Неукротимая рвота: неукротимая рвота — это… Что такое неукротимая рвота?

Содержание

неукротимая рвота — это… Что такое неукротимая рвота?

неукротимая рвота
мед. incoercible vomiting

Большой англо-русский и русско-английский словарь.
2001.

  • неукрашенный
  • неукротимый

Смотреть что такое «неукротимая рвота» в других словарях:

  • РВОТА — (emesis или vomitus), непроизвольное толчкообразное извержение содержимого желудка через рот наружу. Р. происходит при помощи целого ряда следующих друг за другом и координированных между собой движений. После б. или м. длительного в большинстве… …   Большая медицинская энциклопедия

  • РВОТА — – сложнорефлекторный акт, приводящий к извержению содержимого желудка (иногда вместе с содержимым кишечника) через рот – возникает при воздействии периферических или центральных раздражителей на рвотный центр ствола мозга и нередко является одним …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Рвота — I Рвота (vomitus) сложнорефлекторный акт, приводящий к извержению содержимого желудка (иногда вместе с содержимым кишечника) наружу через рот (реже и через нос). Рвотный акт состоит из последовательных движений различных мышечных групп. Он… …   Медицинская энциклопедия

  • РВОТА БЕРЕМЕННЫХ — мед. Рвота беременных характеризуется отвращением к пише, нарушением функций нервной системы и внутренних органов, может привести к нарушениям водного и электролитного баланса. Обычно наблюдают в первые 8 20 нед беременности. Патоморфология •… …   Справочник по болезням

  • рвота беременных чрезмерная — см. Рвота беременных неукротимая …   Большой медицинский словарь

  • Рвота Беременных Неукротимая (Hyperemesis Gravidarum) — сильная рвота, открывающаяся у женщины во время беременности. Чаще всего она начинается на ранних сроках беременности и может приводить к резкому обезвоживанию организма и последующему поражению печени. Редко, в случае, если несмотря на… …   Медицинские термины

  • РВОТА БЕРЕМЕННЫХ НЕУКРОТИМАЯ — (hyperemesis gravidarum) сильная рвота, открывающаяся у женщины во время беременности. Чаще всего она начинается на ранних сроках беременности и может приводить к резкому обезвоживанию организма и последующему поражению печени. Редко, в случае,… …   Толковый словарь по медицине

  • Рвота —         сложный рефлекторный акт, при котором содержимое желудка непроизвольно выбрасывается через рот; обусловлен возбуждением рвотного центра, расположенного в продолговатом мозге. При Р. происходит спазм привратника и открытие кардии желудка;… …   Большая советская энциклопедия

  • Рвота беременных — (vomitus gravidarum). B начале беременности по утрам, без всяких тошнотных движений, извергается большее или меньшее количество слизи, иногда окрашенной желчью. В остальное время женщина себя чувствует удовлетворительно. Такое состояние длится 2… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • рвота неукротимая — (hyperemesis; син. гиперемезис) P., упорно повторяющаяся по несколько раз в сутки, в т. ч. и ночью; наблюдается, напр., при тяжелых формах инфекционных болезней, отравлениях, токсикозе беременных …   Большой медицинский словарь

  • рвота беременных неукротимая — (hyperemesis gravidarum; син. Р. беременных чрезмерная) тяжелая форма Р. б., характеризующаяся отвращением к пище, многократной рвотой (днем и ночью), значительными нарушениями функций нервной системы и внутренних органов …   Большой медицинский словарь

когда она действительно опасна? Что делать при приступах рвоты? Когда при рвоте надо обращаться к врачу?


Рвота – это рефлекторное извержение через рот содержимого желудка, а иногда и двенадцатиперстной кишки.


Рвотный рефлекс является довольно сложным – в нем участвуют различные группы мышц. Управляется он рвотным центром, расположенным в стволе головного мозга. По своей природе рвота – это механизм, с помощью которого организм защищается от отравления. В норме рвота – это реакция на попадание в желудочно-кишечный тракт токсичных веществ или просто того, что невозможно переварить – например, слишком жирной пищи. Поэтому после приступа рвоты человек часто чувствует облегчение: организм очистился.


Однако интоксикация, вызвавшая рвоту, может иметь внутренний источник, то есть быть следствием какой-либо патологии или заболевания. Также возможно, что раздражение нервной системы, приводящее к рвотным спазмам, вообще не связано с состоянием желудка. Это заставляет воспринимать рвоту как весьма серьезный, и даже грозный симптом. Приступ рвоты – это практически всегда достаточный повод, чтобы обратиться к врачу. При повторяющихся приступах к врачу надо обращаться обязательно!

Причины рвоты


В большинстве случаев рвота обусловлена раздражением рецепторов желудка или, говоря медицинским языком, имеет висцеральное происхождение. Причиной чаще всего являются острые или хронические заболевания самого желудка (острое пищевое отравление, гастрит, язва желудка, пищевая аллергия). Также рецепторы желудка могут реагировать и на заболевания других органов – желчного пузыря, матки, сердца (рвота входит в комплекс возможных симптомов инфаркта миокарда).


Рвота может также иметь центральное происхождение, то есть вызываться патологиями центральной нервной системы (головного мозга), такими как менингит, энцефалит, травмы и опухоли головного мозга. Довольно часто рвота наблюдается при мигрени. Проблемы внутреннего уха также могут приводить к рвоте (в этом случае рвота может наблюдаться на фоне головокружения). При чрезмерном раздражении рецепторов внутреннего уха (при укачивании) вырвать может даже здорового человека, особенно при нетренированности вестибулярного аппарата. Иногда рвота обусловлена эмоциональным расстройством (стрессом) или представляет собой реакцию на то, что вызывает предельное отвращение (условнорефлекторная рвота).


Раздражение рвотного центра может быть вызвана токсическими веществами, переносимыми током крови (гематогенно-токсическая рвота). Токсические вещества могут попасть в организм извне (например, хлор или угарный газ – при вдыхании), а могут вырабатываться в самом организме – в результате нарушенной функции печени или почек.

Рвота и другие симптомы


Обычно рвоте предшествует тошнота, ведь, по сути, рвота есть разрешение тошноты, ее логическое завершение. То, что тошнота перешла в рвоту, свидетельствует о тяжести патологического процесса. Рвотные спазмы могут наблюдаться на фоне повышенной температуры, сопровождаться поносом. В рвотных массах помимо остатков пищи, желудочного сока и слизи может присутствовать желчь, кровь, гной.


Многократная, периодически повторяющаяся и неукротимая рвота изнуряет и обезвоживает организм, приводит к нарушению минерального обмена и кислотно-щелочного равновесия.

Когда рвота пугает


Любой приступ рвоты — опыт весьма неприятный. Даже если с разрешением приступа человек испытывает облегчение, сама рвота воспринимается как событие экстраординарное, которого в норме быть не должно. Потрясение организма, бытовые и социальные неудобства, — всё это делает рвоту процессом иного порядка по сравнению с другими рефлекторными действиями, вроде кашля или чихания. Мы всегда остро реагируем на рвоту (не оставляем ее без внимания), и это правильно.


Однако в некоторых случаях рвота нас тревожит особенно сильно. Такова рвота желчью, рвота с кровью. Родителей беспокоят случаи рвоты у ребенка. Довольно часто наблюдается рвота при беременности, обращая на себя усиленное внимание.


Об этих случаях стоит сказать отдельно:

Что делать при рвоте

Поскольку приступ рвоты может быть у каждого, полезно знать, как можно предотвратить рвоту, что делать во время и сразу после приступа и в каких случаях обязательно надо обращаться к врачу.


Предвестником рвоты является тошнота. Если вас тошнит, попробуйте открыть окно (увеличить приток кислорода), выпить немного подслащенной жидкости (это успокоит желудок), принять сидячее или лежачее положение (физическая активность усиливает тошноту и рвоту). Можно рассосать таблетку валидола. Если вас укачивает в дороге, возьмите с собой и рассасывайте в пути леденцы. Это поможет предотвратить рвоту.

Что делать во время приступа рвоты


Во время приступа важно исключить попадание рвотных масс в дыхательные пути. Больной во время рвоты ни в коем случае не должен лежать на спине. Не оставляйте без присмотра маленьких детей, если у них может быть рвота. Пожилому или ослабленному человеку необходимо помочь повернуться на бок, головой к краю кровати, поставить перед ним таз.

Что делать после приступа рвоты


После приступа надо промыть рот холодной водой. Если больной сам этого сделать не может, надо смочить кусок марли в содовом растворе и протереть ему рот.


Сразу после приступа можно выпить лишь несколько глотков воды, и то, если в рвотных массах не было крови. Попить как следует можно лишь через 2 часа, а есть – лишь через 6-8 часов после приступа. Пища должна быть диетической, щадящей; лучше всего – каша на воде, рис, нежирный суп.


При повторяющихся приступах рвоты возможно обезвоживание организма. Поэтому необходимо пить специальный раствор, восстанавливающий водно-электролитный и кислотно-щелочной баланс.

Когда при рвоте необходимо обратиться к врачу?


Рвота – во многих случаях признак того, что организм испытывает серьезные проблемы и нуждается в очищении, а значит, скорее всего, и в лечении. Если болезнь сопровождается рвотой, это обычно свидетельствует о том, что болезнь протекает достаточно тяжело.


Если приступ рвоты был разовым и есть основания считать, что он вызван перееданием, укачиванием, алкогольным отравлением или стрессом, прямой необходимости обращаться к врачу нет. Во всех остальных случаях консультация врача необходима. Особенно, если приступы повторяются на протяжении двух дней и более, а также при наличии сахарного диабета или других хронических заболеваний.


Иногда при рвоте требуется неотложная помощь. Надо вызывать «скорую», если:

  • рвота сопровождается постоянной или сильной болью в животе;
  • наблюдаются неоднократные приступы рвоты после травмы головы;
  • вместе с рвотой наблюдается обезвоживание, сухость во рту, учащение мочеиспускания;
  • при ухудшении умственной и функциональной активности у пожилых людей;
  • в рвотных массах присутствует кровь (например, примеси в виде «кофейной гущи»).

К какому врачу обращаться при рвоте?


С жалобами на тошноту и рвоту обращаются, как правило, к гастроэнтерологу или врачу общей практики (терапевту, семейному врачу или педиатру). В случае тошноты и рвоты при беременности надо обращаться к гинекологу.

Тошнота и рвота в гастроэнтерологической практике | Шульпекова Ю.О., Ивашкин В.Т.

Рвота представляет собой сложный рефлекторный акт, в результате которого содержимое желудка и начальных отделов кишечника извергается через рот наружу.

