о переломах дна глазницы читайте в статье «Травматические повреждения глаз».

    Обзор

    Классификация по типу перелома

    • Линейный перелом черепа (наиболее распространенный тип перелома черепа)
      • Одиночный перелом, который распространяется на всю ширину одной или нескольких костей черепа
      • Обычно возникает в результате низкоэнергетической тупой травмы большой поверхности черепа (e . г., осень).
      • Характеристики
    • Вдавленный перелом черепа
      • Перелом черепа, при котором череп вдавливается внутрь по направлению к паренхиме головного мозга
      • Обычно возникает вторично по отношению к высокоэнергетическому тупому повреждению небольшой области черепа (например, при ударе бейсбольной битой).
      • Характеристики
    • Открытый перелом черепа: перелом, связанный с разрывом твердой мозговой оболочки, в результате которого ЦНС и внешняя среда связываются через кожу, носовые пазухи или уши.
    • Диастатический перелом черепа

    Классификация по локализации

    Клинические признаки

    [1]

    Клинические признаки зависят от типа перелома черепа.Ниже перечислены общие признаки и симптомы переломов черепа. См. Подробности в отдельных разделах ниже.

    Переломы средней зоны лица

    Определение

    Этиология

    • Наиболее частой причиной являются спортивные травмы.
    • К другим причинам тупой травмы лица относятся резкие ссоры (удары руками, локтями) и падения. [3]
    • Подробную информацию о механизме травмы см. В колонке «Тип перелома» в таблице переломов Ле Фора ниже.

    Классификация и клинические признаки

    • Ушибы лица, локальная припухлость и болезненность
    • Асимметрия лица и нестабильность средней зоны лица различной степени
    • Пальпаторная щель вдоль поверхности кости
    • Изолированные переломы носовой кости и скуловые переломы обсуждаются отдельно .
    Le Fort I 9046

    Диагностика

    Лечение

    Перелом костей носа

    • Наиболее распространенный тип перелома костей средней части лица [5]

    Этиология

    • Травмы тупым предметом в носу или средней части лица
    • Часто во время занятий спортом

    Клинические особенности

    Диагностика

    [6]
    • Внешний и внутренний осмотр носа
    • Обследование на предмет сопутствующих травм орбиты или средней зоны лица.
    • КТ черепа: метод выбора для оценки тяжелой травмы носа или средней части лица

    Лечение

    [6]

    Осложнения

    • Гематома носовой перегородки
      • Этиология: Травма носа приводит к образованию гематомы между хрящом и надхрящницей.
      • Клинические признаки
        • Полное смещение просвета носа с (двусторонней) обструкцией носового дыхания вскоре после травмы
        • Отсутствие явного кровотечения из-за сохранности слизистой оболочки носа
        • Возможно изменение формы носа
      • Диагностика : при риноскопии может быть обнаружено плотное эластичное, баллоноподобное выступание слизистой оболочки.
      • Лечение: немедленное хирургическое дренирование с последующей тампонадой для предотвращения дальнейшего кровотечения
    • Перфорация носовой перегородки вторичная по отношению к гематоме носовой перегородки
    • Седловидная деформация носа
    • Искривление носовой перегородки
    • Проблемы с вентиляцией носа и храп

    Перелом скуловой кости

    Определения

    [7]
    • Второй по распространенности тип перелома костей средней зоны лица [7]

    Этиология

    • Спортивные травмы (например,g. , прямое столкновение со спортивным инвентарем или игроками)
    • Физические столкновения (например, удар кулаком или локтем о скуловую возвышенность)

    Клинические признаки

    Диагностика

    • Физический осмотр: Оцените симметрию и стабильность скуловой кости, пальпируемые щели вдоль поверхности кости, крепитацию кости.
    • КТ черепа (метод выбора)
      • Оцените тип и количество линий перелома, смещение костных фрагментов и / или ротацию, а также контур границ глазницы.
      • Оцените орбитальную крышу и орбитальный этаж.
    • Офтальмологическое обследование: оцените остроту зрения и движение глаз, чтобы исключить защемление экстраокулярных мышц.

    Лечение

    • Консервативное лечение
      • Показания: стабильные переломы без смещения или с минимальным смещением
      • Процедура
        • Обезболивание
        • Физические меры (охлаждение, капли для снятия заложенности носа) и функциональное облегчение (например,г. , мягкая пища)
        • Закрытая репозиция минимально смещенных неосложненных фрагментов
        • Наблюдение
    • Оперативное лечение
      • Показания: смещенные или оскольчатые переломы, нестабильность скуловой дуги, функциональные нарушения (например, тризм, ущемление мышц, диплопия), деформация лица (например, позиционирование глазного яблока, асимметрия возвышения скуловой кости)
      • Процедура: открытая репозиция и внутренняя фиксация (например, мини-пластины, винты) для восстановления функции и симметрии скуловой кости

    Переломы базилярного черепа

    Определение

    Этиология

    Классификация и клинические признаки

    Глаза енота, боевой знак и утечка спинномозговой жидкости очень указывают на переломы основания черепа.

    Неврологические нарушения, повторяющаяся рвота и судороги указывают на потенциально серьезную церебральную травму или внутричерепное кровоизлияние.

    Диагностика

    • Подъезд
    • Осмотр
    • Изображение
    • Анализы спинномозговой жидкости: кровянистая ринорея и / или оторея могут указывать на разрыв твердой мозговой оболочки и должны быть оценены на наличие спинномозговой жидкости.
      • Обнаружение β2-трансферрина (золотой стандарт) [1]
      • Может появиться знак ореола: быстро расширяющееся прозрачное кольцо жидкости, окружающей кровь, свидетельствует о наличии спинномозговой жидкости, когда капли вытекающей жидкости наносятся на марлю или папиросную бумагу [10]

    Лечение

    Назогастральный зонд и назотрахеальная интубация являются абсолютными противопоказаниями при переломах основания черепа из-за риска установки внутричерепной трубки.

    Осложнения

    Переломы височной кости

    Определение

    Этиология

    • Тупая травма височной кости с очень высокой энергией (часто в сочетании с политравмой)
    • Чаще всего возникает при столкновении транспортных средств или других травмах, связанных с дорожным движением (например, столкновение велосипеда с пешеходом).

    Классификация и клиника

    Диагностика

    Лечение

    Осложнения

    Ссылки

    1. Эрнст А, Херцог М, Зайдль РО. Травма головы и шеи . Георг Тиме Верлаг ; 2006 г.
    2. Хван К. Анализ переломов лицевых костей: 11-летнее исследование 2094 пациентов. Индийский журнал пластической хирургии . 2010 г. .
    3. Филлипс Б.Дж., Турко Л.М. Le Fort Fractures: Коллективный обзор .. Бюллетень неотложной помощи и травм . 2017; 5 (4): с.221-230. DOI: 10.18869 / acadpub.beat.5.4.499.. | Открыть в режиме чтения QxMD
    4. Патель BC ;. Le Fort Fractures. StatPearls . 2021 г. .
    5. Diaz RC и др. Лечение переломов височной кости. Журнал неврологической хирургии . 2016; 77 (5): с.419–429. DOI: 10,1055 / с-0036-1584197. | Открыть в режиме чтения QxMD
    6. Перелом основания черепа. https://surgeryreference.aofoundation.org/cmf/trauma/skull-base-cranial-vault/skull-base-anterior/definition .. Дата обращения: 3 мая 2021 г.
    7. Ватанабе К., Кида В. Образы в клинической медицине: знак битвы. N Engl J Med . 2012; 367 (12): с.1135. DOI: 10.1056 / NEJMicm1100820. | Открыть в режиме чтения QxMD
    8. Sunder R и др. Перелом основания черепа и признак ореола. CMAJ JAMC . 2013 .
    9. Lin DT, et al. Хирургическое лечение травматических повреждений основания черепа. Otolaryngol Clin North Am. . 2013 . DOI: 10.1016 / j.otc.2013.06.008. | Открыть в режиме чтения QxMD
    10. Уоллс Р., Хокбергер Р., Гауше-Хилл М. Неотложная медицина Розена . Elsevier Health Sciences ; 2018 г.
    11. Ratilal BO, Costa J, Pappamikail L, Sampaio C. Профилактика антибиотиками для предотвращения менингита у пациентов с переломами базилярного черепа. Кокрановская база данных систематических обзоров .2015; 4 : p.CD004884. DOI: 10.1002 / 14651858.cd004884.pub4. | Открыть в режиме чтения QxMD
    12. Бержерон Дж. М., Раджио Б. С.. Перелом скуловой дуги. StatPearls . 2020 г. .
    13. Louis M et al. Переломы средней зоны лица I. Семинары по пластической хирургии . 2017 г. .
    14. Kucik CJ, et al. Лечение острых переломов носа. Американский семейный врач .2004 г. .

