Онкомаркеры для женщин норма: Онкомаркеры для женщин

Содержание

Диагностика рака: почему онкомаркеры «не работают»

Анализ крови на онкомаркеры – одно из самых популярных исследований, которые люди назначают себе «на всякий случай». Почему этого делать нельзя, и какие диагностические методы на самом деле помогают выявить рак на ранней стадии, рассказывает онколог ЕМС, д.м.н. Гелена Петровна Генс.

Гелена Петровна, можно ли с помощью онкомаркеров диагностировать рак на ранней стадии?

Действительно, у многих пациентов существует устойчивая вера в то, что опухолевые клетки выделяют определенные вещества, которые циркулируют в крови с момента зарождения новообразования, и достаточно периодически сдавать анализ крови на онкомаркеры, чтобы удостовериться, что рака нет.

Есть множество материалов в интернете на эту тему, которые содержат, к сожалению, абсолютно ложные утверждения о том, что проверяя кровь на онкомаркеры, возможно обнаружить заболевание на ранней стадии. 

На самом деле использование онкомаркеров для достоверного выявления  рака не показало своей эффективности ни в одном исследовании, соответственно, они не могут быть рекомендованы для первичной диагностики онкологических заболеваний.

Далеко не всегда значения онкомаркеров коррелируют с заболеванием. Для примера приведу случай из своей практики: недавно у меня проходила лечение пациентка – молодая женщина, у которой был диагностирован метастатический рак молочной железы, при этом значения онкомаркера CA 15.3 оставались в пределах нормы.

Какие причины кроме онкологических заболеваний,  могут вызвать повышение онкомаркеров?

В диагностике есть два критерия, которыми мы оцениваем любое исследование – это чувствительность и специфичность. Маркеры могут быть высокочувствительными, но низкоспецифичными. Это говорит о том, что их повышение может зависеть от целого ряда причин, совершенно не связанных с онкологическими заболеваниями. Например, маркер рака яичников CA 125 может быть повышен не только при опухолях или воспалительных заболеваниях яичников, а, например, при нарушении функции печени, воспалительных заболеваниях шейки матки и самой матки. Часто при нарушениях функции печени повышается раковоэмбриональный антиген (РЭА). Таким образом, значения онкомаркеров зависят от целого ряда процессов, в том числе и воспалительных, которые могут происходить в организме.

При этом бывает так, что незначительное повышение онкомаркера служит началом для старта целого ряда диагностических процедур вплоть до такого небезвредного исследования, как позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ/КТ), и  как выясняется впоследствии,  эти процедуры были совсем не нужны этому пациенту. 

Для чего применяются онкомаркеры?

Онкомаркеры в основном используются для мониторинга течения заболевания и оценки эффективности лекарственной терапии опухолевых заболеваний. В том случае, если изначально при установлении диагноза у пациента было обнаружено повышение онкомаркера, в дальнейшем с его помощью мы можем отслеживать, как проходит лечение. Часто после операции или проведенного химиотерапевтического лечения мы видим, как уровень маркера с нескольких тысяч единиц буквально «обваливается» до нормальных значений. Его повышение в динамике может говорить о том что, произошел либо рецидив опухоли,  либо оставшаяся, как говорят врачи, – «резидуальная» опухоль проявила резистентность к лечению.  Наряду с результатами других исследований это может послужить для врачей сигналом о том, что следует подумать о смене тактики лечения и о дальнейшем полном обследовании пациента.

Есть ли исследования, которые действительно помогают выявить рак на ранней стадии?

Существуют исследования для выявления некоторых видов рака, которые показали свою надежность и действенность в больших эпидемиологических исследованиях и рекомендуются для применения в скрининговом режиме.

Так, например, Специальная комиссия США по профилактике заболеваний (United States Preventive Service Task Force — USPSTF) по результатам недавних клинических исследований рекомендует проведение низкодозовой компьютерной томографии для скрининга рака легкого. Низкодозовая КТ рекомендуется людям в возрастной группе от 55 до 80 лет и которые при этом имеют 30-летнюю историю курения или бросили курить не более, чем 15 назад. На сегодняшний день это самый точный метод для раннего выявления рака легкого, эффективность которого подтверждена с точки зрения доказательной медицины.

Ни рентгеновское исследование, ни тем более флюорография органов грудной клетки, которые применялись ранее, не могут заменить низкодозовую КТ, так как их разрешающая способность позволяет выявить только крупноочаговые образования, которые свидетельствуют о поздних стадиях онкологического процесса.

При этом взгляды на некоторые виды скрининга, которые массово применялись в течение нескольких десятилетий, сегодня пересматриваются. Например, раньше мужчинам врачи рекомендовали сдавать анализ крови на ПСА для скрининга рака простаты. Но последние исследования показали, что уровень ПСА не всегда служит надежным основанием для начала диагностических мероприятий. Поэтому сейчас мы рекомендуем сдавать ПСА только после консультации с урологом.

Для скрининга рака молочной железы рекомендации остаются прежними – для женщин, не входящих в группу риска по раку молочной железы, обязательная маммография после 50 лет раз в два года. При повышенной плотности тканей молочной железы (встречается примерно у 40% женщин) необходимо дополнительно к маммографии проводить УЗИ молочных желез.

Еще одно очень распространенное онкологическое заболевание, которое может быть выявлено с помощью скрининга – рак кишечника.

Для выявления рака кишечника рекомендуется колоноскопия, которую достаточно проводить раз в пять лет, начиная с 50 лет, в том случае если нет жалоб и отягощенной наследственности по данному заболеванию. По желанию пациента обследование может быть проведено под анестезией и не доставить никаких неприятных ощущений, при этом оно является самым точным и эффективном методом диагностики колоректального рака.

Сегодня существуют и альтернативные методики: КТ-колонография, или «виртуальная колоноскопия», позволяет провести исследование толстой кишки без введения эндоскопа - на компьютерном томографе. Метод обладает высокой чувствительностью:  90% при диагностике полипов более 1 см при продолжительности исследования около 10 минут. Ее можно рекомендовать тем, кто уже ранее проходил традиционную скрининговую колоноскопию, которая не выявила никаких отклонений.

На что стоит обратить внимание молодым людям?

Скрининг, который начинается в более раннем возрасте – это скрининг на рак шейки матки. Мазок на онкоцитологию (ПАП-тест), по американским рекомендациям, необходимо сдавать с 21 года. Кроме того, необходимо сдавать тест на вирус папилломы человека (ВПЧ), так как длительное носительство определенных онкогенных типов ВПЧ ассоциируется с высоким риском развития рака шейки матки. Надежным методом защиты от рака шейки матки является вакцинация девочек и молодых женщин против ВПЧ.

К сожалению, в последнее время увеличивается заболеваемость раком кожи и меланомой. Поэтому желательно показывать так называемые «родинки» и другие пигментные образования на коже дерматологу раз в год, особенно если вы находитесь в группе риска: у вас светлая кожа, были случаи заболевания раком кожи или меланомой в семье, были случаи солнечных ожогов, или вы любитель посещать солярии, которые, кстати, запрещены в некоторых странах к посещению до 18 лет.  Доказано, что два и больше эпизодов солнечных ожогов кожи повышают риск возникновения рака кожи и меланомы.

Можно ли следить за «родинками» самостоятельно?

К самоосмотрам у специалистов отношение скептическое. Например, самоосмотр молочных желез, который так пропагандировали раньше, не доказал своей эффективности. Теперь это считается вредным, потому что усыпляет бдительность и не позволяет вовремя провести диагностику. Так же и осмотром кожи. Лучше, если его проведет дерматолог.

Могут ли онкологические заболевания передаваться по наследству?

К счастью, большинство онкозаболеваний не передаются по наследству. Из всех видов рака только около 15% являются наследственными. Яркий пример наследственного рака – это носительство мутаций в антионкогенах BRCA 1 и BRCA 2, которое связано с повышенным риском рака молочной железы и в меньшей степени с раком яичников. Всем хорошо известна история Анжелины Джоли, мама и бабушка которой умерли от рака молочной железы. Таким женщинам необходимо регулярно наблюдаться и проходить обследования молочной железы и яичников, чтобы предотвратить развитие наследственного рака.  

Остальные 85% опухолей - это опухоли, которые возникают спонтанно, не зависят от какой-либо наследственной предрасположенности.

Однако если в семье несколько кровных родственников страдали онкологическими заболеваниями, мы говорим о том, что их дети могут иметь сниженную способность к метаболизму канцерогенных веществ, а также к репарации ДНК, то есть к «починке» ДНК, если говорить упрощенно.

Каковы основные факторы риска развития онкологических заболеваний?

К основным факторам риска можно отнести работу на вредных производствах, курение, частое (более трех раз в неделю) и длительное употребление алкоголя, ежедневное употребление красного мяса, постоянное употребление пищи, которая прошла термическую обработку, была заморожена и продается в готовом к употреблению виде. Такая пища бедна волокнами, витаминами и другими необходимыми человеку веществами, что может вести к повышенному риску возникновения, например, рака молочной железы. Курение  - это один из наиболее распространенных и грозных факторов риска – оно приводит не только к раку легких, но и раку пищевода, желудка, мочевого пузыря, опухолей головы и шеи: раку гортани, раку слизистой щеки, раку языка и т.д.

Для рака кожи и меланомы, как мы уже упоминали, фактором риска является  пребывание на солнце до солнечных ожогов.

Длительное употребление гормональных препаратов, например, заместительной гормональной терапии, более 5 лет и не под наблюдением врачей, может вести к повышению риска заболевания раком молочной железы и раком матки у женщин, поэтому прием таких препаратов должен проводиться под строгим контролем маммолога и гинеколога.

Как мы уже упоминали выше, фактором риска могут являться и вирусы, в том числе онкогенные типы вируса ВПЧ, которые приводят к раку половых органов и раку полости рта. Некоторые неканцерогенные вирусы могут также являться факторами риска. Например, вирусы гепатита B и C: они не вызывают напрямую рак печени, но приводят к хроническому воспалительному заболеванию печени – гепатиту, и через 15 лет у пациента с хроническим гепатитом B и C может развиться гепатоцеллюлярный рак.

Когда стоит проконсультироваться с врачом?

Если есть факторы риска, или человек чувствует беспокойство, лучше проконсультироваться с врачом-онкологом.  Чего точно не стоит делать – назначать обследования самому себе. Вы можете получить массу ложноположительных и ложноотрицательных результатов, которые усложнят Вашу жизнь и могут привести к стрессу, ненужным диагностическим процедурам и вмешательствам. Конечно, если вдруг появились тревожные симптомы, то проконсультироваться с онкологом нужно обязательно, независимо от рисков.

На консультации мы задаем очень много вопросов, нас интересует все: образ жизни, стаж курения, употребление алкоголя, частота стрессов,  характер питания, аппетит, индекс массы тела, наследственность, условия работы, как пациент спит ночью и др. Если это женщина, важен гормональный статус, репродуктивный анамнез: во сколько лет появился первый ребенок, сколько было родов, кормила ли женщина грудью и т.д. Пациенту может показаться, что эти вопросы не имеют отношения к его проблеме, но для нас они важны, они  позволяют составить индивидуальный портрет человека, оценить риски развития у него тех или иных онкологических заболеваний и назначить именно тот комплекс обследований, который ему необходим.

Персонализированный онкологический чек-ап в Европейском медицинском центре.  

Онкомаркеры. Важный сигнал или деньги на ветер?

ПСА, СА125, СА242, СА15-5 и многие другие анализы известные как онкомаркеры. Насколько они точны и когда их стоит сдавать? Помогут ли они в раннем выявлении опухолей?

Что такое онкомаркеры?

Представим теоретическую ситуацию — врач дал направление на онкомаркеры, сейчас даже не будем выяснять, на какие именно: • Какие чувства испытывает пациент, получив такое направление и ожидая результата? • Какие эмоции вызовет цифра на бланке, если она окажется вне границ нормы? • Ужас, страх, отчаяние. А нужны ли они нам?

Давайте разберемся насколько точны онкомаркеры и когда нужно определять их уровень. Мы будем использовать данные только очень серьезных источников: статистические данные Всемирной Организации здравоохранения и международные рекомендации разработанные Национальной Академией Клинической Биохимии (NACB, США) и Европейской Группой по Изучению Опухолевых Маркеров (EGTM), конечно с адаптацией к Российской действительности.

Давайте разберемся с самого начала:

Онкомаркерами называют те или иные вещества, которые определяют в биологических жидкостях организма (чаще всего речь идет о сыворотке крови), так же онкомаркеры могут выявлять в экстрактах или парафиновых блоках тканей. Идеальный маркер должен обладать двумя характеристиками: • чувствительность — это процент положительных результатов у людей с опухолью • специфичность — это процент здоровых людей, у которых тест дает отрицательный результат

Идеальными были бы 100% чувствительность и 100% специфичность. При этом онкомаркер должен быть характерным для какого-то конкретного вида опухолей.

К сожалению, подобных маркеров еще не обнаружено, поэтому всегда сохраняется право на ошибку, как в сторону ложного диагноза, так и в сторону ложного спокойствия.

Важность диагностики опухолей

По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) ежегодно 6 миллионов человек в мире умирает от злокачественных опухолей. И ежегодно выявляется более 10 миллионов новых случаев онкологических заболеваний. По прогнозам ВОЗ в ближайшие 20 лет ситуация будет только ухудшаться — смертность возрастет до 10 миллионов в год, в заболеваемость до 15 миллионов в год.

При этом до 40% случаев рака можно было избежать, сократив осознанные контакты с канцерогенами и 30% смертей можно предотвратить, выявляя опухоли на ранних этапах.

Какие онкомаркеры нам известны

Перечень известных онкомаркеров стремится к бесконечности. Большая часть из них очень специфичны и не известны врачам общей практики. Чаще всего врачей, которые не специализируются на ведении больных с онкопатологией, интересуют следующие:

  • ПСА (простат-специфический антиген) — антиген характерный для ткани предстательной железы, его уровень в крови повышается как при злокачественных, так и при доброкачественных заболеваниях простаты. Кроме того уровень ПСА может быть повышен после травм, пальпации, механического раздражения железы или эякуляции накануне сдачи анализа.
  • СА125 антиген, присутствующий в нормальной ткани эндометрия. Он проникает в кровоток только в случае повреждения природных барьеров. Его уровни в крови могут удваиваться во время менструации и при эндометриозе. Значительное повышение уровня СА125 происходит при раке яичников (в 80% случаев) и других органов женской половой системы, опухолях молочной и поджелудочной желез, прямой кишки, желудка легких и печени. Из доброкачественных заболеваний к повышению уровня этого маркера приводят воспалительные заболевания органов женской половой системы, гепатиты, циррозы и аутоиммунные заболевания.
  • СА15-3 антиген, наиболее характерный для опухолевых клеток из молочной железы, его уровень может увеличиваться и при злокачественных опухолях других локализаций (желудка, печени, поджелудочной железы и органов женской репродуктивной системы). Кроме того его уровень повышается при доброкачественных заболеваниях молочных желез и аутоиммунных процессах
  • СА19-9 антиген, который вырабатывается клетками карциномы поджелудочной железы, реже опухолей желудка (второй по значимости маркёр этих опухолей), печени и молочной железы. Из доброкачественных заболеваний к повышению его уровня приводят гепатиты и цирроз, холецистит и муковисцидоз.
  • СА242 это маркёр злокачественных опухолей желудочно-кишечного тракта, в основном повышается при опухолях поджелудочной железы, кишечника и желудка, но может быть повышен и при доброкачественных заболеваниях этих органов.
  • СЕА (он же РЕА- раково-эмбриональный антиген) обнаруживается в некоторых тканях взрослых в очень малых количествах. При опухолевых процессах концентрация РЭА в крови значительно повышается. Рост концентрации этого маркера происходит при колоректальном раке, раке лёгкого, молочной или поджелудочной желез, метастазах злокачественных опухолей в печень, костную ткань, опухолях простаты и яичников. При этом повышение происходит и при доброкачественных заболеваниях кишечника, печени и легких, особенно у заядлых курильщиков.

А теперь, давайте узнаем, в каких случаях стоит проводить подобный анализ.

Самые распространенные опухоли.

Достаточно часто люди боятся рака в целом. Но провериться на все болезни нельзя, поэтому посмотрим статистику ВОЗ и узнаем, какие опухоли уносят больше всего жизней у жителей России.

Мужчины:
  • Раки трахеи, бронхов и легких- 27,8%
  • Опухоли желудка — 12,55
  • Раки толстой и прямой кишки — 11,8 %
  • Рак предстательной железы — 7,7%
  • Опухоли слизистых рта и ротоглотки 5,0%
  • 35,3% приходится на смерти от всех остальных видов опухолей
Женщины:
  • Опухоли молочных желез — 17,8%
  • Опухоли прямой и толстой кишки — 16,5%
  • Опухоли желудка — 10,9%
  • Раки трахеи, бронхов и легких — 6,8%
  • Опухоли поджелудочной железы 5,9%
  • 42,2% приходится на смерти от всех остальных видов опухолей

А теперь рассмотрим возможности использования онкомаркеров для выявления и лечения людей с этими опухолями.

Раки трахеи, бронхов и легких

Маркерами которые могут быть использованы для определения прогнозов при раке легкого считаются НСЕ, РЕА и CYFRA21.1. НСЕ (нейрон-специфическая энолаза)-характерна только для одного вида этого рака-для мелкоклеточного. Для остальных видов рака легкого используются РЕА и CYFRA21.1. Ни один из этих маркеров не может быть использован для диагностики, так как специфичность их очень низка (другими словами выявляется достаточно много ложноположительных результатов при низкой чувствительности метода. Однако эти маркеры необходимы для оценки результатов лечения- при сравнении уровней их до начала терапии и в процессе лечения. Так же они могут применяться после хирургического лечения для выявления рецидива.

Опухоли молочных желез

Опухоли молочной железы являются самой частой причиной смерти женщин от онкологических заболеваний. Особенностью этих опухолей являются хорошие результаты лечения на ранних стадиях, поэтому очень важно своевременное выявление. При раке молочной железы наибольшее значение имеют РЭА и СА15.3 . Доказано, что у женщинам, перенесших радикальное лечение, повышение СА15.3 практически всегда говорит о рецидиве болезни. Динамика уровней этого маркера в процессе лечения отражает эффективность выбранного метода терапии. Однако учитывая низкую специфичность СА15.3 не рекомендуется использовать его для скрининга рака молочной железы

Опухоли прямой и толстой кишки

Если колоректальный рак выявлен на ранней стадии, то 5-илетняя выживаемость после лечения достигает 90%, это очень хороший показатель в онкологии. Самым частым маркером этого вида опухолей является РЭА. Однако и здесь в рекомендациях экспертов мы видим картину схожую с предыдущими. Динамика РЭА может использоваться для выявления прогрессирования после проведенного лечения, особенно важен этот маркер для выявления прогрессирования после удаления метастазов из печени. Но его определение не используется для скрининга колоректального рака.

Опухоли предстательной железы

В России определение ПСА используется для скрининга рака предстательной железы при ежегодных диспансерных обследованиях мужчин старше 50 лет. В США и странах Европы так же рекомендовано определение этого маркера всем мужчинам старше 50 лет, а при отягощенной наследственности от 40-45 лет. Однако, полагаясь на результаты теста, необходимо учитывать несколько интересных фактов о данном маркере:

  • ПСА информативен только в сочетании с пальцевым ректальным исследованием
  • При сдаче крови на анализ необходима соответствующая подготовка
  • При оценке результата необходимо использовать возрастные нормы
  • Мужчинам старше 75 лет подобный скрининг не назначается, так как лечение неклинических форм рака предстательной железы только ухудшает прогноз для жизни
  • Данные исследований, опубликованные в 2011 году подтвердили, что раннее выявление рака предстательной железы благодаря скринингу в долгосрочной перспективе никак не повлияло на специфическую продолжительность жизни.

Поэтому даже такой специфичный и привычный маркер как ПСА сдает свои позиции в ранней диагностике.

Опухоли женской репродуктивной системы

Опухоли женской репродуктивной системы являются причиной примерно 10% смертей от злокачественных опухолей. Они не вошли в наш первоначальный список, так как в статистике ВОЗ они разделены по опухолям отдельных органов (опухоли эндометрия, шейки матки, яичников и т.д).

Среди них, рак яичников уносит больше всего женских жизней. Для дифференциальной диагностики между доброкачественными и злокачественными процессами при выявлении патологических образований в малом тазу можно использовать СА125. Этот маркер используется для дальнейшего наблюдения за пролеченными пациентками, а его уровни в динамике для оценки эффективности терапии. Анализ СА125 не рекомендуется экспертами для скрининга у женщин без каких-либо жалоб. Однако это исследование следует проводить каждые 6 месяцев совместно с УЗИ органов малого таза у женщин с высокой наследственной предрасположенностью — при наличии мутаций в генах BRCA1 и BRCA2.

Когда онкомаркеры действительно необходимы

Определение большей части онкомаркеров имеет значение и должно быть использовано при наличии клинических проявления опухоли и ее инструментальном подтверждении для дифференциальной диагностики или мониторинга эффективности терапии.

В качестве скрининга анализ на онкомаркеры не стоит использовать. Однако это не говорит о том, что маркер не способствует раннему выявлению опухолей, а лишь о том, что подобное обследование не улучшает прогноз средней группы людей. При этом никто не сможет сказать, как оно повлияет на жизнь конкретного человека.

Крайне важно, чтобы любое обследование назначал врач, который владеет достаточными знаниями и может трактовать результат анализа во благо пациента. Это поможет не только сохранить здоровье, а также избежать стрессовых ситуаций и лишних материальных трат.

Раннее выявление опухолей способно спасти миллионы жизней. Где место онкомаркеров в этом процессе?

Комоза Валентин Александрович
врач онколог-хирург ГАУЗ БООД

Анализ крови на онкомаркеры — ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России

Очень часто люди живут, не подозревая о том, что у них есть онкологическое заболевание. Это очень опасно и чревато серьезными последствиями, вплоть до ухода из жизни. Чтобы этого не допустить, нужно периодически проводить диагностику состояния своего организма на выявление признаков подобных заболеваний. Для этого врачи рекомендуют сдавать анализ крови на онкомаркеры. С помощью такого исследования выявляются специфические белки и химические соединения, наличие и концентрация которых в крови могут быть вызваны злокачественной опухолью.

Виды онкомаркеров

Одним из наиболее распространенных анализов для выявления онкологического заболевания является анализ на онкомаркер са 125. Он позволяет установить наличие рака или метастазов в яичниках. У здоровых людей показатель данного маркера близок к нулю. Если же он в несколько раз выше нормы, существует высокий риск наличия онкологического заболевания или его рецидива. Однако не всегда стоит паниковать. Например, в первый триместр беременности повышение этого вещества является нормальным физиологическим состоянием.

Другое, не менее известное и часто проводимое исследование — анализ на онкомаркер РЭА. Данная аббревиатура расшифровывается как раковый эмбриональный антиген, представляющий собой белково-углеводное соединение. В небольших количествах это вещество присутствует в клетках даже здорового человека. Однако показатели, превышающие норму, могут свидетельствовать о раке толстой и прямой кишки, желудка, легких, яичников и других внутренних органов. В некоторых случаях повышение РЭА может наблюдаться при воспалительных, аутоиммунных и иных заболеваниях. Поэтому в каждом случае необходимо посещать врача. Отклонение данного маркера от нормы может наблюдаться также у курильщиков и людей, злоупотребляющих алкоголем. Это не исчерпывающий перечень анализов, поскольку для каждого конкретного онклогического заболевания предусмотрен специфический маркер.

Прохождение исследования

Многие люди, решившие проверить состояние своего организма, задаются вопросом, где сдать анализ на онкомаркеры. Такие услуги предлагают многие диагностические клиники. Наш центр профилактической медицины оснащен ультрасовременным оборудованием и имеет в штате ведущих специалистов – академиков и профессоров. Обращение в наше учреждение дает гарантию получения качественных услуг и возможность своевременно выявлять серьезные заболевания. Чтобы узнать, сколько стоит анализ на онкомаркеры, достаточно зайти на сайт конкретного медицинского учреждения.

Анализ крови на онкомаркер представляет собой важное медицинское исследование. Оно не только дает информацию о наличии в организме опухоли или ее отсутствии, но также применяется для определения качества новообразования, оценки эффективности лечения и контроля заболевания.