Рвоте часто предшествует тошнота — неприятное, безболезненное ощущение в надчревной области, нередко сопровождающееся вегетативно-сосудистыми реакциями: побледнением кожных покровов, общей слабостью, головокружением, гиперсаливацией, учащенным дыханием, артериальной гипотензией, сердцебиением. Тошнота нередко сопровождается отказом от приема пищи (анорексией). В рвотном акте принимает участие та же мускулатура, что и в акте глотания, но при этом ее перистальтика противоположно направлена. Особенностями механизма рвоты являются, в частности, сокращения желудка при закрытом привратнике, “антиперистальтические” движения пищевода с раскрытием кардии; кроме того, важную роль играют сокращения диафрагмы и мышц передней брюшной стенки.
Рвоту необходимо отличать от срыгивания и регургитации. Срыгивание может предшествовать рвоте; может быть связано с физическими нагрузками и ритмом дыхания. Срыгивание, как правило, не ведет к опорожнению кишечника через рот. Регургитация — возврат проглоченной пищи в ротовую полость, без характерных для рвоты запахов.
Регуляция рвотного рефлекса осуществляется с участием многообразных нервно-рефлекторных звеньев. Основным афферентным путем рефлекторной дуги являются чувствительные волокна блуждающего нерва. Центр рвоты, расположенный в продолговатом мозге вблизи чувствительного ядра блуждающего нерва, входит в состав сетчатой формации и координируется влияниями, поступающими из коры большого мозга, вестибулярного лабиринта и мозжечка. Эфферентным путем рвотного рефлекса служат диафрагмальный и блуждающий нервы, принимают участие следующие нейротрансмиттеры: дофамин, гистамин, ацетилхолин, опиаты, серотонин, g-аминомасляная кислота, субстанция Р.
Рвотный центр не отвечает непосредственно на гуморальную стимуляцию. Borison и Wang обнаружили вторую область, участвующую в акте рвоты — “хеморецепторную триггерную зону”. Расположенная в дне четвертого желудочка головного мозга, снаружи гематоэнцефалического барьера, она активируется гуморальными воздействиями, но не отвечает на электрическую стимуляцию. Возбуждение хеморецепторной триггерной зоны не способно вызвать рвотный рефлекс самостоятельно, а только посредством стимуляции рвотного центра.
Провоцирующие воздействия, приводящие к возникновению рвоты, и варианты реализации рвотного рефлекса многообразны. В соответствии с этим выделяют следующие основные механизмы развития рвоты: нервно-рефлекторный, центральный, условнорефлекторный, рвоту беременных.
Наиболее часто тошнота и рвота развиваются по нервно-рефлекторному пути и являются результатом возбуждения центра рвоты под влиянием импульсов, поступающих по чувствительным волокнам блуждающего нерва из пищевода, желудка, кишечника, желчных и мочевыводящих путей, матки, брюшины в ответ на растяжение стенок этих органов или воздействие некоторых веществ (например, сульфата меди, серотонина, простагландинов, свободных радикалов). Рецепторы блуждающего нерва в слизистой оболочке верхних отделов пищеварительного тракта (глотки, нижнего отрезка пищевода, привратниковой области желудка, 12-перстной и начальных отделов тощей кишки) характеризуются наиболее низким порогом раздражения. В этой связи, нарушения двигательной функции пищевода, желудка и начальных отделов тонкой кишки, сопровождающиеся нарушением процесса эвакуации пищи, способствовуют появлению тошноты и рвоты.
Рвота центрального происхождения может развиваться при токсическом воздействии на центр рвоты (отравлении угарным газом, препаратами наперстянки, апоморфином, химиотерапии, алкалозе, инфекциях), при его механическом раздражении (сотрясении мозга, кровоизлиянии, воспалении мозговых оболочек, повышении внутричерепного давления), ишемии (нарушении кровообращения в вертебробазилярном бассейне). При рвоте на фоне повышения внутричерепного давления характерно наличие головных болей, светобоязнь и отсутствие тошноты. Возникновение тошноты более тесно связано с нарушением перистальтики желудка и кишечника. К рвоте центрального происхождения можно отнести и случаи ее возникновения под влиянием патологических импульсов, поступающих из органа слуха и равновесия (при поражении лабиринта внутреннего уха, болезни движения — “кинетозе” или при интенсивном раздражении).
К многочисленным периферическим зонам, из которых к центру рвоты могут поступать афферентные сигналы, относится и сердце. У больных с тяжелой сердечной недостаточностью, при приступах сердечной астмы, может также наблюдаться рвота, по-видимому, смешанного (центрального и рефлекторного) происхождения.
Привычная условнорефлекторная рвота, имеющая, по сути, корковое происхождение, чаще отмечается у женщин и детей. В данной ситуации сигналы поступают из высших нервных центров в ответ на неприятный запах, вкус, зрительные и словесные образы, эмоциональные переживания, стрессовые ситуации. Не имея в своей основе каких-либо анатомических изменений органов пищеварения или нервной системы, условнорефлекторная рвота может достигать степени неукротимой.
Рвота беременных развивается под влиянием эндокринных сдвигов, не исключается участие импульсов, поступающих из гипоталамуса, гипофиза и беременной матки.
В своей практике гастоэнтерологу наиболее часто приходится встречаться с заболеваниями желудочно-кишечного тракта, сопровождающимися тошнотой и рвотой нервно-рефлекторного происхождения. К данному разряду относится широкий спектр органических поражений, в частности, острые и хронические гастриты, язвенная болезнь и ее осложнения (стенозы привратника), эзофагиты, острые токсикоинфекции, хроническая кишечная непроходимость, желчнокаменная болезнь (печеночная колика), хронический панкреатит, злокачественные поражения желудка и поджелудочной железы, послеоперационные синдромы при нарушении гастроинтестинальной моторики. Причиной нервно-рефлекторной тошноты и рвоты может быть стимуляция проводящих путей блуждающего нерва при стоматитах и фарингитах, кашле, воздействии мокроты.
При острых гастритах пациента беспокоит чувство тяжести, полноты в подложечной области, тошнота и рвота. Эти симптомы развиваются на фоне наблюдающихся расстройств моторики желудка: спазма привратника и гипотонии тела.
При хроническом гастрите типа В и язвенной болезни патогенетическую роль в развитии болевого синдрома и рвоты играет кислотно-пептический фактор. Рвота, как правило, возникает на высоте болей и приносит облегчение. Механизм рвоты способствует удалению раздражающего фактора — желудочного сока, и рвота носит характер “раздражительной”.
При стенозе привратника и эозинофильном гастрите с поражением выходного отдела желудка наблюдается редкая рвота (1 раз в день — несколько дней, в зависимости от выраженности стеноза). В этих условиях она обусловлена механическим растяжением стенок желудка и носит характер “опорожняющей”.
При острых токсикоинфекциях и вирусных гастроэнтеритах преобладающим механизмом развития тошноты и рвоты являются нарушения моторики желудка и начальных отделов тонкой кишки, а также гиперсекреция в результате воздействия микробных токсинов.
Хроническая кишечная непроходимость может быть обусловлена как наличием патологических изменений, приводящих к сужению просвета кишечника (обструкция), так и расстройством кровоснабжения, иннервации и вторичным, функциональным, нарушением моторики желудка (гастропарез) и кишечника (интестинальная псевдообструкция). Кишечная псевдообструкция наиболее часто осложняет течение системной склеродермии, сахарного диабета, гипотиреоза, наследственных полинейропатий (в частности, семейной амилоидной полинейропатии) и др. Для кишечной непроходимости характерна упорная рвота пищей, при углублении степени непроходимости может наблюдаться каловая рвота.
Разнообразные отдаленные осложнения хирургических операций на желудке и желчевыводящих путях, объединяемые под общими названиями “постгастрэктомический синдром” и “постхолецистэктомический синдром”, также могут сопровождаться тошнотой и рвотой. Одним из наиболее часто встречаемых осложнений такого рода является демпинг-синдром, развивающийся после резекции желудка или неселективной ваготомии. Его проявления обусловлены чрезмерно быстрой эвакуацией содержимого из желудка и высокой осмотической нагрузкой на верхние отделы тонкой кишки. Возникающая тошнота и общий дискомфорт сочетаются с признаками активации парасимпатической нервной системы. При стенозе отводящей петли, гастрите культи желудка также возможно появление таких симптомов, как тошнота и рвота.
При желчной колике и обострении хронического панкреатита рвота также носит характер нервно-рефлекторной. Она развивается в ответ на билиарную и панкреатическую гипертензию, а также на сопутствующие явления дуоденостаза.
Нужно помнить о том, что рефлекторная рвота наблюдается при заболеваниях дистальных отделов кишечника и других органов брюшной полости: поражениях брюшины, капсулы печени, аппендиците, глистных инвазиях, почечной, маточной, трубно-яичниковой коликах.
Следует упомянуть о таком симптоме, как “пищеводная рвота”, которая наблюдается у пациентов с заболеваниями глотки и пищевода. Наиболее часто она встречается при опухолях или критических стриктурах пищевода, ахалазии кардии, эзофагоспазме, кандидозном, герпетическом или цитомегаловирусном фарингите и эзофагите. Пищеводная рвота развивается вследствие нарушения прохождения пищи в желудок и наступает вскоре после еды (спустя несколько минут после проглатывания), особенно после приема жидкости. Характерно наличие непереваренной пищи и, нередко, большого количества слизи. “Пищеводная рвота” не является истинной рвотой, а представляет собой регургитацию. В ее реализации не участвует сложный рефлекторный механизм с участием центра рвоты в продолговатом мозге.
В последние годы значительный интерес вызывает синдром неязвенной диспепсии, который в настоящее время относят к разряду функциональных расстройств. Выделяют 3 клинических варианта неязвенной диспепсии: язвенноподобный, дискинетический и смешанный (неспецифический). Симптомы этого заболевания ранее трактовались, как проявления хронического гастрита, в рамках представлений о “гипоацидном” и “гиперацидном” гастрите.
Для язвенноподобного варианта неязвенной диспепсии характерны “голодные” боли в эпигастрии, купирующиеся приемом антацидов. Для дискинетического — появление чувства переполнения в подложечной области после еды, тошнота. Как при язвенноподобном, так и при дискинетическом и смешанном вариантах у пациента может наблюдаться рвота. Ведущее место в патогенезе неязвенной диспепсии отводится нарушениям моторики верхних отделов желудочно-кишечного тракта: при язвенноподобном варианте наблюдается повышение частоты дуодено-гастрального рефлюкса, при дискинетическом варианте — снижение тонуса и ослабление эвакуаторной активности желудка. Предполагается роль психосоматического механизма развития данных нарушений. Необходимым условием диагностики функциональной (неязвенной) диспепсии служит исключение органической патологии ЖКТ.
Врачу любой специальности приходится сталкиваться с тошнотой и рвотой, выступающими в качестве проявлений побочного действия медикаментов. Механизмы развития подобных нежелательных эффектов неодинаковы для различных препаратов. Употребление некоторых лекарств может сопровождаться явлениями гастропареза (хлорпромазин, трициклические антидепрессанты, опиоиды, антихолинергические препараты) или провоцировать раздражение рецепторов слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта (кортикостероиды, нестероидные противовоспалительные средства, колхицин, цитостатики, антибиотики, минералы, препараты железа, передозировка магний-содержащих антацидов, слабительных). При этом тошнота и рвота носят характер нервно-рефлекторных. Передозировка магний-содержащих антацидов и слабительных средств, кроме того, сопровождается общей слабостью, диареей, признаками электролитного дисбаланса.
Решение вопроса о том, является ли причиной развития у пациента тошноты и рвоты токсическое воздействие медикаментов, в большинстве случаев достаточно затруднительно. Для установления причинно-следственной связи при незначительно и умеренно выраженной симптоматике врач может на время отменить прием препарата, а затем возобновить его применение.
Тошнота и рвота может сопровождать патологические состояния, при которых наблюдается нарушение биохимического гомеостаза в организме: уремию, гиперкальциемию (на фоне почечной недостаточности, метастатического поражения костей, дегидратации), гипокалиемию, острую гипергликемию и др. Эти же симптомы нередко бывают вызваны нервно-рефлекторным и центральным воздействием микробных токсинов и медиаторов воспаления при локальных и генерализованных инфекциях.
Рвота — один из радикальных путей удаления вредных веществ из организма и является “целесообразной”, если вызвана употреблением или проглатыванием раздражающего или ядовитого агента.
Повторная или неукротимая рвота приводит к серьезным метаболическим нарушениям: дегидратации и потере электролитов (калия, натрия, хлоридов и ионов водорода), развитию гипохлоремии, алкалоза и коматозного состояния.
Необходимо наблюдение за состоянием пациента для своевременного выявления признаков дегидратации (сухая, неэластичная кожа, нарушение мочеиспускания, головная боль). Целесообразно употребление минеральной воды. При наличии у пациента стоматита или эзофагита надо избегать употребления кислых напитков.
Тщательное наблюдение за общим состоянием требуется при возникновении рвоты у больного сахарным диабетом, особенно у ребенка. Повторная рвота может привести к развитию кетоацидоза и дегидратации в течение ближайших часов или суток.
Устранение таких симптомов, как тошнота и рвота, значительно ухудшающих качество жизни пациента, требует дифференцированного подхода. Основой лечения должно стать выяснение и, по возможности, устранение причины появления диспепсических расстройств или факторов, провоцирующих рвотный рефлекс (например, лечение гастрита, язвенной болезни, купирование кашля). При демпинг-синдроме для облегчения симптомов рекомендуется шестиразовое питание малыми порциями, снижение содержания легкоусвояемых углеводов в рационе.
Нередко приходится ограничиваться лишь симптоматической терапией. При преходящей тошноте и рвоте симптоматическая терапия предусматривает голодание и отмену приема лекарств в течение 24 часов и дольше (в зависимости от выраженности симптомов). Для необходимых пациенту медицинских препаратов должна существовать подходящая система применения, не усиливающая тошноту и рвоту. Следует позаботиться о спокойной окружающей обстановке и уменьшить влияние тех факторов, которые могут спровоцировать появление неприятных симптомов. В дальнейшем рекомендуется назначение щадящей диеты, шестиразовое питание малыми порциями. При тяжелом состоянии и упорно сохраняющихся симптомах рекомендуется установка назогастрального зонда с целью декомпрессии.
Для предотвращения развития дегидратации обычно достаточно употребления значительного количества жидкости внутрь. При продолжении рвоты и нарастании признаков дегидратации возникает необходимость во внутривенном введении плазмозамещающих солевых растворов.
Для онкологического больного для уменьшения выраженности тошноты и рвоты большое значение имеет гигиена полости рта, лечение кандидозного стоматита.
Существует ряд лекарственных препаратов, которые облегчают симптомы тошноты и рвоты.
Бензадиазепины (диазепам, лоразепам), обладающие анксиолитическим, седативным эффектом, способностью подавлять парасимпатические (в том числе, вестибулярные) пароксизмы, наиболее широко применяются при лечении условно-рефлекторной рвоты, а также входят в схемы лечения рвоты, развивающейся на фоне химио- и лучевой терапии злокачественных опухолей.
Фенотиазины. Препараты данного класса блокируют дофаминовые рецепторы (D2) в центральной нервной системе, и, в частности, в мезолимбической системе и триггерной зоне центра рвоты. С этим связано наличие свойств нейролептиков и противорвотных свойств. Фенотиазины назначают в ситуациях, когда наблюдается выраженная, некупируемая другими средствами рвота: рвота при химиотерапии, лучевой терапии по поводу злокачественных новобразований, рвоте центрального происхождения (трифлуоперазин). Среди препаратов этой группы выделяется галоперидол, обладающий выраженным противорвотным действием. Он снижает тонус полых органов, моторику и секрецию в желудочно-кишечном тракте. Его применение ограничивается, в основном, ведением больных в послеоперационном периоде, назначением в случаях наличия икоты, рвоты, устойчивых к лечению другими средствами.
Блокаторы М-холинорецепторов. Гиосциамина бутилбромид оказывает расслабляющее действие на гладкомышечные клетки желудочно-кишечного тракта (преимущественно антрального отдела желудка, 12-перстной кишки), желче- и мочевыводящих путей, матки, замедляет желудочно-кишечную перистальтику и антиперистальтику и снижает секрецию. Кроме того, оказывает центральное холинолитическое действие. Прифиния бромид оказывает преимущественно периферический холинолитический эффект. Дисменгидринат характеризуется смешанным механизмом действия, блокируя центральные и периферические М-холинорецепторы и рецепторы к гистамину 1 типа (Н1). Спектр показаний для их назначения достаточно широк и включает тошноту и рвоту при острых гастроэнтеритах и лихорадочных состояниях, рвоту центрального и условно-рефлекторного происхождения, рвоту при непереносимости лекарственных средств, после лучевой терапии. Назначение дисменгидроната показано при кинетозах.
Противорвотными эффектами обладают селективные антагонисты центральных и периферических 5-гидрокситриптаминовых (серотониновых) рецепторов — ондансетрон, гранисетрон, трописетрон. Механизм их антиеметического действия обусловлен конкурентным ингибированием хеморецепторов триггерной зоны головного мозга и периферических серотониновых (5-НТ3) рецепторов. Препараты наиболее хорошо зарекомендовали себя в профилактике и купировании рвоты в послеоперационном периоде, в частности, после холецистэктомии. Ондансетрон, трописетрон и гранисетрон эффективно применяются для профилактики и купирования тошноты и рвоты, развивающихся на фоне химиотерапии (например, введения высоких доз цисплатина) и лучевой терапии по поводу злокачественных новообразований.
Блокаторы Н1-рецепторов гистамина. Меклозин — антигистаминное средство со слабой антихолинергической активностью. Взаимодействует с рецепторами вестибулярного анализатора, благодаря чему проявляется противорвотный эффект, уменьшается головокружение. Основными показаниями к назначению меклозина служат болезни движения, заболевания внутреннего уха, болезнь Меньера. Прометазин — препарат с аналогичным механизмом действия. Оказывает противорвотное, седативное, анксиолитическое действие и может быть назначен при тошноте и рвоте различного происхождения; являясь производным фенотиазина, оказывает также слабый антипсихотический эффект.
Применение кортикостероидов (дексаметазон, метилпреднизолон) способствует уменьшению выраженности болей, тошноты и рвоты у больных в послеоперационном периоде. Кроме того, кортикостероиды способствуют снижению внутричерепного давления.
Прокинетики. Блокатор периферических и центральных дофаминовых рецепторов метоклопрамид (Церукал) является высокоэффективным противорвотным средством. Препарат снижает двигательную активность начального отрезка тонкой кишки и способствует устранению дуодено-гастрального рефлюкса, улучшает эвакуацию пищи из желудка благодаря повышению фазовой активности антрального отдела.
Метоклопрамид применяют при тошноте и рвоте различного происхождения и используют как для быстрого устранения симптомов, так и для профилактики. В частности, препарат успешно применяется при таких состояниях, сопровождающихся труднокупируемой тошнотой и рвотой, как мигрень, уремия, черепно-мозговые травмы, лучевое “похмелье”, лечение цитостатиками, диабетический гастропарез.
Метоклопрамид (Церукал) устраняет рвоту, вызванную передозировкой лекарственных средств, в частности, морфина и апоморфина. В послеоперационном периоде уменьшает выраженность тошноты и рвоты, развивающихся вследствие травматизации брюшины.
Домперидон наиболее эффективен при тошноте и рвоте, сопровождающих функциональные расстройства моторики желудка и начальных отделов тонкой кишки.
Препараты различных групп. Противорвотный эффект гидроксизина связывают с угнетением активности подкорковых структур центральной нервной системы. Препарат не подавляет деятельность коры головного мозга. Антиеметическим действием обладают сульпирид и диметпрамид, влияющие на хеморецепторы триггерной зоны и ретикулярную формацию головного мозга.

Метоклопрамид –

Церукал (торговое название)

(AWD)

Литература

1. Гастроэнтерология (справочник). Под ред. В.Т. Ивашкина, С.И. Рапопорта — М.: Издательский дом “Русский врач”, 1998г.

2. Радбиль О.С. Фармакотерапия в гастроэнтерологии: Справочник. — М.: Медицина, 1991 г.

3. Тареев Е.М. “Внутренние болезни”. -М.: МЕДГИЗ, 1951г.

4. Терапевтический справочник Вашингтонского университета: Пер.с англ./ Под ред. М. Вудли, А.Уэлан. — М.: Практика, 1995г.

5. Хендерсон Дж. М.. Патофизиология органов пищеварения. Пер.с англ.- М. — СПб.: Бином — Невский Диалект, 1997 г.

6. Coloma M, Duffy LL, White PF, Kendall Tongier W, Huber PJ Jr. Dexamethasone facilitates discharge after outpatient anorectal surgery. Anesth Analg 2001 Jan;92(1):85-8.

7. del Giglio A, Soares HP, Caparroz C, Castro PC. Granisetron is equivalent to ondansetron for prophylaxis of chemotherapy-induced nausea and vomiting: results of a meta-analysis of randomized controlled trials. Cancer 2000 Dec 1;89(11):2301-8.

8. Fujii Y, Tanaka H, Kawasaki T. Prophylaxis with oral granisetron for the prevention of nausea and vomiting after laparoscopic cholecystectomy: A prospective randomized study. Arch Surg 2001 Jan;136(1):101-4.

9. Goll V, Akca O, Greif R, Freitag H, Arkilic CF, Scheck T, Zoeggeler A, Kurz A, Krieger G, Lenhardt R, Sessler DI. Ondansetron is no more effective than supplemental intraoperative oxygen for prevention of postoperative nausea and vomiting. Anesth Analg 2001 Jan;92(1):112-7.

10. Heinemann V, Wilke H, Mergenthaler HG, Clemens M, Konig H, Illiger HJ, Arning M, Schalhorn A, Possinger K, Fink U. Gemcitabine and cisplatin in the treatment of advanced or metastatic pancreatic cancer. Ann Oncol 2000 Nov;11(11):1399-403.

11. Maisano R, Spadaro P, Toscano G, Caristi N, Pergolizzi S, Salimbeni V. Cisapride and dexamethasone in the prevention of delayed emesis after cisplatin administration. Support Care Cancer 2001 Jan;9(1):61-4.

12. Muhammad SR, Abbas SZ, Abbas SQ. Randomised, prospective, controlled trial comparing tropisetron with metoclopramide and placebo in controlling postoperative nausea and vomiting. JPMA J Pak Med Assoc 2000 Nov;50(11):386-8.