    Травма свода черепа и выборочная смертность в период от средневековья до раннего Нового времени Дания

    Значение

    Нейрокраниальные переломы и их последствия, как и сегодня, уносили жизни людей в досовременных обществах. Однако археологическая информация о травмах скелета обычно состоит из простых подсчетов травм, как и других повреждений, связанных с болезнью. Мы количественно оцениваем повышенный риск смерти для мужчин с зажившими переломами свода черепа — подход, который можно адаптировать к любому патологическому состоянию.В Дании от средневековья до начала Нового времени мужчины с травмами головы подвергались относительному риску смерти примерно вдвое больше, чем современные люди, вероятно, в значительной степени из-за различий в медицинском уходе и социальной поддержке. Этот подход позволяет измерить масштабы, а следовательно, и последствия избыточных травм и смертности от болезней во всем диапазоне человеческих обществ, существовавших в далеком прошлом.

    Abstract

    На сегодняшний день никаких оценок долгосрочного воздействия переломов свода черепа на риск смерти по историческим или доисторическим скелетам не проводилось.Избыточная смертность дает представление об эффективности современного лечения, а также о человеческих издержках черепных травм, в значительной степени связанных с межличностным насилием в прошлых популяциях. Три образца датских скелетов от средневековья до раннего современного были использованы для оценки влияния выборочной смертности на мужчин с травмами свода черепа, которые выжили достаточно долго, чтобы кости зажили. Риск смерти для этих мужчин был в 6,2 раза выше, чем для их неповрежденных коллег, согласно оценке с помощью моделирования, основанного на наблюдениях за скелетом.Это примерно вдвое больше, чем у современных людей с черепно-мозговой травмой. Данные о смертности указывают на то, что первоначальная травма, вероятно, часто сопровождалась черепно-мозговой травмой. Хотя последнее не может быть непосредственно обнаружено в останках скелета, о нем можно судить по относительному риску смерти. Возможность идентифицировать эффекты избирательной смертности в этом образце скелета указывает на то, что это необходимо учитывать в палеопатологических исследованиях. Проблема аналогична экстраполяции данных регистра смерти на современные сообщества, поэтому эпидемиологические исследования, основанные на данных о смертности, имеют такую ​​же неотъемлемую возможность предвзятости, как и анализ древних скелетов.

    Последствия травм головы вызывают серьезную озабоченность в современной медицине (1). Однако для исторического и доисторического населения нет количественных оценок долгосрочных последствий таких травм, и риск смерти, оцененный по образцам скелета, является наиболее очевидным способом сделать это. Скелеты служат мерой того, насколько современное лечение и последующий уход улучшили перспективы для выживших после травмы, достаточно серьезной, чтобы сломать свод черепа.Большая часть черепно-мозговых травм в далеком прошлом была вызвана межличностным насилием, поэтому эти переломы дают уникальную возможность взглянуть на человеческую цену конфликтов, происходящих внутри сообществ, вплоть до открытой войны, происходящей между обществами (2, 3).

    Эффект избирательной смертности, действующей на людей, которые испытали различное воздействие или восприимчивость к опасным для жизни заболеваниям или травмам, был доведен до сведения палеопатологов четверть века назад (4). Продолжаются споры о том, имеет ли это какое-либо реальное значение для характеристики здоровья прошлых популяций (5–16), хотя было показано, что различные условия влияли на смертность (17–16). ⇓⇓⇓ – 23).Во многом это связано с тем, что то, что попадает в поле зрения палеопатолога, часто указывает на выживание, выходящее далеко за рамки исходного травматического эпизода или заболевания, включая травму свода черепа с ее потенциально изнурительными неврологическими последствиями (24, 25).

    С помощью моделирования использовались зажившие переломы свода черепа, чтобы показать, что избирательная смертность имеет измеримый эффект в археологических образцах скелета. Моделирование, основанное на наблюдениях за скелетом, является средством оценки величины повышенного (или пониженного) риска смерти, связанного с излеченной травмой свода черепа, даже если она лишь немного отличается от того, что испытали все остальные.Первостепенное значение имеет возрастное распределение людей — в данном случае мужчин — с признаками травм свода черепа и без них. Хотя основное внимание уделяется обществам прошлого, проблема аналогична экстраполяции данных регистра смерти на современные сообщества. Эпидемиологические исследования, основанные на данных о смертности, имеют такую ​​же неотъемлемую возможность предвзятости, как и анализ древних скелетов.

    Образцы скелетов

    Скелеты были взяты с трех датских кладбищ от средневековья до раннего современного датского периода, датируемых концом 12 — началом 17 веков.На кладбищах хранились останки жителей сельских и городских поселений, поэтому все вместе они представляют собой поперечный слой населения того времени. Два памятника, Тируп (около 1150–1350 гг.) И Санкт-Миккель (около 1100–1529 гг.), Находились в Ютландии, а третье, Сёртебродре (около 1240–1610 гг.), Находилось на соседнем большом острове. фин. Оденсе, где находилось кладбище Сортебродре, было заселено несколькими тысячами человек в период, когда большинство захоронений происходило после Реформации 1530-х годов (26).Санкт-Миккель находился на окраине города такого же размера (27). Тируп, небольшая деревня, в которой, вероятно, проживало менее ста человек, к середине 14 века исчезла (28).

    Всего было обнаружено 822 полных или частичных скелета, из которых Сортебродре ( n = 451) внесло наибольшее количество особей, за ним следуют Тируп ( n = 217) и Санкт-Миккель ( n = 154). Из этих скелетов 236 взрослых мужчин (> 15 лет) имели достаточно черепа в хорошем состоянии для целей анализа (Таблица S1).

    Пол оценивался G.R.M. для всей выборки. Подавляющее большинство оценок, вероятно, будут точными, потому что в слепых испытаниях в другой работе он правильно классифицировал 98,5% из 813 современных скелетов известного пола с трех континентов. В это исследование были включены только мужчины, поскольку у женщин было слишком мало переломов черепа для аналитических целей. Характер мужской и женской смертности был разным, что мешало совмещению полов.

    Возраст по оценке G.R.M. для двух образцов, Sortebrødre и St.Миккель; С.В. и J.L.B. оценил те для Тирупа. Возраст взрослых, отдельно оцененный членами исследовательской группы, схож при обследовании скелетов известного возраста в Европе и Америке, и существует высокая корреляция между расчетным и фактическим возрастом (29, 30). Возраст здоровых мужчин — от 15,5 до 72,5 лет, с переломами — от 17,5 до 65,0 лет. Возраст — это середина возрастных интервалов, присвоенных отдельным скелетам.

    Информация о переломах костей была в основном собрана Г.R.M., которому иногда помогала покойная Улла Фройнд под руководством J.L.B. Сюда включены только зажившие переломы, выявленные при визуальном осмотре скелетов, хотя несколько перимортальных переломов также присутствуют в коллекциях. Во всех случаях зажившие переломы имели значительные признаки ремоделирования кости (рис. 1 и 2). Многие из них были простыми углублениями во внешнем столе свода черепа, хотя некоторые свидетельствовали о более серьезных травмах, включая глубокие порезы тяжелым оружием с острыми краями, таким как мечи и топоры.Обычно невозможно определить причину конкретных травм, но вполне вероятно, что большая часть травм была вызвана межличностным насилием. Это отличает историческое население от современного, где дорожно-транспортные происшествия являются частой причиной травм головы. Во всех случаях люди в этом анализе жили в течение длительного периода после травм, судя по внешнему виду костей.

    Рис. 1.

    На правой стороне лобной кости этого черепа Sortebrødre имеется неглубокий вдавленный перелом.Это типично для мелких травм свода черепа.

    Рис. 2.

    На левой теменной части черепа Sortebrødre можно увидеть массивный вдавленный перелом, а перелом с радиацией распространяется на затылочную кость. Это одна из самых тяжелых травм, которые зажили.

    Как и все археологические образцы, датские скелеты часто были неполными. Для включения сюда должны были присутствовать лобная и обе теменные кости. Это облегчило распознавание заживших переломов, потому что три кости должны были быть неповрежденными и, следовательно, хорошо сохранившимися.Десять лобных костей имели переломы, а левая и правая теменные кости — по семь. Только у одного человека был залеченный перелом в другом месте нейрокраниума. Это был радиационный перелом затылочной кости, возникший в результате массивного вдавленного перелома теменной кости. Фактически, у этого человека было две отдельные травмы, по одной на каждой теменной кости. Еще один человек получил два удара: один раз по лобной кости, а затем по теменной кости. Таким образом, лобная и теменная кости служат разумной оценкой людей, которые перенесли тяжелую травму свода черепа, но впоследствии выжили в течение длительного периода.

    Объединение скелетов из разных участков часто необходимо для получения больших образцов для тщательного количественного анализа. Это верно даже для условий, включая переломы свода черепа, которые относительно часто встречаются в археологических коллекциях.

