Микоплазмоз у беременных: Микоплазмоз — ПроМедицина Уфа

Содержание

Микоплазмоз — ПроМедицина Уфа

Микоплазмоз у женщин – это распространенное заболевание, вызываемое бактериями класса микоплазмы. Согласно статистическим данным, в современном мире носительницами микоплазменной инфекции являются не менее четверти представительниц слабого пола.

Микоплазмы, попавшие в женский организм, способны повлечь за собой развитие таких заболеваний, как пиелонефрит, уретрит, артрит, послеродовый эндометрит и сепсис, разнообразных патологий беременности. Последствия этого заболевания при беременности могут быть очень серьезными: выкидыш, многоводие, неправильное крепление плаценты, заражение ребенка во время его движения по родовым путям.Именно поэтому выявление любых признаков микоплазмоза является непреложным основанием для обращения к гинекологу и начала комплексного лечения.

Причины и симптомы

Причины возникновения микоплазмоза не до конца ясны ученым.Активация микроорганизмов, провоцирующих поражения половых органов и мочеиспускательного канала, часто возникает у беременных, при гормональном переустройстве организма во время созревания яйцеклетки и других изменениях, а также у женщин с ослабленным иммунитетом и тех, кто перенес стресс или переохлаждение.

Причины развития болезни могут крыться в нарушении микрофлоры влагалища (например, при спринцеваниях), наличии на слизистых оболочках болезнетворных микроорганизмов и различных возбудителей инфекций.

В первую очередь пациентки жалуются на сильное жжение и зуд в области наружных половых органов — иногда кожа здесь краснеет, отекает. К симптомам также можно отнести болезненность во время полового акта, периодически возникающие тянущие боли в низу живота или в пояснице. Возможно появление слизистых выделений из влагалища, которые имеют желтоватый или зеленоватый оттенок. Естественно, активность микоплазм может привести к развитию других заболеваний. В частности, инфекция нередко провоцирует воспаление придатков матки. К последствиям болезни можно также отнести аднексит и другие воспалительные заболевания органов малого таза.

Диагностика и лечение

Перед тем как приступить к лечению микоплазмоза, требуется провести ряд диагностических мероприятий, которые включают в себя диагностику мазка на флору под микроскопом.
Диагностика ещё может включать метод бактериологического посева. Для него характерно выращивание бактерий из мазка. Для этих целей применяется особая питательная среда. Такой способ диагностики считается самым точным.

Микоплазмоз хорошо лечится антибактериальными препаратами, то есть курсом антибиотиков.Дозировку, длительность курса лечения определяет врач по показаниям, учитывая результаты анализов.Иногда требуется повторный курс приема антибиотиков.

Микоплазмы имеют свойства адаптироваться к определенным группам антибиотиков, что снижает результативность практически к нулю. С целью определения чувствительности микоплазмы к определенным группам антибиотиков, проводят дополнительные исследования чувствительности к антибиотикам.

Одновременно назначается прием иммуномодуляторов, витаминно-минеральных комплексов, ряд местных физиопроцедур, по окончании назначаются препараты для восстановления микрофлоры кишечника.

Нужно знать, что лечить необходимо и полового партнера, иначе будет ряд взаимозаражений, лечение будет бесполезным. Иммунитета к микоплазмозу не вырабатывается, поэтому, если не укреплять свою иммунную систему, вы можете заразиться вновь.

Чтобы исключить опасность развития хронического микоплазмоза, необходимо регулярно 1 раз в год проходить профилактические осмотры.

Актуальные вопросы урогенитального микоплазмоза

Дата публикации: .

Актуальные вопросы урогенитального микоплазмоза.

Количество выявляемого урогенитального микоплазмоза непрерывно растет, однако о роли микоплазм в заболеваемости среди ученых нет единого мнения. Одни считают микоплазму нормальным симбионтом человеческого организма, другие – абсолютным патогеном, вызывающим весьма серьезные заболевания.

Урогенитальный микоплазмоз – инфекционно-воспалительная патология мочевыделительной и репродуктивной системы, вызываемая исключительно микоплазмами.

 

Этиология

Микоплазмоз вызывается микроорганизмами из рода Мycoplasmataceae, который подразделяется на 2 семейства.

1. Мycoplasma – включает 100 видов, из которых патогенными для человека являются 14, причем урогенитальный микоплазмоз вызывают следующие:

  • Mycoplasma hominis
  • Mycoplasma genitalium

2. Ureaplasma – включает всего 3 вида, заболевание вызывает только один:

Распространение

Урогенитальный микоплазмоз достаточно широко распространен. По данным разных источников выявляемость микоплазм следующая:

  • Бессимптомное носительство (мужчины и женщины): около 40%
  • Практически здоровые женщины: 5-50%
  • При циститах и негонококковых уретритах: 30-75%
  • При бесплодии и привычном невынашивании: 22-75%
  • При патологии шейки матки: 22-56%

Характеристика возбудителя

Микоплазмы – особый тип микроорганизмов, который занимает промежуточное положение между бактериями и вирусами. Их отличительные признаки следующие:

  • Малый размер клетки, сравнимый с большими вирусами.
  • Отсутствие плотной клеточной стенки, что роднит микоплазмы с вирусами.
  • Способность длительно паразитировать на клеточных мембранах хозяина.
  • Наличие в клетке ДНК и РНК, а также размножение делением, что роднит микоплазмы с бактериями (вирусы имеют только РНК и не способны к делению).

 

Mycoplasma genitalium

Пути передачи

Патогенные микроорганизмы фактически не способны существовать во внешней среде, поэтому бытовой путь передачи (предметы обихода, бассейны, полотенца и др.) крайне сомнителен. Основных способов заражения существует два:

  1. Половой – при незащищенном половом акте (обычный, оральный или анальный).
  2. Вертикальный – от матери младенцу. Заражение при этом может происходить как во время беременности, так и в родах.

Не стоит забывать о так называемом ятрогенном пути заражения, то есть в результате медицинских манипуляций: перчатки гинеколога, влагалищные зеркала и т.д.

Механизм развития заболевания

После заражения, инкубационный период может составлять от 3 дней до 9 недель.

Внедрившись в эпителиальные ткани мочеиспускательного канала или половых органов,   Мycoplasma может десятилетиями существовать там практически никак себя не проявляя. Однако при каких-либо сбоях в работе иммунитета патогенные микроорганизмы начинают активно размножаться, становясь причиной уретритов, вагинитов, сальпингитов и прочих неприятностей.

Сами по себе микоплазмы вызывают воспаление крайне редко, это 12-18%. При этом они делают такни более восприимчивыми к бактериальной инфекции. Поэтому при хронических, рецидивирующих циститах или уретритах, вызванных бактериями, в 65-75% случаев дополнительно находят еще и микоплазмы.

Клинические признаки

Характерных симптомов урогенитального микоплазмоза не существует. Половина женского населения Земли являются носителями Мycoplasma и даже не догадываются об их наличии в своем организме.

В случае развития заболевания возникают симптомы, типичные для уретрита или вагинита любого происхождения: зуд и жжение во влагалище или уретре, скудные слизистые выделения, зуд или жжение при мочеиспускании. Признаки эти никогда не бывают выражены, как правило, они стерты и не всегда замечаются пациентом. Бурное развитие симптомов для микоплазмоза совершенно не характерно.

Диагностика

Лабораторные диагностические тесты проводятся в следующих ситуациях.

  • Хронические рецидивирующие урогенитальные инфекции
  • Бесплодие
  • Самопроизвольные аборты
  • Обнаружение патогена у полового партнера

Стоит отметить, что нормально протекающая беременность не требует обследования на микоплазмоз.

Существуют следующие группы диагностических тестов:

  1. Культуральный метод — посев биологического материала (выделения из влагалища или уретры, соскобы со слизистых и т.д.) на специальные питательные среды. Позволяет не только количественно определить наличие микоплазм, но и выявить их чувствительность к антибактериальным средствам. Самый дорогой и сложный, но наиболее достоверный метод.
  2. Молекулярно-биологический метод или ПЦР (полимеразная цепная реакция) – способ определения наличия в биологическом материале ДНК микоплазм. Дает возможность выявить даже ничтожное количество микоплазм, но не позволяет определить их численность.
  3. Иммунологические методы – определение в крови антигенов либо антител. Выявляют реакцию иммунитета на присутствие данных микробов. Используются редко, так как имеют низкую точность и специфичность.

Обследование наиболее информативно, если проводится непосредственно перед менструацией или через 1-2 дня после ее окончания.

Микоплазмоз и беременность

Начнем с того, что для младенца микоплазмы совершенно не опасны. Плацента непроницаема для данных микроорганизмов, поэтому внутриутробное заражение малыша микоплазмозом – большая редкость. Чаще всего заражение происходит во время физиологичных родов, при прохождении плода по родовым путям.

У здоровых, доношенных новорожденных организм самоочищается от микоплазм в течение первых недель жизни, не оставляя следов. Иногда такие дети могут стать носителями, причем у них микробы поселяются не в половых путях, а в дыхательных, вызывая рецидивирующий бронхит или насморк. У недоношенных или ослабленных новорожденных патогенные микроорганизмы могут вызвать конъюнктивит или пневмонию, а также стать причиной сепсиса (редко).

Информация о влиянии микроорганизмов на течение беременности крайне противоречива. Половина женщин репродуктивного возраста мирно сожительствуют с микоплазмами, и при этом без проблем рожают здоровых детей. Однако есть информация о том, что микоплазмы, поселяясь в плаценте, могут вызывать плацентарную недостаточность, и как следствие – привычный выкидыш. Иногда присутствие микроорганизмов в эпителии матки значительно повышает риск эндометрита (воспаление внутренней полости матки), особенно после выкидыша или аборта, а, следовательно, риск бесплодия.

Осложнения микоплазмоза

Несмотря на широкую распространенность микоплазмоза, он нечасто вызывает осложнения. Как правило, их возникновение связано не с самими микоплазмами, а с особенностями функционирования иммунной системы некоторых пациенток.

Известны следующие осложнения заболевания:

  • Невынашивание беременности.
  • Осложненная беременность – плацентарная недостаточность, многоводие, угроза прерывания, преждевременная отслойка плаценты.
  • Хронические инфекции мочевыделительной системы – уретрит, цистит, пиелонефрит.
  • Эндометрит, сальпингит и сальпингоофорит (воспаление придатков матки) и как следствие — бесплодие.

Лечение

     Лечение микоплазмоза  комплекс­ное. Назначается врачом акушером-гинекологом. Включает в себя применение антибиотиков ши­рокого спектра действия, иммуностимулирующую терапию, физиотерапию, инстиляцию (промывание лекарствами уретры). Противомикоплазменная терапия проводится приемом антибактериальных средств внутрь в течение 7-14 дней. После этого выполняется лабораторное обследование на микоплазмоз. Если тесты положительные, курс повторяется, но с применением нового препарата. Иногда, для эффективного уничтожения возбудителя, требуется 3-4 антибактериальных курса. Лечение необходимо осуществлять половым партнерам одновременно.

Микоплазмоз считается излеченным, если патоген не выявляются в течение 3 менструальных циклов. Учитывая, что микоплазмоз многоочаговое заболевание, следует брать матери­ал для исследования из нескольких очагов: уретры, влагалища, шейки матки.

Лечить или не лечить микоплазмоз?

Сам факт обнаружения микоплазм в организме не является показанием к назначению лечения, в том числе и у беременных. Терапию микоплазмоза следует проводить в следующих случаях.

  • Выявление Мycoplasma у пациенток с бесплодием.
  • Выявление Мycoplasma при наличии некоторых патологий беременности (многоводие, плацентарная недостаточность и т.д.)
  • Выявление Мycoplasma при хронических урогинекологических инфекциях.

В последнее время стало модным готовится к будущей беременности и проводить с этой целью анитмикоплазменную терапию. Американская ассоциация гинекологов признала подобную тактику нецелесообразной, так как она приносит вреда больше чем пользы: формируется аллергия на лекарства, не только микоплазмы, но и другая условно-патогенная флора приобретает антибиотикоустойчивость, что может создать женщине массу проблем в будущем.

Профилактика

Профилактика урогенитального микоплазмоза является надежным способом предупредить осложнения этого патологического процесса. Она включает в себя следующие мероприятия:

  • исключение случайных половых контактов
  • при случайных половых связях рекомендуется использовать презерватив, который защищает от этой инфекции
  • использование индивидуальных предметов личной гигиены
  • регулярное посещение гинеколога для женщин и уролога для мужчин
  • прохождение обследования раз в год, если человек находится в группе риска.

 

Врач акушер-гинеколог Анушкевич С.М.

Микоплазменная инфекция при беременности Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ

Микоплазменная инфекция при беременности

Д. Тейлор-Робинсон, (D. Taylor-Robinson)1, Р.Ф. Ламонт (R.F. Lamont )2 3

1 Медицинский отдел Императорского колледжа, больничный городок Св. Марии, Паддингтон, Лондон, Великобритания

2 Научно-исследовательский перинатальный отдел Национального института охраны здоровья ребенка и развития человека, Национальный институт здравоохранения, Министерство здравоохранения и социальных служб Бетесда, Мериленд и Детройт, Мичиган, США

3 Отделение акушерства и гинекологии Вейнского государственного университета (Больница Элеоноры Хатзел, Детройт), Мичиган, США

В ряде случаев неблагоприятный исход беременности бывает связан с генитальной микоплазменной инфекцией. Преждевременные роды и недоношенность — важные причины перинатальной заболеваемости и смертности, во многом детерминированные инфекционным процессом. Mycoplasma hominis играет существенную роль в их ге-незе, видимо, вместе с бактериальным ваги-нозом. Уреаплазмы индуцируют цитокины и могут запускать воспалительный процесс, что подтверждает связь бактериального вагиноза с микоплазмами. Роль Mycoplasma genitalium

и Mycoplasma fermentans менее ясна, но M. genitalium потенциально патогенна, и данную инфекцию при обнаружении нужно лечить*. Получены основательные доказательства ролиM. hominisв развитии послеродового и послеабортного сепсиса, а уреаплазм -в хронической легочной заболеваемости и смерти детей с очень низкой массой тела при рождении. Роль генитальной микоплазменной инфекции в неблагоприятных исходах беременности усложняется наличием или отсутствием бактериального вагиноза, эта связь требует дальнейших исследований.

Ключевые слова:

генитальная микоплазмменная инфекция, исходы

беременности, лечение

Ф

Mycoplasmas in pregnancy

D. Taylor-Robinson1, R.F. Lamont23

1 Division of Medicine, Imperial College London, St Mary’s Hospital Campus, Paddington, London, UK

2 Perinatology Research Branch, NICHD, NIH, DHHS, Bethesda, Maryland and Detroit, Michigan, USA

3 Department of Obstetrics and Gynecology, Wayne State University/ Hutzel Hospital, Detroit, Michigan, USA

The genital mycoplasmas have been implicated in a number of adverse outcomes of pregnancy. Spontaneous preterm labour and preterm birth is an important contributor to perinatal mortality and morbidity. If Mycoplasma hominis plays an integral part in this problem, it is likely to contribute through its involvement with bacterial vaginosis. Ureaplasmas induce cytokines and inflammation, making a casual association compelling. The role of Mycoplasma genitalium and Mycoplasma

fermentans is less clear, but M. genitalium is potentially pathogenic and should be treated if detected. There is considerable evidence for the role of M. hominis in post-partum and post-abortal sepsis, and for ureaplasmas causing chronic lung disease or death in very low birthweight infants. The role of the genital mycoplasmas in adverse outcomes of pregnancy is complicated by the presence or absence of bacterial vaginosis, and this association requires further research.

Key words:

genital

mycoplasmas,

pregnancy

outcome,

treatment

BJOG. — 2011. — Vol. 118. — P. 164-174.

* При отсутствии клинических проявлений — дискутабельно (Прим. глав. ред.).

57

akusherstvo.mdd 5 7 25.04.2013 18:21:11

$

ВВЕДЕНИЕ

Mycoplasma hominis была выделена в 1937 г. из содержимого абсцесса бартолиновой железы [1], а в 1954 г. из мужских половых путей была выделена уреаплазма [2]. С тех пор было много сообщений, связывающих неблагоприятные исходы беременности как с микоплазменной, так и с уреа-плазменной инфекцией, однако их реальная роль остается спорной, потому что многие исследователи не учли соотношение между бактериальным вагинозом и генитальной микоплазменной инфекцией. Поскольку статьи, освещающие этот вопрос, появились совсем недавно [3], мы сошлемся на них, чтобы не повторяться. Далее обсуждаются новые данные и рассматриваются перспективные направления дальнейших поисков в данной области.

СВОЙСТВА МИКОПЛАЗМЫ

Детальная характеристика микоплазмы дана в ряде работ [4, 5]. Класс Mollicutes (мягкокожие) насчитывает около 200 видов микроорганизмов, причем их большая часть относится к роду Mycoplasma. Из 14 видов микоплазм, выявленных у человека, у 6 мочеполовой тракт является основным местом обитания, так же как и у двух видов рода Ureaplasma, специфичных для человека (табл. 1). Микоплазмы и уреаплазмы имеют не плотную клеточную стенку, а трехслойную наружную мембрану, которая обусловливает резистентность к ß-лактамным антибиотикам.

ОБШИЕ СВЕДЕНИЯ О РАССМАТРИВАЕМЫХ МИКОПЛАЗМАХ

Микоплазмы, не имеющие существенного значения в организме человека

Недавно идентифицированные у человека Mycoplasma pirum, Mycoplasma penetrans, Mycoplasma primatum, Mycoplasma spermatophilum или Micoplasma amphoriforme явной угрозы для беременности не представляют [3].

Выявление наиболее важных представителей микоплазм

В литературе уже описывалось применение микробиологических методов для диагностики микоплазменной инфекции и определения ее связи с неблагоприятными исходами беременности [4, 6]. В диагностике инфекций, вызванных Mycoplasma hominis и уреаплазма-ми, еще не утратил своего значения посев на питательные среды. Однако молекулярные методы исследования с применением чувствительной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в ряде случаев незаменимы и в настоящее время доступны для большинства видов микоплазм, а также уреаплазм, выявляемых у человека [6]. Считалось, что Mycoplasma fermentans редко встречается в мочеполовых путях, однако применение метода ПЦР показало, что эти виды микоплазм колонизируют урогенитальный тракт довольно часто [7]. В одном исследовании 232 образцов амниотической жидкости, взятой при кесаревом сечении у женщин с одноплодной беременностью и интактными плодными оболочками, в 4 случаях был получен положительный результат ПЦР на M. fermentans [8]. У 2 из этих 4 женщин были выявлены гистологические признаки хориоамнионита, и дети у них погибли. Даже спустя 17 лет значение этих, по-видимому, интересных наблюдений остается не совсем ясным.

Mycoplasma hominis и Ureaplasma spp. (уреаплазмы) наиболее часто выделяют из мочеполового тракта человека [9]. Исходя из размера генома различают два различных вида уреаплазм: Ureaplasma parvum и Ureaplasma urealyticum [10]. Обычно о M. hominis и Ureaplasma spp. говорят как о генитальных микоплазмах. Однако к последним в настоящее время относят и Mycoplasma genitalium [11], для выявления которой необходимо использование ПЦР. Этот вид микоплазм является одной из причин негонококкового уретрита у мужчин, он ассоциирован с цервицитом и воспалительными заболеваниями органов малого таза (ВЗОМТ) у женщин [11]. В дальнейшем будет рассмотрено возможное воздействие 4 названных видов микоплазм на организм беременной и плода, а далее — на организм матери и новорожденного.

