Лучевое облучение при онкологии: Лучевая терапия

Содержание

Отделение радиотерапии

Отделение радиотерапии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова специализируется на лучевом лечении пациентов с онкологическими заболеваниями в условиях стационара.

Лучевая терапия — это один из основных способов лечения злокачественных опухолей наравне с хирургическими вмешательствами и химиотерапией. Отделение радиотерапии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова является одним из старейших в стране, и на протяжении последних десятилетий активно занимается разработкой и клиническим внедрением современных методов лучевой терапии в онкологии.

Методы проведения лучевой терапии:

  • 3D конформная лучевая терапия
    КЛТ –технология дистанционной лучевой терапии высокой точности , основанная на определении трехмерного объема опухоли и анатомии критических органов. Является базовым методом при облучении онкологических больных.
    При проведении конформной лучевой терапии нами широко используются наиболее сложные и точные методы облучения опухоли – моделированная по интенсивности лучевая терапия (IMRT) и лучевая терапия, корректируемая по изображениям (IGRT).
  • Радиохирургия и стереотаксическая лучевая терапия
    Методы, при которых обеспечивается миллиметровая точность в подведении дозы, а время сеанса облучения значительно снижается. Технологии применяются при лечении многих онкологических заболеваний.
  • Брахитерапия 
    Высокодозная брахитерапия и низкодозная брахитерапия — методы лучевой терапии при которых источник излучения располагается внутри опухоли, что обеспечивает избирательное облучение опухоли при минимальном воздействии на окружающие нормальные ткани.
    Специалисты НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова являются лидерами в использовании методик брахитерапии. В отделении радиотерапии внедряются, разрабатываются и совершенствуются различные методы брахитерапии источниками высокой мощности дозы онкогинекологических пациентов, больных раком предстательной железы, молочной железы, раком пищевода, легкого, злокачественными новообразованиями мягких тканей.

Виды онкологических заболеваний

Врачи, медицинские физики, физики-дозиметристы отделения радиотерапии в совершенстве владеют всеми современными методами лучевой терапии злокачественных новообразований различных локализаций:

  • Рак предстательной железы

    Базовыми методами лечения больных раком предстательной железы в отделении радиотерапии является высокодозная брахитерапия и стереотаксическая лучевая терапия. При необходимости они сочетаются с методами дистанционной конформной лучевой терапии.

    Наличие широкого спектра современного радиотерапевтического оборудования создает уникальные возможности для проведения практически любого вида лучевого лечения онкоурологических пациентов, в первую очередь больных раком предстательной железы. Это создает благоприятные предпосылки для индивидуализации лечения и выбора оптимального метода облучения в каждом конкретном случае.


  • Онкогинекологические заболевания

    В настоящее время эффективное лечение широкой группы онкогинекологических больных немыслимо без качественного лучевого лечения. Для решения этой задачи в отделении успешно применяются различные комбинации дистанционной лучевой терапии в сочетании с внутриполостной высокодозной брахитерапией и/или стереотаксической лучевой терапией.


  • Опухоли головного мозга

    У больных со злокачественными новообразованиями головного мозга и его оболочек в соответствии с международными рекомендациями выполняется радиохирургическое лечение, стереотаксическая и/или 3D конформная лучевая терапия. Центр является базовым государственным учреждением Северо-Запада, занимающимся радиохирургическим и стереотаксическим лечением опухолевого поражения головного мозга.

  • Опухоли головы и шеи

    У пациентов с онкологическими заболеваниями органов головы и шеи лучевая терапия используется как в качестве самостоятельного метода лечения, так и в комбинации с хирургическим лечением и химиотерапией. Наиболее часто выполняются методы 3D конформной лучевой терапии, облучения в режиме IMRT, стереотаксическая лучевая терапия.

  • Рак легкого

    В отделении применяются все современные методы лучевого лечения рака легкого, которые включают в себя 3D конформную лучевую терапию, облучение в режиме IMRT. Следует особо отметить, что сотрудники отделения радиотерапии Центра одними из первых в нашей стране при лучевом лечении больных раком легкого применили внутрипросветную высокодозную брахитерапию и стереотаксическую лучевую терапию.


  • Рак молочной железы

    Лучевая терапия является неотъемлемым компонентом при лечении рака молочной железы. С целью повышения эффективности и безопасности лечения наряду со стандартными методами 3D конформной дистанционной лучевой терапии нами используется внутритканевая высокодозная брахитерапия. Кроме того, в отделении разработаны уникальные технологии дистанционной лучевой терапии на основе определения индивидуальных особенностей лимфооттока от первичного опухолевого очага.

  • Злокачественные заболевания органов ЖКТ

    Сочетание методов дистанционной лучевой терапии, внутрипросветной брахитерапии и химиотерапии обеспечивают максимальный лечебный эффект при злокачественных новообразованиях органов желудочно-кишечного тракта, что подтверждается нашим опытом лечения этих больных на протяжении последних десятилетий. В отделении применяется программа стереотаксического облучения больных раком поджелудочной железы, пациентов с одиночными опухолевыми изменениями в печени. Специалистами отделения проводится большая клиническая и научная работа, по изучению возможностей лучевой терапии при лечении больных злокачественными новообразованиями органов ЖКТ, в первую очередь, рака пищевода и прямой кишки.

Специалисты отделения имеют большой опыт лучевого лечения широкого круга онкологических заболеваний: злокачественных новообразований у детей, опухолей опорно-двигательного аппарата, лимфопролиферативных заболеваний, в т.ч. лимфомы Ходжкина.

Радиотерапевтическое оборудование, установленное на отделении

Отделение радиотерапии располагает широким арсеналом современного радиотерапевтического оборудования, которое позволяет эффективно использовать в лечении онкологических больных все наиболее перспективные технологии облучения.

Предлучевая топометрическая подготовка и дозиметрическое планирование лучевой терапии осуществляются на сложнейших современных комплексах.

Виртуальный КТ-симулятор «Somatom Definition» («Siemens»), представляет собой 20-срезовый спиральный компьютерный томограф с широкой апертурой гантри. Он позволяет осуществлять исследования в 4D режиме, то есть выполняет синхронизацию КТ-изображений пациента с его ритмом дыхания.

Виртуальный КТ-симулятор «Discovery RT» («General Electric»), представляет собой 16-срезовый спиральный компьютерный томограф с широкой апертурой гантри. В дополнение к указанным выше возможностям симулятор «Discovery RT» («General Electric») позволяет осуществлять интервенционные вмешательства с получением изображений в режиме реального времени. В частности, эта функция позволяет вводить интрастаты для проведения внутритканевой терапии с очень высокой точностью и максимальной безопасностью.

Симулятор «Simulux evolution» («Elekta»), снабженный 3D томографической приставкой, обеспечивает условия для формирования стандартных полей конформного облучения, а также для подготовки к комбинированному лучевому лечению, состоящему из дистанционной лучевой терапии и брахитерапии.

Дозиметрическое планирование лучевой терапии осуществляется на 6 планирующих системах ведущих мировых производителей.

Планирующая система iPlan («Brainlab») используется для моделирования и расчетов радиохирургических и стереотаксических методов облучения, система «Eclips» («Varian») применяется для расчетов 3D — 4D (синхронизированной с дыханием) конформной лучевой терапии, облучения с помощью методик c модуляцией интенсивности излучения (IMRT, VMAT), динамических арок. Планирование стандартной дистанционной терапии, сочетанной лучевой терапии, высокодозной брахитерапии осуществляется на системах «Oncentra External beam», «Oncentra Brachy», «Oncentra Prostate» («Elekta»).

Радиохирургическое, стереотаксическое облучение, все виды современной дистанционной лучевой терапии, включая лучевую терапию, синхронизированную с дыханием, проводятся на современных линейных ускорителях.

«Novalis TX» («Varian», «Brainlab»)

«True Beam» («Varian»)

«Clinac» («Varian»)

Для стандартных методик лучевой терапии, включая 3D конформную лучевую терапию, используется ускоритель электронов СЛ75-5МТ (НИИЭФА им. Д.В. Ефремова).

Все виды высокодозной брахитерапии (внутритканевая, внутриполостная, внутрипросветная) проводятся на аппаратах «Microselectron» («Elekta») последнего поколения.

Лучевая терапия. Побочные эффекты

Разъясняет известный ученый, израильский клинический онколог, председатель Израильской ассоциации по борьбе с раком, член исполнительного совета AROME, руководитель совета консультантов Больницы израильской онкологии LISOD профессор Авраам Кутен:

— Существует множество мифов, связанных с лучевой терапией, которые ничего общего с реальностью не имеют. На самом деле этот метод позволяет достичь значительных успехов в процессе лечения рака. Конечно, могут возникнуть побочные эффекты, но современный подход и знания врачей минимизируют их. Если риск возникновения побочных эффектов слишком высок, то лечение просто не проводится.

Сразу хочу отметить: побочные эффекты лучевой терапии могут появляться как во время лечения, так и после его окончания — иногда через несколько лет. Их возникновение зависит от локализации опухоли, дозы, техники проведения лучевой терапии и оборудования, на котором проходит лечение, а также от индивидуальной чувствительности. Поскольку лучевая терапия действует на определенную часть тела или орган, то побочные эффекты возникают преимущественно там, куда направлена радиация. К примеру, если облучается абдоминальный участок (живот), вы можете не волноваться, что потеряете волосы на голове. И наоборот — если облучается голова, вы можете временно потерять волосы, но я уверен, что у вас не будет диареи.

Побочные эффекты лучевой терапии, которые возникают сразу, мы называем острыми побочными реакциями. Прежде всего могут пострадать ткани, клетки которых быстро делятся, — волосы, слизистые оболочки. Снижается уровень лейкоцитов. Может покраснеть кожа. Если облучается большой участок тела, пациент может чувствовать усталость или слабость. Такие побочные эффекты — временные, через некоторое время после окончания лечения они исчезают.

Некоторые из реакций возникают не сразу. И механизм их возникновения совершенно другой. Многое зависит от индивидуальной чувствительности к радиации. Как известно, у каждого пациента — уникальный генетический профиль. Пока это не применяется в ежедневной практике, но в рамках исследований установлено, что в геноме конкретного человека могут присутствовать определенные мутации (снипы), которые увеличивают или уменьшают риск возникновения поздних побочных эффектов.

У некоторых пациенток с раком груди после облучения возникает такое явление, как фиброз, молочная железа становится очень твердой. Чувствительность кожи к солнцу, изменения кожи также могут появляться через несколько лет после лечения. Может возникнуть уменьшение двигательной активности в облученной области.

Самый серьезный побочный эффект, который может вызвать лучевая терапия, — это вторичная злокачественная опухоль. В той области, которая подвергалась облучению много лет назад, возникает новый рак из-за мутаций, возникших вследствие лучевой терапии. Хочу подчеркнуть: такой серьезный побочный эффект возникает у очень маленького количества пациентов. Поэтому если вы взвешиваете преимущества и риски лечения лучевой терапией, конечно, самым большим преимуществом является возможность вылечить первичный рак. А после лечения мы рекомендуем регулярно посещать онколога и обследоваться, чтобы не пропустить рецидив или новую опухоль.

 

Запишитесь на консультацию в LISOD:

0-800-500-110 — бесплатно по Украине;

+ 38-044-277-8-277.

Лучевая терапия — Лечение | Хирсланден Швейцария

Лучевая терапия или радиотерапия является важным методом лечения рака. Раковые клетки и злокачественные опухоли могут целенаправленно уничтожаться посредством локального применения рентгеновских лучей, гамма-лучей или частиц (электронов, протонов, нейтронов). Принцип действия разных видов облучения одинаков: в результате облучения атомы и молекулы в опухолевых клетках изменяются (ионизируются).  Это в свою очередь приводит к гибели клеток. Лучевая терапия применяется для лечения приблизительно половины всех видов рака. Лучевую терапию часто применяют в сочетании с другими методами лечения, такими как химиотерапия и иммунотерапия.

Как осуществляется подготовка к лечению?

В первую очередь врачи определяют, какой вид облучения наилучшим образом подходит для лечения в каждом случае. Для этого документируют стадию рака и проверяют чувствительность раковых клеток к облучению. Обследование и оценка выполняются командой онкологов и радиологов.

До начала лучевой терапии точно рассчитывается доза облучения. Наиболее важная задача при этом — определить минимальную дозу облучения, при которой опухолевые клетки разрушаются, а здоровые ткани подвергаются минимальному повреждению. Правильное положение для проведения лучевой терапии обеспечивается благодаря применению средств визуального контроля. Чтобы гарантировать одинаковое положение тела пациента во время всех сеансов лучевой терапии, используют специальный матрас. Он способен принимать форму тела пациента. Когда правильное положение найдено, матрас фиксирует положение тела. Таким образом пациент может принимать одно и то же положение тела каждый раз при прохождении сеанса облучения.

Как проводится лечение?

Обычно для успешной лучевой терапии требуется несколько сеансов. Первый сеанс длится несколько дольше остальных, так как во время этого сеанса выполняются необходимые настройки. В зависимости от типа опухоли и вида рака применяют одну из следующих процедур: чрескожное облучение, стереотаксическое облучение, брахитерапия, интраоперационное облучение.

Чрескожное облучение

Чрескожное облучение является наиболее распространенным методом лучевой терапии. При применении этого метода облучения лучи проникают в опухоль снаружи через кожу. В современных аппаратах лучевой терапии (линейных ускорителях) электрически заряженные частицы ускоряются и направляются в виде лучей точно на опухоль. Такой тип облучения применяется, например, при раке молочной железы.

Стереотаксическое облучение

Метод стереотаксического облучения также известен как кибер-нож. Кибер-нож — это высокоточная, управляемая роботом система для чрескожного облучения.  Небольшое компактное излучающее устройство располагается на манипуляторе робота и его лучи с помощью рентгенографии и компьютерной томографии всегда можно точно направить на нужные точки. При применении этой технологии облучение может осуществляться под более чем 1000 различных углов. Благодаря роботизированному управлению точное положение излучающего устройства может сохраняться постоянно, даже во время движений в процессе дыхания пациента. Кибер-нож используется при опухолях головного и спинного мозга, а также при метастазах в легкие и печень.

Брахитерапия

Брахитерапия — это метод лучевой терапии, суть которого заключается во введении радиоактивных частиц в организм (опухолевую ткань). Существует два подвида этой процедуры: метод имплантации в ткань радиоактивных микрокапсул (зерен) и метод последовательного введения.

При имплантации радиоактивных зерен микрокапсулы вводятся в опухоль под общим наркозом с помощью полой иглы. Микрокапсулы остаются в теле и действуют до тех пор, пока продолжается их облучающее действие. Половина дозы облучения высвобождается примерно через 20 дней.

При применении метода последовательного введения иглу или трубку (аппликатор) вводят в опухолевую ткань и фиксируют. Аппарат для брахитерапии подключают к игле или аппликатору. Тонкая проволока вводится через аппликатор в опухолевую ткань и в течение короткого времени высвобождает необходимую дозу облучения. Этот процесс может повторяться несколько раз; между сеансами пациент сохраняет подвижность. Брахитерапия в основном применяется при раке простаты.

Интраоперационное облучение

Интраоперационное облучение с помощью системы IntraBeam — это один из способов облучения опухоли непосредственно в ходе операции. Эта технология в основном применяется при небольших опухолях молочной железы. После удаления опухоли хирургическим путем окружающие ткани облучаются напрямую. Такой метод позволяет выполнить целенаправленное облучение тканей. Поскольку облучение выполняется не чрескожным путем, радиационное повреждение кожи исключается.

Какова вероятность успешного лечения?

Лучевая терапия является эффективным методом лечения многих видов рака. Шансы на успех лечения зависят от стадии рака и типа опухоли. Облучение часто может снизить риск метастазирования или рецидива опухоли. Иногда опухоли, размер которых слишком большой для удаления хирургическим путем, могут быть уменьшены с помощью лучевой терапии настолько, что проведение операции становится возможным.

С какими осложнениями или рисками связно лечение?

Несмотря на то, что действие лучевой терапии становится все более точным и щадящим, не следует недооценивать негативные последствия этого метода лечения. В месте облучения возможно локальное повреждение здоровых тканей. Некоторые органы более чувствительны к облучению, чем другие. На коже может возникнуть покраснение, похожее на солнечный ожог. При облучении возможно выпадение волос. Как правило, после окончания лучевой терапии волосы снова отрастают. Облучение в области живота может привести к расстройству желудка, диарее, тошноте и общему недомоганию. Облучение в области яичек или яичников может негативно повлиять на фертильность.