    Наличие трех участков, представляющих город, общину непосредственно за городом и сельскую деревню, означает, что скелеты дают общую картину того, что испытали датчане с 12-го по начало 17-го веков. Основные социально-политические, экономические и демографические изменения произошли в течение этого полутора тысячелетия, но они не оказали одинакового воздействия на все сообщества и на все слои общества.В отсутствие точного временного контроля над отдельными захоронениями и конкретных знаний о местных событиях невозможно выделить точные обстоятельства, которые повлияли на различные сегменты трех общин. Таким образом, эти скелеты представляют собой общее изображение жизни на раннем этапе существования Дании как единого государства, когда это было в основном аграрное общество, в котором доминировали небольшие поселения. Этому периоду предшествовал большой рост городов, торговли и населения, связанный с индустриализацией, которая по-настоящему началась только в 19 веке.

    Что касается скелетов, то частота травм в трех образцах существенно не отличается друг от друга (тест χ 2 , P > 0,05). То же самое верно, когда кладбище происхождения и возраст на момент смерти являются независимыми переменными в анализе логистической регрессии. Таким образом, скелеты с трех кладбищ можно было объединить, чтобы увеличить общий размер выборки. Также можно использовать комбинированный профиль смертности участков в моделировании, предназначенном для оценки повышенного риска смерти для выживших после травмы свода черепа.

    Для оценки лет риска были включены только скелеты старше 15 лет. Некоторые люди, возможно, перенесли травму в более раннем возрасте. Тем не менее, 15 лет является удовлетворительным приближением для целей моделирования, потому что вероятность того, что детские переломы сохранились в распознаваемой форме у взрослых скелетов, довольно мала, учитывая рост костей, который происходит до созревания. Неглубокие углубления на внешнем столе, зажившие примеры которых регулярно наблюдаются на скелетах взрослых датчан, было бы трудно обнаружить, если бы ребенок дожил до взрослого возраста, хотя более серьезные ранние травмы, в том числе большие радиационные и оскольчатые переломы, вполне могут быть распознаны в Взрослые.Вполне возможно, что небольшая часть мелких травм, когда была вдавлена ​​только внешняя поверхность свода, не будет видна в самых старых скелетах из-за целой жизни ремоделирования костей. Однако маловероятно, что это будет серьезной проблемой, потому что даже неглубокие углубления хорошо видны на обычно гладких поверхностях хорошо сохранившихся неповрежденных костей, выбранных для исследования.

    Аналитические процедуры

    Скелеты, очевидно, являются образцом смертности, что создает трудности при переводе наблюдений, в данном случае переломов костей, в эпидемиологическую статистику, характеризующую некогда живые популяции (4, 13, 15, 23).Здесь это делается с помощью моделирования возраста смерти, созданного на основе параметров, полученных из наблюдений за скелетом, для мужчин с зажившими переломами свода черепа и без них.

    Средняя скорость накопления переломов ( R ) была оценена с учетом количества мужчин, их среднего возраста, наблюдаемых черепов и людей с переломами (уравнение 1 ): R = 1− (1 −количество черепов с переломами число черепов) (1 средний возраст −15). [1] Для исследования моделирования два параметра наиболее подходящей функции выживаемости Гомпертца были оценены по кривой выживаемости Каплана-Мейера с использованием средних значений возрастного интервала для 236 самцы с лобными и теменными костями (ур. 2 ): S (возраст) = e − ∫15ageα⋅eβ⋅ (z − 15) dz, [2] α = 0,0096, β = 0,06.

    Моделируется долгосрочное выживание с черепно-мозговой травмой относительно ожидаемой продолжительности жизни без такой травмы; то есть это оценка приобретенного риска, который влияет на выжившего на всю оставшуюся жизнь. Возраст, когда человек пережил травму ( LesionAge ), моделируется в формуле. 3 , где R — это скорость получения черепно-мозгового перелома (уравнение 1 ), а x — случайное число после равномерного распределения от 0 до 1 ( x U [0 , 1]): LesionAge = ln (x) ln (1 − R) +15.[3] Ур. 4 , полученный из уравнения. 2 , использует ранее оцененные значения для α и β для моделирования возраста смерти для 100 000 мужчин в соответствии с функцией выживания Гомпертца. Еще раз, x — это случайное число из распределения U [0,1], сгенерированное независимо от значений x в уравнении. 3 : Возраст = ln (1 − βα · ln (x)) β + 15 = ln (1−0,060,0096 · ln (x)) 0,06 + 15. [4] Наша непосредственная проблема — моделируемые люди, чьи Возраст по ур. 4 больше, чем LesionAge из уравнения. 3 ; это люди, пережившие травму свода черепа. Для этих людей новый возраст смерти моделируется как функция относительного риска смерти ( RR ), связанного с заживлением перелома лобной или теменной кости. Следовательно, их ожидаемая продолжительность жизни после травмы отличается от продолжительности жизни мужчин, которые никогда не испытывали таких переломов.

    Новые возрасты на момент смерти, AnalysisAge , генерируются из комбинации мужчин, которые получили травмы, и тех, кто не получил травму.Для мужчин без заживших травм свода черепа AnalysisAge соответствует исходному моделированному возрасту ( Age из уравнения 4 ). Когда AnalysisAge = Возраст , выборочная смертность отсутствует, а RR = 1. Если RR = ∞, то AnalysisAge = LesionAge для людей, у которых LesionAge < Возраст , потому что эти люди сразу умерли от полученных травм. ; с остеологической точки зрения смерть наступала до появления признаков заживления.Поскольку в данном исследовании вызывают озабоченность только видимые зажившие травмы, RR = ∞ невозможно. Для остальных случаев, когда LesionAge < Age — то есть признаки заживления возникают в местах повреждения — возраст смерти моделируется с использованием формул. 5 и 6 . Выживание до лет поражения ( SLesionAge ) в уравнении. 5 — это вероятность того, что человек дожил до возраста LesionAge (уравнение 3 ), учитывая функцию выживания с коэффициентом смертности, завышенным на RR : SLesionAge = e − ∫15LesionAgeα · RR · eβ · (z −15) dz.[5] Возраст на момент смерти раненых, в отличие от неповрежденных ( Возраст ), моделируется как AnalysisAge в уравнении. 6 . Это уравнение напоминает уравнение. 4 , с двумя важными модификациями. Во-первых, x в уравнении. 4 заменяется на Lx , случайное число, равномерно распределенное на интервале [0; SLesionAge ], что означает Lx U [0, SLesionAge ]. Замена x на Lx соответствует условной вероятности выживания человека, уже дожившего до LesionAge .Во-вторых, α заменяется на α ∙ RR , что означает, что возрастной риск смерти завышен на RR : AnalysisAge = ln (1 − βα · RR · ln (Lx)) β + 15. [6 ] Вкратце, стоимость смертности от излеченной травмы свода черепа оценивается следующим образом. Скорость накопления переломов рассчитывается на основе частоты черепно-мозговых травм с наблюдаемыми переломами и среднего возраста смерти всех в выборке (уравнение 1 ). Распределение возрастов на момент смерти для моделирования описывается функцией выживания Гомперца (уравнение. 2 ) на основании возраста смерти в образце скелета. Затем моделируется возраст, в котором человек получает перелом, который впоследствии заживает (уравнение 3 ), с учетом скорости накопления перелома (уравнение 1 ). Возраст смерти для каждого человека моделируется с помощью уравнения. 4 . Когда моделируемый возраст смерти (уравнение 4 ) меньше, чем моделируемый возраст получения перелома (уравнение 3 ), человек умер без черепно-мозговой травмы. SLesionAge в уравнении. 5 описывает вероятность того, что человек доживет до LesionAge , если человек получил перелом в возрасте 15 лет. Для травмированных людей ( LesionAge < Age ) — смоделированный возраст на момент смерти (уравнение 6 ). получается по формуле. 5 Функция выживания зависит от дожития человека до LesionAge .

    Для характеристики влияния выборочной смертности на возрастную структуру людей с переломами свода черепа и без них, соотношение между частотой людей с переломами в возрастной группе от> 15 до ≤35 лет и в группе> 35 был рассчитан как для моделируемых, так и для наблюдаемых лиц.То есть частота молодых людей с переломами (молодые люди с переломами / все молодые люди) была разделена на соответствующие цифры для пожилых людей. Возраст был разделен на два интервала, до 35 лет и старше 35 лет, из-за первоначального размера выборки. Число скелетов было большим по археологическим стандартам, но небольшим для количественных целей. Возрастные структуры наблюдаемых и ожидаемых категорий были похожи, поскольку последние моделировались с использованием оценок параметров, полученных из первой (уравнения. 2 и 4 ).

    Результаты

    236 мужчин с полными лобными и теменными костями, 21 из которых пережили переломы, прожили в общей сложности 10 033 года. Средний возраст смерти составил 42,5 года. Средний возраст раненых мужчин составлял 41,0 года, тогда как соответствующий показатель для тех, кто не был травмирован, составлял 42,7 года (таблица S2).