Таблица 1. Свойства микоплазм и уреаплазм, обитающих в мочеполовом тракте человека

Вид микроорганизма Когда был впервые выделен Метаболизм глюкозы и аргинина Вызывает заболевание

M. hominis 1937 + +

M. fermentans* 1952 + + +

U. urealyticum** 1954 — — +

M. primatum 1955 — + —

M. genitalium 1981 + — +

M. spermatophilum 1991 — + —

M. penetrans 1991 + + ?

*Мочеполовой тракт, по-видимому, является основным местом обитания. **Разлагаетлишь мочевину.

Эпидемиология

Как упоминалось ранее [3], внутриутробная инфекция, вызыванная M. hominis и/или уреаплазмами, чаще развивается при нарушении целостности плодных оболочек. Колонизация младенцев этими микроорганизмами обычно происходит в результате контакта с инфицированной шейкой матки и влагалищем во время родов, поэтому дети, рожденные путем кесарева сечения, заражаются реже [11]. Частота инфицирования новорожденных зависит от вагинальной колонизации в данной популяции. Вертикальный путь передачи M. genitalium от матери к ребенку наблюдается редко, описан лишь один случай [12], несмотря на выявление микоплазм в эндометрии, шейке матки и влагалище. Неонатальная колонизация M. hominis и уреаплазмами имеет тенденцию не сохраняться после периода новорожденности, но уреаплазмы и M. hominis были обнаружены не менее чем у у5

58

и 1/6 части девочек в препубертатном и пубертатном возрасте соответственно [13, 15]. После пубертата и начала половой активности происходит колонизация M. hominis, особенно уреаплазмами [16, 17], причем она увеличивается вместе с количеством половых партнеров.

Помимо половых контактов, на распространенность генитальных микоплазм в популяции влияют возраст, расовая принадлежность, социально-экономический статус, применяемая контрацепция, менструальный цикл, мено-паузальные изменения и беременность [18, 19]. Похоже, что иммунологические и гормональные изменения во время беременности также оказывают влияние на инфицирование микоплазмами. Так, показано мощное влияние эстрогенов и прогестерона на колонизацию половых путей самок мышей различными видами микоплазм, включая M. hominis, уреаплазмы и M. genitalium [20]. Таким образом, очевидно, что для определения точной распространенности генитальной микоплазменной инфекции у беременных, в отличие от небеременных, необходимо учитывать все вышеперечисленные факторы. Поэтому неудивительно, что нет точных данных по этому вопросу, хотя отмечается несколько более частое выявление M. hominis и уреаплазм у беременных по сравнению с небеременными женщинами [19].

Распростаненность M. genitalium достоверно не установлена. Однако в британском исследовании 2378 сексуально активных небеременных девушек-студенток в возрасте до 27 лет распространенность M. genitalium составила 3,0% [21]. Эти данные сопоставимы с 2,3% распространенности у датских женщин в возрасте 21-23 лет [22] и 2,8% — у японок [23], однако они существенно выше, чем 0,7% у беременных женщин в возрасте около 31 года [24] или 0,8% — у молодых американок [25]. В отличие от этих данных частота колонизации влагалища у некоторых категорий женщин, например у обращающихся для прерывания беременности, может быть значительно более высокой (9%) [26].

Патогенность микоплазм

Прикрепление микоплазм к клеткам хозяина является предпосылкой патогенности и обеспечивается адгезинами — мембранными белками или липопротеи-нами микоплазм [4]. Эти белки найдены в упомянутых видах микоплазм, и наиболее изучен среди них адгезин M. genitalium с молекулярной массой 140 кДа [27]. Адгезия дает возможность различным метаболитам микоплаз-мы вызывать повреждение клетки хозяина или же влиять на ее метаболизм. Антигенная вариабельность мембранных липопротеинов дает возможность микоплазмам избежать иммунного ответа хозяина [4]. Показано также, что различные виды микоплазм и их мембранные структуры активируют макрофаги и моноциты, вызывая секрецию основных провоспалительных цитокинов: особенно фактора некроза опухолей а, интерлейкинов (ИЛ-1, ИЛ-1b, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-12, ИЛ-16) и интерферона-гамма [4]. Системный и местный воспалительный процессы играют существенную роль в провокации нежелательных исходов беременности [28-35]. Предполагаемый механизм

каскада, благодаря которому это происходит, включает участие бактериальных эндотоксинов и микоплазмен-ных мембранных липопротеинов, которые активируют оболочки плода и децидуальную оболочку, заставляя их секретировать некоторые (или даже все) цитокины, названные выше [36]. Эндотоксины и цитокины стимулируют синтез и высвобождение простагландинов, вызывающих продукцию протеаз и других биологически активных веществ, которые, в свою очередь, могут стать причиной неблагоприятного исхода беременности [28, 29, 37].

ГЕНИТАЛЬНАЯ МИКОПЛАЗМЕННАЯ ИНФЕКЦИЯ И НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ ИСХОДЫ БЕРЕМЕННОСТИ

Эктопическая беременность

О связи между генитальной микоплазменной инфекцией и эктопической беременностью в литературе уже говорилось выше [3]. Ранее перенесенные ВЗОМТ, особенно если были поражены маточные трубы, часто приводят к эктопической беременности. Несмотря на то, что, как правило, это связано с Neisseria gonorrhoeae и Chlamydia trachomatis [38], причиной могут стать генитальные ми-коплазмы. Нет доказательств того, что ВЗОМТ вызываются уреаплазмами, однако имеются данные, свидетельствующие о возможной роли M. hominis [38-40] и, особенно, M. genitalium в развитии ВЗОМТ [11, 41, 123]. Таким образом, есть небольшая вероятность того, что эктопическая беременность может иметь микоплазменную этиологию, но для уточнения этого необходимы специальные исследования.

Другие неблагоприятные исходы беременности

Преждевременные роды часто классифицируют по клиническому проявлению: спонтанные преждевременные роды (около 50%), преждевременный дородовой разрыв плодных оболочек (30%) и индуцированные преждевременные роды по медицинским показаниям (20%). Несмотря на полиэтиологичность, патогенез преждевременных родов может быть связан с различными микроорганизмами [28]. Последние вызывают восходящую из нижних половых путей инфекцию и иногда проникают через хориоамниотическую оболочку [42], вызывая хо-риоамнионит, инвазию амниотической полости и инфицирование плода. Обнаружение бактерий в амниотической жидкости — важный диагностический признак, так как в норме вне родовой деятельности околоплодные воды стерильны [43]. Положительный результат посева амниотической жидкости при спонтанных преждевременных родах и целостных плодных оболочках получают у 13% женщин, при продолжающихся родах — у 22%. Среди беременных с преждевременным разрывом плодных оболочек и излитием околоплодных вод положительный результат посева отмечается у 32% при поступлении, а к началу родов этот показатель достигает 75% [43]. Чем меньше срок гестации при спонтанных преждевременных родах, тем чаще наблюдается положительный результат посева околоплодных вод [44].

Ф

59

$

Бактериальный вагиноз

Безусловно, при неблагоприятном исходе беременности часто определяются нарушения микрофлоры влагалища. Такие изменения чаще встречаются при бактериальном вагинозе, хотя, по данным Дондерса и соав. [45], проанализированным Ламонтом и Тэйлором-Робинсоном [46], имеют значение аэробные бактерии и воспалительный процесс во влагалище. В ряде исследований показано, что у женщин с бактериальным вагинозом (проявляющимся клинически или бессимптомном) достоверно чаще наблюдаются поздние аборты или преждевременные спонтанные роды [47-52]. В остальном у 20% здоровых беременных и небеременных женщин встречается бактериальный вагиноз, при этом нормальная микрофлора с превалированием лактобацилл замещается грамотрицательными коккобациллами и другими бактериями, а также микоплазмами и уреаплазмами [53]. Ли и соавт. [54] показали, что фактором риска спонтанных преждевременных родов и преждевременных родов является не положительная культура генитальных микоплазм (M. hominis и уреаплазм), а высокий индекс (8 баллов) по шкале Ньюджента, показательный при бактериальном вагинозе. Авторы не указывают количество микроорганизмов, которое имеет значение, так как у женщин с бактериальным вагинозом, колонизированных M. hominis, количество микроорганизмов значительно больше (до 10 000 раз), чем у женщин без бактериального вагиноза [53]. Кроме того, детальное микробиологическое исследовании при разной степени чистоты влагалища (окраска по Граму) показывает, что некоторые микроорганизмы, в частности M. hominis, в гораздо большем количестве определяются при развернутой клинической картине бактериального вагиноза (индекс бактериального вагиноза 7-10 баллов по шкале Ньюджента; III степень чистоты влагалища) [53]. Микоплазмы резистентны к метронидазолу, но этот антибиотик часто эффективен при лечении бактериального вагиноза и элиминации M. hominis [55]. Возможно, данный факт связан с тем, что M. hominis хорошо существует в условиях, создаваемых другими бактериями, и при эрадикации последних M. hominis также уходит. Поэтому трудно судить о том, является ли M. hominis сама по себе патогенном, проявляет патогенные свойства в присутствии других патогенных бактерий, связанных с бактериальным вагинозом, или просто является сопутствующим микроорганизмом.

Низкая масса тела при рождении

Первым намеком на то, что микоплазма, возможно, ассоциирована с неблагоприятными исходами беременности, было наблюдение 1971 г., когда у беременных, принимавших тетрациклин, частота рождения детей с низкой массой тела (<2500 г) оказалась неожиданно низкой [56]. Было высказано предположение, что благоприятный эффект обусловлен непреднамеренной эради-кацией генитальных микоплазм. Это подтверждалось тем фактом, что частота выделения генитальных микоплазм из верхних дыхательных путей новорожденных была обратно пропорциональна низкой массе тела при рождении [57]

и что низкая масса тела при рождении была связана с наличием или отсутствием генитальных микоплазм в шейке матки на момент первого посещения врача в антенатальном периоде [58]. Хотя такое объяснение принималось не всеми исследователями [59], в его пользу говорили результаты целого ряда наблюдений [3]. В одном исследовании [60] у беременных на поздних сроках прием эритромицина в течение более чем 6-недельного периода обусловил достоверно более высокую массу тела новорожденных, чем у матерей, принимавших плацебо (3331 г против 3187 г; p<0,05). Однако эти данные не были подтверждены в дальнейшем в более масштабных исследованиях [61].

Возможно, низкая масса тела при рождении ассоциирована не с генитальными микоплазмами, а с бактериальным вагинозом как таковым [52, 62, 63]. По данным одного исследования [64], у женщин с преждевременным разрывом плодных оболочек, излитием околоплодных вод и внутриматочной инфекцией немикоплазменной этиологии низкая масса тела новорожденного наблюдалась чаще, чем у женщин, у которых инфекции не было. Было высказано предположение, что уреаплазмы (особенно U. urealyticum), в отличие от M. hominis, роль которой остается неясной, имеют существенную связь с низкой массой тела при рождении [65], особенно в случае внутриамниотического инфицирования [66]. Однако не ясно, обязательно ли для этого присутствие других бактерий, ассоциированных с бактериальным вагинозом [52].

Позднее невынашивание беременности и преждевременные роды

Эти состояния рассматривают вместе, потому что они наблюдаются в совокупности с общими этиологическими факторами. Сейчас уже очевидно, что врожденная инфекция плода встречается чаще, чем полагали ранее [67]. Каждый четвертый недоношенный новорожденный (23-32 нед гестации) рождается с бактериемией, которая часто бывает вызвана генитальными микоплазмами и, особенно, уреаплазмами [68]. В одном исследовании [69] M. hominis была выделена у 17 (24%) пациенток с преждевременными родами и у 2 (8%), родивших в срок, разница оказалась статистически недостоверной. Тем не менее M. hominis в большом количестве (>105 цветоизменяющих единиц) были обнаружены у 13 (18%) пациенток с преждевременными родами, но ни у одной из контрольной группы (р<0,05). Большое количество этих микроорганизмов — признак бактериального вагиноза. Поэтому, хотя возможно, что M. hominis может играть главную роль в бактериальном вагинозе и, следовательно, в неблагоприятных исходах беременности, остается неясно, является ли данный микроорганизм специфичным для бактериального ва-гиноза или же ключевая роль принадлежит другим бактериям. Большое количество M. hominis в отсутствие бактериального вагиноза — явление весьма необычное, тогда как малые количества микоплазм без признаков бактериального вагиноза, скорее всего, не играют роли в неблагоприятных исходах беременности.

60

Связь между уреаплазмами и бактериальным ваги-нозом не столь постоянна, как для M. hominis, тем не менее, у женщин с бактериальным вагинозом уреаплазмы, как правило, присутствуют в значительно больших количествах, чем у пациенток с нормальной микрофлорой [53]. Как и в случае с M. hominis, трудно оценить, каким образом взаимоотношения между уреаплазмами и бактериальным вагинозом влияют на неблагоприятные исходы беременности. Также остается неясно, связаны ли уреаплазмы со спонтанными преждевременными родами и преждевременными родами вообще в отсутствие бактериального вагиноза. С одной стороны, некоторым авторам не удалось выявить связь между наличием уреаплазм и гибелью плода [70, 71]. Однако в ряде исследований эти микроорганизмы были значительно чаще выделены при преждевременных родах, невынашивании беременности и мертворождении, чем в случаях рождения здоровых детей в срок или же последующего прерывания беременности по медицинским показаниям. Обнаружение уреаплазм в данных исследованиях не было всецело результатом поверхностной контаминации, в ряде случаев микроорганизмы были выделены из глубоких тканей плода (легких, мозга, сердца и внутренних органов) [3]. В случае преждевременных родов на примере одного исследования уреаплазмы были выделены у 62 (86%) женщин после спонтанных преждевременных родов и у 12 (46%) женщин, у которых роды были индуцированы по медицинским показаниям со стороны матери или плода (р<0,01) [72]. Недавно Мицунари и соавт. [73] и Гарада и соавт. [74] сообщили, что пациентки, у которых выявлены уреаплазмы в шейке матки и влагалище, имеют большую вероятность преждевременных родов по сравнению с другими женщинами. Абеле-Горн и соавт. [75] показали, что важным фактором является именно большое количество уреаплазм во влагалище. Намба и соавт. [76] сообщили, что обнаружение Ureaplasma spp. в плаценте было независимым фактором риска развития хориоамнионита при родах до 32-й нед гестации. Исследование околоплодных вод, по-видимому, имеет большее прогностическое значение. Внутриамниотическое воспаление можно быстро выявить с помощью теста на матриксную метал-лопротеиназу-8 [77], а обнаружение уреаплазм в амнио-тической жидкости, по-видимому, имеет гораздо большее значение, чем во влагалище и шейке матки. Одна группа исследователей утверждает, что выявление одних только уреаплазм в амниотической жидкости на сроке не менее 34-й нед гестации не позволяет прогнозировать преждевременные роды [78], но две другие группы ученых нашли достоверную связь между уреаплазмами в плодных водах и спонтанными преждевременными родами [79-81]. Кроме того, показана связь между уреаплазменной инфекцией и хориоамнионитом с неблагоприятным исходом беременности, даже с учетом разрыва плодных оболочек [3].

Воспаление плодных оболочек более выражено при внутриамниотической инфекции [82] и связано с повышением уровня цитокинов [83-86], которые играют значительную роль в преждевременном разрыве плодных оболочек с излитием вод и развитии небла-

гоприятных исходов беременности. Внутриамниотическое воспаление сильнее проявляется при вовлечении амниона по сравнению с изолированным хорионитом [87]. Тем не менее часто невозможно выяснить, служит ли инвазия микроорганизмов причиной поражения или гибели плода или же является результатом этих событий. Этиологию сложно точно определить еще и потому, что не рассмотрены другие микроорганизмы, особенно вызывающие бактериальный вагиноз, в который частично вовлечены и уреаплазмы. Действительно, Олому и соавт. [88] подчеркивают важность их дифференцирования от других внутриматочных микроорганизмов. Такой же позиции придерживаются авторы другого исследования, обнаружившие различные бактерии в хориальной пластинке плаценты примерно у половины пациенток во II триместре беременности, эти микроорганизмы невозможно было идентифицировать с помощью ПЦР [89]. Тем не менее в одном из исследований бактериальный вагиноз удалось исключить и были проанализированы пациентки с изолированным наличием уреаплазмоза [90]. Ureaplasma urealyticum в отличие от U. parvum превалировала у женщин, которые не вынашивали беременность или рожали преждевременно. Является ли один вид уреаплазм важнее другого, еще предстоит выяснить. По данным одного исследования, существенные различия в исходах беременности при выявлении в околоплодных водах указанных видов уреаплазм отсутствовали [65], тогда как авторы другого [91] отводят U. parvum более значимую роль. Последняя работа заслуживает особого внимания: Мосс и соавт. [92] обнаружили, что, хотя экспериментальное внутриамниотическое заражение овец U. parvum не стало причиной спонтанных преждевременных родов, имело место внутриматочное воспаление и недоразвитие легких у плода. Далее роль U. parvum подтверждается в эксперименте на макаках-резус, у которых после внутри-амниотического заражения уреаплазмами данного вида или M. hominis наблюдались хориоамнионит, преждевременные роды и пневмония у новорожденного [93]. У инфицированных уреаплазмами беременных с повторными выкидышами в анамнезе лечение антибиотиками привело к благоприятному исходу. Однако значение этой работы сомнительно, так как пациенток было мало, их не проверяли на наличие других инфекций, и лечение было недостаточно контролируемым. Данные о связи M. genitalium с бактериальным ваги-нозом противоречивы [21, 94], но, по-видимому, эти микроорганизмы имеют к бактериальному вагино-зу меньшее отношение, чем M. hominis. Поэтому легче оценить их роль при неблагоприятных исходах беременности. В 3 исследованиях [24, 95, 96] роль M. genitalium как возможной причины неблагоприятных исходов беременности была признана несущественной, в то время как по данным четвертого эти микроорганизмы представляют собой значительный независимый фактор риска спонтанных преждевременных родов [97]. Очевидно, необходимы дальнейшие исследования.

Ф

Журнал для непрерывного медицинского образования врачей

61

$

Послеродовая и послеабортная лихорадка

Данные состояния уже подробно обсуждались [3]. Резюмируя, для установления связи между лихорадкой и генитальными микоплазмами, по-видимому, лучше всего определять их наличие в крови, а не во влагалище. Имеются сообщения о женщинах с послеродовой лихорадкой, у которых через сутки или более после родов из крови была выделена M. hominis, это часто сопровождалось образованием антител [98]. Однако связь с лихорадкой предполагает выделение микроорганизмов в чистой культуре, поэтому доказать причинную роль трудно. Редкая экстрагенитальная локализация M. hominis, например, в головном мозге или суставах, создает большую проблему. Имеются некоторые, хотя и небольшие, данные, что уреа-плазмы также вызывают послеродовую или послеаборт-ную лихорадку. Роль M. genitalium пока не оценивалась.

ИНФЕКЦИИ НОВОРОЖДЕННЫХ

Конъюнктивит новорожденных

Данные о том, что M. hominis вызывают у новорожденных конъюнктивит, неубедительны. Более того, реальные исследования роли бактериального вагиноза, в том числе с участием M. hominis, не проводились. Ни уреаплазмы, ни M. genitalium не были обнаружены при конъюнктивите новорожденных, хотя последняя упоминается как причина конъюнктивита у взрослых [99].

Изменения дыхательной системы новорожденных

По неподтвержденным данным, M. hominis способна вызывать респираторный дистресс-синдром [100], однако присутствие M. hominis в дыхательных путях новорожденного может оказаться лишь признаком бактериального вагиноза, тогда как легочные заболевания вызывают другие связанные с бактериальным вагинозом бактерии или же микоплаз-ма является соучастником инфекционного процесса.