Что происходит после окончания лечения?

После лучевой терапии, как правило, требуется дальнейшее лечение. В зависимости от вида рака это может быть химиотерапия, иммунотерапия или гормонотерапия. Течение болезни тщательно контролируется, а успех лечения оценивается путем различных обследований.

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

 Лучевая терапия (или радиотерапия, радиационная терапия) — метод лечения онкозаболевания с помощью ионизирующей радиации. Относится к видам местного воздействия на опухоль. Лучевая терапия проводится на специальном оборудовании в виде медицинского линейного ускорителя, подающего в заранее обозначенную область воздействия направленный поток элементарных частиц.

Суть лучевой терапии

 Под воздействием потока элементарных частиц необратимо разрушается структура ДНК агрессивных злокачественных клеток, что препятствует их дальнейшему делению. Именно активные быстро делящиеся раковые клетки больше подвержены ионизации и быстрее погибают в результате облучения по сравнению со здоровыми тканями. ДНК раковой клетки также нарушается опосредованно во время лучевой терапии — за счет радиолиза воды и изменений цитоплазмы клетки, не совместимых с ее жизнедеятельностью.

 Современное медицинское оборудование позволяет усилить эффективность терапии за счет более узкого, точного и мощного концентрированного направления луча с ионными частицами в пораженную раком зону, что позволяет максимально сберечь здоровые ткани.

Виды лучевой терапии

 В зависимости от цели лечения и индивидуальных характеристик заболевания, могут использовать следующие типы ионизирующей радиации:

  • альфа-излучение;
  • бета-излучение;
  • гамма-излучение;
  • рентгеновское излучение;
  • нейтронное излучение;
  • протонное излучение;
  • пи-мезонное излучение.

 Воздействовать на опухоль с помощью луча можно тремя способами:

  1. Дистанционный. Под контролем УЗИ, КТ или МРТ на узел направляют лучи удаленно, через кожу, проходя через здоровые ткани и совмещая пучок элементарных частиц на опухоли.
  2. Контактный. Более травматичный способ, так как в зону поражения нужно ввести иглу, проволоку или капсулу для непосредственного действия лучевого потока на раковые клетки. Преимущество в том, что они могут имплантироваться на длительный срок. Также контактное облучение п=могут провести во время хирургической операции. При этом способе меньше подвергаются лучевому действию здоровые ткани, чем при дистанционном. Контактное облучение называют брахитерапией.
  3. Радионуклидная терапия. При метастазах в кости в кровь пациента вводят радиофармацевтический препарат, обладающий избирательным накоплением в костных очагах с патологически усиленным минеральным обменом.

Режим лучевой терапии

 Схема лечения зависит от стадии, вида, локализации опухоли и цели процедуры. Первичное курсовое лечение обычно длится от 2 недель до 7 недель с проведением процедуры до 5 раз в неделю. Сам сеанс облучения составляет от нескольких минут до 45 минут. В случае вспомогательного лечения при неоперабельных опухолях или в добавление к другим видам лечения (химиопрепаратами или хирургической операции) могут назначать разовые процедуры. Лучевая терапия может проводиться и в профилактических целях.

Показания

 Лучевая терапия применяется в лечении новообразований различной этиологии. Например, при раке мозга, молочной железы, шейки матки, желудка, гортани, легкого, поджелудочной железы, простаты, позвоночника. Хорошо поддаются воздействию опухоли кожи и саркома мягких тканей. Можно лечить радиолучом лимфому и лейкемию.

Побочные эффекты и осложнения

 В результате облучения могут пострадать здоровые ткани и возникнуть местные реакции. Такие последствия облучения называют локальными.

 К ним относят: сухость и шелушение кожи, повышенную ломкость сосудов в месте облучения, мелкоочаговые кровоизлияния, лучевые ожоги кожи вплоть до образования язв.

 Системные последствия обусловлены распадом опухоли после облучения и общей интоксикацией организма продуктами распада. В таком случае появляются слабость, утомляемость, тошнота и рвота, часто выпадают волосы, становятся ломкими ногти, меняются показатели крови, происходит угнетение кроветворения. Все проявления носят временный характер и проходят по мере восстановления организма.

 Побочные явления и неприятные последствия лучевой терапии можно минимизировать, если тщательно придерживаться рекомендаций врачей, соблюдать режим питья и питания, носить одежду свободного кроя из натуральных тканей и др.

Лучевая терапия в Воронежском областном клиническом онкологическом диспансере

 


Лучевая терапия является одним из методов лечения злокачественных и доброкачественных заболеваний, а также заболеваний неопухолевой природы. Данный метод лечения применяется в самостоятельном варианте, или в сочетании с хирургическим и/или химиотерапевтическим методом. Радиологическое лечение пациентов осуществляется в стационарном и амбулаторном режимах. В 2013 году в отделениях БУЗ ВО «ВОКОД» уста-новлено оборудование последнего поколения для оказания высокотехнологичной радиотерапевтической помо-щи населению:

  • Линейные ускорители Elekta synergy для проведения 3D-конформной лучевой терапии с фиксирующими уст-ройствами, плоскостной и объёмной визуализацией мишени XVI, контролем по дыханию АВС.
  • Гамматерапевтические аппараты Teratron.
  • Аппараты для проведения локальной гипертермии Celsius42+
  • Брахитерапевтические аппараты GammaMed 3/24, GammaMedplus iX с источником иридий 192
  • Аппарат рентгенотерапевтический Xstrahl 150

Данное оборудование позволяет реализовать программу облучения максимальным повреждением опухоли и минимизировать повреждение здоровых тканей, сохранять одинаковое положение пациента на всём протяже-нии лечения, с ввывысокой точностью подводить планируемую дозу лучевой терапии к опухоли, снижать объ-ём повреждения здоровых тканей и соседних органов. Система АВС-контроль по дыханию позволяет лечить заболевания подвижных органов (печень, лёгкое, пищевод) без переоблучения окружающих тканей, снижая риск развития лучевых реакций.

Применение локальной гипертермии совместно с лучевой или химиотерапией позволяет увеличить эффектив-ность данных методов лечения в 1,5-2 раза и используется при лечении опухолей различных локализации, осо-бенно рецидивов, распространённых процессов.

Лучевая терапия в самостоятельном варианте является эффективным методом лечения для заболеваний пред-стательной железы, мочевого пузыря, шейки матки, влагалища, опухолей головы и шеи, кожи, позволяя дос-тичь полной регрессии опухоли, избежать сложного хирургического лечения и добиться хорошего косметиче-ского эффекта. В сочетании с хирургическим и химиотерапевтическим методом применяется при лечении забо-леваний молочной железы, тела матки, лёгких и средостения, лимфопролиферативных заболеваний, пищевода, желудка, печени, поджелудочной железы, прямой кишки, мягких тканей и костей.

Лучевое лечение доброкачественных заболеваний головного и спинного мозга, костной системы (менингиомы, гемангиомы), а также неопухолевых заболеваний (келоидные рубцы, дегенеративно-дистрофические заболева-ния опорно-двигательной системы: остеохондрозы, артриты, артрозы, пяточные шпоры, воспалительные забо-левания мягких тканей и костей: панариций, фурункулы, карбункулы, остеомиелит, сирингомиелии и заболева-ний периферической нервной системы) является альтернативой хирургическим и терапевтическим методам. Безболезненность лечения, минимальное количество осложнений, простота и доступность, возможность амбу-латорного режима лечения делают лучевую терапию более перспективным методом.

Воронежский областной клинический онкологический диспансер является единственным в Воронежской области учреждением, где используются, новые технологии автоматизированной контактной лучевой терапии (внутриполостная и внутритканевая) на современных терапевтических аппаратах GammaMed 3/24 и GammaMedplus iX с источником иридий 192.

Брахитерапия (БТ) – это инновационный малоинвазивный метод лучевой терапии онкологических заболеваний, который все шире используется во всем мире, наряду с другими современными методиками лечения. Контактная лучевая терапия, при которой радиоактивный источник или источники располагают вблизи опухоли либо внутри неё.

Преимущество брахитерапии состоит в том, что с ее помощью, возможно, подвести с большой точностью зна-чительную дозу радиации, исходящей от источника, на сам очаг болезни и снизить дозу на окружающие здоровые ткани. БТ может применяться как в сочетании с наружным облучением, так и как самостоятельный метод лечения. При проведении БТ нет значительных побочных явлений.

Доказано, что эффективность БТ сопоставима с хирургическими методами лечения, наружным облучением и повышается при сочетании с последними. Брахитерапия с компьютерным планированием обеспечивает очень высокий процент излечения, по сравнению с устаревшими технологиями.

В отделениях используются современные методики сочетанного и контактного (внутриполостного и внутри-тканевого) лучевого лечения больных со злокачественными новообразованиями: рак шейки матки, рак тела матки, рак вульвы, рак влагалища, рак маточной трубы, рак яичников, метастатические процессы гинекологи-ческого рака, рак слизистой полости рта, губы, предстательной железы, прямой кишки и анального канала.

В радиологических отделениях работает высококвалифицированный коллектив, постоянно повышающий свой профессиональный уровень на базе ведущих онкологических центров России, ближнего и дальнего зарубежья. Всё это позволяет на сегодняшний день оказывать самую современную радиотерапевтическую помощь населе-нию.

Лучевая терапия при раке предстательной железы

Перед началом лучевой терапии пациенту проводится диагностическая визуализация, с помощью которой четко определяется расположение, размер и форма опухоли.

В Дократес лучевое лечение планируется командой опытных специалистов: урологом, онкологом, специализирующемся на лучевом лечении, специалистом ядерной медицины, радиологом, рентгенологом и физиком.

Наружная лучевая терапия

Наружная лучевая терапия в Дократес проводится по новой технологии RapidArc. В клинике установлено два линейных ускорителя Clinac iX. Клиника Дократес первой в Финляндия начала работать по технологии RapidArc. При желании, пациент может перед началом лечения ознакомиться с оборудованием и технологией. RapidArc – усовершенствованная лучевая терапия, объединяющая в себе лучшие качества стереотаксической терапии и IMRT. Курс лучевой терапии обычно длится 8 недель, по 5 дней в неделю. 1 сеанс занимает около 15 минут.

HDR-брахитерапия

При раке предстательной железы возможно провести и внутритканевое облучение – HDR-брахитерапию. Традиционно, брахитерапия проводится на низких дозах (LDR низкодозная брахитерапия), в железу вводятся заряженные радиойодом пластинки, которые оттуда не удаляются. Клиника Дократес отказалась от LDR-брахитерапии, т.к. этот метод подходит только пациентам с очень хорошим прогнозом рака простаты и без факторов риска. В отличие от нее, высокодозная HDR-брахитерапия подходит при всех формах рака предстательной железы. Это эффективный и щадящий метод лечения рака простаты. Во время сеанса HDR-брахитерапии в опухоль доставляется высокая доза облучения, безопасная для здоровых тканей. Благодаря чему курс облучения составляет всего лишь несколько сеансов, иногда только один. Во время процедуры под контролем УЗИ в предстательную железу устанавливаются иглы-троакары, через которые к очагу поступает источник облучения – Иридий-192. Брахитерапия проводится под наркозом, после операции пациент остается на сутки в клинике.

При раке простаты среднего и высокого рисков проводится курс HDR-брахитерапии в сочетании с наружной лучевой терапией RapidArc. RapidArc воздействует на лимфатические узлы тазовой области, раковые клетки вокруг предстательной железы, а HDR-брахитерапия воздействует на опухоль изнутри, не задевая здоровые органы. Согласно исследованию Кишан и др. (2018), комбинированная терапия, которая состоит из внешней лучевой терапии (EBRT), брахитерапии (BT) и андрогенной депривационной терапии, снижает смертность от рака простаты.

У клиники Дократес богатый опыт в применении данных методов лечения. Мы первыми в Финляндии начали работать по этой технологии и уже провели более 600 терапий. HDR-брахитерапей возможно лечение при локальных новообразованиях в предстательной железе, даже если железа ранее уже облучалась.

 

Предотвращение побочного воздействия лучевой терапии

В целях защиты здоровых органов, при облучении простаты специалисты клиники Дократес используют гидрогель SpaceOAR. Гелеобразный материал вводится пациенту между предстательной железой и прямой кишкой. Гель твердеет и сдвигает прямую кишку на время лучевой терапии на безопасное расстояние от предстательной железы. Таким образом снижается облучение прямой кишки и вероятность проявления у пациента неприятных последствий лучевой терапии (проблемы с удержанием мочи, сексуальные расстройства).

Благодаря использованию SpaceOAR гидрогеля возможно безопасно для пациента увеличить дозу облучения, тем самым повысить эффективность терапии, к примеру, в случаях рака простаты высокого риска. SpaceOAR также дает возможность проводить так называемую спасительную лучевую терапию, в случаях рецидива даже когда ранее проводилась лучевая терапия.

Гель устанавливается под местной либо общей анестезией. Данную процедуру можно провести одновременно с установкой золотых зерен или ниток. Лучевую терапию можно проводить уже на следующий день. Гель растворяется и выводиться из организма через 3-6 месяцев после установки.

Лучевая терапия при раке молочной железы в Германии

Наряду с операцией и медикаментозной терапией, лучевая терапия (радиотерапия) является основным методом лечения рака молочной железы. Высокодозированное ионизированное излучение (например, рентгеновское излучение) повреждает облучаемые клетки, здоровые также, как и раковые. Однако раковые клетки в отличие от здоровых не обладают функцией восстановления, и поэтому, благодаря воздействию облучения, погибают.

Когда назначается лучевая терапия

Как правило, лучевая терапия при раке груди назначается после операции, адъювантно. Целью ее в таком случае является разрушение раковых клеток, не удаленных во время операции.

Облучение после органосохраняющей операции в настоящее время является стандартом лечения в Германии, благодаря которому вероятность возникновения рецидива значительно снизилась.

После полного удаления молочной железы (мастэктомии) лучевая терапия назначается только при очень большом размере опухоли, в случае ее не полного удаления или при поражении более чем трех лимфатических узлов.

В редких случаях достаточно облучения части молочной железы, окружающей опухоль. Подобное облучение проводят во время операции или в последующие дни.

Только лучевая терапия назначается в случаях, когда невозможна операция (например, при неоперабельной опухоли, при тяжелых сопутствующих заболеваниях) или пациентка не соглашается на операцию.

При метастазах в лимфатических узлах и/или невозможности удаления всей опухоли, проводится одновременное облучение лимфатических путей — в подмышечной области, области ключицы или, очень редко, в области грудины.

При прогрессивной стадии заболевания может быть рекомендовано облучение метастазов.

Как делают лучевую терапию при раке груди

Лучевую терапию следует начать после операции как можно скорее: как только заживают швы, самое раннее — через три недели, самое позднее — через восемь недель. При назначении химиотерапии, во избежание усиления побочных действий, облучение начинают позже, или после окончания терапии цитостатиками или между отдельными циклами химиотерапии. Антигормональная терапия и терапия антителами могут проводиться одновременно.

Длительность и доза облучения зависят от индивидуальной ситуации пациентки. В среднем лучевая терапия длится около шести недель. Стандартом в настоящее время являются: укороченная лучевая терапия высокими единичными дозами (так называемая гипофракционная лучевая терапия), но с меньшей общей дозой и дополнительным Boost (короткое дополнительное облучение ложа бывшей опухоли) или без Boost.

В случаях только облучения, терапия длится не так долго и проводится малыми частями общей дозы, что дает здоровым тканям (прежде всего, коже) время на восстановление.

Гипофракционная лучевая терапия

В случае отсутствия поражения лимфатических узлов рекомендовано, как правило, проведение укороченной гипофракционной лучевой терапии высокими единичными дозами. В подобных случаях облучение длится около 3-х недель (16 х 2,65 Гр до 42,5 Гр), а также в зависимости от биологии опухоли с повышением дозы в области удаленного новообразования (так называемым Вoost на 5 или 6 фракций по 2 Гр). Таким образом, в общей сложности проводятся 21-24 сеанса облучения.

При лучевой терапии с небольшими неагрессивными опухолями и положительными гормональными рецепторами, возможно отказаться от повышения дозы в ложе опухоли (время терапии в таком случае 16 сеансов).

Показания для применения Boost

Повышение дозы в ложе бывшей опухоли назначается всем пациенткам моложе 51 года, при G3, при положительном Her2, при трижды негативных опухолях и при опухолях больше 2 см.