    В таблице 1 частота травм свода черепа в возрастной группе> 35 лет была ниже, чем у молодых мужчин, что согласуется с тем, что зажившие переломы связаны с повышенным риском смерти.Это различие, однако, не является значимым (тест χ 2 , P > 0,05), и не ожидалось, что оно будет значительным, поскольку изначально предполагалось, что повышенный риск смерти для переживших травму слишком велик. низкий, чтобы его можно было обнаружить в небольшой выборке с помощью обычных статистических тестов, основанных на данных, сгруппированных по категориям «молодые» и «старые». Моделирование предоставляет средства для количественной оценки RR , подразумеваемых в таблице 1, наблюдаемые проценты и соотношение, последнее — частота молодых мужчин с зажившими переломами черепа по сравнению с мужчинами более старшего возраста.

    Таблица 1.

    Взрослые мужчины ( N ), наблюдаемые зажившие переломы черепа (Frac) и процент (%) травм в каждой возрастной группе

    Столбец «Ожидаемые (Exp)» ниже RR = 1 в таблице 1 показывает количество переломов для молодых и пожилых возрастных групп при отсутствии селективности. Наиболее подходящий относительный риск, соответствующий наблюдаемым переломам в образце скелета, составляет RR = 6,2 (рис. 3). Достоверность разницы между наблюдаемыми и ожидаемыми трещинами характеризуется значениями χ 2 для df = 1 из 15.76 для RR = 1 и 0,00 для RR = 6,2.

    Рис. 3.

    Соотношение частот переломов у молодых (> 15 до ≤35 лет) по сравнению с пожилыми (> 35 лет) мужчинами для различных значений относительного риска ( RR ) (сплошная кривая) сравнивается с наблюдаемым значение ( РУБ, = 6,2) (пунктирная линия). Относительный риск означает, что для мужчин с зажившими переломами черепа риск смерти в несколько раз выше, чем для мужчин, у которых таких травм не было.

    На рис.3 ожидаемое отношение частоты молодых и старых трещин, полученное в результате моделирования, нанесено на график относительно наблюдаемого отношения частот трещин. Ось x представляет собой относительный риск смерти в логарифмической шкале, где RR = 1 означает, что травмированные люди не испытали повышенного риска. Кривая, показывающая соотношение между частотами молодых и старых трещин, не является идеально гладкой, потому что она показывает результаты моделирования. Пересечение на RR = 6,2 ожидаемой линии с наблюдаемыми значениями означает увеличение риска смерти для мужчин с зажившими переломами лобной или теменной кости.

    Остается проблема оценки доверительного интервала для относительного риска смерти, связанной с заживлением перелома свода черепа. Верхний предел приближается к бесконечности, где ожидаемая возрастная структура существенно не отличается от наблюдаемой возрастной модели. Как объяснялось выше, два возрастных распределения были бы идентичными, если бы все умерли без переломов костей, показывающих признаки заживления. Хотя это не может быть исключено на основании статистических данных, скелеты ясно указывают на то, что многие мужчины пережили переломы свода черепа.Нижний предел — это значение RR , соответствующее значению χ 2 3,84, что означает P = 0,05; в данном случае РУБ = 2,3.

    Обсуждение

    Простое количество черепно-мозговых переломов подчеркивает тот факт, что межличностное насилие было постоянным аспектом жизни мужчин от средневековья до раннего Нового времени в Дании. Из всех мужчин 8,9% имели зажившие переломы свода черепа. С поправкой на возраст, эта цифра примерно в три раза превышает частоту переломов в современной Дании [на основе R (Ур. 1 ) и современные датские данные о переломах, предоставленные Группой по предотвращению несчастных случаев при университетской больнице Оденсе, как описано в исх. 31.] Хотя в большинстве случаев невозможно определить происхождение травмы, тот факт, что она в большей степени относится к мужчинам — у мужчин в выборке скелета была примерно в четыре раза больше шансов получить черепно-мозговые травмы, чем у женщин — предполагает, что многие переломы черепа возникли в результате межличностного насилия. Это согласуется с аргументом, основанным на письменных источниках, что в целом в обществах было больше насилия сотни лет назад, чем сегодня (32).Несчастные случаи, часто связанные с профессиональной деятельностью, также были обычным явлением, поскольку мало что могло защитить людей от опасностей, связанных с тяжелой физической работой (33).

    Частота трещин, конечно же, зависит от скорости получения трещин и периода воздействия. Если бы скорость приобретения и годы воздействия были единственными важными процессами, то можно было бы ожидать увеличения частоты переломов с возрастом в археологических (смертных) образцах. Похоже, что произошло прямо противоположное, как показано в наблюдаемых столбцах в Таблице 1, где количество мужчин с зажившими переломами снизилось с 12.От 0% до 7,5% в молодых и старых группах соответственно. Снижение частоты могло произойти только в результате процесса, когда образец кладбища в каждом возрасте обогащается людьми, которые перенесли, но выжили, переломы свода черепа. Хотя эти мужчины жили достаточно долго, чтобы переломы зажили, они с большей вероятностью попали в выборку смертности, чем мужчины без переломов. Однако археологические образцы редко бывают достаточно большими для того, чтобы простой подсчет патологических образцов был полезен при оценке незначительных различий в относительном риске, таких как то, что можно было бы ожидать, если бы зажившие переломы костей были связаны с более высокой смертностью.

    Путем моделирования ожидаемой продолжительности жизни людей с излеченной травмой свода черепа и без нее выяснилось, что мужчины с травмами, достаточными для того, чтобы оставить неизгладимый след на лобных или теменных костях, имели риск смерти в шесть раз больше, чем их современники, которые избегали таких травм. переломы. Это очень похоже на сегодняшний день, когда люди, получившие травму головы, ведущую к черепно-мозговой травме, также имеют более высокий риск смерти (34–45). Современные цифры различаются в зависимости от тяжести травмы; где и когда были собраны данные; состав выборки, особенно возрастное распределение пациентов и критерии включения; и продолжительность исследования после травмы.Тем не менее, сегодня у людей с черепно-мозговой травмой риск смерти примерно в два-четыре раза выше, чем у людей, не получивших травм (37, 38, 40–45).

    Два набора фигур — переломы свода черепа и черепно-мозговые травмы — нельзя напрямую сравнивать, потому что одно может произойти в отсутствие другого. Тем не менее, можно предположить, что травмы головного мозга часто сопровождались травмой, достаточной для перелома лобных и теменных костей. Таким образом, переломы свода черепа в датской выборке служат приблизительным показателем черепно-мозговых травм с затяжными последствиями.Хотя современные относительные риски могут находиться в пределах нижнего предела достоверности археологической выборки, маловероятно, что они действительно совпадают. По сравнению с сегодняшним днем ​​в средневековой и ранней современной Дании отсутствовала эффективная помощь. Пострадавшие теперь получают пользу от сложных медицинских процедур, а также от долгосрочной поддержки и реабилитации, которые в совокупности продлевают жизнь. Неудивительно, что современные медицинские и реабилитационные методы лечения и социальные услуги значительно снижают риск смерти от того, что было много веков назад.Другое дело — оценить степень этого улучшения. Хотя скелеты дают лишь приблизительное представление об относительном риске, а современные и археологические данные нельзя строго сопоставить, датские данные предполагают, что риск смерти, испытываемый выжившими после травм свода черепа, в наше время снизился примерно вдвое.

    Относительный риск — это стандартная мера повышенного риска смерти в исследуемой популяции. Однако это может ввести в заблуждение, когда используется для сравнения выборок с сильно различающимися исходными показателями смертности.В выборке датчан средневековья и раннего Нового времени риск смерти в возрасте около 35 лет был более чем в 40 раз выше, чем у датчан сегодня (3,63% против 0,08%). Следовательно, полтысячелетия назад повышенный риск смерти, с которым сталкиваются выжившие после перелома черепа любого конкретного возраста, был во много раз выше, чем это могло бы показаться на основании одних только значений относительного риска.

    В современных популяциях относительный риск смерти для выживших после травм заметно снижается с возрастом (36, 42, 44). Это результат возрастной фоновой смертности и того факта, что самые здоровые люди, пережившие травмы, достигают старшего возраста.Последнее является примером выборочной смертности в группе, которая изначально находилась в неблагоприятном положении из-за полученных травм.

    Смертность сразу после травм головы, должно быть, была высокой полтысячелетия назад в Дании, как и сегодня. Фактически, в образце с тремя участками было несколько скелетов с очевидной преджизненной черепной травмой, включая массивные переломы и глубокие порезы от оружия с острыми краями (мечи или топоры). Выжившие, напротив, обычно имели не столь серьезные травмы, хотя двое мужчин пережили тяжелые травмы от острого оружия.К сожалению, сложность последовательного выявления примеров перимортальных переломов в археологических костях не позволяет объективно оценить более или менее немедленную смертность от черепно-мозговых травм.