13. Slaby J, Trneny M, Prochazka B, Klener P. Antiemetic efficacy of three serotonin antagonists during high-dose chemotherapy and autologous stem cell transplantation in malignant lymphoma. Neoplasma 2000;47(5):319-22.

.

Тошнота и рвота


Тошнота и рвота знакомы многим. Эти симптомы зачастую сопровождают друг друга и могут быть признаками различных заболеваний желудочно-кишечного тракта, нервной системы, инфекционных заболеваний и др. Пожалуй, единственное состояние, которое сопровождается тошнотой и рвотой и не является заболеванием — это беременность. Однако оценку состояния беременной женщины может дать только врач. Также следует учитывать, что тошнота и рвота могут быть проявлением побочного действия принимаемых лекарств.


Так что же такое тошнота и рвота? Тошнота – это состояние, при котором человек испытывает мучительное желание вырвать и зачастую рвота следует за тошнотой. Рвота – это вынужденное неконтролируемое изгнание содержимого желудка через рот. И тошнота, и рвота часто сопровождаются слабостью, повышением потливости и слюноотделения.


Лечение тошноты и рвоты зависит от причины их возникновения и должно назначаться врачом. В некоторых случаях возможно применение препаратов в качестве профилактики тошноты и рвоты. Например, для облегчения состояния при укачивании в транспорте рекомендуют принимать такие препараты, как [Драмина], Коккулин, Авиа-море.


Для остановки тошноты и рвоты при невыясненной их причине можно использовать [Церукал] или [Мотилиум]. Если рвота связана с такой патологией пищеварительного тракта, как атония желудка или кишечника, то принимают Цизаприд или Координакс.


Частая или неукротимая рвота может стать причиной обезвоживания организма, что очень опасно для жизни. В домашних условиях для восстановления водно-солевого баланса в виде питья применяется [Регидрон], а в условиях стационара ставятся капельницы.


Как уже отмечалось ранее – тошнота может быть симптомом многих заболеваний, а рвота – даже опасна для жизни. Поэтому при возникновении более или менее частых приступов тошноты и рвоты необходимо обратиться к врачу.


Панкратова Евгения Игоревна


Материал носит информационный характер. Лекарственные средства, биологические активные добавки и другие товары указаны в качестве примера их возможного использования и/или применения, что ни в коем случае не является рекомендацией к их применению. Перед применением лекарств, биологически-активных добавок и медицинской техники и других товаров обязательно проконсультируйтесь со специалистом. 


 

Поражение area postrema как причина неукротимой икоты, тошноты и рвоты при заболеваниях оптикомиелитного спектра (наблюдение из практики)

Икота, тошнота и рвота являются одними из наиболее распространенных симптомов в общей клинической практике. Они могут быть следствием большого количества органических и функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта, проявлениями инфекционной патологии и острых отравлений, симптомами заболеваний сердечно-сосудистой системы, почек, побочными эффектами многих лекарственных препаратов [1]. Диагностика соответствующих заболеваний, особенно при изолированном появлении указанных симптомов, нередко вызывает затруднения.

При поражении нервной системы тошнота и рвота (эметический синдром) наиболее часто возникают как общемозговые симптомы в составе гипертензионного или менингеального синдрома, а также при грубом структурном поражении задней черепной ямки, сочетаясь с другими признаками поражения головного мозга. Крайне редко тошнота, рвота и икота возникают изолированно вследствие поражения триггерного центра рвотного рефлекса в области дна IV желудочка и area postrema.

Приводим клиническое наблюдение пациентки, у которой тошнота, рвота и икота были первыми клиническими проявлениями заболевания из спектра оптикомиелита.

Пациентка К., 29 лет, была впервые консультирована в Научном центре неврологии в декабре 2015 г.

Из анамнеза известно, что длительное время у больной определялось увеличение СОЭ до 55 мм/ч, сухость во рту. В 2013 г. обследовалась у ревматолога. При лабораторном обследовании выявлено увеличение ревматоидных факторов до 457 мЕд/мл (норма — менее 30 мЕд/мл), при проведении УЗИ выявлена диффузно-неоднородная структура слюнных желез. Консультирована стоматологом: пришеечный кариес, уплотнение слюнных желез, сиалометрия 2,0 мл. Дальнейшее обследование не проводилось.

В сентябре 2015 г. через месяц после родов появилась икота, которая через несколько дней приняла неукротимый характер. Через неделю присоединилось постоянное чувство тошноты, была повторная рвота желудочным содержимым, не приносящая облегчения и не связанная с приемом пищи. Была госпитализирована в гастроэнтерологический стационар с диагнозом «острый панкреатит». При проведении дополнительного обследования выявлено увеличение активности амилазы мочи до 2285 Ед/л (норма — до 447 Ед/л), амилазы крови до 150 Ед/л (норма — 28—100 Ед/л), однако при проведении УЗИ и МСКТ органов брюшной полости диагностически значимых изменений не наблюдали. При проведении гастроскопии выявлены признаки неэрозивного эзофагита, гастроэзофагеального рефлюкса. Высказано предположение о наличии нейроэндокринной опухоли поджелудочной железы. По данным лабораторного обследования, концентрации инсулина, гастрина, соматотропного гормона в сыворотке крови в пределах нормы. С учетом отсутствия данных о поражении желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и связи тошноты и рвоты с приемом пищи высказывалось предположение о центральном генезе симптоматики, в связи с чем была проведена МРТ головного мозга, по результатам которой, согласно заключению, диагностически значимых изменений выявлено не было. Выписана с диагнозом: гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, неэрозивный рефлюкс-эзофагит. Через 2 нед после выписки икота, тошнота и рвота полностью регрессировали.

В ноябре 2015 г. возникли онемение правой ноги, распространившееся на правую половину живота, слабость в правых руке и ноге, вновь появилась икота. Госпитализирована в Научный центр неврологии.

В неврологическом статусе определялись правосторонний умеренный спастический гемипарез, грубое нарушение суставно-мышечного чувства в правой руке (до уровня локтевых суставов), умеренное снижение поверхностной чувствительности по проводниковому типу до уровня С2 слева. При выполнении МРТ шейно-грудного отдела позвоночника выявлен гиперинтенсивный в режиме Т2 очаг на уровне С2—Th2 с активным неравномерным накоплением контрастного вещества и гиперинтенсивный в режимах Т2 и FLAIR очаг в области дна IV желудочка и area postrema, также накапливающий контрастное вещество. Кроме того, при пересмотре результатов МРТ от октября 2015 г. была обнаружена зона гиперинтенсивного МР-сигнала в режимах Т2 и FLAIR в области дна IV желудочка.

При проведении лабораторного обследования выявлены: легкая гипохромная анемия (гемоглобин 117 г/л), лимфоцитарный плеоцитоз в цереброспинальной жидкости (38/3), положительный антинуклеарный фактор, антитела SS-A (RO) в титре 1:640 (норма — менее 1:320), антитела к аквапорину-4 — 26 Ед/мл (норма — менее 3 Ед/мл).

С учетом наличия продольно-распространенного миелита, поражения area postrema и антител к аквапорину-4 поставлен диагноз: оптикомиелит-ассоциированное расстройство. Проведена пульс-терапия метилпреднизолоном (суммарно 7000 мг), высокообъемный плазмаферез (71 мл/кг) с положительным эффектом в виде регресса гемипареза, чувствительных нарушений, икоты. В дальнейшем обследована ревматологом, установлен диагноз синдром Шегрена.

Оптикомиелит (оптиконейромиелит, болезнь Девика) является аутоиммунным заболеванием нервной системы, характеризующимся сочетанием оптического неврита и поперечного миелита [2]. В течение длительного времени это заболевание расценивалось как особый оптикоспинальный вариант рассеянного склероза. Ситуация кардинально изменилась в 2004 г., когда в крови больных были выявлены специфические антитела, названные NMO-IgG (neuromyelitis optica), а через год был установлен антиген, являющийся мишенью для этих антител, — водный канал аквапорин-4 [3—5].

Открытие специфического молекулярного биомаркера позволило существенно расширить клинический спектр аквапорин-ассоциированных симптомов и состояний, для описания которых предложено использовать термин «спектр растройств оптикомиелита» [6—7]. Клинические проявления у пациентов с антителами к аквапорину-4 могут быть представлены не только признаками поражения спинного мозга (продольно-распространенный миелит) и зрительных нервов (оптический неврит), но и признаками поражения дна IV желудочка и area postrema (неукротимая икота, тошнота, рвота), ствола головного мозга (глазодвигательные нарушения, снижение слуха и головокружение), диэнцефальной области (нарколепсия, гиперсомния, гипотермия, снижение массы тела и другие эндокринные нарушения). Для всех указанных синдромов характерна высокая экспрессия аквапорина-4 [8].

Синдром поражения area postrema и дна IV желудочка в виде неукротимой икоты, тошноты и рвоты является третьим по частоте клиническим проявлением спектра оптикомиелит-ассоциированных расстройств после миелита и оптического неврита [9]. В 2015 г. были опубликованы диагностические критерии заболеваний спектра оптикомиелита, согласно которым поражение зоны area postrema является основным клиническим проявлением. В случае выявления антител к аквапорину-4 в сыворотке крови пациента с данным синдромом диагноз заболевания спектра оптикомиелита устанавливается сразу, если антитела отсутствуют либо их определение невозможно, необходимо наличие минимум двух клинических проявлений заболевания, одно из которых должно соответствовать миелиту или оптическому невриту, или поражению area postrema при соответствующих изменениях на МРТ [10].

Поражение area postrema выявляется у 16—43% пациентов, а в 12% случаев оно является первым клиническим проявлением заболевания [10—15], что соответствует данным представленного наблюдения. Правильная диагностика в этой ситуации является крайне сложной задачей. В подавляющем большинстве случаев пациенты наблюдаются у гастроэнтерологов, терапевтов или врачей общей практики и им проводится расширенное обследование ЖКТ, не выявляющее, однако, диагностически значимых изменений [14—18].

В представленном наблюдении икота, тошнота и рвота у пациентки молодого возраста возникли в послеродовом периоде, который является фактором риска дебюта заболеваний спектра оптикомиелита [19]. Несмотря на увеличение активности амилазы в моче и сыворотке крови, при проведении УЗИ и МСКТ органов брюшной полости, гастроскопии не было выявлено изменений, способных объяснить имеющуюся симптоматику. Обращали на себя внимание также стойкий упорный характер симптомов в течение нескольких недель, отсутствие связи тошноты и рвоты с приемом пищи, а также других признаков поражения ЖКТ. Окончательным подтверждением центрального генеза икоты, тошноты и рвоты являются результаты нейровизуализации, выявившей патологический очаг в area postrema с накоплением контрастного вещества, что свидетельствует об активности процесса.

К настоящему времени связь между поражением area postrema и развитием икоты, тошноты и рвоты убедительно доказана. Так, абляция этой области эффективно купирует рвоту после хирургических вмешательств [20], а в экспериментальных исследованиях выявлено увеличение частоты разрядов нейронов area postrema при рвоте защитного происхождения [21]. Предполагается, что частое поражение area postrema и дна IV желудочка при оптикомиелит-ассоциированных расстройствах может быть связано как с высокой экспрессией аквапорина-4 астроцитами этих областей, так и наличием фенестрированных капилляров в составе гематоэнцефалического барьера и обильной васкуляризацией этой области, что облегчает проникновение сывороточных антител и их связывание с антигеном [13].

В представленном наблюдении симптомы поражения area postrema регрессировали самостоятельно в течение нескольких недель в отсутствие специфического лечения, что согласуется с данными других авторов [12, 14] об обратимости клинических и нейровизуализационных признаков поражения этой области (в отличие от поражения спинного мозга и зрительных нервов). Предполагается, что это может быть связано с особенностями функционирования астроцитов этой локализации, в частности низкой экспрессией транспортера возбуждающих аминокислот EAAT 2 (Excitatory Amino Acid Transporter 2) и использованием независимых от него механизмов регуляции содержания глутамата в синаптической щели. В астроцитах спинного мозга EAAT 2 нековалентно связан с аквапорином-4 и интернализуется вместе с ним при действии специфических антител. Это приводит к нарушению обратного захвата глутамата, увеличению входа ионов кальция в клетку и кальцийзависимой гибели нейронов [14, 22].

Диагностические сложности в представленном наблюдении связаны также с наличием у пациентки клинико-иммунологических признаков синдрома Шегрена. В настоящее время доказана связь между оптикомиелит-ассоциированными расстройствами и системными заболеваниями соединительной ткани. У пациентов с оптикомиелитом часто выявляются разнообразные антитела даже в отсутствие клинических проявлений других аутоиммунных заболеваний [23]. Примерно у 1/3 пациентов с синдромом Шегрена и поражением нервной системы выявляются антитела к аквапорину-4, а клиническая картина соответствует поражению из спектра оптикомиелита [24]. Считается, что подобные случаи целесообразно расценивать не как неврологические осложнения системного заболевания, а как его сочетание с оптикомиелит-ассоциированным расстройством [23].

Представленное клиническое наблюдение демонстрирует диагностические сложности при возникновении синдрома поражения area postrema и дна IV желудочка в дебюте оптикомиелит-ассоциированного расстройства. По мнению большинства авторов [12, 14, 16, 17], при развитии у пациента неукротимой икоты, тошноты и рвоты после исключения патологии ЖКТ и инфекционного заболевания целесообразно выполнение анализа крови на антитела к аквапорину-4 и нейровизуализации. Своевременная правильная постановка диагноза и назначение патогенетической терапии могут предотвратить в дальнейшем тяжелое и инвалидизирующее поражение спинного мозга и зрительных нервов.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

*e-mail: [email protected]

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Нервная анорексия››

В данном разделе речь пойдет о синдроме нервной анорексии, который развивается на фоне стойко зафиксировавшейся рвотной реакции как разновидности истерических форм реагирования. Эти больные (34 человека) имеют определенную дисфункцию желудочно-кишечного тракта уже в раннем детстве (частые диспепсические явления, снижение аппетита, избирательность в еде).

Из-за сниженного аппетита у ребенка родители уделяли чрезмерное внимание его питанию, кормили его слишком долго, стремясь «скормить положенное», иногда даже насильно. В результате перекорма у детей бывали срыгивания и рвота, сначала нерегулярные, зависящие от количества съеденной пищи. Такое состояние длилось первые 3—5 лет жизни.

Кроме того, почти все больные в детстве перенесли заболевания желудочно-кишечного тракта, нередко в тяжелой форме (болезнь Боткина, дизентерия, частые диспепсии и т. д.). В дальнейшем у этих пациентов сохранялась особая «ранимость» желудочно-кишечного тракта в виде повышенной рвотной готовности. К 7 годам рвоты после еды обычно не отмечалось; она возникала лишь изредка, в ситуациях выраженного психического напряжения Почти все больные были единственными детьми в семье, нередко долгожданными, родившимися у уже немолодых родителей.

В преморбиде больных можно выявить умеренно выраженный эгоцентризм в сочетании с нерешительностью, склонностью к сомнениям, неуверенностью. С детства они фиксировали внимание на своих ощущениях, чему способствовало постоянное беспокойство родителей за их здоровье.

В подростковом возрасте больные отличались несколько пониженным питанием и аппетитом, склонностью к запорам, которые сменялись при волнениях поносом. Этим определялась особая фиксация подростков на деятельности желудочно-кишечного тракта.

Дополнительные вредности в виде других заболеваний (грипп, ангина, насморк и т. д.) всегда отражаются на состоянии аппетита и деятельности кишечника.

Непосредственно перед заболеванием все пациенты перенесли тяжелые болезни, значительно ослаблявшие соматическое состояние (оперативное вмешательство, ушиб головы, двустороннее воспаление легких, пищевое отравление, обострение колита и т. д.).

Настоящее заболевание спровоцировано у всех больных психогенно (смерть родственника, конфликт в семье, неудачный брак, непоступление в институт) и выражается вначале в длительном приступе неукротимой рвоты. У некоторых больных психогенными становятся трудно разрешимые конфликтные ситуации, связанные, например, с личной неустроенностью, невозможностью продолжать образование в высшей школе. Психотравмирующая ситуация в совокупности с особой ранимостью желудочно-кишечного тракта обусловливает быструю реализацию рвотной готовности. Другими словами, ранимость желудочно-кишечного тракта способствует формированию атипичной нервной анорексии.