Страница носит информационный характер. Точный перечень оказываемых услуг и особенности проведения процедур узнавайте по телефонам.

Серологические опухолевые маркеры в вопросах и ответах

Серологические опухолевые маркеры в вопросах и ответах

Серологические опухолевые маркеры в вопросах и ответах

проф. Сергеева Н.С., к.б.н. Маршутина Н.В.

В последнее время врачи все чаще проводят исследование в крови пациентов уровня «опухолевых маркеров». Далеко не все знают, что это за анализ. Сегодня мы хотим подробнее поговорить об этом важном исследовании. 
Первые попытки найти вещества - маркеры (от англ. mark–знак, метка), позволяющие диагностировать злокачественные опухоли, предпринимались еще древними врачевателями.  До наших дней дошли документальные свидетельства того, как еще 2000 лет назад египтяне стремились найти маркеры для дифференциальной диагностики рака молочной железы и мастита.
Первый опухолевый маркер был описан в 1846 г. врачом Бенс-Джонсом, обнаружившим избыток особого белка в   моче больной множественной миеломой. Но только в ХХ веке развитие биохимии позволило   идентифицировать этот белок, который впоследствии получил название белка Бенс-Джонса.

Что такое серологические опухолевые маркеры?

Опухолевые маркеры (или «опухолеассоциированные маркеры») - это вещества, которые синтезируются опухолевыми клетками в существенно больших количествах, чем нормальными клетками. То есть опухолевые маркеры – это вещества, концентрация которых повышается в крови онкологического больного. Уровень опухолевых маркеров в крови онкологических больных часто бывает значительно выше, чем у здоровых лиц.

Какую информацию дают анализы опухолевых маркеров?

Возрастание в крови уровней опухолевых маркеров часто указывает на развитие опухолевого процесса, дает дополнительную информацию о степени его распространенности (стадии болезни) и, что особенно важно, об ответе на лечение, т.е. эффективности проведенной терапии. После окончания первичного лечения периодическое исследование опухолевых маркеров часто дает возможность заподозрить развитие рецидива опухолевого процесса раньше традиционно используемых в онкологии методов диагностики.

Для больных с какими злокачественными новообразованиями исследуют опухолевые маркеры?

Известны опухолевые маркеры рака яичников, тела и шейки матки, молочной железы, предстательной железы,  органов желудочно-кишечного тракта, легкого других злокачественных новообразований.

Наиболее часто используемые серологические опухолевые маркёры


№/№

Локализация опухоли

Серологические опухолевые маркеры

1

Рак молочной железы

СА 15-3, РЭА, СА 19-9, НЕ4, СА 72-4 (гормоны: пролактин, эстардиол)

2

Опухоли яичников

эпителиальные

герминогенные

гранулезоклеточные

СА 125, НЕ4, СА 72-4, СА 19-9

β ХГЧ, АФП

ингибин В

3

Опухоли яичек

β ХГЧ, АФП

4

Рак шейки матки

SCC, РЭА

5

Рак вульвы

SCC

6

Рак эндометрия

СА 125, НЕ4, СА 19-9, РЭА

7

Рак пищевода

SCC

8

Рак желудка

СА 72-4, РЭА, СА 19-9

9

Колоректальный рак

РЭА, СА 19-9

10

Рак поджелудочной железы

СА 19-9, РЭА

11

Гепатоцеллюлярный рак

a-фетопротеин

12

Рак мочевого пузыря

UBC, РЭА, НЕ4

13

Рак почки

Tu M2-PK, SCC, СА 125, НЕ4

14

Рак предстательной железы

ПСАобщ, ПСАсвоб/ ПСАобщ., [-2] проПСА, индекс здоровья простаты (ИЗП), НЕ4

15

Рак легкого:

аденокарцинома

плоскоклеточный

крупноклеточный

мелкоклеточный  

 РЭА, Cyfra 21-1

Cyfra 21-1, SCC, РЭА

Cyfra 21-1, SCC, РЭА

ProGRP, НСЕ, РЭА

16

Рак щитовидной железы:

фолликулярный; папиллярный

медуллярный

Тиреоглобулин (ТГ), антитела к ТГ, ТТГ

Кальцитонин, РЭА

17

Метастазы в костях

Bone TRAP-5b

18

Меланома

S-100

19

Нейроэндокринные опухоли

Хромогранин А, 5-ГИУК, гастрин 17

Если у человека повышен тот или иной опухолевый маркер, означает ли это диагноз «рак»?

Высокие уровни одних маркеров подтверждают подозрения, других- служат основанием для дополнительного обследования, так как концентрации маркеров могут повышаться и при доброкачественных опухолях и воспалительных заболеваниях. Поэтому, если у человека содержание опухолевого маркера превышает норму, следует провести дообследование для установления причины этого и прежде всего исключить наличие злокачественной опухоли. Кроме того, рекомендуется повторить анализ через 1-1,5 месяца. В целом же интерпретацией анализов опухолевых маркеров как и результатов других диагностических методов, занимается врач,  имеющий специальную подготовку.

Таким образом, повышение маркера — это не всегда злокачественный процесс, но всегда патологический процесс, который требует дообследования.


Всегда ли повышен опухолевый маркер при наличии злокачественной опухоли?

В ряде случаев у больных со злокачественными заболеваниями уровень маркеров может оставаться в пределах нормы. Это означает, что у отдельных пациентов опухолевые клетки не выделяют в кровь данный маркер, что еще раз подтверждает необходимость использования опухолевых маркеров в комплексе с другими диагностическими методами.  Маркеры могут оставаться в пределах нормы и при начальных стадиях опухолевого процесса, так как объем опухоли  в этих случаях мал. В то же время для опухолей каждого типа подобрано несколько опухолевых маркеров. Поэтому для многих пациентов с установленным диагнозом злокачественной опухоли удается найти маркер, уровень которого повышен до начала лечения, и использовать этот   маркер для мониторинга течения болезни.

Что дает регулярное определение содержания опухолевых маркеров у онкологических больных в процессе лечения и впоследствии при наблюдении за больными?

Оценка содержания опухолевых маркеров в крови дает возможность лечащему врачу получить дополнительную информацию, позволяющую, во-первых, оценить эффективность проведенного лечения и назначить, при необходимости, иную схему терапии. Во-вторых, уровни опухолевых маркеров учитывают и при решении вопроса о прекращении или продолжении химиотерапии больных. Особо следует отметить, что при наблюдении за больными после окончания лечения опухолевые маркеры часто позволяют уловить начало возобновления болезни до ее проявления и раньше других методов диагностики.

Какие опухолевые маркеры и для каких больных наиболее широко используются сегодня?

В настоящее время одним из наиболее успешно используемых в онкологической клинике опухолевых маркеров является простат специфический антиген (ПСА) В США, например, выполняется программа обязательного ежегодного исследования ПСА у всех мужчин старше 45 лет, направленная на выявление начальных форм рака предстательной железы. В нашей стране многие врачи – урологи также назначают пациентам анализ на ПСА. Результаты анализа позволяют выделить группу мужчин для дообследования и, таким образом, выявить рак предстательной железы в ранней стадии, когда терапия приводит к полному излечению. ПСА, кроме того, успешно используется для контроля эффективности лечения как у больных раком, так и пациентов, страдающих аденомой предстательной железы. С помощью ПСА выявляют также начало возобновления заболевания, поэтому уровень этого маркера следует периодически определять у пациентов после проведенного лечения.

Поскольку ПСА может быть повышен не только при раке предстательной железы, но и при доброкачественных процессах в простате (аденома, простатит), существуют методы оценки разных фракций ПСА, что позволяет проводить дифференциальную диагностику для этих заболеваний.

Недавние зарубежные исследования показали, что при развитии рака яичников уровень СА 125 начинает расти за 2-3 года клинического проявления болезни. Поэтому сегодня СА125 остается одним из наиболее вероятных претендентов на роль маркера скринингового типа - для активного выявления рака яичников. Уровень СА 125 целесообразно измерять у женщин после 50 лет, так именно на этот период жизни приходится пик заболеваемости раком яичников.

До 80% больных раком яичников имеют повышенный уровень СА125, который значительно снижается в процессе лечения. Это позволяет использовать данный маркер для оценки эффективности лечения рака яичников. При возобновлении опухолевого процесса концентрация СА 125 в крови начинают возрастать за 2-6 мес. до его клинического проявления.  На этом свойстве белка СА125 основан метод динамического наблюдения больных раком яичников с целью раннего выявления рецидивов опухоли.

 В то же время необходимо знать, что уровни СА125 могут несколько повышаться при доброкачественных опухолях яичников, воспалительных заболеваниях и эндометриозе (в меньшем проценте случаев и меньшей концентрации, чем при раке яичников), что позволяет использовать данный опухолевый маркер для мониторинга пациенток с этими заболеваниями.

В последнее десятилетие в арсенале онкогинекологов появился новый опухолевый маркер рака яичников – НЕ4 (human epididymis protein 4). Повышенные уровни белка НЕ4 обнаруживаются у 88,0% больных раком яичника. При этом НЕ4 значительно реже, чем СА125, повышен у пациенток с доброкачественными гинекологическими заболеваниями и практически не повышается при эндометриозе.

Комбинация НЕ4 с СА 125 позволяет улучшить чувствительность метода дифференциальной диагностики злокачественного и доброкачественного процесса в яичниках и, по мнению ряда авторов, является более точным предиктором злокачественного процесса при наличии у женщины образований в малом тазу. Это крайне важно для выработки адекватной тактики лечения таких пациенток на этапе диагностики. 

Анализ данных по сочетанному использованию двух ОМ (СА 125 и НЕ4) в дифференциальной диагностике РЯ с использованием логистической регрессии позволил разработать алгоритм ROMA (risk of ovarian malignancy algorithm). ROMА учитывает концентрации онкомаркеров НЕ4 и СА 125, а также менопаузальный статус пациентки и позволяет рассчитать вероятность рака яичников, разделяя женщин с образованиями в малом тазу на группы с высоким и низким риском данного заболевания. Было показано, что значения ROMA ≥ 27,7% и ≥ 13,1% для женщины в постменопаузе и пременопаузе, соответственно, ассоциированы с высоким риском обнаружения раком яичников.

При колоректальном раке рекомендуется определять маркеры: РЭА, СА 19-9. Показано, что уровень РЭА на старте лечения коррелирует со стадией процесса, с продолжительностью безрецидивного после первичного лчения периода, а также с прогнозом течения опухолевого процесса.

Особенно высокий уровень обнаруживается у пациентов с метастазами в кости, печень, легкие и другие органы. Падение уровня РЭА после лечения является показателем его эффективности, вторичный подъем данного маркера свидетельствует о развитии рецидива и метастазов.

СА 19-9 - маркер, который следует определять одновременно с РЭА у больных со злокачественными новообразованиями кишечника прежде всего на старте лечения, что особенно ценно для пациентов с РЭА-негативными опухолями.

Следует иметь в виду, что РЭА - белок острой фазы, поэтому уровень его может подниматься и у больных с разнообразными острыми и хроническими воспалительными заболеваниями.

Маркером для мониторинга больных фолликулярным и папиллярным раком щитовидной железы является ТГ (тиреоглобулин). ТГ – гликопротеид коллоида щитовидной железы, предшественник тиреоидных гормонов.

Содержание ТГ в крови может повышаться не только при раке щитовидной железы, но и при тиреотоксикозе, токсической аденоме и тиреоидите. Поэтому по концентрации ТГ нельзя дифференцировать заболевания щитовидной железы. Определение уровня ТГ в крови показано, прежде всего, больным до и после удаления щитовидной железы по поводу рака в качестве контроля радикальности проведенной операции. Выявление ТГ в крови у больных без щитовидной железы свидетельствует о наличии в организме ткани щитовидной железы; при прогрессировании заболевания уровень этого белка возрастает.

Необходимо отметить, что определение ТГ следует проводить не ранее чем через 3 нед после пункционной биопсии щитовидной железы и через 3 мес после удаления органа по поводу рака щитовидной железы.

Кальцитонин - это маркер медулярного РЩЖ.

Таким образом, широко используемые в настоящее время тесты на опухолевые маркеры представляют собой информативные, простые в исполнении, доступные по цене, нетравматичные методы активного выявления злокачественных новообразований и наблюдения за онкологическими больными, позволяющие осуществлять оценку эффективности лечения и доклиническое выявление рецидива заболевания. Кроме того, исследовать опухолевые маркеры весьма полезно у лиц с повышенным онкологическим риском (наличие родственников, больных раком; работники вредных производств и др.) для раннего выявления онкологических заболеваний.


Когда не рекомендуется проводить исследования опухолевых маркеров?

Не рекомендуется исследовать маркеры при острых и обострении хронических заболеваний, а также после инвазивных диагностических процедур. В этих случаях можно получить ложноположительные результаты.

Может ли человек без назначения врача сдать анализ крови для определения конкретного опухолевого маркера?

Да. Это можно сделать и в нашем институте. Но еще раз хотим подчеркнуть, что грамотно назначить анализ и интерпретировать его результаты может только врач. Поэтому лучше до сдачи крови посоветоваться с врачом для решения вопроса   о выборе опухолевых маркеров, наиболее информативных для конкретного пациента. В то же время мы не исключаем возможности, в частности, для мужчин, проявлять инициативу и самостоятельно сдавать анализ ПСА, а для женщин СА125.

Анализ крови на онкомаркеры – цены на проведение диагностики

Прайс-лист отделения

Онкомаркеры

АФП (альфа-фетопротеин) 600,00
РЭА (раково-эмбриональный антиген) 700,00
Антиген CA 19-9 700,00
Антиген СА 125 600,00
ПСА (простатоспецифический антиген) общий (чувствит.) 800,00
ПСА (простатоспецифический антиген) свободный 800,00
Антиген CA 15-3 900,00
Бета2-микроглобулин 700,00
Антиген СА 72-4 700,00
Антиген плоскоклеточной карциномы (SCCA) 900,00
Нейрон-специфическая енолаза 1400,00
Cyfra 21-1 (фрагмент цитокератина 19) 1300,00
S-100 2800,00
UBC (специфич.антиген рака мочевого пузыря) в моче 1200,00
Онкомаркер НЕ 4 1300,00

Что показывают онкомаркеры?

Положительный результат анализа крови может говорить о наличии онкологического заболевания или о рецидиве. Однако это преимущественно скрининговый метод, и ставить диагноз на основании одного только повышения концентрации онкомаркеров нельзя. Если обнаружились отклонения от нормы, показано более прицельное исследование, которое позволит диагностировать заболевание. Порой специфические белки выделяются при наличии доброкачественных опухолей или неопухолевых заболеваний.

У нас есть собственная лаборатория, оснащенная современным экспертным оборудованием, где можно сдать анализ на онкомаркеры и получить результат в кратчайшие сроки. Если анализ покажет отклонения от нормы, мы рекомендуем записаться на консультацию к онкологу.

Зачем делать анализ?

Тестирование на онкомаркеры позволит:

  • своевременно обнаружить онкологическое заболевание и начать лечение;
  • исключить наличие болезни ради собственного спокойствия.

При некоторых факторах риска врачи рекомендуют сдавать анализ на онкомаркеры 1 раз в год. К этим факторам относятся курение, генетическая предрасположенность к онкологии, чрезмерное употребление алкоголя, ожирение, малоподвижный образ жизни, заражение онкогенными штаммами ВПЧ, гепатитами В и С. Вы также можете пройти профилактический онко-чекап организма, в который помимо анализа на онкомаркеры входят консультация врача-онколога, доктора медицинских наук, и широкий спектр исследований и анализов, которые позволяют обнаружить заболевание даже на ранней стадии.

Подготовка

Кровь следует сдавать натощак. Последний прием пищи должен быть не позднее чем за 8‑10 часов до процедуры. Как правило, исследование на онкомаркеры назначает врач. Чаще всего это делает онколог, гинеколог, уролог и эндокринолог. Врач соберет анамнез на первичной консультации и назначит вам только нужные анализы, которые подходят именно вашей ситуации.

Какие онкомаркеры используются?

АФП (альфа-фетопротеин) — помогает диагностировать злокачественные образования печени, также иногда делается для оценки состояния плода при беременности

РЭА (раково-эмбриональный антиген) — может свидетельствовать об онкологии толстого кишечника; относится к неспецифичным онкомаркерам, так как может повышаться при широком спектре злокачественных процессов

Антиген СА 19-9 — используется для диагностики рака поджелудочной железы, сигмовидной и прямой кишки

Антиген Са 125 — назначается для диагностики онкологии яичников и молочной железы у женщин

ПСА (простатический специфический антиген) общий — специфический и очень чувствительный онкомаркер, повышение которого может указывать на рак предстательной железы; является одним из наиболее точных исследований при диагностике онкологии; мужчинам старше 50 лет этот анализ обязательно делать в профилактических целях

ПСА (простатический специфический антиген) свободный — ПСА часто увеличивается не только при онкологии, но и при простатите и аденоме предстательной железы, поэтому с целью уточнения диагноза врач может назначить ПСА свободный

Антиген СА 15-3 — повышение этого онкомаркера в крови может указывать на наличие рака молочной железы; не является специфическим онкомаркером, так как может свидетельствовать о разных онко-заболеваниях и некоторых доброкачественных

Бета-2-микроглобулин — повышается при некоторых вилах рака крови и лимфатической системы, а также при воспалительных процессах

Антиген СА 72-4 — может быть показателем рака желудка, часто применяется для контроля эффективности лечения этого заболевания

Антиген плоскоклеточной карциномы (SCC) — специфический онкомаркер, который как правило назначается для контроля лечения при плоскоклеточной карциноме шейки матки, носоглотки и уха незначительное повышение этого антигена в крови может быть связано с ОРВИ, некоторыми воспалительными процессами в легких и рядом кожных заболеваний (псориаз, сыпь)

Нейрон-сецифическая енолаза — маркер, специфичный для нейроэндокринных опухолей, к ним относятся, например, мелкоклеточный рак легких и нейробластома

CYFRA 21-1 — высокоспецифичный онкомаркер, повышение которого характерно для немелкоклеточного рака легких

S-100 — белок, который вырабатывается при наличии в организме злокачественной меланомы, также его повышение происходит при травматических повреждениях мозга, болезни Альцгеймера и различных воспалительных процессах

UBC (антиген рака мочевого пузыря) — высокоспецифичный и чувствительный антиген, который вырабатывается даже на ранних стадиях рака мочевого пузыря

HE 4 — повышенный синтез этого белка характерен для ряда злокачественных образований яичника и эндометрия

Помните, что повышение онкомаркеров в анализах еще не является однозначным заключением о наличии онкологического заболевания в организме, а только означает необходимость пройти более детальное обследование.

Почему стоит сдать анализ в нашей клинике?

  • Тестирование на широкий спектр онкомаркеров.
  • Чекапы для женщин и мужчин, подразумевающие комплексное обследование с консультацией онколога, инструментальными и лабораторными тестами.
  • Высокоточное оборудование, позволяющее обнаружить даже минимальные отклонения от нормы.
  • Помощь специалистов с стажем работы от 5 лет.
  • Адекватная стоимость анализов и других диагностических исследований.

Опухолевые маркеры (онкомаркеры) – что это такое?

21.03.2018 Опухолевые маркеры (онкомаркеры) — вещества различной природы, которые находясь в жидких средах (моча, кровь и другие) организма человека в определенных концентрациях указывают на наличие опухоли в нем.
Значение онкомаркеров для диагностики зависит от их специфичности и чувствительности. Специфичность — процент отрицательных результатов онкомаркеров в анализах у здоровых лиц. Чувствительность — процент положительных показателей онкомаркеров в анализах у онкологических больных. Однако, на сегодняшний день, нет ни одного маркера опухолевого роста, который на 100% встречался бы только у больных онкологическими заболеваниями. 
Опухолевые маркеры могут повышаться и при воспалительных заболеваниях различного происхождения, доброкачественных процессах в организме и т. д. 

Онкомаркер СА 125 - ранняя диагностика рака яичников.
Онкомаркер СА 125 — белок, который синтезирует мезотелий серозных оболочек: плевры, перикарда, брюшины. У женщин этот белок секретирует эндометрий матки, поэтому его концентрация в крови изменяется во время менструального цикла. 
Верхней границей нормы СА 125 для 94% здоровых лиц является уровень менее 35 ЕД/мл. У женщин в менопаузе дискриминационный уровень составляет менее 20 ЕД/мл. Уровень СА 125 у пациентов с раком яичников после лечения должен быть менее 10 ЕД/мл.
Онкомаркер СА 125, в основном, применяется для ранней диагностики рака яичников у женщин менопаузального возраста и у женщин, у которых в семье наблюдались случаи рака яичников. А для молодых женщин он имеет низкую специфичность и чувствительность. У них возможны другие причины повышения этого опухолевого маркера:

1. Раковые заболевания (рак эндометрия матки, рак молочной железы, рак поджелудочной железы, рак легких, колоректальный рак, рак желудка, первичный рак печени, метастазы в печень.
2. Другие болезни. 
● Заболевания, с вовлечением серозных оболочек (плеврит, перитонит, перикардит).
● Воспалительные заболевания органов малого таза, пневмония, гепатит, панкреатит, цирроз, почечная недостаточность. В данном случае онкомаркер СА 125, как и многие другие опухолевые маркеры, выступает в качестве белка воспаления.
● Кисты яичников и доброкачественные опухоли.
● Эндометриоз различных локализаций.
3. Беременность, менструация.
Онкомаркер СА 125 применяется еще и для определения рецидива рака яичников: стойкое повышение его уровня у пациентов в ремиссии означает рецидив заболевания. СА 125 также применяется для оценки эффективности лечения рака яичников. В клинико-диагностической лаборатории МБУЗ «ЦРБ» Волгодонского района можно пройти исследование на онкомаркер СА 125.

Онкомаркер РЭА (раково-эмбриональный антиген)
Онкомаркер РЭА относится к антигенам плода, у которого он продуцируется в слизистых оболочках кишечника и желудка. После рождения синтез его снижается. Дискриминационный уровень РЭА менее 3–5 нг/мл, у курящих возможен уровень менее 10 нг/мл.
Онкомаркер РЭА, в первую очередь, — маркер рака ободочной кишки и рака прямой кишки. Он отражает объём раковой опухоли перед операцией, а также прогноз и пятилетнюю выживаемость больных после лечения. Также РЭА повышается при аденогенных опухолях (опухоли из железистой ткани): рак желудка, аденокарцинома легких, рак молочной железы, рак поджелудочной железы, рак яичников, рак предстательной железы, рак эндометрия. И других заболеваниях печени, легких, желудочно-кишечного тракта.
Опухолевые маркеры РЭА, СА 19-9 и СА 72-4 в совокупности имеют высокую чувствительность для опухолей желудочно-кишечного тракта. РЭА — чувствительный маркер метастазов аденогенных опухолей в кости, легкие, печень.

Онкомаркер РЭА также применяется для оценки эффективности лечения больных аденогенными опухолями.
Онкомаркер SCC (антиген плоскоклеточного рака)
Онкомаркер SCC — маркер плоскоклеточного рака, является белком, который синтезируют эпителиальные клетки кожи, бронхов, шейки матки, пищевода, анального канала. Верхняя граница нормы (дискриминационный уровень) — 1,5 нг/мл.
Онкомаркер SCC повышается при наличии опухолей из плоского эпителия: рак шейки матки, рак языка, рак головы и шеи, рак пищевода, рак легких, рак гортани, рак влагалища, рак вульвы и других заболеваний: заболевания кожи (экзема, псориаз, красный плоский лишай), хроническая печёночная недостаточность, туберкулёз, хроническая почечная недостаточность. Поэтому показания к его определению следующие:

1. Оценка эффективности терапии пациентов плоскоклеточным раком с изначально повышенным SCC.
2. Мониторинг пациентов плоскоклеточным раком для диагностики рецидивов.