Инфицирование уреаплазмами нижних дыхательных путей младенцев с массой при рождении менее 1000 гвызы-вает врожденную пневмонию, которая приводит к хронической легочной заболеваемости новорожденных, а иногда к смерти [3]. Это происходит, как минимум, вдвое реже у неинфицированных детей с такой же или большей массой тела при рождении [100-103]. Все больше подтверждается связь уреаплазм с бронхолегочной дисплазией [68, 104, 105]. На павианах, инфицированных уреаплаз-мой, была смоделирована болезнь гиалиновых мембран недоношенных [106]. Тем не менее делать вывод, что уреаплазмы вызывают хронические легочные заболевания недоношенных, пока рано, учитывая, что терапия эритромицином в 2 исследованиях не предотвращала развитие заболевания [107]. Однако оба исследования оказались недостаточно продуманы, так что будет полезно дальнейшее изучение. Исследование легочных заболеваний, вызванных заражением уреаплазмами и вдыханием кислорода, на модели новорожденных мышей показало, что азитромицин эффективнее эритромицина повышает выживаемость и уменьшает воспалительный процесс в легких [108]. Этот факт имеет определенное значение.

Другие болезни новорожденных

M. hominis и/или уреаплазмы были выделены из цереброспинальной жидкости или из головного мозга нескольких новорожденных, инфицированных, по-видимому, внутриутробно или при рождении. Вероятность этих событий повышается наличием структурных изменений. Поэтому при аномалиях развития следует проявить особое внимание, даже если обычное бактериологическое исследование не подтверждает данные инфекции. В эксперименте на мышах антенатальное инфицирование U. parvum вызывало центральный микроглиоз и нарушило развитие головного мозга [109].

ВЕДЕНИЕ БЕРЕМЕННЫХ С МИКОПЛАЗМЕННОЙ ИНФЕКЦИЕЙ

Эта тема уже рассматривалась ранее [3]. Следует отметить, что диагностика микоплазменной инфекции часто оказывается недоступной или решение приходится принимать до получения результатов лабораторного исследования. Поэтому ведение пациенток зависит от понимания того, что могут вызвать микоплазмы, и терапию назначают эмпирически. При простом присутствии небольшого количества M. hominis и/или уреаплазм в нижних половых путях лечение не оправданно. Это не относится к M. genitalium, которая потенциально более патогенна. Целесообразнее лечить бактериальный вагиноз (проявляющийся клинически или бессимптомный), в котором M. hominis и уреаплазмы задействованы в меньшей степени. Лечение проводится на ранних сроках беременности с помощью антибиотиков широкого спектра действия, которые эффективны и в отношении этих двух микроорганизмов. При назначении цефтриаксона, клиндамицина и эритромицина редко удается добиться эрадикации вну-триамниотической инфекции у беременных с преждевременным разрывом плодных оболочек [110]. Это связано как с недостаточной чувствительностью микроорганизмов, так и с частичной их защищенностью внутри клеток [111] либо с образованием биопленки [112]. Однако обнаружение генитальных микоплазм в амниотической жидкости, взятой при амниоцентезе, считается достаточным основанием для назначения лечения фторхинолона-ми и/или клиндамицином [113]. Активность различных антибиотиков по отношению к генитальным микоплазмам показана в табл. 2. Тетрациклины эффективны против многих штаммов M. hominis, хотя некоторые штаммы проявляют резистентность к тетрациклинам [6, 114]. Учитывая данный факт, а также нежелательность назначения этих антибиотиков при беременности, клиндамицин следует рассматривать как приемлемую альтернативу.

Применение антибиотиков при беременности подробно рассмотрено ранее [115]. Обсуждение антибиотикоте-рапии при профилактике спонтанных преждевременных родов и преждевременных родов вообще, а также ее побочного влияния на организм плода и новорожденного выходит за рамки данной статьи. И все же следует отметить, что систематизированный обзор работ по применению клиндамицина у беременных (срок до 22 нед)

62

с выявленной патологической микрофлорой влагалища показал статистически достоверное снижение частоты преждевременных родов и рождения детей с низкой массой тела [116]. Обзор о роли антибиотикотерапии при преждевременных родах (Overview of the Role of Antibiotics in Curtailing Labour and Early Delivery, ORACLE II), затронувший неонатальную болезненность и смертность [117], а также вызванные эритромицином функциональные нарушения, которые проявились у некоторых детей спустя 7 лет [118], оказался неудачным. Исследование подверглось критике, полученные результаты объясняли неоптимальным назначением антибиотиков на слишком поздних сроках беременности и без надлежащего микробиологического исследования микрофлоры влагалища [119, 120].

По меньшей мере 10% уреаплазм резистентны к тетра-циклинам [6, 114], нередко эти штаммы проявляют и перекрестную резистентность к эритромицину [121], к которому нечувствительна M. hominis. Комбинация цефокситина и доксициклина, рекомендованная Центрами профилактики и контроля заболеваний [122] при лечении ВЗОМТ, неэффективна при инфекции верхних половых путей, вызванной M. genitalium [123]. Азитромицин более активен в отношении этого и ряда других видов микоплазм, исключая M. hominis. На уреаплазмы препарат действует слабо [124], они менее восприимчивы, чем M. genitalium [6, 114]. Эритромицин, рокситромицин и азитромизин плохо преодолевают плацентарный барьер [125]. Зато проникающая способность кларитромицина, к которому резистентна M. hominis, но чувствительны M. genitalium и уреаплазмы, выше, чем у других макролидов [126].

Послеродовая и послеабортная лихорадка, вызванная M. hominis и/или уреаплазмами, часто разрешается без лечения. При значительном или длительном повышении температуры антибиотики назначают по тем же принципам, что описаны выше. Лечение контролируется посевом крови. Не стоит забывать о назначении антибиотиков широкого спектра, которые эффективны против возбудителей бактериального вагиноза, таких как клиндамицин, активный также по отношению к M. hominis, и кларитромицин, высокоэффективный против уреаплазм (табл. 2).

Новорожденным для лечения легочных инфекций или менингита назначают упомянутые выше антибиотики под контролем результатов посева крови (если ранее во время беременности не проводилась антибиотико-профилактика).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Субъективная оценка участия генитальных микоплазм в неблагоприятных исходах беременности и других патологических состояниях представлена в табл. 3. Следует еще раз подчеркнуть, что при всех рассмотренных состояниях бактериальный вагиноз является осложняющим фактором, которому часто не уделяют должного внимания при определении роли генитальных микоплазм. Некоторые из этих состояний целесообразно лечить соответствующими антибиотиками. В ходе будущих исследований предстоит ответить на ряд вопросов: 1) могут ли M. hominis и уреаплазмы при

Ф

Таблица 2. Чувствительность некоторых генитальных микоплазм к различным антибиотикам

+++ — очень высокая чувствительность; ++ — высокая чувствительность; + — умеренная чувствительность; ± -слабая чувствительность; — отсутствие чувствительности; N0 — данные отсутствуют.

Антибиотики M. hominis M. fermen-tans u. urealy-ticum M. genita-lium

Тетрациклины

Тетрациклин + + + ND

Доксициклин + + +± ++

Макролиды

Эритромицин — ± +± ++

Кларитромицин — — ++ ++

Азитромицин — +++ + ++±

Линкозамиды

Клиндамицин +++ ++ ± ±

Хинолоны

Ципрофлоксацин + ++ + ±

Офлоксацин + ++ + ±

Моксифлоксацин ++ +++ ++ ++

Пенициллины — — — —

Рифамицины — — — —

Таблица 3. Обнаружение генитальных микоплазм в связи с неблагоприятными исходами беременности и некоторыми другими состояниями

Состояние M. hominis Ureaplasma spp. M. genita-lium

Бактериальный вагиноз ++++/+ +++/- +/-

Эктопическая ++/+ +/- ++/? беременность

Низкая масса тела новорожденного +++/+ ?

Преждевременные ++/- +++/++ ++/+ роды

Лихорадка у матери +++/++ ?

Конъюнктивит -/- -/- ? новорожденных

Респираторные инфекции новорожденных +/? +++/++ ?

Вероятность обнаружения данного вида микоплазмы в связи с патологическими состояниями, указанными в левом столбце: ++++ — очень высокая; +++ — высокая; ++ — умеренная; + -небольшая; — нулевая.

63

отсутствии бактериального вагиноза способствовать преждевременным родам; 2) участвуют ли M. gem’talium и М. fermentans в провокации неблагоприятных исходов беременности; 3) насколько значительна роль гени-тальных микоплазм (на фоне бактериального вагиноза или без него) в развитии ческих состояний новорожденных; 4) какой вид уреаплазм наиболее важен как причина болезней матери и плода?

ВОЗМОЖНЫЙ КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Оба автора изучали бактериальный вагиноз, а также ассоциированные с ним бактерии и их влияние на исходы беременности. В остальном интересы не сталкивались.

ВКЛАД АВТОРОВ

Д. Тейлор-Робинсон был ответственным за черновой вариант обзора, в дальнейшей работе авторы участвовали в равной степени.

ОДОБРЕНИЕ ЭТИЧЕСКОГО КОМИТЕТА

Работа охватывает многочисленные клинические и лабораторные исследования, которые были одобрены Этическим комитетом.

ФИНАНСИРОВАНИЕ

Д. Тейлор-Робинсон получал финансирование от Медицинского исследовательского совета на изучение тем, охваченных в данном обзоре.

СВЕДЕНИЯ О ВЕДУШЕМ АВТОРЕ

Тейлор-Робинсон Д. (Taylor-Robinson D.) — профессор медицинского отделения Императорского колледжа больничного городка Св. Марии, Паддингтон, Лондон, Великобритания E-mail: [email protected]

ЛИТЕРАТУРА

$

1. Dienes L., Edsall G. Observations on the L-organism of Klieneberger // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. — 1937. — Vol. 36. — P. 740-744.

2. Shepard M.C. The recovery of pleuropneumonia-like organisms from Negro men with and without nongonococcal urethritis // Am. J. Syph. Gonorrhea Vener. Dis. — 1954. — Vol. 38. -P. 113-124.

3. Tay lor-Robin son D. The role of mycoplasmas in pregnancy out-come // Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. — 2007. -Vol. 21. — P. 425-438.

4. Tay lor-Robin son D., Tully J.G. Mycoplasmas, ureaplasmas, spiroplasmas and related organisms // Top-ley and Wilson’s Systematic Bacteriology / Eds A. Balows, B.I. Duerden. 9th ed. -London: Arnold, 1998. — P. 799-827.

5. Mycoplasmas: Molecular Biology and Pathogenesis / Eds J. Maniloff, R.N. McElhaney, L.R. Finch, J.B. Baseman. -Washington, DC: American Society of Microbiology, 1992.

6. Waites K.B., Rikihisa Y., Tay lor-Robin son D. Mycoplasma and Ureaplasma // Manual of Clinical Microbiology / Eds P.R. Murray, E.J. Baron, J.H. Jorgensen, M.A. Pfaller, R.H. Yolken. 8th ed. — Washington, DC: ASM Press, 2003. — P. 972-990.

7. RuiterM., Wentholt H.M.M. The occurrence of a pleuropneumia-like organism in fuso-spirillary infections of the human genital mucosa // J. Invest. Dermatol. — 1952. — Vol. 18. — P. 313-325.

8. Blanchard A., Hamrick W., Duffy L. et al. Use of the polymerase chain reaction for detection of Mycoplasma fermentans and Mycoplasma genitalium in the urogenital tract and amniotic fluid // Clin. Infect. Dis. — 1993. — Vol. 17(Suppl. 1). -P .S272-279.

9. Taylor-Robinson D. Infections due to species of Mycoplasma and Ureaplasma: an update // Clin. Infect. Dis. — 1996. -Vol. 23. — P. 671-682.

10. Robertson J.A., Stemke G.W., Davis J.W. Jr et al. Proposal of Ureaplasma parvum sp. nov. and emended description of Ureaplasma urealyticum (Shepard et al. 1974) Robertson et al. 2001 // Int. J. Syst. Evol. Microbiol. — 2002. — Vol. 52. -P. 587-597.

11. Taylor-Robinson D. Mycoplasma genitalium — an update // Int. J. STD AIDS. — 2002. — Vol. 13. — P. 145-151.

12. Luki N., Lebel P., Boucher M. et al. Comparison of polymerase chain reaction assay with culture for detection of genital mycoplasmas in perinatal infections // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. — 1998. — Vol. 17. — P. 255-263.

13. Lee Y.H., McCormack W.M., Marcy S.M., Klein J.O. The genital mycoplasmas. Their role in disorders of reproduction and in pediatric infections // Pediatr. Clin. North Am. — 1974. -Vol. 21. — P. 457-466.

14. Foy H., Kenny G., Bor E. et al. Prevalence of Mycoplasma hominis and Ureaplasma urealyticum (T strains) in urine of adolescents // J. Clin. Microbiol. — 1975. — Vol. 2. — P. 226-230.

15. Hammerschlag M.R., Alpert S., Rosner I. et al. Microbiology of the vagina in children: normal and potentially pathogenic organisms // Pediatrics. — 1978. — Vol. 62. — P. 57-62.

16. McCormack W.M., Lee Y.H., Zinner S.H. Sexual experience and urethral colonization with genital mycoplasmas. A study in normal men // Ann. Intern. Med. — 1973. — Vol. 78. — P. 696-698.

17. McCormack W.M., Almeida P.C., Bailey P.E. et al. Sexual activity and vaginal colonization with genital mycoplasmas // JAMA. -1972. — Vol. 221. — P. 1375-1377.

18. Tay lor-Robin son D., McCormack W.M. Mycoplasmas in human genito-urinary infections // The Mycoplasmas. Vol. 2, Hostparasite Relationships / Eds J.G. Tully, R.F. Whitcomb. -New York: Academic Press, 1979. — P. 307-366.

19. Taylor-Robinson D., Munday P.E. Mycoplasmal infection of the female genital tract and its complications // Genital infections in Women / Ed. M.J. Hare. — Edinburgh: Churchill Livingstone, 1988. — P. 228-247.

20. Furr P.M., Taylor-Robinson D. Factors influencing the ability of differ-ent mycoplasmas to colonize the genital tract of hormone-treated female mice // Int. J. Exp. Pathol. -1993. — Vol. 74. — P. 97-101.

21. Oakeshott P., Aghaizu A., Hay P. et al. Is Mycoplasma genitalium in women »The new Chlamydia?» Community based prospective cohort study // Clin. Infect. Dis. — 2010. — Vol. 51. — P. 11601166.

22. Andersen B., Sokolowski I., Ostergaard L. et al. Mycoplasma genitalium: prevalence and behavioural risk factors in the general population // Sex. Transm. Infect. — 2007. -Vol. 83. — P. 237-241.

64

23. Hamasuna R., Imai H., Tsukino H. et al. Prevalence of Mycoplasma genitalium among female students in vocational schools in Japan // Sex. Transm. Infect. — 2008. — Vol. 84. -P. 303-305.

24. Oakeshott P., Hay P., Taylor-Robinson D. et al. Prevalence of Mycoplasma genitalium in early pregnancy and relationship between its presence and pregnancy outcome // BJOG. -2004. — Vol. 111. — P. 1464-1467.

25. Manhart L.E., Holmes K.K., Hughes J.P. et al. Mycoplasma genitalium among young adults in the United States: an emerging sexually transmitted infection // Am. J. Public Health. — 2007. — Vol. 97. — P. 1118-1125.

26. Lawton B.A., Rose S.B., Bromhead C. et al. High prevalence of Mycoplasma genitalium in women presenting for termination of pregnancy // Contraception. — 2008. — Vol. 77. — P. 294-298.

27. Razin S., Jacobs E. Mycoplasma adhesion // J. Gen. Microbiol. -1992. — Vol. 138. — P. 407-422.

28. Pararas M.V., Skevaki C.L., Kafetzis D.A. Preterm birth due to maternal infection: causative pathogens and modes of prevention // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. — 2006. -Vol. 25. — P. 562-569.

29. Romero R., Espinoza J., Goncalves L.F. et al. Inflammation in preterm and term labour and delivery // Semin. Fetal Neonatal Med. — 2006. — Vol. 11. — P. 317-326.

30. Madinger N.E., Greenspoon J.S., Ellrodt A.G. Pneumonia during pregnancy: has modern technology improved maternal and fetal out-come? // Am. J. Obstet. Gynecol. -1989. — Vol. 161. — P. 657-662.

31. Sullivan A.D., Nyirenda T., Cullinan T. et al. Malaria infection during pregnancy: intrauterine growth retardation and preterm delivery in Malawi // J. Infect. Dis. — 1999. — Vol. 179. — P. 1580-1583.

32. Riggall F., Salkind G., Spellacy W. Typhoid fever complicating pregnancy // Obstet. Gynecol. — 1974. — Vol. 44. — P. 117-121.

33. Fidel P.L. Jr, Romero R., Wolf N. et al. Systemic and local cytokine profiles in endotoxin-induced preterm parturition in mice // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1994. — Vol. 170. — P. 1467-1475.

34. Gomez R., Ghezzi F., Romero R. et al. Premature labor and intra-amniotic infection. Clinical aspects and role of the cytokines in diagnosis and pathophysiology // Clin. Perinatal. — 1995. -Vol. 22. — P. 281-342.

35. Fidel P., Ghezzi F., Romero R. et al. The effect of antibiotic therapy on intrauterine infection-induced preterm parturition in rabbits // J. Matern. Fetal Neonatal Med. — 2003. — Vol. 14. -P. 57-64.

36. Challis J.R., Lockwood C.J., Myatt L. et al. Inflammation and pregnancy // Reprod. Sci. — 2009. — Vol. 16. — P. 206-215.

37. Keelan J.A., Blumenstein M., Helliwell R.J. et al. Cytokines, prostaglandins and parturition — a review // Placenta. -2003. — Vol. 24 (Suppl. A). — P. S33-46.

38. Stacey C.M., Munday P.E., Taylor-Robinson D. et al. A longitudinal study of pelvic inflammatory disease // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1992. — Vol. 99. — P. 994-999.

39. Mardh P.A., Westrom L. Tubal and cervical cultures in acute salpingitis with special reference to Mycoplasma hominis and T-strain mycoplasmas // Br. J. Vener. Dis. — 1970. — Vol. 46. -P. 179-186.

40. Mardh P.A. Mycoplasmal PID: a review of natural and experimental infections // Yale J. Biol. Med. — 1983. -Vol. 56. — P. 529-536.

41. Jurstrand M., Jensen J.S., Magnuson A. et al. A serological study of the role of Mycoplasma genitalium in pelvic inflammatory disease and ectopic pregnancy // Sex. Transm. Infect. — 2007. -Vol. 83. — P. 319-323.

42. Galask R.P., Varner M.W., Petzold C.R., Wilbur S.L. Bacterial attachment to the chorioamniotic membranes // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1984. — Vol. 148. — P. 915-928.

43. Romero R., Espinoza J., Kusanovic J.P. et al. The preterm parturition syndrome // BJOG. — 2006. — Vol. 113 (Suppl. 3). -P. 17-42.

44. Watts D.H., Krohn M.A., Hillier S.L., Eschen bach D.A. The association of occult amniotic fluid infection with gestational age and neonatal outcome among women in preterm labor // Obstet. Gynecol. — 1992. — Vol. 79. — P. 351-357.

45. Donders G.G., Van Calsteren K., Bellen G. et al. Predictive value for preterm birth of abnormal vaginal flora, bacterial vaginosis and aerobic vaginitis dur-ing the first trimester of pregnancy // BJOG. — 2009. — Vol. 116. — P. 1315-1324.

46. Lamont R.F., Taylor-Robinson D. The role of bacterial vaginosis, aero-bic vaginitis, abnormal vaginal flora and the risk of preterm birth // BJOG. — 2010. — Vol. 117. — P. 119-120.