Первая неукротимая рвота длится, как правило, с небольшими перерывами несколько дней. Почти все больные в это время госпитализируются в соматические больницы. Их состояние бывает крайне тяжелым, они испытывают отчаяние, страх смерти. Характерно, что у всех больных даже спустя много лет отчетливо сохраняются в памяти неприятные переживания первой неукротимой рвоты. После выписки, несмотря на проведенное лечение и исчезновение рвоты, больные остаются ослабленными, астенизированными, у них снижается аппетит, появляется боязнь повторения рвоты. Настроение обычно понижено. Мысль о рвоте приобретает навязчивый характер. Даже незначительный психогенный фактор (опоздание на урок, размолвка с родителями и т. д.) может вызвать рвоту. С появлением рвоты как реакции на неблагоприятные моменты жизни у больных значительно ухудшается настроение.

Рвота довольно быстро претерпевает определенную динамику: возникающая вначале после переедания на фоне выраженных волнений она в дальнейшем начинается от одного вида и запаха пищи, а впоследствии и от мысли о ней.

Собственно рвоте у всех больных предшествуют периоды тяжело переносимой длительной тошноты с различными сенестопатическими ощущениями. Только рвота «освобождает» больных от этого крайне неприятного чувства. Тошнота из-за своей продолжительности и выраженности доставляет больным больше страданий, чем сама рвота.

Чтобы исключить появление тошноты и рвоты, больные через некоторое время (5 мес—года) начинают изменять свой пищевой режим, стараются не есть перед «волнующими моментами» (свидание, посещение театра). С этой же целью они сокращают потребление пищи вообще, обычно без особого труда. Однако, несмотря на сокращение приема пищи, у больных при любом дискомфорте возобновляется тошнота. Для облегчения состояния и прерывания тошноты больные искусственно вызывают рвоту.

Такое пищевое поведение (сознательное самоограничение в еде, произвольная и непроизвольная рвота) приводит к значительному похуданию, сопровождающемуся повышенной утомляемостью, снижением работоспособности, раздражительностью, нарушением сна, усиленным сердцебиением. Этот астенический симптомокомплекс сопровождается неверием в возможность излечения, усилением дистимии.

На фоне соматической астенизации в психическом состоянии на первый план выступает боязнь тошноты и рвоты (вомитофобия). Больные живут в постоянном страхе перед возможной рвотой. Этой причиной они объясняют увольнение с работы, отказ от пользования общественным транспортом, так как в присутствии большого числа людей возникает особенно острый страх рвоты и тошноты.

С появлением вомитофобии у больных появляются переживания, близкие к идеям отношения: кажется, что все окружающие обращают на больного повышенное внимание, так как по выражению лица догадываются о возможности рвоты.

Страх рвоты у больных становится настолько сильным, что они подчас вынуждены буквально выпрыгивать из трамвая или автобуса на ходу, не могут ездить в метро, в связи с чем ходят на работу пешком за несколько километров, объясняя это окружающим необходимостью дышать свежим воздухом, развивать мышцы ног и т. д. Все больные из-за выраженной боязни рвоты не могут также ходить в театры, кино, на концерты. При необходимости посещения «людных мест» они принимают седативные средства (элениум или седуксен), что несколько снимает напряжение. Тем не менее и после такой подготовки страх сохраняется; в кинотеатре больные не могут сосредоточиться на содержании фильма, так как постоянно прислушиваются к своим внутренним ощущениям, стремятся вовремя уловить начало приступа, мысленно выбирают кратчайший путь до двери, чтобы «не запачкать людей рвотными массами».

Всю эту симптоматику можно с известной долей условности объединить в так называемый вомитофобический синдром, который включает в себя собственно вомитофобию, сознательное ограничение в еде, произвольную и непроизвольную рвоту, депрессивный фон настроения и своеобразные идеи отношения.

Таким образом, нервная анорексия у этих больных обусловлена вомитофобическими переживаниями. При нарастании соматогенной астении как бы нивелируются прежние истерические особенности личности и на первый план выступают тормозимые черты характера: тревожность, неуверенность, истощаемость, ипохондричность. Больные склонны преувеличивать тяжесть соматических ощущений, иногда у них имеются нестойкие нозофобии. Так, одна больная с эрозией шейки матки постоянно опасалась возникновения рака, у другой кратковременный незначительный подъем артериального давления привел к навязчивому страху гипертонической болезни. Больные предъявляют массу соматических жалоб, пытаются выяснить причину болезни, часто обследуются у врачей различных специальностей, тревожатся по поводу состояния тех или иных внутренних органов. Иными словами, вомитофобический симптомокомплекс все более отчетливо приобретает черты ипохондрического синдрома. Наряду с трансформацией вомитофобии у больных усиливаются астенические черты в виде неуверенности, повышенной впечатлительности и нерешительности, патологической фиксации на своем здоровье.

Без правильного и своевременного лечения у таких больных значительно снижается аппетит. Однако ни в одном из этих наблюдений не наступало выраженной кахексии, что характерно для больных нервной анорексией, обусловленной дисморфоманическими переживаниями. У этих больных, как правило, не бывает и стойкой аменореи. Отношение к своему заболеванию также значительно отличается от такового у больных нервной анорексией, возникающей в связи с убежденностью в мнимом физическом недостатке. Они постоянно ищут помощи у врачей, охотно подвергаются многочисленным обследованиям, требуют различных консультаций. Ограничение в еде у этих больных как бы вынужденное, при этом отсутствует стремление к похуданию, напротив, имеется беспокойство по поводу снижения массы тела. При щадящем режиме, находясь дома, эти больные хорошо едят, не испытывая никаких патологических ощущений.

Характерно также и отношение к пище в периоды обострения: при дисморфомании больные «привязаны» к пище, постоянно заняты кулинарией; при вомитофобии больные, наоборот, «бегут» от пищи, так как нередко один вид пищи вызывает у них рвоту.

Больные с данной патологией чаще всего встречаются в терапевтической практике, где им ставятся различные диагнозы и лечат (часто безуспешно) в течение многих лет.

Нервная анорексия, связанная с вомитофобическими переживаниями, нередко способствует дезадаптации больных. Они выбирают работу «попроще», избегают больших коллективов, все свободное время стараются проводить в щадящей атмосфере своего дома, где чувствуют себя лучше.

Экспериментально-психологическое обследование обнаруживает, что объем непосредственной и опосредованной памяти, а также отсроченное воспроизведение в пределах нормы; объем умственной работоспособности иногда превышает показатели нормы, однако динамика продуктивности указывает как на латентную, так и на явную утомляемость; процесс опосредования заданных понятий явно труден, в частности, у всех больных остаются неопосредованными 1—2 понятия. Образы, выбираемые для запоминания, всегда конкретны и личностно окрашены. Уровень притязаний снижен и коррелирует с самооценкой. Направленность интересов личности весьма конкретная, большей частью бытовая.

Неврологически у всех больных выявляются неустойчивость вегетативной нервной системы, повышение показателей клино- и ортостатических проб.

Катамнестическое прослеживание больных сроком до 15—20 лет выявляет наличие у них тех или иных проявлений вомитофобического синдрома. Однако у большинства больных он, как уже отмечалось, еще больше приобретает признаки типичного ипохондрического симптомокомплекса. У всех больных усиливаются ранее отмеченные характерологические расстройства в виде неуверенности, тревожности, пониженной самооценки, а также ипохондрическая фиксация на своем здоровье. Для иллюстрации приведем наблюдение.

Наблюдение 7. Больная У, медицинская сестра, 25 лет, масса тела 39 кг, рост 160 см. Мать нервная, раздражительная, вспыльчивая Типологически определяется как личность эпилептоидно-истерического склада: лицемерная, завистливая, злобная, мелочно придирчивая, эгоцентричная. Отец спокойный, мягкий, несколько ипохондричный, часто посещает врачей. Больная родилась от второй беременности, протекавшей с выраженным токсикозом. Масса тела при рождении 3200 г, рост 51 см. Больная с детства отличалась плохим аппетитом, всегда плохо и недостаточно ела, пищу иногда выбрасывала. Всегда была «худощавой». Иногда при переедании отмечались «срыгивания» Росла единственным ребенком в семье, воспитывалась, как кумир семьи Любила быть в центре внимания, была общительной, подвижной, капризной, требовательной, в то же время нерешительной, склонной к сомнениям, тревожной. В дошкольном возрасте перенесла коклюш и болезнь Боткина в легкой форме, ангину, грипп. В школе с 7 лет, занималась одинаково хорошо по всем предметам.

В 13 лет обнаружено искривление позвоночника. После длительных уговоров и упрашиваний девочка согласилась на оперативное вмешательство, поскольку консервативное лечение оказалось безуспешным. Проведена хирургическая фиксация позвоночника. По словам больной, плохо перенесла эфирный наркоз, после операции несколько дней были сильная рвота и постоянное чувство тошноты, ничего не могла есть. Похудела на несколько килограммов. При выписке из больницы рвота не беспокоила, но тошнота сохранялась После операции целый год носила специальный корсет, занималась на дому с учителями. Родители в это время были особенно заботливы к дочери, выполняли все ее прихоти. Через год вернулась в свой класс, где все ее жалели, учителя предъявляли меньшие требования, нередко освобождали от уроков Чувствовала себя в это время неплохо, но периодически отмечалась тошнота, которая при волнениях заканчивалась рвотой. Вскоре родители получили новую квартиру в другом районе, который очень не нравился больной. Тяжело перенесла переезд, волновалась, через весь город ездила на занятия в старую школу. В новой квартире «все не нравилось, раздражало». С момента переезда резко участилась рвота, любая, даже минимально дискомфортная ситуация приводила к усилению тошноты и рвоте. В то же время больная нашла, что послеоперационные швы «вызывают чувство физической неполноценности». Из-за постоянной тошноты «с трудом ездила в транспорте». Довольно часто по утрам уже при одной мысли о том, что «придется ехать через весь город, подавляя тошноту», стала возникать рвота натощак. Через некоторое время больная, чтобы предупредить рвоту в метро и автобусе, стала по утрам сама искусственно ее вызывать. После этого некоторое время чувствовала себя удовлетворительно, спокойно ехала в транспорте. Тогда же решила, что «рвота может уменьшиться при ограничении пищевого рациона» Стала ограничивать себя в приеме пищи, впрочем весьма умеренно и только перед какой-нибудь поездкой По выходным дням, когда можно было остаться дома и ни тошноты, ни рвоты не было, ела без ограничения.

Закончила 11 классов, очень хотела поступить в медицинский институт, но мысль о возможном провале на вступительных экзаменах вынудила больную подать документы в медицинское училище. Училась увлеченно, с удовольствием, тогда же отметила, что напряженная учеба отвлекает от мыслей о тошноте и рвоте Чувствовала себя значительно лучше После окончания училища с трудом работала медицинской сестрой, не переносила вида крови, боялась делать внутривенные вливания. На работе стала получать замечания, после чего усилились тошнота и рвота. Поступила на курсы инструкторов по лечебной физкультуре. Однако ожидаемого облегчения на новой работе не получила, справлялась с ней также с трудом, постоянно с напряжением ожидала замечаний.

Летом 1970 г. пыталась поступить на вечернее отделение медицинского института, на последнем экзамене получила неудовлетворительную оценку и восприняла это как «крушение всех надежд и планов». Резко ухудшилось состояние, несколько дней была неукротимая рвота с тошнотой Каждое утро с ужасом ждала рвоты, ничего не ела (чтобы уменьшить рвоту), похудела до 37 кг (рост 160 см). Утром съедала одно яблоко, а затем вызывала искусственную рвоту, вечером ничего не ела из опасения рвоты на следующее утро по дороге на работу. Совсем не могла ездить в транспорте (за исключением такси). В автобусе или трамвае немедленно начиналась тошнота, казалось, что «рвота начнется прямо на глазах пассажиров», «выскакивала на первой же остановке». Особенно тяжело переносила метро, уже «один вид электропоезда, из которого нельзя выскочить, вызывал паническое состояние». В общественном транспорте стала чувствовать На себе «косые взгляды пассажиров», думала, что окружающие «читают» на ее лице «начинающуюся рвоту», начинала краснеть, в руках и ногах появлялось ощущение судорожных подергиваний, «перехватывало горло», испытывала тошноту. По этой же причине несколько лет не посещала театры, кино — «в переполненных помещениях немедленно появлялся страх рвоты». На работу ходила только пешком. Неоднократно лечилась у терапевтов, невропатологов, но без особого эффекта. В 1971 г. вновь пыталась поступать в медицинский институт, но за 4 дня до первого экзамена «на фоне сильного волнения и страха перед рвотой на экзамене» действительно появилась неукротимая рвота, длившаяся 4 дня. Вновь неоднократно обращалась к самым разнообразным специалистам за помощью, причем всегда, когда шла к врачу, лучше себя чувствовала, хорошо ела, тошноты не испытывала. В течение последних двух лет настроение депрессивное, часто «опускаются руки». В периоды обострения не могла смотреть на пищу, «уже один ее вид вызывал неприятное чувство спазма в горле и тошноту». 07.12.71 г. поступила на стационарное лечение в психиатрическую больницу.

При поступлении масса тела 39 кг, истощена, кожа и видимые слизистые оболочки бледные. На коже спины большой послеоперационный рубец. Резкий тремор пальцев рук. Артериальное давление 100/70—130/80 мм.рт.ст. Синусовая тахикардия, пульс ПО уд/мин. Патологии органов грудной и брюшной полостей не выявляется. В неврологическом статусе отмечается некоторое снижение брюшных рефлексов, больше слева. Коленные сухожильные рефлексы повышены с клонусоидами надколенников. Тонус конечностей несколько снижен. Вегетативная нервная система: стойкий красный дермографизм, при волнении — игра вазомоторов на лице и туловище, гипергидроз. Показатели клино-ортостатической пробы и пробы Ашнера умеренно повышены. Обращают на себя внимание некоторые черты дизрафического статуса: видимый сколиоз, множество родимых пятен на коже туловища; ноги покрыты обильным волосяным покровом.

Психический статус: тосклива, подавлена, астенизирована. Подробно рассказывает о своем состоянии, во время беседы покрывается красными пятнами. Рассказывая о страхе перед тошнотой и рвотой, глотает слюну, давится. Постоянно прислушивается к своим внутренним ощущениям. В отделении на незначительные раздражители («неприятная» соседка, недостаточно проветренная комната, болезненный укол и т. п.) давала стереотипные реакции в виде тошноты и рвоты. Долго не могла одна выходить за пределы больницы: появлялось усиленное сердцебиение, ощущала дрожь во всем теле, судороги в конечностях, «подкашивались ноги», «слабели руки», наступали тошнота и рвота.

Экспериментально-психологическое обследование затруднено из-за приступов тошноты: больная не могла работать более 10—12 мин. При обследовании больная активно пользовалась помощью экспериментатора, задания старалась выполнить как можно лучше. Выявлено снижение объема памяти (непосредственной и опосредованной), затруднены переключение и концентрация внимания. Больная испытывала значительные трудности при опосредовании понятий. Образы, выбираемые для запоминания, конкретные, однообразные, много эмоционально окрашенных, прямо связанных с переживаниями больной. При решении мыслительных заданий отмечалось большое количество конкретно-ситуационных ошибок, неравномерность в степени обобщения.

На ЭЭГ выраженные диффузные изменения в виде снижения амплитуды колебаний, отсутствие регулярного альфа-ритма, деформации волн тега-ритма, острые быстрые и медленные колебания небольшой амплитуды. Дизритмия. Реактивность снижена.

Больная долго лечилась небольшими дозами нейролептиков в сочетании с психотерапией и общеукрепляющими средствами. К моменту выписки была спокойной, поправилась на 5 кг, рвоты не испытывала, хотя периодически отмечались легкие подташнивания. Хорошо ела. После выписки еженедельно получала по одному сеансу гипноза!, в дальнейшем — 1 сеанс в 2 нед. Через некоторое время после выписки у больной произошел полный разрыв с человеком, за которого она собиралась выйти замуж. Состояние резко ухудшилось: возникли подавленное настроение, рвота и вновь отказ от еды по тем же причинам, что и прежде.

В амбулаторном лечении был использован плацебо-эффект: кроме психотерапии, назначен нейтральный препарат под видом новейшего антирвотного лекарства. Сеансы гипноза проводили чаще, до 3 раз в неделю. Через месяц такого лечения вновь исчезли все неприятные ощущения. В последние 10 мес. больная получает поддерживающую терапию.