    Более высокая смертность выживших после травм свода черепа могла произойти двумя способами. Некоторые мужчины могли быть более подвержены столкновениям с насилием или опасным занятиям, чем другие, поэтому черепно-мозговые травмы являются археологически видимым маркером образа жизни, который, вероятно, сократил продолжительность жизни некоторых людей по сравнению с их сверстниками.С другой стороны, инвалидность, полученная в результате тяжелых ударов, повлекших за собой повреждение мягких тканей, увеличивала риск выживших умереть с момента получения травм. Это может включать в себя потерю функции или изменение поведения, во многом схожее с моторными, когнитивными и психологическими нарушениями, которые сегодня могут быть следствием черепно-мозговых травм. Поскольку в археологических останках можно наблюдать только результат — более высокий относительный риск смерти — невозможно провести различие между двумя альтернативами, обе из которых, вероятно, способствовали нашим результатам.

    Что касается затяжных последствий тяжелых травм, все, что приводило к трудностям в приспособлении к жизни, должно было быть серьезной проблемой в относительно небольших и в значительной степени самодостаточных общинах, где каждый должен был вносить существенный вклад в его или ее собственные средства к существованию. Все, что не позволяет полностью и продуктивно интегрироваться в домашнюю и общественную жизнь, должно было создавать риск смертности, по крайней мере, в периоды нехватки продовольствия. В тяжелые времена бедные и обездоленные члены средневековых сообществ в других частях Европы, по-видимому, были более подвержены смерти, чем их соседи (46).Скелетные и документальные источники указывают на то, что люди с физическими или умственными недостатками время от времени получали стационарную помощь (33, 47, 48). Однако по сравнению с сегодняшним днем ​​выжившие после изнурительной травмы пользовались немногими официально организованными службами, которые действовали как сеть социальной защиты, чтобы поддерживать их здоровье, а следовательно, и жизнь, и вместо этого им приходилось в значительной степени полагаться на щедрость членов семьи и сообщества или прибегать к попрошайничеству и попрошайничеству. воровство (33, 46). В середине XVI века в Дании попытки создания новых больниц оказались безуспешными, и вскоре после этого рыночным городам снова разрешили содержать свои учреждения по своему усмотрению (49).Только в начале 18 века было принято национальное законодательство, охватывающее заботу о бедных, хотя и раньше предпринимались местные усилия по регулированию попрошайничества (50). Оценка избыточной смертности, связанной с перенесенными ранее травмами, приближает нас к пониманию эффективности институциональной и импровизированной помощи в обществах прошлого.

    Рассматривая патологические особенности скелета в сочетании с возрастным распределением, можно количественно оценить неудобства, с которыми сталкиваются люди, пережившие ранее перенесенные болезни и травмы или страдающие хроническими заболеваниями.Общая цель состоит в том, чтобы переместить компоненты неоднородности в риске смерти от по существу скрытых или неизвестных до измеримых или известных.

    Непосредственное археологическое значение имеет возможность исцеления травм скелета, которые можно использовать в качестве маркера для разделения популяций в соответствии с жизненным опытом, аналогично эпидемиологическому фактору риска. Хотя причину смерти отдельного человека можно установить только в очень редких случаях, можно выявить переломы свода черепа (и другие патологические состояния) и измерить связанный с ними рост смертности на популяционной основе.Цель этой работы — выявить узнаваемые особенности скелета, связанные с повышенным риском смерти, и оценить их влияние на население с точки зрения потерянных лет жизни. Это не для того, чтобы установить, что вызвало преждевременную смерть конкретных людей или механизмы, лежащие в основе болезни и смерти.

    Однако для такого анализа требуется много скелетов, и часто требуется объединение образцов. В данном случае это дает общую картину избыточной смертности, связанной с зажившими переломами свода черепа, для временно длинной и социально разнородной выборки.Сотни дополнительных скелетов от средневековой до ранней современной Дании должны быть исследованы, чтобы распространить это доказательство концепции на более мелкие временные интервалы и определенные сегменты общества, такие как те, которые отличаются социальным положением, профессией, опытом болезни и диетой.

    Заключение

    Мы никогда не узнаем, что случилось с конкретными людьми, перенесшими травму свода черепа. Однако в целом люди, пережившие эти травмы, прожили более короткую жизнь, чем в противном случае.С точки зрения характеристики жизни в прошлом важно знать, что заживший перелом свода черепа был связан с повышенным риском смерти. Вполне вероятно, что многие из этих мужчин пострадали от длительных последствий черепно-мозговой травмы. Они умерли не из-за того, что можно наблюдать, — из-за зажившего перелома кости, а, возможно, из-за обстоятельств, связанных с тем, что нельзя увидеть непосредственно, — долгосрочными последствиями для здоровья первоначальной травмы. Тот факт, что эффекты избирательной смертности можно выявить из образцов скелета для заживших переломов черепа, указывает на то, что это необходимо учитывать при археологическом анализе и, в более общем плане, эпидемиологических исследованиях, основанных на данных о смертях.

    Благодарности

    Мы очень ценим помощь покойной Уллы Фройнд со скелетными материалами. Нам очень не хватает ее проницательности и знакомства с коллекциями. Работа частично поддержана грантом G.R.M. Американо-скандинавского фонда.

    Сноски

    • Автор: J.L.B. и G.R.M. спланированное исследование; J.L.B., G.R.M. и S.W. проведенное исследование; J.L.B. и G.R.M. проанализированные данные; и J.L.B. и G.R.M. написал газету.

    • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS. C.S.L. Приглашенный редактор по приглашению редакционной коллегии.

    • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1412511112/-/DCSupplemental.

    Перелом черепа — обзор

    Хирургическое лечение вдавленных переломов черепа

    Переломы черепа выявляются у 65–100% пациентов с ЭДГ, от 18% до 60% пациентов с СДГ и у 40% пациентов. 80% пациентов имеют паренхиматозные гематомы или ушибы.Показания к операции при переломах черепа зависят от того, были ли нарушены кожные покровы и галеи над переломом. Простой линейный перелом свода черепа обычно лечится безоперационным путем. Переломы на глубине меньше, чем ширина самого черепа, без подлежащего массового поражения и не вызывающих значительной косметической деформации, часто можно лечить консервативно.

    Вдавленные переломы черепа можно разделить на два основных типа: (1) простые вдавленные переломы черепа, которые не имеют галеального разрушения и подлежат хирургическому лечению только в том случае, если степень депрессии равна или превышает толщину соседней неповрежденной кости или если имеется ассоциированная внутричерепная гематома с масс-эффектом, требующим эвакуации, и (2) сложные вдавленные черепные переломы, которые имеют галеальные разрывы и вышележащий разрыв черепа, продолжающийся с местом перелома, и обычно лечатся хирургической обработкой раны и хирургическим возвышением. 4 Некоторые сложные вдавленные переломы черепа можно лечить без операции, если нет клинических или рентгенологических свидетельств проникновения твердой мозговой оболочки, значительной внутричерепной гематомы, депрессии более 1 см, поражения лобной пазухи, грубой деформации, раневой инфекции, пневмоцефалии или серьезного загрязнения раны. . 55 Несколько исследований также показали, что частота послеоперационных инфекций не увеличивается при замене первичных костных фрагментов. 56 Нет разницы в частоте послеоперационной инфекции между пациентами, которым проводится хирургическое лечение перелома в течение 8 часов, и пациентами, лечившимися после этого времени.Этим пациентам противосудорожные препараты следует назначать профилактически, у которых риск развития судорог составляет 20% или выше. Рекомендации по хирургическому лечению вдавленных переломов черепа в соответствии с руководящими принципами хирургической ЧМТ перечислены в Таблице 133-4.

    Одна из основных операционных целей подъема открытой вдавленной трещины — тщательная обработка раны. Если края кожи мацерированы, загрязнены или сильно ушиблены, показано иссечение пораженных краев, и хирург должен предвидеть необходимость перикраниального трансплантата с целью сохранения как можно большего количества перикраниума, чтобы покрыть фрагменты кости в то время. закрытия.Вращательные лоскуты необходимы редко, но их следует ожидать, если во время травмы оголились большие участки кожи головы. Небольшое отверстие, расположенное рядом с переломом, обычно необходимо для выявления эпидурального пространства и начала аккуратного частичного удаления фрагментов кости. Упорядоченное и безопасное удаление костных фрагментов должно производиться с помощью перфоратора или губки без дальнейшего повреждения подлежащей твердой мозговой оболочки или коры головного мозга. Как правило, если рана не старая или сильно загрязнена, костные фрагменты заменяют в конце процедуры после интенсивного промывания и очистки.Если имеется нижележащий разрыв твердой мозговой оболочки, трепанация черепа должна полностью обнажить отверстие твердой мозговой оболочки, и устранение этого дефекта твердой мозговой оболочки является наиболее важной частью процедуры. Ремонт твердой мозговой оболочки должен быть водонепроницаемым и может потребовать пересадки.