Дистанционная лучевая терапия

Облучение, как правило, выполняется через кожу. Современные техники позволяют проводить точное облучение с достижением высокой концентрации излучения в необходимой области, сохраняя окружающие здоровые ткани. Облучается, как правило, вся грудь. У молодых женщин и пациенток с высоким риском рецидива применяется дополнительное Boost-облучение ложа бывшей опухоли.

Альтернативой дистанционного Boost-облучения является брахитерапия (контактное облучение), при которой радиоактивное вещество под коротким наркозом через небольшой пластиковый катетер подается непосредственно в зону бывшей опухоли.

Брахитерапия

Брахитерапия или внутренняя лучевая терапия — один из методов лечения в Германии раковых образований, при котором источник облучения внедряется непосредственно в опухоль.

Подробнее о процедуре →

Интраоперационная лучевая терапия

За исключением немногих случаев, интраоперационная лучевая терапия является дополнением дистанционной постоперационной лучевой терапии, укорачивает время ее проведения, но не заменяет ее. При интраоперационном облучении, сразу после удаления опухоли до ушивания раны, источник излучения направляется на ложе опухоли и проводится облучение с высокой дозой («Boost»). После заживления раны следует облучение всей груди.

Осложнения при лучевой терапии рака молочной железы

Лучевая терапия сегодня, благодаря современным техникам, проводится намного точнее и переносится легче, чем раньше. Опухоль облучается целенаправленно, в то время как сохраняются окружающие органы, легкие и сердце. Тем не менее дистанционная лучевая терапия рака молочной железы имеет побочные действия и, прежде всего, сказывается на состоянии кожи. Облучение может иметь те же осложнения, как сильный загар: болезненная гиперемия, вплоть до образования пузырей и выпадения волос.

При облучении лимфатических узлов повышается риск застоя лимфы (лимфодема) в оперированной груди и руке.

Для сохранения облучаемого региона кожи пациенткам не следует во время лучевой терапии носить обтягивающую одежду и употреблять раздражающие косметические средства. Кроме этого, следует избегать воздействия высоких температур (пребывания на солнце, посещения сауны). Охлаждающие и питательные кремы помогают справиться с такими жалобами, как зуд или гиперемия.

Стоимость лучевой терапии при раке груди в Германии

Клинические рекомендации относительно назначения и проведения лучевой терапии при раке молочной железы с учетом возможных последствий даются лечащим врачом при первичной опухоли, а также после излечения первого случая онкологии у пациентки, при рецидиве заболевания. Цены на терапию вы можете уточнить по телефону 8 800 551 8099.

На сегодняшний день лучевая терапия — один из наиболее эффективных методов лечения рака в Германии. Об этой и многих других процедурах нередко оставляют свои отзывы наши пациенты.

Облучение и рак | NRC.gov

Связь между радиационным воздействием и раком в основном основана на группах населения, подвергающихся относительно высоким уровням ионизирующего излучения (например, японские выжившие после атомной бомбы и получатели выбранных диагностических или терапевтических медицинских процедур). Раковые заболевания, связанные с воздействием высоких доз, включают лейкоз, рак груди, мочевого пузыря, толстой кишки, печени, легких, пищевода, яичников, множественную миелому и рак желудка. Литература Министерства здравоохранения и социальных служб США также предполагает возможную связь между воздействием ионизирующего излучения и раком предстательной железы, носовой полости / пазух, глотки и гортани, а также рака поджелудочной железы.

Те виды рака, которые могут развиться в результате радиационного воздействия, неотличимы от тех, которые возникают естественным путем или в результате воздействия других химических канцерогенов. Кроме того, в литературе Национального института рака указывается, что другие химические и физические опасности и факторы образа жизни (например, курение, употребление алкоголя и диета) значительно способствуют возникновению многих из этих заболеваний.

Хотя радиация может вызвать рак при высоких дозах и мощностях доз, данные общественного здравоохранения не позволяют полностью установить возникновение рака после воздействия низких доз и мощностей доз — ниже примерно 10 000 мбэр (100 мЗв).Исследования профессиональных рабочих, которые хронически подвергаются воздействию низких уровней радиации выше нормального фона, не выявили неблагоприятных биологических эффектов. Даже в этом случае сообщество радиационной защиты консервативно предполагает, что любое количество радиации может представлять определенный риск возникновения рака и наследственных эффектов, и что риск выше при более высоком радиационном облучении.

Линейная беспороговая (LNT) зависимость доза-реакция используется для описания взаимосвязи между дозой облучения и возникновением рака.Эта модель «доза-реакция» предполагает, что любое увеличение дозы, независимо от того, насколько оно мало, приводит к постепенному увеличению риска. Комиссия по ядерному регулированию США (NRC) принимает гипотезу LNT в качестве консервативной модели для оценки радиационного риска.

Страница Последняя редакция / обновление 20 марта 2020 г.

границ | Риск рака из-за низкой дозы ионизирующего излучения

Введение

Воздействие ионизирующего излучения на здоровье было выявлено вскоре после открытия рентгеновских лучей в 1895 году.Сначала была исследована эпиляция, а вскоре после этого были зарегистрированы ожоги кожи [1]. С изобретением высоковольтных рентгеновских трубок и их внедрением в медицинских клиниках травмы тканей, известные как тканевые реакции, стали следствием проникновения большого количества радиации в организм.

Канцерогенные эффекты ионизирующего излучения — это поздние эффекты, которые возникают с вероятностью, которая зависит от дозы облучения. Риск рака, связанный с низкими дозами излучения, стал важным компонентом радиационной защиты и вызвал обеспокоенность общественности и общества по поводу безопасности в связи с множеством вопросов, таких как медицинские визуализационные тесты для раннего обнаружения поражений, будущее ядерной энергетики, излучение окружающей среды. облучение земным радоном, радиоактивные осадки при испытаниях ядерного оружия, радиологический терроризм и исследование космоса человеком.Например, большинство радиологических исследований производят дозы в диапазоне 3–30 мЗв. Очевидно, что высокие дозы ионизирующего излучения (> 100 мЗв) увеличивают риск рака [2], тогда как при более низких дозах ситуация гораздо менее ясна. Эпидемиологические исследования показывают, что самая низкая доза ионизирующего излучения, при которой существуют убедительные доказательства повышенного риска рака у человека, составляет ≈10–50 мЗв для острого воздействия [3] и ≈50–100 мЗв для длительного воздействия [4].

Для того, чтобы количественно оценить риск низких доз радиации, необходимы крупные эпидемиологические исследования для получения необходимой степени точности.Например, если избыточные случаи смерти от рака были зарегистрированы в выборке размером 500 человек в ответ на воздействие дозы 1000 мЗв, то размер выборки 50 000 потребуется для документирования канцерогенного эффекта 100 мЗв и ≈5 миллионов для дозы 10 мЗв. . Другими словами, размер выборки должен увеличиваться как обратный квадрат дозы, чтобы поддерживать статистическую точность и мощность [5]. В течение нескольких десятилетий линейная непороговая модель (LNT) была стандартной оценкой риска, используемой сообществом радиационной защиты для определения последствий для здоровья, связанных с низкими дозами, путем экстраполяции риска, оцененного при высоких дозах [6], ICRP публикации 99 и 103 [7, 8], отчеты НКДАР ООН за 2012 и 2017 годы [9, 10] и отчет BEIR VII [11].Связь LNT — это практический способ сопоставления ограниченных эпидемиологических данных. Однако LNT также часто используют в терминах биофизических гипотез, таких как: (а) индукция повреждения прямо пропорциональна дозе, от 1 мГр до 100 Гр; (b) неправильная репарация двухцепочечного разрыва ДНК (DSB), как полагают, имеет вероятность индуцировать инвазивную трансформацию неопластических клеток, независимо от базовой скорости DSB и дозы, доставленной в клетку. Внутренние средства защиты от канцерогенеза, такие как репарация ДНК и запрограммированная гибель клеток, делают модель LNT устаревшей.Регулярно утверждается, что модель LNT является чрезмерно защитной, и низкое облучение может иметь преимущества для здоровья, поскольку набор данных показал, что эти контрмеры более эффективны при низких дозах, чем при высоких дозах, и для фракционированного или длительного облучения, чем для острого облучения [12 ]. Напротив, некоторые биологические эффекты радиации, такие как стойкая трансмиссивная геномная нестабильность и случайные явления [13], могут повышать риск рака выше экстраполяции [14]. Текущая оценка риска, изображенная на рисунке 1, предназначена для экстраполяции рисков рака, вызванного радиацией, с более высоких доз, где риск оценивается эпидемиологически, на более низкие дозы.

Рисунок 1 . Модель доза-реакция LNT для оценки стохастических последствий для здоровья, вызванных радиацией. Его прямая линия экстраполирована до нуля, если предположить, что излучение потенциально может вызвать поражения при любом значении дозы.

Ядерная катастрофа оказывает дополнительное негативное влияние на общественное восприятие радиационного риска и приводит к переоценке рисков для здоровья от радиационного облучения даже при чрезвычайно низких уровнях радиации (несколько мЗв). Такое общественное замешательство в Южной Корее после аварии на Фукусиме привело к временному закрытию школ, массовым продажам радиозащитных масок и отказу от японской сельскохозяйственной продукции.Согласно официальным заявлениям правительства Кореи, все эти действия были приняты общественностью даже при отсутствии веских доказательств радиоактивного загрязнения [15]. Эксперты в области радиации (биологи, эпидемиологи и физики) должны иметь возможность уменьшить заблуждение общества относительно риска для здоровья от воздействия низких доз радиации на основе результатов экспериментов и данных наблюдений среди населения. Выявлено несколько сценариев воздействия малых доз.

Ядерные чрезвычайные ситуации и облучение во время войны

японцев, переживших атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, считаются наиболее надежным источником информации о долгосрочных последствиях радиационного облучения для здоровья из-за большого размера когорты, насчитывающей более 100000 человек, состоящих из обоих полов и всех возрастов, а также широкий диапазон индивидуально оцениваемых доз.Связанные с облучением избыточные уровни лейкемии и солидного рака схематически представлены на Рисунке 2.

Рисунок 2 . Схематический обзор задокументированных результатов относительно позднего воздействия радиации, выпущенной бомбой, на смертность от рака на протяжении всей жизни. Риск лейкемии показывает линейно-квадратичный ответ; увеличилось в раннем периоде после бомбардировки, затем уменьшилось, тогда как другие солидные виды рака развивались линейно; продолжает расти по мере старения когорты.

Человечество пережило эти атомные бомбы и другие ядерные катастрофы, такие как чернобыльская авария 1986 года и последняя разрушительная авария на сегодняшний день; АЭС Фукусима-дайити в 2011 году.Выжившие после взрыва ядерной бомбы, которые не умерли от повреждений, нанесенных взрывом и тепловым воздействием бомбы, имеют связанный с радиацией повышенный риск рака из-за позднего действия радиации, 60% из которых имеют дозы не менее 5 мЗв. , и люди, подвергшиеся облучению в детстве, имеют более высокий риск радиационно-индуцированного рака, чем те, кто подвергся облучению в более старшем возрасте; избыточный относительный риск увеличивался с увеличением дозы как для внутриутробного, так и для раннего детства со значениями 1,0 и 1,7 на Зв, соответственно [16, 17]. Кроме того, риск рака снижается с возрастом; для лиц, подвергшихся облучению в возрасте 30 лет, риск солидного рака повышается на 47% на Зв по сравнению с теми, кто подвергается воздействию в возрасте 70 лет [18].Помимо груди, яичников, мочевого пузыря, легких, печени, нервной системы и щитовидной железы [19] сообщалось о повышении риска, связанном с облучением, для пищеварительной и других дыхательных систем [17, 18]. С другой стороны, не наблюдалось повышенного риска злокачественных новообразований или других заболеваний у детей, зачатых после того, как родители подверглись облучению от бомбы [20], но необходимы дальнейшие исследования, поскольку большое количество дополнительных случаев обеспечивает более стабильную базу данных. необходимы для установления пределов и рекомендаций по радиационной защите.

В 2020 году исполнилось 34 года со дня взрыва Чернобыльской атомной электростанции на севере Украины. Достаточное количество публикаций посвящено наблюдению за последствиями чернобыльской катастрофы, которая привела к массовому выбросу радионуклидов в окружающую среду, затронувшему большие близлежащие территории, Украину, Беларусь и Российскую Федерацию. Воздействие на окружающую среду 131 I сопряжено с повышенным риском рака щитовидной железы [21], и этот риск наиболее высок для тех, кто был детьми на момент воздействия [22].Так, исследования клинико-патологических особенностей пациентов с постчернобыльской папиллярной карциномой щитовидной железы были сосредоточены на детях, которым на момент аварии на Чернобыльской АЭС было 2 года и менее [23], как наиболее уязвимой группе с наибольшим риском развития. рак. Данные были получены от Tronko et al. [24], демонстрируя сильную связь между 131 I и риском неоплазии щитовидной железы, включая рак щитовидной железы и фолликулярную аденому (FA) для лиц, которым на момент аварии было меньше 18 лет, с избыточным отношением шансов на Гр, равным 1.36 и 2,03 соответственно. Установлено, что избыточный риск сохранится почти три десятилетия после заражения и подчеркивает важность продолжения наблюдения за этой когортой для характеристики долгосрочных моделей риска 131 I. Наконец, наблюдались помутнения хрусталика, особенно среди интервенционных радиологов, которые могут получать значительные дозы линз. Доказательства генетических эффектов среди облученных лиц противоречивы [22]. Финляндия и Швеция были среди стран, наиболее сильно пострадавших от радиоактивных осадков, которые распространились после чернобыльского кризиса.Появилось много работ, в которых утверждается, что анализируется общая заболеваемость раком в зависимости от дозы облучения в результате аварии на Чернобыльской АЭС как среди населения Финляндии, так и среди населения Швеции [25–27]. Всесторонний когортный анализ не выявил вариаций в заболеваемости раком в зависимости от радиационного облучения в любой календарный период или в любой подгруппе по полу или возрасту на момент аварии. Аналогичное исследование не смогло выявить влияние 137 Cs, высвобожденного в результате аварии на Чернобыльской АЭС, на заболеваемость раком в Швеции.

Соединенные Штаты провели многочисленные испытания ядерного оружия (> 800 подземных и> 200 атмосферных атомных взрывов) из более чем 2000 ядерных взрывов, которые были проведены во всем мире за пять десятилетий с 1945 по 1996 год. Когорта из 115 329 американских ветеранов была собрана для с целью эпидемиологического исследования и компенсации. Дозы как красного костного мозга, так и мужской груди были рассчитаны примерно для 2000 человек из когорты ветеранов для проведения анализа риска лейкемии и смертности от рака груди у мужчин [28], но результаты еще не опубликованы.Примерно две трети участников получили общую дозу в красный костный мозг 5 мГр с небольшими вариациями между испытательным полигоном или военными видами деятельности. Дозы мужской груди были на ~ 20% выше, чем дозы красного костного мозга [29]. Эти результаты дозиметрии указывают на необходимость продолжения тщательного мониторинга этой когорты для лучшего понимания и прогнозирования риска заболевания после воздействия низких доз, а также для разработки моделей доза-реакция на биологической основе [30].

Воздействие на рабочем месте

Исследователи пытались оценить риск рака при длительном воздействии очень низких доз ионизирующего излучения, которые могут быть получены при медицинском сканировании или при работе, связанной с ядерной промышленностью.Дозы на рабочем месте от пяти различных категорий рабочих мест оценены и обобщены в таблице 1. В рамках разработанных ядерных программ в США, Великобритании и Франции за последние годы были задействованы сотни тысяч рабочих. Первичная количественная основа стандарта радиационной защиты исходит из эпидемиологических исследований выживших после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, в ходе которых люди подвергались воздействию различных доз ионизирующего излучения. Национальный совет по радиологической защите (NRPB) определил «низкие дозы» как значения ниже 100 мГр для острого облучения с низкой дозой и ниже 5 мГр в час для низкой мощности дозы.Национальный регистр радиационных работников (NRRW-3) сообщил о работниках с индивидуальным значением накопленной дозы выше 100 мГр, что выше верхнего предела для «низкой дозы», доставленной остро, поскольку не сообщалось об отклонении доза-реакция от линейности, кроме того, общее индивидуальное доза накопилась за длительный промежуток времени.

Таблица 1 . Профессиональные воздействия для различных категорий должностей.