В данном случае у больной при несколько пониженном с детства аппетите и определенной соматической ослабленности (тяжелая операция) возникает рвота, которая закрепляется в психотравмирующих ситуациях и становится своеобразным типом реагирования. Постоянная тяжело переносимая тошнота и возможность появления рвоты «в неподходящих условиях» привели к тому, что больная сама стала вызывать рвоту, опасаясь ее непроизвольного появления в неподходящей ситуации и ограничивать себя в приеме пищи. В последующем в клинической картине на первый план выступает выраженный страх тошноты и рвоты (вомитофобия). В дальнейшем этот синдром усложняется присоединением депрессии и ипохондрических переживаний. Нарастают и личностные изменения в виде усиления тормозимых черт (астенизация и патологическая фиксация на своем здоровье). Следовательно, у данной больной можно думать об истерическом неврозе с затяжным течением и видоизменением клинической картины в связи с превалированием атипичной нервной анорексии.

Таким образом, в рамках пограничных психических заболеваний нервная анорексия может также входить в структуру истерического невроза, сочетаясь с выраженной вомитофобией. У больных с истерическими и астеническими чертами характера отказ от еды не был связан с мыслями о коррекции «излишней полноты», а обусловливался страхом перед рвотой, ставшей привычной формой реагирования. Синдром нервной анорексии у этой группы больных не получал полного клинического развития (не было выраженной кахексии, аменореи).

Рвота с кровью или неукротимая рвота

Рвота является зашитным рефлексом, направленным на удаление из организма токсических или раздражаюших вешеств.Рвоте предшествует тошнота, которая проявляется беспокойством, слюнотечением, облизыванием губ, многократным сглатыванием. Потом животное как будто давится, вытягивает и нагибает голову, после чего начинаются сокрашения брюшной мускулатуры и отрыгивается содержимое желудка.

Причины рвоты?

Рвота может быть вызвана самыми различными заболеваниями. наиболее часто встречающиеся причины рвоты это:

  • отравления,
  • вирусные и бактериальные инфекции,
  • заболевания внутренних органов,
  • кишечная непроходимость.

Только врач может выяснить истинную причину рвоты после осмотра, сбора анамнеза и необходимых диагностических мероприятий. Владельцу, в свою очередь, необходимо обратить внимание на следующее:

  • когда и как часто бывает рвота (до еды, после или не связана с приемом пиши),
  • что содержиться в рвотных массах (непереваренная пища, полупереваренная пища, слизь, желчь, кровь).

Что будет делать врач?

Осмотрит вашего любимца и далее, решив какие еще необходимы исследования, может провести:

  • обший и биохимический анализ крови,
  • УЗИ брюшной полости и рентген,
  • направить на эндоскопическое исследование,
  • Неотложные состояния.

Неукратимая рвота всегда является признаком серьезных и опасных для жизни заболеваний. Она указывает на острое поражение пищеварительного тракта. Причиной такой рвоты может быть отравление пищевыми токсинами, микробными (инфекционные заболевания), продуктами метаболизма (заболевания почек, печени), инвагинация, новообразование желудочнокишечного тракта. Также, непрекращающаяся рвота может свидетельствовать о непроходимости, вызванной, например, инородным телом. Такая рвота требует СРОЧНОГО! обращения к врачу.

Рвота с кровью является чрезвычайно тревожным симптомом. Причин для такой рвоты много и все они опасны для жизни животного. Чаще всего причинами являются: парвовирусный энтерит, отравления, инородное тело, язвенный гастрит. Не пытайтесь справиться самостоятельно или с помощью интернета и друзей. Срочно покажите покажите своего питомца врачу.

Осложнения рвоты

Рвота может вызвать несколько осложнений, особенно если она повторяется в течение нескольких часов или дней. Некоторые из осложнений, связанных с повторной рвотой, включают:

Аспирация рвотных масс в дыхательные пути и легкие

Чаще всего рвотные массы содержат желудочное содержимое, имеющее кислую природу. Одним из распространенных осложнений рвоты является перенаправление рвоты в дыхательные пути через трахею в легкие.Это называется устремлением.

Аспирация обычно невозможна, так как дыхательные пути защищены надгортанником, который закрывается при попытке проникновения жидкости. Кроме того, любое крошечное количество вдыхаемой жидкости обычно приводит к кашлевому рефлексу, который эффективно удаляет жидкость, не вызывая повреждения легких. Однако риск аспирации содержимого рвоты становится высоким, когда этот защитный кашлевой рефлекс ослаблен или отменен, например, когда человек находится в сильном опьянении или под наркозом.Люди без сознания, младенцы и очень пожилые люди также имеют плохой кашлевой рефлекс, что увеличивает риск аспирации.

Аспирация приводит к удушью, асфиксии и аспирационной пневмонии. Аспирационная пневмония — это инфекция и воспаление легких из-за аспирации. Это может быть опасно для жизни и может привести к дыхательной недостаточности, если не выявить и не лечить на ранней стадии.

Электролит и потеря воды

Чрезмерная рвота, особенно в течение длительного периода времени, приводит к чрезмерной потере воды и электролитов из организма.Электролиты, такие как натрий, калий, кальций, магний, бикарбонаты и ионы хлора, необходимы для нормального функционирования организма. Поскольку вода теряется во время рвоты, тонкий баланс электролитов также нарушается, что может привести к серьезным осложнениям.

Вытеснение содержимого желудочного сока вызывает потерю ионов хлора и водорода, что может привести к гипохлоремическому метаболическому алкалозу, при котором высокие уровни бикарбоната и углекислого газа, но низкие уровни хлоридов, приводят к повышению pH крови.Кроме того, может быть низкий уровень калия (гипокалиемия). Другая проблема заключается в том, что из-за рвоты очень трудно как потреблять пищу и жидкости, так и подавлять их. Это еще больше усугубляет истощение и дефицит электролитов, ухудшая состояние.

Повреждение эмали зубов

Это обычно наблюдается у людей, страдающих нервной булимией, которые целенаправленно вызывают регулярную рвоту как часть своего заболевания. Кислота желудка, контактирующая с эмалью, разрушает и повреждает зубы.Пищеварительные ферменты в рвотных массах также повреждают десны, что приводит к стоматологическим осложнениям.

Слеза слизистой оболочки пищевода

Это называется слезой Мэллори-Вейсса и возникает из-за обильной рвоты, которая разрывает внутренние стенки слизистой оболочки пищевода. Это проявляется в виде красноватых полосок свежей крови в содержимом рвоты.

Дополнительная литература

Актриса «Ушедшая» Лиза Бэйнс запомнилась как «неукротимая»

Актриса «Ушедшей» Лиза Бэйнс, которая погибла на этой неделе в результате аварии на скутере во время поездки в Нью-Йорк, запомнилась во вторник. на обоих берегах как «неукротимый» дух с «непоколебимой добротой».

Бэйнс, 65 лет, житель Лос-Анджелеса, который снимался в многочисленных фильмах, телешоу и театральных постановках, в том числе в фильмах «Нэшвилл» и «Мадам секретарь», в понедельник скончался от черепно-мозговой травмы.

«Ее сценическое мастерство, магнетизм, мастерство и талант могли сравниться только с ее непоколебимой добротой и милосердием по отношению ко всем нам. Огромная потеря… », — написал в Twitter актер Сет Макфарлейн, работавший вместе с Барнсом над его телесериалом« Орвилл ».

Певица Джилл Собул сказала, что ее «только что арестовали» из-за известия о смерти актера.

Бэйнс был оставлен в коме после аварии, прежде чем в конце концов скончался. Кристофер Садовски

«Лиза Бэйнс была великолепной, веселой и великодушной — всегда помогала мне в трудные времена. Она была так любима многими », — написала она в Твиттере.

Джули Уайт, бывшая коллега по съемкам и подруга с почти 30-летним стажем, сказала, что цеплялась за надежду, что Бэйнс вырвется из комы после того, как ее косили на Верхнем Вест-Сайде, когда она пересекала Амстердам-авеню на Вест-64 4 июня.

«Я просто не мог себе представить, что она из этого не выберется. Она была таким неукротимым человеком », — сказал Уайт The Post во вторник.

Лиза Бэйнс выступала в таких шоу, как «Морская полиция», показанном здесь, во время ее карьеры. CBS через Getty Images

Она сказала, что актриса была «безоговорочно любящей» и «такой особенной», с голосом, легко узнаваемым друзьями, потому что он напоминал кого-то. в фильме 1940-х годов.

«Пройдя через это время, голос в моей голове — это она», — сказал Уайт. «Она бы сказала« дорогой ».«У нее была такая манера говорить, это было просто потрясающе».

Хотя Бэйнс жила в Лос-Анджелесе, актриса театра и кино имела тесные связи с обоими побережьями.

Бэйнс запомнился бывшей соратницей Джули Уайт как «безоговорочно любящей». Эван Агостини / Invision / APBanes был сбит с толку в Верхнем Вест-Сайде, когда 4 июня пересекал Амстердам-авеню на West 64th. Виктория Уилл / Invision / AP

«Она была очень, очень дружелюбна и очень верна своим друзьям. Если вы подружились с ней, вы приобрели друга на всю жизнь », — сказала The Post подруга Синтия Кроссен.

Кроссен сказал, что Бэйнс был настолько близок к идеальному человеку, которого я когда-либо знал.

«Она была теплой, щедрой, доброй, красивой и веселой, но в то же время отзывчивой и чуткой», — сказала она.

Любимые люди планируют мемориал к падению, возможно, в ее альма-матер, Джульярд.

Лиза Бэйнс (сзади справа) изображена в фильме «Ушедшая девушка». Предоставлено Everett Collection

Полиция не объявила ни о каких арестах по делу о побеге.

«Я думаю, что друзья и семья уверены, что полиция действует осмотрительно и осторожно, и действительно хотят заполучить этого человека», — сказал Кроссен.

Прочтите Неукротимый мастер эликсиров Глава 542 — Новые солдаты (3) онлайн бесплатно

Глава 542: Новые солдаты (3)

Переводчик: Atlas Studios Редактор: Atlas Studios

Густой запах кровь пронизывала всю носовую полость, доходя до легких. Это было так противно, что некоторых мужчин сразу рвало.

Из-за их рвоты остальным было еще труднее переварить пищу.

«Генерал, позвольте говорить!» Внезапно встал новый солдат.

Цзи Фэнянь посмотрел на него. «Говорить.»

«Это… Боюсь, мы не можем сейчас это есть. Если это наказание за наши прежние неблагоразумные поступки, у нас нет другого выбора, кроме как терпеть это. Однако разве предыдущее наказание поркой недостаточно? » Кровь залила уголки его рта — очевидно, он попробовал это сырое мясо.

Его слова отразили мысли многих новых солдат. Все они чувствовали, что Цзи Фэнянь специально усложняет им жизнь.

Однако…

Цзи Фэнянь ухмыльнулся этому новому солдату.»Сидеть.»

Ошеломленный новичок оставался неподвижным. Тем не менее, только один холодный взгляд Цзи Фэнянь заставил его немедленно сесть.

Цзи Фэнянь перевела взгляд. В этот момент Линхэ и остальные вошли в столовую, каждый неся большую тарелку, наполненную таким же сырым окровавленным мясом.

Линхэ поставил одну тарелку перед Цзи Фэнянь. Новые солдаты смотрели в оцепенении, не зная, что будет дальше.

Цзи Фэнянь уже кусал кусок мяса.

Чистые края рта Цзи Фэнянь были залиты кровью, когда она жевала сырое мясо. Она выглядела совершенно естественно, грызя этот кусок плоти — как будто она ела вашу обычную пищу.

Проглотив сырое мясо, Цзи Фэнянь взглянул на ошеломленных солдат.

«Кучка бесполезных идиотов». Окровавленные губы Цзи Фэнянь изогнулись в усмешке. После этого она продолжила есть свою еду, не беспокоясь об остальном.

Но фраза «бесполезные идиоты» горела в сознании каждого нового солдата.

Как группа больших парней могла бояться того, что девушка готова съесть?

Руководствуясь менталитетом «сделай или умри», толпа начала грызть сырое мясо.

Та сцена…

Было одно большое кровавое месиво. Рты, лица и руки у всех были в красных пятнах — они были похожи на стаю диких зверей, выпивавших.

Лу Шаоцин был ошеломлен, когда его окружили жевательные звуки.

Будучи умным парнем, он понимал действия Цзи Фэнянь и даже причину ее провокационного замечания «бесполезных идиотов».Лу Шаоцин посмотрел на сырое мясо перед ним. Глубоко вздохнув, он подавил отвращение и начал есть.

На простой завтрак все ели как дикари. Выходя из столовой, их окровавленные лица шокировали патрулирующих солдат-ветеранов.

Те, кто не был в курсе событий, думали, что в столовой, должно быть, разгорелась массовая драка.

После «завтрака» новые солдаты сразу же начали свой спринт. Обед был еще одним праздником сырого мяса, но количество людей, рвущихся, резко сократилось.

Подстрекаемые этим «бесполезным идиотом» замечание, солдаты переносили утро и день. Однако с наступлением ночи группа снова была ошеломлена.

В результате долгого дня высокоинтенсивных тренировок все голодали даже после этих двух предыдущих приемов пищи. Но сегодня вечером… кроме воды в колодце, им было нечем наполнить животики…

Совет: вы можете использовать левую, правую, клавиши A и D на клавиатуре для перехода между главами.

Акула, изрыгающая татуированную руку, спровоцировала самое странное дело об убийстве в Австралии

В один суровый день в Сиднейском аквариуме Куджи 25 апреля 1935 года их последняя достопримечательность — 4.4 метра (14,4 фута) тигровая акула — бросила человеческую руку, играя с двумя разбросанными боксерскими татуировками. В замешательстве и рвоте от акул детективы бросаются в аквариум и сталкиваются с вопросом, который может преследовать их всю оставшуюся карьеру: «Как татуированная рука оказалась в аквариуме с акулой?» Это может звучать как городская легенда или плохо написанный эпизод Шоу полицейских 1980-х годов, но газетные вырезки из газеты Sydney Truth 1935 года предполагают, что эта история была такой же невозможной, как и тогда.

По их словам, эта история была «чудесной трагедией — трагедией, о которой Эдгар Аллан По никогда не мечтал в его странных произведениях». Благодаря характерным татуировкам и отпечаткам пальцев жертва смогла идентифицировать часть тела как левую руку брата Джеймса «Джимми» Смита, 45-летнего боксера-любителя английского происхождения, который работал в салоне влажного бильярда в Сиднее. Позже выяснилось, что Джимми был немного «забавным чернокожим», поскольку местные жители говорят, что у него было несколько связей с криминальной сетью города, особенно с бизнесменом Реджинальдом Холмсом.Через Холмса Джимми был вовлечен в прибыльный бизнес по использованию лодок для доставки лекарств у побережья Сиднея.

Однако их «деловое партнерство» обострилось, когда пара оказалась втянутой в скандал, связанный с потоплением счастливого крейсера Pathfinder. К середине 1930-х годов Австралия начала ощущать на себе поистине великую депрессию. Джимми Холзу угрожали шантажом в обмен на наличные и в плохих отношениях со своим бывшим деловым партнером, и напряженность в преступной сети продолжала расти.В последний раз Джимми видели пьющим и играющим в карты с человеком по имени Патрик Брэди в отеле «Сесил» в Кронулле 7 апреля 1935 года.

Когда в венах потекло достаточно пива, они вернулись в небольшой коттедж, арендованный на улице Брейди Талломби. Таксист позже сообщил полиции, что привез Брэди с Талломби-стрит в резиденцию Холмса. Водитель также заявил, что Брэди явно нервничал и что-то прятало под курткой. Через три недели после того, как тигровая акула схватила слабого старого Джимми за руку, 16 мая 1635 года, Фаст Брейди был быстро арестован полицией по подозрению в убийстве, и он быстро обвинил в этом Холмса.Полиция допросила Холмса, но он отрицал, что знал Брейди.

Подросток-спортсменка возвращается в футбол после редкого расстройства

Карпентер снова пытается заняться спортом, который любит

Ослабленная и прикованная к инвалидному креслу из-за множества болезней, Макензи Карпентер пытается вернуться на футбольное поле. Игра — ее страсть.

Билл Бреслер, hometownlife.com

Как могла здоровая девочка-подросток Макензи Карпентер внезапно перейти от полного наклона на футбольном поле к тому, что у него не было сил двигать ногами, а затем, чудесным образом, снова разогнать его до скорости. шаг за шесть месяцев?

Одним словом: смелость.