    Если придаточные пазухи поражены вдавленным переломом, целью лечения является коррекция косметической деформации и профилактика спинномозговой фистулы, независимо от того, простой или сложный перелом. Вдавленные переломы передней стенки пазухи не приводят к образованию спинномозговой фистулы, за исключением случаев перелома задней стенки и разрыва прилегающей твердой мозговой оболочки.Формируется бикоронарный скальп, перикраний приподнят как отдельный слой, а вдавленные фрагменты приподняты. Затем слизистая пазухи расширяется, чтобы предотвратить образование мукоцеле, при необходимости используя небольшое сверло. Затем оставшуюся полость можно заполнить височной мышцей и жиром (рис. 133-6 C). Затем перикраниальный трансплантат можно отразить над пазухой и пришить к твердой мозговой оболочке, чтобы дополнительно изолировать его от внутричерепного содержимого. Костные фрагменты, составляющие переднюю стенку пазухи, соединяются проволокой и прикрепляются к черепу.Костные фрагменты задней стенки в замене не нуждаются.

    Травма головы | Johns Hopkins Medicine

    Что такое травма головы?

    Травмы головы — одна из наиболее частых причин инвалидности и смерти взрослых. Травма может быть легкой, например, шишкой, синяком (ушибом) или порезом на голове, или может быть средней или тяжелой по своему характеру из-за сотрясения мозга, глубокого пореза или открытой раны, перелома кости (-ей) черепа или внутреннего повреждения. кровотечение и повреждение головного мозга.

    Травма головы — это широкий термин, который описывает широкий спектр повреждений кожи головы, черепа, головного мозга и подлежащих тканей и кровеносных сосудов головы.Травмы головы также обычно называют черепно-мозговой травмой или черепно-мозговой травмой (ЧМТ), в зависимости от степени травмы головы.

    Число травм головы резко растет — ежегодно около 1,7 миллиона человек болеют ЧМТ. Сегодня живы миллионы американцев, получивших травму головы и нуждающихся в повседневной помощи, которая обходится стране более чем в 56 миллиардов долларов в год.

    Какие бывают виды травм головы?

    Ниже приведены некоторые виды травм головы:

    • Сотрясение мозга. Сотрясение мозга — это травма области головы, которая может вызвать мгновенную потерю сознания или бдительности на период от нескольких минут до нескольких часов после травматического события.

    • Перелом черепа. Перелом черепа — это перелом кости черепа. Существует четыре основных типа переломов черепа, включая следующие:

      • Линейные переломы черепа. Это наиболее распространенный тип перелома черепа. При линейном переломе кость ломается, но при этом кость не перемещается.Этих пациентов можно наблюдать в больнице в течение короткого периода времени, и обычно они могут вернуться к нормальной деятельности через несколько дней. Обычно никаких вмешательств не требуется.

      • Депрессивные переломы черепа. Этот тип перелома можно увидеть с порезом на коже черепа или без него. При этом переломе часть черепа фактически утонула в результате травмы. Этот тип перелома черепа может потребовать хирургического вмешательства, в зависимости от степени тяжести, чтобы исправить деформацию.

      • Диастатические переломы черепа. Это переломы, которые возникают по линиям швов черепа. Швы — это участки между костями в голове, которые срастаются, когда мы дети. При этом типе перелома нормальные линии швов расширяются. Эти переломы чаще встречаются у новорожденных и младенцев старшего возраста.

      • Перелом основания черепа. Это наиболее серьезный тип перелома черепа, при котором происходит перелом кости у основания черепа.У пациентов с этим типом перелома часто возникают синяки вокруг глаз и синяки за ухом. У них также может быть прозрачная жидкость, вытекающая из носа или ушей из-за разрыва части оболочки головного мозга. Эти пациенты обычно требуют пристального наблюдения в больнице.

    • Внутричерепная гематома (ВЧГ). Есть несколько типов ICH, или сгустков крови, в головном мозге или вокруг него. Различные типы классифицируются по их расположению в головном мозге.Они могут варьироваться от легких травм головы до довольно серьезных и потенциально опасных для жизни травм. К различным типам ICH относятся следующие:

      • Эпидуральная гематома. Эпидуральные гематомы возникают, когда под черепом образуется сгусток крови, но поверх твердой мозговой оболочки, плотного покрытия, которое окружает мозг. Обычно они возникают из-за разрыва артерии, которая проходит прямо под черепом, называемой средней менингеальной артерией. Эпидуральные гематомы обычно связаны с переломом черепа.

      • Субдуральная гематома. Субдуральные гематомы возникают, когда сгусток крови образуется под черепом и под твердой мозговой оболочкой, но за пределами мозга. Они могут образоваться из-за разрыва вен, идущих от мозга к твердой мозговой оболочке, или из-за пореза самого мозга. Иногда, но не всегда, они связаны с переломом черепа.

      • Ушиб или внутримозговая гематома. Ушиб — это ушиб самого мозга. Ушиб вызывает кровотечение и припухлость внутри головного мозга вокруг области удара по голове.Ушибы могут возникать при переломах черепа или других сгустках крови, таких как субдуральная или эпидуральная гематома. Кровотечение внутри самого мозга (также называемое внутрипаренхиматозным кровоизлиянием) иногда может возникать спонтанно. Когда травма не является причиной, наиболее частыми причинами являются давнее высокое кровяное давление у пожилых людей, нарушения свертываемости крови у детей или взрослых или использование лекарств, вызывающих разжижение крови, или некоторых запрещенных препаратов.

      • Диффузное повреждение аксонов (ДАП). Эти травмы довольно распространены и обычно возникают в результате сотрясения мозга взад и вперед, что может произойти в автомобильных авариях, падениях или синдроме тряски ребенка. Диффузные травмы могут быть легкими, например сотрясением мозга, или очень тяжелыми, как при диффузном повреждении аксонов (DAI). При DAI пациент обычно находится в коме в течение длительного периода времени с травмой многих различных частей мозга.

    Что вызывает травму головы?

    Есть много причин травм головы у детей и взрослых.Наиболее распространенные травмы возникают в результате дорожно-транспортных происшествий (автомобилей, мотоциклов или столкновения пешеходов), насилия, падений или жестокого обращения с детьми. Субдуральные гематомы и кровоизлияния в мозг (так называемые внутрипаренхиматозные кровоизлияния) иногда могут возникать спонтанно.

    Что вызывает синяки и внутренние повреждения головного мозга?

    При прямом ударе по голове, тряске ребенка (что наблюдается во многих случаях жестокого обращения с детьми) или хлыстовой травме (как в дорожно-транспортных происшествиях), ушибе мозга и повреждении во внутренние ткани и кровеносные сосуды происходит из-за механизма, называемого переворотом-обратным ударом.Синяк, непосредственно связанный с травмой в месте удара, называется переворотом (произносится как COO ). Когда мозг трясется назад, он может ударить череп с противоположной стороны и вызвать синяк, называемый поражением обратного удара. Сотрясение мозга по бокам черепа может вызвать разрыв (разрыв) внутренней оболочки, тканей и кровеносных сосудов, что может вызвать внутреннее кровотечение, синяк или отек мозга.

    Каковы симптомы травмы головы?

    У человека могут быть симптомы различной степени, связанные с серьезностью травмы головы.Ниже приведены наиболее распространенные симптомы травмы головы. Однако каждый человек может испытывать симптомы по-разному. Симптомы могут включать:

    Симптомы травмы головы могут напоминать другие проблемы или заболевания. Всегда консультируйтесь с врачом для постановки диагноза.

    Как диагностируется травма головы?

    Полную степень проблемы нельзя полностью понять сразу после травмы, но ее можно выявить при всестороннем медицинском обследовании и диагностическом тестировании.Диагноз травмы головы устанавливается на основании медицинского осмотра и диагностических тестов. Во время обследования врач собирает полную историю болезни пациента и его семьи и спрашивает, как произошла травма. Травма головы может вызвать неврологические проблемы и может потребовать дальнейшего медицинского наблюдения.

    Диагностические исследования могут включать:

    • Анализы крови

    • Рентген. Диагностический тест, использующий невидимые лучи электромагнитной энергии для создания изображений внутренних тканей, костей и органов на пленке.

    • Компьютерная томография (также называемая компьютерной томографией или компьютерной томографией). Диагностическая процедура визуализации, при которой используется комбинация рентгеновских лучей и компьютерных технологий для получения горизонтальных или осевых изображений (часто называемых срезами) тела. Компьютерная томография показывает подробные изображения любой части тела, включая кости, мышцы, жир и органы. КТ более детализирована, чем обычная рентгенография.

    • Электроэнцефалограмма (ЭЭГ). Процедура, которая регистрирует непрерывную электрическую активность мозга с помощью электродов, прикрепленных к коже черепа.

    • Магнитно-резонансная томография (МРТ). Диагностическая процедура, которая использует комбинацию больших магнитов, радиочастоты и компьютера для получения детальных изображений органов и структур внутри тела.