Риски, связанные с длительным воздействием низких доз, более актуальны для практикующих врачей и работников ядерной промышленности.Многие из этих рабочих получили низкие (в среднем 11 мЗв / год) дозу выше фоновой радиации, которая сама по себе составляет около 2,3 мЗв / год от таких источников, как космические лучи и радон [3], и их дозы облучения отслеживаются. осторожно сверхурочно за счет использования личных дозиметров.

Международное исследование работников ядерной отрасли (INWORKS) было проведено с целью укрепления научной основы защиты людей от продолжительного или прерывистого облучения в малых дозах. В эту когорту входят работники из США, Великобритании и Франции, которые получили точно известную дозу и наблюдались до 60 лет после заражения.Было обобщено линейное увеличение относительной частоты рака с кумулятивной дозой на 48% на Гр; из 66 632 известных смертей к концу периода встречи 17 957 были вызваны солидным раком [32]. Поразительно, но риск рака на единицу дозы облучения среди радиационных работников был аналогичен оценке, полученной в результате исследований японских выживших после атомной бомбардировки [32]. Исследование Leuraud et al. [33] подтвердило, что риск лейкемии возрастал при длительном воздействии низких доз радиации, хотя рост был незначительным.Это исследование предоставило очень убедительные доказательства положительной связи между длительным воздействием низких доз радиации и лейкемогенезом; избыточный относительный риск смертности от лейкемии, исключая хронический лимфолейкоз, составил 2,96 на Гр. Рекомендации Международной комиссии по радиологической защите (МКРЗ), которым следуют большинство органов радиационной защиты, призывают к мониторингу лиц, чье годовое облучение превышает 6 мЗв. Они ограничивают воздействие до 20 мЗв в год в течение 5 лет, с максимальным уровнем 50 мЗв в любой год [34].Эти низкие пределы доз приняты МКРЗ, чтобы удостовериться в том, что риски и преимущества практики ионизирующего излучения сбалансированы, и обеспечить границу между допустимыми и недопустимыми дозами излучения.

Исследование космоса

В 1992 году китайское правительство объявило о программе пилотируемого исследования космоса и одобрило стратегию развития «3 шага», завершение которой планировалось построить космической станцией для проведения крупномасштабных экспериментов с долгосрочным участием человека. В период с 1999 по 2002 год были успешно запущены четыре подготовительных беспилотных космических аппарата, от SZ-1 до SZ-4, для тестирования ключевого оборудования и технологий космического корабля и оценки риска космической среды для репрезентативных живых систем, от клеточного уровня до всего организма. .Геологоразведочные работы резко возросли за последние 20 лет. На сегодняшний день успешно запущены 11 космических аппаратов «Шэньчжоу», самолет Tiangong-1 и космическая лаборатория Tiangong-2. Было успешно проведено большое количество научных экспериментов, таких как мониторинг доз космического излучения, оценка радиационных рисков для здоровья и другие исследовательские исследования, которые считаются технической платформой для успешного создания Китайской космической станции (CSS) в 2022 году. [35].Есть много направлений для исследования космоса человеком, включая Луну, низкую околоземную орбиту (НОО) и Марс. Космическое излучение, изоляция (психосоциальные проблемы) и микрогравитация являются основными проблемами здоровья, связанными с исследовательскими миссиями человека в космическом пространстве [36–38]. Дозы всего тела 1-2 мЗв в день накапливаются в межпланетном пространстве и около 0,5-1 мЗв в день на поверхности планеты. Эффективные дозы для 6-месячных полетов космических станций составляют около 0,08 Зв и могут превышать 1 Зв для полетов на Марс [39–41].Различные национальные космические агентства выпустили конкретные рекомендации по предельным значениям суммарной дозы для астронавтов на НОО, таких как члены экипажа МКС, чтобы предотвратить неприемлемые детерминированные эффекты для органов, образующих эритроциты, костного мозга, селезенки и лимфатической ткани. CSA, ESA и RFSA принимают единый предел дозы облучения в 1 Зв для всех полов и возрастов, в то время как NASA и JAXA применяют разные ограничения облучения, кратко изложенные в Таблице 2. Китайское космическое агентство установило пределы дозы на кожу 0,15 и 0,2 Зв для 3- и 7 -дневные миссии и относительно низкий лимит для 30-дневных миссий, 0.4 Зв по сравнению с 1,5 Зв, принятыми ЕКА и РФСА.

Таблица 2 . Карьерные пределы эффективной дозы НАСА и ДЖАКСА для годичной миссии.

Космическое излучение включает галактические космические лучи (ГКЛ), события с солнечными частицами (СПС) и излучение захваченного пояса. ГКЛ происходят за пределами Солнечной системы и состоят из 2% электронов и 98% барионов, которые, в свою очередь, состоят из 87% протонов, 12% альфа-частиц и 1% тяжелых ионов с высокой энергией и зарядом [43]. Энергетический спектр ГКЛ имеет максимум около 1000 МэВ / нуклон.Космические полеты на низкой околоземной орбите, такие как полеты на космических челноках, защищены геомагнитным полем и твердой защитой Земли [44]. Толстая защита не может рассматриваться как решение проблемы радиации в космосе; очень высокая энергия космических лучей и жесткие ограничения массы в космическом полете представляют собой серьезное препятствие для эффективного экранирования [45]. Радиация в космосе существенно отличается от земной; частицы с высокой энергией и зарядом (HZE) доминируют при облучении в глубоком космосе, в то время как γ-лучи и альфа-частицы с низкой энергией вносят основной вклад на Земле.Это различие вызывает высокую неопределенность в оценке радиационного риска для здоровья [46–48]. Основные неопределенности включают факторы качества излучения, модификаторы мощности дозы, передачу риска от одной популяции к другой и неопределенности, связанные с зависимостью летальности опухоли и нецелевых эффектов от качества излучения [46–48]. В настоящее время в мире доступно лишь несколько источников частиц HZE для экспериментальных исследований. Наземные исследования космической радиации необходимы для лучшего понимания биологических эффектов плотно ионизирующих тяжелых ионов, что, в свою очередь, оказывает полезное влияние на прогнозирование и снижение рисков для здоровья облученных людей [49].

Хромосомные аберрации в лимфоцитах периферической крови — важный биомаркер для прогнозирования риска космической радиации, поскольку он одновременно предоставляет информацию о дозе, и в течение последних 10 лет она широко измерялась у космонавтов. Основной вклад биомаркеров в пилотируемые космические исследования заключается в снижении неопределенностей риска, которые, по оценкам, составляют от 200 до 400% [50]. Верхние 95% доверительные интервалы для смертности от рака могут превышать 20%, если нецелевые эффекты включены в оценки риска [51, 52].Было опубликовано несколько отчетов о хромосомных перестройках в клетках человека, вызванных ускоренными частицами и другими типами HZE [49, 53], которые также способствуют канцерогенному риску у космонавтов [43]. Некоторые исследователи представили четкие доказательства развития и прогрессирования опухолей кишечника [54], гепатоцеллюлярной карциномы [55] и рака легких [56] в ответ на воздействие HZE.

Радиационная среда в космосе сложна и содержит смесь заряженных частиц разного диапазона энергий.Сообщалось, что низкая доза протона защищает клетки от хромосомных повреждений, вызванных последующим воздействием доз ионов железа 1 ГэВ / мкл [57]. Это явление хорошо известно в литературе по радиационной биологии как адаптивная реакция, которая классически определяется как способность воздействия низких доз радиации частично улучшать эффект последующего воздействия высоких доз радиации. Эта адаптивная реакция носит временный характер и длится недолго, максимизируется в течение нескольких часов после воздействия и исчезает в течение 48 часов.Усиление репарации ДНК, антиоксидантный статус и иммунная система являются основными факторами, влияющими на это свойство. Необлученные (случайные) клетки, с которыми совместно культивировали облученные протонами клетки, также были значительно защищены от повреждающих ДНК эффектов контрольной дозы. Эти результаты показывают, что защитные адаптивные ответы могут распространяться от клеток, нацеленных космическим излучением с низкой ЛПЭ, на клетки-свидетели в их окрестностях [58]. Однако неясно, выдержит ли он более низкие космические дозы и мощности дозы по сравнению с экспериментальными дозами.

При путешествии в глубокий космос (межпланетные путешествия), помимо частиц HZE, тела астронавтов также будут поражены вторичным излучением, включая нейтроны и ядра отдачи, возникающие в результате ядерных реакций в стенках космического корабля. Hu et al. [59] сравнили биологический эффект железного луча с экранированным лучом той же средней энергии на клетки в различных условиях клеточного цикла. Вывод, который был сделан из его исследования, состоит в том, что биологический эффект вторичных частиц должен быть изучен для улучшения конструкции экранирования.Воздействие моделированной космической радиации на клетки человека и мыши для измерения частоты злокачественной трансформации поможет разработать эффективные меры противодействия побочным эффектам космической радиации. Например, было показано, что селенометионин является очень многообещающей контрмерой против цитотоксичности, вызванной HZE, путем усиления механизма репарации ДНК в облученных клетках [60]. Онкогенный потенциал космических лучей является основным препятствием для межпланетных путешествий, наземные исследования космической радиации играют ключевую роль в снижении прогнозируемой неопределенности риска рака и разработке физических (экранирование) и биомедицинских (радиозащиты) мер противодействия.

Зона высокого радиационного фона

Области с высоким естественным радиационным фоном (HBRA) представляют особый интерес, поскольку они предоставляют возможность для изучения биологических эффектов окружающей среды, напоминающей хроническое облучение будущих космических колонистов дозами ионизирующего излучения на несколько порядков выше, чем — нормальные уровни [61]. Радионуклиды, 232 Th, 235 U, ​​ 238 U и радиоизотоп калия ( 40 K) являются основными источниками естественной радиации вне помещений.Знание об их распределении в почве, песке и камнях играет важную роль в защите людей от серьезных опасностей для здоровья.

Рамсар, Иран, из-за концентрации 226 Ra и его дочерей, которые были принесены на поверхность земли горячими источниками, а также Керала, Индия [62], и некоторыми пляжами в Бразилии [63], из-за радиоактивных минералов. -обогатый песок, все это примеры регионов с более высоким уровнем естественной радиации (Таблица 3).

Таблица 3 .Расчетные годовые эффективные дозы для лиц, проживающих в районах с высоким естественным радиационным фоном.

Район Гуарапари на бразильском побережье — известная туристическая достопримечательность, где тысячи людей пытаются вылечить болезнь, лежа или прикрываясь черным пляжным песком. Vasconcelos et al. [65] начали определять опорный уровень в этой области с помощью гамма-спектрометрии и сравнивали свои результаты с международно принятыми значениями. Эти авторы заметили, что на пляже Арейя-Прета в Гуарапари мощность дозы достигает 87 мкЗв / ч; такая же мощность дозы, которая может возникнуть в 1 км от Чернобыльской АЭС.Следовательно, Арейя Прета может иметь самый высокий фон среди пляжей в мире, возможно, из-за концентрации активности 232 Тыс. Было предложено избавиться от темно-желтого до коричневого монацита из ядовитого радиоактивного пятна, чтобы минимизировать риск радиационного поражения и сохранить черный песок как достопримечательность для туризма; концентрации активности, обнаруженные в преимущественно монацитовой (темно-желтой) фракции песка, до 1000 раз превышают нормальные значения для почвы. Высокая естественная радиационная обстановка в Гуарапари побуждает исследователей предупреждать посетителей о потенциальных рисках для здоровья при длительном пребывании.

Юго-западная береговая линия штата Керала в Индии является одним из таких регионов, которые, как известно, имеют повышенные уровни фоновой радиоактивности, главным образом из-за наличия монацитового песка с высоким содержанием тория. Вдыхание, внешнее облучение и проглатывание — три основных пути воздействия естественной радиации на человека. Сообщалось, что ингаляционная доза варьируется от 0,1 до 3,53 мЗв / год, а ингаляционная доза, вносимая радоном в помещениях и его дочерними продуктами, составляет> 50% от общей дозы облучения [62].Даже если хромосомные аберрации были замечены в лимфоцитах облученных людей, канцерогенность все еще не установлена. Когортное исследование, проведенное в этом регионе, на юго-западном побережье Кералы, в 2006–2009 годах для оценки роли естественной радиации высокого уровня (≥0,1 мЗв / год) на врожденное психическое облучение и расщелину губы / неба, показало, что преобладающие высокие уровни естественной радиации (≥0,1 мЗв / год) естественное радиационное облучение не увеличивает риск этих сбоев [66]. Однако широко известно, что стабильная транслокационная аберрация связана со злокачественными новообразованиями человека; некоторые типы лейкемии являются примерами этого.Следовательно, необходимы недавние данные, чтобы подтвердить, активируют ли онкогены вызванные высоким фоном неестественные аберрации.

С другой стороны, Янцзян в провинции Гуандун, Китай, отнесен к категории районов с высоким радиационным фоном. Сообщалось, что средняя годовая эффективная доза для жителей HBRA в Янцзяне составила 6,2 мЗв, что примерно в три раза выше, чем в контрольной зоне [67–69]. Сообщается, что годовая доза, полученная в возрастной группе 0–7 лет, была самой высокой среди всех возрастных групп [70].Индивидуальная кумулятивная доза для жителей, живущих в домах, построенных более 30 лет назад, была относительно низкой по сравнению с теми, кто проживал в домах, построенных позже [70]. Однако в контрольной зоне такой разницы не выявлено. Юн-лин и др. [68] подсчитали, что 88% общей дозы внутреннего облучения жителей HBRA возникло в результате вдыхания 222 Rn, 220 Rn и их продуктов. Было проведено соответствующее количество эпидемиологических исследований для изучения риска рака, связанного с низким уровнем радиационного облучения [67, 70].Эти исследования не обнаружили каких-либо статистически значимых различий во всей смертности от рака между контрольной зоной и зоной с высокой естественной радиацией. Кроме того, относительные риски заболеваемости раком желудка, толстой кишки, печени, легких, костей, женской груди и щитовидной железы в Янгацзяне также статистически не отличались от области с нормальным уровнем радиации. Таким образом, типичный уровень естественного радиационного фона в Янцзяне недостаточен, чтобы вызвать повышение риска канцерогенеза у людей, и этот вывод может частично объясняться усилением иммунной функции в организме человека после длительного воздействия в Янцзяне [69].

Ядерная медицина и лучевая терапия

Палец о двух концах считается лучшим описанием состояния ионизирующего излучения. Это вредно для здоровья из-за своей роли канцерогена. Однако он полезен как для диагностических, так и для терапевтических целей [71].

Лучевая терапия — один из наиболее распространенных и эффективных терапевтических методов лечения рака. Обычно 50% всех пациентов с локализованными злокачественными опухолями лечатся лучевой терапией.Лучевая терапия рака позволяет убивать раковые клетки, но также представляет риск для нормальной ткани, окружающей опухоль, и формирования вторичных злокачественных новообразований в том же органе или в отдаленной части тела. Риск последующих злокачественных новообразований является наиболее значительным поздним эффектом лучевого лечения, с которым сталкиваются выжившие после рака [72]. Из-за большей продолжительности жизни пациенты более молодого возраста, безусловно, подвергаются большему риску [73, 74]. Большое когортное исследование, включающее 5798 пациентов с лимфомой Ходжкина, получавших химиотерапию в Великобритании с 1963 по 2001 год, большинство из которых, 3432 человека, также получали лучевую терапию, было проведено для оценки риска вторичных злокачественных новообразований.Одна только химиотерапия привела к повышению риска второго рака (ОР 2,0). Однако этот риск ниже и влияет на меньшее количество анатомических участков, чем при комбинированных методах (ОР, 3,9) [74]. де Гонсалес и др. [75] выполнили крупномасштабный анализ эпидемиологии и конечных результатов (SEER) выживших после рака, получавших лучевую терапию, и зафиксировали небольшое увеличение риска развития второго рака. Другие места лечения, которые были исследованы, включая лучевую терапию груди, снова демонстрируют риск развития второго рака.Во время лучевой терапии рака груди легкие и сердце могут получить некоторое количество паразитного излучения, поскольку они находятся под облученной областью. Сообщалось, что риск сердечных заболеваний и рака легких постепенно увеличивался после облучения груди [76, 77]. Контрмеры, вероятно, будут полезны для выживших после лучевой терапии, поскольку они способны смягчить вызванные радиацией биологические эффекты, включая повреждение здоровых тканей, окружающих опухоль, и вторичные злокачественные новообразования, вызванные радиацией [78].