Онкомаркер АФП (альфа-фетопротеин)
Онкомаркер АФП — антиген плода, транспортный белок печени плода. Верхняя граница нормы менее 15 нг/мл.
Онкомаркер АФП применяется для диагностики гепатоцеллюлярного рака, а также для мониторинга пациентов. АФП также повышается при наличии метастазов других опухолей в печени.У этих больных он используется для оценки эффективности лечения.
Повышенные уровни АФП бывают и у больных с опухолями яичников (хорионэпителиомы, тератомы, опухоли эндодермального синуса, дисгерминомы) и яичка. У этих больных АФП применяется для определения рецидивов.
Также онкомаркер АФП применяется для диагностики гепатоцеллюлярного рака у больных с циррозом печени, хроническими гепатитами.
Онкомаркер ХГЧ (хорионический гонадотропин человека)
Онкомаркер ХГЧ — гормон, синтезируемый плацентой и хорионом. Дискриминационный уровень ХГЧ в крови у мужчин и небеременных женщин менее 5 МЕ/мл, пограничные значения составляют 5–10 МЕ/мл.
Онкомаркер ХГЧ применяется для диагностики беременности, пузырного заноса (уровень ХГЧ достигает больших значений, иногда более 1.000.000 МЕ/мл), хориокарциномы (также сильное повышение уровня ХГЧ). А также для оценки эффективности терапии и с целью диагностики рецидивов у больных трофобластической болезнью.

Онкомаркер СА 19-9
Онкомаркер СА 19-9 — белок плода, синтезируемый клетками эпителия желудочно-кишечного тракта. Дискриминационный уровень СА 19-9 равен 37 ЕД/мл. У взрослых он содержится в скудных концентрациях в железистом эпителии внутренних органов, поэтому его повышение означает наличие в организме человека аденогенных опухолей различной локализации: рак поджелудочной железы, рак желудка, рак желчного пузыря, рак яичников, колоректальный рак, рак пищевода, рак печени, метастатический рак печени. Или других заболеваний: цирроз печени, гепатиты, жёлчнокаменная болезнь, холецистит, панкреатит, холестаз, эндометриоз, муковисцидоз, миома матки.
Онкомаркер СА 19-9 чаще повышается при раке поджелудочной железы (76-81% случаев), для него он опухолевый маркер выбора. При раке печени (51-74% случаев), при раке желудка, колоректальном раке. СА 19-9 повышается в 4179% случаев рака яичников. Поэтому данный опухолевый маркер применяется для диагностики данных заболеваний, оценки эффективности лечения и определения прогрессирования болезни.
Онкомаркер СА 19-9 также широко применяется для мониторинга пациентов с эндометриозом для оценки лечения и определения рецидивов заболевания. 
Онкомаркер СА 72-4
Онкомаркер СА 72-4 — белок плода, синтезируемый эпителием желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). У взрослых людей находится в скудных концентрациях в эпителии ЖКТ. Верхняя граница нормы равна 5,3 ЕД/мл.
Онкомаркер СА 72-4 повышается чаще при раке желудка (2979% случаев) и для него он является опухолевым маркером выбора. Он также применяется при раке желудка для диагностики рецидивов. 
Для рака яичников чувствительность СА 72-4 составляет 7178% и он также считается маркером выбора для этого заболевания.
Маркер опухолевого роста СА 72-4 повышается и при других онкологических заболеваниях: рак поджелудочной железы, рак молочной железы, рак толстой кишки, рак легких, рак эндометрия.
Онкомаркер СА 15-3
Онкомаркер СА 15-3 связан с раком молочной железы. Верхняя граница нормы (дискриминационный уровень) у небеременных женщин равна 28 ЕД/мл. У беременных женщин в 3 триместре беременности он может повышаться до 50 ЕД/мл.
Чувствительность СА 15-3 зависит от стадии рака молочной железы, на ранних стадиях болезни он обладает низкой чувствительностью (около 20%), поэтому не применяется для ранней диагностики рака молочной железы. А при распространенном процессе чувствительность составляет 84%. Поэтому онкомаркер СА 15-3 применяется для оценки эффективности лечения рака молочной железы и диагностики рецидивов заболевания.
Онкомаркер UBC (антиген рака мочевого пузыря)
Онкомаркер UBC — растворимый в воде фрагмент цитокератинов 18 и 8, синтезируемых эпителиальными клетками. При росте рака мочевого пузыря их синтез увеличивается и их можно определять в моче. В моче концентрацию опухолевого маркера UBC корригируют по отношению к концентрации креатинина. Верхняя граница нормы составляет 0,00049 мкг/мкмоль креатинина.
Онкомаркер UBC применяется в диагностике рака мочевого пузыря, для оценки эффективности терапии и выявления рецидивов, так как чувствительность его у пациентов с раком мочевого пузыря 61-86%, а специфичность 94%.

Онкомаркер CYFRA 21-1
Онкомаркер CYFRA 21-1 – белок эпителия, является маркером раковых болезней. Верхняя граница его нормы равна 2,3 нг/мл.
Онкомаркер CYFRA 21-1 применяется для диагностики рака легких, оценки эффективности лечения, наблюдения за больными с раком легких и больными с другими раковыми заболеваниями: рак шейки матки, рак мочевого пузыря, рак пищевода, рак яичников, рак молочной железы, рак прямой кишки.

Онкомаркер TU M2-PK
Онкомаркер Tu M2-PK — белок-фермент синтеза АТФ при низкой концентрации кислорода, что бывает в опухолевых клетках, то есть он отражает метаболизм опухолей в целом. Верхняя граница нормы равна 17 ЕД/мл, пограничная зона составляет 17–20 ЕД/мл.
Онкомаркер Tu M2-PK повышается при раке почки, раке легких, раке пищевода, колоректальном раке, раке желудка, раке молочной железы, раке поджелудочной железы. Но особенно высокую специфичность (89%) и чувствительность (79%) он имеет к раку почки, поэтому он применяется для мониторинга пациентов с раком почки для определения эффективности противоракового лечения и раннего выявления рецидивов.

Онкомаркер НСЕ (нейронспецифическая енолаза)
Онкомаркер НСЕ — белок-фермент, синтезирующийся в легочной и нервной тканях. Верхняя граница нормы равна 12,5 нг/мл.
Онкомаркер НСЕ имеет большую чувствительность (45–86%) и специфичность для рака легких и используется для диагностики рака легких и для оценки эффективности терапии. Также он применяется для диагностики нейроэндокринных опухолей, карциноидов, феохромоцитомы, рака почки, семином.

Онкомаркер ТГ (тиреоглобулин)
Онкомаркер ТГ — белок-предшественник гормонов щитовидной железы. Верхняя граница нормы опухолевого маркера ТГ равна 60 нг/мл. 
Онкомаркер ТГ характерен для рака щитовидной железы, но и для других заболеваний этого органа: тиреотоксикоза, тиреоидита, токсической аденомы щитовидной железы. Поэтому он применяется для выявления метастазов и рецидивов заболевания у больных раком щитовидной железы, а также для определения первичного очага при наличии метастазов в легких и костях опухолей с неизвестной локализацией.

Онкомаркер BONE TRAP
Онкомаркер Bone TRAP белок-фермент остеокластов (клеток разрушающих костную ткань). Верхняя граница нормы для женщин до 45 лет — 1,1–3,9 ЕД/мл, для женщин 45– 55 лет — 1,1–4,2 ЕД/мл, а для женщин в менопаузе — 1,4–4,2 ЕД/мл, для мужчин — 1,5–4,7 ЕД/мл.
Онкомаркер Bone TRAP — опухолевый маркер метастазов в кости рака молочной железы и рака предстательной железы, а также маркер наличия множественной миеломы в костях. Поэтому его применяют для диагностики метастазов в кости. Также он дает оценку эффективности лечения костных метастазов.
Онкомаркер Bone TRAP применяется еще и при остеопорозе, гиперпаратиреозе, болезни Педжета.
Опухолевые маркеры в соответствии с локализацией опухолевого процесса представлены ниже:

Онкомаркеры молочной железы: СА 15-3, TPS, РЭА, СА 72-4.
Онкомаркеры яичников: СА 125, СА 19-9, СА 72-4, АФП, ХГЧ.
Онкомаркеры матки: SCC, CYFRA 21-1, РЭА, TPS, СА 125, СА 19-9, СА 72-4.
Онкомаркеры желудка: СА 72-4, СА 19-9, РЭА.
Онкомаркеры кишечника: СА 72-4, СА 19-9, РЭА, Tu M2-PK
Онкомаркеры легких: CYFRA 21-1, РЭА, НСЕ, Tu M2-PK, SCC, СА 72-4.
Онкомаркеры поджелудочной железы: СА 19-9, СА 242, Tu M2-PK.
Онкомаркеры пищевода: SCC, Tu M2-PK.


KDL. Онкомаркеры. Анализы и цены

Алергология. ImmunoCAP. Индивидуальные аллергены, IgE

Аллергокомпоненты ImmunoCAP

Аллергокомпоненты деревьев

Аллергокомпоненты животных и птиц

Аллергокомпоненты плесени

Аллергокомпоненты трав

Пищевые аллергокомпоненты

Аллергология. ImmunoCAP. Комплексные исследования IgE (результат по каждому аллергену)

Аллергология. ImmunoCAP. Панели аллергенов IgE, скрининг (результат СУММАРНЫЙ)

Аллергология. ImmunoCAP. Фадиатоп

Аллергология. Immulite. Индивидуальные аллергены

Аллергены гельминтов, IgE

Аллергены грибов (кандида и плесневых), IgE

Аллергены деревьев, IgE

Аллергены животных и птиц, IgE

Аллергены клещей домашней пыли, IgE

Аллергены лекарств и химических веществ, IgE

Аллергены насекомых, IgE

Аллергены пыли, IgE

Аллергены ткани, IgE

Аллергены трав, IgE

Бактериальные аллегены (стафилококк), IgE

Пищевые аллергены, IgE

Пищевые аллергены, IgG

Аллергология. Immulite. Комплексы аллергенов, IgE (результат по каждому аллргену)

Аллергология. Immulite. Панели аллергенов, скрининг (результат СУММАРНЫЙ)

Аллергены деревьев, IgE (панель)

Аллергены животных и птиц, IgE (панель)

Аллергены трав, IgE (панель)

Ингаляционные аллергены, IgE (панель)

Пищевые аллергены, IgE (панель)

Аллергология. Immulite. Панели пищевых аллергенов IgG (результат СУММАРНЫЙ)

Аллергология. ImmunoCAP. Индивидуальные аллергены, IgE

Аллергены деревьев, IgE

Аллергены животных и птиц, IgE

Аллергены пыли, IgE

Аллергены трав, IgE

Пищевые аллергены, IgE

Аллергология. RIDA. Комплексы аллергенов, IgE

Аллергология. RIDA. Комплексы аллергенов, IgE (результат по каждому аллргену)

Аллергология. Местные анестетики, IgE

Биохимические исследования крови

Диагностика анемий

Липидный обмен

Обмен белков

Обмен пигментов

Обмен углеводов

Специфические белки

Ферменты

Электролиты и микроэлементы

Биохимические исследования мочи

Разовая порция мочи

Суточная порция мочи

Витамины, аминокислоты, жирные кислоты

Гематология

Гемостаз (коагулограмма)

Генетические исследования

HLA-типирование

Исследование генетических полиморфизмов методом пиросеквенирования

Исследование генетических полиморфизмов методом ПЦР

Молекулярно-генетический анализ мужского бесплодия

Гистологические исследования

Гистологические исследования лаборатории UNIM

Гормоны биологических жидкостей

Гормоны гипофиза и гипофизарно-адреналовой системы

Гормоны крови

Гормоны гипофиза и гипофизарно-адреналовой системы

Маркеры остеопороза

Пренатальная диагностика

Ренин-альдостероновая система

Тесты репродукции

Функция органов пищеварения

Функция щитовидной железы

Гормоны мочи

Диагностика методом ПЦР

COVID-19

Андрофлор, иследование биоценоза (муж)

Вирус герпеса VI типа

Вирус Варицелла-Зостер (ветряной оспы)

Вирус герпеса VI типа

Вирус простого герпеса I, II типа

Вирус Эпштейна-Барр

Вирусы группы герпеса

Возбудитель туберкулеза

ВПЧ (вирус папилломы человека)

Грибы рода кандида

Листерии

Парвовирус

Респираторные инфекции

Стрептококки (вкл. S.agalactie)

Токсоплазма

Урогенитальные инфекции, ИППП

Урогенитальные инфекции, комплексные исследования

Урогенитальные инфекции, условные патогены

Фемофлор, исследование биоценоза (жен)

Флороценоз, иследование биоценоза (жен)

Цитомегаловирус

Диагностика методом ПЦР, кал

Кишечные инфекции

Диагностика методом ПЦР, клещ

Клещевые инфекции

Диагностика методом ПЦР, кровь.

Вирус Варицелла-Зостер (ветряной оспы)

Вирус герпеса VI типа

Вирус простого герпеса I, II типа

Вирус Эпштейна-Барр

ВИЧ

Возбудитель туберкулеза

Гепатит D

Гепатит G

Гепатит А

Гепатит В

Гепатит С

Листерии

Парвовирус

Токсоплазма

Цитомегаловирус

Жидкостная цитология

Изосерология

Иммуногистохимические исследования

Иммунологические исследования

Иммунограмма (клеточный иммунитет)

Интерфероновый статус, базовое исследование

Интерфероновый статус, чувствительность к препаратам

Оценка гуморального иммунитета

Специальные иммунологические исследования

Исследование абортуса

Исследование мочевого камня

Исследование парапротеинов. Скрининг и иммунофиксация

Исследования слюны

Исследования слюны

Комплексные исследования

Лекарственный мониторинг

Маркеры аутоиммунных заболеваний

Антифосфолипидный синдром (АФС)

Аутоиммунные заболевания легких и сердца

Аутоиммунные неврологические заболевания

Аутоиммунные поражения ЖКТ и целиакия

Аутоиммунные поражения печени

Аутоиммунные поражения почек и васкулиты

Аутоиммунные эндокринопатии и бесплодие

Диагностика артритов

Пузырные дерматозы

Системные ревматические заболевания

Эли-тесты

Микробиологические исследования (посевы)

Посев крови на стерильность

Посев на гемофильную палочку

Посев на грибы (Candida)

Посев на грибы (возбудители микозов кожи и ногтей)

Посев на дифтерию

Посев на микоплазмы и уреаплазмы

Посев на пиогенный стрептококк

Посев на стафилококк

Посевы кала

Посевы мочи

Посевы на микрофлору (конъюнктива)

Посевы на микрофлору (отделяемое)

Посевы на микрофлору (урогенитальный тракт женщины)

Посевы на микрофлору (урогенитальный тракт мужчины)

Посевы на микрофлору ЛОР-органы)

Ускоренные посевы с расширенной антибиотикограммой

Неинвазивная диагностика болезней печени

Программы неинвазивной диагностики болезней печени

Неинвазивный пренатальный ДНК-тест (НИПТ)

Неинвазивный пренатальный тест (пол/резус плода)

Общеклинические исследования

Исследование назального секрета

Исследование секрета простаты

Исследования кала

Исследования мочи

Исследования эякулята

Микроскопическое исследование биологических жидкостей

Микроскопия на наличие патогенных грибов и паразитов

Микроскопия отделяемого урогенитального тракта

Онкогематология

Иммунофенотипирование при лимфопролиферативных заболеваниях

Миелограмма

Молекулярная диагностика миелопролиферативных заболеваний

Цитохимические исследования клеток крови и костного мозга

Онкогенетика

Онкомаркеры

Пищевая непереносимость, IgG4

Полногеномные исследования и панели наследственных заболеваний

Пренатальный скрининг

Серологические маркеры инфекций

Аденовирус

Бруцеллез

Вирус HTLV

Вирус Варицелла-Зостер (ветряной оспы)

Вирус герпеса VI типа

Вирус Коксаки

Вирус кори

Вирус краснухи

Вирус эпидемического паротита

Вирус Эпштейна-Барр

Вирусы простого герпеса I и II типа

ВИЧ

Гепатит D

Гепатит А

Гепатит В

Гепатит Е

Гепатит С

Грибковые инфекции

Дифтерия

Кишечные инфекции

Клещевые инфекции

Коклюш и паракоклюш

Коронавирус

Менингококк

Паразитарные инвазии

Парвовирус

Респираторные инфекции

Сифилис

Столбняк

Токсоплазма

Туберкулез

Урогенитальные инфекции

Хеликобактер

Цитомегаловирус

Специализированные лабораторные исследования.

Дыхательный тест

Микробиоценоз по Осипову

Тяжелые металлы и микроэлементы

Тяжелые металлы и микроэлементы в волосах

Тяжелые металлы и микроэлементы в крови

Тяжелые металлы и микроэлементы в моче

Услуги

Выезд на дом

ЭКГ

Установление родства

Химико-токсикологические исследования

Хромосомный микроматричный анализ

Цитогенетические исследования

Цитологические исследования

Чекап

сывороточных онкомаркеров - Американский семейный врач

1. Чан DW, Беверидж Р.А., Muss H, Фриче HA, Хортобадь Г, Терио Р, и другие. Использование радиоиммуноанализа Truquant BR для раннего выявления рецидива рака молочной железы у пациентов со стадией II и III. Дж Клин Онкол . 1997; 15: 2322–8 ....

2. Гион М., Миона Р, Леон А.Е., Диттади Р. Сравнение диагностической точности CA27.29 и CA15.3 при первичном раке молочной железы. Clin Chem . 1999; 45: 630–7.

3. Флетчер Р.Х. Карциноэмбриональный антиген. Энн Интерн Мед. . 1996. 104: 66–73.

4. Клинические рекомендации по применению онкомаркеров при раке молочной железы и колоректальном раке. Принято 17 мая 1996 г. Американским обществом клинической онкологии. Дж Клин Онкол . 1996; 14: 2843–77.

5. Стейнберг В. Клиническая применимость антигена, ассоциированного с опухолью CA 19-9. Ам Дж. Гастроэнтерол . 1990; 85: 350–5.

6. Johnson PJ. Роль сывороточного альфа-фетопротеина в диагностике и лечении гепатоцеллюлярной карциномы. Clin Liver Dis . 2001; 5: 145–59.

7. Фаулер Дж. Э. Младший, Платов Г.Е., Куброк CA, Stutzman RE. Коммерческий радиоиммуноанализ на бета-субъединицу хорионического гонадотропина человека: ложноположительные определения из-за повышенного уровня лютеинизирующего гормона в сыворотке. Рак . 1982; 49: 136–9.

8. Босл Дж. Дж., Баджорин Д. Ф., Шейнфельд Дж., Моцер Р. Дж., Чаганти Р. С.. Рак яичка. В: ДеВита В.Т., Хеллман С., Розенберг С.А. и др., Ред. Рак, принципы и практика онкологии. 6-е изд. Филадельфия: Липпинкотт, Уильямс и Уилкинс, 2001: 1491–518.

9. Туксен МК, Soletormos G, Домберновский П. Онкомаркеры в ведении пациентов с раком яичников. Лечение рака Ред. . 1995; 21: 215–45.

10. Gallup DG, Талледо Э. Лечение придаточного образования в 1990-е гг. Южный Мед J . 1997; 90: 972–81.

11. Chen DX, Шварц PE, Ли XG, Ян З. Оценка уровней CA 125 для дифференциации злокачественных и доброкачественных опухолей у пациентов с новообразованиями в тазу. Акушерский гинекол . 1988; 72: 23–7.

12. Политика передового опыта в отношении простатоспецифического антигена (ПСА). Американская урологическая ассоциация (AUA). Онкология [Хантингт] . 2000; 14: 267–72 277–8 280 пасс.

13. Четген МБ, Oesterling JE. Влияние простатита, задержки мочи, эякуляции и передвижения на концентрацию специфического антигена простаты в сыворотке крови. Урол Клин Норт Ам . 1997; 24: 283–91.

14. Catalona WJ, Ричи JP, Ахманн ФР, Хадсон Массачусетс, Скардино ПФ, Флэниган RC, и другие. Сравнение пальцевого ректального исследования и сывороточного специфического антигена простаты для раннего выявления рака простаты: результаты многоцентрового клинического исследования с участием 6630 мужчин. Дж Урол . 1994; 151: 1283–90.

15. Баллеста А.М., Молина Р, Филелла Х, Джо Дж, Хименес Н. Карциноэмбриональный антиген в стадировании и последующем наблюдении за пациентами с солидными опухолями. Биол опухолей . 1995; 16: 32–41.

16. Баст Р.С. Младший, Равдин П., Хейс Д.Ф., Бейтс С, Fritsche H Jr, Джессап Дж. М., и другие. Обновление 2000 г. рекомендаций по использованию онкомаркеров при раке молочной железы и колоректального рака: руководящие принципы клинической практики Американского общества клинической онкологии. Дж Клин Онкол . 2001; 19: 1865–78.

17. Bruinvels DJ, Стиггельбаут А.М., Киевит J, ван Хаувелинген ХК, Хаббема Дж. Д., ван де Вельде CJ. Наблюдение за больными колоректальным раком. Метаанализ. Энн Сург . 1994; 219: 174–82.

18. Ким Х.Дж., Ким MH, Мён SJ, Лим БК, Парк ET, Ю К.С., и другие. Новая стратегия применения CA19-9 для дифференциации рака поджелудочной железы: анализ с использованием кривой рабочих характеристик приемника. Ам Дж. Гастроэнтерол . 1999; 94: 1941–6.

19. Тан З.Ы., Yu YQ, Чжоу XD, Ян Б.Х., Ма ZC, Лин З.Ы. Субклиническая гепатоцеллюлярная карцинома: анализ 391 пациента. J Surg Oncol Suppl . 1993; 3: 55–8.

20. Юэн М.Ф., Ченг СС, Лаудер И.Дж., Лам СК, Ooi CG, Lai CL. Раннее обнаружение гепатоцеллюлярной карциномы увеличивает шансы на лечение: опыт Гонконга. Гепатология . 2000; 31: 330–5.

21. Международная консенсусная классификация зародышевых клеток: основанная на прогностических факторах система определения стадии метастатического рака зародышевых клеток. Международная совместная группа по раку зародышевых клеток. Дж Клин Онкол . 1997; 15: 594–603.

22. Мазумдар М, Баджорин Д.Ф., Бачик Дж., Хиггинс Дж., Motzer RJ, Bosl GJ. Прогнозирование результатов химиотерапии у пациентов с опухолями половых клеток: значение скорости снижения хорионического гонадотропина и альфа-фетопротеина человека во время терапии. Дж Клин Онкол . 2001; 19: 2534–41.

23. Einhorn LH. Лечение рака яичек: новая улучшенная модель. Дж Клин Онкол . 1990; 8: 1777–81.

24. Заболевания и аномалии плаценты. В: Cunningham FG, et al., Eds. Акушерство Уильямса. 21-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 2001: 835–47.

25. Джейкобс И.Дж., Коньки SJ, Макдональд Н, Менон У, Розенталь А.Н., Дэвис А.П., и другие.Скрининг на рак яичников: пилотное рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет . 1999; 353: 1207–10.

26. Заявление конференции по развитию консенсуса национальных институтов здравоохранения. Рак яичников: обследование, лечение и наблюдение. Гинеколь Онкол . 1994; 553 ч. 2: S4–14.

27. Малкасян Г.Д. мл., Knapp RC, Лавин П.Т., Журавски В.Р. Младший, Подрац KC, Стэнхоуп CR, и другие. Предоперационная оценка уровней СА 125 в сыворотке у пациенток в пременопаузе и постменопаузе с массами малого таза: различение доброкачественных и злокачественных заболеваний. Am J Obstet Gynecol . 1988. 159: 341–6.

28. Bridgewater JA, Нельстроп А.Е., Растин Г.Дж., Гор МЕНЯ, Макгуайр В.П., Хоскинс WJ. Сравнение стандартных критериев ответа и критерия ответа CA-125 у пациентов с эпителиальным раком яичников, получавших платину или паклитаксел. Дж Клин Онкол . 1999; 17: 501–8.

29. Crawford ED, Шютц MJ, Клеян С, Драго Дж, Резник М.И., Чодак Г.В., и другие.Влияние пальцевого ректального исследования на уровень простатоспецифического антигена. JAMA . 1992; 267: 2227–8.

30. Угадай HA, Гормли Г.Дж., Стоунер Э, Oesterling JE. Влияние финастерида на простатоспецифический антиген: обзор имеющихся данных. Дж Урол . 1996; 155: 3–9.

31. Картер HB, Пирсон Дж. Д., Меттер Э.Дж., Брант LJ, Чан DW, Андрес Р, и другие. Продольная оценка уровней простат-специфического антигена у мужчин с заболеванием простаты и без него. JAMA . 1992; 267: 2215–20.

32. Catalona WJ, Партин А.В., Славин К.М., Бравер МК, Флэниган RC, Патель А, и другие. Использование процентного содержания свободного простатспецифического антигена для улучшения дифференциации рака простаты от доброкачественного заболевания предстательной железы: проспективное многоцентровое клиническое исследование. JAMA . 1998. 279: 1542–7.