Чтобы пройти тернистый путь от двух редких заболеваний, поразивших ее прошлой осенью, также потребовались важные медицинские ноу-хау 21 века, а также настойчивость и позитивное мышление от родителей Лори и Дуга Карпентеров из Вестленда.

«Это потрясающе», — сказал Дуг. «Я думаю, что многие взрослые сдаются в жизни, когда для них наступают тяжелые времена. У нее были тяжелые времена, и она просто безжалостна ».

После того, как у Макензи диагностировали дизавтономию — по сути, отключение нервной системы, — а затем гастропариз (описанный как паралич желудка), она не могла есть, не бросив ее обратно.

Сидеть стало слишком больно из-за хрупкого ушиба копчика. Для перехода из точки A в точку B требовалось использование четвероногих ходунков.

И все же она есть, она яростно пинает футбольный мяч на заднем дворе, готовится к отцовскому дню, чтобы попасть в команду Canton Celtic.

Не сдерживается

В январе она не могла ходить. Несколько месяцев спустя второкурсница Кантонской средней школы провела до 35 минут в футбольных матчах для девочек младшего школьного возраста.

«Я удивлен, потому что думал, что (футбол) будет намного сложнее, что и было», — сказала 15-летняя Макензи о том, как она вернулась в спорт, который так любит, что хочет заниматься им в колледже. а потом профессионально. «Но я просто подумал, что вы живете только одну жизнь, поэтому вам просто нужно приложить все усилия, чтобы вернуться туда, где вы хотите быть».

Конечно, одни дни лучше, чем другие. «Я знаю, что были несколько дней, когда я был просто вне себя, у меня действительно кружилась голова, и у меня было низкое кровяное давление.Но я просто налила еще воды », — сказала она.

Энергичная девочка носит рюкзак, содержащий пакеты с водой, жидкой едой и компьютеризированное приспособление, которое контролирует, сколько пищи может пройти через назогастральный зонд (НГ), который вводится через ее ноздри в горло.

Она отсоединяет трубку NG от рюкзака перед игрой в футбол, но она все еще может вводить шприцы с водой в портал, когда требуется освежение.

Семья скоро сможет отдохнуть от всего этого.29 июня Макензи посетит своих врачей в больнице Royal Oak Beaumont в надежде, что трубка будет удалена.

«Главное, что она начинает откладывать крохотные кусочки еды», — сказала мама Лори. «Ей нужно постоянно сдерживать пищу. Но вода, сколько бы месяцев мы ни находились и не выходили из отделения неотложной помощи, обезвоживалась, она получает три пакета жидкости каждые несколько дней ».

Вдохновение

Тем, кто не знаком с невероятным путешествием Макензи вверх и вниз, кажется, что ей, вероятно, не следует играть в соревновательный футбол — не с той трубкой NG, заплетенной в ее волосы.

Итак, когда футболист-первокурсник Ливонии Стивенсон Кенна Федриго впервые столкнулась с Макензи, она не знала, как подойти к своему сопернику.

Но Макензи настолько вдохновила Федриго, что молодой спартанец опубликовал эмоциональное послание уважения в Instagram.

«Ты действительно сильная девушка, и самое лучшее в тебе то, что ты не хочешь, чтобы к тебе относились иначе», — написала она. «Я мог сказать, что ты, как и все, хотел справедливого отношения, потому что был агрессивен. Сначала это меня удивило, но потом мне нравится складывать два и два и выяснять это, и это, честно говоря, круто.Я просто хотел тебе сказать.»

Многие люди не менее удивлены.

Подробнее: Levant Kitchen приносит средиземноморскую кухню в Кантон

Подробнее: Уэйн присоединяется к другим общинам, объявляя опиоидную эпидемию общественной неприятностью

Подробнее: Accenture открывает новый технологический центр инноваций в Ливонии

«Это ее позитив. один. Не знаю, смогу ли я это сделать, — сказала ее мать. «Каждый день, каждый визит к врачу, каждый укол, каждая трубка в носу и в горло, постоянная рвота — она ​​продолжает.Она вдохновляет людей больше, чем когда-либо узнает.

«Я не думаю, что она понимает, сколько людей она мотивирует и вдохновляет. Каждый день ко мне кто-то подходит: «Как Макензи, черт возьми, она меня вдохновила» ».

Трудно представить

С улыбкой и решительным духом Макензи продолжает оправляться от непостижимых медицинских неудач. Однако прошлой осенью вероятность того, что она сможет вернуться на футбольное поле, была в лучшем случае сомнительной.

Она оказалась в эпицентре ужасающей череды событий, последовавших за обмороком во время футбольного турнира в начале октября в Индиане.

«Они отправили нас в больницу в Индиане и сказали найти кардиолога», — сказала она. «Я не знал, что происходит. Я был немного сбит с толку, я действительно не знал, что происходит ».

Загадочный диагноз: дисавтономия.

Согласно Википедии, дизавтономия — это заболевание, «при котором вегетативная нервная система не работает должным образом. Это может повлиять на работу сердца, мочевого пузыря, кишечника, потовых желез, зрачков и кровеносных сосудов.

Лори сказала, что у Макензи в детстве действительно шептала, но ее сердце не сдавалось. «Просто не работает ее вегетативная нервная система, которая все контролирует», — сказала она.

Во-первых, она не могла подавить еду. По оценкам родителей, ее часто рвало более 30 раз в день.

«Было страшно, — сказала Лори. «Мы знали, что у нее шепот. Но все было хорошо (с сердцем), просто не работает вегетативная нервная система, которая все контролирует.

Коврик вытащил

Затем наступило 9 ноября, когда Макензи потеряла способность пользоваться конечностями.

«Я был дома на кровати, делал домашнее задание, я пошел вставать, и мне показалось, что мои ноги спят, я начал вставать и не мог ходить», — сказала Макензи. «Когда я попытался встать, мне было так больно из-за давления, что я просто плюхнулся».

Родители Макензи быстро отвезли ее к врачам в Бомонте. Она перенесла все, от рентгена до МРТ, пытаясь найти какое-то объяснение своей потрясающей ситуации.

В конце концов Плотники узнали, что у Макензи также был гастропариз, потенциально смертельное заболевание. Она не могла есть без рвоты. Она очень похудела.

Но бригада врачей стабилизировала ее положение, и ей была вставлена ​​трубка NG.

«Цель (с трубкой) заключалась в том, чтобы увеличить ее вес, чтобы уменьшить давление на нерв в некоторой части желудка», — сказал Дуг. «Кишечник, они были на пути к разрушению.

«Теперь, благодаря дополнительному питанию, они расширились, и, надеюсь, давление снизилось, так что ее не будет тошнить так сильно или совсем.”

Пинаем его

Макензи действительно начала делать шаг в правильном направлении, это была физиотерапия в Кантоне. Ее тренировки начались в декабре, и ее прогресс постепенно переходил от использования ходунков к опоре на трость.

Восстановление сделало следующий невероятный шаг. Неудивительно, что футбол тут как-то связан.

«Она на самом деле пнула кучу футбольных мячей, когда шла на Probility, это было потрясающе», — сказал Дуг. «Я знал, что у нее было желание сделать это (вернуться), я просто не знал… Это было в январе, когда она снова училась ходить.

«Футбольные пробы были в марте. Ей нужно было действовать быстро, и она это сделала. Она была безжалостна и просто пыталась, пыталась, пыталась ».

Каждый день Макензи становилась сильнее физически и морально. Ее желание снова играть в футбол никогда не подвергалось сомнению.

«Да, многие люди были удивлены», — сказал Макензи о фактическом пополнении списка JV Chiefs. «Мой тренер не знал, как я буду поступать, поэтому сначала он назначил меня менеджером.А потом он сказал, что я неплохо справился на отборочных заездах, так как тренировался впервые. Он сказал, что у меня все в порядке, поэтому я могу попасть в состав СП.

«Тогда я просто тренировался, а потом он сказал, что я действительно хорошо тренируюсь, так что тогда я мог играть в игры. Думаю, я пропустил всего две игры ».

И она не планирует останавливаться сейчас, в надежде сыграть в футбол в путешествиях этим летом и, возможно, попасть в университетскую команду Кантона в 2019 году.

«Я очень люблю футбол и не хочу отказываться от этого. , — сказала Макензи, ее лицо загорелось.«И я люблю заниматься спортом. Одна из причин, по которой я по-прежнему позитивно отношусь ко всему, — это мои друзья.

«Без друзей я не знаю, что бы делал. Но они всегда позитивные и все такое, и мне нравится быть среди позитивных людей ».

Любой, кто проведет всего несколько минут с Макензи Карпентер, может понять, что она олицетворение позитива.

Посетите www.dinet.org или www.dysautonomiasupport.org для получения дополнительной информации о заболевании.

Свяжитесь с Тимом Смитом в tsmith @ hometownlife.com. Следуйте за ним в Twitter: @TimSmith_Sports.

Минуты мучительно тикают в «Доме с часами»

Марк Кеннеди, Associated Press
| AP

Десятилетний герой из фильма «Дом с часами в стенах» любит искать в словаре такие слова, как «предчувствие» и «неукротимый». Возможно, он захочет узнать термин «отвратительный» — он подходит для этого фильма.

Адаптированный из романа Маршалла, штат Мичиган, уроженца Мичигана, Джона Беллэрса, о сверхъестественных молодых взрослых, фильм каким-то образом управляет своим колдовством в поиске идеального несладкого места: это слишком страшно для маленьких детей, недостаточно страшно для старших, достаточно забавный или умный для своих родителей и слишком излишний для всех.Пуф! Смотрите, как публика исчезает.

Директор Эли Рот, специалист по ужасам, сильно споткнулся, войдя в опасную сферу прихоти, которая добавляется сюда в таких высоких дозах, что может привести к летальному исходу. Фильм якобы повествует о взрослении Гарри Поттера, но действительно пугает то, почему Кейт Бланшетт и Джек Блэк решили присоединиться к нему.

История, написанная Эриком Крипке, создателем телесериала «Сверхъестественное», сосредоточена на недавно осиротевшем 10-летнем мальчике по имени Льюис в 1955 году. Он переезжает в город Мичиган, чтобы жить со своим таинственным любителем шоколада дядей, которого играет Блэк, который оказывается чернокнижником.Соседка по соседству Флоренс Циммерманн — элегантная, любящая пурпур ведьма, которую играет Бланшетт.

«Вот увидите. Здесь все по-другому, — говорит герой Блэка удивленному мальчику. Но он лжет. Здесь все очень знакомо: туманные кладбища, жуткие куклы, пыльные книги, скелеты животных в маленьких резных коробках, богато вырезанные книжные куртки, секретные комнаты за книжными шкафами, удары по стенам и даже комедийные помощники, не являющиеся людьми (на этот раз кресло и топиарий грифон).

Была очевидная попытка подражать холодной угрозе Эдварда Гори, который предоставил изображения для книги Беллэрса, но этот фильм на самом деле просто опирается на реквизит и наводящую на размышления музыку, никогда не находя последовательного тона или видения. Иногда это похоже на фильм Уэса Андерсона; в других случаях это больше похоже на Уэса Крейвена.

Молодой Льюис, встревоженный, не по годам развитый — и одетый самым ленивым образом, чтобы показать, что с парой очков авиатора времен Первой мировой войны и галстуком-бабочкой — должен сам научиться быть чернокнижником, вписаться в школу, решить тайна спрятанных часов и спасти вселенную.Детский актер Оуэн Ваккаро здесь отлично справляется. Его подвели взрослые.

Главные из них — Блэк и Бланшетт, которые снимаются в разных фильмах. Он в комическом фарсе, полном анекдотов и рвущих тыкв, а она разыгрывает очень серьезную английскую драму в гостиной.

Ближе к концу, Бланшетт вооружается оружием, напоминающим зонтик, становясь чем-то вроде оскароносной Мэри Поппинс, когда она косит врагов чем-то вроде молний.Что происходит с черным? Вы бы поверили в поистине тревожную сцену с его бородатым взрослым лицом на теле ребенка? (Есть изображение, которое мы все сделаем в могиле.)

Вся эта неразбериха тянется к неприятному завершению — подождите, это Кайл Маклахлан появляется поздно? Кайл? Он тоже проиграл пари? — а затем все заканчивается невероятно липким, сладким большим влажным поцелуем финала, который подрывает весь проект.

Соответственно, заключительные титры вызывают тупой юмор совершенно другого аниматора: Чарльза Аддамса.(Ищите шутливые титры для дивана и грифона, если вы один из редких людей, которые остаются поблизости.) Ничто не имеет большого смысла в «Доме с часами в его стенах», за исключением, возможно, когда персонаж Блэка предупреждает: « Это не место для ребенка ».

«Дом с часами в стенах»

Одна звезда

из четырех звезд

с рейтингом PG; зрелые темы, колдовство, боевик, страшные образы, грубый юмор, язык

1 час, 39 минут

Открывается показами четверг

Неукротимый — Глава 1 — Линкувус — 僕 の ヒ ー ロ ー ア カ デ ミ ア | Боку но герой академии

Текст главы

Катуски бакугоу было четыре года, когда он впервые понял, что что-то не так.

Ему не нравилось, как его одноклассники обращались с ним по-другому, потому что он был девочкой, ему не нравилось, как слова «она» и «ее» выскользнули из языков людей и напали на его уши. Это не подходило, это было похоже на сложение неправильных кусочков головоломки, и каждый раз, когда он слышал эти слова, обращенные к нему, он чувствовал, что что-то, что он мог описать только как отвращение, пробегало по его спине.

Его причуда только что проявилась, он все еще учился контролировать ее, звук хлопков быстро превратился в знакомый шум, когда искры плясали на его ладонях.Это было просто из-за его причуды, вот и все, его тело менялось, чтобы приспособиться, так что, вероятно, это был просто какой-то странный побочный эффект. Вот как он оправдывал это в то время, это имело для него достаточный смысл, что успокаивало нервы в его груди; по крайней мере на время.

Ему было десять, когда это оправдание уже не помогало.

У него были короткие волосы, которые можно было купить только в отделе для мальчиков в магазинах одежды, он пинался, кричал и плакал, если родители пытались надеть его на что-нибудь женственное, и он чувствовал волну счастья каждый раз, когда незнакомец называл его «молодым человек «, от которого у него необъяснимо кружилась голова, только для того, чтобы его вырвали из-под его ног, как только его родители поправят их.

Он был сбит с толку, обезумел и разочарован; он так сильно хотел понять, что происходит, почему он так себя чувствует, поэтому он обратился в Google. У Google всегда были ответы. Глубокой ночью, когда его родители уже давно легли спать, он выскользнул из своей комнаты и тихонько направился в гостиную. Его мать всегда оставляла свой планшет на журнальном столике, и без особых проблем даже в темноте он нашел его и осторожно поднял. Он сел на диван, его движения были медленными, чтобы не шуметь; как только он разблокировал планшет, он открыл поисковик, там его пальцы остановились — как он задает вопрос, который даже не знает, как сказать? Он сидел и смотрел на панель поиска, пока свет планшета освещал его лицо, мигание текстового курсора насмехалось над ним, он резко выдохнул через нос, как бы бросая вызов; он начал печатать, формулируя это так, как он знал.

«Я девочка, но чувствую себя мальчиком?»

Он перечитал свой вопрос снова, и снова, и снова, затем он посмотрел на кнопку поиска, это было похоже на то, что он осмеливался нажать на нее, но мало ли он знал, Кацуки никогда не отступал от вызова.

Он нажал на поиск и, не мигая, смотрел на экран, пока страница загружалась, его сердце чувствовало, что оно в любой момент может выбиться из его груди. Страница наконец появилась, и первые слова, которые он прочитал, были «каково быть трансгендером. Он колебался на мгновение, но щелкнул ссылку на статью. По мере того, как он читал, звук его сердца, бьющегося в ушах, становился все громче, до такой степени, что он едва мог слышать себя, читая слова на странице в своей голове ; вот оно, вот как он себя чувствовал, все это было как гвоздь по голове; он почувствовал, как слезы навернулись на глаза, когда он дошел до конца статьи. Он был не один в этом, он Это было не странно из-за такого чувства, он был не единственным. Слезы текли по его щекам, падая на планшет, когда он читал последнюю строчку, «не бойся, как ты» Чувствуешь, все будет хорошо.» Ему потребовалось время, чтобы собраться, но как только он это сделал, он предпринял еще один поиск.

«Трансгендер»

Оттуда он перешел на страницу Википедии и читает только для того, чтобы встретить его большими и запутанными словами, которых он не понимает, и быстро понял, что это будет не так просто, как он надеялся. Он нажимает на каждое непонятное слово, сопровождаемое ссылкой, и читает эти страницы; он читал, и он читал, и он читал.