Много лет назад исследователи предположили, что ускоренные протоны и тяжелые ионы могут быть использованы для локализованной терапии рака, основываясь на их распределении дозы по глубине по сравнению с фотонным излучением, включая рентгеновские и γ-лучи [1]. Тяжелые ионы более эффективны, чем рентгеновские лучи, для уничтожения клеток, а также для других конечных точек, таких как мутации [79]. Sethi et al. [80] опубликовали ретроспективный обзор, чтобы увидеть частоту вторичных злокачественных новообразований среди пациентов с ретинобластомой, получивших либо фотонное (31 пациент), либо протонное (55 пациентов) излучение.Кумулятивная частота вторичных злокачественных новообразований была значительно выше среди фотонной когорты (14% против 0; p = 0,015). Точно так же ретроспективное исследование, изучающее риск вторичных злокачественных новообразований у пациентов с раком простаты, обнаружило более низкий риск при лучевой терапии ионами углерода (CIRT) по сравнению с терапией на основе фотонов [81], возможно, из-за характеристики «пика Брэгга» для терапии частицами, где низкий уровни энергии выделяются за пределами целевого объема.

Радиация может вызвать апоптоз или запустить механизм репарации ДНК.В целом считается, что незначительное повреждение ДНК временно останавливает клеточный цикл, чтобы обеспечить эффективное восстановление, в то время как более серьезное повреждение может вызвать программу апоптотической гибели клеток [82]. ДНК является основной мишенью; пагубные эффекты радиации, мутации и канцерогенеза в основном связаны с непоправимым повреждением ДНК. Wu et al. [83] предоставили доказательства того, что внеядерные мишени играют роль в таком повреждении. Его данные показали, что облучение цитоплазмы вызывает мутацию гена в ядре через свободные радикалы.Его вывод заключался в том, что прохождение цитоплазмы ионизирующим излучением может быть более опасным, чем прохождение ядра, потому что мутагенность достигается за счет небольшого уничтожения клеток-мишеней или отсутствия таковых. Радиационно-индуцированный канцерогенез — явление, которое можно легко изменить с помощью неканцерогенного процесса [84, 85]. Агенты включают в себя конкретные характеристики излучения, тип излучения, мощность дозы, фракционирование дозы, распределение дозы и т. Д., А также многие другие факторы, влияющие на облучение, такие как генетические характеристики животных, среда обитания. Возраст животных и животных на момент воздействия, согласно исследованиям радиационного канцерогенеза на животных.

Заключение

В этом обзоре мы обсуждаем риск рака, который может возникнуть в результате воздействия низких доз ионизирующего излучения. Сообщается, что связанный с радиацией риск рака в когорте атомных бомб в рамках исследования продолжительности жизни (LSS) продолжает расти на протяжении всей жизни. Существенная доза-реакция (ERR для всех видов солидного рака) наблюдается даже в диапазоне доз 0–0,2 Гр; подтверждая гипотезу о том, что не существует порога, ниже которого рак не индуцируется. Выявление рисков нераковых заболеваний, например, психологических последствий ядерной катастрофы, является одним из нескольких важных шагов для проведения всестороннего исследования результатов облучения.Исследование «Миллион рабочих» (MWS) включает в себя множество предметов, в 12 раз превышающих количество выживших в японских бомбах, а также охватывает проблемы, с которыми сегодня сталкиваются в связи с облучением, полученным в течение многих лет, например, медицинское, профессиональное и экологическое облучение. Такое большое количество случаев вместе с точной информацией об индивидуальном облучении уменьшит неопределенность в вычислении избыточного относительного риска на грей (ERR / Гр) и, таким образом, обеспечит более надежную оценку долгосрочных эффектов радиационного облучения.

На низкой околоземной орбите члены экипажа шаттла проходят 90-минутные циклы свет-темнота.Кроме того, интенсивность света на борту МКС, космическое излучение, сила тяжести и магнитное поле также сильно отличаются от таковых на Земле. Необходимы многочисленные наземные исследования биологических угроз этих факторов экологического стресса для прогнозирования и снижения рисков для здоровья людей, подвергшихся воздействию. Выгоды от лунных миссий и освоения человеком дальнего космоса Марса должны быть сбалансированы между стоимостью и безопасностью космонавтов.

Собранные к настоящему времени данные показывают, что терапия частицами приводит к более низкому риску вторичных злокачественных новообразований, чем традиционные рентгеновские методы.Более того, ионно-лучевая терапия характеризуется низкой терапевтической дозой для здоровых тканей и даже меньшей выработкой нейтронов, чем при фотонной терапии. Следовательно, это многообещающий выбор лечения опухолей.

Авторские взносы

GZ сформировал идею работы. Я собираю литературу и составляю статьи. FC и LN-A сделали критическую доработку статьи. В конце концов, FC, LN-A и GZ окончательно утвердили версию, которая будет опубликована. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана наградами Китайского национального фонда естественных наук (№№ 11405235 и 81872622), Национальной ключевой научно-исследовательской программой Китая (№№ 2018YFC0115704, 2018YFC0115703 и 2018YFC0115705), Китайским фондом постдокторантуры (2018M632367), Научным фондом Цзянсу. (1701176B), а также Программа совместного использования сетевого типа / Научно-исследовательский центр радиационной медицины.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

1. Hall EJ, Giaccia AJ. Радиобиология для радиолога . Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс (2012).

Google Scholar

2. Имаока Т., Нисимура М., Иидзука Д., Дайно К., Такабатаке Т., Окамото М. и др. Радиационно-индуцированный канцерогенез молочной железы на моделях грызунов: чем отличается от химического канцерогенеза? J Radiat Res. (2009) 50 : 281–93. DOI: 10.1269 / jrr.09027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4.Тубиана М., Ауренго А., Авербек Д., Массе Р. Последние сообщения об эффекте низких доз ионизирующего излучения и его взаимосвязи между дозой и эффектом. Radiat Environ Biophys. (2006) 44 : 245–51. DOI: 10.1007 / s00411-006-0032-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Brenner DJ, Doll R, Goodhead DT, Hall EJ, Land CE, Little JB, et al. Риск рака, связанный с низкими дозами ионизирующего излучения: оценка того, что мы действительно знаем. Proc Natl Acad Sci USA. (2003) 100 : 13761–6. DOI: 10.1073 / pnas.2235592100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Бреннер Д. Д., Сакс РК. Бреннер DJ. Оценка риска рака, вызванного радиацией при очень низких дозах: обоснование использования линейного беспорогового подхода. Radiat Environ Biophys. (2006) 44 : 253–6. DOI: 10.1007 / s00411-006-0029-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. ICRP. Рекомендации 2007 г. Международной комиссии по радиологической защите.Публикация МКРЗ 103. Ann ICRP. (2007) 37 : 1–332. DOI: 10.1016 / j.icrp.2007.10.003

CrossRef Полный текст

9. НКДАР ООН. Источники, риски воздействия ионизирующего излучения. Отчет для Генеральной Ассамблеи. Научные приложения AB . Отчет НКДАР ООН за 2012 год. Научный комитет ООН по действию атомной радиации. Публикация Организации Объединенных Наций для продажи E.16.IX.1. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций (2015).

PubMed Аннотация | Google Scholar

10.НКДАР ООН. Источники, риски воздействия ионизирующего излучения. Отчет для Генеральной Ассамблеи. Научные приложения AB . Отчет НКДАР ООН за 2017 год. Научный комитет ООН по действию атомной радиации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций (2018).

PubMed Аннотация | Google Scholar

11. Национальный исследовательский совет. Риски для здоровья от воздействия низких уровней ионизирующего излучения: BEIR VII Phase 2 . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press (2006).

Google Scholar

12.Тубиана М, Файнендеген Л.Е., Ян Ц., Камински Дж. Линейная беспороговая зависимость не согласуется с радиационными биологическими и экспериментальными данными. Радиология. (2009) 251 : 13. DOI: 10.1148 / radiol.2511080671

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Портесс Д. И., Бауэр Г., Хилл М. А., О’Нил П. Облучение нетрансформированных клеток в малых дозах стимулирует избирательное удаление предраковых клеток посредством межклеточной индукции апоптоза. Cancer Res. (2007) 67 : 1246–53. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-06-2985

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Сеонг К.М., Квон Т.В., Со С., Ли Д., Пак С., Джин Ю.В. и др. Восприятие радиационными исследователями в Корее рисков, связанных с низкими дозами облучения. PLoS ONE. (2017) 12 : e0171777. DOI: 10.1371 / journal.pone.0171777

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Престон Д.Л., Каллингс Х., Суяма А., Фунамото С., Ниши Н., Сода М. и др.Заболеваемость солидным раком у выживших после атомной бомбардировки внутриутробно или в детстве. J Natl Cancer Inst. (2008) 100 : 428–36. DOI: 10.1093 / jnci / djn045

CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Престон Д.Л., Симидзу Ю., Пирс Д.А., Суяма А., Мабучи К. Исследования смертности выживших после атомной бомбардировки. Отчет 13: Смертность от солидного рака и нераковых заболеваний: 1950–1997. Radiat Res. (2003) 160 : 381–407. DOI: 10.1667 / RR3049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18.Камия К., Озаса К., Акиба С., Нива О, Кодама К., Такамура Н. и др. Долгосрочные последствия радиационного воздействия на здоровье. Ланцет. (2015) 386 : 469–78. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (15) 61167-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Престон Д., Рон Э, Токуока С., Фунамото С., Ниши Н., Сода М. и др. Заболеваемость солидным раком у выживших после атомной бомбардировки: 1958–1998. Radiat Res. (2007) 168 : 1–64. DOI: 10.1667 / RR0763.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20.Озаса К., Каллингс Х.М., Охиши В., Хида А., Грант Э.Дж. Эпидемиологические исследования излучения атомной бомбы в Фонде исследования радиационных эффектов. Int J Radiat Biol. (2019) 95 : 879–91. DOI: 10.1080 / 09553002.2019.1569778

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Ямасита С., Такамура Н., Охцуру А., Сузуки С. Радиационное облучение и риск рака щитовидной железы после аварии на АЭС Фукусима по сравнению с аварией на Чернобыльской АЭС. Radiat Prot Dosimetry. (2016) 171 : 41. DOI: 10.1093 / rpd / ncw189

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Фридман М., Лам AKY, Краско О. Характеристика молодых людей Беларуси с постчернобыльской папиллярной карциномой щитовидной железы: длительное наблюдение пациентов с ранним облучением в 30-летие аварии. Clin Endocrinol. (2016) 85 : 971–8. DOI: 10.1111 / cen.13137

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24.Тронко М., Бреннер А.В., Богданова Т., Шпак В., Олийнык В., Кахун Е.К. и др. Риск новообразования щитовидной железы увеличивается почти через 30 лет после аварии на Чернобыльской АЭС. Int J Cancer. (2017) 141 : 1585. DOI: 10.1002 / ijc.30857

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Курттио П., Сеппа К., Пасанен К., Патама Т., Аувинен А., Пуккала Е. и др. Осадки после чернобыльской аварии и общая заболеваемость раком в Финляндии. Cancer Epidemiol. (2013) 37 : 585.DOI: 10.1016 / j.canep.2013.05.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Алинагизаде Х., Тондель М., Валиндер Р. Заболеваемость раком в северной Швеции до и после аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Radiat Environ Biophys. (2014) 53 : 495–504. DOI: 10.1007 / s00411-014-0545-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Alinaghizadeh H, Wålinder R, Vingård E, Tondel M. Общая заболеваемость раком в связи с выпадением 137Cs в наиболее загрязненных округах Швеции после аварии на Чернобыльской атомной электростанции: исследование на основе регистров. BMJ Open. (2016) 6 : e011924. DOI: 10.1136 / bmjopen-2016-011924

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Тилл Дж. Э., Бек Х. Л., Аненсон Дж. В., Гроган Х. А., Молер Х. Дж., Молер С. С. и др. Военные участники испытаний ядерного оружия в атмосфере США — методика оценки дозы и неопределенности. Radiat Res. (2014) 181 : 471–84. DOI: 10.1667 / RR13597.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29.Beck HL, Till JE, Grogan HA, Aanenson JW, Mohler HJ, Mohler SS и др. Дозы красного костного мозга и мужской груди для когорты ветеранов-атомщиков. Radiat Res. (2017) 187 : 221–8. DOI: 10.1667 / RR14458.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Бойс Дж. Д. мл., Эллис Э. Д., Голден А. П., Жирарди Д. Д., Коэн С. С. и др. Прошлое сообщает будущее: обзор исследования миллиона рабочих и когорты химических заводов Маллинкродта. Health Phys. (2018) 114 : 381–5. DOI: 10.1097 / HP.0000000000000825

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. НКДАР ООН. Источники и эффекты ионизирующего излучения . Том I, Отчет Генеральной Ассамблее, с научными приложениями A и B — Источники. Научный комитет ООН по действию атомной радиации (2010 г.).

Google Scholar

32. Ричардсон Д.Б., Кардис Э., Дэниэлс Р.Д., Гиллис М., О’Хаган Дж. А., Хамра Г.Б. и др.Риск рака от профессионального воздействия ионизирующего излучения: ретроспективное когортное исследование рабочих во Франции, Великобритании и США (INWORKS). BMJ. (2015) 351 : h5359. DOI: 10.1136 / bmj.h5359

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Леурауд К., Ричардсон Д.Б., Кардис Э., Дэниелс Р.Д., Гиллис М., О’хаган Дж. А. и др. Ионизирующее излучение и риск смерти от лейкемии и лимфомы у работников под радиационным мониторингом (INWORKS): международное когортное исследование. Lancet Haematol. (2015) 2 : e276–81. DOI: 10.1016 / S2352-3026 (15) 00094-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Торн М. Публикация МКРЗ 60: 1990 Рекомендации международной комиссии по радиологической защите. Ann ICRP. (1991) 21 : 1–201. DOI: 10.1016 / 0306-4549 (92)

-E

CrossRef Полный текст

36. Durante M, Cucinotta FA. Канцерогенез тяжелых ионов и освоение космоса человеком. Nat Rev Cancer. (2008) 8 : 465. DOI: 10.1038 / nrc2391

CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Лей Р., Чжоу Г., Хун М.А., Чжуан Ф., Дэн Ю. Космическая наука о жизни Китая в 2013 году. Чин Дж. Космические науки. (2014) 34 : 747–56. DOI: 10.11728 / cjss2014.05.747

CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Xu D, Zhao X, Li Y, Ji Y, Zhang J, Wang J, et al. Комбинированное воздействие рентгеновского излучения и подвешивания задних конечностей на потерю костной массы. J Radiat Res. (2014) 55 : 720. DOI: 10.1093 / jrr / rru014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Кучинотта Ф.А., Ву Х., Шейверс М.Р., Джордж К. Дозиметрия излучения и биофизические модели эффектов космической радиации. Gravit Space Biol. (2003) 16 : 11–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

40. Кучинотта Ф.А., Ким М.-Х.Й., Уиллингем В., Джордж К.А. Дозиметрический анализ физических и биологических органов для космонавтов Международной космической станции. Radiat Res. (2008) 170 : 127–38. DOI: 10.1667 / RR1330.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Kim M-HY, Cucinotta FA, Nounu HN, Zeitlin C, Hassler DM, Rafkin SCR и др. Сравнение измерений ионизирующего излучения поверхности Марса с помощью MSL-RAD с расчетами модели Бадхвар-О’Нил 2011 / HZETRN. J Geophys Res Planets. (2014) 119 : 1311–21. DOI: 10.1002 / 2013JE004549

CrossRef Полный текст | Google Scholar

42.Маккенна-Лоулор С. Технико-экономическое обоснование стандартизированных пределов дозы для карьеры астронавтов на НОО и перспективы BLEO. Acta Astron. (2014) 104 : 565–73. DOI: 10.1016 / j.actaastro.2014.07.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Кучинотта Ф.А., Дуранте М. Риск рака от воздействия галактических космических лучей: последствия для исследования космоса людьми. Ланцет Онкол. (2006) 7 : 431. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (06) 70695-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45.Durante M, Cucinotta FA. Физические основы радиационной защиты в космических путешествиях. Rev Mod Phys. (2011) 83 : 1245–81. DOI: 10.1103 / RevModPhys.83.1245

CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Джордж К., Дуранте М., Уиллингем В., Ву Х, Ян Т.С., Кучинотта, ФА. Биологическая эффективность ускоренных частиц для индукции повреждения хромосом, измеренная в метафазных и интерфазных лимфоцитах человека. Radiat Res. (2003) 160 : 425–35.DOI: 10.1667 / RR3064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Cucinotta FA, Cacao E. Модели нецелевых эффектов предсказывают значительно более высокий риск рака миссии Марс, чем модели целевых эффектов. Научный доклад (2017) 7 : 1832. DOI: 10.1038 / s41598-017-02087-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Cucinotta FA, Cacao E, Kim MY, Saganti PB. Риски рака и болезней системы кровообращения для миссии человека на Марс: соображения частной миссии. Acta Astron. (2018) 166 : 529–36. DOI: 10.1016 / j.actaastro.2018.08.022

CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Хада М., Мидор Дж. А., Кусинотта Ф. А., Гонда С. Р., Ву Х. Хромосомные аберрации, вызванные двойным воздействием протонов и ионов железа. Radiat Environ Biophys. (2007) 46 : 125–9. DOI: 10.1007 / s00411-006-0083-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Трани Д., Датта К., Дойрон К., Каллакури Б., Форнас А.Дж.Увеличенная множественность кишечной опухоли и степень in vivo после воздействия HZE: мышиные модели для оценки риска космической радиации. Radiat Environ Biophys. (2010) 49 : 389–96. DOI: 10.1007 / s00411-010-0292-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Weil MM, Ray FA, ​​Genik PC, Yu Y, Mccarthy M, Fallgren CM, et al. Влияние ионов Si 28 , ионов Fe 56 и протонов на индукцию острого миелоидного лейкоза и гепатоцеллюлярной карциномы у мышей. PLoS ONE. (2014) 9 : e104819. DOI: 10.1371 / journal.pone.0104819

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Дин Л. Х., Парк С., Се Й, Жирар Л., Минна Д. Д., Стори Мэри. Выявление изменений в молекулярной передаче сигналов, ведущих к усилению клеточной трансформации в онкогенно прогрессирующих эпителиальных клетках бронхов человека, подвергшихся облучению с увеличивающейся ЛПЭ. Мутагенез. (2015) 30 : 685–94. DOI: 10.1093 / mutage / gev028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57.Элмор Э, Лао XY, Кападиа Р., Свит М., Редпат Дж. Л. Неопластическая трансформация in vitro смешанными пучками высокоэнергетических ионов железа и протонов. Radiat Res. (2011) 176 : 291–302. DOI: 10.1667 / RR2646.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Буонанно М., Толедо SMD, Хауэлл Р.В., Аззам Э.И. Низкие дозы энергичных протонов вызывают адаптивные и сторонние эффекты, которые защищают человеческие клетки от повреждения ДНК, вызванного последующим воздействием энергичных ионов железа. J Radiat Res. (2015) 56 : 502–8. DOI: 10.1093 / jrr / rrv005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Ху В., Пей Х, Ли Х, Дин Н, Хе Дж, Ван Дж и др. Влияние экранирования на индукцию фокусов и микроядер 53BP1 после воздействия ионов Fe. J Radiat Res. (2013) 55 : 10–6. DOI: 10.1093 / jrr / rrt078

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Кеннеди А.Р., Уэр Дж. Х., Гуан Дж., Донахью Дж. Дж., Биаглоу Дж. Э., Чжоу З. и др.Селенометионин защищает от неблагоприятных биологических эффектов, вызванных космической радиацией. Free Radic Biol Med. (2004) 36 : 259–66. DOI: 10.1016 / j.freeradbiomed.2003.10.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Durante M, Manti L. Реакция человека на среду с высоким радиационным фоном на Земле и в космосе. Adv Space Res. (2008) 42 : 999–1007. DOI: 10.1016 / j.asr.2007.02.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

62.Бен Биджу С., Коя П., Саху Б., Джоджо П., Чугаонкар М., Майя Ю. Дозы от вдыхания и внешнего облучения в прибрежных деревнях с высоким уровнем радиационного фона в Колламе, Индия. Дозиметрия Radiat Protec. (2012) 152 : 154–8. DOI: 10.1093 / rpd / ncs213

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Коста-де-Моура Дж., Уоллфасс К.М., Боссе П. Опасность для здоровья радиоактивных песков вдоль побережья Эспириту-Санту / Бразилия. N. Jb. Геол. Paläont. Abh. (2002) 225 : 127–36.DOI: 10.1127 / njgpa / 225/2002/127

CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Хендри Дж. Х., Саймон С. Л., Войчик А., Сохраби М., Буркарт В., Кардис Е. и др. Воздействие на человека высокого естественного радиационного фона: чему это может научить нас о радиационных рисках? J Radiol Prot. (2009) 29 : A29–42. DOI: 10.1088 / 0952-4746 / 29 / 2A / S03

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Vasconcelos DC, Reis PAL, Pereira C, Oliveira AH, Santos TO, Rocha Z.Моделирование естественной радиоактивности песчаных пляжей Гуарапари, штат Эспириту-Санту, Бразилия. World J Nucl Sci Technol. (2013) 3 : 65–71. DOI: 10.4236 / wjnst.2013.32011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Koya PK, Chougaonkar MP, Predeep P, Jojo PJ, Cheriyan VD, Mayya YS, et al. Влияние слабого и хронического радиационного воздействия: исследование случай-контроль умственной отсталости и расщелины губы / неба в прибрежных районах южной Кералы, содержащих монацит. Radiat Res. (2012) 177 : 109–16. DOI: 10.1667 / RR2699.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Tao Z, Zha Y, Akiba S, Sun Q, Zou J, Li J, et al. Смертность от рака в районах с высоким радиационным фоном в Янцзяне, Китай, в период с 1979 по 1995 год. J Radiat Res. (2000) 41 : 31. DOI: 10.1269 / jrr.41.S31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Yuan Y, Shen H, Changsha Zhao S.Последние достижения в дозиметрических исследованиях в зоне высокого радиационного фона в Янцзяне, Китай. Подбородок J Rodiat Mediat Protec. (1995) 6 : 77–100.

Google Scholar

71. Кристенсен Р., Алснер Дж, Брандт С.Ф., Дагнашансен Ф., Колвраа С., Серакинци Н. Трансформация мезенхимальных стволовых клеток человека при радиационном канцерогенезе: длительный эффект ионизирующего излучения. Regen Med. (2008) 3 : 849–61. DOI: 10.2217 / 17460751.3.6.849

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Цзинь Ф., Ло Х-Л, Чжоу Дж., Хэ И-Н, Лю Х-Ф, Чжун М.-С и др. Оценка риска рака в современном рабочем процессе лучевой терапии с использованием больших медицинских данных. Cancer Manag Res. (2018) 10 : 1665–75. DOI: 10.2147 / CMAR.S164980

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74. Свердлоу А.Дж., Хиггинс С.Д., Смит П., Каннингем Д., Хэнкок Б.В., Хорвич А. и др. Второй риск рака после химиотерапии лимфомы Ходжкина: совместное британское когортное исследование. J Clin Oncol. (2011) 29 : 4096–104. DOI: 10.1200 / JCO.2011.34.8268

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. de Gonzalez AB, Curtis RE, Kry SF, Gilbert E, Lamart S, Berg CD, et al. Доля вторичных онкологических заболеваний, связанных с лучевой терапией у взрослых: когортное исследование в реестрах рака США SEER. Ланцет Онкол. (2011) 12 : 353–60. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (11) 70061-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77.Хенсон К. Э., МакГейл П., Тейлор С., Дарби СК. Связанная с облучением смертность от сердечных заболеваний и рака легких более чем через 20 лет после лучевой терапии рака груди. Br J Рак. (2013) 108 : 179–82. DOI: 10.1038 / bjc.2012.575

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Ware J, Zhaozong Zhou, Romero-Weaver A, Stevenwan X, Newberne P, Kennedy A. Эффекты селенометионина на облученных эпителиальных клетках щитовидной железы человека и исследования туморогенности. Nutr Cancer Int J. (2011) 63 : 1114–21. DOI: 10.1080 / 01635581.2011.605981

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Durante M, Loeffler JS. Заряженные частицы в радиационной онкологии. Nat Rev Clin Oncol. (2010) 7 : 37. DOI: 10.1038 / nrclinonc.2009.183

CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Sethi RV, Shih HA, Yeap BY, Mouw KW, Petersen R, Kim DY, et al. Вторые неокулярные опухоли у выживших после ретинобластомы, получавших современную фотонную и протонную лучевую терапию. Рак. (2014) 120 : 126–33. DOI: 10.1002 / cncr.28387

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Мохамад О., Табучи Т., Нитта Ю., Номото А., Сато А., Касуя Г. и др. Риск последующего первичного рака после лучевой терапии ионами углерода, фотонной радиотерапии или хирургического вмешательства по поводу локализованного рака простаты: ретроспективное когортное исследование, взвешенное по шкале предрасположенности. Ланцет Онкол. (2019) 20 : 674–85. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (18) 30931-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

83.Wu LJ, Randerspehrson G, Xu A, Waldren CA, Geard CR, Yu Z, et al. Прицельное цитоплазматическое облучение альфа-частицами вызывает мутации в клетках млекопитающих. Proc Natl Acad Sci USA. (1999) 96 : 4959–64. DOI: 10.1073 / pnas.96.9.4959

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

85. Шуряк I, Ульрих Р.Л., Сакс Р.К., Бреннер Д.Д. Баланс между инициированием и стимулированием радиационно-индуцированного канцерогенеза у мышей. Radiat Res. (2010) 174 : 357–66.DOI: 10.1667 / RR2143.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Облучение: MedlinePlus

Что такое радиация?

Радиация — это энергия. Он путешествует в виде энергетических волн или высокоскоростных частиц. Радиация может происходить естественным путем или быть антропогенной. Есть два типа:

  • Неионизирующее излучение, включает радиоволны, сотовые телефоны, микроволны, инфракрасное излучение и видимый свет
  • Ионизирующее излучение, которое включает ультрафиолетовое излучение, радон, рентгеновские лучи и гамма-лучи

Каковы источники радиационного облучения?

Фоновое излучение постоянно окружает нас.Большинство из них образуется естественным путем из минералов. Эти радиоактивные минералы находятся в земле, почве, воде и даже в наших телах. Фоновое излучение также может исходить из космоса и солнца. Другие источники являются искусственными, например, рентгеновские лучи, лучевая терапия для лечения рака и линии электропередач.

Каковы последствия радиационного облучения для здоровья?

Радиация была вокруг нас на протяжении всей нашей эволюции. Итак, наши тела созданы для того, чтобы справляться с низкими уровнями, с которыми мы сталкиваемся каждый день.Но слишком много радиации может повредить ткани, изменяя структуру клеток и повреждая ДНК. Это может вызвать серьезные проблемы со здоровьем, в том числе рак.

Размер ущерба, который может нанести облучение, зависит от нескольких факторов, в том числе

  • Тип излучения
  • Доза (количество) радиации
  • Как вы подверглись воздействию, например, при контакте с кожей, при глотании или вдыхании, или при прохождении лучей через ваше тело
  • Где концентрируется излучение в организме и как долго оно там остается
  • Насколько чувствительно ваше тело к радиации.Плод наиболее уязвим к воздействию радиации. Младенцы, дети, пожилые люди, беременные женщины и люди с ослабленной иммунной системой более уязвимы для здоровья, чем здоровые взрослые.

Воздействие большого количества радиации в течение короткого периода времени, например, в результате радиационной аварийной ситуации, может вызвать ожоги кожи. Это также может привести к острому лучевому синдрому (ОРС, или «лучевая болезнь»). Симптомы ОРС включают головную боль и диарею. Обычно они начинаются в течение нескольких часов.Эти симптомы исчезнут, и человек какое-то время будет казаться здоровым. Но потом они снова заболеют. Как скоро они снова заболеют, какие у них есть симптомы и насколько сильно они заболеют, зависит от количества полученного радиационного облучения. В некоторых случаях ОРС вызывает смерть в следующие дни или недели.

Воздействие низких уровней радиации в окружающей среде не оказывает немедленного воздействия на здоровье. Но это может немного повысить общий риск рака.

Какие методы лечения острой лучевой болезни?

Перед тем, как начать лечение, медицинские работники должны выяснить, сколько радиации поглотило ваше тело.Они спросят о ваших симптомах, сделают анализы крови и могут использовать устройство для измерения радиации. Они также пытаются получить больше информации об облучении, например о том, какой это был тип радиации, как далеко вы были от источника радиации и как долго вы подвергались облучению.

Лечение направлено на уменьшение и лечение инфекций, предотвращение обезвоживания и лечение травм и ожогов. Некоторым людям может потребоваться лечение, которое поможет костному мозгу восстановить его функции. Если вы подверглись воздействию определенных типов радиации, ваш врач может назначить вам лечение, которое ограничит или удалит загрязнение, которое находится внутри вашего тела.Вы также можете пройти курс лечения своих симптомов.

Как можно предотвратить облучение?

Есть шаги, которые вы можете предпринять для предотвращения или уменьшения радиационного облучения:

  • Если ваш лечащий врач рекомендует тест с использованием излучения, спросите о его рисках и преимуществах. В некоторых случаях вы можете пройти другой тест, в котором не используется радиация. Но если вам нужен тест, в котором используется излучение, поищите информацию в местных центрах визуализации. Найдите тот, который контролирует и использует методы для снижения доз, которые они вводят пациентам.
  • Уменьшите воздействие электромагнитного излучения вашего мобильного телефона. В настоящее время научные данные не обнаружили связи между использованием сотового телефона и проблемами со здоровьем у людей. Чтобы убедиться в этом, необходимы дополнительные исследования. Но если у вас все еще есть проблемы, вы можете сократить время, которое вы проводите с телефоном. Вы также можете использовать режим динамика или гарнитуру, чтобы увеличить расстояние между головой и мобильным телефоном.
  • Если вы живете в доме, проверьте уровень радона и, если нужно, приобретите систему снижения содержания радона.
  • Во время радиационной аварийной ситуации пройдите внутрь здания, чтобы укрыться. Оставайся внутри, закрыв все окна и двери. Следите за новостями и следуйте советам аварийно-спасательных служб и официальных лиц.

Агентство по охране окружающей среды

Прогнозируемые пожизненные риски рака в результате профессионального радиационного облучения среди диагностических медицинских радиационных работников в Южной Корее | BMC Cancer

Исследуемая популяция и оценка доз на органы

Исследуемая группа включала 94 396 специалистов по диагностическому облучению, включенных в NDR с 1996 по 2011 год, включая радиологов ( n = 1520), других врачей ( n = 18 684) стоматологи (n = 15 705), стоматологи-гигиенисты ( n = 13 488), технологи-радиологи ( n = 26 356), медсестры ( n = 7561) и другие фельдшеры ( n = 11 082).Корейский центр по контролю и профилактике заболеваний (KCDC) с 1996 года проводит программы мониторинга для всех радиологических технологов (как традиционных, так и интервенционных), занимающихся диагностической радиологией. Кроме того, KCDC ведет централизованный национальный регистр доз и ведет непрерывное наблюдение. создать систему управления дозой облучения [16]. Медицинские работники, связанные с ядерной медициной и терапевтическими отделениями, входят в состав Комиссии по ядерной безопасности и не включены в эту систему.Регистрационная информация включала имя, пол, личный идентификационный номер, профессиональную группу, квартальные данные о дозах, а также начало и конец периода измерения. Измерения доз проводились ежеквартально пятью центрами мониторинга персонала, назначенными KCDC, с использованием персонального термолюминесцентного дозиметра. Стандартная практика — носить дозиметры под фартуком на уровне груди. Все инструменты калибровались ежегодно.

Органы-специфические дозы были предварительно оценены для всех работников, занимающихся диагностическим облучением, после расчета доз значков для работников, облученных до 1996 года [17].Вкратце, годовая и кумулятивная индивидуальные дозы на значках, основанные на Hp (10) (доза на глубине ткани 10 мм от дозиметра), были рассчитаны путем объединения квартальных показаний значков для работников, включенных в NDR. Квартальные дозы ниже 0,01 мЗв, что является самым низким обнаруживаемым уровнем NDR, были присвоены значению 0,005 мЗв — средней точке между 0,01 мЗв и нулем при реконструкции дозы. Для работников, которые начали работать с радиацией до 1996 года ( n = 13 178; 14,0% от общего числа участников в NDR), исторические значения доз были реконструированы с использованием модели, в которой годовые дозы определялись как лог-линейная функция времени и возраст [18].Возраст на момент первого облучения был оценен для каждого пола и профессиональной группы с использованием результатов нашего предыдущего исследования [19], чтобы определить первый год радиологической практики для отдельных рабочих. Затем дозы органов были оценены путем преобразования измеренных и реконструированных индивидуальных доз в каждую дозу для конкретного органа и умножения на два коэффициента преобразования, предоставленных Международной комиссией по радиологической защите: доза, поглощенная органом на единицу воздушной кермы в свободном воздухе. эквивалент индивидуальной дозы на единицу воздушной кермы в свободном воздухе [20, 21].Методы дозирования органов были скорректированы с учетом вероятности использования фартука и размещения значка, а коэффициент ослабления был принят 0,8 для использования свинцового фартука для отражения экранирующего эффекта. Органы и ткани, для которых были рассчитаны конкретные дозы, включали мочевой пузырь, мозг / центральную нервную систему, грудь, толстую кишку, пищевод, желчный пузырь, почки, печень, легкие, ротовую полость и глотку, яичник, поджелудочную железу, простату, желудок, прямую кишку, красный костный мозг, щитовидная железа и матка. Остальная часть включала все солидные раковые образования, кроме этих солидных опухолей, за исключением немеланомного рака кожи.

Сценарии воздействия

Для оценки реалистичных сценариев воздействия рака, все работники были классифицированы по полу, году начала работы и профессиональной группе. Расчетные дозы облучения были распределены по каждой группе по годам на основе i) зарегистрированных доз NDR за период 1996–2011 гг., Ii) восстановленных доз за период до 1996 г. и iii) доз NDR 2011 г. за период после 2011 г. до 60 лет, исходя из предположения, что будущие дозы облучения будут такими же, как и в 2011 году.60-летний возраст считался средним пенсионным возрастом в Южной Корее (https://goo.gl/dtstFk), хотя пенсионный возраст незначительно варьировался в зависимости от профессиональной группы. Дозы облучения органов имели искаженное вправо распределение; таким образом, они были представлены с использованием двух параметров логнормального распределения — медианы и геометрического стандартного отклонения — для включения неопределенности дозы. После этого возраст первого облучения в зависимости от пола и профессиональной группы был рассчитан на основе доступа к данным нашего предыдущего исследования о среднем возрасте начала радиологической практики медицинскими радиологами-диагностами [19].Три календарных года (1991, 2001 и 2011) начала профессиональной практики были выбраны для охвата всего диапазона сценариев воздействия в этой популяции. Кроме того, 42 сценария, объединяющие оба пола, три разных года начала профессиональной практики и семь профессиональных групп, были построены с использованием данных отчета о недоставке и данных обследований.

Прогнозирование риска рака

Риск рака на протяжении жизни был оценен для каждого сценария с помощью инструмента оценки риска RadRAT (RadRAT версия 4.1.1), который был разработан в Национальном институте рака США для оценки пожизненного риска развития рака от радиационного воздействия [22]. Программа RadRAT была разработана на основе моделей BEIR VII [15] для оценки избыточного риска рака от радиационного воздействия путем включения текущего понимания радиационных рисков с учетом неопределенностей, связанных с параметрами модели доза-реакция, минимальными периодами задержки, дозой и коэффициент эффективности мощности дозы и перенос риска от населения к населению.Программа RadRAT следует предположениям BEIR VII, применяя неопределенный коэффициент эффективности дозы и мощности дозы (DDREF) для всех хронических облучений с использованием логнормального распределения со средним геометрическим 1,5 с моделями без порогового риска. Входная информация, требуемая RadRAT, включает пол, год рождения, историю воздействия и параметры, специфичные для цикла [22]. Программа RadRAT находится в свободном доступе по адресу https://irep.nci.nih.gov/radrat и применялась в предыдущих исследованиях прогнозирования риска рака, связанного с радиацией [7, 23,24,25].Однако, насколько нам известно, на сегодняшний день ни одно исследование не применяло программу RadRAT к медицинским радиологическим работникам. Приписываемый на протяжении жизни риск (LAR), вероятность преждевременного возникновения рака, связанного с радиационным воздействием, у репрезентативного члена населения (т. Е. Вероятность того, что у облученного населения разовьется радиационно-индуцированный рак в течение своей жизни), был рассчитан. как превышение числа случаев на 100 000 человек в разбивке по полу, профессиональной группе и первому году профессиональной практики в этой программе.Пожизненный базовый риск (LBR) рака, совокупная базовая вероятность заболеть раком в течение всей жизни, был рассчитан на основе показателей заболеваемости раком в Южной Корее в 2010 году. Пожизненный фракционный риск (LFR) — соотношение между LAR и LBR — составлял представлены для выражения относимого риска по сравнению с исходным риском; LFR более стабилен, чем LAR, в отношении различий в структуре населения и заболеваемости раком [26].

42 сценария воздействия были применены к отдельным органам, 15 — для мужчин и 17 — для женщин, что в общей сложности составило 672 сценария воздействия на всю жизнь (т.е., семь профессиональных групп × три отдельных года начала профессиональной практики × 15 участков органов для мужчин плюс семь профессиональных групп × три отдельных года начала профессиональной практики × 17 участков органов для женщин). Для каждого сценария мы вводим данные о поле, году рождения, рассчитанном как первый год работы за вычетом возраста в первый год работы, и каждой дозе органов, рассматриваемой как хроническое облучение в программе RadRAT. Коэффициенты заболеваемости в зависимости от пола и возраста в Южной Корее в 2010 году использовались для определения исходных показателей заболеваемости, а функция выживаемости была основана на общей численности населения США 2000–2005 годов в программе RadRAT.Риск рака на протяжении всей жизни для конкретного органа оценивался в каждом из 672 сценариев облучения с использованием среднегодовых поглощенных доз для конкретного органа на одну должность в указанном возрасте первого облучения, начиная с трех отдельных календарных лет начала работы (1991, 2001 и 2011 гг.). ) и заканчивая предполагаемым выходом на пенсию в возрасте 60 лет. LAR всех видов рака был рассчитан как сумма всех рисков для отдельных органов. Риск лейкемии оценивался без учета хронического лимфолейкоза. Избыточный риск рака был рассчитан с 90% -ными интервалами неопределенности, чтобы включить как статистические, так и субъективные неопределенности, вычисленные путем моделирования методом Монте-Карло с использованием программы RadRAT, а размер выборки моделирования составил 300.Пример процесса оценки риска можно найти в Дополнительном файле 1: Рисунок S1.

Смертность и заболеваемость раком в результате профессионального радиационного облучения: третий анализ Национального реестра работников-радиологов

Общие закономерности смертности

Как и в предыдущих анализах NRRW, общая смертность была ниже, чем ожидалось по национальным показателям. Хотя общая величина HWE мало изменилась между анализами, SMR изменились в течение периода наблюдения, с указанием на снижение среди рабочих, проработавших в радиации не менее 30 лет.В исследовании ядерных рабочих в 15 странах, в которое вошли многие рабочие в NRRW-2, была сделана поправка на продолжительность радиационной работы или занятости, чтобы учесть любой «эффект выживания здорового рабочего», и это привело к значительному увеличению расчетный ERR на Зв для всех видов рака, кроме лейкемии (Cardis et al, 2007; Vrijheid et al, 2007). Однако подобная стратификация по тому, составляла ли продолжительность радиационных работ не менее 10 лет, имела тенденцию к снижению оценок ERR в NRRW-3; кроме того, стратификация по тому, составляет ли продолжительность по крайней мере 30 лет, мало повлияла (Muirhead et al, 2009).

Лейкемия

Повышенный риск лейкемии, за исключением ХЛЛ, был замечен среди японцев, переживших атомную бомбу, пациентов лучевой терапии и больших групп радиационных работников (UNSCEAR, 2008), включая предыдущие анализы NRRW (Kendall et al, 1992; Muirhead et al. , 1999a, 1999b). Число смертей от лейкемии, исключая изучаемый здесь ХЛЛ, более чем в два раза выше, чем в NRRW-2, тогда как соответствующее количество случаев здесь почти в 2½ раза превышает количество смертей в NRRW-2, следовательно, 90% ДИ для ERR составляет примерно на 40% уже, чем раньше, таблица 3 и рисунок 1 демонстрируют хорошее совпадение оценок ERR на Зв по NRRW-3 (как по смертности, так и по заболеваемости), NRRW-2, исследованию в 15 странах и исследованию японских атомных бомб. .В частности, результаты исследования NRRW-3 согласуются с коэффициентом снижения дозы из двух, обычно используемых при экстраполяции рисков лейкемии среди японских выживших после атомной бомбардировки до низких доз (ICRP, 2007). 90% доверительный интервал для ERR (таблица 3) указывает на то, что риск лейкемии, исключая ХЛЛ, больше нуля, но маловероятно, что он будет более чем в три раза выше, чем рассчитанный Комитетом BEIR VII (NRC, 2006).

Таблица 3 Сравнение оценок ERR на Зв (и 90% ДИ) для рака в NRRW, исследовании ядерных рабочих в 15 странах и японских выживших после атомной бомбардировки Рисунок 1

Тенденции зависимости дозы от относительного риска ( и 90% ДИ) для смертности от лейкемии, исключая ХЛЛ.

Как и прежде, подтип лейкемии, демонстрирующий наиболее убедительные доказательства связи с радиацией — как по смертности, так и по данным о заболеваемости, — это ХМЛ. Это также было связано с радиацией у японцев, переживших атомную бомбардировку, и некоторых групп, подвергшихся медицинскому облучению (UNSCEAR, 2008). Напротив, не было доказательств связи между ХЛЛ (смертностью или заболеваемостью) и радиацией даже с 10-летним лагом. Это согласуется с результатами многих других исследований групп, подвергшихся радиационному облучению (UNSCEAR, 2008).

Сочетание всех видов рака, кроме лейкемии

В отличие от предыдущих анализов NRRW, NRRW-3 показывает статистически значимую тенденцию к увеличению смертности и заболеваемости с дозой для всех злокачественных новообразований, кроме лейкемии. Результаты трех анализов NRRW взаимно согласованы, но постепенно становятся более точными. По сравнению с NRRW-2, 90% ДИ для ERR на Зв, основанный на данных о смертности (заболеваемости), примерно на 30% (40%) уже. Результаты NRRW-3 также согласуются с результатами исследования рабочих в 15 странах (таблица 3), хотя предполагаемый ERR находится в нижней части 90% доверительного интервала этого исследования.Последний CI значительно шире, чем для NRRW-3, что отражает более высокую оценку ERR в исследовании, проведенном в 15 странах, и исключение из него некоторых групп работников с относительно высокими дозами внешнего облучения из-за потенциального внутреннего облучения (Cardis et al, 2007). Стратификация данных в зависимости от того, подвергался ли работник когда-либо внутреннему мониторингу, мало повлияла на наши результаты. Чтобы уменьшить любые возможные помехи, вызванные курением или воздействием асбеста, в таблице 3 также показаны результаты для всех злокачественных новообразований, кроме лейкемии, рака легких и плевры; здесь 90% доверительный интервал NRRW-3 находится в пределах ДИ исследования в 15 странах, что демонстрирует согласованность между исследованиями и большую точность NRRW-3.

На рис. 2 показано хорошее соответствие между оценками смертности по шкале ERR для всех злокачественных новообразований, исключая лейкоз, из исследования NRRW-3 и японского исследования атомной бомбы, основанного на линейной модели доза-реакция. Аналогичные выводы можно сделать при использовании данных о заболеваемости, а не о смертности (таблица 3) и при исключении рака легких и плевры (рис. 3). ДИ 90% для всех злокачественных новообразований, за исключением лейкемии (таблица 3), указывает на то, что риск профессионального радиационного облучения больше нуля, но вряд ли будет более чем примерно в два раза выше, чем рассчитанный на основе данных атомной бомбы с использованием линейной дозы. –Модель ответа.Важной темой в области радиационной защиты является оценка риска рака при малых дозах и мощности низких доз, используя результаты, полученные от выживших после атомной бомбы, получивших широкий диапазон доз в острой форме. ICRP (2007) рекомендовала коэффициент эффективности дозы и мощности дозы (DDREF), равный двум, при экстраполяции от высоких доз и мощностей высоких доз к низким дозам и / или мощностям низких доз, в то время как Комитет BEIR VII (NRC, 2006) вывел диапазон для коэффициента экстраполяции малых доз (1,1, 2,3) с центральной оценкой 1.5 (риски BEIR VII, указанные в таблице 3 и на рисунках 2 и 3 для других видов рака, кроме лейкемии, основаны на линейной модели доза-реакция и не включают фактор экстраполяции низких доз). Данные NRRW-3 согласуются с фактором BEIR VII и предоставляют больше доказательств в пользу DDREF солидного рака, который меньше двух, а не больше двух, но нельзя исключать эту последнюю возможность. Риск, связанный с NRRW-3, вряд ли будет более чем в четыре раза больше, чем оценка атомной бомбы, включающая DDREF, равное двум.

Рисунок 2

Тенденции изменения дозы в относительном риске (и 90% ДИ) смертности от всех злокачественных новообразований, за исключением лейкемии.

Рисунок 3

Тенденции изменения дозы в относительном риске (и 90% ДИ) смертности от всех злокачественных новообразований, за исключением лейкемии, рака легких и плевры.

Специфические виды рака

Наблюдалась статистически значимая тенденция к увеличению заболеваемости множественной миеломой (но не смертности) с дозой. NRRW-3 содержит почти в три раза больше смертей от миеломы, чем NRRW-2 (который сообщил о некоторых доказательствах тенденции к дозе в смертности), плюс дополнительные инциденты.Однако данные о тенденции изменения доз здесь в основном относятся к небольшому количеству работников с относительно высокими дозами (дополнительная таблица S4). Другие группы населения, подвергшиеся воздействию радиации, дали смешанные результаты по миеломе (UNSCEAR, 2008). Следовательно, интерпретация результатов NRRW-3 неясна.

И NRRW-2, и NRRW-3 обнаружили не статистически значимо повышенный SMR для рака щитовидной железы, но никакой связи между смертностью и дозой. Поскольку рак щитовидной железы обычно не приводит к летальному исходу, данные о заболеваемости должны быть более информативными.Хотя имелось слабое свидетельство тенденции с дозой внешнего облучения в заболеваемости раком щитовидной железы (односторонний P = 0,079), это было обусловлено в основном двумя случаями с кумулятивной дозой выше 400 мЗв. По сравнению с облучением в детстве, облучение взрослых либо внешним излучением, либо радиоактивным йодом дает меньше доказательств повышенного риска рака щитовидной железы и предполагает, что любой радиационный риск будет меньше (UNSCEAR, 2008). Неточные результаты исследования NRRW-3 согласуются с этим выводом.

За исключением рака кожи, другие виды рака, для которых здесь была обнаружена доза, редко были связаны с радиацией в других исследованиях (UNSCEAR, 2008).Кроме того, только результаты для рака прямой кишки и NMSC были основаны на большом количестве инцидентов. Хотя NMSC был связан с радиацией в нескольких популяциях (UNSCEAR, 2008), соответствующие дозы были в основном выше полученных здесь. Кроме того, известно, что регистрация NMSC хуже по сравнению с другими видами рака, и нельзя исключать возможность установления некоторой дифференциации; кроме того, отсутствует информация о воздействии ультрафиолетового излучения, ключевой детерминанте риска NMSC. Учитывая, что расчетный ERR для рака прямой кишки был неточным и соответствовал соответствующей оценке для всех злокачественных новообразований, кроме лейкемии (дополнительная таблица S4), и что многие типы рака были изучены, существует мало доказательств того, что рак прямой кишки является особенно радиочувствительным.

Только для рака плевры наблюдалось статистически значимое повышение SMR, но не было доказательств дозовой тенденции в заболеваемости или смертности. Хотя в NRRW нет информации о потенциальном воздействии асбеста, весьма вероятно, что этот повышенный SMR связан с воздействием асбеста, а не радиации.

Смертность, не связанная с раком

Исследования японцев, переживших атомную бомбардировку, и пациентов, получивших высокодозную радиотерапию сердца, показали повышенный уровень сердечных заболеваний (UNSCEAR, 2008).Однако, помимо исследования атомной бомбы, другие исследования не предоставили убедительных доказательств повышенного риска сердечно-сосудистых заболеваний при дозах ниже нескольких Зв (UNSCEAR, 2008). Профессиональные исследования дали неоднозначные результаты (например, Vrijheid et al, 2007; McGeoghegan et al, 2008). Кроме того, в большинстве анализов рабочих, включая NRRW-3, было невозможно внести поправку на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Расчетный ERR на Зв для всех болезней системы кровообращения в совокупности из NRRW-3 (0,251, 90% ДИ 0.03, 0,49) сопоставимо с оценкой атомной бомбы (Preston et al, 2003). Значительная часть данных о дозовой тенденции возникает при ИБС, на которую особенно влияет курение. Для каждого из ИБС, аневризмы аорты, цереброваскулярного заболевания, всех заболеваний системы кровообращения в сочетании и рака легких (но не для респираторных заболеваний, связанных с курением) отношение наблюдаемого к ожидаемому количеству смертей имеет тенденцию к увеличению с увеличением дозы, за исключением самой высокой дозы. группа, в которой это соотношение ниже единицы (дополнительная таблица S2).Кроме того, отсутствие доказательств тенденции изменения дозы после поправки на продолжительность радиационной работы (Muirhead et al, 2009) предполагает, что некоторые особенности долгосрочной радиационной работы, кроме самого радиационного облучения, могут влиять на риск сердечно-сосудистых заболеваний, хотя соответствующий период задержки составляет Неизвестный. В отсутствие информации о влияющих факторах интерпретация затруднена. Сходные дозовые схемы при болезнях кровообращения и смертности от рака легких предполагают, что курение вызывает определенную путаницу, но направление и величину этого эффекта невозможно определить количественно.

Риск смерти от рака, связанный с радиационным облучением от компьютерной томографии среди пациентов с раком яичка

Реферат

Предпосылки: Исследование компьютерной томографии (КТ), связанное с эффективными дозами и риском смерти от рака, связанного с радиацией. Пациенты и методы: Расчетные эффективные дозы были рассчитаны на основе компьютерной томографии пациентов с раком яичек, пролеченных и находящихся под наблюдением в больнице Университета Турку, Юго-Западная Финляндия. Связь между эффективными дозами, полученными при последующем сканировании КТ, и смертью от рака, вызванной радиацией, была исследована с использованием формулы 2008 года Научного комитета ООН по действию атомной радиации (НКДАР ООН).Результаты: Средняя эффективная доза на КТ брюшной полости составила 9,32 (стандартное отклонение, SD 3,89) мЗв, а для КТ всего тела — 14,24 (SD 6,84) мЗв. За период наблюдения в течение 6 лет пациенты, по оценкам, прошли от 12 до 14 КТ брюшной полости / всего тела, и соответствующие оценки риска составили 0,11 и 1,14 соответственно. Риск предполагаемой смерти от рака, вызванного радиацией (RICD в%), рассчитанный для средних эффективных доз, был ниже у пациентов, диагностированных в более старшем возрасте: 0,61 для возраста 10-19 лет и 0,04 для возраста 40-49 лет на момент постановки диагноза.Заключение: лучевое воздействие на пациента при КТ связано с типом устройства КТ и протоколами визуализации, которые необходимо периодически обновлять и пересматривать, чтобы свести к минимуму индивидуальное облучение. При моделировании НКДАР ООН 2% -ный риск смерти от рака, вызванного радиацией, был отнесен на счет диагностического облучения исследуемых пациентов. Возраст на момент постановки диагноза был связан с радиационным воздействием, связанным с компьютерной томографией. Наибольшая экспозиция была оценена для самых маленьких пациентов.

Компьютерная томография (КТ) в диагностической визуализации подвергает пациентов кумулятивной дозе медицинского излучения на протяжении значительной части их жизненного цикла.Что касается онкологической популяции, то многократные контрольные КТ оправдываются необходимостью быстро оценить эффекты лечения или локализовать распространение или рецидив рака (1). Тем не менее, частая компьютерная томография вызывает опасения, что пациенты будут подвергаться воздействию высоких эффективных доз. Среди онкологических больных, особенно подростков и молодых взрослых (AYAs), онкологические пациенты с прекрасными перспективами излечения вызывают озабоченность. Больные раком яичка попадают в группу AYA.

При раке яичка рекомендуемая частота визуализации высока и зависит от первичного лечения или тактики последующего наблюдения.Обычно он включает несколько сканирований всего тела или брюшной полости ежегодно в течение первых 2-3 лет наблюдения и два раза в год в течение следующих 2-3 лет и даже ежегодно в дальнейшем. Через пять лет пациенты могут пройти от 12 до 14 КТ брюшной полости или всего тела (2).

Эффективная доза, согласно отчету ICRP Международной комиссии по радиологической защите, представляет собой дескриптор, который можно использовать для характеристики радиационного облучения пациентов при КТ (3, 4). Мы записали данные и рассчитали эффективные дозы и дозы на органы по результатам компьютерной томографии пациентов с раком яичек (5).Целью этого отчета было изучение связи эффективных доз от нескольких КТ брюшной полости и всего тела для определения риска смерти от рака, связанного с облучением от КТ, в соответствии с текущей частотой КТ при последующем наблюдении в популяции пациентов с раком яичек.

Пациенты и методы

Пациенты. Когорта 115 пациентов с раком яичка, сканированных в период с 1995 по 2011 год, была изучена для определения средней эффективной дозы (среднее, SD) от КТ брюшной полости и всего тела, сделанных для диагностики и / или последующего наблюдения рака яичка с использованием различных сканеров в наблюдении. периода и суммируя их по всем пациентам и возрастным группам.

Таблица I.

Диапазоны эффективных доз (мЗв) на компьютерную томографию брюшной полости или всего тела с (c.m.) или без (nat) i.v. контраст для разных сканеров.

Пациентам в возрасте от 16 до 48 лет было выполнено 522 компьютерной томографии во время лечения и наблюдения в отделении лучевой терапии и онкологии университетской больницы Турку. Средний возраст (и стандартное отклонение) при первой компьютерной томографии составил 29 (7,1) лет. Подробная информация о радиологических исследованиях была получена из институциональной радиологической базы данных.

Все исследования когорты проводились с использованием пятнадцати различных сканеров, представляющих сканеры, доступные в Финляндии в течение периода наблюдения.Наиболее часто используемыми сканерами были Somatom Plus 4 и Volume Zoom (Siemens, Эрланген, Германия), Pace и LightSpeed ​​16 (GE, Милуоки, Висконсин, США), Asteion dual (Toshiba, Otawara, Япония) и International PQ-2000 (Picker , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США) с 2001 года. 94% всех исследований были выполнены с использованием этих сканеров.

В таблице I представлены самые высокие и самые низкие эффективные дозы при использовании вышеупомянутых сканеров. При использовании контрастного вещества обследовалась вся брюшная полость.В качестве альтернативы, интересующий орган сначала исследовали без контрастного вещества, а затем всю область с контрастным веществом.

Другие КТ-исследования были сделаны на голове, грудной клетке, мочевых органах, дыхательных путях, поясничном отделе позвоночника и кровеносных сосудах. Кроме того, для планирования дозы лучевой терапии было выполнено 21 компьютерная томография. Эффективная доза обследований составляла от 5,9 до 14 мЗв в зависимости от сканера и продолжительности сканирования. Они не были включены в эти данные.

Поскольку точный диагноз и данные последующего наблюдения не были полными для всех пациентов, предполагались гипотетические диагнозы и последующие наблюдения с помощью компьютерной томографии. Предполагалось, что все пациенты либо не являются пациентами с семиномой и должны находиться под наблюдением в течение шести лет по стандартному протоколу лечения, либо пациенты с семиномой и должны наблюдаться в течение восьми лет.

Статистический анализ. Это исследование носит описательный характер, поэтому оценки RICD не сравнивались у пациентов с семиномой и без нее.Для каждого пациента рассчитывались средние и диапазон эффективных доз. Средняя и медиана описывают среднюю эффективную дозу, а минимальная и максимальная описывают наименьшую и наибольшую эффективные дозы, если бы все сканирования были выполнены при наименьшей или наибольшей дозе. Затем были рассчитаны оценки смертности от рака, связанного с радиацией (RICD в%), путем умножения оценок каждой эффективной дозы пациента (средней, медианы, минимума, максимума) в заданном возрасте на возрастной коэффициент НКДАР ООН (6 = НКДАР ООН 2008 г.) и их суммирования. все пациенты по возрастным группам при сканировании.

Результаты

Самые высокие кумулятивные эффективные дозы были получены от пациентов, которые прошли множество обследований или чьи обследования проводились с помощью более старого сканера. Пациент, прошедший 26 обследований, получил наивысшую кумулятивную эффективную дозу 282,1 мЗв. Семьдесят шесть (66%) пациентов в этом исследовании подверглись воздействию более 50 мЗв.

На основании собранных данных визуализации средняя эффективная доза на одну КТ брюшной полости составила 9,32 мЗв (стандартное отклонение 3,89) для 90 сканирований. Большинство сканирований проводилось как сканирование всего тела со средней эффективной дозой 14.24 мЗв, (SD 6,85) для 432 сканирований.

В таблицах II и III представлены оценки смертности от рака, вызванного радиацией (RICD в%), основанные на модели UNSCEAR 2008 (6). Расчетный риск смерти от рака, вызванного радиацией (RICD в%) варьировался в зависимости от возраста постановки диагноза от 0,61 в возрасте от 10 до 19 лет, от 0,56 в возрасте от 20 до 29 лет, от 0,26 в возрасте от 30 до 39 лет до 0,04. в возрасте 40-49 лет.

Обсуждение

Подростки и молодые взрослые раковые больные, пережившие рак, имеют более высокий относительный риск повторного рака по сравнению с населением в целом и другими выжившими после рака (7).Было высказано предположение, что воздействие КТ-излучения способствует этому риску (8, 9).

Как указано в Таблице I, даже в одной больнице, где используется несколько устройств компьютерной томографии, дозы облучения пациентов могут варьироваться, поскольку наблюдались заметные различия, связанные с типом устройства и протоколами визуализации. Это согласуется с предыдущими наблюдениями, показывающими значительные различия в средних эффективных дозах (мЗв) для различных протоколов последующего наблюдения за раком в разных лечебных центрах, даже при сравнении однократных контрольных изображений (1).Рекомендации поставщиков необходимо скорректировать в соответствии с протоколами центров.

Было подсчитано, что даже одна компьютерная томография может ассоциироваться с повышенным риском рака. Для субъектов, подвергшихся хотя бы одному компьютерному сканированию в возрасте до 20 лет, заболеваемость раком увеличилось в среднем на 24% (10). Кроме того, такие оценки показывают вариабельность повышенного риска в зависимости от типа компьютерной томографии, возраста и пола пациента (11, 12). Дозы облучения от идентичных процедур компьютерной томографии могут различаться в 10 раз от учреждения к учреждению (11, 13).

Таблица II.

Оценка смертности от рака, вызванного радиацией (RICD в%) для пациентов, не страдающих семиномой, за шесть лет наблюдения.

Таблица III.

Оценка смертности от рака, вызванного радиацией (RICD в%) для пациентов с семиномой за период наблюдения более восьми лет.

Пациенты с раком яичек подвергаются значительным дозам радиации при КТ-исследованиях во время последующего наблюдения (9). Было высказано предположение, что риск повторного рака из-за облучения, связанного с КТ, превышает риск рецидивов в этой популяции пациентов (1).Общий относительный риск второго рака среди выживших после рака яичка колеблется от 1,4 до 2,8 раза (14), хотя исследования, посвященные влиянию диагностического радиационного облучения, дали неубедительные результаты. Неясно, насколько радиационное облучение при частом сканировании КТ, которое рекомендуется для последующего наблюдения за этими пациентами (15), способствует увеличению риска.

Риск рака, связанный с облучением при визуализации, был оценен Matthews et al. (10).Они дали общий избыточный риск около 0,125 рака на Сиверта, что равнялось одному избыточному раку на 1800 головных КТ со средней расчетной дозой около 4,5 мЗв. Эффективная доза при сканировании живота и всего тела может быть в 2-3 раза выше. Zagars et al. (16) подсчитали, что во время последующего наблюдения за пациентами, не страдающими семиномой и семиномой, среднее количество КТ с контрастированием или без него составило 14, что дало дозу облучения в течение жизни 214-215 мЗв и среднюю годовую дозу облучения 104.6 мЗв. По оценкам, эта величина среднегодового радиационного облучения предрасполагает субъектов к солидным опухолям в 68 раз выше относительного риска, чем в контрольной популяции. Эта оценка была основана на режиме, используемом для выживших после атомной бомбы (17).

Используя моделирование НКДАР ООН для наших пациентов, риск смерти от рака, вызванного радиацией, был отнесен на счет их диагностического облучения, но лишь в незначительной степени. В случае максимального диагностического воздействия при последующем наблюдении в течение восьми лет для каждого пациента, это могло бы объяснить около 2% смертей от рака, открытие, которое согласуется с данными van Walraven и соавторов (18) и находится в пределах допустимого диапазона. данные Calandrino et al. (1). Подобно более ранним наблюдениям, тенденция к повышенному риску наблюдалась среди пациентов моложе при постановке диагноза рака. Чем моложе пациент на момент постановки диагноза, тем большее количество КТ-облучения наблюдалось в последующий период.

Каландрино и соавторы предположили, что при опухолях яичек требуемые последующие КТ-воздействия (до 23 КТ) определяют значение риска вторичных фатальных опухолей того же порядка, что и риск фатального рецидива через 10-20 лет после излечения от первый рак (1).При использовании различных расчетных моделей оценка риска составила 6%, при оценке риска рецидива — 4%. Таким образом, они оценили абсолютный дополнительный риск индукции второго рака в диапазоне от 0,1% до 10%. Опять же, основными детерминантами риска были возраст на момент воздействия и патология опухоли.

В заключение, лучевая нагрузка на пациента при КТ-визуализации связана с типом КТ-устройства и протоколами визуализации, которые следует периодически обновлять и пересматривать, чтобы свести к минимуму индивидуальное облучение.При моделировании НКДАР ООН 2% -ный риск смерти от рака, вызванного радиацией, был отнесен на счет диагностического облучения исследуемых пациентов. Возраст на момент постановки диагноза был связан с радиационным облучением, связанным с компьютерной томографией, поскольку максимальное облучение было оценено для самых молодых пациентов.

  • Получено 30 октября 2016 г.
  • Исправление получено 19 декабря 2016 г.
  • Принято 12 января 2017 г.
  • Авторские права © 2017, Международный институт противораковых исследований (Dr.Джордж Дж. Делинасиос), Все права защищены

Ссылки

  1. Рекомендации Международной комиссии по радиологической защите 1990 г. Публикация МКРЗ №60. Оксфорд, Англия: Пергамон, 1991.

  2. Отчет НКДАР ООН «Источники и эффекты ионизирующего излучения», том I: источники, 2008 г.

  3. Облучение

    Люди, подвергшиеся воздействию большого количества радиации в раннем возрасте, например лучевой терапии области грудной клетки при детском раке, имеют повышенный риск рака груди [302-303,310-311].

    Лучевая терапия болезни Ходжкина (лимфома Ходжкина) или других видов рака

    Некоторым женщинам, у которых в молодом возрасте была болезнь Ходжкина (лимфома Ходжкина), была проведена лучевая терапия в области грудной клетки. У тех, кто получал лучевую терапию, риск рака груди в 3-7 раз выше, чем у женщин, перенесших болезнь Ходжкина в молодом возрасте, но не получавших лучевую терапию в области груди [302].

    Хотя лучевая терапия связана с повышенным риском рака груди в более позднем возрасте, ее преимущества для лечения болезни Ходжкина (или других видов рака) намного перевешивают этот риск.

    Количество радиации и возраст при облучении

    Количество полученного облучения и возраст человека на момент лечения болезни Ходжкина или другого рака играют важную роль в риске рака груди.

    В целом, чем больше радиации подвергается человек и чем моложе возраст облучения, тем выше риск [302,311].

    Например, риск рака груди очень высок для женщины, получавшей лучевую терапию в области грудной клетки до 20 лет, но очень мал для женщины, пролеченной после 40 лет [302].

    Существуют специальные рекомендации по скринингу на рак груди для женщин, получавших лучевую терапию в раннем возрасте.

    Облучение при маммографии

    У людей, подвергшихся воздействию очень низких доз радиации (например, от рентгеновских лучей), не наблюдается значительного повышения риска рака груди, если таковое имеется [232, 312-313].

    Хотя облучение во время маммографии связано с увеличением риска рака груди с течением времени, это увеличение очень мало [232, 312-313].

    Исследования показывают, что преимущества скрининговой маммографии перевешивают риск радиационного облучения, особенно для женщин в возрасте 50 лет и старше [232, 312–313].

    Облучение экипажа авиакомпании

    Ограниченное количество радиационного облучения экипажей авиакомпаний вряд ли связано с риском рака груди.

    Женский летный экипаж, как правило, имеет несколько более высокий уровень заболеваемости раком груди, чем другие женщины [314–316].

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.