    Лечение травмы головы

    Специфическое лечение травмы головы определит ваш врач на основании:

    • вашего возраста, общего состояния здоровья и истории болезни

    • Степень травмы головы

    • Тип травмы головы

    • Ваша переносимость определенных лекарств, процедур или методов лечения

    • Ожидания относительно течения травмы головы

    • Ваше мнение или предпочтение

    В зависимости от степени тяжести травмы травма, лечение может включать:

    • Лед

    • Отдых

    • Местная мазь с антибиотиком и лейкопластырь

    • Наблюдение

    • Немедленная медицинская помощь

    • Швы для наблюдения 58

    • Умеренная седа или помощь при дыхании, которая потребует помещения на дыхательный аппарат, механический вентилятор или респиратор

    • Хирургия

    Лечение индивидуально, в зависимости от степени состояния и наличия других травм.Если у пациента тяжелая травма головы, ему может потребоваться наблюдение за повышенным внутричерепным давлением (давлением внутри черепа). Травма головы может вызвать отек мозга. Поскольку мозг покрыт черепом, для его набухания остается лишь небольшое пространство. Это приводит к увеличению давления внутри черепа, что может привести к повреждению головного мозга.

    Как контролируется ВЧД?

    Внутричерепное давление измеряют двумя способами. Один из способов — поместить небольшую полую трубку (катетер) в заполненное жидкостью пространство мозга (желудочек).В других случаях небольшое полое устройство (болт) вводится через череп в пространство между черепом и мозгом. Оба устройства вводятся врачом либо в отделении интенсивной терапии (ОИТ), либо в операционной. Затем устройство ВЧД подключается к монитору, который дает постоянное считывание давления внутри черепа. Если давление повышается, лечить можно сразу. Пока устройство ВЧД находится на месте, пациенту вводят лекарства, чтобы он чувствовал себя комфортно. Когда опухоль уменьшится и вероятность ее дальнейшего увеличения невелика, устройство снимают.

    Соображения на всю жизнь для человека с травмой головы

    Ключевым моментом является создание безопасной среды для детей и взрослых и, в первую очередь, предотвращение травм головы. Использование ремней безопасности при езде в автомобиле и шлемов (при правильном ношении) для занятий такими видами деятельности, как езда на велосипеде, роликовые коньки и скейтбординг, может защитить голову от серьезных травм.

    Лица, получившие тяжелую травму головного мозга, могут потерять мышечную силу, мелкую моторику, речь, зрение, слух или вкусовые качества, в зависимости от пораженной области мозга и тяжести повреждения головного мозга.Также могут произойти долгосрочные или краткосрочные изменения личности или поведения. Эти люди нуждаются в длительном медицинском и реабилитационном (физиотерапевтическом, профессиональном или логопедическом) лечении.

    Степень выздоровления человека зависит от типа черепно-мозговой травмы и других медицинских проблем, которые могут присутствовать. Важно сосредоточиться на максимальном раскрытии способностей человека дома и в обществе. Положительное подкрепление побудит пациента укрепить его / ее самооценку и будет способствовать независимости.

    Сравнительное исследование черепно-мозговых переломов при тупой травме при судебно-медицинском вскрытии и компьютерной томографии | BMC Medical Imaging

  • 1.

    O’Donnell C, Rotman A, Collet S, Woodford N: Текущее состояние рутинной посмертной компьютерной томографии в Мельбурне, Австралия. Судебная медицина, медицина и патология. 2007, 3: 226-232. 10.1007 / s12024-007-9006-8.

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Тали М., Йен К., Швейцер В., Фок П., Дирнхофер Р.: Виртопсия, новый горизонт визуализации в судебной патологии: виртуальное вскрытие с помощью посмертных МСКТ и МРТ.Журнал судебной медицины. 2003, 48: 386-403.

    Google ученый

  • 3.

    Поульсен К., Симонсен Дж .: Компьютерная томография как рутинная процедура в связи с судебно-медицинскими вскрытиями. Международная криминалистическая экспертиза. 2007, 171: 190-197. 10.1016 / j.forsciint.2006.05.041.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 4.

    Бесенский Н.: Травматические повреждения: визуализация травм головы.Европейская радиология. 2002, 12: 1237-1252. 10.1007 / s00330-002-1355-9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 5.

    Leth P, Christoffersen S: Computertomografi anvendt ved retsmedicinske obduktioner. Ugeskrift для læger. 2008, 170: 444-447.

    PubMed Google ученый

  • 6.

    Бауэр М., Ползин С., Патцельт Д.: Использование клинических изображений ЧМТ в судебно-медицинской экспертизе закрытых травм головы.Журнал клинической судебной медицины. 2004, 11: 65-70. 10.1016 / j.jcfm.2003.10.003.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 7.

    Thali M, Jackowski C, Oesterhelweg L, Ross S, Dirnhofer R: VIRTOPSY — Швейцарская виртуальная аутопсия. Судебная медицина. 2007, 9: 100-104. 10.1016 / j.legalmed.2006.11.011.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    Oehmichen M, Gehl HB, Meissner C, Petersen D, Höche W, Gerling I, et al: Судебно-патологические аспекты посмертной визуализации огнестрельного ранения головы: документация и биометрические данные. Acta Neuropathologica. 2003, 105: 570-580.

    CAS PubMed Google ученый

  • 9.

    Боллигер С., Тали М., Росс С., Бак У., Нейтер С., Вок П.: Виртуальное вскрытие с использованием изображений: мост между радиологической и судебной наукой. Обзор Virtopsy и подобных проектов.Европейская радиология. 2008, 18: 273-282. 10.1007 / s00330-007-0737-4.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Myers JC, Okoye MI, Kiple D, Kimmerle EH, Reinhard KJ: Трехмерное изображение (3-D) при патологоанатомических исследованиях: выявление и идентификация черепных и лицевых переломов у жертв убийства с использованием 3 -D компьютеризированные методы реконструкции изображений. Международный журнал судебной медицины. 1999, 113: 33-37.10.1007 / s004140050275.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 11.

    Hayes W, Erickson M, Power E: Forensic Injury Biomechanics. Ежегодный обзор биомедицины Англии. 2007, 9: 55-86. 10.1146 / annurev.bioeng.9.060906.151946.

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Voo L, Kumaresan S, Pintar FA, Yoganandan N, Sances AJr: Конечно-элементные модели головы человека — Обзор.Медицинская и биологическая инженерия и вычисления. 1996, 34: 375-381. 10.1007 / BF02520009.

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Raul JS, Deck C, Willinger R, Ludes B: Конечно-элементные модели головы человека и их применение в судебной практике. Международный журнал судебной медицины. 2008, 122: 359-366. 10.1007 / s00414-008-0248-0.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    O’Riordain K, Thomas PM, Phillips JP, Gilchrist M: Реконструкция реальных несчастных случаев с травмами головы в результате падений с использованием динамики нескольких тел. Клиническая биомеханика. 2003, 18: 590-600. 10.1016 / S0268-0033 (03) 00111-6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Рауль Дж., Баумгартнер Д., Виллинджер Р., Лудес Б. Моделирование конечных элементов травм головы человека при падении. Международный журнал судебной медицины. 2006, 120: 212-218.10.1007 / s00414-005-0018-1.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Viceconti M, Zannoni C, Testi D, Cappello A: новый метод автоматического создания сетки костных сегментов на основе данных КТ. Журнал медицинской инженерии и технологий. 1999, 23: 77-81. 10.1080 / 03091

    94339.

    CAS Статья Google ученый

  • 17.

    Янг П., Бересфорд-Вест Т., Трус С., Нотарберардино Б., Уокер Б., Абдул-Азиз А. Эффективный подход к преобразованию данных трехмерных изображений в высокоточные вычислительные модели.Философские труды Королевского общества. 2008, 366: 3155-3173. 10.1098 / rsta.2008.0090.

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Йоганандан Н., Пинтар Ф., Сансес А., Уолш П.Р., Юинг К.Л., Томас Д.Дж. и др.: Биомеханика перелома черепа. Журнал нейротравмы. 1995, 12: 659-668. 10.1089 / neu.1995.12.659.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 19.

    Bandak FA, Vorst Vander MJ, Stuhmiller LM, Mlakar PF, Chilton WE, Stuhmiller JH: Компьютерное и экспериментальное исследование перелома черепа на основе изображений: разработка модели конечных элементов. Журнал нейротравмы. 1995, 12: 679-688. 10.1089 / neu.1995.12.679.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 20.

    Бангаш М., Аль-Обейд И., Бангаш Ф., Бангаш Т.: Травма — инженерный анализ с медицинскими исследованиями.2007, Берлин, Гейдельберг, Нью-Йорк: Springer, 343-365. 1

    Google ученый

  • 21.

    Гуань Й., Чжан Дж., Йоганандан Н., Пинтар Ф., Мушински С., Дженнарелли Т.: Автоматизация метода построения трехмерных сеток для моделирования под конкретного пациента. Приборы для биомедицинских наук. 2006, 42: 199-204.

    PubMed Google ученый

  • 22.

    Jacobsen C, Lynnerup N: Черепно-мозговая травма — соответствие между диагнозами посмертной компьютерной томографии и результатами аутопсии — двухлетнее ретроспективное исследование.Принято к публикации Forensic Science International.

  • 23.