33. Партин А.В., Каттан МВт, Субонг EN, Уолш ПК, Войно К.Дж., Эстерлинг Дж. Э., и другие.Комбинация простатоспецифического антигена, клинической стадии и шкалы Глисона для прогнозирования патологической стадии локализованного рака простаты. Мультиинституциональное обновление. JAMA . 1997; 277: 1445–51.

34. Catalona WJ, Смит Д.С., Рэтлифф Т.Л., Basler JW. Выявление рака простаты, ограниченного органом, повышается за счет скрининга на простат-специфический антиген. JAMA . 1993; 270: 948–54.

35. Харрис Р., Lohr KN.Скрининг на рак простаты: обновленные данные для Целевой группы США по профилактическим услугам. Энн Интерн Мед. . 2002; 137: 917–29.

36. Albertsen PC. Роль скрининга ПСА в раннем выявлении рака простаты. Обновления PPO . 2001; 15: 1–16.

37. Burack RC, Вуд DP младший Скрининг на рак простаты. Проблема содействия принятию обоснованных решений при отсутствии окончательных доказательств эффективности. Med Clin North Am . 1999; 83: 1423–42, vi.

38. Эстерлинг Дж. Э., Мартин СК, Бергстраль Э.Дж., Лоу ФК. Использование простатоспецифического антигена для определения стадии у пациентов с впервые диагностированным раком простаты. JAMA . 1993; 269: 57–60.

39. Милликен Р, Логотетис С. Обновление рекомендаций NCCN по лечению рака простаты. Онкология [Хантингт] . 1997. 11 (11A): 180–93.

40.Фунт CR, Партин А.В., Эйзенбергер М.А., Чан DW, Пирсон Дж. Д., Уолш ПК. Естественный анамнез прогрессирования после повышения уровня ПСА после радикальной простатэктомии. JAMA . 1999; 281: 1591–7.

41. Greco FA, Hainsworth JD. Рак неизвестной первичной локализации. В: DeVita VT Jr, Hellman S, Rosenberg SA, et al., Eds. Рак, принципы и практика онкологии. 6-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс, 2001: 2537–60.

онкомаркеров - Национальный институт рака

Есть два основных типа онкомаркеров: циркулирующие опухолевые маркеры и маркеры опухолевой ткани.

Циркулирующие онкомаркеры могут быть обнаружены в крови, моче, стуле или других жидкостях организма некоторых больных раком. Циркулирующие онкомаркеры используются для:

  • смета прогноз
  • определить стадию рака
  • обнаруживают рак, который остается после лечения (остаточное заболевание) или который вернулся после лечения
  • оценить эффективность лечения
  • отслеживать, перестало ли лечение работать

Хотя повышенный уровень циркулирующего онкомаркера может указывать на наличие рака и иногда может помочь в диагностике рака, одного этого недостаточно для диагностики рака.Например, доброкачественные заболевания иногда могут вызывать повышение уровня определенных онкомаркеров. Кроме того, не у всех с определенным типом рака будет более высокий уровень опухолевого маркера, связанного с этим раком. Поэтому измерения циркулирующих онкомаркеров обычно сочетаются с результатами других тестов, таких как биопсия или визуализация, для диагностики рака.

Онкомаркеры также можно периодически измерять во время лечения рака. Такие «последовательные измерения», которые показывают, как уровень маркера меняется с течением времени, обычно более значимы, чем единичное измерение.Например, снижение уровня циркулирующего онкомаркера может указывать на то, что рак реагирует на лечение, тогда как повышение или неизменный уровень может указывать на то, что рак не реагирует.

Циркулирующие онкомаркеры также можно периодически измерять после окончания лечения для проверки на рецидив (возврат рака).

Примеры обычно используемых циркулирующих онкомаркеров включают кальцитонин (измеренный в крови), который используется для оценки ответа на лечение, скрининга на рецидив и оценки прогноза при медуллярном раке щитовидной железы; CA-125 (измеряется в крови), чтобы контролировать эффективность лечения рака и рецидив рака яичников; и бета-2-микроглобулин (измеряется в крови, моче или спинномозговой жидкости) для оценки прогноза и отслеживания реакции на лечение множественной миеломы, хронического лимфолейкоза и некоторых лимфом.Дополнительные циркулирующие опухолевые маркеры описаны в списке обычно используемых онкомаркеров.

Маркеры опухолевой ткани (или клеток) обнаруживаются в самих опухолях, обычно в образце опухоли, который удаляется во время биопсии. Маркеры опухолевой ткани используются для:

  • диагностировать, определять стадию и / или классифицировать рак
  • смета прогноз
  • выбрать подходящее лечение (например, лечение с помощью таргетной терапии)

Маркеры опухолевой ткани, которые указывают, является ли человек кандидатом на определенную таргетную терапию, иногда называют биомаркерами для лечения рака.Тесты на эти биомаркеры обычно представляют собой генетические тесты, которые ищут изменения в генах, влияющих на рост рака. Более подробная информация доступна на странице «Тестирование биомаркеров для лечения рака» и в информационном бюллетене «Целевые методы лечения рака».

Примеры маркеров опухолевой ткани, которые используются в качестве биомаркеров для лечения рака, включают рецептор эстрогена и рецептор прогестерона, которые проверяются, чтобы определить, следует ли человеку с раком груди проходить лечение гормональной терапией; FGFR3 Анализ мутации гена , чтобы помочь определить лечение пациентов с раком мочевого пузыря; и PD-L1, чтобы увидеть, являются ли люди с любым из ряда типов рака кандидатами на лечение ингибитором иммунных контрольных точек.

Поскольку некоторые опухоли выделяют клетки и генетический материал в кровь, иногда можно исследовать биомаркеры в образцах крови. Хотя эти «жидкие биопсии» еще не используются в повседневной практике, они имеют несколько потенциальных преимуществ. Поскольку они не связаны с хирургическим вмешательством, их можно делать чаще, чем стандартные биопсии. Они также могут быть выполнены, когда хирургическая биопсия невозможна, например, когда опухоли труднодоступны или пациенты не переносят операцию.

Жидкостная биопсия часто позволяет обнаружить несколько биомаркеров, связанных с раком.Например, тест Foundation One Liquid CDx одобрен для обнаружения генетических мутаций в 324 генах и двух геномных сигнатур в любом типе солидной опухоли. Тест также может определить, какие пациенты с немелкоклеточным раком легкого, меланомой, раком груди, колоректальным раком или раком яичников могут получить пользу от 15 различных вариантов таргетного лечения, одобренных FDA.

онкологических маркеров в клинической практике: обзор распространенных солидных злокачественных опухолей - FullText - Medical Principles and Practice 2013, Vol.22, № 1

Аннотация

Онкомаркеры играют все более важную роль в выявлении и лечении рака. Эти лабораторные тесты потенциально полезны при скрининге на раннее злокачественное новообразование, в диагностике рака, определении прогноза, наблюдении после излечивающего хирургического вмешательства при раке, предварительном прогнозировании лекарственного ответа или устойчивости и мониторинге терапии при запущенном заболевании. Клинически полезные маркеры включают анализ кала на скрытую кровь при скрининге на ранний колоректальный рак, карциноэмбриональный антиген при ведении пациентов с колоректальным раком, как α-фетопротеин, так и хорионический гонадотропин человека при ведении пациентов с несеминоматозными зародышевыми опухолями, CA 125 для мониторинг терапии у пациентов с раком яичников, рецепторы эстрогена для прогнозирования ответа на гормональную терапию при раке груди, рецептор 2 эпидермального фактора роста человека для идентификации женщин с раком груди, которые могут реагировать на трастузумаб (герцептин), и мутационный статус KRAS для выявления пациентов с на поздних стадиях рака прямой кишки, вероятно, будет полезно лечение антителами к рецепторам противоэпидермального фактора роста, цетуксимабом и панитумумабом.Несмотря на широкое распространение, значение скрининга простат-специфических антигенов в снижении смертности от рака простаты неясно.

© 2012 S. Karger AG, Базель


Введение

Опухолевые маркеры можно определить как молекулы, которые указывают на наличие рака или предоставляют информацию о вероятном будущем поведении рака (т.е. вероятности прогрессирования или реакции на терапию) [1,2]. У бессимптомных субъектов опухолевые маркеры потенциально используются при скрининге на раннее злокачественное новообразование.У пациентов с симптомами маркеры могут помочь в дифференциальной диагностике доброкачественных и злокачественных заболеваний. После диагностики и хирургического удаления злокачественного новообразования маркеры могут использоваться для оценки прогноза, послеоперационного наблюдения, прогноза терапии и мониторинга реакции на системную терапию [1,2].

Независимо от области применения идеальный онкомаркер должен обладать следующими характеристиками:

• обладать высокой положительной и отрицательной прогностической ценностью;

• иметь недорогой, простой, стандартизированный и автоматизированный анализ с четко определенными контрольными пределами;

• быть приемлемым для испытуемых, проходящих тест; и

• клиническая ценность подтверждена в крупном проспективном исследовании.

Достаточно сказать, что идеального онкомаркера в настоящее время не существует. Несмотря на это, в настоящее время незаменимы некоторые маркеры при лечении онкологических больных. Целью этой статьи является обзор наиболее широко измеряемых маркеров в клинической практике и обобщение опубликованных руководств по их использованию.

Использование маркеров в скрининге рака

Скрининг включает выявление раннего заболевания или доклинического состояния у субъектов без признаков или симптомов заболевания.В отличие от диагностики заболевания, скрининг проводится на лицах без каких-либо клинических признаков заболевания. По сравнению с общепринятыми скрининговыми тестами, такими как маммография на рак груди, тест Папаниколау на рак шейки матки и колоноскопия на колоректальный рак (CRC), можно ожидать, что использование онкомаркеров будет иметь практические преимущества при скрининге рака [3]. Эти преимущества включают [3]:

• Маркеры могут быть измерены в жидкостях, таких как кровь и моча, которые могут быть получены с минимальными неудобствами для людей, проходящих скрининг.

• Для многих маркеров доступны автоматизированные анализы, позволяющие обрабатывать большое количество образцов за относительно короткий период времени.

• Тесты на маркеры дают количественные результаты с объективными конечными точками.

• Анализы на маркеры относительно дешевы по сравнению с радиологическими, гистологическими и эндоскопическими процедурами.

Несмотря на эти преимущества, маркеры имеют ряд ограничений при скрининге на рак. В частности, недостаточная чувствительность к ранним инвазивным заболеваниям или предраковым поражениям и недостаточная специфичность для злокачественных новообразований ограничивают использование существующих маркеров при скрининге бессимптомных субъектов на предмет раннего злокачественного образования [1,3].Двойная проблема ограниченной чувствительности и специфичности, особенно в сочетании с низкой распространенностью большинства видов рака в сообществе, означает, что маркеры, если они используются по отдельности, имеют низкую положительную прогностическую ценность при скрининге бессимптомных популяций. Действительно, именно низкая распространенность рака среди населения в целом не позволяет использовать большинство биомаркеров при скрининге рака [1,3]. Несмотря на это, ряд маркеров либо прошли, либо в настоящее время проходят оценку для скрининга рака (таблица 1).Сейчас обсуждаются некоторые из наиболее широко исследуемых маркеров при скрининге рака.

Таблица 1

Биомаркеры, которые прошли или в настоящее время проходят оценку при скрининге бессимптомных субъектов на рак

Анализ кала на скрытую кровь при скрининге CRC

Одним из лучших проверенных маркеров скрининга является использование анализа на скрытую кровь в фекалиях (FOBT ) при скрининге на CRC. Действительно, 4 крупных рандомизированных проспективных исследования, проведенных в Европе и Северной Америке, показали, что скрининг практически здоровых людей старше 50 лет с использованием FOBT значительно снижает смертность от CRC [4].Объединенные результаты 4 испытаний показали, что скрининг привел к снижению относительного риска смертности от CRC на 16% [4]. После корректировки для тех субъектов, которые не явились на скрининг, снижение смертности увеличилось до 25%.

В настоящее время рекомендуется обследование здоровых людей в возрасте ≥50 лет с использованием FOBT, особенно в Европе [5,6]. Хотя все 4 упомянутых выше проспективных рандомизированных исследования использовали FOBT на основе гваяковой кислоты, и Европейская группа опухолевых маркеров (EGTM), и группа экспертов Европейского Союза в настоящее время рекомендуют использовать иммунохимический анализ кала при скрининге на CRC [5,6] .Как отмечалось ранее, использование иммунохимических тестов кала имеет несколько преимуществ по сравнению с FOBT, включая большую аналитическую чувствительность и специфичность, улучшенные клинические характеристики и возможность автоматизации [5].

Простатоспецифический антиген в скрининге рака простаты

В отличие от FOBT в скрининге на CRC, клиническое значение простатоспецифического антигена (PSA) в скрининге рака простаты менее очевидно [7]. В 2009 году были опубликованы результаты 2 крупных рандомизированных проспективных исследований, оценивающих скрининговый потенциал этого маркера.Первое из этих испытаний было проведено в США, и в нем приняли участие 76 693 мужчины, которые были рандомизированы либо для ежегодного скрининга, либо для регулярного лечения [8]. После анализа, проведенного через 7–10 лет наблюдения, показатели смертности в двух группах были одинаковыми. Ограничением этого исследования было то, что примерно 50% мужчин в контрольной группе прошли скрининг во время исследования. Таким образом, это испытание можно рассматривать как сравнение между тщательно отобранной группой и менее тщательно отобранной группой, а не как истинное рандомизированное испытание [8].Еще одним ограничением было то, что примерно 40% участвовавших мужчин прошли тест на ПСА до начала исследования. Таким образом, у этих мужчин с меньшей вероятностью будет диагностирован рак простаты во время самого исследования.

В несколько похожем, но более крупном исследовании, проведенном в Европе, 162 243 мужчины были случайным образом распределены для скрининга на ПСА или в контрольную группу, не подвергавшуюся скринингу [9]. После среднего периода наблюдения в 9 лет уровень смертности от рака простаты в обследованной группе оказался на 20% ниже, чем в контрольной группе.Однако это очевидное преимущество привело к чрезмерному обнаружению и чрезмерному лечению. Таким образом, по мнению авторов статьи, 1410 мужчин должны будут пройти обследование, а еще 48 случаев рака простаты должны пройти лечение, чтобы предотвратить 1 смерть от рака простаты [9].

Учитывая эти противоречивые результаты, неудивительно, что руководства, опубликованные группами экспертов, различаются в отношении скрининга ПСА на рак простаты, т.е. в то время как одни группы рекомендуют скрининг, другие выступают против этой практики [7,10].Хотя группы экспертов расходятся во мнениях относительно того, рекомендовать ли скрининг на уровень ПСА, большинство из них рекомендуют до прохождения скрининга на рак простаты информировать мужчин о рисках и преимуществах раннего выявления заболеваний [7]. Только после получения такой информации следует начинать скрининг на уровень ПСА.

CA 125 в скрининге рака яичников

За последнее десятилетие или около того в 2 крупных проспективных рандомизированных исследованиях оценивалась роль CA 125 и трансвагинального УЗИ в скрининге на рак яичников [11,12].Одно из этих испытаний недавно сообщило о своих выводах [13]. В этом исследовании, проведенном в США, 78 216 женщин в возрасте 55–74 лет были рандомизированы для прохождения ежегодного скрининга с CA 125 в течение 6 лет и трансвагинального УЗИ в течение 4 лет или стандартного лечения. После 13 лет наблюдения показатели смертности в отобранных и контрольных группах были одинаковыми. Очевидно, что в этом исследовании скрининг с CA 125 и трансвагинальное УЗИ не снизили смертность от рака яичников [13]. Согласно рекомендациям EGTM, СА 125, отдельно или в сочетании с другими методами, не может быть рекомендован для скрининга рака яичников у бессимптомных женщин вне контекста рандомизированного контролируемого исследования [14].

α-Фетопротеин при гепатоцеллюлярном раке

Субъекты с повышенным риском развития гепатоцеллюлярного рака (ГЦК) включают лиц с циррозом из-за инфекции вирусом гепатита В или вирусом гепатита С, генетическим гемохроматозом или билиарным циррозом. Руководства, опубликованные группами экспертов, различаются по своим рекомендациям относительно использования альфа-фетопротеина (AFP) при скрининге на ГЦК. Так, Национальная академия клинической биохимии США (NACB) [15] заявляет, что «следует измерять АФП и проводить УЗИ брюшной полости каждые шесть месяцев у пациентов с высоким риском ГЦК, особенно у пациентов с гепатитом В и гепатитом С. связанный цирроз печени.Концентрации АФП, превышающие 20 мкг / л и демонстрирующие постоянное повышение концентрации, должны побудить к дальнейшим исследованиям, даже если результаты ультразвукового исследования отрицательны ». С другой стороны, Американская ассоциация по изучению заболеваний печени рекомендует проводить наблюдение за субъектами высокого риска. выполняется только с УЗИ. Согласно этой организации, AFP следует использовать только тогда, когда ультразвуковое исследование недоступно. Эта последняя рекомендация основана на ограниченном использовании AFP для выявления ранней стадии HCC.

Использование маркеров в качестве средств диагностики рака

Как обсуждалось выше в отношении скрининга, ограниченная чувствительность для малых или ранних форм рака и отсутствие специфичности к опухоли исключают использование сывороточных маркеров для первичной диагностики рака. Однако в ограниченном количестве ситуаций маркеры могут помочь в различении доброкачественных и злокачественных заболеваний. Таким образом, CA 125 используется в качестве вспомогательного средства для дифференциации доброкачественных и злокачественных образований таза у женщин в постменопаузе [14]. EGTM рекомендует измерять СА 125 у женщин в постменопаузе с такими опухолями.Согласно этой экспертной группе, пациенты с повышенными уровнями (например,> 35 Ед / л) должны рассматриваться для направления к хирургу, специализирующемуся на гинекологической онкологической хирургии [14]. Эта рекомендация была основана на исследованиях, показывающих лучшие результаты у пациентов с раком яичников при лечении онкологом-гинекологом, а не общим хирургом [16].

Другой маркер, который может быть полезен при диагностике рака, - это AFP при обнаружении HCC. По данным Американской ассоциации по изучению заболеваний печени, обнаружение опухоли более 2 см в диаметре у пациента с циррозом печени вызывает большие подозрения на ГЦК.Если АФП> 200 мкг / л и рентгенологические данные свидетельствуют о ГЦК, вероятно, что это поражение ГЦК, и биопсия не требуется [17]. Подобные рекомендации были опубликованы NACB [15]. Однако AFP имеет ограниченную ценность при диагностике очагов <2 см в диаметре.

Использование маркеров в оценке прогноза

Прогностические маркеры предоставляют информацию о вероятном исходе после постановки диагноза заболевания. Такие маркеры могут помочь избежать недостаточного лечения пациентов с агрессивным заболеванием и чрезмерного лечения пациентов с вялотекущим заболеванием.Прогностические маркеры наиболее важны при раке, исход которого сильно различается, например, при раке простаты и груди. При этих формах рака прогностические маркеры могут помочь выявить тех пациентов с агрессивным заболеванием, которым может помочь дополнительная терапия, и одновременно выбрать тех пациентов, которым дополнительная терапия может не потребоваться.

Прогностические маркеры наиболее широко используются при раке груди, особенно в подгруппе с поражением лимфатических узлов. В этой подгруппе пациентов с раком груди прогностические маркеры помогают идентифицировать пациентов, которым можно избежать токсичности и побочных эффектов адъювантной химиотерапии.Два наиболее проверенных прогностических маркера рака груди - это тест Oncotype DX и uPA / PAI1. Тест Oncotype DX измеряет экспрессию 16 связанных с раком и 5 контрольных генов с помощью ОТ-ПЦР на РНК, выделенной из залитой парафином ткани рака груди [18]. Этот тест в настоящее время доступен в коммерческой лаборатории в США. Хотя тест Oncotype DX рекомендован несколькими группами экспертов, включая Американское общество клинической онкологии (ASCO), NACB и EGTM [10,19,20], тест еще не прошел валидацию в крупном проспективном рандомизированном исследовании.Однако такое исследование продолжается в рамках исследования TAILORx.

uPA и PAI-1 являются наиболее проверенными прогностическими маркерами рака груди, особенно для пациентов с лимфатическими узлами-отрицательными заболеваниями [21]. uPA - это протеаза, которая опосредует инвазию и метастазирование. Хотя PAI-1 обычно действует как эндогенный ингибитор активности uPA, при высоких концентрациях, часто присутствующих в опухолях, он, как и uPA, также играет роль в распространении рака [21]. В отличие от любого другого маркера рака груди, прогностическое влияние uPA и PAI-1 было подтверждено как в многоцентровом рандомизированном проспективном исследовании, так и в объединенном анализе исходных данных нескольких небольших ретроспективных и проспективных исследований [22,23], i.е., в 2 исследованиях доказательств уровня I.

Как и в случае с Oncotype DX, измерение uPA / PAI-1 рекомендовано рядом экспертных комиссий [10,19,20]. Согласно ASCO, uPA и PAI-1 могут использоваться для определения прогноза у пациентов с впервые диагностированным раком молочной железы без лимфоузлов. Низкие уровни обоих маркеров связаны с достаточно низким риском рецидива, особенно у женщин с положительными рецепторами гормонов, которые будут получать адъювантную эндокринную терапию, так как химиотерапия принесет лишь минимальную дополнительную пользу.Кроме того, адъювантная химиотерапия на основе CMF обеспечивает существенную пользу по сравнению с одним наблюдением у пациентов с высоким риском рецидива, определяемым высокими уровнями uPA и PAI-1 ’[19]. Другие широко изученные прогностические маркеры рака перечислены в таблице 2.

Таблица 2

Маркеры, которые могут использоваться для определения прогноза при различных формах рака

Прогностические маркеры терапии при раке

Как упоминалось выше, прогностические маркеры терапии - это факторы, которые проспективно определить вероятный ответ или резистентность к конкретному лечению.Прогностические маркеры важны в ведении больных раком, поскольку пациенты с одним и тем же гистологическим типом злокачественного новообразования очень по-разному реагируют на конкретное лекарство. Таким образом, частота ответа на доступное в настоящее время системное лечение пациентов с различными типами рака на поздней стадии варьирует от 10 до> 90% [24]. В частности, многие из новейших биологических методов лечения эффективны лишь у небольшого числа пациентов. Этот результат в сочетании с высокой стоимостью этих препаратов [25] иллюстрирует важность наличия точных прогностических маркеров.

Помимо оценки эффективности, прогностические маркеры могут также определять оптимальную дозу препарата и прогнозировать токсичность. Таким образом, измерение прогностических маркеров может повысить эффективность лекарственного средства и привести к снижению токсичности. Это, в свою очередь, должно снизить общие расходы на здравоохранение и привести к повышению качества жизни пациентов [26].

Как и прогностические маркеры, прогностические маркеры наиболее разработаны для рака груди. Таким образом, при раке молочной железы измерение рецепторов эстрогена и рецепторов прогестерона повсеместно используется для идентификации пациентов для лечения гормональной терапией (тамоксифен или ингибитор ароматазы), в то время как анализ рецептора 2 эпидермального фактора роста человека обычно используется для отбора пациентов для лечения с трастузумаб (Герцептин) или лапатиниб [27].Недавно введенные прогностические маркеры включают статус мутантного KRAS для определения чувствительности к антителам против рецептора эпидермального фактора роста (цетуксимаб и панитумумаб) при прогрессирующем CRC и статус мутации рецептора эпидермального фактора роста для отбора пациентов с далеко зашедшим немелкоклеточным раком легкого для лечения анти- киназы рецепторов эпидермального фактора роста (гефитиниб и эрлотиниб) [27].

Использование маркеров в надзоре после начального лечения рака

Одно из наиболее частых применений онкомаркеров в настоящее время - в послеоперационном наблюдении за пациентами после постановки диагноза злокачественного новообразования (таблица 3).В некоторых ситуациях серийные уровни маркеров рака могут предсказать наличие раннего рецидива / метастатического заболевания, то есть обеспечить заблаговременность клинических или радиологических результатов. Предполагается, что раннее обнаружение рецидива / метастатического заболевания с последующим началом лечения увеличивает шанс излечения или приводит к увеличению выживаемости [2]. Однако для некоторых типов рака имеющиеся в настоящее время данные не подтверждают это широко распространенное предположение. Действительно, значение производителей в послеоперационном наблюдении может варьироваться от рака к раку.Ниже я обсуждаю полезность маркеров для наблюдения после диагностики различных видов рака.