«Переход»

«Зонтичный термин»

«Транс-женщины»

«Трансмен»

«Гендерная дисфория»

«Заместительная гормональная терапия»

«Тестостерон»

«Операция по смене пола»

К тому времени, как он закончил, прошло два часа; он был усталым и измученным, но он был счастлив, так счастлив, теперь он все понял.Он больше не пытался найти свой путь с завязанными глазами в темной комнате. Его учащенное сердцебиение уже давно замедлило свой темп до чего-то разумного, когда он закрыл вкладки и очистил историю поиска. Он положил планшет обратно на стол, как он нашел его, и быстро двинулся по тропинке в свою комнату; он залез в кровать с улыбкой на лице и зевнул, несмотря на свои сверхэмоции, когда его голова ударилась о подушку, сокрушительное осознание поразило его с силой движущегося поезда: как, черт возьми, он собирался рассказать своим родителям?

Ему было двенадцать, когда он решил рассказать об этом родителям.

«Тебе, наверное, поскорее сказать им, Каччан», — сказал ему его друг детства Изуку, когда они присели на кучу грязи, хотя теперь он действительно не считал бы его другом, скорее беспричинной неприятностью, которая продолжалась. его спину и отягощали, но он не мог полностью избавиться от него, поэтому оставался сидеть, как муха на меду.

«И почему ты думаешь, что можешь сказать мне, что делать, Деку? Ты просто неудачник, не забывай этого», — выплюнул Кацуки, ткнув палкой в ​​корчащихся в грязи червей.

«Я знаю, я не пытаюсь сказать тебе, что делать, я просто подумал, что … Это важно для тебя, правда? Что они начинают называть тебя мальчиком, и мы собираемся начать новый учебный год. в совершенно другой школе, так что я просто подумал, что, может быть … Сейчас будет хорошее время? Из-за формы и прочего, — объяснил Изуку, когда Кацуки проделал дыры в его черепе горячим взглядом, он молчал в течение через мгновение после того, как другой замолчал, наблюдая, как он ерзает и потеет под его взглядом; когда у него было достаточно, он щелкнул языком.

«Как бы то ни было, я скажу им, когда, черт возьми, захочу, в любом случае это не имеет к тебе никакого отношения, так почему бы тебе просто не прикасаться к этому, ты понял?» Кацуки направил палку в лицо Изуку, который подпрыгнул от внезапного движения и чуть не упал, но, к ужасу Кацуки, схватился за себя.

«П-прости …» Изуку тихо извинился, на что Катуски в ответ только крякнул, когда начал колотить палкой в ​​кучу грязи.

Его разочарование переросло в горячую ярость, когда он понял, что Изуку был прав.С приближением нового учебного года у него будут новые одноклассники, будут новые лица, которых он не будет помнить, но тем не менее новые, он наконец сможет представиться как ему ; но единственное, что все испортило, — это униформа. Если он хотел, чтобы его видели таким, какой он есть, ему нужно было рассказать об этом родителям, прежде чем они начнут выдавать форму.

«К-Каччан, ты в порядке?» Кацуки не осознавал, что скорость, с которой он колотил кучу грязи, быстро росла, пока Изуку не заговорил, к этому моменту куча была в значительной степени разрушена, и Катуски стиснул зубы; он отбросил палку в сторону и встал, глядя на Изуку на мгновение, он усмехнулся, прежде чем он быстро наклонился и столкнул веснушчатого мальчика в грязь и рванул прочь, даже когда Изуку крикнул ему вслед.

Кацуки хлопнул входной дверью своего дома, когда вошел внутрь, его голова кружилась от гнева и оглушительных мыслей о том, что он должен был сказать своим родителям. Он почти не слышал, как мать кричит на него из кухни.

«Эй, засранец! Сколько раз я должен говорить тебе, чтобы ты не хлопал дверью ?!» — крикнула Мицуки, сидя рядом с мужем за кухонным столом, читая газету вместе с ним.

«Да, да, что угодно», — крикнул в ответ Кацуки. На мгновение он постоял перед дверью, колеблясь, его мозг закрутился, когда он решил, что делать.Он смотрел на землю с такой интенсивностью, что можно было подумать, что она раскроется и поглотит его целиком, и, как он чувствовал, это могло быть так же; пот выступил у него на руке, и он дал несколько небольших взрывов. Затем его мозг остановился, и он нажал на мысленный перерыв, заставивший его мысли остановиться, и в этот момент он решил, что Кацуки Бакуго не колеблется. «Мама, папа, я должен поговорить с тобой о чем-то», — ясно сказал он с вновь обретенной решимостью, когда он топал на кухню, решив: « не пиздишься, Кацуки, ты должен сделать это».’

«Не может ли это подождать? Мы только что добрались до действительно интересной части газеты, где они говорят о завышенных ценах на автомобильные запчасти», — драматично вздохнула Митуски, когда она откинулась на спинку кухонного стула, озорно ухмыляясь Катускому, сидевшему напротив стол от нее и ее мужа, который складывал бумагу и аккуратно ставил ее на стол.

«Как дела, Кацуки?» Масару говорил знакомым ровным тоном, который у него всегда был вне зависимости от ситуации. Кацуки беспокоил нижнюю губу, поскольку взрывы продолжали вырываться из его ладоней в устойчивом ритме, глядя куда угодно, только не на родителей.

«Детка, что происходит?» — спросила Мицуки, наклоняясь к ней серьезным тоном, когда она заметила беспокойство Кацуки. Услышав напряжение в голосе матери, он выпустил дыхание, о котором он не знал, что задерживал.

«Я …» Без колебаний, Кацуки. «Я транс», слова сорвались с его рта так быстро, что он не был уверен, что они смогут даже понять то, что он сказал; во рту у него пересохло, а языку было неудобно во рту, когда он пристально смотрел на место на столе, опустив глаза, чтобы не встречаться взглядом со своими родителями, поскольку секунды тишины, которые простирались над ними, казалось, длились целую вечность .

«Я .. я не понимаю, что это значит?» Мицуки чуть не склонилась над столом, беспокойство закипало в ее горле, ее материнские инстинкты работали сверхурочно.

«Это … это означает, что я мальчик, я родился девочкой, я знаю это, но это не я, это не то, кем я являюсь», — произнеся это вслух, Кацуки почувствовал, как волна облегчения захлестнула его, настолько, что он не мог удержаться от того, чтобы позволить всем своим мыслям вывалиться изо рта лавиной, которую он не мог сдержать.«Я ненавижу быть девушкой среди людей, я ненавижу, когда люди называют меня« молодой леди »или« она »или что-то еще по-девчачьи, это заставляет меня злиться и просто … Неправильно, все в этом кажется неправильным! Я просто хочу кричать на них, что это не я, это никогда не был я! Я не девочка, я чертов мальчик! Я мальчик! » Голос Кацуки становился громче, пока он не закричал, он не осознавал, что начал плакать, или что его мать встала со своего места и подошла к нему вокруг стола, пока его не взяли на руки, и он уткнулся лицом в ее ключицу, когда рыдания сотрясали его тело и сотрясали его до глубины души, как будто он плакал так громко и так сильно, что сотрясалась сама земля, на которой они стояли.

«Ладно, ладно, перестань плакать .. Ты в порядке, большой ребенок», — успокоила его Мицуки, гладя его по голове, она посмотрела на Масару и жестом попросила его обойти вокруг стола, на что он, не теряя времени Итак, решил потереть маленькие кружочки на спине Кацуки, пока его рыдания перешли в икоту, а затем в конце концов всхлипнул.

«Как долго ты так себя чувствовал?» — спросил Масару, выдвигая стул рядом с Кацуки и садясь, держа руку на спине, чтобы успокоить его, насколько мог.

«С четырех лет …» Кацуки фыркнул, и Мицуки, и Масару почувствовали удар в своих сердцах: их ребенок так долго страдал от этой боли, и они даже не осознавали этого.

«Ты еще кому-нибудь сказал?» — спросила Мицуки, когда она опустилась на колени и опустилась до уровня Кацуки.

«Просто Дек- … Изуку …» Кацуки остановил себя, прежде чем он позволил жестокому прозвищу выскользнуть — это стало второй натурой в этот момент называть его «Деку», потому что его настоящее имя оставило неприятный привкус во рту. .Мицуки помолчал минуту, тщательно обдумывая свой следующий шаг.

«Вы уверены, что это то, что вам нужно?» — осторожно спросила она, и когда Кацуки утвердительно кивнул, не пропуская ни секунды, она успокаивающе улыбнулась. «Тогда решено. Ты мальчик, не нужно плакать по этому поводу», — она ​​встала с места, где стояла на коленях, и положила руку себе на бедро.

«С этого момента ты наш сын, а позже, если ты решишь, что хочешь быть чем-то другим, это тоже хорошо, пока ты лучший из возможных, тогда это все, что имеет значение», — Масару Сказал, пока Кацуки смотрел ошеломленно, пораженный тем, насколько принимали его родители, он почувствовал, как в его глазах наворачиваются слезы, которые угрожали пролиться.

«Эй, что я только что сказал о слезах?» Мицуки прищелкнула языком и ударила Кацуки по виску.

«Да, да, что угодно», — парировал Кацуки, но в его словах не было резкости. «… Спасибо», — его слова были тихими, когда он мягко улыбнулся самому себе, на что его отец похлопал его по спине, а мать взъерошила ему волосы.

«Теперь вы, ребята, убирайтесь из моей кухни, мне пора начинать готовить ужин», — сказала Мицуки своим обычным почти угрожающим тоном. Кацуки драматично застонал, когда его отец со смехом вывел его из комнаты, не желая задерживаться с их приемом и столкнуться с гневом миллиона солнц, если они что-то напутали, пока Мицуки пытался готовить.

В течение следующего месяца Катуски долго беседовал со своими родителями о том, как он собирается двигаться дальше. К его большому разочарованию, они отказали ему в приеме гормональных блокаторов до начала полового созревания, настаивая на том, что это не может быть полезно для его тела, сколько бы раз Кацуки ни пытался объяснить, что все в порядке, поэтому он был вынужден пройти через период полового созревания, к которому было приспособлено его тело.

Ему было тринадцать, когда у него начались первые месячные.

Он стоял там, раскаленная добела ярость накапливалась в глубине его живота и сжимала его внутренности, как тиск, от которого его тошнило, когда он смотрел на пятна крови на нижнем белье.Он просто хотел принять душ, черт побери, это все, что он хотел, этого было достаточно, чтобы он увидел маленькие комочки на груди, которые начали формироваться, но теперь это ?! Он чувствовал, как отвращение охватило его тело, когда по его ногам текла кровь, но он не мог заставить свое тело двигаться, он не мог заставить себя принять душ, хотя пар начал затуманивать зеркало и затуманивать его голову; поэтому он встал, горячие слезы катились по его лицу и капали на пол, чтобы присоединиться к небольшой лужице крови, которая медленно начинала формироваться под ним.Он услышал стук в дверь, за которым последовал голос его матери, говорящей, что ей нужно в туалет, но он не мог ответить, он трясся от гнева, когда из его рук грохотали взрывы, намного более мощные, чем те, которые он произвел бы, когда он был моложе; его мать громче стучала в дверь, крича, чтобы он открылся, но взрывы в его руках становились все громче, громче и горячее. Жар в комнате казался лавой, когда его кровь остыла и обожгла его изнутри, в то же время он мог слышать свой пульс в ушах оглушительным и жестоким, заглушающим голос матери.Он едва заметил, когда дверь распахнулась, или как ее лицо сразу же опустилось от горячего гнева, которое она почувствовала, до чистого шока, он только понял, что она даже вошла в комнату, когда внезапно почувствовал, как ее руки обнимают его, прижимая к себе, когда его тело дрожит. .

Затем он принял решение, что бы ни случилось, он не позволит своему телу походить на что-то женское, задний двор стал его личным спортзалом, ожоги покрывали деревья и траву от его взрывов. Он и так был спортивным — если хотел стать героем номер один, которым должен был быть, — но теперь он тренировался, доводя свое тело до предела, доводя свою причуду до предела, останавливаясь только тогда, когда падал на землю. его ладони и предплечья болели, горячие и чувствительные, но он все равно пытался встать, несмотря на то, что его ноги дрожали.Теперь, когда он смотрел в зеркало, он восхищался тем, как строится его тело, четко очерченный пресс спускается вниз по его животу, его ноги толстые и мощные, а его руки стали напоминать руки профессиональных героев, которых он видел по телевизору. Конечно, его талия была довольно маленькой, а бедра выступали немного шире, чем он ожидал, но с этим он мог справиться.

Ему было четырнадцать, когда у него начались проблемы с грудной клеткой.

Единственное, что испортило изображение, которое он видел в зеркале, — это холмы плоти, скрывающие мускулы на его груди; как только они начали расти, они не остановились, и они начали проявляться сквозь его школьную форму.Если бы он осознавал это, их можно было бы просто выдать за грудные мышцы, но он знал, что так долго не продержится; его мать была обеспечена, как и все женщины со стороны отца в семье. Практически у него на лбу было написано, что он будет проклят большой грудью, но он отбросил эту мысль на задний план. Он не хотел думать об этом, он не хотел представлять это в своей голове. Вскоре, однако, ему не пришлось это представлять, поскольку изображение смотрело на него в зеркале.Его мать предложила ему купить бюстгальтер, и Кацуки почувствовал, что его живот перевернулся, и вместо этого ему пришлось носить пару спортивных бюстгальтеров, чтобы его грудь казалась достаточно плоской, чтобы не было видно сквозь форму. ; но этот трюк длился недолго: если он хотел выглядеть плоским, ему приходилось носить три за раз, но это было громоздко и неудобно, поэтому ему пришлось потратиться на получение настоящего переплета. Он стиснул зубы, пока мать его измеряла, она настояла на том, чтобы сделать это для него, чтобы убедиться, что все сделано правильно, и его кровь закипела, когда она сказала, что ему нужно будет заказать большие, 102 сантиметра, 40 дюймов, числа, которые он теперь ненавидит с пламенной страстью.

Когда папка пришла по почте, это был один из самых счастливых моментов в его жизни. Вырвав его из пакета, он, не теряя времени, надевал его, немного борясь из-за плотной посадки, но как только ему удалось надеть его, все, что он мог сделать, это широко раскрытыми глазами смотреть на свое отражение в зеркале, гладя руки Снова и снова на груди он мог видеть звезды в глазах.

Ему было пятнадцать, когда он решил, что ему нужна серьезная операция.

Он хрипел, когда его спина ударилась о траву, его грудь болела, царапина, все его тело болело , но его грудь была хуже всего, скованная связующим, превращая его вдохи в короткие вздохи.Его ладони были влажными от взрывов, так как он тренировался уже несколько часов, работая над движениями, пытаясь округлить их и получить полный контроль; вступительные экзамены в UA были скоро, и он не мог позволить себе упустить свое обучение. С тех пор, как он узнал, что Деку собирается подать заявку, он тренировался вдвое усерднее, гнев и негодование толкали его дальше, чем его тело должно было уйти. Его переплет прилипал к нему, как вторая кожа от пота, и углы его зрения начали сливаться вместе, когда он кашлял и высыхал.Он перекатился на живот и встал на четвереньки, несмотря на то, что каждая его часть дрожала и закричала в знак протеста, как раз вовремя, чтобы излить воду и желудочную кислоту, от которых горло горло. Он попытался заставить свое тело встать, продолжить движение, но его конечности вышли из-под него, и он упал на бок, он начал видеть пятна в своем видении, и все, что он мог слышать, было громким звоном в ушах при его дыхании. становилось все более мелким с каждой секундой.Он видел нечеткое изображение своего отца, выходящего во двор через заднюю дверь, он слышал, как выкрикивают свое имя, но оно звучало так далеко. Тем не менее, он попытался ответить, попытался пошевелиться, но все, что он мог заставить свое тело сделать, это вызвать взрыв в его ладони, и внезапно он почувствовал теплую жидкость на руке, которая капала по его запястью, он едва заметил это как кровь, когда его поднимали, рот его отца шевелился, но он не слышал. Что он говорил? Почему он не слышал? Он увидел искаженное изображение своей матери в дверном проеме, она кричала в телефон, который был прижат к ее уху, он едва различал черты ее лица, но, судя по тому, что он мог видеть, она выглядела испуганной; и мысль пришла ему в голову, прежде чем все стало черным

«Какой жалкий способ умереть».