47. Kurki T., Sivonen A., Renkonen O.V. et al. Bacterial vaginosis in early pregnancy and pregnancy outcome // Obstet. Gynaecol. -1992. — Vol. 80. — P. 173-177.

48. Hay P.E., Lamont R.F., Tay lor-Robin son D. et al. Abnormal bacterial colonisation of the genital tract and subsequent preterm delivery and late miscarriage // BMJ. — 1994. -Vol. 308. — P. 295-298.

49. Gravett M.G., Nelson H.P., DeRouen T. et al. Independent associations of bacterial vaginosis and Chlamydia trachomatis infection with adverse pregnancy outcome // JAMA. — 1986. -Vol. 256. — P. 1899-903.

50. Holst E., Goffeng A.R., Andersch B. Bacterial vaginosis and vaginal microorganisms in idiopathic premature labor and association with pregnancy outcome // J. Clin. Microbiol. -1994. — Vol. 32. — P. 176-86.

51. Riduan J.M., Hillier S.L., Utomo B. et al. Bacterial vaginosis and prematurity in Indonesia: asso-ciation in early and late pregnancy // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1993. — Vol. 169. -P. 175-178.

52. Hillier S.L., Nugent R.P., Eschenbach D.A. et al. Association between bacterial vaginosis and preterm delivery of a low-birth-weight infant. The Vaginal Infec-tions and Prematurity Study Group // N. Engl. J. Med. — 1995. — Vol. 333. -P. 1737-1742.

53. Rosenstein I.J., Morgan D.J., Sheehan M. et al. Bacterial vaginosis in pregnancy: distribution of bacterial species in different gram-stain categories of the vaginal flora // J. Med. Microbiol. — 1996. — Vol. 45. — P. 120-126.

54. Lee S.E., Romero R., Kim E.C., Yoon B.H. A high Nugent score but not a positive culture for genital mycoplasmas is a risk factor for spontaneous preterm birth // J. Matern. Fetal Neonatal Med. — 2009. — Vol. 22. — P. 212-217.

55. Koutsky L.A., Stamm W.E., Brunham R.C. et al. Persistence of Mycoplasma hominis after therapy: importance of tetracycline resistance and of coexisting vaginal flora // Sex. Transm. Dis. -1983 (Suppl. 4). — P. 374-381.

56. Elder H.A., Santamarina B.A., Smith S., Kass E.H. The natural history of asymptomatic bacteriuria during pregnancy: the effect of tetracycline on the clinical course and the outcome of pregnancy // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1971. — Vol. 111. -P. 441-462.

57. Klein J.O., Buckland D., Finland M. Colonization of newborn infants by mycoplasmas // N. Engl. J. Med. — 1969. — Vol. 280. -P. 1025-1030.

58. Braun P., Lee Y.H., Klein J.O. et al. Birth weight and genital mycoplasmas in pregnancy// N. Engl. J. Med. — 1971. — Vol. 284. -P. 167-171.

59. Ross J.M., Furr P.M., Taylor-Robinson D. et al. The effect of genital mycoplasmas on human fetal growth // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1981. — Vol. 88. — P. 749-755.

60. McCormack W.M., RosnerB., Lee Y.H. et al. Effect on birth weight of erythromycin treatment of pregnant women // Obstet. Gynecol. — 1987. — Vol. 69. — P. 202-207.

61. Eschenbach D.A., Nugent R.P., Rao A.V. et al. A randomized placebo-controlled trial of erythro-mycin for the treatment of Ureaplasma urealyticum to prevent premature delivery. The Vaginal Infections and Prematurity Study Group // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1991. — Vol. 164. — P. 734-742.

#

Журнал для непрерывного медицинского образования врачей

65

$

62. Di Musto J.C., Bohjalian O., Millar M. Mycoplasma hominis type I infection and pregnancy // Obstet. Gynecol. — 1973. -Vol. 41. — P. 33-37.

63. Romano N., Scarlata G., Cadili G., Carollo F. Mycoplasmas in pregnant women and in newborn infants // Boll. Ist. Sieroter. Milan. — 1976. — Vol. 55. — P. 568-572.

64. Averbuch B., Mazor M., Shoham-Vardi I. et al. Intra-uterine infection in women with preterm premature rupture of membranes: maternal and neonatal characteristics // Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. — 1995. — Vol. 62. — P. 25-29.

65. Kim M., Kim G., Romero R. et al. Biovar diversity of Ureaplasma urealyticum in amniotic fluid: distribution, intra-uterine inflammatory response and pregnancy outcomes // J. Perinat. Med. — 2003. — Vol. 31. — P. 146-152.

66. Kirchner L., Helmer H., Heinze G. et al. Amnionitis with Ureaplasma urealyticum or other microbes leads to increased morbidity and prolonged hospitalization in very low birth weight infants // Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. — 2007. -Vol. 134. — P. 44-50.

67. Romero R., Garite T.J. Twenty percent of very preterm neonates (23-32 weeks of gestation) are born with bacteremia caused by genital Mycoplasmas // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2008. -Vol. 198. — P. 1-3.

68. Goldenberg R.L., Andrews W.W., Goepfert A.R. et al. The Alabama Preterm Birth Study: umbilical cord blood Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis cultures in very preterm newborn infants // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2008. -Vol. 198. — P. 43-45.

69. Lamont R.F., Taylor-Robinson D., Wigglesworth J.S. et al. The role of mycoplasmas, ureaplasmas and chlamydiae in the genital tract of women presenting in spontaneous early preterm labour // J. Med. Microbiol. — 1987. — Vol. 24. — P. 253-257.

70. Munday P.E., Porter R., Falder P.F. et al. Spontaneous abortion -an infectious aetiology? // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1984. -Vol. 91. — P. 1177-1180.

71. GovenderS., Theron G.B., Odendaal H.J., Chalkley L.J. Prevalence of genital mycoplasmas, ureaplasmas and chlamydia in pregnancy // J. Obstet. Gynaecol. — 2009. — Vol. 29. — P. 698-701.

72. Lamont R.F., Taylor-Robinson D., Newman M. et al. Spontaneous early preterm labour associated with abnormal genital bacterial colonization // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1986. — Vol. 93. -P. 804-810.

73. Mitsunari M., Yoshida S., Deura I. et al. Cervical Ureaplasma urealyticum colonization might be associated with increased incidence of preterm delivery in pregnant women without prophlogistic microorganisms on routine examination // J. Obstet. Gynaecol. Res. — 2005. — Vol. 31. — P. 16-21.

74. Harada K., Tanaka H., Komori S. et al. Vaginal infection with Ureaplasma urealyticum accounts for pre-term delivery via induction of inflammatory responses // Microbiol. Immunol. -2008. — Vol. 52. — P. 297-304.

75. Abele-Horn M., Scholz M., Wolff C., Kolben M. High-density vaginal Ureaplasma urealyticum colonization as a risk factor for chorioamnionitis and preterm delivery // Acta Obstet. Gynecol. Scand. — 2000. — Vol. 79. — P. 973-978.

76. Namba F., Hasegawa T., Nakayama M. et al. Placental features of chorioamnionitis colonized with Ureaplasma species in preterm delivery // Pediatr. Res. — 2010. — Vol. 67. — P. 166-172.

77. Kim K.W., Romero R., Park H.S. et al. A rapid matrix metalloproteinase-8 bedside test for the detection of intraamniotic inflammation in women with preterm premature rupture of membranes // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2007. -Vol. 197. — P. 292-295.

78. Gauthier D.W., Meyer W.J., Bieniarz A. Expectant management of premature rupture of membranes with amniotic fluid cultures positive for Ureaplasma urealyticum alone // Am. J. Obstet. Gynecol. — 1994. — Vol. 170. — P. 587-590.

79. Yoon B.H., Chang J.W., Romero R. Isolation of Ureaplasma urealyticum from the amniotic cavity and adverse outcome in preterm labor // Obstet. Gynecol. — 1998. — Vol. 92. -P. 77-82.

80. GerberS., Vial Y., Hohlfeld P., Witkin S.S. Detection of Ureaplasma urealyticum in second-trimester amniotic fluid by polymerase chain reaction correlates with subsequent preterm labor and delivery // J. Infect. Dis. — 2003. — Vol. 187. — P. 518-521.

81. Yoon B.H., Romero R., Lim J.H. et al. The clinical significance of detecting Ureaplasma urealyticum by the polymerase chain reaction in the amniotic fluid of patients with preterm labor // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2003. — Vol. 189. — P. 919-924.

82. Lee S.E., Romero R., Jung H. et al. The inten-sity of the fetal inflammatory response in intraamniotic inflammation with and without microbial invasion of the amniotic cavity // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2007. — Vol. 197. — P. 294-296.

83. Jacobsson B., Mattsby-Baltzer I., Andersch B. et al. Microbial invasion and cytokine response in amniotic fluid in a Swedish population of women with preterm prelabor rupture of membranes // Acta Obstet. Gynecol. Scand. — 2003. -Vol. 82. — P. 423-431.

84. Jacobsson B., Aaltonen R., Rantakokko-Jalava K. et al. Quantification of Ureaplasma urealyticum DNA in the amniotic fluid from patients in PTL and pPROM and its relation to inflammatory cytokine levels // Acta Obstet. Gynecol. Scand. -2009. — Vol. 88. — P. 63-70.

85. Holst R.M., Hagberg H., Wennerholm U.B. et al. Prediction of spontaneous preterm delivery in women with preterm labor: analysis of multiple proteins in amniotic and cervical fluids // Obstet. Gynecol. — 2009. — Vol. 114. — P. 268-277.

86. Aaltonen R., Heikkinen J., Vahlberg T. et al. Local inflammatory response in choriodecidua induced by Ureaplasma urealyticum // BJOG. — 2007. — Vol. 114. — P. 1432-1435.

87. Park C.W., Moon K.C., Park J.S. et al. The involvement of human amnion in histologic chorioamnionitis is an indicator that a fetal and an intra-amniotic inflammatory response is more likely and severe: clinical implications // Placenta. — 2009. -Vol. 30. — P. 56-61.

88. Olomu I.N., Hecht J.L., Onderdonk A.O. et al. Perinatal correlates of Ureaplasma urealyticum in placenta parenchyma of singleton pregnancies that end before 28 weeks of gestation // Pediatrics. — 2009. — Vol. 123. — P. 1329-1336.

89. Onderdonk A.B., Delaney M.L., DuBois A.M. et al. Detection of bacteria in placental tissues obtained from extremely low gestational age neonates // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2008. -Vol. 198. — P. 110-117.

90. Abele-Horn M., Wolff C., Dressel P. et al. Associ-ation of Ureaplasma urealyticum biovars with clinical outcome for neonates, obstetric patients, and gynecological patients with pelvic inflammatory disease // J. Clin. Microbiol. — 1997. -Vol. 35. — P. 1199-1202.

91. Kataoka S., Yamada T., Chou K. et al. Association between preterm birth and vaginal colonization by mycoplasmas in early pregnancy // J. Clin. Microbiol. — 2006. — Vol. 44. -P. 51-55.

92. Moss T.J., Knox C.L., Kallapur S.G. et al. Experimental amniotic fluid infection in sheep: effects of Ureaplasma parvum serovars 3 and 6 on preterm or term fetal sheep // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2008. — Vol. 198. — P. 122-128.

93. Novy M.J., Duffy L., Axthelm M.K. et al. Ureaplasma parvum or Mycoplasma hominis as sole pathogens cause chorioamnionitis, preterm delivery, and fetal pneumonia in rhesus macaques // Reprod. Sci. — 2009. — Vol. 16. — P. 56-70.

94. Keane F.E., Thomas B.J., Gilroy C.B. et al. The association of Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma genitalium with bacterial vaginosis: observations on heterosexual women and their male partners // Int. J. STD AIDS. — 2000. — Vol. 11. — P. 356-360.

66

АКУШЕРСТВО И ГИНЕКОЛОГИЯ: новости, мнения, обучение №1 2013

95. Lu G.C., Schwebke J.R., Duffy L.B. et al. Midtrimester vaginal Mycoplasma genitalium in women with subsequent spontaneous preterm birth // Am. J. Obstet. Gynecol. -2001. — Vol. 185. — P. 163-165.

96. Labbe A.C., Frost E., Deslandes S. et al. Mycoplasma genitalium is not associated with adverse outcomes of pregnancy in Guinea-Bissau // Sex. Transm. Infect. — 2002. — Vol. 78. -P. 289-291.

97. Edwards R.K., Ferguson R.J., Reyes L. et al. Assessing the relationship between preterm delivery and various microorganisms recovered from the lower genital tract // J. Matern. Fetal Neonatal Med. — 2006. — Vol. 19. — P. 357-363.

98. Wallace R.J. Jr, Alpert S., Browne K. et al. Isolation of Mycoplasma hominis from blood cultures in patients with postpartum fever // Obstet. Gynecol. — 1978. — Vol. 51. -P. 181-185.

99. Bjornelius E., Jensen J.S., Lidbrink P. Conjunctivitis associated with Mycoplasma genitalium infection // Clin. Infect. Dis. -2004. — Vol. 39. — P. e67-9.

100. Steytler J.G. Studies on endogenous infection by vaginal mycoplasma based on positive cord-blood cultures // S. Afr. J. Obstet. Gynaecol. — 1970. — Vol. 8. — P. 14-22.

101. Cassell G.H., Waites K.B., Crouse D.T. et al. Association of Ureaplasma urealyticum infection of the lower respiratory tract with chronic lung disease and death in very-low-birth-weight infants // Lancet. — 1988. — Vol. 2. — P. 240-245.

102. Payne N.R., Steinberg S.S., Ackerman P. et al. New prospective studies of the association of Ureaplasma urealyticum colonization and chronic lung disease // Clin. Infect. Dis. -1993. — Vol. 17(Suppl. 1). — P. S117-121.

103. Agarwal P., Rajadurai V.S., Pradeepkumar V.K., Tan K.W. Ureaplasma urealyticum and its association with chronic lung disease in Asian neonates // J. Paediatr. Child Health. -2000. — Vol. 36. — P. 487-490.

104. Benstein B.D., Crouse D.T., Shanklin D.R., Ourth D.D. Ureaplasma in lung. 2. Association with bronchopulmonary dysplasia in premature newborns // Exp. Mol. Pathol. — 2003. -Vol. 75. — P. 171-177.

105. Colaizy T.T., Morris C.D., Lapidus J. et al. Detection of ureaplasma DNA in endotracheal samples is associated with bron-chopulmonary dysplasia after adjustment for multiple risk factors // Pediatr. Res. — 2007. — Vol. 61. — P. 578-583.

106. Walsh W.F., Butler J., Coalson J. et al. A primate model of Ureaplasma urealyticum infection in the pre-mature infant with hyaline membrane disease // Clin. Infect. Dis. — 1993. -Vol. 17 (Suppl. 1). — P. S158-162.

107. Mabanta C.G., Pryhuber G.S., Weinberg G.A., Phelps D.L. Erythromycin for the prevention of chronic lung disease in intubated preterm infants at risk for, or colonized or infected with Ureaplasma urealyticum // Cochrane Database Syst. Rev. — 2003. — Is. 4:CD003744.

108. Walls S.A., Kong L., Leeming H.A. et al. Antibiotic prophylaxis improves Ureaplasma-associated lung disease in suckling mice // Pediatr. Res. — 2009. — Vol. 66. — P. 197-202.

109. Normann E., Lacaze-Masmonteil T., Eaton F. et al. A novel mouse model of Ureaplasma-induced perinatal inflammation: effects on lung and brain injury // Pediatr. Res. — 2009. -Vol. 65. — P. 430-436.

110. Gomez R., Romero R., Nien J.K. et al. Antibiotic administration to patients with preterm premature rupture of membranes does not eradicate intra-amniotic infection // J. Matern. Fetal Neonatal Med. — 2007. — Vol. 20. — P. 167-173.

111. Taylor-Robinson D., Davies H.A., Sarathchandra P., Furr P.M. Intracellular location of mycoplasmas in cultured cells demonstrated by immunocytochemistry and electron microscopy // Int. J. Exp. Pathol. — 1991. — Vol. 72. -P. 705-714.

112. Romero R., Schaudinn C., Kusanovic J.P. et al. Detection of a microbial biofilm in intraamniotic infection // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2008. — Vol. 198. — P. 135.

113. Smorgick N., Frenkel E., Zaidenstein R. et al. Antibiotic treatment of intra-amniotic infection with Ureaplasma urealyticum. A case report and literature review // Fetal Diagn. Ther. — 2007. — Vol. 22. — P. 90-93.

114. Taylor-Robin son D., Bebear C. Antibiotic susceptibilities of mycoplasmas and treatment of mycoplasmal infections // J. Antimicrob. Chemother. — 1997. — Vol. 40. — P. 622-630.

115. Ugwumadu A. Role of antibiotic therapy for bacterial vaginosis and intermediate flora in pregnancy // Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. — 2007. — Vol. 21. — P. 391-402.

116. Lamont R.F., Nhan-Chang C.-L., Sobel J.D., Romero R. Clindamycin used in early pregnancy in women with abnormal vaginal flora for the prevention of preterm birth: a systematic review. Proceedings of the Annual Meeting of the Infectious Disease Society for Obstetrics and Gynecology. — Santa Fe, New Mexico, USA, Aug. 2010.

117. Kenyon S.L., Taylor D.J., Tarnow-Mordi W. Broad-spectrum antibiotics for spontaneous preterm labour: the ORACLE II randomised trial. ORACLE Collaborative Group // Lancet. -2001. — Vol. 357. — P. 989-994.

118. Kenyon S., Pike K., Jones D.R. et al. Childhood outcomes after prescription of antibiotics to pregnant women with spontaneous preterm labour: 7-year follow-up of the ORACLE II trial // Lancet. — 2008. — Vol. 372. — P. 1319-1327.

119. Lamont R.F., Taylor-Robinson D., Hay P.E. Antibiotics for adverse outcomes of pregnancy // Lancet. — 2001. — Vol. 358. — P. 1728-1729.

120. Lamont R.F. Association between cerebral palsy and erythromycin // Lancet. — 2009. — Vol. 373. — P. 26.

121. Taylor-Robinson D., Furr P.M. Clinical antibiotic resistance of Ureaplasma urealyticum // Pediatr. Infect. Dis. — 1986. -Vol. 6(Suppl.). — P. S335-337.

122. Workowski K.A., Berman S.M. Sexually transmitted diseases treatment guidelines, 2006 // MMWR Recomm. Rep. — 2006. -Vol. 55(RR-11). — P. 1-94.

123. Haggerty C.L., Totten P.A., Astete S.G. et al. Failure of cefoxitin and doxycycline to eradicate endometrial Mycoplasma genitalium and the consequence for clinical cure of pelvic inflammatory disease // Sex. Transm. Infect. — 2008. -Vol. 84. — P. 338-342.

124. Ogasawara K.K., Goodwin T.M. Efficacy of azithromycin in reducing lower genital Ureaplasma urealyticum colonization in women at risk for preterm delivery // J. Matern. Fetal Med. — 1999. -Vol. 8. — P. 12-16.

125. Heikkinen T., Laine K., Neuvonen P.J., Ekblad U. The transplacental transfer of the macrolide antibiotics erythromycin, roxithromycin and azithromycin // BJOG. -2000. — Vol. 107. — P. 770-775.

126. Witt A., Sommer E.M., Cichna M. et al. Placental passage of clarithromycin surpasses other macrolide antibiotics // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2003. — Vol. 188. — P. 816-819.