Таблица 3

Сывороточные маркеры, которые могут использоваться в послеоперационном наблюдении и мониторинге терапии при различных раковых заболеваниях

Карциноэмбриональный антиген в CRC

Многочисленные исследования показали, что после излечивающей операции по поводу CRC пациенты проходят режим интенсивного наблюдения, который включал регулярный карциноэмбриональный результаты измерения антигена (CEA) были значительно лучше, чем у тех, которые проходили наблюдение без тестирования CEA [28,29].Поэтому большинство экспертных комиссий в Европе и США рекомендуют серийные измерения CEA после хирургической операции по поводу CRC [10,30,31,32]. Согласно EGTM, пациенты с CRC со стадиями II и III (Dukes 'B и C) CRC, которые могут быть кандидатами на резекцию печени или системное лечение в случае рецидива в этом органе, должны измерять CEA каждые 2-3 месяца. в течение как минимум 3 лет после постановки диагноза »[30,31]. Хотя серийные измерения CEA широко рекомендуются как часть режима наблюдения, отсутствует согласие относительно степени изменения концентрации, которая представляет собой клинически значимое повышение уровней маркеров.Согласно группе EGTM [30], «значительное повышение уровней СЕА происходит, если повышение как минимум на 30% превышает предыдущую концентрацию». Эта организация также заявляет, что перед началом терапии любое увеличение должно быть подтверждено второй пробой, взятой в течение примерно 1 месяца. Если второй образец также увеличивается, пациенту следует пройти дальнейшие исследования, такие как визуализация [30].

AFP и хорионический гонадотропин человека у пациентов с опухолями зародышевых клеток

Существуют два основных гистологических типа опухолей половых клеток: семинома и несеминома.Использование АФП и хорионического гонадотропина человека (ХГЧ) для наблюдения за пациентами с опухолями половых клеток семеноматозного типа часто рассматривается как приближение к идеальному использованию онкомаркеров [2]. Это связано с тем, что эти 2 маркера являются чувствительными индикаторами статуса заболевания зародышевых клеток, то есть того, является ли заболевание стабильным, прогрессирующим или регрессирующим. Еще одна причина, по которой эти маркеры особенно полезны для пациентов с опухолями половых клеток, заключается в том, что эти злокачественные новообразования очень чувствительны к химиотерапии.Действительно, в настоящее время широко признано, что после орхидэктомии по поводу несеминоматозных опухолей половых клеток яичка повышение уровней АФП или ХГЧ при отсутствии радиологических или клинических признаков заболевания указывает на активное заболевание и может обеспечить достаточную уверенность для начала лечения, при условии вероятных причин заболевания. уровни ложноположительных маркеров могут быть устранены [2].

В соответствии с рекомендациями ASCO, AFP и ХГЧ следует анализировать во время наблюдения после определенной терапии для несеминоматозных опухолей зародышевых клеток, независимо от стадии [33].Эти измерения могут проводиться каждые 1-2 месяца в первый год, каждые 2-4 месяца во второй год, каждые 3-6 месяцев в третий и четвертый год, каждые 6 месяцев в пятый год и ежегодно в дальнейшем. Наблюдение должно продолжаться не менее 10 лет после завершения терапии. Для наблюдения за пациентами с чистой семиномой обычно рекомендуются ХГЧ и / или ЛДГ [33].

CA 125 у пациентов с раком яичников

Клиническая ценность серийного определения CA 125 при посттерапевтическом мониторинге пациентов с раком яичников в анамнезе неясна.Хотя регулярное измерение маркера может выявить ранние рецидивы со средним временем заблаговременности 4–5 месяцев [34], недавно завершившееся проспективное рандомизированное исследование не выявило улучшения выживаемости от начала раннего лечения на основании повышения уровня СА 125 в сыворотке [35]. В этом испытании участвовали 1442 женщины, у которых ранее был диагностирован рак яичников, но в стадии клинической ремиссии. Уровни CA 125 измерялись каждые 3 месяца, но результаты не были доступны ни пациентам, ни их врачам. Женщины были рандомизированы, когда их концентрации маркеров вдвое превышали верхний предел нормального диапазона, для немедленного получения лечения или для продолжения слепого определения CA 125.В этой последней ситуации женщины получали лечение только при наличии клинических признаков рецидива. Несмотря на более раннее введение химиотерапии второй линии, не было обнаружено существенной разницы в общей выживаемости в двух группах. Это отрицательное открытие может быть связано, по крайней мере частично, с отсутствием эффективной терапии рецидивирующего рака яичников.

Следовательно, существуют неопределенности в отношении значения измерения CA 125 и сроков лечения рецидива рака яичников. Хотя группа NACB в настоящее время рекомендует серийное измерение CA 125 после хирургического вмешательства и начальной системной терапии рака яичников [10], группа EGTM выступает против этой практики [14].С такими противоречивыми рекомендациями практический путь вперед может заключаться в том, чтобы принять во внимание пожелания пациентов.

ПСА при раке простаты

Независимо от того, проходят ли мужчины с диагностированным раком простаты активное лечение (например, радикальная простатэктомия, лучевая терапия или брахитерапия) или активное наблюдение, в настоящее время обычно проводится регулярный мониторинг с помощью ПСА [36]. После успешной радикальной простатэктомии уровень ПСА должен снизиться до неопределяемого уровня. Последующее увеличение до ≥0.2 мкг / л определяется как биохимический рецидив [37]. Как правило, снижение уровня ПСА после лучевой терапии меньше, чем после радикальной простатэктомии. Повышение уровня ПСА на ≥2 мкг / л по сравнению с надиром было предложено как определение неэффективности лучевой терапии [38]. До сих пор неясно, улучшает ли введение терапии спасения, основанное на этих определениях рецидива ПСА, исход или качество жизни пациента.

CA 15-3 при раке груди

Наиболее широко используемым маркером в эпиднадзоре за диагнозом рака груди является CA 15-3 [39].Несмотря на то, что в некоторых странах широко используется для этой цели, неясно, улучшают ли серийные измерения результаты лечения пациентов. Следовательно, руководящие принципы различаются в отношении их рекомендаций по использованию CA 15-3 для наблюдения за бессимптомными женщинами после диагноза рака груди. В то время как группы экспертов, такие как ASCO, не рекомендуют маршрутизацию использования CA 15-3 при наблюдении за пациентами с раком груди [19], EGTM одобряет его измерение в этих условиях [20]. Согласно рекомендациям NACB [10], CA 15-3 не следует регулярно использовать для раннего выявления рецидивов / метастазов у ​​пациентов с диагностированным раком груди.Однако, поскольку некоторые пациенты, а также некоторые врачи могут захотеть получить эти измерения, окончательное решение о том, использовать или не использовать CA 15-3, должен принимать врач после консультации с пациентом.

Мониторинг системной терапии

Еще одно частое использование онкомаркеров - наблюдение за пациентами с запущенным раком, получающими системную терапию (таблица 3) [1,2,10]. Маркеры, используемые при мониторинге терапии при конкретном злокачественном новообразовании, такие же, как и маркеры, измеренные при послеоперационном наблюдении (см. Выше).Как правило, снижение уровней маркеров после начала терапии коррелирует с регрессией опухоли, а повышение уровней указывает на прогрессирующее заболевание. Однако опухолевые маркеры не следует использовать отдельно для оценки ответа на терапию.

Предостережение при использовании маркеров в мониторинге терапии у пациентов с запущенными злокачественными новообразованиями - это возможное возникновение преходящего повышения или всплесков в течение первых нескольких недель после начала терапии. Эти временные увеличения, по-видимому, связаны с некрозом или апоптозом опухолевых клеток в ответ на начальное лечение химиотерапией.О таком временном повышении пока не сообщалось при использовании биологических методов лечения, таких как терапевтические антитела (например, герцептин, цетуксимаб или панитумумаб).

Заключение

Из вышесказанного ясно, что определенные опухолевые маркеры являются обязательными при ведении пациентов с определенными типами рака. Действительно, в некоторых ситуациях маркеры могут использоваться как единственный критерий для принятия клинического решения. Это особенно относится к прогнозирующим терапевтическим маркерам, таким как рецептор эстрогена и рецептор 2 эпидермального фактора роста человека при раке груди.Еще один хороший пример - использование ХГЧ и АФП при принятии решения о терапии у пациентов с диагностированными несеминоматозными опухолями половых клеток. Однако в других ситуациях значение маркеров менее очевидно, например, роль ПСА в скрининге на рак простаты, определение CA 125 после операции и химиотерапии рака яичников и анализ CA 15-3 при наблюдении за пациентами. после диагностики рака груди. Надеюсь, в ближайшем будущем будущие исследования дадут определенные ответы об использовании этих маркеров.Новые процедуры измерения опухолевых маркеров в будущем, вероятно, будут сосредоточены на микрочипах экспрессии генов, протеомике и обнаружении циркулирующих опухолевых клеток.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Научному фонду Ирландии за награду кластера стратегических исследований (08 / SRC / B1410) компании Molecular Therapeutics for Cancer Ireland.

Список литературы

  1. Даффи MJ: Клиническое использование онкомаркеров: критический обзор.Crit Rev Clin Lab Sci 2001; 38: 225–262.
  2. Даффи MJ: Роль онкомаркеров у пациентов с солидными опухолями: критический обзор. Eur J Int Med 2007; 18: 175–184.
  3. Даффи MJ: Использование биомаркеров в скрининге рака.EJIFCC 2010; 21, № 1.
  4. Hewitson P, Glasziou P, Irwig L Towler B, Watson E: Скрининг колоректального рака с использованием фекального анализа скрытой крови, Hemoccult. Кокрановская база данных Syst Rev 2007; 1: CD001216.
  5. Даффи М.Дж., ван Россум Л.Г., ван Туренхаут С.Т., Мальминиеми О, Осетр С., Ламерц Р., Николини А., Хаглунд С., Голубек Л., Фрейзер К.Г., Халлоран С.П.: Использование фекальных маркеров в скрининге колоректальной неоплазии: европейская группа по опухолям маркеры позиционной бумаги.Int J Cancer 2011; 128: 3–11.
  6. Сегнан Н., Патник Дж., Фон Карса Л. (ред.): Европейские рекомендации по обеспечению качества при скрининге и диагностике колоректального рака. Люксембург, Издательство Европейского Союза, 2010 г.
  7. Даффи М: Антиген, специфичный для простаты: подтверждают ли имеющиеся данные его использование при скрининге рака простаты? Энн Клин Биохим 2011; 22: 2234–2240.
  8. Андриоле Г.Л., Кроуфорд Э.Д., Грабб Р.Л. 3-й, Байс СС, Чиа Д., Черч Т.Р., Фуад М.Н., Гельманн Е.П., Квале П.А., Рединг Д.Д. и др.: Результаты рандомизированного скринингового исследования рака простаты. N Engl J Med 2009; 360: 1310–1319.
  9. Schröder FH, Hugosson J, Roobol MJ, Tammela TL, Ciatto S, Nelen V, Kwiatkowski M, Lujan M, Lilja H, Zappa M и др.: Скрининг и смертность от рака простаты в рандомизированном европейском исследовании.N Engl J Med 2009; 360: 1320–1328.
  10. Sturgeon CM, Duffy MJ, Stenman UH, Lilja H, Brünner N, Chan DW, Babaian R, Bast RC Jr, Dowell B, Esteva FJ, Национальная академия клинической биохимии и др.: Руководство по лабораторной медицине Национальной академии клинической биохимии для использование онкомаркеров при раке яичек, простаты, толстой кишки, груди и яичников.Clin Chem 2008; 54: e11 – e79.
  11. Покупает SS, Partridge E, Greene MH, Prorok PC, Reding D, Riley TL, Hartge P, Fagerstrom RM, Ragard LR, Chia D, et al: Скрининг рака яичников при скрининге рака простаты, легких, колоректального рака и яичников (PLCO) пробный. Am J Obstet Gynecol 2005; 193: 1630–1639.
  12. Menon U, Gentry-Maharaj A, Hallett R, Ryan A, Burnell M, Sharma A, Lewis S, Davies S, Philpott S, Lopes A и др.: Чувствительность и специфичность мультимодального и ультразвукового скрининга на рак яичников и распределение стадий выявленных раковых заболеваний: результаты скрининга распространенности Совместного исследования рака яичников в Великобритании (UKCTOCS).Ланцет Онкол 2009; 10: 327–340.
  13. Байс С.С., Партридж Э., Блэк А., Джонсон С.К., Ламерато Л., Айзекс С., Рединг Д.Д., Гринли Р.Т., Йокочи Л.А., Кессель Б., команда проекта PLCO и др.: Влияние скрининга на смертность от рака яичников: простата, легкие, Рандомизированное контролируемое испытание для скрининга рака толстой кишки и яичников (PLCO).JAMA 2011; 305: 2295–2303.
  14. Даффи MJ, Bonfrer JM, Kulpa J, Rustin GJ, Soletormos G, Torre GC, Tuxen MK, Zwirner M: CA125 при раке яичников: рекомендации Европейской группы по онкомаркерам (EGTM) для клинического использования. Int J Gynecol Cancer 2005; 15: 679–691.
  15. Sturgeon CM, Duffy MJ, Hofmann BR, Lamerz R, Fritsche HA, Gaarenstroom K, Bonfrer J, Ecke TH, Grossman HB, Hayes P, National Academy of Clinical Biochemistry, et al: Национальная академия клинической биохимии Практическое руководство по лабораторной медицине онкомаркеров рака печени, мочевого пузыря, шейки матки и желудка.Clin Chem 2010; 56: e1 – e48.
  16. Эрл С.К., Шраг Д., Невилл Б.А., Яброфф К.Р., Топор М., Фейи А., Тримбл Е.Л., Бодурка, округ Колумбия, Бристоу Р.Э., Карни М., Уоррен Дж. Л.: Влияние специальности хирурга на процессы лечения и результаты для пациентов с раком яичников. J Natl Cancer Inst 2006; 98: 172–180.
  17. Bruix J, Sherman M: Управление гепатоцеллюлярной карциномой. Гепатология 2005; 42: 1208–1236.
  18. Paik S, Shak S, Tang G, Kim C, Baker J, Cronin M, Baehner FL, Walker MG, Watson D, Park T и др.: Мультигенный анализ для прогнозирования рецидива рака молочной железы с отсутствием лимфоузлов, леченным тамоксифеном .N Engl J Med 2004; 351: 2817–2826.
  19. Harris L, Fritsche H, Mennel R, Norton L, Ravdin P, Taube S, Somerfield MR, Hayes DF, Bast RC Jr, Американское общество клинической онкологии: Американское общество клинической онкологии, 2007 г., обновление рекомендаций по использованию онкомаркеров в рак молочной железы.Дж. Клин Онкол 2007; 25: 5287–5312.
  20. Молина Р., Барак В., ван Дален А., Даффи М. Дж., Эйнарссон Р., Гион М., Гойке Н., Ламерз Р., Нап М., Сёлетормос Г., Штибер П.: Онкомаркеры при раке молочной железы - рекомендации Европейской группы по опухолевым маркерам. Tumor Biol 2005; 26: 281–293.
  21. Даффи MJ: Активатор плазминогена урокиназы и его ингибитор, PAI-1, как прогностические маркеры рака груди: от экспериментального до уровня доказательств 1.Clin Chem 2002; 48: 1194–1197.
  22. Janicke F, Prechtl A, Thomssen C, Harbeck N, Meisner C, Untch M, Sweep CG, Selbmann HK, Graeff H, Schmitt M, German N0 Study Group: выявлено рандомизированное испытание адъювантной химиотерапии у пациентов с раком молочной железы с высоким риском поражения лимфатических узлов активатором плазминогена урокиназного типа и ингибитором активатора плазминогена 1 типа.Национальный институт рака, 2001; 93: 913–920.
  23. Look MP, van Putten WL, Duffy MJ, Harbeck N, Christensen IJ, Thomssen C, Kates R, Spyratos F, Fernö M, Eppenberger-Castori S и др .: Объединенный анализ прогностического воздействия биологических факторов опухоли uPA и PAI-1 у 8 377 больных раком груди.Национальный институт рака, 2002; 94: 116–128.
  24. Даффи MJ: Прогностические маркеры рака груди и других видов рака: обзор. Clin Chem 2005; 51: 494-503.
  25. Фоджо Т., Паркинсон Д.Р.: Биологически направленная терапия рака и предельные преимущества: делаем ли мы слишком много из слишком малого или достигаем слишком мало, отдавая слишком много? Clin Cancer Res 2010; 16: 5972–5980.
  26. Хуанг RS, Ratain MJ: Фармакогенетика и фармакогеномика противоопухолевых агентов. CA Cancer J Clin 2009; 59: 42–55.
  27. Даффи MJ, O’Donovan N, Crown J: Использование молекулярных маркеров для прогнозирования ответа на терапию у онкологических больных.Лечение рака Ред. 2011; 37: 151–159.
  28. Renehan AG, Egger M, Saunders MP, O’Dwyer ST: Влияние на выживаемость интенсивного наблюдения после лечебной резекции колоректального рака: систематический обзор и метаанализ рандомизированных исследований. BMJ 2002; 324: 813–820.
  29. Фигередо А, Рамбл Р.Б., Марун Дж., Эрл С.К., Каммингс Б., МакЛеод Р., Зурав Л., Звааль С., Группа онкологических больных, занимающаяся лечением рака желудочно-кишечного тракта, Программа Онтарио в области доказательной помощи: наблюдение за пациентами с радикально удаленным колоректальным раком : практическое руководство.BMC Cancer 2003; 3: 26–38.
  30. Даффи М.Дж., ван Дален А., Хаглунд С., Ханссон Л., Клапдор Р., Ламерц Р., Нильссон О., Осетр С., Тополькан О. Клиническая полезность биохимических маркеров при колоректальном раке: рекомендации Европейской группы по маркерам опухолей (EGTM). Eur J Cancer 2003; 39: 718–727.
  31. Даффи М.Дж., ван Дален А., Хаглунд С., Ханссон Л., Холински-Федер Е., Клапдор Р., Ламерц Р., Пелтомаки П., Осетр С., Тополькан О: Онкомаркеры при колоректальном раке: Руководящие принципы Европейской группы онкологических маркеров (EGTM) для клинических исследований. использовать. Eur J Cancer 2007; 43: 1348–1360.
  32. Locker GY, Hamilton S, Harris J, Jessup JM, Kemeny N, Macdonald JS, Somerfield MR, Hayes DF, Bast RC Jr, ASCO: Обновление ASCO 2006 рекомендаций по использованию онкомаркеров при раке желудочно-кишечного тракта.Дж. Клин Онкол 2006; 24: 5313–5327.
  33. Gilligan TD, Seidenfeld J, Basch EM, Einhorn LH, Fancher T, Smith DC, Stephenson AJ, Vaughn DJ, Cosby R, Hayes DF, Американское общество клинической онкологии: Руководство по клинической практике Американского общества клинической онкологии по использованию маркеров сывороточных опухолей у взрослых мужчин с опухолями половых клеток.Дж. Клин Онкол 2010; 28: 3388–3404.
  34. Tuxen MK, Soletormos G, Dombernowsky P: Сывороточный онкомаркер CA 125 при мониторинге рака яичников во время химиотерапии первой линии. Br J Cancer 2001; 84: 1301–1307.
  35. Растин Г.Дж., ван дер Бург М.Э., Гриффин К.Л., Гатри Д., Ламонт А., Джейсон Г.К., Кристенсен Г., Медиола С., Коэнс С., Циан В. и др., MRC OV05; Исследователь EORTC 55955: раннее и отсроченное лечение рецидива рака яичников (MRC OV05 / EORTC 55955): рандомизированное исследование.Ланцет 2010; 376: 1155–1163.
  36. Эрнандес Дж., Томпсон И.М.: Антиген, специфичный для простаты: обзор валидации наиболее часто используемого биомаркера рака. Рак 2004; 101: 894–904.
  37. Cookson MS, Aus G, Burnett AL, Canby-Hagino ED, D'Amico AV, Dmochowski RR, Eton DT, Forman JD, Goldenberg SL, Hernandez J, et al: Вариации в определении биохимического рецидива у пациентов, леченных по поводу локализованной простаты рак: Отчет группы обновленных рекомендаций Американской урологической ассоциации по лечению локализованного рака простаты и рекомендации по стандарту отчетности о хирургических исходах.Дж. Урол 2007; 177: 540–545.
  38. Хорвиц Е.М., Темза HD, Кубанский Д.А., Леви Л. только лучевое излучение: комплексный анализ, проведенный несколькими учреждениями.Журнал Урол 2005; 173: 797–802.
  39. Даффи MJ, Evoy D, McDermott EW: CA 15-3: использование и ограничение в качестве биомаркера рака груди. Clin Chim Acta 2010; 411: 1869–1874.

Автор Контакты

Проф.Майкл Дж. Даффи

Отделение патологии и лабораторной медицины

Университетская больница Сент-Винсент, Элм Парк

Дублин 4 (Ирландия)

Тел. +353 1716 5814, электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Получено: 18 сентября 2011 г.
Принято: 19 марта 2012 г.
Опубликовано в Интернете: 15 мая 2012 г.
Дата выпуска: декабрь 2012 г.

Количество страниц для печати: 8
Количество рисунков: 0
Количество столов: 3

ISSN: 1011-7571 (печатный)
eISSN: 1423-0151 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/MPP


Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Отказ от ответственности

Лицензия открытого доступа: это статья в открытом доступе под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial 3.0 Unported (CC BY-NC) (www.karger.com/OA-license), применимой к онлайн-версии только статья. Распространение разрешено только в некоммерческих целях.
Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

онкомаркеров | Лабораторные тесты онлайн

Источники, использованные в текущем обзоре

(4 ноября 2015 г.) Национальный институт рака.Онкомаркеры. Доступно в Интернете по адресу https://www.cancer.gov/about-cancer/diagnosis-staging/diagnosis/tumor-markers-fact-sheet. По состоянию на январь 2019 г.

(7 ноября 2018 г.) MedlinePlus. Тесты на онкомаркеры. Доступно в Интернете по адресу https://medlineplus.gov/lab-tests/tumor-marker-tests/. По состоянию на январь 2019 г.

(май 2018 г.) Cancer.Net. Тесты на онкомаркеры. Доступно в Интернете по адресу https://www.cancer.net/navigating-cancer-care/diagnosing-cancer/tests-and-procedures/tumor-marker-tests. По состоянию на январь 2019 г.

(15 декабря 2016 г.) Американское онкологическое общество. Обнаружение рака на поздней стадии. Доступно в Интернете по адресу https://www.cancer.org/treatment/understanding-your-diagnosis/advanced-cancer/diagnosis.html?_ga=2.53018408.183357977.1547479715-898534326.1504274905. По состоянию на январь 2019 г.

Учебник Титца по клинической химии и молекулярной диагностике, шестое издание. Сент-Луис, штат Миссури. Авторские права © 2018 by Elsevier. Глава 31, Онкомаркеры.

Источники, использованные в предыдущих обзорах

Томас, Клейтон Л., Редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание].

Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (2001). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури.

САУ (19 июля 2000 г.). Онкомаркеры. Американское онкологическое общество, профилактика и раннее обнаружение [он-лайн информация]. Доступно на сайте http://www.cancer.org.

САУ (8 июля 1999 г.). Тестирование биопсийных и цитологических образцов на рак.Американское онкологическое общество, профилактика и раннее обнаружение [он-лайн информация]. Доступно на сайте http://www.cancer.org.

NCI (27 апреля 1998 г.). Онкомаркеры. Национальный институт рака, Факты о раке [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://cis.nci.nih.gov/fact/5_18.htm.

Basquet, C.R. (1995). Рак и женщины. Американская ассоциация женщин-медиков [Выдержка в Интернете из «Полная книга здоровья женщин Американской ассоциации женщин» под редакцией Эппс, Р. и Стюарт, С.]. Доступно в Интернете по адресу http://www.amwa-doc.org/publications/WCHealthbook/canceramwa-ch47.html.

Чек, W. (1998 июль) Достижение соглашения по опухолевым маркерам. CAP Today, В новостях [Электронный журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.cap.org/captoday/archive/1998/julycover.html.