    Schuknecht B, Graetz K: Радиологическая оценка травм челюстно-лицевой, нижней челюсти и основания черепа. Европейская радиология. 2005, 15: 560-568. 10.1007 / s00330-004-2631-7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Медина Л.: Трехмерная КТ-проекция максимальной интенсивности свода черепа: новый подход к диагностике краниосиностоза и переломов.Американский журнал нейрорадиологии. 2000, 21: 1951–1954.

    CAS PubMed Google ученый

  • 25.

    Parizel P, Van Goethem J, Özsarlak Ö, Maes M, Phillips C: Новые разработки в нейрорадиологической диагностике черепно-мозговой травмы. Европейский журнал радиологии. 2005, 15: 569-581. 10.1007 / s00330-004-2558-z.

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Lane J, Lindell E, Witte R, DeLone D, Driscoll C: Среднее и внутреннее ухо: улучшенное изображение с мультипланарной реконструкцией объемных данных КТ. RadioGraphics. 2006, 26: 115-125. 10.1148 / rg.261055703.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Provenzale J: КТ и МРТ острой черепной травмы. Неотложная радиология. 2007, 14: 1-12. 10.1007 / s10140-007-0587-z.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 28.

    Унгер Дж. М., Джентри Л. Р., Гроссман Дж. Э .: Переломы клиновидной кости: распространенность, локализация и значимость. Радиология. 1990, 175: 175-180.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 29.

    Herbella FA, Mudo M, Delmonti C, Braga FM, Del Grande JC: «Глаза енота» (периорбитальная гематома) как признак перелома основания черепа. Травма, повреждение. 2001, 32: 745-747. 10.1016 / S0020-1383 (01) 00144-9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 30.

    Goh K, Ahuja A, Walkden S, Poon W: Требуется ли обычное компьютерное томографическое (КТ) сканирование при подозрении на перелом базального черепа ?. Травма, повреждение. 1997, 28: 353-357. 10.1016 / S0020-1383 (97) 00024-7.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Харви Ф., Джонс A: «Типичный» перелом обеих каменных костей базального черепа: ненадежный индикатор места удара головой. Журнал судебной медицины. 1980, 25: 280-286.

    CAS PubMed Google ученый

  • 32.

    Киенстра М., Ловерен Х.В.: Переломы основания переднего отдела черепа. Пластическая хирургия лица. 2005, 21: 180-186. 10.1055 / с-2005-922857.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 33.

    Менон А., Пай В.К., Раджив А.: Схема смертельных травм головы в результате дорожно-транспортных происшествий в Мангалоре. Журнал судебной и судебной медицины. 2008, 15: 75-77. 10.1016 / j.jflm.2007.06.001.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 34.

    Джослин Дж. Н., Мирвис С. Е., Марковиц Б. Сложные переломы ската: диагноз с помощью КТ и клинический исход у 11 пациентов. Радиология. 1988, 166: 817-821.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 35.

    West OC, Mirvis SE, Shanmuganathan K: Транссфеноидный перелом основания черепа: картины КТ. Радиология. 1993, 188: 329-338.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 36.

    Hirsch C, Kaufman B: Контрастные переломы черепа. Журнал нейрохирургии. 1975, 42: 530-534. 10.3171 / jns.1975.42.5.0530.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 37.

    Hein PM, Schulz E: Противопожарные переломы передней черепной ямки в результате удара тупым предметом при падении. Acta Neurochirurgica. 1990, V105: 24-29. 10.1007 / BF01664853.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Гезерик Г., Прокоп О., Крузе К. [Frakturen der knöchernen Orbita bei stumpfem Schädeltrauma mit Contrecoup-Verletzungen]. Kriminal- und Forensische Wissenschaften. 1980, 39: 53-57.

    Google ученый

  • 39.

    Lignitz E, Henn V: Новые признаки вскрытия при насильственной смерти. Международная криминалистическая экспертиза. 2007, 165: 172-177. 10.1016 / j.forsciint.2006.06.068.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 40.

    Buitrago-Tellez CH, Schilli W, Bohnert M, Alt K, Kimmig M: Комплексная классификация черепно-лицевых переломов: патологоанатомические и клинические исследования с помощью двух- и трехмерной компьютерной томографии. Травма, повреждение. 2002, 33: 651-668. 10.1016 / S0020-1383 (02) 00119-5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 41.

    Асано Т., Оно К., Такада Ю., Сузуки Р., Хиракава К., Монма С. Переломы пола передней черепной ямки. Журнал травм, травм, инфекций и интенсивной терапии.1995, 39: 702-706. 10.1097 / 00005373-199510000-00016.

    CAS Статья Google ученый

  • 42.

    Exadaktylos A, Sclabas G, Smolka K, Rahal A, Andres R, Zimmermann H, et al: Значение компьютерного томографического сканирования в диагностике и лечении переломов орбиты, связанных с травмой головы: перспективы, последующие Учеба в травматологическом центре уровня I. Журнал травм, травм, инфекций и интенсивной терапии. 2005, 58: 336-341.10.1097 / 01.TA.0000141874.73520.A6.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Хупер К. Травмы черепа. Модели острой травмы головы. 1969, 21-30.

    Google ученый

  • 44.

    Гурджян Э.С., Вебстер Дж. Э., Лисснер Х. Р.: Механизм перелома черепа. Радиология. 1950, 54: 313-339.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 45.

    Vance B: Переломы черепа — осложнения и причины смерти: обзор 512 вскрытий и 61 клинически изученного случая. Архив хирургии. 1927, 14: 1023-1092.

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Филипп М., Фуновикс М., Манн Ф., Хернет А., Фуксъегер М., Грабенвугер Ф. и др.: Четырехканальная мультидетекторная компьютерная томография при переломах лица: нужна ли нам коллимация 2 × 0,5 мм ?. Американский журнал радиологии. 2003, 180: 1707-1713.

    Google ученый

  • 47.

    Брюнинг Р., Куэйд Р., Кепплер В., Райзер М: 3-D-КТ реконструкции при переломах основания черепа и лицевого скелета. Fortschr Röntgenstr. 1994, 160: 113-117. 10.1055 / с-2008-1032387.

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Али К., Дитрих Б., Беккер Х: Типы переломов основания черепа: трехмерное компьютерное томографическое исследование. Нейрорадиология.1994, 36: 622-624. 10.1007 / BF00600424.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 49.

    Fatterpekar G, Doshi A, Dugar M, Delman B, Naidich T., Som P: Роль 3D CT в оценке височной кости. RadioGraphics. 2006, 26: S117-S132. 10.1148 / rg.26si065502.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 50.

    Connor SEJ, Flis C: Вклад мультипланарного переформатирования с высоким разрешением основания черепа в обнаружение переломов основания черепа.Клиническая радиология. 2005, 60: 878-885. 10.1016 / j.crad.2005.04.003.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 51.

    Маржу Д., Баумгартнер Д., Палуба С, Виллинджер Р.: Возможность прогнозирования травм головы по критериям HIC, HIP, SIMon и ULP. Анализ и предотвращение аварий. 2008, 40: 1135-1148. 10.1016 / j.aap.2007.12.006.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Roth S, Raul J, Willinger R: Биофизическая модель FE головы ребенка для имитации реальной травмы. Компьютерные методы и программы в биомедицине. 2008, 90: 262-274. 10.1016 / j.cmpb.2008.01.007.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 53.

    Джихангироглу М., Оздемир Х., Календер О, Озверен Ф., Кабаалиоглу А: Воздух поперечного синуса после черепно-мозговой травмы. Европейский журнал радиологии. 2003, 48: 171-174. 10.1016 / S0720-048X (03) 00011-1.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 54.

    Betz BW, Wiener MD: Воздух в ямке височно-нижнечелюстного сустава: КТ-признак перелома височной кости. Радиология. 1991, 180: 463-466.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 55.

    Laasonen E, Servo A, Sumuvori H: Уровень жидкости в клиновидной пазухе при переломах основания черепа. Европейский журнал радиологии.

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Классификация переломов средней зоны лица по Ле Форт [3] [4]

    Классификация

    Тип перелома Линия перелома
    • Горизонтальный перелом верхней челюсти из-за высокоэнергетического удара по альвеолярному гребню верхней челюсти в нисходящем направлении.
    Le Fort II
    • Пирамидальный перелом верхней челюсти из-за высокоэнергетического удара по средней и / или нижней челюсти.
    • Проходит от перемычки носа (с вовлечением или без вовлечения нософронтального шва) через лобно-верхнечелюстной шов через слезную кость к нижнему дну глазницы
    • Проходит ниже скуловой кости через боковую стенку верхнечелюстной пазухи и проходит через крыловидно-верхнечелюстную щель и крыловидные пластины
    • Возможно вовлечение подглазничного отверстия
    Le Fort III
    • Поперечный перелом верхней челюсти из-за высокоэнергетического воздействия на верхнюю челюсть мост.
    • Идет от нософронтального шва или фронтально-верхнечелюстного шва сзади через медиальную стенку орбиты, решетчатые воздушные клетки, крыловидный отросток, боковую и заднюю стенки глазницы и скуловую дугу