#

67

Урогенитальный микоплазмоз и беременность » Библиотека врача

Клиника Тартуского университета

Бактерии уреаплазма уреалитикум (Ureaplasma urealyticum), уреаплазма парвум (Ureaplasma parvum) и микоплазма хоминис (Mycoplasma hominis), вызывающие урогенитальный микоплазмоз, в течение длительного времени считались микроорганизмами-комменсалами урогенитальной микрофлоры организма человека.
Цель исследования. Рассмотреть вопрос, есть ли связь между этими бактериями и различными акушерскими осложнениями.
Материал и методы. Включены данные эпидемиологических исследований, опубликованных по данной теме.
Результаты. Эпидемиологические исследования обнаружили высокую распространенность бактерий Ureaplasma spp. и M. hominis у популяции, не имеющей других заболеваний. С другой стороны, наличие бактерий U. urealyticum, U. parvum и M. hominis все чаще связаны с неблагоприятными исходами беременности: спонтанными преждевременными родами, преждевременным разрывом плодных оболочек, выкидышами, мертворождением или низким весом при рождении. Однако не было убедительных доказательств причинно-следственных взаимосвязей. Исследования выявили, что устойчивость к антибиотикам неуклонно возрастает и в значительной степени различается в разных регионах.
Заключение. До настоящего времени скрининг на наличие бактерий M. hominis, U. urealyticum и U. parvum в отсутствие симптомов не считается целесообразным.

Название «микоплазмы» применяется как общее название класса бактерий Mollicutes – мельчайших свободноживущих микроорганизмов. В урогенитальном тракте рассматриваемые бактерии Mollicutes называются Mycoplasma genitalium и Mycoplasma hominis, а две разновидности микоплазм – Ureaplasma urealyticum и Ureaplasma parvum.

Цель данной статьи: дать краткий обзор взаимосвязи вышеуказанных микоплазм и различных акушерских осложнений. Краткий обзор основан на новейших тенденциях в лечении микоплазмоза.

Эпидемиология

Уреаплазмы и микроорганизмы M. hominis считаются оппортунистическими патогенами, так как их можно выделить из нижнего отдела урогенитального тракта как здоровых, так и больных женщин. В доступной литературе сообщается, что распространенность U. urealyticum у женщин составляет 12–53% в образцах от различных популяций [1–4].

Распространенность M. hominis у женщин составляет 1,3–40% в образцах от различных популяций. Большое исследование 2480 пациенток, имевших симптомы инфекции, выявило M. hominis у 3,3% [5]. Некоторые исследования обнаружили микоплазмы M. hominis только в качестве сочетанной инфекции с уреаплазмами [6–8].

Распространенность M. genitalium составила 0,3–1,2% [7, 9], что оказалось ниже, чем распространенность Chlamydia trachomatis, но выше, чем Neisseria gonorrhoeae.

В табл. 1 кратко представлены данные различных исследований о распространенности урогенитальных микоплазм.

Как видно из табл. 1, распространенность значительно различается в разных исследованиях. Некоторые исследователи отдельно оценивали частоту выявления U. urealyticum и U. parvum. В этих исследованиях количество U. parvum составило 80% всех обнаруженных Ureaplasma spp.

Роль в акушерских осложнениях

Уреаплазмы и микоплазмы M. hominis считаются микроорганизмами-комменсалами микрофлоры организма человека, хотя во все большем количестве исследований обнаруживаются связи между неблагоприятными исходами беременности и колонизацией уреаплазмами и микоплазмами M. hominis. Тем не менее, до сих пор нет определенного консенсуса об их причинно-следственных взаимоотношениях. В следующем разделе кратко изложены последние полученные данные.

Ureaplasma spp.

Колонизация уреаплазмами генитального тракта связана с неблагоприятными исходами беременности, такими как: самопроизвольный выкидыш [10], преждевременный разрыв плодных оболочек (ПРПО) [4], преждевременные роды [11], неонатальная заболеваемость и перинатальная смертность [12]. Применяемая методология и образцы значительно отличаются в разных исследованиях, что затрудняет комбинирование и синтез результатов. В связи с этим данные представлены в табл. 2 в таком виде, как они были заявлены в исследованиях.

Witt и соавт. [13] обнаружили, что амниотическая полость была колонизована уреаплазмой U. urealyticum у 44% пациенток с ПРПО и преждевременными родами по сравнению с 2,7% беременных женщин в конт-рольной группе. Исследования Mitsunari и соавт. [11] поддерживают мнение о связи между присутствием уреаплазмы U. urealyticum в цервикальном канале и преждевременными родами (колонизация наблюдалась у 46% пациенток группы контроля по сравнению с 87% пациенток с преждевременными родами).

В незначительном количестве исследований проводится анализ отдельно для уреаплазм U. urealyticum и U. parvum и описывается влияние присутствия сразу двух типов уреаплазм Ureaplasma spp. Даже если в статье заявлено, что исследована U. ureaplasma, последующее тщательное изучение раздела «методы» обнаруживает, что применяемые методы не позволяет дифференциировать биовары. Тем не менее, некоторые исследователи провели разграничение. Kataoka и соавт. [14] обнаружили, что U. parvum (но не U. urealyticum) ассоциировали с поздним выкидышем или ранними преждевременными родами. Kasprzykowska и соавт. [15] пришли к заключению, что колонизация нижнего отдела урогенитального тракта уреаплазмами U. parvum может вызывать бессимптомную инфекцию верхнего отдела репродуктивной системы. Kasper и соавт. [16] установили, что увеличение количества уреаплазмы U. parvum в значительной степени было связано с гистологически подтвержденным хориоамнионитом, ПРПО, наряду с преждевременными родами, ранним сепсисом и бронхолегочной дисплазией. К этому можно добавить, что не наблюдалось значительного влияния бактериальной нагрузки U. urealyticum на исходы в неонатальном периоде [16]. Abele-Horn и соавт. [17] обнаружили значимость бактериальной нагрузки. В ходе исследования было выявлено, что высокий уровень колонизации (>105 КОЕ/мл) уреаплазмами U. urealyticum был связан со значительным увеличением частоты клинически значимого хориоамнионита, ПРПО и преждевременных родов. Колонизация низкой плотности не влияла на клинические признаки хориоамнионита и преждевременные роды [17].

Greenow и соавт. [18] провели исследование о возможности воздействия лечения

Пыдер А., Халдре М.

Микоплазмоз у женщин его симптомы и лечение

Микоплазмоз – группа инфекционных заболеваний, вызываемых микоплазмами и передающихся чаще всего половым путем.

Микоплазмы – это микроорганизмы, которые занимают среднее положение между бактериями и вирусами. Сходство с вирусами проявляется в маленьких размерах, с бактериями – в наличии своего ДНК. Существует несколько десятков видов микоплазм, но всего четыре из них могут привести к заболеванию. Один из болезнетворных видов микоплазм называется уреаплазма, а вызываемая им инфекция уреаплазмоз также относится к микоплазмозам.

Протекание болезни и симптомы

Попадая в организм человека, микоплазмы прикрепляются к мембранам эпителия в кишечнике, органах дыхания, мочеполовой системы и даже присоединяются к эритроцитам и сперматозоидам.

Симптомов, характерных только для микоплазмоза, не существует, и своими проявлениями он очень похож на другие инфекционные заболевания мочеполовой системы. Часто болезнь протекает так скрытно, что половина больных о ней даже не знает. Основными заметными симптомами при мочеполовом микоплазмозе являются

  • существенные выделения из влагалища у женщин;
  • белесые или желтые выделения из уретры у мужчин;
  • болезненные ощущения при половом контакте и мочеиспускании.

Распространение

Микоплазмоз делят на три основных вида: мочеполовой, дыхательный и перинатальный. Распространение болезни происходит соответственно половым, воздушно-капельным путем и в утробе матери. Наиболее часто диагностируется мочеполовой микоплазмоз, который встречается у людей, ведущих активную половую жизнь с несколькими партнерами без использования презервативов.

При перинатальном микоплазмозе заражение происходит от матери к плоду во время беременности. Но наличие подтвержденного диагноза у будущей мамы не говорит, что ее ребенок после рождения будет также болен.

Бытовым способом – через посуду, полотенце – микоплазмоз не передается. Попадание в организм микоплазмы не означает, что человек обязательно заболеет. Около 15% людей являются носителями инфекции, но при этом микоплазмозом не болеют.

Диагностика болезни

В нашей клинике используются несколько исследований, которые позволяют врачу абсолютно точно диагностировать микоплазмоз и назначить наиболее правильный вариант лечения. Из всех возможных анализов (метод ПЦР-ДНК диагностика, посев выделений, определение антител в крови и других) самые высококвалифицированные специалисты Санкт-Петербурга выберут оптимально подходящие и достоверные. Точность диагностики этих современных методов достигает 100%. Благодаря высокому уровню персонала нашей клиники проведение исследований не доставит вам никаких неудобств или дискомфорта.

Лечение микоплазмоза

Лечение микоплазмоза проводится на основании результатов исследований, с учетом выявленных особенностей болезни, пациента, и может включать

  • физиотерапевтические процедуры,
  • прием антибиотиков и витаминов,
  • лечение травами.

Врач нашей клиники назначит комплекс мер, которые приведут к выздоровлению без побочных эффектов. Лечение мочеполового микоплазмоза нужно проводить не только у больного, но одновременно и у его полового партнера. Если микоплазмоз обнаружен в период беременности, то наши врачи помогут своевременно начать лечение, используя препараты и процедуры, не наносящие вред плоду.

В Санкт-Петербурге трудно найти другую клинику с таким большим и успешным опытом лечения инфекционных заболеваний. Мы всегда в первую очередь заботимся о здоровье наших клиентов.

Смотрите также: Прием врача уролога, Анализ на онкомаркеры для мужчин, Урологические программы.

Лечение микоплазмоза в Минске | Биомедика

Микоплазмоз – заболевание, передающееся половым путем, вызванное микоплазмой.

Наиболее часто мокоплазмозом страдают женщины, которые перенесли гинекологические заболевания, инфекции, передающиеся половым путем, ведущие беспорядочный образ жизни.

Существует около 14 видов микоплазм, которые могут существовать в организме человека.

  • Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium, Mycoplasma pneumoniae – патогенны для человека
  • М. hominis, M. genitalium – являются условными патогенами урогенитального тракта
  • М. pneumoniae – возбудитель респираторной инфекции.

Являясь условно патогенной для человека, микоплазменная инфекция может быть возбудителем следующих заболеваний:

  • Пиелонефрит
  • Уретрит
  • Простатит
  • Артрит
  • Сепсис
  • Патологии беременности и плода
  • Послеродовый эндометрит.

Урогенитальный микоплазмоз обычно никак себя не проявляет, и диагностировать его можно только лабораторно. Однако при определенны стрессовых для организма ситуациях могут появиться определенные симптомы:

  • У мужчин: небольшие выделения по утрам, тянущая боль в паховой области, увеличение придатка.
  • У женщин: обильные выделения, зуд, боли при половых актах. При беременности микоплазмозменная инфекция может вызвать самопроизвольный аборт, преждевременные роды, послеродовую лихорадку.

Клиническая картина микоплазмоза.

Микоплазменная инфекция может стать возбудителем ряда заболеваний:

  1. Воспалительные заболевания органов малого таза: сальпингит, неспецифический сальпингоофорит, эндометрит, аднексит, параметрит и т.д.

Как правило у пациентов с такими диагнозами обнаруживается микоплазма (уреаплазма). Чаще всего микроорганизм диагностируется у женщин:

  • Страдающих вагинитами и цервицитами неясной этиологии
  • Со смешанными инфекциями (трихомонада, гонококк)
  • С измененной флорой влагалища (при малом количестве лактобацилл)
  • В первом триместре беременности

2. Патология беременности и плода.

В последнее время возросло количество беременных женщин, имеющих скрытые половые инфекции, в том числе и микоплазменную инфекцию. За счет изменения гормонального и физиологического статуса высеваемость микроорганизмов увеличивается в 1,5-2 раза. Этот показатель намного выше у женщин, которые страдают привычным не вынашиванием беременности. Микоплазменная инфекция у таких пациенток входит в состав микроценоза влагалища и цервикального канала.

Наиболее частые осложнения вызываемые микоплазмой у беременных женщин:

  • Осложненная беременность
  • Угроза прерывания беременности
  • Преждевременные роды
  • Поздний токсикоз
  • Многоводие
  • Аномальное прикрепление плаценты
  • Преждевременное отслоение нормально прикреплённой плаценты
  • Преждевременное отхождение околоплодных вод
  • Формирование внутриутробной инфекции.

Длительные воспалительные процессы могут стать причиной вторичного бесплодия у женщин, за счет нарушения овогенеза и способности яйцеклетки к продвижению.

3. Не гонококковый уретрит.

Одним из самых распространенных заболеваний у мужчин, вызываемых микоплазменной инфекцией, является не гонококковый уретрит. Заражение происходит половым путем от партнера у которого, как правило, заболевание протекает бессимптомно. Для не гонококкового уретрита характерны частые рецидивы.

Возможности терапии урогенитальной микоплазменной инфекции при беременности :: ТРУДНЫЙ ПАЦИЕНТ

И.Ю. Фофанова, В.Н. Прилепская
ФГУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова Росмедтехнологий», Москва

Ключевые слова: урогенитальная микоплазменная инфекция, беременность, терапия, джозамицин.

Одними из условно-патогенных микроорганизмов, которые интенсивно изучаются, являются генитальные микоплазмы. По данным литературы, около 40 % воспалительных урогенитальных заболеваний обусловлено генитальными микоплазмами [3]. Сложности при изучении и решении вопроса о роли генитальных микоплазм в развитии патологии мочеполовых органов связаны с широким распространением этих микроорганизмов как среди больных, так и среди практически здоровых людей, разнородностью изучаемых популяционных групп, частой ассоциацией микоплазм с другой условно-патогенной микрофлорой, в связи с чем большинство научных работ по изучению роли генительных микоплазм связано лишь с выяснением частоты их выявления при тех или иных патологических состояниях, определением резистентности к антибактериальным препаратам и изучением их иммунологических особенностей.

В акушерстве, гинекологии и педиатрии проблема роли генитальных микоплазм является наиболее актуальной, что подчёркивается большим количеством международных исследовательских работ. По данным, представленным на XX Европейском конгрессе акушеров-гинекологов (2008), при невынашивании беременности, преждевременном излитии вод чаще всего выделяют условно-патогенные микроорганизмы: Ureaplasma (U.) urealyticum и другие микоплазмы, фузобактерии. Было отмечено, что эти микроорганизмы могут быть триггером 1/3 преждевременных родов и 1/3 случаев преждевременного излития вод при недоношенной беременности. При этом клинический или субклинический хорионамнионит выявляется в 50 % случаев преждевременных родов при сроке беременности до 30 нед. [1].
В руководстве по инфекциям, передаваемым половым путём, Канады (2008 г.) генитальные микоплазмы (Mycoplasma (M.) genitalium, M. hominis, U. urealyticum) названы среди патогенов, приводящих к воспалительным заболеваниям органов малого таза у женщин, уретритов у мужчин. На 59-ой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения (ВОЗ 2006 г.) был представлен перечень инфекций, включённых в проект глобальной стратегии по профилактике инфекций, передаваемых половым путём и борьбе с ними на период 2006-2015 годы, в который помимо других инфекционных агентов были включены U. urealyticum, M. genitalium [6].
Основанием для принятых решений явились данные международных научно-практических исследовательских работ, посвящённых изучению роли генитальных микоплазм в акушерско-гинекологической и педиатрической практике.
В исследовании G. Randelović показано, что U. urealyticum наиболее часто выявляется у беременных с осложнениями беременности, в 62,8 % случаев – при преждевременном излитии вод, при этом в 32,6 % случаев – в виде моноинфекции [26]. Исследования японских учёных указывают на этиологическую роль генительных микоплазм в генезе преждевременных родов путём повышения продукции ИЛ-8 и развития апоптотических изменений в амнионе и плаценте [16]. Работами T. Egawa, I. Morioka и соавт. [14] показано, что при изучении гистоморфологических изменений в пуповине при преждевременных родах фунизит определялся во всех случаях выявления U. urealyticum и/или M. hominis и только в 13 % – при их отсутствии. Аналогичные данные получены и в другом многоцентровом исследовании [17].
Американскими исследователями на большом количестве исследований при преждевременных родах (351 новорождённых на 23-32 неделях гестации) в 23 % случаев в пуповинной крови были выявлены генитальные микоплазмы. При этом показано, что у новорождённых при наличии этих микроорганизмов обнаруживался системный воспалительный ответ в 41,3 % случаев (в контроле – 25,7 %), бронхопульмональная дисплазия – в 26,8 % случаев (в контроле – 10,1 %). Было сделано заключение о том, что выявление генитальных микоплазм в пуповинной крови чётко коррелировало с острым воспалением в плаценте, системным воспалительным ответом плода и бронхопульмональной дисплазией [15].
Сходные результаты были получены другими исследователями при изучении механизмов развития истмико-цервикальной недостаточности (ИЦН): частота выраженных воспалительных изменений в амниотической жидкости при признаках ИЦН и целом плодном пузыре составила 81 %. Интересно, что частота выделения микроорганизмов (культуральное исследование) в амниотической жидкости составила при этом лишь 8 %, и во всех этих случаях определялась U. urealyticum в монокультуре или в сочетании с энтерококками, стрептококками, стафилококками. Дальнейшее наблюдение показало, что преждевременные роды произошли в 84 % случаев у пациенток с признаками интраамниального воспаления и отсутствием роста при культуральном исследовании. Не было выявлено значимых различий в частоте и интервале до родов, а также частоте неблагоприятных исходов для новорождённых между пациентками с признаками интраамниального воспаления при выявлении и при отсутствии выявления микроорганизмов в амниотической жидкости [20, 27]. В исследовании E. Bujold, посвящённом оценке микробной инвазии амниотической полости у беременных с истмико-цервикальной недостаточностью (амниоцентез в 16-26 недель беременности), показано, что микробное инфицирование амниотической полости было выявлено в 47 % случаев, при этом в 33 % случаев были выявлены уреаплазмы в диагностическом титре (≥ 104 КОЕ/мл) [11].
Заслуживают внимания результаты, полученные американскими авторами, при исследовании 89 беременных с преждевременным излитием вод методом амниоцентеза. Гистоморфологические признаки интраамниального воспаления были выявлены в равном числе случаев как при доказанном культуральным методом микробном обсеменении амниотической жидкости, так и в случаях отсутствия выявления микроорганизмов культуральным методом. Авторами сделан вывод о том, что выявление клинико-лабораторных признаков интраамниального воспаления (даже без подтверждения культуральными исследованиями морфотипа микробного фактора) является фактором высокого риска для развития фетального воспалительного синдрома, что может определять акушерскую тактику [19]. В экспериментальных работах M.J. Novy и соавт. была выявлена значимая связь между инфицированием амниотической полости генитальными микоплазмами (в качестве моноинфекции) и лейкоцитозом, повышенным уровнем провоспалительных цитокинов, простагландинов Е2 и F2a, повышенным уровнем металлопротеиназы-9, маточной сократительной активностью [23].
В настоящее время всё больше данных накапливается о том, что угроза прерывания беременности (маточные сокращения, укорочение шейки матки, истмико-цервикальная недостаточность) в большой степени связана с интраамниальным воспалением. Предполагается, что с этим связана недостаточная эффективность традиционно применяемых средств (прогестагены, β-миметики). В последних исследованиях показано, что прогестерон модулирует продукцию цитокинов у стимулированных Escherichia coli или U. urealyticum моноцитов в одинаковой степени и не является строго иммуносупрессивным. Это предполагает, что прогестерон не предупреждает преждевременных родов путём подавления бактерио-стимулированной продукции цитокинов. Показано также, что повышенный уровень ИЛ-8 в амниотической жидкости, связанный с колонизацией U. urealyticum не изменялся при назначении бетаметазона [22, 25]. В работе G. Daniel и соавт. было показано, что при укорочении шейки матки менее 25 мм в сроке 16-24 недель беременности в амниотической жидкости был выявлен повышенный уровень 25 провоспалительных цитокинов (IL-1b, IL-1ra, IL-2, IL-4, IL-5, IL-6, IL-7, IL-8, IL-9, IL-10, IL-12, IL-13, IL-15, IL-17, eotaxin, granulocyte colony-stimulating factor (G-CSF), interferon-g, inducible protein-10, monocyte chemotactic protein (MCP)-1, macrophage inflammatory protein (MIP)-1a, MIP-1b, platelet-derived growth factor (PDGF) bb, tumor necrosis factor-a, vascular endothelial growth factor, and regulated on activation, normal T-cell expressed, and secreted (RANTES) protein). Эти данные предполагают объяснение тому факту, что в ряде случаев терапия прогестероном, токолитиками, церкляжем является не эффективной [13].
Анализ частоты выявления генитальных микоплазм у новорождённых показал, что в целом они выявляются в 20-40 %, однако у здоровых детей они определяются в 15-17 % случаев, при перинатальной патологии этот показатель достигает 60 % [4, 5, 7].
Спектр перинатальной патологии, ассоциированной с выделением микоплазм, включает широкий перечень заболеваний и состояний: недоношенность, задержка внутриутробного развития, пневмония, бронхолёгочная дисплазия, дисбактериоз, ринит [8, 10, 18, 24].
По данным американских авторов, в пуповинной крови и цереброспинальной жидкости новорождённых с очень низкой массой тела в 23 % случаев были выявлены уреаплазмы (из них U. parvum – в 70 %). Присутствие уреаплазм было ассоциировано с повышением уровня ИЛ-1b в пуповинной крови. Новорождённые, инфицированные уреаплазмами, имели более высокий (в 2,3 раза) риск развития внутрижелудочковых кровоизлияний [29].
Исследованиями японских и американских авторов показана чёткая положительная связь между воспалительными изменениями в лёгких новорождённых, хроническими заболеваниями лёгких детей и колонизацией U. urealyticum плаценты [21, 30].
В исследовании A. Berger (Австрия, 2009) указывается на значительно более высокий риск развития различных психоневрологических, церебральных осложнений у детей до 2-летнего возраста, родившихся до 33-й недели гестации, матери которых были инфицированы U. urealyticum по сравнению с неинфицированными [9].
Хотелось бы подчеркнуть, что современными работами отечественных исследователей [2] показано, что антигены микоплазм (U. urealyticum, M. hominis, M. genitalium) способны длительно (до 3 месяцев) сохраняться в крови и органах экспериментально инфицированных животных, заражённых как живой культурой микоплазм, так и препаратами антигенов, что доказывает генерализованный характер инфекции с длительной персистенцией возбудителя во внутренних органах и бактериемией, что позволяет с иных позиций относиться к вопросу урогенитальной микоплазменой инфекции и её влиянию на течение гестационного процесса.
Для изучения влияния инфицирования генитальными микоплазмами при беременности и оценки эффективности тактики ведения беременности были проанализированы особенности течения и исходы беременности у 1120 пациенток, обратившихся в поликлиническое отделение НЦАГ и П. Методы исследования: общеклинические, гормональные, функциональные (УЗ, допплерометрия, КТГ-исследование), исследование клинического анализа крови, гемостазиограммы, бактериоскопический метод, метод ПЦР, культуральное исследование для определения количества микоплазм, бактериологическое исследование с целью выявления условно-патогенных микроорганизмов.
Из 1120 беременных у 633 (56,5 %) в цервикальном канале и заднем своде влагалища были выявлены генитальные микоплазмы (U. urealyticum, M. hominis или их сочетание). В результате обследования были сформированы 3 группы: 1-я группа (n = 198) (31,3 %) – пациентки с генитальными микоплазмами в качестве моноинфекции, 2-я группа (n = 254) (40,1 %) – с генитальными микоплазмами в сочетании с другой условно-патогенной кокковой микрофлорой, в 181 (28,6 %) случае – микоплазменная инфекция сочеталась с хламидиями и условно-патогенной кокковой микрофлорой. Эта группа пациенток была исключена из исследования.
Как видно из табл. 1, при сравнении методов выявления генитальных микоплазм методами ПЦР и культуральным методом не было выявлено достоверных отличий.
Проанализированы течение беременности в группах пациенток с мономикоплазменной инфекцией (1-я группа) и микоплазменной инфекцией в ассоциации с другими условно-патогенными микроорганизмами (2-я группа) (табл. 2).
Гинекологический анамнез (табл. 2) обследованных в обеих группах характеризовался высоким уровнем числа хронических воспалительных заболеваний матки и придатков, патологии шейки матки, нарушений менструального цикла и т. п. У каждой пятой в анамнезе было бесплодие, внематочная беременность. Однако в 1-й группе количество пациенток с указанием на эндометриоз (наружно-внутренний эндометриоз, аденомиоз, эндометриоз шейки матки) было в 2 раза выше, чем в 2-й группе и составляло 16,2 % (р ≤ 0,01).
Как видно из таблицы 2, в первой группе беременных нормальные роды были у 28 % женщин, в 9,6 % случаях беременность закончилась антенатальной гибелью плода, в 9,6 % – постнатальной гибелью плода, в 15,1 % – рождением ребёнка с пороками развития, в 2,5 % – рождением ребёнка с ДЦП, т. е. у каждой пятой – в анамнезе были перинатальные потери, у каждой шестой – рождение ребёнка с врождёнными пороками развития. Привычное невынашивание беременности отмечено у 13,1 %, ранний самопроизвольный выкидыш у 27,3 % женщин. Во второй группе беременных число нормальных родов, число и характер неудачно закончившихся беременностей был сопоставим с таковым в 1-й группе, однако выявлена более высокая частота родов, закончившихся интранатальной гибелью плода (р ≤ 0,01).
Анализ течения настоящей беременности показал (см. табл. 2), что на фоне практически одинаково высокой частоты осложнений в течение беременности, частота многоводия во 2-й группе была в 3 раза чаще, чем в 1-й группе. Обращает на себя внимание высокая частота симптомов угрожающего выкидыша в I триместре беременности в обеих группах (в основном за счёт отслойки хориона – в 65-72 %), угрожающих преждевременных родов – у каждой третьей беременной как в первой, так и во второй группах.
В таблице 3 представлены данные лабораторных исследований пациенток обеих групп в динамике беременности.
Как видно из таблицы, у пациенток 1-й группы (мономикоплазменное инфицирование) в клиническом анализе крови отмечается выраженное повышение СОЭ к 17-18 неделям беременности, во 2-й группе – повышение СОЭ сопровождалось повышением общего числа лейкоцитов и нейтрофилов. В гемостазиограмме в обеих группах наиболее характерным являлся выраженный рост уровня фибриногена с начала II триместра беременности (с 14-15 недель).
По данным ультразвукового исследования плацента в 86-88 % случаев располагалась на передней стенке матки в обеих группах, однако, начиная с ранних сроков беременности, в 1-й группе пациенток толщина плаценты находилась на нижних границах нормы, а в 23,2 % случаев отмечался «тощий» хорион. Во 2-й группе, напротив, средняя толщина плаценты находилась на верхней границе нормы, в 35 % случаев отмечалось утолщение плаценты.
При исследовании генетических маркеров в 17-18 недель беременности (αFP, β-ХГ, эстриол, 17-ОП) в 1-й группе пациенток характерным являлось снижение уровня эстриола (средний уровень составил 3,3 ± 0,64 нмоль/л) (р ≤ 0,01), во 2-й группе – в 13 % был снижен, в 27 % – повышен, в остальных (60 %) случаях находился в пределах нормы. Средний уровень хорионического гонадотропина (β-ХГ ) в 1-й группе также был снижен, составляя в среднем по группе 6 321 ± 567 МЕ/л (р ≤ 0,01), во 2-й группе уровень β-ХГ находился пределах нормы и составил в среднем 13 275 ± 1 432 МЕ/л, хотя у 19 % пациенток 2-й группы отмечалось умеренное повышение уровня β-ХГ (43 528 ± 1 873 МЕ/л).
Представляют интерес показатели лабораторных данных в тех случаях, когда генитальные микоплазмы были выявлены в количестве ≤ 104 КОЕ/мл. В 1-й группе количество этих пациенток составило 10 (5 %), во 2-й группе – 8 (3,1 %). У всех 10 пациенток 1-й группы при лабораторном обследовании не отмечалось патологического повышения уровня фибриногена, СОЭ, изменения уровня генетических маркеров. Однако симптомы угрозы прерывания беременности отмечались у 7 из 10 пациенток. Во 2-й группе у 6 пациенток из 8 (при наличии сочетанного инфицирования кокковой микрофлорой, клинически выраженного вагинита) был выявлен лейкоцитоз в крови, увеличение уровня β-ХГ, толщины плаценты, снижение уровня эстриола.
Учитывая данные анамнеза, характер течения беременности (высокий уровень числа осложнений), данные лабораторных исследований, беременным была проведена соответствующая своевременная комплексная этиопатогенетическая терапия в условиях дневного стационара. В I триместре беременности (до 12 недель) назначался курс терапии иммуноглобулином (нормальный человеческий иммуноглобулин для внутривенного введения по 25 мл 3 раза через день) на фоне антиоксидантной, спазмолитической терапии, применения препаратов магния. В 17-18 недель беременности при выявлении клинико-лабораторных признаков системной воспалительной реакции (угроза прерывания, мало- или многоводие, изменения показателей клинического анализа крови, уровня фибриногена в сыворотке крови, толщины плаценты по УЗИ, уровня β-ХГ, эстриола) назначалась антибактериальная терапия джозамицином по 500 мг 3 раза в сутки в течение 10 дней с последующим внутривенным введением иммуноглобулина по 25 мл внутривенно капельно трижды через день. Помимо того, широко применяли антиоксидантную и метаболическую терапию для коррекции плацентарной недостаточности. При выявлении генитальных микоплазм ниже диагностического титра и отсутствии клинико-лабораторных признаков воспалительной реакции антибактериальную терапию не проводили, ограничиваясь введением иммуноглобулина.
После завершения курса антибактериальной терапии в 19-21 недель беременности у пациенток обеих групп отмечалось прогрессивное снижение числа и степени выраженности угрозы прерывания беременности в 2-2,5 раза (см. табл. 1). В дальнейшем беременным при необходимости проводили общепринятую комплексную патогенетическую терапию, направленную на коррекцию микроциркуляции, антианемическую, метаболическую, токолитическую терапию по показаниям в амбулаторных условиях. Госпитализация потребовалась лишь 14 % беременных. В 35-36 недель беременности всем был повторно проведён курс терапии иммуноглобулином путём внутривенного введения в условиях дневного стационара.
Контрольное лабораторное исследование проводилось в 22-24 недели беременности (см. табл. 3). Как видно из таблицы, после проведения терапии в обеих группах беременных нормализовались показатели β-ХГ, эстриола, толщина плаценты (характеризующие состояние фето-плацентарного комплекса), уровень фибриногена, СОЭ, количество лейкоцитов в периферической крови (как отражение общей воспалительной реакции). Необходимым условием проведения терапии являлось соблюдение полового покоя (или барьерной контрацепции) во избежание реинфицирования. Через 3 недели после окончания проведения антибактериальной терапии проводилось контрольное бактериологическое и культуральное исследование влагалищного содержимого для определения степени элиминации генитальных микоплазм. При применении метода ПЦР элиминация U. urealyticum была достигнута в 78,3 % и 75,2 % в 1-й и во 2-й группах пациенток, M. hominis – в 9,1 и 9,4 % случаев соответственно. Во всех остальных случаях отмечалось снижение титра U. urealyticum и M. hominis ниже 104 ГЭ/мл (такая микробная нагрузка рассматривается как клинически незначимая). При бактериологическом исследовании влагалищного содержимого отмечалась нормализация влагалищной микрофлоры в 78 % случаев в 1-й группе и в 59 % во 2-й группе.
Выбор джозамицина в качестве антимикробного препарата был обоснован следующими аргументами:

1. Джозамицин характеризуется высокой природной активностью в отношении U. urealyticum и M. hominis. Минимальная подавляющая концентрация (МПК50) джозамицина в отношении U. urealyticum составляет 0,03-0,12 мг/мл [5], M. hominis – 0,12 мг/мл [31].
2. Джозамицин обладает лучшей переносимостью по сравнению с эритромицином и рядом других макролидов, не усиливает перистальтику кишечника, не оказывает влияния на цитохром Р-450. Это особенно важно при одновременном применении джозамицина и других лекарственных средств ввиду отсутствия их взаимодействия на уровне ферментов печени. В отличие от большинства других макролидов, джозамицин наряду с хорошим проникновением внутрь клеток создаёт и высокие концентрации в сыворотке крови, что имеет важное значение при системном проявлении инфекции, обладает наименьшим тератогенным эффектом среди всех макролидов.

3. Благодаря высокой безопасности препарат разрешён к применению у беременных женщин (одобрено Фармакологическим комитетом Министерства Здравоохранения РФ 29 мая 2003 г.). Применение джозамицина при беременности регламентировано инструкцией к препарату, в Европейских рекомендациях по ИППП, опубликованных под эгидой Европейского Бюро ВОЗ [32], джозамицин рассматривается в качестве одного из препаратов выбора при лечении урогенитального хламидиоза у беременных. В России препарат рекомендован при выявлении генитальных микоплазм для лечения следующих нозологических форм в акушерстве: инфекции половых путей при беременности О23.5.1 и в гинекологии: В96.0 [33].

Все беременные были родоразрешены живыми новорождёнными с нормальными масса-ростовыми показателями (табл. 4) Как видно из таблицы 4, своевременными роды были в 90-96 % случаев, при этом частота кесарева сечения в 1-й и 2-й группах составляла 24,2 и 32,3 % соответственно. В плановом порядке кесарево сечение было произведено в 86 случаях: наличие рубца на матке после кесарева сечения – 40 (30,8 %), отягощённый акушерский анамнез в сочетании с возрастом первородящей более 30 лет – 46 (35,4 %). В экстренном порядке кесарево сечение было выполнено в 44 случаях. Показаниями к экстренному оперативному родоразрешению служили: преждевременное излитие вод в сочетании с нарушением сократительной деятельности матки – в 26 (20 %) случаях, признаки внутриутробной гипоксии плода по данным КТГ в сочетании с отягощённым акушерским анамнезом – в 18 (13,8 %) случаях. Количество преждевременных родов на 36-37 неделе беременности во 2-й группе составило 9,4 %, что в 2 выше, чем в 1-й группе. Частота рождения новорождённых с оценкой 7-8 баллов во 2-й группе была также выше, чем в 1-й группе (p
Выводы
Полученные результаты свидетельствуют о том, что генитальные микоплазмы участвуют в развитии ряда патологических процессов при беременности, о чём свидетельствуют: характер течения беременности (высокая частота случаев угрозы прерывания, отслойки хориона), изменения в клиническом анализе крови, гиперфибриногенемия, изменения уровня β-ХГ, эстриола, изменения толщины плаценты до начала лечения. Учитывая подтверждённую современными исследованиями возможность гематогенного пути распространения микоплазменной инфекции, именно системная антибактериальная терапия является целесообразной. Была проведена своевременная специфическая антибактериальная терапия джозамицином (Вильпрафен) в 17-18 недель, до начала второй волны инвазии плаценты, которая в большинстве случаев привела к элиминации генитальных микоплазм или снижению микробной нагрузки до клинически незначимой. Своевременная этиопатогенетическая терапия позволяет значительно снизить число гестационных осложнений в короткие сроки в амбулаторных условиях, снизить число госпитализаций, доносить беременность до срока своевременных родов и оптимизировать исход родоразрешения для матери и плода, снизить количество перинатальных осложнений.

Литература
1. Сидельникова В.М. Инфекция как фактор риска невынашивания беременности // Гинекология. 2008; 10: 5: 28-30.
2. Балабанов Д.Н. Антигенемия при урогенитальных микоплазменных инфекциях. Автореф. дисс. канд. мед.наук., 2009; 31.
3. Кисина В.И., Ширшова Е.В. Инфекции, передающиеся половым путём у женщин: Существует ли связь генитальных микоплазм с патологией органов мочеполовой системы? // Консилиум-медикум. 2005; 7.
4. Салманидина Д.Р. Клинико-патогенетические особенности раннего неонатального периода детей у матерей с микоплазменной и смешанной инфекцией. Автореф. дис. канд. мед. наук : 2001; 14.
5. Серов В.Н., Михайлов А.В., Гасанова Т.А., Самсыгина Г.А., Сидорова Л.Д., Лаврова Д.Б., Скупова И.Н. Результаты инфекционного скрининга беременных и новорождённых в Саратовской области. V Поволжская научно-практическая конференция «Современные методы диагностики и лечения в акушерстве и гинекологии. Пленум Российской ассоциации акушеров-гинекологов «Инфекции в акушерстве, гинекологии и перинатологии. Сборник научных трудов. Саратов, 1999; 233-240.
6. Global strategy for the prevention and control of sexually transmitted infection: 2006-2015, World Health Organization, Department of Reproductive Health and Research, 2006.
7. Aujard Y., Maury L., Doit C., Mariani-Kurkdjian P., Baud O., Farnoux C., Bingen E. Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis infections in newborns: personal data and review of the literature // Arch Pediatr. 2005; 12: Suppl 1: 12-18.
8. Benstein B.D., Crouse D.T., Shanklin D.R., Ourth D.D. Ureaplasma in lung. 2. Association with bronchopulmonary dysplasia in premature newborns // Exp Mol Pathol. 2003 Oct; 75: 2: 171-177.
9. Berger A., Witt A., Haiden N., Kaider A., Klebermasz K., Fuiko R., Langgartner M., Pollak A. Intrauterine infection with Ureaplasma species is associated with adverse neuromotor outcome at 1 and 2 years adjusted age in preterm infants // J Perinat Med. 2009; 37: 1: 72-8.
10. Brenda Katz, Padma Patel, Lynn Duffy, Robert L. Schelonka, Reed A. Dimmitt, and Ken B. Waites. Characterization of Ureaplasmas Isolated from Preterm Infants with and without Bronchopulmonary Dysplasia // J. Clin. Microbiol. 2005, 43: 4852-4854.
11. Bujold E., Morency A.M., Rallu F., Ferland S., Tétu A., Duperron L., Audibert F., Laferrière C. Bacteriology of amniotic fluid in women with suspected cervical insufficiency // J Obstet Gynaecol Can. 2008 Oct;30: 10: 882-7.
12. Czeizel A.E., Rockenbauer M., Olsen J. et al. A case control teratological study of spiramycin, roxithromycin, oleadomycin and josamycin // Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2000; 79: 3: 234-237.
13. Daniel G. Kiefer, Sean M. Keeler, Orion A. Rust , Christopher P. Wayock, Anthony M. Vintzileos, Nazeeh Hanna Is midtrimester short cervix a sign of intraamniotic inflammation? // American Journal of Obstetrics and Gynecology. 2009; 200: 4: 374-5.
14. Egawa T, Morioka I, Morisawa T, Yokoyama N, Nakao H, Ohashi M, Matsuo M. Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis presence in umbilical cord is associated with pathogenesis of funisitis // Kobe J Med Sci. 2007; 53: 5: 241-9.
15. Goldenberg R.L., Andrews W.W., Goepfert A.R., Faye-Petersen O., Cliver S.P., Carlo W.A., Hauth J.C. The Alabama Preterm Birth Study: umbilical cord blood Ureaplasma urealyticum and Mycoplasma hominis cultures in very preterm newborn infants // Am J Obstet Gynecol. 2008 Jan; 198: 1: 43: 1-5.
16. Harada K., Tanaka H., Komori S., Tsuji Y., Nagata K., Tsutsui H., Koyama K. Vaginal infection with Ureaplasma urealyticum accounts for preterm delivery via induction of inflammatory responses // Microbiol Immunol. 2008; 52: 6: 297-304.
17. Hecht J.L., Onderdonk A., Delaney M., Allred E.N., Kliman H.J., Zambrano E., Pflueger S.M., Livasy C.A., Bhan I., Leviton A. ELGAN Study Investigators. Characterization of chorioamnionitis in 2nd-trimester C-section placentas and correlation with microorganism recovery from subamniotic tissues // Pediatr Dev Pathol. 2008 Jan-Feb; 11: 1: 15-22.
18. László Maródi. Neonatal Innate Immunity to Infectious Agents // Infect Immun. 2006 April; 74: 4
19. Lee S.E., Romero R., Jung H., Park C.W., Park J.S., Yoon B.H. The intensity of the fetal inflammatory response in intraamniotic inflammation with and without microbial invasion of the amniotic cavity // Am J Obstet Gynecol. 2007 Sep; 197: 3: 294-6.
20. Lee S.E., Romero R., Park C.W., Jun J.K., Yoon B.H. The frequency and significance of intraamniotic inflammation in patients with cervical insufficiency // Am J Obstet Gynecol. 2008 Jun; 198: 6: 633-8.
21. Moss T.J., Knox C.L., Kallapur S.G., Nitsos I., Theodoropoulos C., Newnham J.P., Ikegami M., Jobe A.H. Experimental amniotic fluid infection in sheep: effects of Ureaplasma parvum serovars 3 and 6 on preterm or term fetal sheep // Am J Obstet Gynecol. 2008 Jan; 198: 1: 122-8.
22. Moss T.J., Nitsos I., Knox C.L., Polglase G.R., Kallapur S.G., Ikegami M., Jobe A.H., Newnham J.P. Ureaplasma colonization of amniotic fluid and efficacy of antenatal corticosteroids for preterm lung maturation in sheep // Am J Obstet Gynecol. 2009 Jan; 200: 1: 96-106.
23. Novy M.J., Duffy L., Axthelm M.K., Sadowsky D.W., Witkin S.S., Gravett M.G., Cassell G.H., Waites K.B. Ureaplasma parvum or Mycoplasma hominis as sole pathogens cause chorioamnionitis, preterm delivery, and fetal pneumonia in rhesus macaques // Reprod Sci. 2009 Jan; 16: 1: 56-70.
24. Oue S., Hiroi M., Ogawa S., Hira S., Hasegawa M., Yamaoka S., Yasui M., Tamai H., Ogihara T. Association of gastric fluid microbes at birth with severe bronchopulmonary dysplasia // Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed. 2009 Jan; 94: 1: F17-22.
25. Peltier M.R., Tee S.C., Smulian J.C. Effect of progesterone on proinflammatory cytokine production by monocytes stimulated with pathogens associated with preterm birth // Am J Reprod Immunol. 2008 Oct; 60: 4: 346-53.
26. Randeloviç G., Kociç B., Miljkoviç-Selimoviç B., Mladenoviç-Antiç S., Stojanoviç P., Stefanoviç M. High-density cervical Ureaplasma urealyticum colonization in pregnant women as a risk factor for premature rupture of membranes // Vojnosanit Pregl. 2006 Aug; 63: 8: 737-41.
27. Romero R., Garite T.J. Twenty percent of very preterm neonates (23-32 weeks of gestation) are born with bacteremia caused by genital Mycoplasmas // Am J Obstet Gynecol. 2008 Jan; 198: 1: 1-3.
28. Skinner M., Kanfer I. Comparative bioavailability of josamycin, a macrolide antibiotic, from a tablet and solution and the influence of dissolution on in vivo release // Biopharm. Drug. Dispos. 1998; 19: 1: 21-29.
29. Viscardi R.M., Hashmi N., Gross G.W., Sun C.C., Rodriguez A., Fairchild K.D. Incidence of invasive Ureaplasma in VLBW infants: relationship to severe intraventricular hemorrhage // J Perinatol. 2008 Jul 3. (Epub ahead of print).
30. Yoko Honma, Yukari Yada, Naoto Takahashi, Mariko Y.Momoi, Yoshikazu Nakamura. Certain type of chronic lung disease of newborns is associated with Ureaplasma urealyticum infection in utero // Pediatrics International. 2007; 49: 4: 479-484.
31. Bryskier A., Labro M.T. Macrolides: nouvelles perspectives therapeutiqes // Presse Med. 1994 ; 23: 1762-1766
32. European S.T.D. guidelines. International Journal of STD & AIDS 2001; 12 (Suppl. 3).
33. Лекарственные средства, применяемые в акушерстве и гинекологии / Рекомендации под ред. Кулакова В.И., Серова В.Н., Барашнева Ю.И. 2004. М.: ГЭОТАР-МЕД. 320.

Инфекция микоплазмы / уреаплазмы при беременности: проводить или не проводить скрининг

Микоплазмы связаны с осложнениями беременности и неонатальным риском. В то время как ранее ограниченное количество видов могло быть обнаружено культурами, в настоящее время молекулярная биология обнаруживает как меньшие количества, так и более разнообразные виды, что позволяет нам понять, что микоплазмы повсеместно распространены во влагалищной среде и не всегда представляют опасность для беременных женщин.Поскольку значение микоплазм при беременности неясно для многих врачей, мы обобщили текущие знания о значении различных видов микоплазм при беременности и обсудили потенциальные преимущества и недостатки лечения. В настоящее время не существует общего правила скрининга и лечения микоплазм во время беременности. Новые методы, по-видимому, указывают на то, что Ureaplasma parvum (Up), которую теперь можно отличить от U. urealyticum (Uu), может представлять повышенный риск преждевременных родов и бронхолегочных заболеваний у недоношенных новорожденных.Mycoplasma hominis (Mh) связана с ранним выкидышем и абортом в середине триместра, особенно при наличии аномальной микрофлоры влагалища. Mycoplasma genitalium (Mg) теперь признана инфекцией, передающейся половым путем (ИППП), которая является причиной цервицита, воспалительных заболеваний органов малого таза (ВЗОМТ) у небеременных, а также преждевременных родов и выкидышей у беременных, независимо от наличия одновременно с другими ИППП, такими как хламидиоз или гонорея. Надлежащие исследования для проверки эффективности и улучшения исхода беременности немногочисленны и неубедительны.В настоящее время стандартным лечением является азитромицин, хотя для Mg этого может быть недостаточно. Роль кларитромицина в клинической практике еще предстоит установить. Существует острая потребность в новых исследованиях, основанных на методах молекулярной диагностики и рандомизированных протоколах лечения с использованием многообещающих и безопасных противомикробных препаратов.

Ключевые слова: Аномальная микрофлора влагалища; Mycoplasma genitalium; Mycoplasma hominis; Ureaplasma parvum; Ureaplasma urealyticum; дородовой скрининг; бактериальный вагиноз.

Лечение генитальной микоплазмы у колонизированных беременных женщин на поздних сроках беременности связано с более низким уровнем преждевременных родов и неонатальных осложнений

Mycoplasma hominis и Ureaplasma spp. могут колонизировать половые пути человека и были связаны с неблагоприятными исходами беременности, такими как преждевременные роды и преждевременный разрыв плодных оболочек. Однако, поскольку эти бактерии могут находиться в нормальной микрофлоре влагалища, существуют разногласия относительно их истинной роли во время беременности и, следовательно, необходимости лечения этих организмов.Поэтому мы провели ретроспективный анализ для оценки лечения генитальной микоплазмы у 5377 беременных пациенток с симптомами потенциальных акушерских осложнений на 25–37 неделях гестации. Женщин с симптомами обычно обследовали с помощью посева на наличие этих бактерий и лечили клиндамицином в случае положительного результата. По сравнению с неинфицированными нелеченными пациентами, женщины, лечившиеся от генитальной микоплазмы, демонстрировали более низкие показатели преждевременных родов. Действительно, преждевременных родов было соответственно 40.9% и 37,7% у женщин, колонизированных Ureaplasma spp. и M. hominis, по сравнению с 44,1% у неколонизированных женщин (Ureaplasma spp., p 0,024; M. hominis, p 0,001). Кроме того, наблюдалось снижение частоты неонатальных осложнений: у 10,9% новорожденных развивались респираторные заболевания в случае Ureaplasma spp. колонизация и 5,9% в присутствии M. hominis по сравнению с 12,8% в отсутствие этих бактерий (Ureaplasma spp., p 0,050; M. hominis, p <0,001). Микробиологический скрининг Ureaplasma spp.и / или M. hominis и превентивная антибактериальная терапия беременных женщин с симптомами на поздних сроках беременности могут представлять собой полезную стратегию для уменьшения преждевременных родов и неонатальных осложнений.

Ключевые слова: Укорочение длины шейки матки; генитальная микоплазма; неонатальные осложнения; преждевременные роды; маточные сокращения.

Генитальные микоплазмы и их влияние на беременность

Генитальные микоплазмы (содержащие хорошо известные и репрезентативные виды, такие как Ureaplasma urealyticum , Mycoplasma hominis и Mycoplasma genitalium ) представляют собой группу небольших микроорганизмов, обычно обнаруживаемых у сексуально активных женщин и мужчин.У них отсутствует клеточная стенка, и они имеют склонность к прилипанию к поверхностям слизистой оболочки, а иногда даже способность проникать в клетки (как в случае с Mycoplasma genitalium ).

Одной из характеристик этой группы микроорганизмов является то, что они могут быть обнаружены как комменсальная флора в женских половых путях. Тем не менее, все больше и больше публикуемых исследований показывают, что генитальные микоплазмы — не просто безобидные свидетели в развитии болезни, но часто недооцениваемые факторы, вызывающие неблагоприятные исходы, связанные с беременностью.

Механизм неблагоприятных исходов беременности

Воспалительные реакции, возникающие в тканях половых органов беременных женщин, являются обычным путем, ведущим к родам и родам — ​​не только в случаях преждевременных родов, но также и в случае самопроизвольных, доношенных родов. Тем не менее, врачи должны следить за определенными микробными стимулами, которые могут вызвать воспалительные реакции в беременной матке, поскольку они могут запустить каскад событий, который приведет к непредвиденным родам.

Такие вызывающие воспаление события могут иметь экзогенные (специфические патогены, передающиеся половым путем) или эндогенные (измененная экология обычно присутствующей бактериальной флоры) источники. «Ускользание» такой нормальной флоры к анатомическим участкам, близким к плоду, а также специфический генетический профиль беременных женщин могут позволить изменить реакцию на такие микробные проблемы. Следовательно, может развиться воспаление шейки матки, плодных оболочек, околоплодных вод, пуповины или плаценты.

Роль генитальных микоплазм в этом типе воспаления во время беременности была подтверждена путем выявления специфических антител против микоплазм у женщин, у которых развилась внутриамниотическая инфекция или у женщин с послеродовой лихорадкой.В генитальных микоплазмах присутствуют высоко характерные молекулярные мотивы (также известные как молекулярные паттерны, связанные с патогенами или PAMP), что может объяснить, как им удается вызвать воспалительную реакцию, которая приводит к родам.

Кроме того, ткань шейки матки и ткань трофобласта реагируют на общие составляющие микоплазмы — в первую очередь на липопептидный сегмент клеточной мембраны. Это может привести к высвобождению цитокинов, которые являются частью сложной сети реакций, включающей как провоспалительные, так и противовоспалительные факторы.

Предполагаемая роль определенных микоплазм

Большинство научных отчетов указывает на то, что Ureaplasma urealyticum и Mycoplasma hominis связаны с недоношенными состояниями, причем Ureaplasma является наиболее распространенной генитальной микоплазмой, выделенной из околоплодных вод и инфицированной плаценты. Одно недавнее исследование обнаружило сильную связь между острым хориоамнионитом и микробной инвазией с Ureaplasma urealyticum .

В одном исследовании, включавшем 225 женщин с преждевременным разрывом плодных оболочек, 68% из них были колонизированы Ureaplasma urealyticum (по сравнению с 17% контрольной группы) и 28% из них были колонизированы Mycoplasma hominis (по сравнению с 15 % контролей). Аналогичным образом, в другой когорте женщин Ureaplasma urealyticum присутствовала у 96% женщин с преждевременным разрывом мембраны, по сравнению только с 32% тех, у кого не было такого инцидента.

Mycoplasma hominis была выделена из крови примерно у 13% женщин с послеродовой и послеабортной лихорадкой и оказалась независимым фактором риска преждевременных родов после 24 недель беременности.Однако Ureaplasma urealyticum , по-видимому, встречается чаще и является более вирулентным среди генитальных микоплазм в отношении их воздействия на беременность).

Роль Mycoplasma genitalium в неблагоприятных исходах беременности до сих пор не определена. Несколько исследований привели к выводу, что этот вид независимо связан с преждевременными родами, хотя никакие другие синдромы не коррелировали с присутствием этой микоплазмы.

Несмотря на возможность того, что женщины, колонизированные генитальными микоплазмами, могут вертикально передавать их своему потомству, простое их присутствие в неонатальных поверхностных культурах не является автоматически свидетельством патогенности.Тем не менее, уровень колонизации у недоношенных детей выше, чем у доношенных.

Список литературы

  1. http://jcm.asm.org/content/44/1/51.full
  2. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/28599391
  3. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27974410
  4. https://www.hindawi.com/journals/jpath/2014/183167/
  5. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2913664/
  6. https: //www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2564705/
  7. Mendoza N, Ravanfar P, Shetty AK, Pellicane BL, Creed R, Goel S, Tyring SK. Генитальная микоплазменная инфекция. В: Gross G, Tyring SK, редакторы. Инфекции, передаваемые половым путем, и заболевания, передаваемые половым путем. Springer Science & Business Media, 2011; С. 197-202.
  8. Мартин DH. Генитальные микоплазмы: Mycoplasma genitalium , Mycoplasma hominis и Ureaplasma Виды. В: Bennett JE, Dolin R, Blaser MJ, редакторы.Принципы и практика инфекционных заболеваний Манделла, Дугласа и Беннета. Elsevier Health Sciences, 2015; С. 2190-2193.

Дополнительная литература

Mycoplasma genitalium не связана с неблагоприятными исходами беременности в Гвинее-Бисау

Mycoplasma genitalium , как недавно было показано, тесно связана с негонококковым уретритом (НГУ) в развитых и развивающихся странах, и эта связь увеличивается. данные подтверждают роль этого организма в этиологии НГУ. 1– 4 Этот патоген также был обнаружен с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) в нижних отделах половых путей у 7–20% женщин, посещающих клиники по лечению заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП). 1, 5 M genitalium был обнаружен у семи (6,6%) из 106 женщин с хламидийно-отрицательным цервицитом или аднекситом, но ни у одной из 80 беременных без симптомов. 6 Участие M genitalium в воспалительных заболеваниях органов малого таза (PID) остается неясным: он прикрепляется к эпителиальным клеткам фаллопиевых труб в культуре 1 и вызывает сальпингит на животных моделях, 1 , но необходимы дополнительные исследования на женщинах. 4

Роль M genitalium в материнских инфекциях и его влияние на исход беременности оценивалась мало. Первое опубликованное исследование, проведенное среди беременных женщин, не смогло обнаружить этот организм с помощью посева и ПЦР в 232 образцах околоплодных вод, собранных во время кесарева сечения. 7 Совсем недавно M genitalium был обнаружен только у 5/124 женщин, родивших преждевременно, и его присутствие во влагалище в середине триместра не было связано с последующими спонтанными преждевременными родами. 8

Мы разработали модифицированную версию метода ПЦР Дженсена для обнаружения M genitalium 5 для изучения этиологии уретральных выделений в странах Африки к югу от Сахары. 2, 3 Чтобы выяснить потенциальный вклад M genitalium в неблагоприятные исходы беременности, мы использовали тот же анализ ПЦР для обнаружения присутствия M genitalium в цервикальном секрете женщин, первоначально участвовавших в исследовании. разработан для оценки воздействия сифилиса и ВИЧ-2 на исход беременности в Западной Африке. 9

МЕТОДЫ

С июня 1997 г. по апрель 1998 г. мы провели непревзойденное исследование «случай-контроль» для оценки воздействия сифилиса и ВИЧ-2 на исходы беременности в Бисау, Гвинея-Бисау. Критерии включения и исключения, демографическая информация об участниках исследования и лабораторные методы были описаны ранее. 9 Вкратце, женщины, живущие в Бисау, которые родили или сделали аборт в акушерском отделении больницы Симао Мендес, были приглашены для участия в исследовании в течение 24 часов после родов или аборта.Контрольную группу составили женщины, родившие доношенных новорожденных с массой тела при рождении более 2500 г. Случаи были разделены на четыре группы матерей в зависимости от исхода беременности: мертворожденные, самопроизвольные аборты, преждевременные роды и малолетние дети для гестационного возраста (SGA). Было получено информированное согласие, и женщины были опрошены акушерками для получения демографической информации, а также сексуального, медицинского и акушерского анамнеза. Их осмотрел врач, взяли кровь на серологический анализ на сифилис и ВИЧ, а также взяли мазок из шейки матки.Через семь дней, когда матери вернулись, чтобы получить результаты серологического исследования сифилиса (и лечения, если необходимо), были получены мазок из влагалища для идентификации Trichomonas vaginalis (влажный препарат) и второй мазок из шейки матки. Цервикальные мазки хранили при 4 ° C в транспортной среде Amplicor (Roche Diagnostic Systems) до транспортировки в Университет Шербрука, Канада, где первый и второй мазки объединяли и отправляли на ПЦР-детекцию N gonorrhoeae .

Те же самые пулы первого и второго мазков позже (через 24–28 месяцев хранения) были использованы для обнаружения M genitalium с использованием процедуры ПЦР с семенной полостью, адаптированной из Jensen et al . 5 Подробности протокола, используемого для амплификации, и последовательности праймеров были описаны в другом месте. 2, 3 Из 1341 женщины, участвовавшей в первоначальном исследовании, образцы шейки матки для ПЦР-обнаружения M genitalium были доступны для первых 1014 женщин, включенных в исследование (июнь-декабрь 1997 г.), поскольку последние полученные образцы были уничтожены. во время гражданской войны, разразившейся в Бисау в июне 1998 года.Данные были введены в пакет epi-info 6.0 и проанализированы с помощью epi-info и stata 5.0. Пропорции сравнивали с тестом χ 2 или с тестом Фишера, если числа были небольшими. Достигнутый размер выборки был достаточным для выявления в 2,3 раза повышенного риска недоношенности среди женщин, инфицированных M genitalium (β = 0,2; α = 0,05).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Среди 1014 женщин, включенных в это исследование, 6,2% были инфицированы M. genitalium. Распространенность M genitalium в соответствии с демографическими, поведенческими, клиническими или лабораторными характеристиками представлена ​​в таблице 1 для всей группы женщин, у которых были взяты образцы шейки матки (контроль и все категории случаев).Среди женщин контрольной группы (n = 600) 6,0% были инфицированы M genitalium, а инфекция M genitalium , как правило, чаще встречалась при наличии материнской инфекции ВИЧ-1 (одиночной или двойной): 20,0% ( 3/15) ВИЧ-1 инфицированных женщин были инфицированы M genitalium по сравнению с 5,9% (33/555) ВИЧ-отрицательных женщин (отношение шансов 3,95; 95% доверительный интервал 0,68–15,61; p = 0,06). Распространенность инфекции M genitalium среди контрольной группы и каждой категории случаев показана в таблице 2.Инфекция M genitalium не была достоверно связана ни с одним из исследованных неблагоприятных исходов беременности.

Таблица 1

Распространенность M genitalium в соответствии с демографическими, поведенческими, клиническими или лабораторными характеристиками

Таблица 2

Распространенность M genitalium по данным ПЦР в зависимости от исхода беременности

ОБСУЖДЕНИЕ

Мы идентифицировали инфекцию M genitalium у 6.2% женщин, родивших или прервавших аборт в национальной справочной больнице Гвинеи-Бисау. Насколько нам известно, это исследование является первым, в котором с использованием образцов из шейки матки сообщается о распространенности M genitalium среди беременных женщин. Благодаря нашей схеме «случай-контроль» мы смогли оценить влияние таких инфекций на различные исходы беременности. Мы не обнаружили статистически значимой связи между инфекцией M genitalium и мертворождением, абортом, недоношенностью и рождением ребенка SGA.Наши результаты распространяются на результаты Lu et al , которые не обнаружили повышенного риска преждевременных родов у женщин с вагинальной инфекцией M genitalium в середине триместра. 8 Учитывая размер нашей выборки, мы не можем исключить, что M genitalium оказывает слабое влияние на исход беременности, поскольку верхние пределы доверительных интервалов для отношений шансов, которые мы измерили, были между 2,5 и 3,0, но это не будет иметь большого значения для общественного здравоохранения, поскольку этот патоген обнаружен только у 6.2% беременных в Бисау.

Роль других микоплазм ( M hominis и Ureaplasma urealyticum ) на исход беременности изучалась другими исследователями, 10 с противоречивыми результатами из-за различий в дизайне исследований и неспособности идентифицировать и корректировать потенциальные смешивающие факторы . Кроме того, повсеместность этих организмов (колонизация M hominis и U urealyticum обнаруживается у 5–49% и 43–81% беременных женщин соответственно) 11 и высокая частота коинфекции с другими возбудителями ЗППП делают сложно оценить их собственный вклад в такие расстройства.В целом, существует мало доказательств того, что M hominis является причиной неблагоприятных исходов беременности 1 , но потенциальная роль U urealyticum в неблагоприятных исходах беременности продолжает обсуждаться. 1, 10, 12 Как и ожидалось для большинства генитальных патогенов, животная модель инфекции U urealyticum предполагает, что, если этот организм был вовлечен в неблагоприятные исходы беременности, он, вероятно, сделал бы это за счет вторжения в верхнюю репродуктивный тракт только субпопуляции тех, кто колонизировал нижний тракт. 10 Этот феномен также может иметь место с M genitalium и может объяснить отсутствие корреляции с неблагоприятными исходами беременности в нашей исследуемой популяции, поскольку инфекция хориоамниона не оценивалась.

Мы наблюдали тенденцию к тому, что M genitalium чаще встречается у ВИЧ-1 инфицированных матерей, чем среди их серонегативных коллег в контрольной группе. Эта связь также наблюдалась в небольшом исследовании случай-контроль с использованием ПЦР обнаружения M genitalium в образцах уретры бессимптомных пациентов мужского пола. 13 Это заслуживает дополнительных исследований, особенно потому, что M genitalium был недавно идентифицирован как потенциальный кофактор передачи ВИЧ среди американских дискордантных пар. 4, 14

В заключение, хотя M genitalium теперь считается этиологическим агентом мужского уретрита, а не невиновным свидетелем, передающимся вместе с истинным патогеном, 1, 2, 4 M genitalium , по-видимому, не имеет пагубное влияние на исход беременности.Однако его роль при цервиците и ВЗОМТ, а также его связь с ВИЧ требуют дальнейших исследований.

Благодарности

Это исследование получило финансовую поддержку Канадского агентства международного развития в рамках его стипендиальной программы, администрируемой Канадским бюро международного образования.

УЧАСТНИКИ ACL, JP, EF и ACA разработали исследование; ACL и APM выполняли полевые работы, в то время как ACA выполняла функции супервайзера; SD и EF провели лабораторные анализы; ACL и JP выполнили статистический анализ; ACL написала первый черновик рукописи, и все авторы были вовлечены в обсуждение результатов и помощь в написании статьи; JP курировал все этапы проекта.

ССЫЛКИ

  1. Тейлор-Робинсон D , Ферр PM. Обновленная информация о микоплазмах, передающихся половым путем. Lancet1998; 351 (Дополнение 3) : 12–15.

  2. Pepin J , Sobela F, Deslandes S, и др. . Этиология выделений из уретры в Западной Африке: роль Mycoplasma genitalium и Trichomonas vaginalis. Bull World Health Organ, 2001; 79: 118–26.

  3. Morency P , Dubois MJ, Gresenguet G, et al .Этиология выделений из уретры в Банги, Центральноафриканская Республика. Инфекция, передаваемая половым путем, 2001; 77: 125–9.

  4. Тейлор-Робинсон Д. , Хорнер П.Дж. Роль Mycoplasma genitalium при негонококковом уретрите. Инфекция, передаваемая половым путем, 2001; 77: 229–31.

  5. Jensen JS , Uldum SA, Sondergard-Andersen J, и др. . Полимеразная цепная реакция для обнаружения Mycoplasma genitalium в клинических образцах.J Clin Microbiol, 1991; 29: 46–50.

  6. Uno M , Deguchi T, Komeda H, и др. . Mycoplasma genitalium в шейках японок. Sex Transm Dis, 1997; 24: 284–6.

  7. Бланшар А , Хамрик В., Даффи Л., и др. . Использование полимеразной цепной реакции для обнаружения Mycoplasma fermentans и Mycoplasma genitalium в урогенитальном тракте и околоплодных водах.Clin Infect Dis1993; 17 (Дополнение 1) : S272–9.

  8. Лу GC , Schwebke JR, Duffy LB, и др. . Вагинальные Mycoplasma genitalium в середине триместра у женщин с последующими самопроизвольными преждевременными родами. Am J Obstet Gynecol, 2001; 185: 163–5.

  9. Labbé AC , Mendonca AP, Alves C, et al . Влияние сифилиса, ВИЧ-1 и ВИЧ-2 на исход беременности в Бисау, Гвинея-Бисау.Sex Transm Dis2002; 29: 157–67.

  10. Кассель GH . Инфекция уреаплазма. В: Hitchcock PJ, MacKay HT, Wasserheit JN, et al , eds. Венерические заболевания и неблагоприятные исходы беременности . Вашингтон, округ Колумбия: Американское общество микробиологии, 1999.

  11. Luki N , Lebel P, Boucher M, и др. . Сравнение анализа полимеразной цепной реакции с культурой для выявления генитальных микоплазм при перинатальных инфекциях.Eur J Clin Microbiol Infect Dis, 1998; 17: 255–63.

  12. Hillier SL , Martius J, Krohn M, и др. . Исследование случай-контроль хориоамнионической инфекции и гистологического хориоамнионита у недоношенных. N Engl J Med1988; 319: 972–8.

  13. Martinelli F , Garrafa E, Turano A, и др. . Повышенная частота выявления Ureaplasma urealyticum и Mycoplasma genitalium у больных СПИДом без уретральных симптомов.J Clin Microbiol, 1999; 37: 2042–4.

  14. Perez G , Skurnick JH, Denny TN, и др. . Простой герпес II типа и Mycoplasma genitalium как факторы риска передачи ВИЧ-инфекции гетеросексуальным путем: отчет по исследованию передачи ВИЧ-инфекции гетеросексуальным путем. Int J Infect Dis1998; 3: 5–11.

Инфекции Chlamydia trachomatis и микоплазмы при трубной беременности

Целью этого исследования было выявить CT, UU и MH в цервикальном секрете у пациенток с трубной беременностью и сравнить их частоту с таковыми у контрольных женщин на ранних сроках беременности.Эти результаты позволят получить представление о распространенности инфекции и лекарственной чувствительности вовлеченных инфекционных агентов, а также могут помочь установить потенциальную связь между инфекцией и трубной беременностью. Как показано выше, случаев CT-инфекции не было, а частота инфицирования UU, MH и MH + UU была одинаковой в группах трубной беременности и в контрольной группе. Однако общая частота инфекций UU и MH была выше при трубной беременности. Все образцы MH были чувствительны к тетрациклинам, а также к джозамицину и азитромицину.Джозамицин и кларитромицин были эффективны против всех культур UU. Более 50% всех протестированных образцов были устойчивы к ципрофлоксацину.

Многие предыдущие исследования показали связь между КТ-инфекцией и трубной беременностью 16,17,18 . Однако мало исследований изучали роль UU и MH. Приведенные выше результаты не показали явных ассоциаций инфекции UU и MH с трубной беременностью, поскольку частота инфицирования была одинаковой в обеих группах пациентов. Это подтверждает выводы предыдущего исследования 12 .Однако при сравнении общих показателей инфекций UU и MH между двумя группами обнаружилась значительная разница. Это говорит о том, что необходимы более масштабные исследования, чтобы полностью изучить, играют ли инфекции UU и MH в трубной беременности.

В данном исследовании КТ не обнаружена, но это может быть связано с низкой чувствительностью применяемого метода обнаружения. Культура клеток — более чувствительный и специфический метод диагностики КТ репродуктивного тракта, но он предъявляет высокие требования к лабораторному оборудованию и работе и требует много времени для получения результатов; поэтому его обычно используют не в качестве стандартного клинического обследования и эпидемиологического скрининга, а в качестве эталона для других методов.В иммунохроматографическом методе в этом исследовании использовался коммерческий набор, который прост в использовании и легко дает немедленные результаты, что подходит для амбулаторного обследования. Его специфичность составляет 100%, для чувствительности 75–85% на основе методов культивирования клеток согласно данным производителя. Диагностика с амплификацией нуклеиновых кислот доступна для рутинного клинического использования для обнаружения инфекций CT, UU и MH и имеет более высокую чувствительность, но стоит дороже и, следовательно, является непомерно высокой во многих клиниках Китая.К тому же результаты тоже доступны не сразу. Поскольку были разработаны менее дорогие протоколы полимеразной цепной реакции (ПЦР) для обнаружения CT, MH и UU, чувствительность в будущих исследованиях может улучшиться 19 .

Существует глобальная изменчивость чувствительности образцов UU и MH к разным антибиотикам 10 . Чувствительность и восприимчивость микоплазм к антибиотикам также не статичны 20 . Сербское исследование показало, что доксициклин является наиболее эффективным лекарством 8 , в то время как китайский отчет предполагает, что все эффективны джозамицин, доксициклин и миноциклин 15 .Между тем, исследование, проведенное в Германии, показало, что кларитромицин и джозамицин являются наиболее сильнодействующими макролидами, хотя доксициклин считался препаратом первого выбора для лечения инфекций, вызываемых UU, и может использоваться для лечения сочетанной инфекции с MH 20 . У греческих женщин с клиническим вагинитом изоляты ЗГ были на 100% чувствительны к тетрациклину и доксициклину, а тетрациклин и доксициклин также были наиболее эффективными лекарствами от UU, хотя были выявлены некоторые устойчивые случаи 21 . Это исследование показало аналогичные результаты в том, что восприимчивость к различным инфекциям микоплазмы была различной.Все три тетрациклина и азитромицин были эффективны против всех культур MH, а кларитромицин был эффективен против UU; только джозамицин был эффективен как против UU, так и против MH. Противоречивые результаты этих исследований подчеркивают важность выбора лекарств в соответствии с данными теста на лекарственную чувствительность с рациональным лечением, проводимым для повышения клинической эффективности и уменьшения возникновения лекарственной устойчивости.

Следует учесть важный момент. М . hominis по своей природе устойчив к эритромицину и 14- и 15-членным макролидам из-за SNP, придающего устойчивость к макролидам в гене 23S рРНК 22,23,24 . Удивительно, но в настоящем исследовании все M . штаммов hominis были чувствительны к азитромицину и некоторым 14- и 15-членным макролидам. Эти результаты подчеркивают внутреннюю неопределенность тестов на лекарственную чувствительность. К сожалению, штаммы не были доступны для повторного тестирования или других тестов для всех пациентов.Возможна потеря мутации или новые мутации в 23S рРНК, придающие чувствительность к эритромицину и азитромицину 25 . В дальнейшем следует проводить секвенирование. Следовательно, эти результаты не следует использовать в качестве руководства для врачей и потребуют подтверждения в будущем.

Это исследование имело некоторые ограничения. Размер выборки был довольно небольшим, и более крупное исследование в нескольких центрах могло бы предоставить более убедительные доказательства различий в микоплазменной инфекции между двумя группами.Еще одним ограничением является ретроспективный характер этого исследования; действительно, хотя мы можем предоставить данные о распространенности инфекции, трудно сделать какие-либо выводы о роли этих инфекций в трубной беременности. Процедуры тестирования на инфекцию были не такими чувствительными, как тесты на основе ПЦР, которые в настоящее время используются в некоторых клиниках. Это может быть причиной отсутствия КТ в данном исследовании. Кроме того, бактериальная нагрузка точно не контролировалась в тестах на чувствительность, что может повлиять на показания МПК.Мы бы проверили Mycoplasma genitalium , у которого была продемонстрирована связь с трубной беременностью. Наконец, мы не оценивали участие таких параметров хозяина, как профили иммунных клеток и продукция цитокинов, что заслуживает дальнейшего внимания.

В целом случаев КТ-инфекции у женщин с трубной беременностью или нормальной беременностью на ранних сроках не выявлено. Частота инфицирования UU, MH и UU + MH была одинаковой в обеих группах, но общая частота инфекций UU и MH была выше у женщин с трубной беременностью.Следовательно, необходимы дальнейшие исследования для установления связи инфекций UU и MH с трубной беременностью. Образцы UU и MH показали некоторую устойчивость к антибиотикам, при этом наименее эффективным лечением, вероятно, был ципрофлоксацин. Однако в настоящем исследовании джозамицин был полностью эффективен в предотвращении роста культур микоплазм.

Дети и беременные женщины более склонны к развитию тяжелой формы Mycoplasma pneumoniae. Пневмония : Инфекция Mycoplasma pneumoniae в Сучжоу: 2014–2018 гг. тяжелая пневмония, вызванная Mycoplasma pneumoniae (SMMP).

Методы

Мы ретроспективно проанализировали 56474 пациентов с инфекциями дыхательных путей (RTIS) дочерней больницы Нанкинского медицинского университета с 2014 по 2018 годы. Агглютинация частиц сыворотки (PA) использовалась для обнаружения MP-специфических IgM-антител для подтверждения MP-инфекции.

Результаты

Всего было включено 56474 пациента с ИРО, и было выявлено 15857 (28,13%) пациентов с положительным результатом на MP-IgM. С 2014 по 2018 год ежегодная доля МП РИТ составляла 23.60%, 28,18%, 38,08%, 27,05% и 23,44%. Что касается сезонного распределения, пиковыми сезонами каждого года были апрель-июнь и сентябрь-ноябрь. Почти каждый год доля МП РИТ у детей была достоверно выше, чем у взрослых. Доля МП РИТ женщин была значительно выше у детей и взрослых. Пиковый возраст инфицирования МП был в возрасте от 4 до 14 лет. Было зарегистрировано 216 больных СМПП, в том числе 198 детей и 18 взрослых (8 случаев беременных).Дети и беременные женщины чаще заболевали тяжелой микоплазменной пневмонией. У пациентов с SMMP было больше внелегочных симптомов, многодолевых инфильтратов и плеврального выпота, а также повышение уровня СРБ, ЛДГ и лейкоцитов (p <0,05).

Выводы

Это исследование показывает, что инфекция MP имеет сезонную, гендерную и возрастную тенденцию, и SMMP чаще встречается у детей и беременных женщин. Понимание этих характеристик будет способствовать своевременной диагностике и лечению инфекции MP.

Ключевые слова

Mycoplasma pneumoniae, Инфекция дыхательных путей, Дети, Взрослые, Беременные женщины, Тяжелая микоплазма pneumoniae pneumonia

Скрининг на бактерии может помочь в исходах беременности

НАШВИЛЛ, Теннеси. — У беременных женщин, которые прошли обследование и лечили от бессимптомных урогенитальных инфекций, по-видимому, было меньше преждевременных родов и меньше преждевременных родов, чем у женщин, которых лечили только при наличии симптомов, сообщают исследователи.

В одноцентровом исследовании около 70% женщин с симптомами, прошедших скрининг на вагинальные инфекции с помощью Mycoplasma genitalium или Mycoplasma hominis , пережили преждевременные роды по сравнению с 30% женщин без симптомов, которые все еще проходили скрининг на инфекции в о пренатальном посещении, сообщили Эллисон Филлипс, DNP из Университета Роберта Морриса в Питтсбурге, и его коллеги.

  • Обратите внимание, что это исследование было опубликовано в виде аннотации и представлено на конференции.Эти данные и выводы следует рассматривать как предварительные, пока они не будут опубликованы в рецензируемом журнале.

Филлипс также обнаружила аналогичную картину результатов при рассмотрении преждевременных родов — около 70% тех, у кого были симптомы, которые получали обычную помощь, испытали преждевременные роды по сравнению с примерно 30% тех, у кого не было симптомов, у которых был обычный анализ мочи, сообщила она в плакат на ежегодном собрании Американской ассоциации практикующих медсестер.

«Мы считаем, что должны проверять всех беременных женщин на наличие видов Mycoplasma », — сказал Филлипс, работавший в Frontier Nursing University в Хайдене, штат Кентукки., когда исследование было завершено.

Группа

Филиппа отобрала удобную выборку беременных женщин, которые обратились в акушерскую клинику Кентукки. Одна группа из 86 женщин, обратившихся в период с января 2010 года по январь 2011 года, проходила тестирование только в том случае, если они жаловались на симптомы. Эту группу сравнивали с 88 женщинами, которые обратились в период с января 2011 года по январь 2012 года, когда в клинике началось плановое обследование беременных на урогенитальные инфекции, даже если у пациентки не было симптомов.

Если обнаруживалось, что женщины инфицированы бактериями Mycoplasma , их лечили пероральным азитромицином.

Женщины в исследовании были в возрасте от 20 до 20 лет, и 46% из них курили. «Это очень репрезентативное исследование женщин в сельских районах Кентукки», — пояснил Филлипс.

В результате они обнаружили, что курение «сильно связано» с присутствием бактерий Mycoplasma у матерей ( P = 0,002).

«Мы должны предоставить информацию о недопущении курения женщинам, которые подвергаются этому риску», — сказала она.

Одним из ограничений исследования было то, что лаборатория не различала видов Mycoplasma .Кроме того, анализ мочи обнаружил доказательства инфекций видов Ureaplasma , но они, по-видимому, не играли значительной роли в исходах беременности или родов.

«Эти результаты вносят вклад в растущий объем доказательств, подтверждающих изменение в акушерской практике для внедрения рутинного скрининга всех дородовых пациентов на урогенитальные бактерии Mycoplasma », — сказал Филлипс MedPage Today .

Но прежде чем можно будет дать такую ​​рекомендацию, необходимо провести дополнительные исследования с большим размером выборки и с более разнообразным населением, — предостерегает Сьюзан Ван Клив, DNP, RN, директор программы для врачей медсестер Университета Роберта Морриса.

«Это было пилотное исследование», — сказал Ван Клив, не участвовавший в исследовании. «Мы учим, что вы не можете обобщать свои выводы, пока не будете уверены, что работа повторяема, [но] я думаю, что важно, чтобы мы информировали людей об этой проблеме и о том, как она может повлиять на беременность и детей».

Она также сказала, что открытие связи курения с этими инфекциями дает практикующим врачам еще один повод посоветовать своим беременным пациенткам бросить курить.

Раскрытие информации

Филлипс и Ван Клив не сообщили о каких-либо отношениях с промышленностью.

.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.