Последние достижения (11 марта 2002 г.). Профили генов выявляют слабые места раковых клеток. Институт рака Дана-Фарбер [Электронный журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.dana-farber.org/res/research/geneprofiles.жерех

ASCO (17 мая 1996 г.). Руководство по клинической практике использования онкомаркеров при раке молочной железы и колоректальном раке. Американское общество клинической онкологии [Онлайн-рекомендации]. Доступно в Интернете по адресу http://www.asco.org/prof/pp/html/guide/tumor/m_tumor1.htm.

(1999, последнее обновление) Тесты на онкомаркеры. Университет здравоохранения Айовы, Комплексный онкологический центр Холдена, Виртуальная больница, помощник ученика [информация в Интернете]. Доступно в Интернете по адресу http://www.vh.org/Patients/IHB/Cancer/Tumormarker.html.

Американское онкологическое общество. Онкомаркеры. Доступно в Интернете по адресу http://www.cancer.org/docroot/PED/content/PED_2_3X_Tumor_Markers.asp?sitearea=PED. По состоянию на 15 октября 2009 г.

Американское онкологическое общество. Что такое онкомаркеры? Доступно в Интернете по адресу http://www.cancer.org/treatment/understandingyourdiagnosis/examsandtestdescriptions/tumormarkers/tumor-markers-what-are-t-m. По состоянию на ноябрь. 2013.

Американское онкологическое общество. Что нового в исследованиях онкомаркеров? Доступно в Интернете по адресу http: // www.race.org/treatment/understandingyourdiagnosis/examsandtestdescriptions/tumormarkers/tumor-markers-whats-new. По состоянию на ноябрь. 2013.

Американское онкологическое общество. Специфические онкомаркеры. Доступно в Интернете по адресу http://www.cancer.org/treatment/understandingyourdiagnosis/examsandtestdescriptions/tumormarkers/tumor-markers-specific-markers. По состоянию на ноябрь. 2013.

Национальный институт рака. Онкомаркеры. Доступно в Интернете по адресу http://www.cancer.gov/cancertopics/factsheet/Detection/tumor-markers.По состоянию на ноябрь 2013 г.

Национальная всеобъемлющая онкологическая сеть. Онкомаркер. Доступно в Интернете по адресу http://www.nccn.com/component/glossary/Glossary-1/T/Tumor-marker-484/. По состоянию на ноябрь 2013 г.

Национальная всеобъемлющая онкологическая сеть. Отчет рабочей группы NCCN: Оценка клинической полезности онкологических маркеров в онкологии. Доступно в Интернете по адресу http://www.nccn.org/JNCCN/supplements/PDF/TumorMarkers_Task_Force_Report.full.pdf. По состоянию на ноябрь 2013 г.

Cancer.Net.Понимание маркеров опухоли. Доступно в Интернете по адресу http://www.cancer.net/all-about-cancer/cancernet-feature-articles/treatments-tests-and-procedures/understanding-tumor-markers. По состоянию на ноябрь 2013 г.

Национальная академия клинической биохимии. Руководство по лабораторной медицине: использование онкомаркеров в клинической практике: требования к качеству. Доступно в Интернете по адресу http://www.aacc.org. По состоянию на ноябрь 2013 г.

Маркер опухоли

- обзор

Сывороточные маркеры опухоли при беременности

Таблица 15.17 перечисляет диапазоны сывороточных онкомаркеров для беременных и небеременных женщин. Хотя было обнаружено, что уровень СА-125 в сыворотке крови колеблется во время беременности, понимание установленных тенденций может помочь в наблюдении за беременными женщинами с эпителиальным раком яичников в анамнезе и теми, у кого во время беременности оценивается образование в тазовой области. В частности, значения CA-125 являются самыми высокими в течение первого триместра, с уровнями до 1250U. Значения снижаются в конце первого триместра и должны оставаться ниже 35 Ед / мл сыворотки до родов, после чего CA-125 временно повышается через 1 час после родов.Следует отметить, что Джейкобс и Баст проанализировали литературу и обнаружили случаи, в которых материнская сыворотка CA-125 оставалась в пределах нормы на протяжении неосложненных беременностей.

Бон и его коллеги оценили концентрации материнских CA-125 и CA-15-3 (онкомаркер рака молочной железы) при нормальной и 120 патологической беременности (например, самопроизвольном аборте, гибели плода, ограничении роста, хромосомных и структурных аномалиях и преэклампсия). Сывороточные значения CA-125 у матери были выше в первом и третьем триместрах во время беременности, а сывороточные уровни CA-15-3 были выше только в третьем триместре.Ни один из антигенов не показал никакой связи с патологическим исходом беременности.

Интересно, что Киран и его коллеги выполнили одновременные измерения CA-125, CA-15-3, CA-19-9 и карциноэмбрионального антигена (CEA) в материнской сыворотке и пуповинной крови при 53 беременностях, завершившихся кесаревым сечением. раздел. CA-19-9 - это онкомаркер рака поджелудочной железы, а CEA - маркер муцинозных аденокарцином с нормальными или незначительно повышенными уровнями при нормальной беременности. За исключением CEA, который был более повышен при мультигравидных заболеваниях, уровни всех маркеров в материнской сыворотке значительно отличались от таковых в пуповине, независимо от пола плода, веса плода и деторождения матери.

α-фетопротеин млекопитающих классифицируется как член суперсемейства альбуминоидных генов. Молекулярные варианты и генетические варианты α-фетопротеина, различающиеся по длине килобаз матричной рибонуклеиновой кислоты (мРНК), подробно описаны в биомедицинской литературе. После открытия расплавленной формы глобулы в 1981 году было признано существование переходных промежуточных форм α-фетопротеина и осознано их физиологическое значение. Материнский сывороточный α-фетопротеин является полезным маркером для женщин, у которых имеется злокачественная опухоль из половых клеток, содержащая опухоль энтодермального синуса или эмбриональный компонент.Первоначально продуцируемый желточным мешком, а затем печенью плода и желудочно-кишечным трактом, α-фетопротеин также является преобладающим белком, синтезируемым во время развития плода. Уровни α-фетопротеина в сыворотке крови матери обычно измеряют между 16 и 20 неделями беременности для выявления дефектов нервной трубки. Беременные женщины с выраженным повышением сывороточного α -фетопротеина должны иметь рак зародышевых клеток или опухоль печени, включенные в дифференциальный диагноз.

Как указывают Boulay и Podczaski в своем превосходном обзоре рака яичников, осложняющего беременность, использование уровней α-фетопротеина для мониторинга женщин с опухолью энтодермального синуса в анамнезе, которые впоследствии забеременели, представляет собой отчетливую клиническую дилемму.Один из способов отличить α-фетопротеин яичника (т.е. желточный мешок) от α-фетопротеина плода (т.е. печени) - разделить гетерогенный α-фетопротеин человека на различные субфракции, стратифицированные по дифференциальной реактивности с лектинами, такими как конканавалин А. Хроматография с конканавалин сефарозой A разделит α-фетопротеин либо на желточный мешок, либо на вариант печени, потому что форма α-фетопротеина желточного мешка содержит угольный сахар и является типом, продуцируемым опухолью энтодермального синуса.

Использование уровня ХГЧ для мониторинга беременных женщин в стадии ремиссии после лечения гестационной трофобластической болезни также является проблематичным. ХГЧ неуклонно повышается в течение первого триместра беременности и может достигать уровней, превышающих 100 000 Ед, на 10 неделе беременности. Соответственно, женщины с трофобластической неоплазией в анамнезе должны пройти трансвагинальное ультразвуковое исследование для документирования внутриутробной беременности, а также следует провести обследование на метастазы, если ХГЧ остается заметно повышенным во время беременности или если проявляются очаговые симптомы.

Гликолитический фермент лактатдегидрогеназа (ЛДГ) участвует в превращении пирувата в лактат. ЛДГ также является маркером гонадной и внегонадной дисгерминомы. Поскольку фермент распространен повсеместно, неоднородность его множественных молекулярных форм позволяет электрофоретическое разделение на пять изоферментов. Фракции изоферментов 1 и 2 особенно повышены у женщин с дисгерминомами. Во время беременности и в послеродовой период значения ЛДГ колеблются очень мало, если у пациентки нет преэклампсии. В 1992 г. наша группа использовала уровень ЛДГ для наблюдения за двумя женщинами с дисгерминомой, диагностированной во время беременности; в обоих случаях значение ЛДГ коррелировало с активностью заболевания.

Ингибин - гликопротеиновый гормон, продуцируемый нормальными клетками гранулезы яичников и клетками Сертоли семенников. В яичниках он подавляет секрецию фолликулостимулирующего гормона. У пациентов с гранулезно-клеточными опухолями повышен уровень ингибина в сыворотке крови, и это открытие было использовано для выявления рецидивов опухоли.Во время беременности уровни ингибина в сыворотке не повышаются значительно, если у пациентки нет преэклампсии или гестационной гипертензии. Использование mAb ингибина может преимущественно маркировать ингибин, секретируемый опухолями гранулезных клеток и опухолями клеток Сертоли-Лейдига.

Тест CA 125 - Mayo Clinic

Обзор

Тест CA 125 измеряет количество белка CA 125 (раковый антиген 125) в вашей крови.

Тест CA 125 может использоваться для мониторинга некоторых видов рака во время и после лечения.В некоторых случаях тест CA 125 может использоваться для поиска ранних признаков рака яичников у людей с очень высоким риском заболевания.

Тест CA 125 недостаточно точен, чтобы его можно было использовать для скрининга рака яичников в целом, потому что многие доброкачественные заболевания могут повысить уровень CA 125.

Многие различные состояния могут вызывать повышение CA 125, включая нормальные состояния, такие как менструация, и доброкачественные состояния, такие как миома матки. Некоторые виды рака могут также вызывать повышение уровня CA 125, включая рак яичников, эндометрия, брюшины и маточных труб.

Продукты и услуги

Показать больше товаров от Mayo Clinic

Зачем это нужно

Ваш врач может порекомендовать тест CA 125 по нескольким причинам:

  • Для наблюдения за лечением рака. Если у вас рак яичников, эндометрия, брюшины или фаллопиевых труб, ваш врач может порекомендовать вам регулярно сдавать тест CA 125 для контроля вашего состояния и лечения.

    Но не было доказано, что такой мониторинг улучшает исход для пациентов с раком яичников и может привести к дополнительным и ненужным курсам химиотерапии или другим видам лечения.

  • Для скрининга на рак яичников, если вы относитесь к группе высокого риска. Если у вас есть сильная семейная история рака яичников или у вас есть мутация гена BRCA1 или BRCA2, ваш врач может порекомендовать тест CA 125 в качестве одного из способов скрининга на рак яичников.

    Некоторые врачи могут рекомендовать тестирование CA 125 в сочетании с трансвагинальным ультразвуком каждые шесть месяцев для людей из группы очень высокого риска.

    Однако у некоторых людей с раком яичников может не быть повышенного уровня СА 125.И никаких доказательств того, что скрининг на CA 125 снижает вероятность смерти от рака яичников. Повышенный уровень CA 125 может побудить вашего врача пройти вам ненужные и, возможно, вредные тесты.

  • Для проверки на рецидив рака. Повышение уровня CA 125 может указывать на то, что рак яичников вернулся после лечения. Регулярный мониторинг CA 125 не показал улучшения результатов у пациентов с раком яичников и может привести к дополнительным и ненужным курсам химиотерапии или другим видам лечения.

Если ваш врач подозревает, что у вас может быть рак яичников или другой тип рака, он может порекомендовать биопсию для сбора образца клеток. Другие тесты, которые могут быть полезны при оценке этих видов рака, включают трансвагинальное или тазовое УЗИ, сывороточный белок 4 придатка яичка человека (HE4) и компьютерную томографию (КТ).

Как вы готовитесь

Если ваша кровь проверяется только на CA 125, вы можете нормально есть и пить перед анализом.

Что вас может ожидать

Для теста CA 125 член вашей медицинской бригады берет образец крови, вводя иглу в вену, обычно в руке или руке. Образец крови отправляется в лабораторию для анализа. Вы можете немедленно вернуться к своим обычным занятиям.

Результаты

Результаты теста CA 125 измеряются в единицах на миллилитр (Ед / мл). Нормальное значение - менее 46 Ед / мл.

Если ваш уровень CA 125 выше нормы, у вас может быть доброкачественное заболевание или результат теста может означать, что у вас рак яичников, эндометрия, брюшины или маточной трубы. Ваш врач может порекомендовать другие тесты и процедуры для определения вашего диагноза.

Если у вас диагностирован рак яичников, эндометрия, брюшины или маточной трубы, снижение уровня CA 125 часто указывает на то, что рак поддается лечению. Повышение уровня CA 125 может указывать на возврат или продолжение роста рака.

Ряд нормальных и доброкачественных состояний может вызвать повышенный уровень CA 125, в том числе:

  • Эндометриоз
  • Болезнь печени
  • Менструация
  • Воспалительные заболевания органов малого таза
  • Беременность
  • Миома матки

Ни одна из крупных профессиональных организаций не рекомендует использовать CA125 в качестве скринингового теста для людей со средним риском рака яичников.

Февраль27, 2020

Потенциальные маркеры для выявления и мониторинга рака яичников

В этой статье рассматриваются современные методы скрининга, а также новые биомаркеры и их потенциальная роль в раннем выявлении рака яичников. Рак яичников является одним из наиболее распространенных видов рака репродуктивной системы и имеет самый высокий уровень смертности среди гинекологических видов рака. Поскольку большинство диагнозов рака яичников ставится на поздних стадиях заболевания, пятилетняя выживаемость падает ниже 20%. Для повышения выживаемости и снижения показателей смертности от рака яичников необходимо улучшенное обнаружение на ранних стадиях заболевания.Современные подходы к скринингу включают онкомаркеры, ультразвук или их комбинацию. Прилагаются усилия для открытия новых биомаркеров рака яичников, чтобы преодолеть препятствия на ранней стадии диагностики. Среди сывороточных белковых маркеров HE4 и мезотелин могут усиливать обнаружение CA125, обеспечивая более высокую чувствительность и специфичность из-за присутствия этих белков на ранней стадии рака яичников. Обнаружение, включающее метилирование гена MCJ и повышенную экспрессию фактора роста эндотелия сосудов, коррелирует с плохим прогнозом и может предсказать исход выживаемости пациента.Обнаружение биомаркеров с долгосрочной стабильностью и комбинация панелей маркеров, вероятно, приведут к эффективным стратегиям скрининга с высокой специфичностью и чувствительностью для раннего выявления рака яичников.

1. Введение

Несмотря на разработку новых методов лечения и методов лечения, направленных на повышение пятилетней выживаемости, рак яичников по-прежнему остается самым смертоносным раком женских репродуктивных путей [1]. Из-за 21 550 новых случаев заболевания и 14 600 смертей, оцененных Национальным институтом рака в 2009 году, он также продолжает оставаться пятой по значимости причиной смерти от рака среди женщин во всех Соединенных Штатах [2].К сожалению, большинство случаев диагностируется на поздних стадиях заболевания, когда пятилетняя выживаемость падает ниже 20%. Фактически, менее 25% случаев ограничиваются только яичником на момент постановки диагноза [3], при этом у большинства пациентов при обращении наблюдается метастатическое заболевание. Это еще больше способствует ухудшению прогноза. Отсутствие точных ранних предупреждающих признаков является одним из факторов, которые еще больше способствуют тому, что только 25% опухолей яичников выявляются на стадии I [4]. Поскольку большинство случаев присутствует на поздних стадиях заболевания, существует мало возможностей для лечения и, в конечном итоге, улучшения выживаемости.

Многие факторы риска связаны с увеличением распространенности рака яичников; к ним относятся возраст (в основном перименопаузальный и постменопаузальный возраст), положительный семейный анамнез (5–10% случаев являются семейными) [5], генетика (онкогены BRCA1 и BRCA2), диета (в основном мясо и насыщенные жиры) [1] и другие репродуктивные факторы. Факторы, снижающие риск, включают использование оральных контрацептивов, увеличение паритета и гинекологические операции (гистерэктомия и перевязка маточных труб) [1, 6–8].Другие элементы, такие как грудное вскармливание и заместительная гормональная терапия (ЗГТ), практически не влияют на риск [1, 6].

2. Методы

В PubMed был проведен всесторонний обзор литературы с использованием ключевых слов «рак яичников» и «биомаркеры». Полученные результаты были отфильтрованы путем ограничения поиска рукописями, в которых обсуждались исследования людей в течение последних десяти лет. В результате этого первоначального поиска было получено 4 400 связанных документов. Дополнительные поиски были дополнительно выполнены с использованием ключевых слов «рак», «рак женских гонад», генетических маркеров, молекулярных маркеров, диагностических маркеров и прогностических маркеров, чтобы дополнить полученную информацию.48 статей были отобраны для включения в рукопись после тщательного изучения тезисов. Эти статьи состояли из 1 метаанализа, 10 обзоров и 37 оригинальных статей.

Последующие поиски были также выполнены в гинекологической книге Рак яичников: методы и протоколы , используя те же ключевые слова, что и в базе данных PubMed. После тщательного изучения вступлений (поскольку рефератов не было), для включения в рукопись были отобраны 3 дополнительных обзорных статьи.

3. Диагностические процедуры при раке яичников

Несмотря на эти неудачи, ранняя диагностика рака яичников показала улучшение пятилетней выживаемости до более чем 90%. Выявление на ранней стадии потенциально снижает смертность. Огромные усилия были направлены на открытие эффективного механизма скрининга для ранней диагностики до появления клинических симптомов.

Цель такого механизма скрининга заключается в снижении смертности с помощью ранней диагностики.В настоящее время диагностика ранних стадий заболевания очень ограничена, поскольку не существует клинически приемлемых тестов или механизмов скрининга, одобренных для этой цели. В центре внимания и интерес многих исследователей и клиницистов были обнаружены многие новые диагностические маркеры, которые могут присутствовать в опухолях яичников на ранней стадии, как недавно показали многообещающие панели маркеров [9]. Есть много проблем, которые не позволяют использовать биомаркеры в качестве потенциального инструмента скрининга. Передовые методы скрининга сосредоточены на выявлении рака до того, как он станет инвазивным, путем выявления предшествующих поражений.Это позволяет предотвратить инвазивный рак яичников с помощью методов раннего вмешательства. В этой статье основное внимание будет уделено современным методам скрининга, а также новым биомаркерам и их потенциальной роли в раннем выявлении рака яичников.

3.1. Современные методы скрининга и ограничения в ранней диагностике рака яичников и опухолевых маркеров как метод скрининга

Существующие методы скрининга были классифицированы в соответствии с тестом первой линии. Подходы к скринингу, используемые в большой популяции, сосредоточены на использовании онкомаркеров, ультразвука (обычно трансвагинального ультразвука) или комбинации обоих методов [10, 11].Вторичные тесты обычно следуют за тестами первой линии на основании положительного или неоднозначного результата. Применительно к меньшей популяции вторичный тест обычно представляет собой цветной допплеровский ультразвук, если тесты первой линии являются онкомаркерами, или наоборот [11]. И онкомаркеры, и ультразвук имеют различные преимущества и недостатки, которые определяют их конечную эффективность при скрининге рака яичников на ранней стадии. Используемые для различных целей в клинической практике, таких как скрининг бессимптомных пациентов, планирование лечения и мониторинг рецидивов заболевания, опухолевые маркеры оказались многообещающими, поскольку в основном недорогие, неинвазивные и с относительно быстрым временем обработки.Многочисленные маркеры также могут быть обнаружены в плазме, сыворотке, перитонеальной жидкости или в моче.

Несмотря на многочисленные практические применения, опухолевые маркеры не получили широкого признания для раннего выявления заболеваний, поскольку немногие маркеры продемонстрировали потенциал в преодолении многих проблем метода скрининга для включения в рандомизированные контрольные испытания [11]. Со временем могут возникать естественные биологические вариации некоторых маркеров, приводящие к ряду ложноположительных результатов. Ошибка измерения также может иметь место [11].Кроме того, из-за высоких затрат, связанных с крупными рандомизированными контролируемыми исследованиями, и относительно низкой встречаемости большинства видов рака, только наиболее многообещающие маркеры подверглись дальнейшей оценке. Раковый антиген 125 (CA125) оказался одним из таких маркеров.

3.1.1. Раковый антиген 125

В настоящее время единственным биомаркером, способным выявлять рак яичников до появления клинических симптомов и широко используемым в клинической практике, является СА125 [3]. Как высокомолекулярный гликопротеин CA125 обычно экспрессируется в различных типах эпителиальных клеток.Они распространяются во всех тканях взрослых, происходящих из мюллерова (эндоцервикальный, эндометриальный и трубный) и целомического (брюшина, перикард и мезотелиальные клетки плевры) эпителия [12]. Сообщается, что CA125 обладает одной из самых высоких чувствительности и специфичности среди биомаркеров рака яичников. Nakae et al. продемонстрировали, что среди 32 пациенток с раком яичников, 34 пациентов с доброкачественными опухолями яичников и 31 здоровой женщины чувствительность CA125 составила 84,4%, а специфичность - 66,3% при прогнозировании этого заболевания [13].Уровни CA125 в сыворотке также были предложены для отражения относительного объема опухоли яичника на основании результатов предыдущих клинических испытаний, но это не было воспроизведено в других исследованиях [11].

Несмотря на преимущества, сопровождающие использование CA125, существует множество проблем, которые делают его не таким эффективным при раннем скрининге. Одна из основных проблем - снижение чувствительности при раке яичников на ранней стадии [14]. Также может произойти ряд ложноположительных результатов, поскольку уровни этого маркера естественным образом повышаются при овуляции и могут повышаться при эндометриозе, миоме и многих других доброкачественных состояниях; следовательно, этот маркер более эффективен у женщин в постменопаузе.Кроме того, пороговые уровни (30 или 35 Ед / мл), которые используются для идентификации положительного теста на CA125, установлены только для пациентов с клинической формой заболевания. Это значение не рекомендовалось для скрининга бессимптомных пациентов [11].

Несмотря на эти проблемы, CA125 широко использовался в качестве ключевого компонента скрининга в недавнем совместном испытании скрининга рака яичников в Соединенном Королевстве (UKCTOS). Это крупное рандомизированное контролируемое исследование предназначено для оценки влияния скрининга на общую смертность.Вместо того, чтобы рассматривать только уровни CA125 в сыворотке крови, это испытание использует алгоритм риска рака яичников (ROC) для эффективной оценки риска рака яичников. В частности, в исследовании было изучено более 200 000 женщин в постменопаузе, рандомизированных для прохождения скрининга (100 000) по сравнению с отсутствием скрининга (100 000). Женщины в группе скрининга были дополнительно рандомизированы для прохождения только ежегодного трансвагинального ультразвукового исследования (TVS) (50 000) или мультимодального скрининга (MMS) с ежегодными значениями CA125, интерпретируемыми ROC.В группе ультразвукового скрининга (УЗИ) 845 из 48 230 женщин перенесли операцию (1,8%) по сравнению с 97 из 50 078 женщин в группе MMS (0,2%). Предварительные результаты были многообещающими, так как первичный инвазивный рак яичников и маточной трубы с использованием метода MMS достиг чувствительности, специфичности и положительной прогностической ценности 89,5%, 99,8% и 35,1% соответственно. Группа USS сообщила о чувствительности, специфичности и положительной прогностической ценности 75%, 98,2% и 2,8%. Интересно, что 48% инвазивных злокачественных новообразований (58) были диагностированы на I / II стадии [15].Будет важно определить влияние этих усилий по скринингу на общую смертность в ближайшие годы и сохранятся ли они последовательными в выявлении болезни на ранних стадиях.

3.1.2. BRCA1 / BRCA2

Методы скрининга, направленные на выявление мутаций и аномалий в генах BRCA1 и BRCA2, также широко используются в современной клинической практике. Мутации в этих генах-супрессорах опухолей резко увеличивают риск развития рака яичников у женщин.Было показано, что к 70 годам у женщин с мутациями BRCA1 или BRCA2 рассчитанный риск рака яичников составляет 20–60% [16]. Однако эти семейные случаи составляют лишь примерно 10% случаев, поскольку девяносто процентов случаев рака яичников носят спорадический характер [4]. Эти гены также не были связаны с определенными стадиями или гистологическими подтипами рака яичников [17]. Кроме того, у женщин младше 70 лет частота встречаемости мутаций BRCA1 составляет 5% [16]. Хотя это не так эффективно, как считается в настоящее время, необходимы дополнительные скрининговые тесты вместе с BRCA1 / BRCA2 для точного обнаружения опухолей яичников у пациентов.

3.1.3. Ультрасонография

Ультразвук, в частности трансвагинальная сонография (TVS), является еще одним используемым в настоящее время методом скрининга, который может помочь в раннем выявлении. Среди 25 327 бессимптомных женщин, которые проходили ежегодные скрининги TVS в течение 18 лет, одно исследование показало чувствительность 85%, специфичность 98,7% и положительную прогностическую ценность 14% [18]. Дополнительные исследования продемонстрировали аналогичную повышенную специфичность и положительную прогностическую ценность для рака яичников, отметив его многообещающее использование при раннем скрининге [19, 20].Высокая чувствительность, отмеченная на ранних стадиях заболевания, побудила использовать его в качестве теста первой линии.

Несмотря на множество преимуществ, которые были продемонстрированы с помощью трансвагинального ультразвукового исследования, многочисленные ограничения препятствуют его широкому использованию. Основное ограничение связано с общей стоимостью проведения ежегодных обследований всего населения в постменопаузе [4]. Кроме того, считается, что большая часть эпителиального рака яичников быстро растет и дает метастазы на ранних стадиях заболевания [21].Это затрудняет отслеживание развития и локализации опухоли.

3.2. Значение приемлемых методов скрининга

Чтобы преодолеть эти проблемы, полезно различать различные типы маркеров рака яичников. На основании исследования Урбана и Дрешера [22] маркеры рака яичников можно разделить на три категории. На рисунке 1 показано поведение этих трех теоретических маркеров на протяжении всего развития рака яичников, от раннего риска до образования рака, поздней стадии рака и, наконец, клинической диагностики.Онкомаркеры поздних стадий на Рисунке 1 являются хорошими диагностическими маркерами, так как они остаются повышенными во время постановки диагноза. Однако до постановки диагноза эти маркеры остаются клинически не обнаруживаемыми на ранних стадиях заболевания. Полезные маркеры на ранней стадии необходимы для обнаружения болезни, когда она еще локализована. Маркеры высокого риска повышены у пациентов из группы высокого риска, даже если процесс болезни еще не протекает. После того, как эти целевые пациенты определены, профилактическое лечение, если таковое имеется, может быть начато на ранней стадии, чтобы обеспечить наилучший прогноз.Связанные маркеры, которые были исследованы в этой статье, далее классифицируются в соответствии с их типом маркера (ранняя стадия или поздняя стадия) на Рисунке 1.


3.2.1. Требования к раннему выявлению

Низкая заболеваемость раком яичников в популяции в постменопаузе в Европе и США создает множество ограничений, препятствующих разработке эффективных и действенных методов раннего скрининга. Бэджвелл и Баст предположили, что полезный механизм скрининга должен достигать специфичности выше 99.6% для получения положительной прогностической ценности (PPV) более 10% и чувствительности более 75% [4]. Многие гинекологи-онкологи считают, что количество операций, необходимых для лечения (NNT), составляет 10 операций на каждый обнаруженный рак яичников [4, 23]. Методы скрининга, ориентированные на это, могут быть важны для преодоления проблем, связанных с обнаружением ранних форм рака яичников.

Предыдущие и текущие исследования, как правило, были сосредоточены на трех методах выявления потенциальных затронутых генов при раке яичников: (1) подавленная генетическая экспрессия при раке яичников, (2) другие виды рака с эпигенетическими изменениями в новых генах и генах-супрессорах опухолей, которые обладают эпигенетически родственными генами и (3) генами с потерей участков гетерозиготности (LOH) [24].В центре внимания нескольких дополнительных исследований была идентификация гипометилированных генов. Исследователи и клиницисты также интересовались различными белками, цитокинами и другими факторами, которые могут проявляться на протяжении всего заболевания. Предполагаемые опухолевые маркеры при раке яичников можно далее классифицировать как новые сывороточные маркеры и ключевые генетические и эпигенетические маркеры. В это исследование включены некоторые из наиболее многообещающих маркеров для выявления рака яичников. Подробный список различных исследований и их результатов, касающихся этих новых онкомаркеров, можно найти в таблицах 1 и 2.

Дополнительные комментарии 907 22 (1) [30]
(2) [31]
(3) [32] 20410 (1) / 77B / 117H

Маркер Размер образца Чувствительность / специфичность Стадия рака яичников Типы рака яичников
Гаптоглобин (1) 66M / 60B / 10H
(2) 24M / 11H
(1) Не предусмотрено
(2) Не предусмотрено
(1) Поздняя стадия
(2) Поздняя стадия (FIGO * стадия III)
(1) Серозный, муцинозный, эндометриоидный
(2) Не предоставлен
(1) Уровни CRP достоверно коррелировали с уровнями гаптоглобина
(2) Уровни гаптоглобина снизились после химиотерапии
(1) [25]
(2) [26]

Остеопонтин (1) 40M (стадия III FIGO)
(2) 32M / 34B / 30G / 31H
(3) 67M / 166B
1) Нет предоставил
(2) 81.3% / 54,7%, 93,8% / 87,4% #
(3) 90% / 19,6%, 95% / 7,6%, 98% / 4,9%, 90% / 14,8% , 95% / 14,7% , 98% / 7,6%
(1) Поздняя стадия
(2) Поздняя стадия
(3) Ранняя и поздняя стадии
(1) Не предоставляется
(2) Серозный, эндометриоидный
(3) Серозный
(1) Плохой прогноз $ (1) [27]
(2) [13]
(3) [28]

HE4 (1) 67M / 166B
(2) 37M / 19B / 65H
(1) 90% / 77.6%, 95% / 72,9%, 98% / 64,2%, 90% / 80,7% # , 95% / 76,4% # , 98% / 71,6% # , 90% / 46,2% , 95% / 45,9% , 98% / 30,8%
(2) 80% / 96%
(1) Ранняя и поздняя стадии
(2) Не предусмотрено
(1) Серозный
(2) Серозный, эндометриоидный
(1) Высочайшая чувствительность при выявлении рака яичников I стадии и (1) [28]
(2) [29]

Мезотелин (SMRP) (1) 21M / 24H
(2) 52M / 43B / 220H
(3) 30M / 68H
(1) Не предоставляется
(2) 60% / 98%
(3 ) 77% / 100%
(1) Поздняя стадия
(2) Ранняя стадия и поздняя стадия
(3) Поздняя стадия
(1) Не предусмотрено
(2) Не предусмотрено
(3) Не предусмотрено
( 2) Большая доля рака яичников, выявляемого с помощью CA125, чем при использовании одного маркера

B7-h5 (1) 236M / 150B /
260H
(2) 326M / 43B / 32H
(1) 65% # /97% #
(2) Не предусмотрено
(1) Ранняя стадия
(2) Поздняя стадия
(1) Серозная, эндометриоидная
( 2) Серозные, эндометриоидные, светлоклеточные
(2) 75% опухолей были положительными по одному или обоим маркерам (w / CA125) (1) [33]
(2) [34]

Простасин (1) 12M
(2) 64M / 137H
(1) Не входит в комплект
(2) 51.4% / 94%, 92% # /94% #
(1) Поздняя стадия
(2) Ранняя и поздняя стадия
(1) Не предоставлена ​​
(2) Неслизистая
(2) Чувствительность и специфичность на основе 37 неслизистых форм рака яичников (1) [35]
(2) [36]

Макрофагальный колониестимулирующий фактор (M-CSF) (1) 69M 80H
(2) 69M / 55B / 634H
(1) 68% / 98%, 90% # (Чувствительность)
(2) Не предусмотрено
(1) Не предусмотрено
(2) Поздняя стадия
(1) Не предоставлено
(2) Никаких различий не отмечено
(1) [37]
(2) [38]

Сосудистые
Фактор роста эндотелия (VEGF)
(1) 120M / 25B / 90H
(2) 101M / 34B
(1) 77.1% / 87%
(2) 74% / 71%, 96% # /39% #
(1) Поздняя стадия
(2) Ранняя и поздняя стадии
(1) Никаких различий не отмечено
(2) Не предоставлено
(1) Дополнительные данные указывают на полезность в качестве прогностического маркера и для мониторинга терапии
(2) Показано, что он в значительной степени связан с выживаемостью
(1) [39]
(2) [40]

Интерлейкины (IL-6, IL-8) (1) 94M / 37B / 80H
(2) 44M / 37P / 45H
(1) 87.5% + /98% +
(2) 84% = /95% =
(1) Ранняя стадия
(2) Ранняя стадия
(1) Не предоставляется
(2) Не предоставляется
(1) [41]
(2) [42]
Эозинофильные фрагменты нейротоксина и COOH-остеопонтина (1) 128M / 52B / 188H (1) 72% / 93% (1) Ранняя стадия (1) Серозный, муцинозный, эндометроидный, светлоклеточный (1) [43]

OVX1 (1) 76% / Снижение специфичности (1) Ранняя стадия (1) Эндометриоидный слизистый (1) OVX1 сам по себе не увеличивает чувствительность к комбинации CA -125 и M-CSF для выявления пациентов с карциномой яичников (1) [44]

Лизофосфатидная кислота (LPA) (1) 117M / 27H (1) 91% / 96% (1) Ранняя и поздняя стадии (1) Не предоставлено (1) Статистически значимые различия между предоперационные и здоровые контрольные уровни, пред- и послеоперационные уровни (1) [45]

Аполипопротеин A1 (APOA1) и транстиретин (1) 42M / 65B / 76 1) 52.4% / 96,5% (1) Ранняя стадия (1) Серозный (1) [46]

M: случаи рака яичников, B: доброкачественные опухоль, G: другие гинекологические опухоли, P: доброкачественные опухоли таза, H: здоровые люди.
* Федерация акушерства и гинекологии.
$ 32 пациента со значительным увеличением остеопонтина.
# В сочетании с CA125.
Доброкачественные заболевания в сравнении с чувствительностью анализа рака яичников I стадии.
и По сравнению с CA125, SMRP, CA72-4 и остеопонтином.
+ IL-8, антитела против IL-8 и CA125.
= IL-6, IL-8, эпидермальный фактор роста (EGF), VEGF, хемоаттрактантный белок моноцитов-1 (MCP-1) и CA125.
В сочетании с CA125II и M-CSF.

Эпигенетический маркер Местоположение Размер выборки Причина избыточной и недостаточной экспрессии % Тип изменения Процент обнаруженных случаев рак Тип рака яичников Комментарии Ссылка

BRCA1 17q21 (1) 98M / 12H
(2) 2igenetic
(2) 2) 50M ) Эпигенетический
(1) Гиперметилирование
(2) Гиперметилирование
(1) 12%
(2) 16%
(2) Ранняя и поздняя стадии (1) Серозный
(2) Никаких различий не отмечено
(1) [47]
(2) [17]
ARHI 1p31 (1) 38M / 3C (1) Эпигенетический (1) LOH (1) 41 % (1) Не предусмотрено (1) Не предусмотрено (1) [48]
OPCML 11q25 (1) 118M (1) Эпигенетический Гиперметилирование /
LOH
(1) 27–49% (1) Никаких различий не отмечено (1) Не указано (1) [49]
Ген синуклеин-гамма, связанный с метастазами ( SNCG) 10q23 (1) 5C
(2) 43M
(1) Эпигенетический
(2) Эпигенетический
(1) Гипометилирование
(2) Гипометилирование
(1) 100%
(2) 100%
(2) 76.7%. большая часть злокачественных опухолей
(1) [50]
(2) [51]
ДНК сателлита 2 (Sat2) - хромосома 1 (Chr1), сателлитная альфа (Sat α ) Ближайшая центромеры хромосом 1 и 16 (1) 115M / 26B (1) Эпигенетическое (1) Гипометилирование (1) 30% (Chr1 Sat2), 33% (Chr1 Sat α ) ( 1) Поздняя стадия (1) Серозный, эндометриоидный (1) Более правелентный при опухолях высокой степени злокачественности (1) [52]
RASSF1A 3p21.3 (1) 50M (1) Эпигенетический, генетический (1) Гиперметилирование (1) 50%, 68% * (1) Ранняя и поздняя стадии (1) Серозный, эндометриоидный, светлоклеточный Генетическая причина: делеция (1) [53]
Белок, связывающий инсулиноподобный фактор роста 3 (IGFBP-3) 7p13 -p12 (1) 235M (1) Эпигенетический (1) Гипер / промоторное метилирование (1) 44% (1) Ранняя и поздняя стадии (1) Никаких различий не отмечено ( 1) Значительно более высокие уровни метилирования на ранней стадии заболевания и связь с общей выживаемостью (1) [54]
14-3-3sigma (SFN) 1p36.11 (1) 54M / 3C (1) Эпигенетический (1) Гиперметилирование (1) 78,6% (светлоклеточный), 36,4% (муцинозный), 20% (эндометриоидный), 26,3% (серозный) (1) Не предоставляется (1) В основном светлоклетки (1) Значительно связаны с патологическим типом рака яичников (1) [55]
DNAJ (MCJ) 13q14 .1 (1) 41M (стадия III / IV) (1) Эпигенетический (1) Гипометилирование (1) 93% - некоторый уровень метилирования, 17% - высокий уровень метилирования (1 ) Поздняя стадия (1) Не предоставлено (1) Высокие уровни метилирования CpG-островков достоверно коррелировали с плохим ответом опухолей пациентов на терапию и плохой общей выживаемостью (1) [56]
P53 17q13 (1) 70M (1) Генетический (1) Аллельная потеря и мутации (1) 31–39% (1) Не предусмотрено Обычно наблюдается на поздних стадиях # (1) В основном серозный (1) [57]
ARID1a 1п35.1 (1) 119M (светлые клетки) / 33M (эндометриоид)
(2) 42M
(1) Эпигенетический
(2) Эпигенетический
(1) Аллельная мутация
(2) Аллельная мутация
(1) 46% (светлые клетки), 30% (эндометриоиды)
(2) 57%
(1) Не предусмотрено
(2) Не предусмотрено
(1) Прозрачные клетки, эндометриоиды
(2) Прозрачные клетки
(1 ) Коррелирован с потерей белка BAF250a
(2) В 7% случаев наблюдались мутации в гене PPP2R1A
(1) [58]
(2) [59]

M: случаи рака яичников, B: доброкачественный рак яичников, C: линии клеток рака яичников, H: здоровые люди, LOH: потеря гетерозиготности.
* В сочетании с BRCA1.
[60].
# [61].
4. Новые онкомаркеры при раке яичников
4.1. Гаптоглобин

В качестве реактивного белка острой фазы, который происходит в основном из печени, было показано, что гаптоглобин экспрессируется при некоторых формах рака яичников в асцитической жидкости и сыворотке, как сообщалось в нескольких исследованиях [62, 63]. Дополнительные исследования показали его повышение при воспалениях, инфекциях и злокачественных заболеваниях, таких как рак легких [64], злокачественная лимфома [65] и рак груди [66].Одно исследование, в котором участвовали 66 злокачественных опухолей яичников, 60 доброкачественных опухолей яичников и 10 нормальных здоровых женщин, обнаружило значительно более высокие уровни гаптоглобина на ранней стадии заболевания, чем среди здоровых людей из контрольной группы. Это может указывать на его возможное значение в диагностике ранних форм заболевания. Однако концентрации этого маркера были значительно выше на поздних стадиях рака яичников, чем у здоровых людей или доброкачественных опухолей [25].

Показатели выживаемости, исходы и мониторинг реакции на лечение также коррелировали с выраженными уровнями гаптоглобина.Значительно более высокие уровни гаптоглобина были обнаружены на ранних стадиях заболевания и были связаны с плохим прогнозом [25]. Аналогичным образом было обнаружено, что уровни гаптоглобина уменьшаются вместе с CA125 во время химиотерапии [26]. Однако необходимо провести дополнительные исследования, чтобы подтвердить точную специфичность и чувствительность этого маркера и его поведение на различных стадиях рака яичников.

4.2. Остеопонтин

Другим биомаркером опухоли яичников, который был связан с прогрессированием опухоли и метастазированием, является остеопонтин (OPN).OPN, экспрессирующийся в виде адгезивного гликопротеина и синтезируемый эндотелиальными клетками сосудов и остеобластами, регулирует иммунные и воспалительные процессы в различных типах клеток. Это особенно верно после инфекции или повреждения клеток [27, 67]. Поскольку OPN также обладает способностью ингибировать апоптоз, существует положительная корреляция между метастатическим потенциалом и увеличением экспрессии OPN [67].

Многие ключевые исследования продемонстрировали полезность этого маркера для мониторинга заболевания после овариэктомии и для выявления рецидива рака яичников [13, 68].Его также можно использовать в качестве неинвазивного скринингового теста для ранней диагностики, поскольку в моче можно измерить повышенные уровни OPN [43]. Было показано, что он значительно повышается на поздних стадиях заболевания, при сочетании с CA125 в панели скрининга биомаркеров была достигнута высокая чувствительность, достигающая 93,8%, но демонстрирующая низкие уровни специфичности 33,7% [13]. При уровне чувствительности только 81,3% [13] OPN может иметь более низкий потенциал, чем CA125, для точного определения наличия рака яичников.Однако было отмечено, что пациенты со значительно более высоким уровнем OPN имеют гораздо худший прогноз [27].

4.3. Белок придатка яичка 4 человека (HE4)

В качестве компонента группы дисульфидных белков ген WFDC2 (HE4) также повышается при раке яичников [69–71]. Кроме того, многие учреждения отметили его потенциал как многообещающий маркер [3]. Как показано в таблице 1, ключевое исследование отметило высокую чувствительность и специфичность маркера в 67 случаях рака яичников, достигнув уровней 90% и 77.6% [28]. По сравнению с CA125, SMRP, CA72-4 и остеопонтином, HE4 обладал самой высокой чувствительностью в обнаружении рака яичников I стадии [28]. Экспрессия HE4 больше при эндометриоидном и серозном раке яичников, что, возможно, позволяет различать несколько типов опухолей [29]. Другое зарегистрированное преимущество заключается в том, что HE4 имеет меньше ложноположительных результатов, особенно при незлокачественных заболеваниях яичников (более специфично), и обладает такой же чувствительностью, как CA125, среди слепых исследований сыворотки женщин с незлокачественными заболеваниями [71, 72].Это демонстрирует возможную роль CA125 в создании эффективной панели биомаркеров.

Роль HE4 в панели перспективных биомаркеров для раннего скрининга широко изучена. Наиболее заметная роль HE4 до сих пор заключается в выявлении рака до операции с использованием CA125 и HE4 с чувствительностью 94%. Полезность скрининга недостаточно хорошо изучена, и добавление HE4 к CA125 для последующего наблюдения за ранее леченными случаями рака яичников показывает минимальные (и вряд ли клинически полезные) изменения чувствительности 72.9% против 76,4% [28].

4.4. Мезотелин

Обычно экспрессируется на поверхности мезотелиальных клеток, выстилающих полости тела, как следует из названия, мезотелин - это белок, который оказался полезным диагностическим маркером нескольких видов рака, таких как мезотелиомы, рак яичников и поджелудочной железы, где он сверхэкспрессируется. [30]. Этот маркер имеет очень высокую специфичность, а также чувствительность для пациентов с раком яичников [29].

Мезотелин обладает многими полезными характеристиками, которые отличают его от других потенциальных маркеров, которые в настоящее время изучаются.Его выдающаяся особенность заключается в его временной стабильности [73], что может помочь в более ранней диагностике пациентов с высоким риском [71]. Кроме того, при сочетании с CA125 в качестве комбинированного маркера McIntosh et al. отметили большую чувствительность при диагностике рака. Также было показано, что мезотелин обладает сопоставимой специфичностью и чувствительностью с CA125 для диагностики рака яичников [31]. Это предполагает потенциальную дополнительную роль в сочетании с CA125 в мониторинге и диагностике пациентов с раком яичников.Еще одним преимуществом этого маркера является то, что он выделяется в мочу, предлагая новый, неинвазивный подход к обнаружению рака яичников [71].

4.5. B7-h5

Показано, что он способствует злокачественной трансформации эпителиальных клеток, B7-h5 экспрессируется в Т-клетках, а также в карциноме яичников [73, 74]. Этот иммуномодулирующий белок также был обнаружен в серозных, эндометриоидных и светлоклеточных карциномах яичников [34]. Примечательно, что при 97% специфичности уровни B7-h5 были повышены в 45% случаев рака на ранней стадии [33].В частности, большая часть случаев рака яичников была обнаружена в сочетании с CA125 (65%), чем с B7-h5 (45%) или CA125 (52%) по отдельности.

4.6. Простазин

Простазин, обычно секретируемый предстательной железой в виде сериновой протеазы, сверхэкспрессируется в клеточных линиях рака яичников [36]. Мок и соисследователи обнаружили, что этот маркер сильно экспрессируется в раковой эпителиальной ткани по сравнению с нормальным яичником. Среди 37 неслизистых опухолей яичников и в комбинации с CA125 простазин показал обнадеживающие результаты в панели биомаркеров.Чувствительность и специфичность 92% и 94% были отмечены при выявлении рака яичников [36]. Еще предстоит добиться большей ясности в отношении чувствительности на ранних стадиях.

4.7. Фактор, стимулирующий колонии макрофагов и OVX1

В качестве цитокина, который стимулирует дифференцировку и рост макрофагов и моноцитов, было обнаружено, что фактор, стимулирующий колонии макрофагов (M-CSF), имеет повышенные уровни у пациентов с раком яичников [75]. При 98% -ной специфичности этот маркер был измерен в 68% случаев рака яичников [37].В сочетании с CA125 предполагаемая панель биомаркеров продемонстрировала чувствительность около 90% [37].

Многообещающие исследования также включали использование OVX1 с M-CSF. OVX1, модифицированная детерминанта Lewis X на муцине, значительно повышается при эпителиальном раке яичников, так как 70% из 93 пациентов имели повышенные уровни при клинически подтвержденном заболевании [76]. Несмотря на потерю специфичности, при сочетании с M-CSF и CA125II уровни чувствительности улучшились до 76% по сравнению с чувствительностью только CA125II (66%) [44].

4.8. Фактор роста эндотелия сосудов (VEGF)

Показано, что он играет неотъемлемую роль в патогенезе рака яичников [77], о VEGF сообщалось как при незлокачественных, так и при метастатических формах этого заболевания [78]. Пациенты с раком яичников I стадии продемонстрировали значительно повышенные уровни VEGF по сравнению с доброкачественным заболеванием яичников. Они также обладали высокими значениями чувствительности (96%) в сочетании с CA125, но низкой специфичностью [39]. Кроме того, уровни VEGF были значительно повышены на поздних стадиях [41].

Другие данные также свидетельствуют о его полезности в качестве прогностического маркера и для мониторинга терапии. Послеоперационные уровни VEGF были значительно ниже по сравнению с дооперационными уровнями, в то время как значительно повышенные значения наблюдались у пациентов с метастазами по сравнению с пациентами без метастазов [39]. В ближайшем будущем это можно будет сравнить клинически с последним рандомизированным исследованием поздней стадии рака яичников в США, включающим терапию против VEGF со стандартными цитотоксическими агентами.Поскольку специфичность в панелях биомаркеров остается низкой после добавления этого маркера, VEGF может играть более важную роль в качестве прогностического маркера у женщин с этим заболеванием. Для дальнейшего определения его роли необходимы дополнительные исследования.

4.9. Дополнительные маркеры сыворотки

Проверка других биомаркеров оказалась сложной задачей, хотя исследователи получили много многообещающих результатов. Такие маркеры, как интерлейкины 6 и 8, лизофосфатидная кислота, нейротоксин эозинофильного происхождения и фрагменты COOH-остеопонтина, аполипопротеин A1 и транстиретин, в большинстве случаев отмечают значительное повышение чувствительности и специфичности при некоторых формах рака яичников [41, 46, 79, 80] .Требуется множество дополнительных исследований, чтобы действительно определить их эффективность при раннем обнаружении.

5. Ключевые генетические и эпигенетические маркеры
5.1. Гиперметилированные / LOH гены
5.1.1. BRCA1

Как упоминалось ранее, ген BRCA1 широко изучался из-за его неотъемлемой роли в семейном раке яичников и молочной железы. Он отвечает за сохранение целостности генома и расположен на хромосоме 17q12-21 [81]. Различные исследования отметили огромное гиперметилирование этого гена среди опухолей яичников [82].Гиперметилированный ген BRCA1 имеет пониженные значения экспрессии, составляющие от 12% до 16% среди эпителиального рака яичников [17, 47]. Многообещающим фактом является то, что молчание BRCA1 было обнаружено на ранних стадиях заболевания, включая некоторую стадию IA [17]. Несмотря на то, что общее принятие мутаций BRCA1 происходит через семейное сцепление, было показано, что LOH встречается в огромном количестве спорадических форм болезни [81, 83]. Кроме того, LOH BRCA1 коррелирует с гиперметилированием при этом раке [81].Следовательно, мутации BRCA1 могут играть ключевую роль как в спорадических, так и в семейных формах. Однако, поскольку этот ген гиперметилирован только в части случаев рака яичников, для эффективного выявления всех форм заболевания требуется ряд дополнительных генов-супрессоров опухолей и других генов.

Недавние исследования BRCA1, однако, отметили многообещающую роль в определении клинических исходов для пациентов с раком яичников. Гиперметилирование BRCA1 тесно связано с потерей белка BRCA1 и РНК [84].Это в значительной степени связано с неблагоприятным исходом для пациента [47]. Эти исследования помогают продемонстрировать, что гиперметилирование BRCA1 может оказаться минимально инвазивным подходом для прогнозирования реакции пациента на стандартные методы лечения, особенно после того, как оно было обнаружено в сыворотке пациентов с раком яичников [53].

5.1.2. Член гомолога Ras 1 (ARHI)

Расположенный на хромосоме 1p31, этот ген-супрессор опухоли обнаруживает LOH примерно в 40% случаев рака яичников [48, 85]. Обычно ARHI экспрессируется в постоянных количествах в нормальных эпителиальных клетках яичников.Это выражение в основном теряется при образовании рака яичников [48]. Интересно, что оставшийся родительский аллель подавляется у 10–15% пациентов с этим заболеванием [86, 87]. ОРИ также в значительной степени ассоциируется с серозными и эндометриоидными формами, а также с длительным безрецидивным исходом, несмотря на отсутствие корреляции с какой-либо стадией или степенью опухоли [88]. Однако необходимы дополнительные исследования, чтобы действительно подтвердить эту характеристику.

5.1.3. OPCML

Показано, что он гиперметилирован или имеет LOH в 27–49% случаев рака яичников, опиоид-связывающий белок / молекулярно-подобный ген (OPCML) находится на хромосоме 11q25 [49].Одно исследование обнаружило значительное количество метилированного OPCML на ранних стадиях заболевания. Однако степень, стадия и гистологический тип опухоли не влияли на наличие метилирования [89]. Из-за небольшого размера выборки и отсутствия многих крупных исследований в этой области необходимы дополнительные исследования, чтобы коррелировать уровень экспрессии этого гена с раком яичников.

5.1.4. RASSF1A

Не только ген 1A семейства ассоциативных доменов RAS ( RASSF1A ), ген-супрессор опухоли, был идентифицирован при раке яичников, но также при раке легких, почек, толстой кишки и молочной железы [90].Расположен на хромосоме 3p21, Yoon et al. обнаружили, что уровень метилирования этого гена достигает 40%. Эта характеристика важна, поскольку образцы нормальной ткани не показали метилирования гена [90]. Его полезность в панели биомаркеров была продемонстрирована в сочетании с BRCA1. Гиперметилирование улучшилось до 68% и наблюдалось во всех исследованных гистологических типах, степенях и стадиях [53]. Из-за его полезности в небольшой панели генетических маркеров необходимо изучить дальнейшие исследования, чтобы определить его истинную эффективность с другими маркерами (т.е., CA125) при обнаружении рака яичников.

5.1.5. Белок, связывающий инсулиноподобный фактор роста 3 (IGFBP-3)

Как один из наиболее распространенных IGF-связывающих белков, отмеченных в сыворотке крови, IGFBP-3, как обычно показано, регулирует апоптоз и свойства подавления митогенеза белков IGF [54, 91 ]. Исследования показали обнаружение метилирования промотора IGFBP-3 в 44% случаев эпителиального рака яичников [54]. Пациенты с этой формой рака яичников также имеют более низкие уровни этого белка в сыворотке по сравнению со здоровыми людьми [92].Значительно более высокие уровни метилирования были отмечены на ранних стадиях заболевания и связаны с общим результатом выживаемости [54]. Остается неизвестным, можно ли использовать этот маркер в качестве прогностического маркера у пациентов на поздних стадиях.

5.1.6. 14-3-3sigma (SFN)

Ключевой характеристикой, отличающей SFN, является ее способность характеризовать гистологические формы среди различных типов эпителиального рака яичников. Среди многих линий клеток рака яичников, которые состояли из различных гистологических форм (светлоклеточных, серозных, эндометриоидных и муцинозных), Kaneuchi et al.обнаружили более высокие частоты метилирования (78,6%) среди светлоклеточных опухолей яичников по сравнению с другими гистологическими подтипами эпителиальных опухолей. Была продемонстрирована более низкая экспрессия этого белка, что свидетельствует об инактивации гена 14-3-3sigma посредством метилирования. Экспрессия белка была резко повышена при других гистологических типах (89,5% серозных, 90% эндометриоидных и 81,8% муцинозных), поскольку уровни метилирования сильно различались для каждой формы [55]. Одним из ограничений может быть повышенная экспрессия 14-3-3sigma как среди нормальных контролей, так и среди 73.5% случаев рака яичников [93]. Хотя определенные схемы лечения могут быть более эффективными при знании гистологического типа опухоли яичников, перед использованием этого маркера необходимо будет подтвердить наличие рака яичников с помощью других маркеров или методов скрининга.

5.2. Гипометилированные гены
5.2.1. Связанный с метастазами ген Synuclein Gamma (SNCG)

Обнаруженный на хромосоме 10 и не экспрессируемый в нормальной эпителиальной ткани яичников, SNCG обычно экспрессируется при запущенном и агрессивном раке яичников [50, 86].SNCG также проявляется при раке груди и, как считается, играет аналогичную роль при раке яичников, вызывает значительную клеточную пролиферацию и дифференцировку [50]. Однако исследования различались по степени обнаруженного гипометилирования от 75,7% до 100% [50, 51]. Насколько нам известно, не было проведено никакой дополнительной корреляции, касающейся клинической стадии или гистологического типа опухоли и гипометилирования промотора SNCG. Необходимы более экстремальные исследования, чтобы доказать точную ценность этого маркера.

5.2.2. ДНК сателлита 2 (Sat2): хромосома 1 (Chr1), сателлитная альфа (Sat
α )

Более распространенная в опухолях высокой и поздней стадии, ДНК Sat2 показала высокую степень гипометилирования среди соседних гетерохроматиновых участков хромосомы 1 в яичниках рак [94]. Уровни гипометилирования достигли 30% (Chr1, Sat2) и 33% (Chr1 Sat α ) среди 115 образцов рака яичников [52]. Серозные и эндометриоидные формы опухолей яичников можно выделить с повышенным уровнем гипометилирования по сравнению с другими гистологическими типами [52].Интересно, что сообщалось о связи между стадией опухоли и различным гиперметилированием ДНК Sat2 [94].

5.2.3. DNAJ (MCJ)

Ген MCJ, ДНК метилированный и замалчиваемый в нормальных клетках, может рассматриваться как полезный маркер при мониторинге ответа на химиотерапевтическое лечение среди пациентов с раком яичников. Было обнаружено, что этот ген (картированный в хромосоме 13q14.1), когда он экспрессируется при раке яичников, делает эпителиальные клетки более чувствительными в ответ на многие основные химиотерапевтические агенты (т.э., паклитаксел и цисплатин) [56, 95]. Среди высоких уровней метилирования (> 90%) в 17% случаев рака яичников Strathdee и его коллеги связывают более низкие показатели выживаемости и реакции на химиотерапию [56]. Эти высокие уровни метилирования связаны с отсутствием экспрессии гена MCJ [95]. Хотя прогностическая ценность этого маркера остается высокой, необходимы дополнительные исследования для характеристики корреляции химиочувствительности.

5.2.4. p53

Участвуя в регуляции клеточного цикла, p53 считается одним из наиболее широко изученных генов-супрессоров опухолей.Мутации в этом гене показаны в 50% случаев рака яичников [16]. Преимущества использования маркера p53 включают измерение метастатического потенциала [96] и отличие серозных гистологических опухолей яичников высокой степени злокачественности от других типов рака яичников [97]. Поскольку потеря аллелей и мутации были продемонстрированы на всех стадиях опухолей яичников [97], это может оказаться эффективным для более раннего выявления этого заболевания. Поскольку только 50% мутаций в этом гене происходит у пациентов с раком яичников, это может по-прежнему оставаться ключевым препятствием для широкого использования этого маркера для выявления рака яичников.

5.2.5. ARID1a

ARID1a, ключевой эпигенетический регуляторный ген, недавно привлек большой интерес из-за его продемонстрированного участия как в светлоклеточном, так и в эндометриоидном раке яичников. Два важных исследования, опубликованные в сентябре 2010 года, показали, что мутации в ARID1a были обнаружены примерно в половине протестированных случаев светлоклеточного рака яичников. Wiegand et al. заявили, что мутации ARID1a наблюдались в 55 из 119 светлоклеточных карцином яичников (46%) в дополнение к 10 из 33 эндометриоидных карцином (30%) [58].Мутации ARID1a также были обнаружены в 24 из 42 протестированных светлоклеточных карцином яичников (57%) [59]. На основании этих обнаруженных мутаций оба исследования подтвердили, что ARID1a играет роль гена-супрессора опухолей с акцентом на ремоделирование хроматина посредством раскручивания ДНК [58, 59]. Когда этот ген не может функционировать должным образом, это может привести к образованию рака.

Несмотря на эти поразительные результаты, будет интересно посмотреть, будут ли эти две формы рака яичников продолжать проявлять мутации в этом гене.Необходимо провести дополнительные исследования для выявления этого дефекта в этих формах рака яичников, определения его использования в качестве эффективного маркера обнаружения. Исследования также должны быть сосредоточены на эпигеномах этих двух форм рака, отмечая любые различия, которые могут возникать, несмотря на мутации в гене ARID1a. Как предположил один исследователь, лучшее понимание эпигеномов этих двух форм рака яичников может привести к более эффективной эпигенетической терапии в будущем [98].

6. Протеомика и метаболомика

Некоторые из потенциальных онкомаркеров рака яичников были идентифицированы благодаря новым технологиям и методам, которые были получены в областях протеомики и метабоники.Их важность заключается в патофизиологии рака, поскольку генетический дефект транскрибируется и транслируется в белки, что в конечном итоге приводит к аномальному фенотипу [99]. Эти области открыли новые перспективы, начиная от обнаружения рака яичников на его ранних стадиях и заканчивая мониторингом и рекомендациями по методам лечения.

Методы в этих областях сосредоточены на скрининге жидкости и тканей. В этих обследованиях основное внимание уделяется выявлению наличия заболевания или характеристике известных образцов злокачественного рака [100].Традиционный подход использует масс-спектроскопию (МС) для оценки образцов сыворотки на наличие диагностических маркеров. Новые технологические подходы расширили методы, включая жидкостную хроматографию, матричную лазерную десорбцию и ионизацию, а также лазерную десорбцию и ионизацию с улучшенной поверхностью для скрининга сыворотки, мочи и асцита на предмет потенциальных маркеров раннего рака яичников [100]. С помощью этих обследований обнаружение рецидива заболевания также может коррелировать с наличием определенных маркеров.

К сожалению, возникло несколько вопросов, связанных с использованием этих методов для определения потенциальных биомаркеров. Исследования показали, что концентрации белков, в которых могут существовать потенциальные маркеры для раннего обнаружения, на 10 6 -10 7 ниже, чем у белков плазмы [101]. Дальнейшие попытки, направленные на снижение концентрации в плазме, также могут снизить потенциальные маркеры, связанные с альбумином [102]. Однако несколько исследователей сообщили о высокой чувствительности и специфичности для потенциальных маркеров, используя традиционные методы РС между образцами здоровой и пораженной раком сыворотки [103, 104].Будет интересно посмотреть, как эти методы используются для прогнозирования рака яичников у пациентов.

Как обсуждалось ранее, несколько потенциальных онкомаркеров были исследованы в нескольких формах рака яичников. Большинство этих маркеров, которые были подтверждены и подтверждены в дальнейших исследованиях, были классифицированы на белки плазмы (аполипопротеин) и белки-реагенты острой фазы (транстиретин, гаптоглобин и т. Д.) [105]. К сожалению, эти маркеры присутствуют при различных заболеваниях и состояниях, что снижает их специфичность и желательность в качестве потенциальных биомаркеров рака яичников.

Клинические испытания в настоящее время проводятся для определения протеомных паттернов, которые могут диагностировать пациентов с карциномой яичников. Этой цели было посвящено групповое исследование гинекологической онкологии (GOG-220) с участием более 2000 женщин. В этом исследовании будут изучены образцы сыворотки женщин с недиагностированной массой таза, перенесших хирургическое вмешательство [100]. Цели этого исследования включают определение протеомных паттернов, которые могут различать доброкачественные или неовариальные злокачественные новообразования и злокачественный рак яичников в дооперационных сборах сыворотки.Другие цели состоят в использовании этих моделей для различения ранней и поздней стадии заболевания и определения прогноза болезни [100]. О результатах этого испытания пока не сообщается. Действительно, необходимы более масштабные клинические испытания с большим размером выборки как для открытия, так и для проверки потенциальных маркеров и паттернов для выявления рака яичников. Это может помочь снизить количество ложных срабатываний и уточнить прогностические диагностические маркеры, которые могут применяться ко многим формам заболевания.

7. Панели биомаркеров при обнаружении рака яичников

Многие многообещающие прогнозирующие опухолевые маркеры были оценены у пациентов с раком яичников. Эти маркеры были оценены в сочетании друг с другом для повышения чувствительности, специфичности и положительной прогностической ценности теста, поскольку было отмечено, что 20% рака яичников экспрессируют небольшое количество CA125 или не экспрессируют его совсем [106]. Одна ключевая панель фокусируется на комбинациях девяти маркеров, включая CA125, SMRP, HE4, CA72-4, активин, ингибин, остеопонин, EGFR и ERBB2, среди 233 женщин с раком яичников.Результаты этого исследования показали, что комбинированные маркеры CA125 и HE4 обладали большей чувствительностью, чем каждый маркер по отдельности [28]. Другая панель из шести онкомаркеров также улучшила чувствительность и специфичность только СА125 (72%, 95%) до 95,3% и 98,7%. В одном исследовании 221 из 224 женщин в тестовой группе, в которую входили 43 женщины с раком яичников, были классифицированы соответствующим образом (98,7%) [107].

Данные другого исследования с панелью из четырех маркеров (CA125, аполипопротеин A-1, транстиретин и трансферрин) показали чувствительность и специфичность 96% и 98% соответственно для рака яичников на ранней стадии [108].Кроме того, другой панельный тест показал чувствительность и специфичность рака яичников 91,3% и 88,5% [109]. Однако эти панели еще предстоит пройти клинические испытания.

Хотя было показано, что специфичность недостаточна с точки зрения оценки метилирования одного гена, распространено мнение, что достаточная точность может быть достигнута для скрининга населения за счет использования множественных маркеров метилирования [110]. Несколько исследований подтвердили это мнение. Обнаружение рака яичников у пациентов с высоким риском было достоверно предсказано с помощью панели из пяти метилированных генов [111].Выживаемость без прогрессирования рака яичников была связана с одной панелью, состоящей из более чем 100 метилированных ДНК-маркеров [112]. Хотя эти маркеры могут помочь CA125 улучшить общую специфичность выявления рака яичников, необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить этот факт. Необходимы дальнейшие исследования для оценки общей ценности маркерных панелей в качестве метода скрининга и обнаружения перед внедрением в клиническую практику.

8. Скрининговые тесты, одобренные FDA (CA125, HE4 и OVA1)

Некоторые из ключевых инструментов скрининга, которые используются в текущей практике, включают определение подъемов маркеров, таких как CA125 и HE4, как обсуждалось ранее.Эти инструменты часто используются либо в сочетании друг с другом, либо даже с применением трансвагинального ультразвука для выявления заболеваний яичников.

Одним из новейших сывороточных тестов (утвержденных в 2009 г.) является тест OVA1. Основная цель этого теста состояла в том, чтобы определить риск рака яичников у женщин, которые поступили с опухолью придатков и планировали операцию. Пять важных белков были измерены в сыворотке (CA 125-II, транстиретин, аполипопротеин A1, бета 2-микроглобулин и трансферрин) и объединены с алгоритмом для получения общей оценки OVA1 [113].Эта оценка различалась в зависимости от статуса менопаузы, разделяя пациентов на группы низкого или высокого риска. Среди 516 подходящих женщин в первоначальном исследовании было обнаружено, что OVA1 помогает в предоперационной оценке пациентов. Чувствительность улучшилась с 72,2% до 91,7% для негинекологических онкологов и с 77,5% до 98,9% для онкологов-гинекологов. Отрицательная прогностическая ценность составила 93,2% для негинекологических онкологов и 97,6% для онкологов-гинекологов [114]. В целом было показано, что OVA1 выявляет большинство случаев рака яичников, которые не учитывались только предоперационной оценкой.В настоящее время публикация этого испытания еще не завершена.

OVA1 еще не тестировался при скрининге пациентов на раннюю стадию рака яичников. На первый взгляд, он очень похож на другие панели биомаркеров, которые уже были изучены. Несмотря на то, что эта панель была сосредоточена на женщинах с опухолями придатков, корреляция применимости панели еще не должна быть обращена к женщинам, у которых не было опухолей, до дальнейшего изучения. По предположению одного врача, потребители, скорее всего, будут использовать его в качестве инструмента для проверки.Это может привести к более дорогостоящим вмешательствам и большему количеству ложноположительных результатов [114].

Панель OVA1 также продемонстрировала некоторые ограничения, препятствующие ее использованию в качестве потенциального метода скрининга. Помехи в анализе наблюдались при уровнях триглицеридов более 4,5 г / л и уровнях ревматоидного фактора не менее 250 международных единиц / мл. Только стоимость была высока и оценивалась примерно в 650 долларов на пациента [114]. Необходимы более масштабные исследования, демонстрирующие высокую прогностическую ценность, чтобы оправдать эту стоимость до ее использования в клинической практике в качестве инструмента скрининга.

В настоящее время многие центры предлагают скрининг на рак яичников с помощью измерения CA125 и ежегодного трансвагинального ультразвукового исследования. К сожалению, многие исследования эффективности противоречат друг другу, а недавние исследования показали, что скрининг рака яичников менее эффективен даже в группах высокого риска [115, 116]. Одно крупное когортное исследование даже отметило, что при объединении обоих методов скрининга среди 341 бессимптомной женщины чувствительность и специфичность составляли только 66,7% и 82,9% соответственно. На первых этапах скрининга рака не обнаружено.Кроме того, из четырех женщин с раком яичников у каждой из них был нормальный скрининг до постановки диагноза [117]. Основываясь на этом и других исследованиях, использование только этих двух методов для скрининга рака яичников может оказаться неэффективным с высоким уровнем ложноотрицательных результатов и низкой чувствительностью.

Как и все скрининговые тесты, одобренные FDA, необходимы дополнительные клинические исследования, чтобы определить их истинную прогностическую ценность при раннем обнаружении рака яичников. Хотя каждый из этих одобренных тестов показал определенную пользу, их никогда не следует использовать сами по себе вместо клинической оценки.Клинические оценки, включая оценку риска, следует сочетать с дополнительными скрининговыми тестами (т. Е. Панелями биомаркеров и трансвагинальным ультразвуком) для обеспечения максимальной чувствительности и специфичности. Дополнительные исследования также должны быть сосредоточены на комбинациях этих тестов и их прогностической ценности, чтобы помочь поставщикам медицинских услуг лучше понять наиболее эффективный метод обнаружения рака яичников.

9. Будущие последствия, направление и улучшения

Для выявления доклинических заболеваний по-прежнему будут необходимы новые и инновационные подходы.Биомаркеры по-прежнему обладают большим потенциалом в качестве эффективного инструмента скрининга для раннего выявления рака яичников. Однако неправильное управление, чрезмерное использование и рост стоимости определенных методов скрининга создали множество проблем в эффективном обнаружении ранних форм этого заболевания. Эти тесты часто неэффективны с точки зрения затрат, поскольку у многих женщин, у которых развивается рак яичников, отсутствуют существенные факторы риска. Это приводит к необходимости скрининга всех бессимптомных женщин, чтобы тестирование было эффективным.Чтобы усовершенствовать и установить эффективный широко распространенный метод скрининга среди широкой публики, необходимо внести дополнительные уточнения в скрининговые тесты с помощью рандомизированных контролируемых испытаний. Также следует изыскивать дополнительные ресурсы и тесты при обследовании всех женщин, которые могут иметь высокий риск развития рака яичников.

Некоторые авторы предложили выполнить расчет риска для определения эффективного распределения ресурсов скрининга [11]. Эти расчеты основаны на исходном уровне СА125, возрасте пациента на момент развития опухоли, скорости повышения СА125 после развития опухоли и ожидаемых вариациях уровней СА125.В идеале CA125 следует измерять ежегодно, поскольку рак яичников обычно представляет собой быстрорастущую опухоль. Наблюдая за тенденциями CA125 с течением времени, можно исключить женщин со стабильными уровнями, увеличивая общую специфичность. Применяя эти принципы на практике у 22 000 британских женщин в постменопаузе старше 45 лет, Skates et al. продемонстрировал высокий уровень специфичности, увеличив при этом чувствительность раннего обнаружения до 86% с 70% [11]. Новые данные среди 202 638 британских женщин в постменопаузе в возрасте от 50 до 74 лет показали аналогичный высокий уровень специфичности и чувствительности: 98.2–99,8% и 84,9–89,4% соответственно [15]. Хотя доработка и тестирование этого подхода все еще необходимы в рамках крупномасштабных испытаний, сочетание многих биомаркеров и методов раннего скрининга может быть ключом к получению наиболее точных форм выявления рака яичников.

С точки зрения клинических условий, практические методы скрининга должны быть сосредоточены на биомаркерах, которые демонстрируют временную стабильность и относительно неинвазивны для получения. Подходы и тесты, которые проверяют маркеры, обнаруженные в моче (мезотелин) или сыворотке, могут помочь выявить более клинически значимые маркеры.Это поможет снизить потребность в получении образцов тканей у здоровых пациентов с раком яичников и у пациентов с раком яичников для выявления этого заболевания. Точно так же маркеры, которые демонстрируют долгосрочную стабильность, могут помочь в определении риска и, в конечном итоге, улучшить общую чувствительность и специфичность выявления рака яичников.

Выявление ранних форм карциномы яичников и прогноз пациента могут иметь больше шансов быть обнаруженными благодаря комбинации многих биомаркеров, которые следует изучить дополнительно.Среди исследованных многообещающих маркеров HE4 и мезотелин являются одними из лучших маркеров, которые улучшили использование CA125 из-за высокой чувствительности и специфичности этих комбинированных панелей [28]. Кроме того, панели, которые включали ген MCJ и VEGF, которые, как было показано, связаны с прогнозом, могут точно определять результат выживания пациента. В конечном итоге цель будет заключаться в определении поведения дополнительных маркеров с ключевыми маркерами, чтобы помочь улучшить чувствительность, а также сохранить специфичность выявления рака яичников на ранней стадии и определения прогноза заболевания.

10. Выводы и новые тенденции в области биомаркеров рака яичников

Конечной целью эффективных методов скрининга является снижение смертности от рака яичников. Поскольку раннее выявление по-прежнему имеет жизненно важное значение для пациентов с раком яичников, биомаркеры могут стать ключом к открытию эффективных стратегий скрининга для населения в целом. Также важно определить методы скрининга с низким уровнем ложноположительных результатов и высокой прогностической ценностью, чтобы минимизировать количество отрицательных хирургических вмешательств.Поскольку доступные в настоящее время отдельные маркеры не обладают высокой чувствительностью или специфичностью, комбинацию маркеров можно использовать в качестве профиля для оценки риска. Текущая проблема со скрининговыми панелями заключается в том, что повышение чувствительности обычно коррелирует со снижением специфичности, что затрудняет получение целевой положительной прогностической ценности. Профили мультимодального скрининга генетических маркеров могут быть использованы в будущем для оценки риска, ранней диагностики, прогноза и ответа на терапевтическое лечение.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

"; } }, true);