Он очнулся в больнице. Яркие флуоресцентные лампы горели ему в глазах, когда он их открыл. Он застонал, пытаясь закрыть глаза и перевернуться, но его встретила жгучая боль, которая пронзила его грудь, когда он попытался пошевелиться, затем на его плече была рука, которая мягко толкнула его обратно на кровать.

«Приятно видеть, что ты проснулся, но, пожалуйста, постарайся не двигаться слишком много», — произнес сладкий голос, от которого Кацуки ощетинился, откуда эта женщина взялась, говоря ему, что делать? Он посмотрел в ее сторону, чтобы как можно лучше разглядеть ее черты, и его лицо исказилось хмурым, когда он увидел, как она берет планшет со стальной столешницы рядом с его больничной койкой.»Ты знаешь, где ты?» — спросила она, кладя ручку на бумагу в блокноте.

«… Госпиталь», — проворчал Кацуки низким и скрипучим голосом, как будто он ел камни и запивал их гвоздями.

«Хорошо, а ты знаешь, что случилось?» — спросила медсестра, пока ее ручка строчила. На это Кацуки задумался на мгновение, вспоминая то, что он мог вспомнить, прежде чем потерять сознание.

«Я тренировался, внезапно я не мог дышать … Потом все стало черным, и теперь я здесь», — прохрипел Кацуки, пытаясь собрать воедино свои воспоминания.Медсестра кивнула в ответ и какое-то время продолжала писать, прежде чем взглянуть на Кацуки.

«Вы довольно сильно повредили свои ребра, мистер Бакуго. Я прошу прощения, но нам пришлось отрезать ваш переплет; вы не могли нормально дышать, и это сжимало ваши ребра, не позволяя им расширяться до способность, которая им была нужна », — объяснила она, но Кацуки уже перестал слушать, изображение врачей, отрезавших его связку, и видя, как его грудь прожигает его мозг, его кровь закипает, и он хочет кричать, сказать ей, что они должны были просто позволить он задыхался, но промолчал, закусив губу достаточно сильно, чтобы было больно, чтобы удержаться от наброса.

«Вскоре придет доктор, чтобы объяснить дальнейшие подробности. Ваша семья ждет снаружи, поэтому я пойду за ними для вас; если вам что-то понадобится, вы можете нажать эту кнопку здесь, и кто-то будет как можно скорее», — медсестра говорила, слова вырывались из ее уст в такой отрепетированной манере; она говорила это бесчисленное количество раз раньше, и это было ясно по тому, как она говорила. Кацуки только кивнул в ответ, и она помахала ему на прощание, сопровождая его слишком бодрым «чувствую себя лучше!» когда она вышла за дверь.Внезапно он очень ощутил присутствие чего-то на своих ладонях; посмотрев вниз, он увидел, что они были завернуты, марля доходила до середины его предплечья, и, хотя они почти ничего не весили, они чувствовали себя как тысяча фунтов на его руках, неудобно и неправильно, и ему захотелось корчиться и сорвать ее. но прежде чем он успел даже попытаться, дверь резко распахнулась.

«Кацуки Бакуго, тебе лучше хорошенько объяснить, почему, черт возьми, ты носил свой переплет во время тренировки, серьезно, я думал, что ты умнее этого!» — закричал Мицуки, когда она протоптала через дверь к его кровати за миллисекунду.

«Мицуки, расслабься с ним, он только что просыпается, у тебя будет достаточно времени, чтобы пережевать его позже», — вздохнул Масару, следуя за женой через дверь, Мицуки щелкнул языком и скрестил руки. в ответ, перенеся свой вес на одну ногу, когда она встала. Кацуки инстинктивно натянул одеяло, чтобы прикрыть грудь, чувствуя себя неловко уязвимым и обнаженным в больничном халате без связующего; затем его внимание было обращено на третьего человека, проходящего через дверь, увидев длинные зеленые волосы, он точно знал, кто это был.

«Тетя Инко?» Он немного приподнялся, наблюдая, как она входит в дверь с тарелкой нарезанных груш на буксире.

«Привет, Кацуки, как ты себя чувствуешь?» — спросила Инко, ставя тарелку на стол.

«Хорошо, я думаю», — соврал Кацуки сквозь зубы, он определенно был не в порядке, но черт возьми, он сказал бы это вслух.

«Это хорошо! Вот, пожалуйста, ешь это, я уверена, ты голоден», — проинструктировала она, улыбаясь, когда указала на тарелку, и Кацуки смотрел на нее на мгновение, прежде чем его живот заурчал, призывая его принять еды, Инко слегка усмехнулся, беря тарелку, быстро поблагодарив ее, прежде чем приступить к делу.«Мне жаль, что Изуку не мог быть здесь, чтобы увидеть тебя, он сегодня спускался на пляж, и я не смог его удержать, я знаю, что тебе, вероятно, хотелось бы его увидеть …» Упоминание об Изуку почти заставило Кацуки подавиться кусочком груши в горле.

«Да, верно», — выдавил Кацуки, когда он восстановил самообладание. Изуку, увидев его таким, было последним, чего он хотел, это было бы гвоздем в метафорическом гробу. Он был самым слабым, униженным и разочарованным, ему не нужно было, чтобы Изуку видел его в его нынешнем состоянии и зарождал идеи в его голове.Он не нуждался в нем, думая, что он сильнее его.

«Мне так плохо! Он будет так волноваться, когда послушает все те голосовые сообщения, которые я ему оставила», — Инко закрыла лицо руками, смущаясь своими действиями.

«Ты собираешься выкопать этому мальчику могилу рано, Инко-семпай», — поддразнил Мицуки. Ткнул ее локтем в бок.

«Мицуки, пожалуйста, я уже достаточно плохо себя чувствую», — скулил Инко, а Мицуки хихикал.

«Мне нужна новая папка», — сказал Кацуки, когда в разговоре наступило затишье, его голос был монотонным; он видел, как напряглась его мать.

«Нет, не понимаешь, посмотри, куда он тебя приземлил! Ты попал в больницу из-за этого, Кацуки, какого черта ты хочешь получить новый ?! Только для того, чтобы проделать все это снова? Почти убить себя. потому что ты не снимаешь его? Я твоя мать, Кацуки… — Кацуки прервал напыщенную речь матери.

«Что, черт возьми, ты хочешь, чтобы я сделал?! Ты не позволил мне достать гребаные блокираторы, так что теперь я должен разобраться с этими! там.«Если бы у меня не было их, этого бы вообще не случилось!» Кацуки закричал, несмотря на то, что его горло разрывалось по швам.

«Не перебивай меня и не пытайся обвинить в этом меня! Это произошло потому, что ты не снял его перед тренировкой! Мы просто заботились о твоем здоровье», — выплюнул Мицуки, выходя вперед как будто она заставляла его продолжать сражаться, но она мало что знала, Кацуки никогда не отступал от своего вызова.

«И посмотри, куда я попал», — повторил он в ответ, злобно и низким голосом.он увидел огонь в глазах его матери в чистой ярости, когда она открыла рот, чтобы возразить, но Инко положила руку ей на плечо.

«Вы двое, пожалуйста, успокойтесь, мы в больнице», — прошептала она с отчаянием в голосе.

«У нас есть два варианта: либо я получу новое связующее, либо сделаю серьезную операцию», — сухо заявил Кацуки, он посмотрел матери в глаза, показывая, что он был серьезен, и она на мгновение замолчала, пока она мысль.

«Значит, тебе делают операцию», — сказала она, как будто это была угроза, но это была музыка для ушей Кацуки, он должен был остановить улыбку, которая угрожала расколоть его лицо.

«… черт побери, время», — просто сказал Кацуки, откусывая очередную грушу.

Его встреча была назначена на конец той же недели; он был выписан из больницы после нескольких дней выздоровления, врач сказал ему, что у него были синяки на ребрах и незначительные переломы, а также разорвана кожа на руках и небольшая часть запястий, но, к счастью, ничего серьезного. Ему сказали расслабиться, чтобы он мог вылечиться, но «расслабиться» было одной из немногих вещей, которые Кацуки не мог сделать, поэтому он снова оказался во дворе, пытаясь отточить движение, над которым он работал, но чтобы его крайнее разочарование, с которым он боролся изрядно; из-за того, что он больше не мог носить переплет или любую другую стягивающую одежду, он был вынужден тренироваться только в майке, а новый обнаруженный вес на его груди сделал его центр тяжести смещенным.Он застонал от разочарования, когда в сотый раз приземлился лицом в грязь, ударившись кулаком о землю, прежде чем снова подняться. Незадолго до того, как он снова начал, он увидел, что дверца неуверенно открылась, и нахмурился, увидев зеленую копну волос, которая просачивалась через дверь.

«Какого хрена ты делаешь в моем доме, Деку?» Кацуки зарычал, его глаза сузились в пронизывающем горячем свете, который коснулся Изуку.

«Я-я просто хотел посмотреть, как у вас дела… Я не мог видеть тебя, пока ты был в больнице, так что я решил зайти, — беспокойство в голосе Изуку заставило Кацуки вздрогнуть, а по коже пошли мурашки. Он увидел, как его глаза на мгновение опустились прежде чем его вытащили, пока он говорил, он знал, что смотрит, но ему было все равно, по крайней мере, на Изуку; как бы он ни ненавидел это, он не чувствовал необходимости прятаться, когда дело касалось Изуку, Изуку знал, кем он был, независимо от того, как он выглядел, и не осмеливался сомневаться в этом, и тот факт, что Кацуки знал об этом, без сомнения давал ему некоторое спокойствие.

«Да ладно, я просто очень рад, так что ты можешь отвалить», — выплюнул Кацуки, прежде чем снова переключить внимание на тренировки, решив поработать над тем, чтобы сделать свои удары более мощными, добавив в конец взрыва вместо нового движения. , меньше всего он хотел, чтобы Изуку увидел, как он проигрывает прямо сейчас; и какое-то мгновение Изуку просто наблюдал за ним, принимая образ Кацуки, когда он передвигал свое тело, низко опускался на колени, затем поднимался в воздух, добавляя крупный взрыв для акцента в конце, а затем одним плавным движением возвращался вверх. затем шагнул вперед правой ногой и нанес удар кулаком перед собой, выпустив в конце еще один взрыв.Ощущение травы босыми ногами и вдыхание дыма от собственных выстрелов вызвало у него некоторое чувство эйфории, которое он наслаждался, его глаза почти защипало от дыма, но это было ощущение, которое было ему знакомо, успокаивало и вознаграждали. Он почти забыл, что Изуку был здесь, пока не заговорил снова.

«Разве ты не должен отдыхать?» — спросил Изуку, когда он ступил с крыльца на траву, но прежде чем он смог двинуться дальше, Кацуки бросил на него взгляд, заставивший его остановиться, он замер, когда Кацуки подошел к нему, его кровь закипела от ярости от инсинуации. что он слишком слаб, чтобы тренироваться.

«Черт возьми, я сказал, Деку? Какую часть« отвали »ты не понял? Я в порядке, это были синяки, ты правда думаешь, что я такой слабый, что даже не могу с этим справиться? ! » Он крикнул, схватившись за переднюю часть рубашки Изуку и притянув его к себе, его слова обострились от гнева, как нож, готовый и желающий ударить Изуку.

«Н-нет, это не-! Я просто- э-э, я, я имею в виду-» — слова Изуку вылетели из его рта и запаниковали, его щеки внезапно покраснели, когда его глаза метались то по лицу Кацуки, то вниз. к груди; было нетрудно заметить, как он задерживался на груди, хватка Кацуки на рубашке Изуку усилилась, а его челюсти сжались, его ярость как-то разрасталась, поскольку ему яростно напомнили, что, хотя Изуку действительно знал, кем он был, независимо от того, как он выглядел , это не остановило его от пристального взгляда.Кацуки вскрикнул от разочарования, когда он бросил Изуку на землю, на мгновение он подумал, что Изуку стал тяжелее, но он не останавливался на этом, вместо этого он сел на живот Изуку, стонал от боли, он положил свой руки в растрепанных волосах Изуку и дернул назад, чтобы заставить его взглянуть вверх.

«Посмотри как следует, извращенец, потому что они скоро уйдут!» Кацуки зарычал, и на его лице появилась болезненная улыбка, отражавшаяся от гнева, и они на мгновение замолчали, когда широко раскрытые глаза Изуку каким-то образом расширились, когда они сосредоточились на груди Кацуки, прошло мгновение, прежде чем Изуку моргнул несколько раз, как будто он ломался. транс, в котором он находился.

«Подождите, что?» — спросил Изуку, снова взглянув на лицо Кацуки, который закатил глаза, когда он фыркнул.

«На этой неделе мне делают серьезную операцию, тупая задница», — сказал он неубедительно, перекинув ногу через Изуку и сел на траву рядом с ним.

«Это здорово, Каччан, я так рад за тебя! О, но … тебе не кажется, что это немного близко к вступительным экзаменам? До них осталось всего 4 недели», — выразил свои опасения Изуку. он сел, заложив руки за спину; его глаза были яркими и широкими, и Кацуки прищелкнул языком, увидев, как они заставили его сердце трепетать, а кровь закипела одновременно.

«К тому времени я достаточно выздоровею, к тому же, даже если бы я не был здоровым, это не остановило бы меня», — сухо сказал Кацуки, на что Изуку промычал в ответ, после чего они на мгновение замолчали. просто сидеть вместе в тишине друг друга. Легкий ветерок мягко покачивал траву под ними, и, несмотря ни на что, было комфортно. Отношения Кацуки с Изуку были запутанными, дикими, захватывающими; Изуку заставил его закричать и вырвать себе волосы, но заставил его живот делать сальто, а сердце чувствовать легкость и наполненность одновременно, и он знал, что с Изуку то же самое, они понимали друг друга на уровне, на котором никто не знал А еще это сделал, способный с первого взгляда сказать, о чем думает другой.Они строили друг друга и ломали друг друга. Он был жестоким, сладким, горьким и мягким, и они оба были зависимы. Внезапно Кацуки нарушил тишину. «Какого черта ты все еще здесь делаешь? Убирайся из моего дома, чертов ботаник», — грубо сказал он, вставая.

«О-о, верно, извини», — мягко извинился Изуку, он встал и быстро направился к раздвижной двери, не желая задерживать прием больше, чем он уже сделал. Он положил руку на ручку и на мгновение остановился, слегка повернувшись к Кацуки.«Я рад, что ты в порядке, Каччан», — было последнее, что он сказал, прежде чем открыл и вошел в дверь. Кацуки отвернулся, когда дверь закрылась, и усмехнулся про себя, прежде чем снова сосредоточиться на тренировках, несмотря на боль в ребрах.

Кацуки посмотрел на себя в зеркало, разглаживая руками свою обнаженную грудь, осторожно проходя через все еще свежие швы, повернувшись набок, он восхищался тем, что больше не было больших холмов, мешающих его груди, теперь единственной шишки это было от его грудных мышц.Он широко улыбнулся самому себе, когда его охватило счастье, когда он посмотрел на свое отражение. Его выписали из больницы всего несколько часов назад, и он обнаружил, что уже идет против предписаний врачей, ему сказали не выполнять никакой физической работы в течение 5 недель, ему пришлось удержаться от насмешек, когда врач сказал ему об этом; он полагал, что все еще может поднимать тяжести и приседать, сосредотачиваясь на руках и ногах, таким образом, он все еще будет строить свое тело, не нагружая грудь, поэтому он сел на кровать и небрежно скрутил гантели, держа телефон в руке. другой рукой он посмотрел на контакт Изуку в своем телефоне и закатил глаза на себя, прежде чем быстро начал печатать.

Кацуки:
«Привет»
«Только что выписался из больницы»
«Доктор сказал, что я не должен заниматься физическим дерьмом в течение 5 недель, но ебать это»

Он, честно говоря, не знал, почему он вообще потрудился рассказать все это Изуку, это не имело к нему никакого отношения, так почему он чувствовал необходимость рассказать ему об этом? Прошло несколько минут, и Кацуки поменялся руками, обменяв свой телефон и гантель в разные руки, он взглянул на свой телефон и заметил, что Изуку начал печатать.

«Деку печатает ..»
«Деку печатает ..»
«Деку печатает ..»
«Деку печатает ..»

Кацуки усмехнулся, выключил свой телефон и бросил его на кровать, сосредоточившись на том, чтобы крутить гантель в руке, прошло несколько минут, когда он услышал, как его телефон выключился, он знал, что это Изуку, но не стал смотреть на Это.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *