Критерии психопатии: Тема №17 «Психопатии (расстройства личности)»

Содержание

Психопатии (расстройства личности)

Весьма актуальная, крайне сложная и остающаяся малоизученной категория расстройств, встречающаяся, по-видимому, повсеместно, во все времена и едва ли не во всех возрастных группах населения. Термин «расстройства личности» является слишком общим, поскольку может быть распространен на аномалии личности разного типа, включая и связанные с заболеваниями. Термин «психопатия» более однозначен, так как определяет только такие нарушения личности, которые не связаны каузально с психиатрическими и иными заболеваниями.

На его основе созданы и прочно вошли в лексикон другие термины, такие как «психопатическая реакция», «психопатическое развитие», «психопатоподобное состояние» и др. Замена последних некими производными от термина «расстройство личности» едва ли возможна. Добавим, что объявленная дискредитация термина «психопатия» оценочной коннотацией характеризует скорее щепетильность, нежели стремление к терминологической чистоте. Термины «шизофрения», «слабоумие» или «сифилис головного мозга» отнюдь не ласкают слух, но никто и не думает от них отказываться.

Подмена слов создает лишь видимость прогресса знания о психопатии, которого на самом деле нет вот уже многие годы.

Психопатия (уродство характера, дисгармония характера) представляет собой стойкое отклонение в развитии характера. Формирующиеся при этом модели поведения чрезвычайно ригидны и имеют следствием значительные нарушения адаптации в различных сферах жизнедеятельности индивида. Психопатическим, по К.Шнайдеру, является характер, от которого страдает сам пациент либо окружающие его люди. Автор не уточняет, какое страдание он имеет в виду, как бы забывая, что без страданий не развиваются ни индивид, ни общество. Подобные определения не проясняют существа дела, напротив, они только дезориентируют. Исключительно важную роль имеют

Критерии психопатии с наибольшей определенностью были сформулированы в тот период, когда развитие психопатии жестко связывали с дегенерацией, влиянием наследственных и конституциональных факторов. По П.Б.Ганнушкину, это постоянство, врожденность аномальных черт характера и тотальность расстройства.

Постоянства — устойчивость психопатического склада характера с рождения индивида и на протяжении всей его жизни. Психопат всегда психопат. Первый критерий звучит как пожизненный приговор. Он означает, что психопат по определению не способен формировать адаптивные модели поведения. Между тем общепризнанно, что диагностика психопатии в детско-подростковом возрасте является преждевременной: не все «трудные дети» впоследствии становятся психопатами. В работах Т.П.Симсон (1958) и Г.Е.Сухаревой (1959) показано, что ситуационно обусловленные патологические развития личности при благоприятных условиях могут сглаживаться или исчезать и что такие несоциализированные дети собственно психопатами не становятся. В то же время перманентные психотравмирующие условия могут способствовать развитию и фиксации у детей психопатических черт.

Патохарактерологическое развитие личности (Гурьева, Гиндикин, 1980), а также психогенное патологическое развитие личности (Ковалев, 1980) при неблагоприятных условиях (повседневное, хроническое психотравмирование) могут завершиться формированием психопатии, но этого может и не произойти при изменении условий жизни детей  и подростков на нормальные. Не исчерпан потенциал личностного роста и у психопатов зрелого возраста. У значительной их части в возрасте 25–50 лет психопатические паттерны реагирования могут нивелироваться либо полностью исчезать. Остались ли они при этом психопатами и были ли ими вообще — вопрос, не лишенный интриги.

Врожденность — обусловленность развития психопатии преимущественно либо исключительно наследственными и конституциональными факторами. Психопат — изначально психопат. Груле (1940) ясно говорит, что психопатия не может быть приобретенной; то, что возникло в течение жизни, под влиянием внешних обстоятельств, не должно диагностироваться как психопатия. Между тем О.В.Кербиков (1971) счел необходимым наряду    с врожденными выделить «краевые» или нажитые психопатии. Многие современные психологи высказывают убеждение, что, если ранние модели отношения родителей и детей нездоровы (особо подчеркивается при этом отсутствие привязанностей), это может повлечь в дальнейшем расстройство личности. Факт врожденности психопатии не отрицается и в МКБ-10. Говоря о том, что психопатические проявления «всегда возникают в детстве или подростковом возрасте», он, по существу, обходится стороной. Тезис о врожденности психопатии все еще остается непоколебимым, хотя не имеет твердых и надежных доказательств. Он как бы повторяет теорию врожденной преступности Ломброзо, снимая ответственность с уродующего личность нездорового общества.

Тотальность — дефицитарность всех сфер личности при психопатии. Психопат — во всем психопат. О.В.Кербиков подчеркивает, однако, преобладание эмоционально-волевых отклонений и относительную сохранность интеллекта при психопатии. В DSM-IV указывается, что психопатический паттерн должен проявляться, как минимум, в двух сферах личности из следующих: когниции, аффективность, межличностные взаимодействия и контроль импульсов. Сходная позиция отражена и в МКБ-10. Даже в лучших описаниях психопатических характеров особо не выделяются и детально не анализируются собственно личностные особенности пациентов, такие как потребности, цели, мотивы поведения, интересы, ценности и идеалы, состояние нравственности и правосознание и др.

Иными словами, нет того главного, что давало бы право использовать термин «расстройства личности», а сам критерий тотальности остается декларативным.

В качестве уточнения добавим к упомянутым критериям нарушения адаптации к условиям нормальной жизни. Этот «устойчивый» психопатический паттерн «должен быть ригидным и первазивным (стойким, необратимым? — авт.) для широкого диапазона личных и социальных ситуаций». Иначе говоря, психопат — везде психопат. Между тем это не всегда так, особенно если учесть неправомерность использования термина «адаптация» к человеку. Нормальный человек не приспосабливается к действительности, он стремится к ее изменению, созданию новых форм существования, все более совершенных и гармоничных. Склонность приспосабливаться — качество невротической или психопатической личности. Приспосабливаясь, люди ничего не создают либо что-то разрушают в своей среде обитания. В дегуманизированном обществе психопаты приспосабливаются намного успешнее, нежели нормальные люди.

Приведенные критерии психопатии в силу их неопределенности весьма затрудняют диагностику психопатии. Значительная, если не преобладающая часть случаев психопатии выявляется по материалам судебно-психиатрической экспертизы. По своей  инициативе психопаты редко обращаются за помощью, большинство из них не идентифицирует себя с психиатрическими пациентами и не считает аномальным свой характер. Поэтому сведения о распространенности и заболеваемости относительно психопатии в целом и отдельных ее клинических форм достаточно противоречивы.

По данным О.В.Кербикова, в советский период психопатия составляла 5% от общей массы психиатрических пациентов. Г.И.Каплан и др. (1994) указывают, что шизоидные расстройства личности могут поражать до 7,5% всего населения, антисоциальное расстройство личности встречается у 75% обитателей тюрем, пограничное расстройство личности наблюдается примерно у 1–2% населения. Распространенность других форм расстройств личности, указывают авторы, неизвестна.

Масштабное эпидемиологическое исследование (1984) позволило установить, что антисоциальное расстройство личности встречается у 2–3% жителей США и Канады (неизвестно, учитывались ли при этом заключенные в тюрьмах).

Как полагают Р.Карсон и др. (2004), приблизительно 10–13% людей в популяции «в какой-то момент» жизни удовлетворяют критериям расстройства личности. Р.Шейдер (1998) приводит данные, согласно которым распространенность психопатии у населения составляет 5–10%. Общая частота психопатии у населения, по данным «Клинической психиатрии» (1998), составляет 6–9%. В то же время подсчет частоты отдельных форм психопатии дает иной показатель: 17–22%, причем в это число не входят некоторые «частые» виды психопатий в силу отсутствия соответствующих показателей.

В своей книге «Миф о психопатической личности» Б.Карпмен (1948) с явным раздражением пишет, что большинство работ по проблеме психопатии «дают удивительно мало». В большинстве случаев, полагает автор, это «избитые перетолки и повторения одного и того же материала», «загружающего и без того переполненную мусорную корзину». Автор, между прочим, указывает, что при наличии указаний на психогенезис отклонений личности речь может идти о неврозе, но никак не о психопатии. По аналогии с «чувством шизофрении» автор выдвигает представление о том, что психопат у врача всегда вызывает только негативную реакцию полным отсутствием высших эмоций.

Что касается этиологии психопатии, то в настоящее время все более отчетливо звучит теория полиэтиологичности психопатии, признание роли в ее развитии не только наследственно-конституциональных и органических детерминант, но и социокультуральных факторов. Среди последних выдающееся значение имеет жестокое обращение с детьми, явно принимающее характер эпидемии. В этом смысле можно утверждать, что психопатия есть в первую очередь социальная болезнь, нежели патология в узко медицинском плане.

Типология психопатии. Начало типологии аномальной личности положил, по-видимому, китайский философ Хань-Фэй (288–233 гг. до н. э.). Он описал пять «опасных» типов людей. Это «ученые, которые хвалят прежних правителей»; «болтуны, которым важны их личные дела»; «прославляющие свое имя и выставляющие себя напоказ»; «взяточники» и, наконец, «спекулянты и изготовители грубых подделок». В основу типологии автор принял ту основную жизненную роль, которые играли «опасные» люди.

Первая научная классификация Е.Крепелина (1904), построенная по модели ХаньФэя, включила следующие типы психопатии: врожденные преступники, неустойчивые, патологические лгуны и плуты, а также псевдокверулянты. С.А.Суханов (1905) различал четыре типа психопатов: психастеники (тревожно-мнительные), резонирующий (паранойяльный), истерический и эпилептический виды расстройства личности, полагая при этом, что они занимают место, промежуточное между нормальными характерами и соответствующими психическими заболеваниями.

Е.Блейлер (1920), используя разноплановые критерии, описывает такие виды психопатии: легко возбудимые, неустойчивые (легко поддающиеся всякого рода соблазнам), импульсивные люди (расточители, странствующие и запойные, а также азартные игроки и коллекционеры), оригиналы или чудаки, лгуны и плуты, враги общества, спорщики. В клинико-психологической классификации К.Шнейдера (1940) значится 10 типов психопатии: гипертимики, депрессивные, неуверенные в себе, фанатичные, ищущие повышенной оценки, эмоционально лабильные, эксплозивные, бесчувственные, безвольные и астенические. Систематика К.Шнейдера во многом повторяет классификацию психопатии П.Б.Ганнушкина (1933). В последнюю включены циклоиды, эмотивно-лабильные, астеники, шизоиды, параноики, эпилептоиды, истеричные, неустойчивые, антисоциальные и конституционально-глупые психопаты.

Система П.Б.Ганнушкина, однако, представлена преимущественно клиническими категориями. В МКБ-10 (1994) различают параноидное, шизоидное, диссоциальное, эмоционально-неустойчивое, истерическое, ананкастное, тревожное и зависимое расстройства личности. Упоминаются, кроме того, «другие специфические расстройства личности» (эксцентрическое, безудержное, инфантильное, пассивно-агрессивное и психоневротическое расстройства личности), «неуточненное расстройство личности» (патологическая личность БДУ и невроз характера БДУ), смешанное расстройство личности и причиняющее беспокойство нарушение личности. Исключены аффективные психопатии, они оказались помещенными в рубрики «циклотимия» и «дистимия». «Шизотипическое расстройство личности» (соответствует малопрогредиентной шизофрении) отражено в рубрике «Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства». Критерии психопатии в МКБ-10 достаточно размыты: наряду с клиническими они включают психодинамические и сугубо описательные.

В DSM-III-R рассматриваются расстройства личности параноидного и шизоидного типов, шизотипальное расстройство личности (шизотипическое, по МКБ-10), истерическое (гистрионическое) расстройство личности, нарциссическое расстройство личности, расстройство личности антисоциального характера, пограничное расстройство личности («амбулаторная шизофрения»), расстройство личности в виде избегания и в виде зависимости, расстройство личности обсессивно-компульсивного типа, пассивно-агрессивная личность, а также расстройства личности, нигде более не классифицируемые (ДНО), такие как садомазохистическая личность, личностные расстройства с самоповреждением и садистическое расстройство личности.

В.М.Блейхер (1995) приводит следующую сводку типов психопатии, принятых в ряде школ отечественной психиатрии: агрессивно-параноидная (паранойяльная), ананкастическая, астеническая, аффективная (циклоидная, гипертимическая, гипотимическая, т. е. дистимическая, пойкилотимическая или реактивно-лабильная), бесчувственная, мозаичная, неустойчивая, органическая, параноическая (с тенденцией к образованию сверхценных идей экспансивного и сенситивного характера), психастеническая, сексуальная, шизоидная и эпилептоидная.

Вопросы типологии психопатии, таким образом, окончательно не решены в силу неясности относительно границ, принципов систематики, критериев психопатии, а также признаков, характеризующих конкретные формы расстройства личности. Исследователи рано столкнулись и с такой проблемой, как невозможность подобрать для изучения «чистые», т. е. однородные группы психопатии, поскольку психопатическую личность очень часто, если не всегда определяют несколько патохарактерологических паттернов, причем в разных их сочетаниях.

Считается установленным также, что с течением времени может происходить смена одних психопатических паттернов другими. Тот или иной вид психопатии не есть, следовательно, некая монолитная патохарактерологическая структура, как это пытается представить, например, МКБ-10. Личность психопата раздроблена, расщеплена и фактически представляет собой ряд малосвязанных одна с другой патологических субличностей, каждая из которых функционирует в значительной степени автономно в силу незрелости высших интегративных инстанций.

О недоразвитии последних или о незрелости психопатической личности писал, как известно, уже Э.Крепелин. Самоидентификация пациентов, между тем, не страдает до такой степени, чтобы можно было констатировать стойкие и отчетливые нарушения самовосприятия. Таким образом, типология психопатий, понимаемых в качестве цельных и не меняющихся со временем патохарактерологических образований, — это проблема, которая в принципе не имеет решения. Диагноз психопатии может представлять, пожалуй, только актуальные на данный момент патохарактерологические паттерны и, возможно, некоторые психопатологические синдромы.

По поводу последнего обстоятельства Е.Блейлер со всей определенностью отмечает,  что «многих психопатов с трудом можно отличить от настоящих душевных болезней в скрытом состоянии (скрытая шизофрения, эпилепсия, циклотимии)», как бы подчеркивая, что граница между психопатией и психическими заболеваниями остается открытой. Упомянутые классификации психопатии последних лет не внесли ясности в этот вопрос.

К содержанию

Психопатия — Психологос

Психопатия — патологическое состояние и поведение личности, от которого страдают и сам человек, и окружающие его люди. Если черта характера зашкаливает так, что серьезно мешает жить и тебе, и другим, — это психопатия, это область психиатрии. При этом «психопатия» сегодня не самый распространенный термин, в настоящее время в психиатрии и патопсихологии чаще говорят не о психопатии, а о «расстройстве личности».

Психопатию, как патологическое состояние личности, следует отличать от психопата — человека с буйным, неадекватным и непредсказуемым поведением. У психопата расстройства личности — нет, психически он здоров.

Классификация психопатий:

  • Возбудимые психопаты
  • Тормозимые психопаты (психопаты астенического круга)
  • Психастеники
  • Истеричные психопаты
  • Эпилептоидные психопаты
  • Паранойяльные психопаты
  • Неустойчивые личности
  • Шизоидные личности (патологически замкнутые)

Психопатию, как расстройство личности, можно рассматривать и как сильно выраженную акцентуацию характера. Однако, в отличие от акцентуации характера, психопатия стабильна (не исчезает со временем), тотальна (проявляется в любой жизненной ситуации) и приводит к социальной дезадаптации. Существуют критерии (называются «Критерии психопатий Ганнушкина — Кербикова»), которые позволяют оценить степень выраженности характера и решить, насколько это еще норма или уже патология:

  1. Характер можно считать патологическим, т. е. расценивать как психопатию, если он относительно стабилен во времени, т. е. мало меняется в течение жизни. «Этот первый признак, по мнению А. Е. Личко, хорошо иллюстрируется поговоркой: «Каков в колыбельке, таков и в могилку».
  2. Второй признак — тотальность проявлений характера: при психопатиях одни и те же черты характера обнаруживаются всюду: и дома, и на работе, и на отдыхе, и среди знакомых, и среди чужих, короче говоря, в любых обстоятельствах. Если же человек, предположим, дома один, а «на людях» — другой, акцентуации проявляются не всегда и не везде, то это не патология, не психопатия.
  3. Наконец, третий и, пожалуй, самый важный признак психопатий — это социальная дезадаптация. Последняя заключается в том, что у человека постоянно возникают жизненные трудности, причем эти трудности испытывает либо он сам, либо окружающие его люди, либо и тот и другие вместе. Если же особенности характера не препятствуют удовлетворительной социальной адаптации, тем более, если даже способствуют адаптации — это акцентуация, а не психопатия

В случае акцентуаций характера может не быть ни одного из перечисленных выше признаков психопатий, по крайней мере никогда не присутствуют все три признака сразу. Отсутствие первого признака выражается в том, что акцентуированный характер не проходит «красной нитью» через всю жизнь. Обычно он обостряется в подростковом возрасте, а с повзрослением сглаживается. Второй признак — тотальность — также не обязателен: черты акцентуированных характеров проявляются не в любой обстановке, а только в особых условиях. Наконец, социальная дезадаптация при акцентуациях либо не наступает вовсе, либо бывает непродолжительной. При этом поводом для временных разладов с собой и с окружением являются не любые трудные условия. (как при психопатиях), а условия, создающие нагрузку на место наименьшего сопротивления характера.

Менее выраженные случаи называются Акцентуация характера. Тут черта характера может быть не так ярко выражена, как при психопатии, она больше мешает жить самому человеку, чем окружающим, но все же бросается в глаза, расценивается людьми как особенность или даже как странность. Явная акцентуация в быту называется — Психопат (не путать с Психопатией как расстройством личности).

Такое разграничение неточно, приблизительно, тут нет четких границ. И все же если какой-то человек готов наступить «на горло собственной песне», чтобы достичь своей заветной цели и стать лидером в городе или стране или знаменитостью на подмостках, то мы скажем, что это паранойяльный рисунок личности. А если некто наступает на горло своим друзьям, детям, жене, заставляя их работать на то, чтобы он стал лидером, то это уже паранойяльная акцентуация. А когда кто-то уже идет по судьбам многих людей, превращая их в средство, в «тесто» свирепой истории, — тут явная паранойяльная психопатия. Но еще раз: все это очень приблизительно, и можно легко ошибиться. Грани подвижны. Рисунок личности — это психотип в норме, психопат — это психопатический психотип. Акцентуация — посредине.

OBL_инет.indd

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj >/Font>>>/Fields[]>> endobj 2 0 obj >stream 2017-06-02T16:35:02+04:002017-06-02T16:35:02+04:002017-06-02T16:35:02+04:00Adobe InDesign CS4 (6. 0)application/pdf

  • OBL_инет.indd
  • uuid:c70681c4-6a87-4eb2-b041-4348a96cfc66uuid:d01d47b5-5ea9-4bf5-ae0e-e1c0e1e9f93fAdobe PDF Library 9.0 endstream endobj 3 0 obj > endobj 9 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 10 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 11 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 12 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 13 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 14 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 15 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 595.276 841.89]/Type/Page>> endobj 16 0 obj >/Resources>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/XObject>>>/Rotate 0/TrimBox[0.O(FBshƶI9߸[email protected]+ԓ=,h9Y FΦTHhA\=

    Теоретические и экспертные аспекты развития концепции психопатических расстройств личности | Кудрявцев

    Рекомендуемое оформление библиографической ссылки:

    Кудрявцев И.А. Теоретические и экспертные аспекты развития концепции психопатических расстройств личности // Российский психиатрический журнал. 2020. №4. С. 30-37.

    Аннотация

    В аналитическом научном обзоре с целью освоения, оптимизации и совершенствования судебно-психиатрической экспертной оценки расстройств личности при использовании и по правилам МКБ-11 проведён анализ эволюции современной концепции этого понятия от момента зарождения термина «психопатия» до представлений о категории «расстройства личности». Раскрыты общетеоретические, методологические и методические положения, диагностические и оценочные критерии ранее использованных экспертных подходов. Намечены перспективы решения ключевых экспертных вопросов: диагностики и экспертной оценки актуальных расстройств личности субъекта деяния, суждения о его субъектной ответственности, динамике социальной опасности в процессе проведения принудительных мер медицинского характера, мониторинга их успешности.

    Ключевые слова психопатии; расстройства личности; Международная статистическая классификация болезней; DSM APA; диагностические критерии; судебно-психиатрическая оценка; DSM-5; МКБ-11

    Литература

    1. Balinskii IM, Chechott AO. Ekspertiza Semenovoi – “pervoi publichno obnarodovannoi psikhopatkoi”. Gazeta “Svet”. 1884. 13 (25) dekabrya. URL: http://dommedika.com/psixiatria/688.html (data obrashcheniya: 10.04.2014). Russian. 2. Bekhterev VM. Psikhopatiya (psikhonervnaya razdrazhitel’naya slabost’) i ee otnoshenie k voprosu o vmenenii. [Soch.] Prof. V.M. Bekhtereva. Kazan’: Univ. tip.; 1886. 32 p. Russian. 3. Koch JLA. Die psychopathischen Minderwertigkeiten. In drei Abteilungen. Ravensburg: Verlag von Otto Maier; 1891–1893. 427 p. 4. Ziehen Th. Psychiatrie fuer Aerzte und Studierende. Vierte, vollstaendig umgearbeitete Auflage. Leipzig: Verlag von E. Hirzel; 1911. 885 p. 5. Korsakov SS. Kurs psikhiatrii. V 2 t. Moscow; 1913. T. 1. p. 264–78. Russian. 6. Kraepelin E. Psychiatrie. Ein Lehrbuch fuer Studierende und Aerzte. 7 Auflage. Zweiter Band: Klinische Psychiatrie. Leipzig: Verlag von Johann Ambrosius Barth; 1904. 892 p. 7. Smulevich AB. Rasstroistva lichnosti. Traektoriya v prostranstve psikhicheskoi i somaticheskoi patologii. Moscow: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo; 2012. 336 p. Russian. 8. Responsibility and psychopathy. Interfacing law, psychiatry and philosophy. International Perspectives in Philosophy & Psychiatry. Ed. L Malatesti, J McMillan. Oxford: Oxford University Press; 2010. 340 p. 9. Gannushkin PB. Klinika psikhopatii: ikh statika, dinamika, sistematika. Moscow; 1933. 111 p. Russian. 10. Kerbikov OV. Izbrannye trudy. Moscow: Meditsina; 1971. p. 188–206. Russian. 11. Kerbikov OV. Klinicheskaya dinamika psikhopatii i nevrozov (aktovaya rech’). 2-i Moskovskii meditsinskii institut im. N.I. Pirogova. Moscow; 1962. 19 p. Russian. 12. Blackburn R. On moral judgements and personality disorders. The myth of psychopathic personality revisited. The British Journal of Psychiatry. 1988;153(4):505–12. 13. Blackburn R. Personality disorder and antisocial deviance: comments on the debate on the structure of the psychopathy checklist-revised. J Person Disord. 2007;21(2):142–59. 14. Millon T. Toward a new personology: An evolutionary model. N.Y.; 1990. 200 p. 15. Millon T. On the genesis and prevalence of the borderline personality disorder: a social learning thesis. Journal of personality disorders. 1987;1:354–72. 16. Millon T, Simonsen E, Birket-Smith M, et al. Psychopathy: Antisocial, Criminal, and Violent Behavior. N.Y.: Guilford Press; 2002. 476 p. 17. Millon T. Psychopathy: Antisocial, Criminal, and Violent Behavior. N.Y.: Guidford Press; 2002. p. 3–18. 18. Millon T. Personality and its disorders: structural models, mathematical methods, and theoretical concepcions. Oxford Textbook of Psychopathology. Ed. PH Blaney, T Millon. N.Y.; Oxford: Oxford University Press; 2009. p. 551–85. 19. Millon T. Toward a new personology: An evolutionary model. N.Y.: Wiley; 1990. 200 p. 20. Kaplan GI, Sedok B.Dzh. Klinicheskaya psikhiatriya. Moscow: Meditsina; 1998. T. 2. 528 p. Russian. 21. Kaplan HI, Sadock BJ. Comprehensive Textbook of Psychiatry. Baltimore; 1998. p. 594–603. 22. Kaplan HI, Sadock BJ. Synopsis of Psychiatry. N.Y., Lippincott Williams & Wilkins; 2007. 1470 p. 23. McCord J. Parental behavior in the cycle of aggression. Psychiatry. 1982;51:14–23. 24. Shostakovich BV. Rasstroistva lichnosti (psikhopatii) v sudebno-psikhiatricheskoi praktike. Moscow; 2006. 372 p. Russian. 25. Shostakovich BV. Rasstroistva lichnosti i povedeniya v zrelom vozraste. MKB-10 v sudebno-psikhiatricheskoi ekspertize. Moscow; 1999. p. 125–34. Russian. 26. Tsirkin SYu. Psikhopaticheskaya forma diateza. URL: http://npar.ru/journal/2007/2/diathesis.htm. Russian. 27. Tsirkin SYu. Analiticheskaya psikhopatologiya. Moscow: Folium; 2005. 200 p. Russian. 28. Snezhnevskii AV. Nosos et Pathos Schizophreniae. Shizofreniya. Mul’tidistsiplinarnoe issledovanie. Ed. AV Snezhnevskogo. Moscow; 1972. p. 5–15. Russian. 29. Shizofreniya: Klinika i patogenez. Ed. AV Snezhnevskogo. Akad. med. nauk. Moscow: Meditsina; 1969. 463 p. Russian. 30. Smulevich AB. Rasstroistva lichnosti: Vidiolektsiya Smulevich ch. 1. URL: https://www.youtube.com/watch?v=4prT0e4zfLs. Russian. 31. Bulygina VG, Kudryavtsev IA. Psikhologicheskie osnovy profilaktiki opasnykh deistvii psikhicheski bol’nykh. Moscow: Sprinter; 2016. 418 p. Russian. 32. Kudryavtsev IA. Kompleksnaya sudebnaya psikhologo-psikhiatricheskaya ekspertiza: nauchno-prakticheskoe rukovodstvo. Moscow: Izd-vo Moskovskogo universiteta; 1999. 497 p. Russian. 33. Harris GT, Rice ME. Treatment of Psychopathy a Review of Empirical Findings. Part: Treatment of Psychopathic Offenders and Psychopathic Forensic Psychiatric Patients. A Review of Empirical Findings. 2008. p. 555–72. 34. Cleckley H, Hare R. The List of Psychopathy Symptoms. URL: https://psychopathyawareness.wordpress.com/2011/10/03/the-list-of-psychopathy-symptoms. 35. Cleckley H. The Mask of Sanity. N.Y.: New Amer. libr.; St. Louis (Mo.): Mosby; 1982. 285 p. 36. Hare RD. Psychopathy: Theory and research. N.Y.: Wiley; 1970. 138 p. 37. Hare RD. The Hare Psychopathy Checklist-Revised (2nd ed.). Toronto, ON, Canada: Multi-Health Systems; 2003. 12 p. 38. Hare RD. Psychopathy and Antisocial Personality Disorder: Addiction, DSM IV. A Case of Diagnostic Confusion. Psychiatric Times. 1996;13(2):39–40. 39. Hare RD, Neumann CN. The PCL-R assessment of psychopathy: Development, structural properties, and new directions. Patrick CJ (ed.). Handbook of psychopathy. New York: Guilford Press; 2006. p. 58–88. 40. Nestadt G, Di Ch, Samuels JF, et al. The Stability of DSM Personality Disorders over Twelve to Eighteen Years. J Psychiatr Res. 2010;44(1):1–7. DOI: 10.1016/j.jpsychires.2009.06.009 41. Lakosina ND, Trunova MM. Nevrozy, nevroticheskie razvitiya lichnosti: klinika i lechenie. Moscow: Meditsina; 1994. 192 p. Russian. 42. Kronfel’d A. Problemy sindromologii i nozologii v sovremennoi psikhiatrii. Trudy Instituta im. P.B. Gannushkina. Moscow; 1940. T. 1. p. 5–147. Russian.

    DOI: http://dx.doi.org/10.24411/1560-957Х-2020-10404

    Метрики статей

    Загрузка метрик …


    Metrics powered by PLOS ALM

    Частная психиатрия : учебно-методическое пособие

    %PDF-1.3 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /Pages 3 0 R /Type /Catalog >> endobj 4 0 obj /CreationDate (D:20180330185847+05’00’) /ModDate (D:20190418122636+05’00’) /PDFVersion (1.3) /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Частная психиатрия : учебно-методическое пособие
  • Петренко Т. С.
  • Ретюнский К. Ю
  • Ворошилин С. И.
  • Богданов С. И.
  • Прокопьев А. А.
  • 1.32018-03-30T18:58:47+05:002019-04-18T12:26:36+05:002019-04-18T12:26:36+05:00uuid:5a2151ba-da42-46c4-b0dc-27f1050ec7f1uuid:3905120e-5ef4-4a1d-a32c-d135abb67bd4 endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > /XObject > >> /Type /Page /Annots [179 0 R] >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 77 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 86 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 87 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 88 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 89 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 90 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 91 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 92 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 93 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 94 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 95 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 96 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 97 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 98 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 99 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 100 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 101 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 102 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 103 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 104 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 105 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 106 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 107 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 108 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 109 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 110 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 111 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 112 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 113 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 114 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 115 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 116 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 117 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 118 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 119 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 120 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 121 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 122 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 123 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 124 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 125 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 126 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 127 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 128 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 129 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 130 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 131 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 132 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 133 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 134 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 135 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 136 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 137 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 138 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 139 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 140 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 141 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 142 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 143 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 144 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 145 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 146 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 147 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 148 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 149 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 150 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 151 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 152 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 153 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 154 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 155 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 156 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 157 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 158 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 159 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 160 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 161 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 162 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 163 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 164 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 165 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 166 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 167 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text] /ExtGState > >> /Type /Page >> endobj 168 0 obj > stream HTKo1ϯ.xJ5e!lfO9; }5%&П9(:T+PπHҕ5;Ngrp|z PDj8fcwNU8ڷu

    2#Nnj’ŗx>sgXzǭ4E1 e,-F

    Svenska Dagbladet (Швеция): как распознать психопата среди нас | Наука | ИноСМИ

    Ученые считают, что среди серийных убийц довольно мало людей, которых можно назвать психопатами. Но у всех нас в той или иной степени есть психопатические черты.

    Начнем с того, что психопатия не психиатрический диагноз — это полезно знать. Несмотря на то, что многие считают этот термин устаревшим, его используют в судебной практике. В закрытых исправительных учреждениях примерно 15-20 преступников соответствуют достаточному количеству критериев, чтобы называться психопатами. Об этом в своей книге «Психопат: реальность за мифами» (Psykopaten — verkligheten bortom myten) пишут судебный психиатр Марианне Кристианссон (Marianne Kristiansson) и доктор медицинских наук Каролина Сёрман (Karolina Sörman). Обе они ведут научную работу на кафедре клинической неврологии Каролинского института.

    Примерно 1% всех мужчин мира можно отнести к категории психопатов. Женщин с психопатическими чертами изучали очень мало, поэтому сказать что-то наверняка насчет них нельзя.

    Типичные черты психопата

    1. Пониженный контроль импульсивности

    2. Поверхностность эмоций и неспособность задумываться о последствиях своего поведения

    3. Невероятная стрессоустойчивость и дерзость

    Так понятие описывается в самой современной триархичной теоретической модели психопатии, которую разработал американский профессор Кристофер Патрик (Christopher Patrick). Его идея заключается в том, что новые исследования психопатии в рамках нейробиологии должны опираться на три конкретные области.

    Более старая модель, к которой чаще всего прибегали в последние десятилетия и которая до сих пор используется как стандарт в судебной практике Швеции, а также в Северной Америке, — это так называемый опросник PCL-R (контрольный список Хейра) на 20 пунктов. С его помощью определяют степень психопатичности криминальных групп.

    При использовании контрольного списка Хейра, включающего критерии для определения психопатии, человеку начисляют один балл за свойства, присущие его личности в той или иной степени, и два балла за те, которые присущи полностью. Максимум можно получить 40 баллов. В разных странах, чтобы характеризовать человека как психопата, достаточным считается разное количество баллов.

    Вокруг этого списка разворачивается много споров, особенно в США, поскольку он считается устаревшим, хотя очень многие его по-прежнему используют в судебной сфере.

    Двадцать критериев психопатии Роберта Хейра

    1. Разговорчивость / поверхностное обаяние

    2. Завышенная самооценка / напыщенность

    3. Потребность в постоянном возбуждении, напряжении / склонность к скуке

    4. Патологическая лживость

    5. Коварство / склонность к манипулированию

    6. Неспособность испытывать чувства вины и стыда

    7. Поверхностность эмоций

    8. Холодность / отсутствие эмпатии

    9. Паразитический образ жизни

    10. Слабый самоконтроль, например, легко возникающая агрессия

    11. Беспорядочная и эгоистичная сексуальная жизнь

    12. Поведенческие проблемы с раннего возраста (до 12 лет)

    13. Неспособность ставить реалистичные долгосрочные цели (неумение смотреть в будущее)

    14. Импульсивность

    15. Безответственность, скажем, в роли родителя или руководителя

    16. Неумение отвечать за свои поступки

    17. Многочисленные краткосрочные отношения, похожие на брак

    18. Преступления в подростковом возрасте (до 15 лет)

    19. Нарушение условий досрочного освобождения, преступления, совершенные в этот период

    20. Криминальная многофункциональность, преступления разного типа, например: нарушение частных границ, кража, торговля наркотиками, незаконное лишение свободы другого человека, убийство или покушение на убийство, сексуальные преступления, оскорбления, мошенничество, побег из тюрьмы.

    Люди с расстройствами личности (а это уже диагноз) часто имеют психопатические черты. Разница между этими двумя понятиями заключается в том, что при формировании комплекса критериев при определении расстройства личности подчеркивается преступное и асоциальное поведение.

    Когда же речь идет о психопатии, отмечается пренебрежительное отношение к другим людям, даже если оно не является нарушением закона. Далее мы опишем людей, которые подходят под критерии обоих понятий.

    Spektrum.de
    Dagens Nyheter
    Aftonbladet
    China Youth Daily

    В американском диагностическом мануале и европейской системе классификации болезней диагноз «расстройство личности» опирается на поведенческие особенности. Во многом он похож на психопатию, и часто его ставят как раз преступникам. Как уже было сказано, в закрытых исправительных учреждениях 15-20% задержанных имеют явные психопатические черты. У большинства людей с психопатией есть также диагноз «антисоциальное расстройство личности», если верить книге «Психопат: реальность за мифами».

    В ходе исследования, проведенного среди 4 тысяч мужчин-призывников, самостоятельно прошедших тест на психопатию и набравших достаточно много баллов, выявили две группы: с одной стороны дерзкие, любящие приключения и авантюры, не склонные к тревоге и депрессии молодые люди, с другой — те, для кого характерны тревожность, депрессия и телесные недуги.

    Вот три преступных типа с разной степенью психопатичности, смоделированные на основе воображаемого ограбления банка. Они описаны в книге «Психопат: реальность за мифами».

    Патрик

    Сильно выраженные психопатические черты. Это контролируемая и холодная психопатия, делающая его невероятно храбрым и спокойным в стрессовых ситуациях, например, во время ограбления банка. Способен спланировать очень сложные преступления без тени волнения. Типичен для своей группы, человек с большим потенциалом. Если бы он не попал в преступную среду, мог бы многого добиться в другой сфере. Может управлять другими людьми и хорошо умеет организовать их. Фронтальные доли его мозга, те самые, с помощью которых человек принимает решения, очень хорошо развиты. Другие же, по мнению ученых, развиты гораздо хуже. Например, те, с помощью которых мы оцениваем разные вещи или формируем свой моральный компас, предпочитая, скажем, никого не убивать. Патрик умен и общителен, сем многих вводит в заблуждение. Даже в исправительных учреждениях многие поддаются на обаяние самоуверенного и склонного к манипулированию Патрика.

    Одна из причин невероятной храбрости и бесстрашия такого человека: его симпатическая нервная система работает не так, как у нас.

    Клас

    У него черты психопатии выражены меньше. Он импульсивен, но не так стрессоустойчив. Он явно занервничал, когда в банке во время ограбления, спланированного Патриком, начался хаос. Система вознаграждения в мозгу у Класа работает немного необычно. Кроме того, у него проблемы с так называемой рабочей памятью. Ему трудно сохранять в рабочей памяти информацию. Вероятно, у него синдром дефицита внимания и гиперактивности. Ему трудно что-то планировать, завершать начатое и концентрироваться. Им легко управлять, что очень удобно для Патрика, когда тот, например, продумывает преступление.

    Андерс

    Ему поставили диагноз «антисоциальное расстройство личности», но выраженных черт психопатии у него нет. Он способен оценить себя со стороны. Он хочет стать лучше и уйти из криминального мира. В исправительных учреждениях он активно участвует в реабилитационных программах.

    Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

    ПСИХОПАТИИ ТРИАДА ГАННУШКИНА

    ПСИХОПАТИИ. ТРИАДА ГАННУШКИНА

    Ганнушкина-кербикова Триада Критериев Психопатий

    [Ганнушкин П.Б., 1933 Кербиков О.В., 1961]. 1) Выраженность патологических свойств личности до степени нарушения социальной адаптации; 2) их относительная стабильность, малая обратимость; 3) тотальность патологических черт личности, определяющих весь психический облик.

    Психопатии (от греч. psyche — душа и pбthos — страдание, болезнь) — патология характера, при которой у субъекта наблюдается практически необратимая выраженность личностных свойств, препятствующих его адекватной адаптации в социальной среде. Различают психопатии ядерные (врожденные или конституциональные) и приобретенные. Последние возникают как следствие травмы головного мозга, инфекции, интоксикации, психотравмы и т. д. Конституциональные психопатии обусловлены врожденной неполноценностью нервной системы, вызванной факторами наследственности, вредностями, воздействующими на плод, родовой травмой и т. п. Конституциональные психопатии проявляются уже в детском возрасте в виде нарушений эмоционально-волевой сферы, при этом интеллект может быть относительно сохранным. Степень выраженности психопатии во взрослом возрасте зависит от условий воспитания и влияния окружающей среды. Проявления психопатии разнообразны. Несмотря на редкость чистых типов и преобладание смешанных форм, принято выделять следующие классические типы: 1) циклоиды, основной признак которых — постоянная смена настроения с колебаниями цикла от нескольких часов до нескольких месяцев; 2) шизоиды, для которых характерны уход от контактов, замкнутость, скрытность, легкая ранимость, отсутствие эмпатии, угловатость движений; 3) эпилептоиды, основной признак которых — крайняя раздражительность с приступами тоски, страха, гнева, нетерпеливость, упрямство, обидчивость, жестокость, склонность к скандалам; 4) астеники, которым свойственны повышенная впечатлительность, психическая возбудимость, сочетающаяся с быстрой истощаемостью, раздражительность, нерешительность; 5) психастеники — тревожные, неуверенные в себе, склонные к постоянным раздумьям, патологическим сомнениям; 6) паранойяльные психопаты — склонны к образованию сверхценных идей, упрямы, эгоистичны, отличаются отсутствием сомнений, уверенностью в себе и завышенной самооценкой; 7) истерические психопаты — характеризуются стремлением во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих, при этом оценка ими реальных событий всегда искажена в благоприятную для них сторону, в общении манерны, театральны; 8) неустойчивые психопаты — основные признаки: слабохарактерность, отсутствие глубоких интересов, податливость влиянию окружающих; 9) органические психопаты — отличаются врожденной умственной ограниченностью, могут хорошо учиться, но бесплодны, когда нужно применить знания или проявить инициативу, умеют «держать себя в обществе», но банальны в суждениях. Четкой границы между психопатией и вариантами нормальных характеров не существует. Указанным типам психопатов в норме соответствуют натуры с подобным характерологическим складом, но без патологической (психопатической) выраженности (см. Акцентуация характера). Под влиянием болезни или психотравм у психопатов могут возникать острые и затяжные реактивные и невротические состояния (см. Психогении), а также депрессии. В профилактике психопатии большое значение имеет адекватное воспитание, психотерапевтическое (см. Психотерапия) и психофармакологическое (см. Психофармакология) лечение.

    Динамика психопатий

    Динамика психопатий может изменяться в связи с присоединяющимся алкоголизмом и злоупотреблением наркотиками. Токсикомании в таких случаях не только видоизменяют картину психопатии, но и сами приобретают более злокачественное течение. Токсикомании у психопатических личностей свойственны компульсивность влечения, более тяжелый абстинентный синдром, раннее появление психотических расстройств и признаков органического психосиндрома. Склонность к хроническому алкоголизму и наркоманиям чаще наблюдается при пограничном расстройстве личности, но возможна и при других типах личностных аномалий (возбудимом, истерическом) Пристрастие к наркотикам обнаруживается также у шизоидов [Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980; Личко А. Е., 1983]. Присоединение Токсикомании приводит к учащению аффективных и грубых истерических реакций с демонстративными суицидальными попытками, усилению дисгармоничности личности в целом. При этом обычно выявляются факультативные или ранее скрытые психопатические черты, усиливаются раздражительность, злобность, гневливость, расстройства влечений и нередко впервые появляются асоциальные формы поведения.

    Клиническая картина декомпенсаций (особенности клинических проявлений, тяжесть и длительность), а также тенденции к дальнейшему развитию психопатии после декомпенсации определяются не только внешними воздействиями, но и выраженностью и типологическими различиями психопатических изменений. При разных типах психопатий конфликты и реакции возникают по разным причинам, имеют разное содержание. Так, шизоидные, уклоняющиеся и зависимые личности лучше адаптированы в семейных условиях, но легко декомпенсируются в связи со служебными конфликтами. Импульсивные (возбудимые), наоборот, прежде всего окружены семейными неурядицами. Они нетерпимы в семье и представляют значительно меньшие трудности в производственных условиях. Истеричные «истеричны» всюду, но лишь в соответствующей ситуации. К армейским условиям со строгим распорядком и жесткой дисциплиной успешно приспосабливаются ананкасты, в то время как лица из круга диссоциальных и импульсивных быстро декомпенсируются.

    На протяжении жизни аномальных личностей, как правило, происходят сдвиги, чаще всего совпадающие с возрастными кризами. Наиболее опасны в плане декомпенсации периоды полового созревания и инволюции. Первый из них можно разделить на две фазы — подросткового и юношеского возраста. Подростковый возраст (11—15 лет) сопровождается лабильностью эмоций и крайней неуравновешенностью поведения с бурными аффективными реакциями, резкими немотивированными переходами от подавленности и слезливости к безудержной и шумной веселости. Подростки в это время стремятся к самоутверждению, становятся непоседливыми, беспокойными, эгоцентричными, упрямыми, непослушными и вспыльчивыми: незначительные препятствия могут стать поводом для аффективных вспышек с гневливостью, обмороками и истерическими припадками. Наблюдаются также реакции оппозиции, имитации, отказа [Гурьева В. А. и др., 1994]. Для юношеского возраста (16—20 лет) наряду с сохраняющейся аффективной лабильностью характерно изменение круга интересов и всего строя мышления с обостренной рефлексией, увлечением «вечными», неразрешимыми вопросами, сложными философскими системами (метафизическая интоксикация). С 20—25 лет постепенно уменьшаются интерперсональные конфликты и другие проявления декомпенсации, приводящие к нарушениям социальной адаптации или даже подлежащие лечению. Характер становится более уравновешенным, постепенно возрастает способность к адаптации при изменяющихся требованиях жизни.

    В периоде возрастной инволюции (45—60 лет) психопатические особенности личности вновь усугубляются и становятся, по выражению W. Bayer (1951), гипертипическими. В этом возрастном периоде, так же как и в возрасте полового созревания, резко увеличивается вероятность нарушения психического равновесия, что связано с процессом старения и с сопутствующей церебрально-сосудистой патологией: уменьшается гибкость суждений и поведения в целом, ослабевают активность и инициатива, нарастают консерватизм и ригидность или, напротив, эмоциональная лабильность, раздражительность, плаксивость. У психопатических личностей в этом возрасте обнаруживается особая уязвимость к изменениям привычного жизненного стереотипа (перемена работы или места жительства, выход на пенсию и пр.).

    Среди внешних факторов, ведущих к декомпенсации, чаще всего выступают утрата лиц из ближайшего окружения, ухудшение собственного соматического состояния, конфликты в семье [Михайлова Н. М., 1996]. В клинической картине обычно доминируют аффективные нарушения с пессимизмом, чувством уныния, неуверенностью в себе, тревогой за будущее. Иногда декомпенсация затягивается. Нередки массивные истерические проявления, депрессивно-ипохондрические состояния с повышенной заботой о своем здоровье и преувеличенным вниманием к малейшим соматическим недомоганиям. Возможно также резкое усиление конфликтности с утрированным правдоискательством и сутяжничеством.

    В самом общем виде можно выделить два основных направления дифференцировки механизмов адаптации. При первом из них определенное равновесие психопатической личности со средой достигается путем сужения сферы деятельности и ограничения связи с окружающими до пределов их выносливости.

    Второй путь адаптации психопатических личностей — повышенная активность, стремление к практическим успехам и приобретению материальных благ.

    В качестве конституционально обусловленных чаще всего выступают психопатологические образования, формирующиеся на одной «оси» с патохарактерологическими комплексами и являющиеся по форме и содержанию их «прототипами». Например, патохарактерологические расстройства тревожного (уклоняющегося) типа ассоциированы с социофобией; врожденная брезгливость, чистоплотность (сверхчистоплотность — по S. Verhaest, R. Pier-loot, 1980) выступает на одной «оси» с мизофобией; проявления ананкастического склада — с навязчивостями повторного контроля (перепроверка привычных действий: запирание дверей, перекрывание газа или водопровода и т. п.). В ряде случаев конституционально свойственная акцентуация сферы самосознания, одержимость процессами собственной интеллектуальной либо телесной сферы в периоды декомпенсации психопатии проявляются симптомокомплексами идеаторной деперсонализации, сверхценной или сенсоипохондрии.

    К отличительным признакам конституционально обусловленных психопатологических феноменов относятся изолированность проявлений и стойкость симптомокомплексов, иногда сохраняющихся в неизменном виде на протяжении многих лет. Рассматриваемые психопатологические образования выступают чаще всего в качестве факультативных расстройств и не определяют состояния в целом; они не нарушают существенным образом социальный гомеостаз и, как правило, эгосинтонны, не противоречат конвенциональным представлениям о нормальных проявлениях психической жизни, психологически понятных привычках. Происходящая в пределах одной «оси» трансформация патопсихологических расстройств в психопатологические порой происходит столь плавно, что эти феномены почти не поддаются дифференциации. Так, H. C. Rumke (1967), рассматривая возможность интерпретации некоторых навязчивостей как количественного усиления характера, указывает, что такие личностные черты, как скупость, чрезмерная педантичность, скрупулезность, сами по себе уже являются навязчивостями.

    В соответствии с систематикой П. Б. Ганнушкина к патологической динамике относятся: 1) спонтанные (аутохтонные) фазы, 2) патологические реакции, т. е. психопатические, невротические или психотические симптомокомплексы, возникающие в ответ на внешние соматические или психические воздействия.

    ——————————————————————————————

    ПСИХАСТЕНИЧЕСКИЙ ТИП ПСИХОПАТИИ

    В любом руководстве или специальном труде, посвященном психастении, вы обязательно прочтете много добрых слов и сочувствия этим людям. Многие психиатры, ни мало не сумятясь, называют себя психастениками. Однако этому состоянию, до настоящего времени не дадено единого определения, А.С.Суханов называл их тревожно-мнительными личностями, П.Б.Ганнушкин — психастениками, К.Шнейдер ассоциирует их с сенситивнымй шизоидами, а Н.Петрелович определяет их как ананкастов. И так можно продолжать очень долго. В 10-й международной классификации заболеваний они описываются под рубрикой «обсессивно-компульсивных расстройств личности». Множество наименований одной и той же нозологии говорит либо о неопределенности этого состояния, либо подчеркивает различные грани характера одной и той же личности. Последнее, по-видимому, наиболее верное предположение, хотя и первое тоже небезосновательно.

    Попытаемся и мы выделить главные, наличествующие у любого психастеника особенности психики. По моему глубокому убеждению, в основе характера психастеника лежит неспособность из множественного ряда вариантов решения задач /а вся жизнь состоит из бесконечного решения тех или иных задач/ выбрать единственную альтернативу. Приняв же решение — неукоснительно следовать ему. В этом отношении они напоминают небезызвестного буриданова осла, который, как вы знаете, околел от голода рядом с двумя равновеликими охапками сена. Естественная для любого человека рефлексия гипертрофируется у больных до крайности, превращая пациента по сути дела в инвалида, не способного самостоятельно принять ни одного решения. Именно это расстройство мышления, по нашему мнению, приводит к основным характерологическим качествам психастеника. Какие это качества?

    В первую очередь крайняя нерешительность с бесконечными переборами возможных вариантов суждений, поступков, опенка людей, истинности чувств как своих, так и окружающих. Их решения бесконечно выверяются и никогда не определяются непосредственными чувствами. Это в конечном итоге приводит к тому, что психастеники вынуждены обращаться за советами к родным, близким, сослуживцам по любому поводу. Если вопросы касаются мелких бытовых проблем, то помощь окружаюцих оказывается вполне адекватной и достаточной /какой купить костюм, в какой театр пойти и т.д./. Настоящая трагедия разыгрывается при сугубо личных решениях, кординальных для личности проблем: выбора специальности, близкого человека, спутника жизни и т.д. Их естественные желания и тенденции постоянно входят в противоречие с зачастую утрированными этическими нормами, гипертрофированными по строгости моральными принципами. Наиболее сложными и болезненными для них оказываются решения морально-этических проблем. Именно такие ситуации декомпенсируют пациентов. Они непрерывно обращаются за советами ко всем, естественно, получают противоречивые рекомендации и, в конце концов, вынуждены искать предлог, который позволит хоть на время отложить решение проблмы. Появляется мнительность по отношению к своему здоровью, формируются ипохондрические идеи /доминирующие, навязчивые, сверхценные/, легко трансформирующиеся в обсессивно-фобический невроз. Только не надо думать, что неврозом пациенты заболевают по собственному желанию, это все-таки патологическая психологическая защита, болезненная адаптация к среде. Боязливые, стеснительные, застенчивые, постоянно озабоченные, как бы не утрудить собой окружающих, в невротической декомпенсации становятся назойливыми, эгоистичными, иной раз беспардонными /не в том ли истинная сущность лсихастеничных?/ Принятое наконец-то решение могут реализовывать с паранойяльной настойчивостью и бескомпромисностью.

    Но и вне декомпенсации психастеники постоянно находят повод для сомнений и бесконечной рефлексии. Их сомнения всегда направлены в будущее как в отношении себя, так к близких. Предполагаемая командировка родных в их воображении сопрягается с возможными катастрофами и несчастьями. Больные не находят себе места, тревожатся по любому поводу, начинают верить иной раз в самые нелепые приметы. Именно такие пациенты являются крайне заботливыми родителями, опекающими своих детей в любых ситуациях, боящиеся малейших простуд и просто переходов улицы с оживленным транспортным движением.

    Жестко формализованные быт и производство позволяют психастеникам достаточно хорошо компенсироваться. Например, строгая регламентация обязанностей в воинских частях нередко привлекает пациентов к службе в армии. Исполнительные, обязательные, они могут проявить незаурядное упорство в исполнении уставов, наставлений. Настоящим бедствием для окружающих становится психастеник на какой-либо бюрократической должности. Понимая, сочувствуя и сопереживая просителю, он ни на йоту не отступит от предписаний, какими бы устаревшими и даже нелепыми они ни были. Именно такие бюрократы, не умея и не желая принимать на себя ответственность, могут до бесконечности откладывать, согласовывать решение в нетрадиционных ситуациях. Психастеник-преподаватель ни на шаг но отступит от программы, какой бы недостаточной она ни была, при том, что в частной беседе может блеснуть незаурядной эрудицией, тонкими и правильными суждениями, критическим отношением.

    Еще Т.И.Юдин выделял как бы две подгруппы психастеников. Одни приближаются к астеничным шизоидам, в основе их характерологических особенностей лежат тревожная мнительность, сенситивность, конфузливость, робость, стеснительность, гипертрофированные морально-этические установки. Именно эти больные декомпенсируются обсессивно-фобическими расстройствами. Другие, напротив, находятся ближе к стеничному полюсу. Они тоже мнительны и неуверенны, но сомневаются больше в других, чем в себе. Недоверчивые, настороженные вплоть до подозрительности, стремятся проверять и перепроверять идеи и действия окружающих. Этот вариант пациентов демонстрирует некоторую эмоциональную сухость, отгороженность. Они внешне холодны, беспристрастны, аккуратны и безукоризненно корректны. Жизнь для них как бы лишена полутонов и обертонов, а потому их суждения весьма категоричны. В вопросах морали они столь же излишне категоричны и ригидны. В практической деятельности нередко предстают весьма стеничными личностями, хотя и ограниченными строгими рамками регламента. Внешне больные подтянуты, акуратны, большие приверженцы порядка и стереотипных сорм поведения. В рабочей среде формальны, педантичны, эгоистичны. Встречая препятствия, становятся раздражительными до гневливости /особенно с подчиненными/, занудливыми и назойливыми вплоть до кратковременных сутяжных реакций. Т.е. этот вариант психастеников чем-то напоминает эпилептоидов. Для них наиболее патогенной оказывается ситуация с ломкой динамического стереотипа, на которую они реагируют невротическими депрессиями различной продолжительности, которые в свою очередь могут декомпенсировать их в среде.

    Но, как нам представляется, подобное деление весьма условно. В различных жизненных коллизиях, психастеники могут поворачиваться к наблюдателю то одной, то другой стороной характера. Большую роль, по-видимому, играет и приобретаемый в процессе жизни опыт. В юности и молодости — тревожно-мнительны, в зрелом возрасте как одна из форм психологической защиты начинает превалировать аккуратность и педантизм. Т.е., наверное, мы видим всего лишь определенную динамику развития характерологических особенностей психастеника.

    Становление психастенического характера в детстве хорошо описано Г.Е.Сухаревой. Уже в дошкольном возрасте и начальных классах можно отметить выраженные застенчивость, робость, боязнь незнакомых, всего нового. С раннего детства они отличаются повышенной впечатлительностью и склонностью к фантазированию, как результат богатого воображения — ночные детские страхи, боязнь закрытых помещений, темноты /зарницы психоза?/ В школе психастеничные подростки боятся опоздать на уроки, не выполнить задание, оконфузиться у доски. У них рано появляются суеверия в различные приметы, легко формируются защитные ритуалы. В третьем пубертатном кризе опасения усложняются, легко перерастают в истинные фобии типа страха покраснеть, скомпрометировать себя перед окружающими какими-либо физиологическими отправлениями, как результат — почти обязательные дисморфофобии, надолго сохраняющиеся у больных. К концу третьего пубертатного криза психастеников буквально обуревают морально-этические проблемы с обсессивно-фобическими реакциями, которые и декомпенсируют пациентов в среде до 30 — 40 лет. А позже постепенно формируется педантизм, занудливость, определенная эмоциональная холодность, которые при ломке динамического стереотипа могут декомпенсировать психастеников зрелого возраста депрессиями.

    Прошу обратить внимание на то, что почти вся жизнь поихастеничных сопровождается деперсонализационными расстройствами /обсессии, фобии/. Постепенно к зрелому возросту нарастает черствость, холодность /нарушение эмоционального резонанса?/ Социальные контакты сохраняются по большей части только с родными и близкими. Мы уже говорили о постепенном изменении характера. Добавим замедление онтогенетического развития личности и стеничность, реализуемую только для сохранения консервативных установок, отторжение всего нового и не-стереотипного. Невольно возникает вопрос, а не дисфренический ли мы видим синдром, и чем подобная динамика заболевания отличается от малопрогредиентной так называемой психастенической формы шизофрении? В 60 годы Н.Д.Лакосина опубликовала свои катамнестические наблюдения за 17 больными, страдающими психастенией. По ее мнению в зрелом возрасте пациенты стали напоминать больных, страдающих вялотекущей формой шизофрении. Конечно, 17 случаев далеко не репрезентативное наблюдение, но в свете сказанного заставляет весьма основательно задуматься над нозологической самостоятельностью психастении. Естественно, имеется в виду те случаи, когда пациенты декомпенсируются в среде, а не нормальные характеры.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Говоря о психопатиях вообще, мы не можем не остановиться на работе П.Б.Ганнушкина, затрагивающей вопросы динамики этого заболевания. В главах, посвященных отдельным формам психопатий, мы уже пытались осветить эти вопросы, но необходимо провести общий обзор вопроса, пытаясь найти какие-то общие закономерности. Все психопаты, по большей части, декомпенсируются невротическими реакциями в ответ на трудные для них социальные условия. Но возможны и аффективно-шоковые реакции, а также реактивные психозы /истерические, реактивные параноиды или реактивные депрессии/. Специфические формы декомпенсаций приимущественно возникают на заключительном этапе третьего пубертатного криза и не позднее 25 — 30 лет. Позже декомпенсации весьма вероятны в возрасте обратного развития.

    Декомпенсируют больных в среде не только реакции в ответ на сверхтяжелую и патогенную для них ситуацию. На протяжении всей жизни у больных отмечаются аутохтонные колебания настроения от легких субдепрессий невротического регистра, различного рода дистимий по типу вегетативной дистимии Лемке или эндореактивной дистимии Вайбрехта до тяжелых психотических депрессивных фаз. Конечно, каждая группа психопатий несет свои, специфические особенности аутохтонных декомпенсаций.

    Наконец, нельзя не упомянуть и о возможности определенного развития психопатической личности. Группы астеничных и вообще сенситивных психопатов к тридцати годам приобретают определенную педантичность, аккуратность, исполнительность, сужение социальных контактов, ограничивающихся по большей части внутрисемейными. Формируется консервативность установок и взглядов на жизнь. Т.е. исподволь нарастает легкая эпилептоидия. Эти качества способствуют сохранению сил больных, оберегают от излишних переживаний, а значит и компенсируют их в среде, что и наблюдается в практике. Несколько иная динамика развития у лиц со стеничным жалом. Обычно усиливаются эгоистические тенденции, самолюбие и гордость, позволяющие как бы отстраняться от мелочей быта, игнорировать их. Одновременно формируются недоверчивость, подозрительность и способность как бы откладывать эмоциональные реакции на более поздний период /если хотите — эмоциональная брадипсихия/. По-видимому, это позволяет обдумать складывающуюся ситуацию, найти недекомпенсирующие методы разрешения конфликтов, а значит, способствует компенсации пациентов в среде.

    Поговорить о реакциях, фазах и развитиях хотя бы коротко, по нашему мнению, было абсолютно необходимо. Реакции на средовые факторы говорят о большой значимости в генезе психопатий реактивного радикала, аутохтонные фазы — об эндогенной предрасположенности. Наконец, сам факт наличия развитий в клинике психопатий ставит под сомнение основные критерии диагностики, а именно — стабильность патологических черт личности и их тотальный характер. На это особое внимание обратил О.В.Кербиков. В своей актовой речи он приводил данные катамнестических исследований 34 больных психопатиями, диагноз которым был выставлен в юности самой Г.Е.Сухаревой. Результаты обследования оказались по меньшей мере ошеломляющими: через десятилетия 24 пациента оказались абсолютно здоровыми, у 7 больных — ошибка диагностики /шизофренический дефект, органическое слабоумие/. Олег Васильевич делает вывод, что психопатия — прерогатива юности и молодости /где стабильность?/ Затем, по его мнению, может наступить депсихопатизация. Почему «может», а не наступает депсихопатизация? Дело в том, что 37 наблюдений не позволяют с категоричной уверенностью утверадать этот постулат, клиника же психопатий демонстрирует немало пациентов с психопатическим характером и после 30 лет. В дальнейшем О.В.Кербиков о сотрудниками стал изучать “поздние» психопатии и обнаружил у них определенную связь воспитания с формой психопатии и типом патологического реагирования. По его мнению ранняя «безнадзорность» у лиц о преморбидно стеничным радикалом способствует формированию эксплозивности, несдержанности, гневливости, т.е. отсутствуют эмоциональные задержки, страдают тормозные процессы. Воспитание типа «кумир в семье» у лиц с преморбидно напряженными эгоистическими тенденциями способствует формированию истерической психопатии с ее демонстративностьто и эпитимией. Частые болезни, суровость воспитания, социальная угнетенность /воспитание типа — «золушка»/ у лиц с астеническим жалом, соматически ослабленных сформирует астеническую психопатию. Наконец, «гиперопека» при соответствующем преморбиде способствует возникновению таких черт характера, как нерешительность, неуверенность в своих силах, неспособность самостоятельно принимать решения, а в выраженных случаях возможно формирование психастенической психопатии. Так появилось учение о «краевых психопатиях», «патохарактерологических развитиях личности. В становлении этих форм заболевания ведущую роль играет среда, ее воспитывающий компонент. Присмотревшись к «краевым психопатиям», мы без труда выявим, что больные критичны к своему болезненному состоянию, тяготятся им, стремятся противостоять нажитым характерологическим особенностям. Таким образом, они приближаются по своим клиническим характеристикам к неврозам, а именно — к невротическим развитиям личности. Место «ядерных» форм психопатий осталось неопределенным. Как видите, вопросов остается масса, и на большинство из них сегодня ответов нет. Недаром психопатии относят к пограничным состояниям, где границы неопределенны, нечетки, а учения о них далеко не завершено.

    Сегодня большие сомнения вызывают и различные классификации психопатий. Психиатры отказались от клинических классификаций С.А. Суханова, Э.Кречмера, а 10-я международная классификация болезней практически проигнорировала и синдромологическую, описание состояний дается в психологических терминах, почти не упоминаются реакции, игнорируются фазы и развития патологической личности. Впрочем, до сих пор, как уже говорилось, нет ясности в этиологии, патогенезе и весьма сомнительны критерии диагностики.

    Психопатия: клинический диагноз | Психология сегодня

    Глаза психопата

    Источник: Public Domain

    Психопатия — это антисоциальное расстройство личности, которое сильно коррелирует с преступностью и насилием. Концепция психопатии была известна на протяжении веков, но только в последние годы ей было уделено значительное внимание исследованиям. В частности, Роберт Хейр, известный исследователь в области криминальной психологии, возглавил исследовательские усилия по разработке ряда инструментов оценки для оценки личностных черт и поведения, присущих психопатам.

    Доктор Хэйр и его сотрудники разработали Пересмотренный контрольный список психопатий (PCL-R) и его производные, которые обеспечивают клиническую оценку степени психопатии, которой обладает человек (1).

    Основанный на 40-летних интенсивных эмпирических исследованиях, PCL-R был признан мощным инструментом для оценки этого серьезного и опасного расстройства личности. Конкретные критерии оценки оценивают двадцать отдельных пунктов по трехбалльной шкале (0, 1, 2), чтобы определить, в какой степени они применимы к данному человеку.

    Инструменты, разработанные доктором Хэром и его коллегами, пытаются измерить определенный набор личностных черт и социально-девиантного поведения, которые подразделяются на четыре фактора: межличностный, аффективный, образ жизни и антисоциальный.

    Межличностные черты включают бойкость, внешнее обаяние, грандиозность, патологическую ложь и манипулирование другими. Аффективные черты включают отсутствие раскаяния и / или вины, поверхностный аффект, отсутствие сочувствия и неспособность принять на себя ответственность.Образ жизни включает поведение, направленное на поиск стимуляции, импульсивность, безответственность, паразитическую ориентацию и отсутствие реалистичных жизненных целей. Антисоциальное поведение включает плохой контроль за поведением, проблемы с поведением в раннем детстве, преступность несовершеннолетних, отмену условного освобождения и совершение различных преступлений.

    Психопатом считается человек, обладающий всеми межличностными, аффективными, образами жизни и антисоциальными личностными чертами, измеренными с помощью PCL-R.Клиническое обозначение психопатии в тесте PCL-R основано на пожизненном паттерне психопатического поведения.

    Результаты, полученные на сегодняшний день, предполагают, что психопатия представляет собой континуум, варьирующийся от тех, кто обладает всеми характеристиками и имеет высокие оценки по ним, до тех, кто также имеет эти черты, но имеет более низкие оценки. Этот PCL-R позволяет получить максимальный общий балл 40. Минимальный балл 30 требуется, чтобы обозначить кого-либо как психопата.

    Оценки психопатов сильно различаются, показывая, что среди тех, кто им болен, существует очень высокий или низкий уровни состояния.Психопаты, не являющиеся криминальными, обычно получают низкие оценки (около тридцати), в то время как психопаты-преступники, особенно насильники и убийцы, обычно получают самые высокие оценки (около сорока).

    Нет двух психопатов с одинаковыми баллами в тесте. Средний непсихопат набирает около пяти или шести баллов по тесту PCL-R.

    Доктор Хэйр и другие эксперты, в том числе судебные психологи и специалисты ФБР, считают психопатию наиболее важной концепцией судебной медицины в начале двадцать первого века.Из-за его значимости для правоохранительных органов, исправительных учреждений, судов и смежных областей необходимость понимания психопатии невозможно переоценить.

    Сюда входит знание того, как определять психопатов, вред, который они могут причинить, и как бороться с ними более эффективно. Например, понимание личности и поведенческих черт психопатов позволяет властям разрабатывать стратегии интервьюирования и допроса, которые с большей вероятностью будут эффективны при работе с ними.

    Манипулятивная природа психопатов и их навыки в искусстве обмана могут затруднить получение сотрудниками правоохранительных органов точной информации от них, если интервьюер не обучен особым методам допроса таких людей.Специалисты, работающие в системе уголовного правосудия, должны понимать психопатию и ее последствия, потому что они обязательно столкнутся с психопатами в своей работе.

    Примерно одна треть всех заключенных, которые считаются «антисоциальными расстройствами личности», соответствуют критериям тяжелой психопатии, указанным в пятом издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5).

    Впервые APA признало психопатию «спецификатором» клинического антисоциального расстройства личности в DSM-5, хотя психопатия до сих пор не является официально признанным клиническим диагнозом.Признание психопатии спецификой клинического ASPD со стороны APA стало результатом почти пятидесятилетних исследований и дискуссий.

    Это важно, потому что DSM-5 служит универсальным авторитетом для диагностики психических расстройств. DSM-5 был опубликован 18 мая 2013 года, заменив DSM-IV-TR, опубликованный в 2000 году.

    Основные сведения о психопатии

    Я исследую сильное восхищение публики печально известными психопатическими и смертоносными хищниками в своей работе криминолога и в своей книге Почему мы любим серийных убийц: любопытный призыв самых жестоких убийц в мире. Следуйте за мной @DocBonn в Twitter и посетите мой сайт docbonn.com.

    Эпидемиология, коморбидность и поведенческая генетика антисоциального расстройства личности и психопатии

    Psychiatr Ann. Авторская рукопись; доступно в PMC 2016 1 апреля.

    Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

    PMCID: PMC4649950

    NIHMSID: NIHMS704544

    Кимберли Б. Вернер

    1 Школа социальной работы Джорджа Уоррена Брауна, Вашингтонский университет, Санкт-ПетербургLouis, MO

    Lauren R. Few

    2 Департамент психиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета, Сент-Луис, штат Миссури

    Кэтлин К. Бухольц

    2 Департамент психиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета, Сент-Луис, Миссури

    1 Школа социальной работы Джорджа Уоррена Брауна, Вашингтонский университет, Сент-Луис, Миссури

    2 Кафедра психиатрии, Медицинская школа Вашингтонского университета, Сент-Луис, Миссури

    Для корреспонденции: Кимберли Б.Вернер, доктор философии Школа социальной работы Джорджа Уоррена Брауна Вашингтонский университет в Сент-Луисе 4560 Clayton Ave. 1000 CID Сент-Луис, MO 63110 Телефон: 314-286-2504 Факс: 314-286-2213 [email protected] См. Другие статьи в PMC, которые цитируют опубликованная статья.

    Abstract

    Психопатия теоретизируется как расстройство личности и аффективный дефицит, в то время как диагноз антисоциального расстройства личности (ASPD) в основном основан на поведенческих признаках. Хотя ASPD и психопатия схожи и в значительной степени сопряжены друг с другом, они не являются синонимами.ASPD был хорошо изучен в выборках сообществ, а его распространенность в течение жизни оценивается в пределах от 1 до 4% от общей популяции. 4,5 Напротив, психопатия почти исключительно исследуется в криминальных группах, поэтому ее распространенность в общей популяции определяется скорее психопатическими чертами, чем расстройством (1%). Также очевидны различия в этиологии и коморбидности между собой и другими психическими расстройствами этих двух расстройств. В данной статье будет кратко рассмотрена эпидемиология, этиология и коморбидность ASPD и психопатии, уделяя основное внимание исследованиям, проведенным в сообществе и клинических группах.Эта статья призвана выделить ASPD и психопатию как родственные, но разные расстройства.

    Введение

    Различие между диагнозами антисоциального расстройства личности (ASPD) и психопатии часто неправильно понимается в клинических условиях. ASPD — это клинический диагноз, включенный в Пятое издание «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-5), который классифицируется как «широко распространенный образец пренебрежения и нарушения прав других лиц с 15 лет» (стр. .659). 1 Психопатия также является расстройством личности, хотя и не включена в DSM, и характеризуется импульсивностью, поверхностным аффектом, поверхностным обаянием, черствостью и манипуляциями с двумя основными факторами — антисоциальными отклонениями и аффективными межличностными отношениями. 2 Для ASPD преобладают поведенческие черты, которые совпадают с симптомами антисоциального отклонения при психопатии, а для психопатии первостепенными являются аффективные и межличностные черты. 3 ASPD может быть наиболее хорошо оцениваемым диагнозом расстройства личности, поскольку он неизменно включается в общественные и национальные исследования.И наоборот, психопатия связана с преступным поведением и почти всегда диагностируется в тюрьмах; исследования за пределами криминального населения основаны в первую очередь на психопатических характеристиках как доверенном показателе психопатического диагноза.

    Хотя ASPD и психопатия схожи и сильно коморбидны друг с другом, они не являются синонимами, с различиями, очевидными на эпидемиологическом, этиологическом и коморбидном уровнях. В этом обзоре мы сосредоточим большую часть нашего внимания на сообществах и клинических группах, полагаясь на данные криминальных групп только при необходимости.В других обзорах этого выпуска будут рассмотрены исторические, связанные с развитием и нейробиологические различия между ASPD и психопатией.

    Эпидемиология

    Оценки распространенности ASPD в течение жизни среди населения в целом колеблются от 1 до 4%. 4,5 с показателями распространенности за последние 12 месяцев от 0,2 до 3,3%. 1 Эти оценки являются широкими, поскольку диагноз ASPD основан на диагнозе расстройства поведения до 15 лет (критерий C), который не всегда полностью оценивается.Тем не менее, требование этого критерия детства дает представление о ASPD как о стойком расстройстве личности, имеющем корни на раннем этапе развития. Пол также играет роль в ASPD, поскольку у мужчин в 3-5 раз больше шансов получить диагноз ASPD, чем у женщин, при этом 6% мужчин и 2% женщин соответствуют критериям DSM-IV для ASPD 5,6 в население в целом, что также верно для клинических выборок, основанных на клиниках первичной медико-санитарной помощи (8% мужчин против 3% женщин). 7 В недавнем обзоре обобщены показатели ASPD в различных психиатрических учреждениях и процедурах оценки, причем оценки ASPD варьируются от 1.От 0 до 18,2%. 8 В тщательном исследовании, проведенном в общей психиатрической амбулатории с использованием полуструктурированных оценок для диагностики расстройства личности, 3,6% соответствовали критериям DSM-IV для ASPD. 8 Самые высокие оценки ASPD (более 70%) были зарегистрированы в клинически подтвержденных популяциях мужчин с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. 9

    В отличие от обширных эпидемиологических исследований по ASPD, предполагаемая распространенность психопатии среди населения в целом менее хорошо охарактеризована.Золотым стандартом диагностической оценки психопатии является Пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R). 2 Однако эта оценка требует как интервью, так и обзора преступной истории человека (легко доступно в судебно-медицинских учреждениях, но трудно получить для общей выборки населения), и поэтому она обычно не используется в эпидемиологических исследованиях; для этих последних исследований вместо диагностики психопатические характеристики, такие как Контрольный список психопатии — Версия для скрининга (PCL: SV), приобретают психопатические черты (например.g., импульсивность, черствость и т. д.), которые не позволяют поставить полный диагноз. 10

    В судебно-психиатрических выборках психопатия преобладает у 3% пациентов; 11 однако, по причинам, описанным ранее, точная распространенность психопатии среди населения в целом остается неизвестной. Оценки, основанные на психопатических чертах, как сообщили Neumann и Hare 12 , показали, что 1,2% населения в целом имеют баллы в диапазоне, указывающем на потенциальную психопатию; более поздний отчет подтвердил эту оценку, обнаружив, что 1% людей в условиях сообщества соответствуют клиническим уровням психопатических черт. 13 Подобно ASPD, мужчины демонстрируют более высокий уровень психопатических качеств по сравнению с женщинами. 12

    Помимо увеличения распространенности APSD и психопатических черт у мужчин, более молодые люди и люди с более низким уровнем образования также подвержены более высокому риску обоих диагнозов. 6 Было обнаружено, что люди с более низким коэффициентом интеллекта подвержены более высокому риску ASPD 14 , и было обнаружено, что интеллект отрицательно коррелирует с психопатическими особенностями. 12 Что касается течения этих расстройств, то уровни распространенности как ASPD, так и психопатии, как сообщается, неуклонно снижаются с возрастом в криминальных когортах 15 и эпидемиологических выборках. 6 Предполагается, что это снижение является результатом как увеличения уровня смертности, связанного с антиобщественным поведением, так и изменения личностных качеств на протяжении всей жизни. 16

    Этиология

    Чтобы разделить ASPD и психопатию на этиологическом уровне, исследователи использовали поведенческие генетические исследования для оценки наследственности этих расстройств.Моделирование поведенческой генетики, часто получаемое на основе данных о семье и близнецах, позволяет оценить генетическое влияние на конкретный признак. Исследования близнецов, в частности, анализируют вариацию данного расстройства / признака на генетические, общие и не общие экологические эффекты. В целом, оценки наследственности антисоциального поведения (компонента как ASPD, так и психопатии) были неоднозначными: в одном исследовании сообщалось о небольшом количестве 17 , а в других — о высокой (71%) наследуемости. 18 Эта неоднородность оценок наследуемости может отражать характеристики выборки [например, возраст, пол, характер выборки (сообщество v клинический) и т. Д.] И методологические несоответствия (например, квалификация эксперта, инструмент оценки и т. Д.). Недавние обзоры и метаанализы показали сильные генетические эффекты на антисоциальное поведение и общие и индивидуальные факторы окружающей среды. 19,20 Важно отметить, что метаанализ Ри и Уолдмана 2002 года показал как аддитивный, так и неаддитивный генетический вклад в антисоциальное поведение (32% и 9% соответственно), а также 16% дисперсии, объясняемой общим окружением, а остальные 43. % объясняется индивидуальным влиянием окружающей среды. 19 С момента публикации этого метаанализа другие исследования дали оценки наследственности в аналогичном диапазоне — 38% генетический вклад в дисперсию антисоциального поведения. 21

    Исследований наследственности ASP-расстройства очень мало. Одно из немногих исследований было проведено Фу и его коллегами 22 с использованием выборки из реестра близнецов Вьетнамской эры только для мужчин. Они отметили, что 69% и 31% вариации ASPD были связаны с генетическим и индивидуальным влиянием окружающей среды соответственно, без каких-либо доказательств общего влияния окружающей среды.Эти результаты в значительной степени согласуются с более ранними исследованиями, указывающими на умеренную корреляцию между пробандом и относительным статусом ASPD ( r = 0,43 +/- 0,05) 23 , предполагая семейную агрегацию ASPD. Однако семейные исследования не позволяют отделить генетические влияния от общих влияний окружающей среды.

    Исследования генетического и экологического вклада, лежащего в основе психопатии, основывались на самоотчетах о психопатических чертах, а не на диагностике, и предполагали, что психопатические черты имеют существенное генетическое влияние.Rhee and Waldman 19 включили исследования, изучающие психопатические черты как независимую конструкцию. Результаты наиболее подходящей модели показали, что 49% дисперсии самооценки психопатии было связано с дополнительными генетическими эффектами, а 51% — с индивидуальными воздействиями окружающей среды при скудных доказательствах общих влияний среды. Более поздние генетические исследования подтвердили эти результаты как у взрослых 24-26 , так и у подростков. 27

    В целом результаты этих исследований показывают, что как психопатические черты личности, так и ASPD находятся под влиянием аддитивных генетических факторов и необщих факторов окружающей среды без значительного вклада общей среды.Эти результаты отличаются от тех, которые указывают на значительный общий вклад окружающей среды в антиобщественное поведение. Одно из предлагаемых ограничений этого объема исследований состоит в том, что многие исследования наследственности психопатии оценивали только фактор антисоциального отклонения и не включали аффективно-межличностные черты, которые являются центральными для психопатической конструкции. Включение аффективно-межличностного фактора психопатии может изменить поведенческие генетические данные, раскрывая общую среду как значительную составляющую психопатии и различая наследуемость ASPD и психопатии.Для рассмотрения этой возможности необходимы дальнейшие исследования.

    Коморбидность

    ASPD и психопатия сами по себе являются очень коморбидными, а ASPD очень коморбидными с другими психическими расстройствами, особенно с употреблением психоактивных веществ и расстройствами настроения. Данные эпидемиологических выборок показывают, что у людей с ASPD в четыре раза больше шансов испытать расстройство настроения, в 13 раз больше шансов испытать расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ (SUD), и в 7 и 9 раз больше шансов иметь суицидальные мысли и попытки самоубийства, соответственно. . 28 Намного меньше известно о коморбидности, связанной с психопатией, и большая часть того, что известно, получена из судебно-психиатрических выборок.

    ASPD и коморбидность психопатии

    Как отмечалось ранее, ASPD и психопатия являются частично совпадающими конструкциями; тем не менее, взаимосвязь между ASPD и психопатией была последовательно показана как асимметричная, что означает, что почти все случаи психопатии (или оценка PCL выше 30) соответствуют критериям ASPD, тогда как только небольшая часть пациентов с ASPD соответствует критериям на психопатию. 29 Было высказано предположение, что эта асимметрия поддерживает идею о том, что психопатия является более тяжелой и насильственной формой ASPD. 30 Некоторые исследования совместной встречаемости этих расстройств подтверждают эту гипотезу, предполагающую, что психопатия и ASPD представляют собой расстройства различной степени выраженности в одном и том же континууме. 31 Несмотря на это, перекрывающиеся симптомы сильнее в пределах одних факторов психопатии, чем других. Было показано, что психопатия и ASPD схожи в области антисоциальности / отклонения, но аффективная / межличностная область психопатии, по-видимому, отличается и не сильно связана с ASPD. 30

    Коморбидность с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ

    Употребление психоактивных веществ и расстройства (SUD) являются наиболее сопутствующими состояниями с ASPD и психопатией. Люди с ASPD с гораздо большей вероятностью будут употреблять психоактивные вещества и получить диагноз SUD, и, наоборот, люди с SUD с большей вероятностью будут диагностированы с ASPD. Используя данные волн 1 и 2 Национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям (NESARC), крупное обследование домашних хозяйств в США, Трулл и его коллеги 5 сообщили, что люди с ASPD в 7-8 раз чаще соответствуют критериям для зависимость от алкоголя, в 15–17 раз выше вероятность соответствия критериям наркотической зависимости и в 5–6 раз вероятность возникновения никотиновой зависимости по сравнению с лицами без ASPD — в соответствии с оценками, полученными в других выборках сообществ 4 .Недавние данные показали, что 18,2% людей с каким-либо расстройством, связанным с употреблением наркотиков на протяжении всей жизни, и 9,1% лиц с расстройством, связанным с употреблением алкоголя на протяжении всей жизни, также соответствуют критериям ASPD. 32,33 Было также обнаружено, что наличие ASPD позволяет прогнозировать стойкое расстройство, связанное с употреблением каннабиса (OR = 2,46), алкогольную зависимость (OR = 3,51) и никотиновую зависимость (OR = 3,19) в течение трехлетнего периода. 34 По сравнению с пациентами с SUD без ASPD, пациенты с ASPD и SUD имеют более тяжелую симптоматику SUD, худшие результаты лечения и более серьезные уровни употребления наркотиков и алкоголя. 32,33 Кроме того, среди людей с ASPD у людей с ранее начавшимся расстройством поведения наблюдается более высокая частота сопутствующих заболеваний. 35

    Значительно меньше данных о коморбидности психопатии и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. В судебно-психиатрических выборках тяжесть психопатии умеренно положительно коррелирует с расстройством, связанным с употреблением наркотиков. 36 Только одно исследование выявило значительную взаимосвязь между психопатией и расстройствами, связанными с употреблением алкоголя, в выборке преступников. 37 Другое исследование изучало распространенность психопатии в когортах SUD. Обзор Rutherford, Alterman и Cacciola 38 показал, что примерно 12% людей с SUD также соответствовали критериям психопатии, и из них пациенты, поддерживающие метадоновую терапию, демонстрировали значительно более высокие показатели (т.е. 23%).

    Исследования, изучающие конструкции, лежащие в основе коморбидности ASPD и психопатии с SUD, показали, что симптомы SUD и SUD умеренно коррелируют с фактором антисоциального отклонения ( r =.36 — 0,21) и слабо связаны с аффективными и межличностными факторами ( r = 0,19 — −,02) психопатии. 12,24,39 Фактор антисоциальной девиации психопатии также сильно коррелирует с ASPD (например, образом жизни и антисоциальными конструкциями). Таким образом, сильная взаимосвязь между конструкциями антисоциального отклонения и SUD может информировать не только о взаимоотношениях между ASPD и SUD, но также может быть полезна для понимания психопатии и коморбидности SUD. Более того, лежащие в основе механизмы этих конструкций антисоциального отклонения могут помочь объяснить значимость антисоциального поведения при ASPD, психопатии и SUD.Например, была предложена общая генетическая ответственность за SUD и антисоциальное поведение. 18 Крюгер и его коллеги 24 сообщили, что экстернализующие и импульсивные черты антисоциальности в высокой степени наследуются, умеренно генетически коррелированы ( r = 0,49) и в значительной степени связаны с антисоциальным поведением взрослых ( r = 0,38) и SUD (). r = 0,21–0,36). Эта ассоциация верна для поведенческих зависимостей, таких как патологическая азартная игра, которая также была связана с ASPD в общественных и поведенческих генетических исследованиях 40 , укрепляя гипотезу о том, что импульсивность и экстернализирующее поведение являются общими основами этиологии зависимости, ASPD и психопатии.

    Тревога и расстройства настроения

    Как и в случае с SUD, понимание коморбидности между ASPD, психопатией, настроением и тревожными расстройствами может дать ключ к разгадке механизмов, лежащих в основе этих общих симптомов. Симптомы, отражающие импульсивность и эмоциональную дисрегуляцию, встречаются при ASPD, психопатии, тревоге и расстройствах настроения. Интересно, что взаимосвязь между психопатией и ASPD с настроением и тревожными расстройствами была спорной темой, поскольку многие эксперты связывают ASPD и психопатию с очень низким уровнем тревожности и депрессии. 41 Напротив, в DSM-5 отмечается, что пациенты с диагнозом ASPD также могут испытывать тревожные расстройства и / или подавленное настроение. 1 Крупные опросы населения, изучающие коморбидность расстройства настроения и тревожного расстройства с ASPD, показали, что до половины людей с ASPD могут также испытывать тревожное расстройство в течение своей жизни, особенно посттравматическое стрессовое расстройство и социальное тревожное расстройство (хотя посттравматическое стрессовое расстройство больше не рассматривается. тревожное расстройство в DSM-5). 28,42 Было обнаружено, что эти люди с сопутствующими ASPD и тревожными расстройствами имеют повышенный риск большой депрессии, зависимости от психоактивных веществ, суицидальных мыслей и попыток. 28 Хотя мало что известно о распространенности настроения и тревожных расстройств в психопатической популяции за пределами криминальных когорт, данные свидетельствуют о том, что психопатические черты обратно связаны как с тревогой, так и с депрессией в сообществах, студентах и ​​заключенных. 43 Эти выводы не без ограничений, поскольку использованные данные носили поперечный характер, что исключает возможность установления причинной связи.Однако, поскольку ASPD и психопатия коренятся в поведенческих проблемах в раннем детстве и преступности среди несовершеннолетних, ASPD и, возможно, психопатия, скорее всего, предшествуют этим коморбидным диагнозам.

    Заключение

    Хотя APSD и психопатия часто используются как взаимозаменяемые, этот обзор пролил свет на различия между этими двумя расстройствами личности на эпидемиологическом и этиологическом уровнях. Эти диагнозы очень коморбидны, но эта взаимосвязь кажется асимметричной, указывая на психопатию как, возможно, на более тяжелую и жестокую форму ASPD.Поскольку в эпидемиологических выборках отсутствует общая информация о распространенности психопатии, в будущих исследованиях следует попытаться восполнить этот пробел. И ASPD, и психопатические черты были связаны с повышенным уровнем SUD, а также с расстройствами настроения и тревожными расстройствами, при этом некоторые исследования постулируют общую основную симптоматику. Будущие исследования по изучению общих факторов ASPD, психопатии и коморбидных состояний могут помочь выявить основные симптомы и улучшить клиническое лечение этих расстройств.Геномное исследование общих фенотипов может помочь устранить факторы, лежащие в основе ASPD и психопатии.

    Список литературы

    1. Association AP. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 5-е изд. Американское Психиатрическое Издательство; Вашингтон, округ Колумбия: 2013 г. [Google Scholar] 2. Hare RD, Vertommen H. Пересмотренный контрольный список психопатии Hare. Multi-Health Systems, Incorporated; 2003. [Google Scholar] 3. Оглофф JRP. Головоломка психопатии / антисоциального расстройства личности. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.2006: 40 (6-7): 519–528. [PubMed] [Google Scholar] 4. Lenzenweger MF, Lane MC, Loranger AW, Kessler RC. Расстройства личности DSM-IV в повторении Национального исследования коморбидности. Биологическая психиатрия. 2007. 62 (6): 553–564. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Трулл Т.Дж., Джанг С., Томко Р.Л., Вуд П.К., Шер К.Дж. Пересмотренные диагнозы расстройства личности NESARC: пол, распространенность и коморбидность с расстройствами зависимости. Журнал расстройств личности. 2010; 24 (4): 412. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6.Комптон В.М., Конвей К.П., Стинсон Ф.С., Колливер Д.Д., Грант Б.Ф. Распространенность, корреляты и коморбидность антисоциальных синдромов личности по DSM-IV и расстройств, связанных с употреблением алкоголя и наркотиков, в Соединенных Штатах: результаты национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний. Журнал клинической психиатрии. 2005 [PubMed] [Google Scholar] 7. Моран П., Манн А. Распространенность и годичный исход расстройств личности кластера B в первичной медико-санитарной помощи. Журнал судебной психиатрии. 2002. 13 (3): 527–537.[Google Scholar] 8. Циммерман М., Хелмински И., Янг Д. Частота расстройств личности у психиатрических пациентов. Психиатрические клиники Северной Америки. 2008. 31 (3): 405–420. [PubMed] [Google Scholar] 9. Моран П. Эпидемиология антисоциального расстройства личности. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология. 1999. 34 (5): 231–242. [PubMed] [Google Scholar] 10. Харт С.Д., Заяц Р.Д., Кокс Д.Н. Контрольный список психопатии Хейра: версия для скрининга (PCL: SV) Multi-Health Systems, Incorporated; 1995. [Google Scholar] 11.Дуглас К.С., Оглофф JRP, Николлс Т.Л., Грант I. Оценка риска насилия среди психиатрических пациентов: схема оценки риска насилия HCR-20 и Контрольный список психопатии: версия для скрининга. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1999; 67 (6): 917. [PubMed] [Google Scholar] 12. Neumann CS, Hare RD. Психопатические черты в большой выборке сообщества: связь с насилием, употреблением алкоголя и интеллектом. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2008; 76 (5): 893. [PubMed] [Google Scholar] 13. Фриман Дж. Э., Самсон Ф, Палк Г. Р..Выявление наличия психопатии в обществе. Национальная конференция APS по судебной психологии. 2011 [Google Scholar] 14. Сеген Дж. Р., Пинсонно М., Родитель С. Развитие преступного и антиобщественного поведения. Springer; 2015. 9 Исполнительная функция и интеллект в развитии антисоциального поведения. С. 123–135. [Google Scholar] 15. Харпур Т.Дж., Заяц RD. Оценка психопатии в зависимости от возраста. Журнал аномальной психологии. 1994; 103 (4): 604. [PubMed] [Google Scholar] 16. Вашон Д.Д., Линам Д.Р., Видигер Т.А., Миллер Д.Д., МакКрэй Р.Р., Коста П.Т.Основные черты характера предсказывают распространенность расстройства личности на протяжении всей жизни. Пример психопатии. Психологическая наука. 2013. 24 (5): 698–705. [PubMed] [Google Scholar] 17. Пломин Р., Фош ТТ, Роу, округ Колумбия. Бобо-клоунская агрессия в детстве: среда, а не гены. Журнал исследований личности. 1981; 15 (3): 331–342. [Google Scholar] 18. Слуцкое В.С. Генетика антиобщественного поведения. Текущие отчеты психиатрии. 2001. 3 (2): 158–162. [PubMed] [Google Scholar] 19. Rhee SH, Waldman ID. Влияние генетики и окружающей среды на антисоциальное поведение: метаанализ исследований близнецов и усыновлений.Психологический бюллетень. 2002; 128 (3): 490. [PubMed] [Google Scholar] 20. Берт С.А. Есть ли значимые этиологические различия в антиобщественном поведении? Результаты метаанализа. Обзор клинической психологии. 2009. 29 (2): 163–178. [PubMed] [Google Scholar] 21. Torgersen S, Czajkowski N, Jacobson K и др. Размерные представления расстройств личности кластера B DSM-IV в популяционной выборке норвежских близнецов: многомерное исследование. Психологическая медицина. 2008; 38 (11): 1617. [PubMed] [Google Scholar] 22.Fu Q, Heath AC, Bucholz KK, et al. Общий генетический риск большой депрессии, алкогольной зависимости и зависимости от марихуаны: вклад антисоциального расстройства личности у мужчин. Архив общей психиатрии. 2002. 59 (12): 1125–1132. [PubMed] [Google Scholar] 23. Cloninger CR, Gottesman II. Генетические факторы и факторы окружающей среды при расстройствах антисоциального поведения. Причины преступности: новые биологические подходы. 1987: 92–109. [Google Scholar] 24. Blonigen DM, Hicks BM, Krueger RF, Patrick CJ, Iacono WG. Психопатические черты личности: наследственность и генетическое совпадение с интернализующей и экстернализирующей психопатологией.Психологическая медицина. 2005. 35 (05): 637–648. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Брук М., Паниццон М.С., Коссон Д.С. и др. Психопатические черты личности у близнецов мужского пола среднего возраста: генетическое исследование поведения. Журнал расстройств личности. 2010. 24 (4): 473–486. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Вернон П.А., Виллани В.К., Виккерс Л.С., Харрис Дж. Поведенческое генетическое исследование Темной триады и Большой 5. Личность и индивидуальные различия. 2008. 44 (2): 445–452.[Google Scholar] 27. Ларссон Х., Андершед Х., Лихтенштейн П. Генетический фактор объясняет большую часть вариаций психопатической личности. Журнал аномальной психологии. 2006; 115 (2): 221. [PubMed] [Google Scholar] 28. Гудвин Р.Д., Гамильтон С.П. Пожизненная коморбидность антисоциального расстройства личности и тревожных расстройств среди взрослых в сообществе. Психиатрические исследования. 2003. 117 (2): 159–166. [PubMed] [Google Scholar] 29. Заяц Р.Д. Психопатия — клиническая конструкция, время которой пришло. Уголовное правосудие и поведение.1996. 23 (1): 25–54. [Google Scholar] 30. Коид Дж., Ульрих С. ​​Антисоциальное расстройство личности находится в континууме с психопатией. Комплексная психиатрия. 2010. 51 (4): 426–433. [PubMed] [Google Scholar] 31. Заяц Р. Д., Нойман К. С.. Психопатия как клинический и эмпирический конструкт. Анну. Преподобный Clin. Psychol. 2008. 4: 217–246. [PubMed] [Google Scholar] 32. Гольдштейн Р. Б., Комптон В. М., Пулай А. Дж. И др. Антисоциальные поведенческие синдромы и расстройства, связанные с употреблением наркотиков DSM-IV в Соединенных Штатах: результаты национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям.Наркотическая и алкогольная зависимость. 2007. 90 (2): 145–158. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Гольдштейн РБ, Доусон Д.А., Саха Т.Д., Руан В., Комптон В.М., Грант Б.Ф. Антисоциальные поведенческие синдромы и расстройства, связанные с употреблением алкоголя, DSM-IV: результаты национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования. 2007. 31 (5): 814–828. [PubMed] [Google Scholar] 34. Хасин Д., Фентон М.К., Скодол А. и др. Личностные расстройства и 3-летний курс расстройств, связанных с употреблением алкоголя, наркотиков и никотина.Архив общей психиатрии. 2011. 68 (11): 1158–1167. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Гольдштейн РБ, Грант Б.Ф., Руан В.Дж., Смит С.М., Саха Т.Д. Антисоциальное расстройство личности с расстройством поведения, начавшимся в детском и подростковом возрасте: результаты Национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям. Журнал нервных и психических болезней. 2006. 194 (9): 667–675. [PubMed] [Google Scholar] 36. Тейлор Дж., Ланг А.Р. Справочник по психопатии. Guilford Press; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2006.Психопатия и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. С. 495–511. [Google Scholar] 37. Смит СС, Ньюман Дж. П. Расстройства зависимости от алкоголя и наркотиков у психопатических и непсихопатических преступников. Журнал аномальной психологии. 1990; 99 (4): 430. [PubMed] [Google Scholar] 38. Резерфорд MJ, Альтерман AI, Cacciola JS. Психопатия и токсикомания: плохая смесь. 2000 [Google Scholar] 39. Уолш З., Аллен Л.К., Коссон Д.С. Помимо социальных отклонений: расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и размеры психопатии. Журнал расстройств личности.2007. 21 (3): 273–288. [PubMed] [Google Scholar] 40. Слуцке В.С., Эйзен С., Сиань Х. и др. Двойное исследование связи между патологической зависимостью от азартных игр и антисоциальным расстройством личности. Журнал аномальной психологии. 2001. 110 (2): 297–308. [PubMed] [Google Scholar] 41. Миллер Дж. Д., Лайман Д. Р., Видигер Т. А., Лейкфельд С. Расстройства личности как крайние варианты общих параметров личности: может ли пятифакторная модель адекватно представить психопатию? Журнал личности. 2001. 69 (2): 253–276. [PubMed] [Google Scholar] 42.Galbraith T, Heimberg RG, Wang S, Schneier FR, Blanco C. Коморбидность социального тревожного расстройства и антисоциального расстройства личности в Национальном эпидемиологическом исследовании по алкоголю и связанным с ним состояниям (NESARC). Журнал тревожных расстройств. 2014. 28 (1): 57–66. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Беннинг С.Д., Патрик С.Дж., Блониген Д.М., Хикс Б.М., Иаконо РГ. Оценка аспектов психопатии по нормальным чертам личности — шаг к общественным эпидемиологическим исследованиям. Оценка.2005; 12 (1): 3–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Пройдите тест, чтобы узнать, являетесь ли вы социопатом

    Warner Bros.В августе доктор Кевин Даттон из Оксфордского университета оценил избранного президента США Дональда Трампа как «выше Адольфа Гитлера» по стандартной шкале, используемой для измерения потенциальной психопатии у взрослых, согласно сайту научных новостей Phys.org (Хиллари Клинтон получила довольно высокие баллы. , слишком).

    Звучит как дешевый выстрел.

    Но Трамп действительно показывает , примерно симптомов, которые врачи ищут, пытаясь диагностировать психопатов и социопатов.(Многие психиатры и криминологи используют эти термины как синонимы, но эксперты расходятся во мнениях относительно их значимости.) Фактически, большинство людей проявляют некоторые симптомы психопатии — поверхностность, бойкость, беспорядочное половое поведение и т. Д. — и это не делает вас психопат.

    В политическом лидере несколько психопатических черт могут быть неплохими вещами: многие черты, которые мы ищем в лидерах, такие как бесстрашие, доминирующее поведение и невосприимчивость к стрессу, обнаруживаются у психопатов.Действительно, среди руководителей гораздо больше психопатов. По данным исследования психолога Университета Бонда Натана Брукса, от 3% до 21% руководителей компаний, вероятно, являются психопатами. Уровень фоновой психопатии среди нормального населения составляет около 1%.

    Стандартным скрининговым тестом для потенциальных психопатов является Контрольный список психопатии Зайца. В ходе теста врач опрашивает потенциального социопата и оценивает его по 20 критериям, таким как «беспорядочное половое поведение» или «импульсивность».«По каждому критерию предмет оценивается по трехбалльной шкале: (0 = элемент не применяется лет, 1 = элемент применяется s отчасти , 2 = элемент определенно применяется). Баллы суммируются. создайте рейтинг от нуля до 40. Любой, кто набрал 30 и выше, вероятно, псих.

    Тест должен проводиться профессиональным психологом, но если вы действительно хотите пройти его самостоятельно — или сделать предположение непрофессионала на психологическом уровне Трампа. макияж — продолжайте прокручивать:

    Психопатия — обзор | Темы ScienceDirect

    3.4.3 Психопатия

    Психопатия — это расстройство, характеризующееся атипичными эмоциональными реакциями и антисоциальным поведением. 130 Психопатия обычно ассоциируется со снижением эмпатической реакции, и этот дефицит подчеркивается несколькими способами. Например, готовность психопатических индивидов действовать антисоциально, при этом мало свидетельств озабоченности по поводу воздействия, которое такое поведение может оказать на других, 130 предполагает снижение эмпатической реакции.Кроме того, результаты показывают, что психопатия связана со сниженной физиологической реакцией на перцептивные эмоциональные стимулы 131 132 и при представлении себя в опасных / пугающих ситуациях. 133,134 Исследования также показали, что дети с психопатическими наклонностями имеют нетипично низкие показатели эмоционального заражения в ответ на стимулы, описывающие негативные эмоциональные переживания других. 133,135–137

    Исследования нейровизуализации показывают, что атипичные эмпатические исходы, наблюдаемые у психопатических людей, могут быть связаны со снижением активности в областях, связанных с эмоциональной обработкой, таких как ИИ и миндалевидное тело. 94,138–140 В дополнение к свидетельствам, указывающим на аномальную функциональную нейронную активность при психопатии, исследования также показали, что психопатия связана со структурными аномалиями в AI 141 (например, уменьшение объема серого вещества в этой области, а также в миндалины). 93,94 Было показано, что уменьшение объема серого вещества в ИИ и миндалине коррелирует со случаями агрессивного поведения и уровнями сочувствия у подростков с расстройством поведения. 93

    Как обсуждалось ранее, НЕКОТОРЫЕ 5 утверждает, что эмоциональное заражение является предпосылкой для сочувствия и развивается через усвоенные ассоциации между внутренними аффективными состояниями и внешними сигналами, указывающими на соответствующие состояния в других. Помимо дефицита эмпатии, наблюдаемого у психопатических людей, есть свидетельства того, что психопатия характеризуется атипичным переживанием собственных эмоций. 142 143 Предыдущие исследования показывают, что люди с психопатией демонстрируют ненормальные эмоциональные переживания, особенно в отношении тревожных эмоций, таких как страх и печаль 144 ; в рамках модели НЕКОТОРЫЕ 5 такое атипичное функционирование могло иметь значительный пагубный эффект на развитие эмоционального заражения (и, следовательно, сочувствия).Если негативные эмоции и дистресс испытывают реже (и / или в меньшей степени) дети с психопатией, то вполне естественно, что у них будет меньше возможностей изучить соответствующие ассоциации между внешними аффективными сигналами и внутренними аффективными состояниями, что приведет к непонимание неблагополучных состояний других, что подавляет эмоциональное заражение и сочувствие. 5

    Хотя существуют убедительные доказательства в поддержку предположения о дефиците эмоционального заражения у людей с психопатией, такие люди не страдают во всех аспектах понимания опыта других. 5 Психопатия часто характеризуется готовностью и умением манипулировать другими, как правило, для личной выгоды. 145 Такие способности в значительной степени зависят от ToM, и действительно, утверждение о том, что способности ToM остаются неизменными у психопатов, получило поддержку в ряде исследований. 133,137,146,147

    Bird and Viding 5 предполагают, что, хотя ToM остается неизменным при психопатии (позволяя людям с психопатическими тенденциями когнитивно представлять аффективные состояния других), их возможности формировать ассоциации между внутренними эмоциональными состояниями и эмоциональными сигналами, проявляемыми другие означают, что они не разделяют аффективных представлений о страданиях других, что приводит к дефициту эмпатии, характерному для этого состояния.

    Психопатия — обзор | Темы ScienceDirect

    2.3 Психопатия как клинический конструкт

    Психопатия была предметом большой путаницы в клинической области, отчасти потому, что сама психопатия не является диагнозом в системе DSM, но попадает в диагностическую категорию ASPD. Хотя неспециалисты и врачи одинаково свободно используют термин «психопат», в диагностических руководствах он не классифицируется как расстройство. Диагноз ASPD ориентирован на импульсивное поведение, нарушающее нормы.Диагностические системы подвергались критике за то, что не принимали во внимание другие важные компоненты психопатии, а именно связанные с ней дефицит эмпатии, смелость и бессердечие. Это серьезный недостаток, поскольку не все люди, которые причиняют вред другим, имеют проблемы с контролем своего поведения. Например, многие из тех, кто совершает финансовые преступления, могут иметь дефицит эмпатии, связанный с первичной психопатией, но они не будут классифицироваться как диагноз психопатии, используя диагностические руководства.

    Чтобы исправить этот недостаток, последняя версия диагностического и статистического руководства, DSM-5, попыталась устранить эту проблему. Помимо раздела для диагностики ASPD («критерий A»), он также включает новый, альтернативный раздел («критерий B») для оценки уровней функционирования и дезадаптивных черт личности у человека. Эта «гибридная модель» пытается учесть размерный, непрерывный характер особенностей личности (расстройства) и серьезность сбоев личности.

    Чтобы оценить наличие / отсутствие ASPD, сначала необходимо обратиться к Разделу II в DSM-5, который полностью аналогичен предыдущему изданию руководства. Диагноз ASPD требует, чтобы человек соответствовал четырем критериям для классификации диагноза. Первыми критериями являются пренебрежение и нарушение прав других людей, где должна присутствовать одна из следующих подвидов: (i) несоблюдение законов, (ii) ложь, обман и манипуляции, (iii) импульсивность, (iv) агрессия, (v) пренебрежение безопасностью себя и других, (vi) безответственность и (vii) отсутствие раскаяния.Другими критериями являются возраст (должно быть старше 18 лет), анамнез (признаки расстройства поведения (CD) до 15 лет) и коморбидность (отсутствие шизофрении или биполярного расстройства). Это означает, что диагноз может быть основан исключительно на поведенческих аспектах вторичной психопатии, и человек с холодным, черствым признаком первичной психопатии может не соответствовать критериям для постановки диагноза.

    В альтернативной модели, появляющейся в DSM-5 (раздел III), степень ASPD может быть измерена в нескольких непрерывных областях: растормаживание (импульсивность, принятие риска, безответственность) и антагонизм (лживость, враждебность, манипулятивность, бессердечие) .Исследователи приветствовали это добавление как разумное, поскольку оно больше затрагивает непрерывную природу ASPD. Гибридная диагностическая модель позволяет идентифицировать важные аспекты психопатии, а именно смелость (то есть межличностную эффективность, эмоциональную стойкость, бойкость / поверхностное обаяние, бесстрашие и грандиозное чувство собственного достоинства). Лица, демонстрирующие высокий уровень смелости, могут заметно отличаться от тех, кто соответствует критериям диагноза ASPD. Смелость связана с концепцией первичной психопатии, которая, вероятно, является тем, как большинство людей концептуализирует психопатию как черту характера — успешных, бесстрашных манипуляторов, которые нелегко переживают из-за вещей, которые обычно вызывают у людей нервозность.

    Главное преимущество Раздела III DSM-5 состоит в том, что он позволяет (до некоторой степени) идентифицировать людей с высокой степенью первичной психопатии. Психопатию (также называемую «спецификатором психопатии») можно оценить, добавив в эту смесь низкую тревожность, низкую абстинентность и повышенное внимание. Исследования, в которых изучали спецификатор психопатии DSM-5 в отношении существующих показателей психопатии, обнаружили значительные положительные взаимосвязи (например, Anderson, Sellbom, Wygant, Salekin, & Krueger, 2014; Strickland, Drislane, Lucy, Krueger, & Patrick, 2013) .Хотя психопатия не является официальным диагнозом, после 50 лет диагностических дебатов она, наконец, принята в качестве компонента ASPD в альтернативной модели DSM-5. В результате клинического интервью и оценки с помощью анкеты модели неадаптивных черт человек может получить диагноз «ASPD с психопатическими чертами личности». Позже в этой главе я рассмотрю модель неадаптивных черт в отношении всех трех черт Темной триады.

    Несмотря на то, что он официально не признан в качестве диагностического инструмента для психических расстройств, пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R), разработанный Робертом Хэром (2003), широко используется в судебной медицине.Это руководство является лицензированным и проверенным инструментом оценки, рекомендованным для использования только опытными, обученными клиницистами. Опись из 20 пунктов завершается в результате полуструктурированного интервью и некоторой детективной работы, пытаясь построить тематическое исследование человека, используя всю доступную информацию о человеке. В процессе могут использоваться полицейские и судебные записи, записи о военной службе, медицинская информация и отчеты информаторов (например, заявления родителей, школы, работодателя, друзей). Интервьюер определяет отсутствие (0 = определенно не относится) и наличие (1 = отчасти применимо, 2 = определенно применимо) каждого пункта.Вопросы, которые оцениваются, оценивают такие вещи, как бессердечие, отсутствие вины, паразитический образ жизни и импульсивность, обращаясь к Фактору 1 (первичному) и Фактору 2 (вторичному) психопатии. Человек, чья психопатия оценивается, может получить от 0 до 40 баллов. Критическая точка для психопатии составляет 25+ в Великобритании и 30+ в Соединенных Штатах. По сути, человек должен быть «более психопатическим», чтобы получить ярлык психопата в Соединенных Штатах, что указывает на то, что культурные нормы играют роль в конструкте психопатии.

    Как врачи обращаются с детьми, демонстрирующими психопатическое поведение? Наблюдается всплеск интереса к изучению психопатоподобных особенностей у детей и подростков, частично из-за необходимости выявления тех, кто может подвергаться риску превратиться во взрослых преступников. Дети и молодые люди, которые используют преднамеренную агрессию по отношению к другим, лишены сочувствия и демонстрируют преступное поведение, часто представляют интерес, если они были задержаны за преступную деятельность.Детям до 18 лет нельзя поставить диагноз ASPD из-за постоянного развития, взросления и изменений в их личности. Диагностическая метка, предназначенная для детей с признаками психопатии и ASPD, — CD. Когда ребенок повзрослеет, его повторно оценивают, и диагноз иногда меняется на диагноз ASPD.

    При пересмотре диагностических критериев в новой редакции диагноз CD был оставлен без изменений. Чтобы ребенку поставили диагноз, он должен демонстрировать повсеместное поведение, которое нарушает права других или основные социальные нормы и вызывает значительные нарушения в социальном, академическом или профессиональном функционировании.Кроме того, должно присутствовать одно из следующего: агрессия по отношению к людям или животным, уничтожение имущества, обман или кража, а также серьезное нарушение правил. В дополнение к этому, в DSM-5 есть «спецификатор», учитывающий черствость и бесчувственность некоторых молодых людей. Спецификатор «Ограниченные просоциальные эмоции» (LPE) состоит из отсутствия раскаяния или вины, бессердечия или отсутствия сочувствия, отсутствия заботы о собственных действиях или поверхностного аффекта.

    Спецификатор LPE важен во многих отношениях, особенно когда вы пытаетесь иметь дело с детьми, которые бессердечны и беспомощны, но не обязательно проявляют какие-либо признаки поведенческих аспектов, связанных с ASPD.В тематической статье в New York Times («Можно ли назвать 9-летнего психопатом?» Описан случай 9-летнего мальчика, который бросил 3-летнего ребенка в бассейн и сел рядом с ним на стул. в бассейне, чтобы сесть, и спокойно смотрел, как он тонет (Kahn, 2012). В более поздних допросах в полиции мальчик весело рассказывал о своем любопытстве увидеть, как кто-то тонет. Он не выказал ни капли раскаяния, взволнованно купаясь в лучах внимания, которое он получал. Отсутствие сожаления о жестоких действиях является серьезной проблемой при оценке риска насилия в будущем.Таким образом, спецификатор LPE может иметь некоторую клиническую ценность по сравнению с диагнозом CD.

    Можно ли назвать 9-летнего психопатом? При лечении детей необходимо внимательно относиться к диагностике и терминологии. Некоторые из поднятых вопросов: (i) отсутствие стабильности психопатоподобного поведения (дети все еще могут «вырасти из этого»), (ii) различия в структуре детской и взрослой психопатии и (iii) отсутствие психопатии. прогностическая валидность психопатических черт в предсказании будущего поведения.Наряду с этими опасениями, еще одна серьезная проблема связана с неправильным использованием психопатических инструментов для обозначения некоторых детей «неизлечимыми».

    Понятие психопатии как пожизненного неизлечимого состояния может иметь разрушительные последствия для детей, которые совершили правонарушения и были привлечены к суду. Viljoen, MacDougall, Gagnon, & Douglas (2010) провели оценку более ста судебных дел в Соединенных Штатах и ​​Канаде, исследуя использование терминологии, связанной с психопатией, в случаях, когда дети оценивались специалистом в области психического здоровья.Они обнаружили, что доказательства, относящиеся к психопатии, присутствовали в значительном количестве случаев. Хотя судьи обычно не ссылались на доказательства психопатии при принятии своих решений, когда психопатия упоминалась, это было в контексте сложности лечения молодого человека (т.е. это не может быть изменено). В случаях, когда упоминалась психопатия, но у молодого человека было установлено, что она не страдает, приговор был более мягким, а в протоколах суда содержались утверждения о убеждениях, которые обвиняемый может изменить.В случае постановки диагноза и детей следует проявлять особую осторожность, поскольку терминология может повлиять на вероятность того, что ребенок получит помощь в будущем.

    Антисоциальное расстройство личности DSM-5 301.7 (F60.2)


    DSM-5 Категория: Расстройства личности

    Введение

    APD (Антисоциальное расстройство личности) — это DSM-5 (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание), диагноз, назначаемый людям, которые обычно и повсеместно игнорируют или нарушают права и соображения других без сожаления.Люди с антисоциальным расстройством личности могут быть обычными преступниками или участвовать в поведении, которое могло бы послужить основанием для уголовного ареста и судебного преследования, или они могут участвовать в поведении, выходящем за рамки закона, или манипулировать другими и причинять им вред неуголовными способами, которые широко считается неэтичным, аморальным, безответственным или нарушающим социальные нормы и ожидания. Люди с APD часто обладают нарушенной моральной совестью и принимают решения, руководствуясь исключительно своими собственными желаниями, не учитывая потребности или негативные последствия своих действий для других.Импульсивное и преступное поведение — обычное дело. Термины «психопатия» или «социопатия» также используются, в некоторых контекстах как синонимы, в других — социопат отличается от психопата в том смысле, что социопатия коренится в причинах окружающей среды, в то время как психопатия имеет генетическую основу.

    Термин антисоциальный может сбивать с толку непрофессиональную публику, поскольку более распространенное определение вне клинической практики — это индивидуум, который является одиночкой или социально изолированным. Буквальное значение слова «антисоциальный» может быть более наглядным как для непрофессионалов, так и для профессионалов.Быть анти -социальным — значит быть против общества: против правил, норм, законов и приемлемого поведения. Люди с антисоциальным расстройством личности, как правило, харизматичны, привлекательны и очень хороши в получении сочувствия со стороны других; например, описывая себя как жертву несправедливости. Некоторые исследования предполагают, что средний интеллект антисоциальных людей выше нормы. Антисоциальные люди обладают поверхностным обаянием, они могут быть вдумчивыми и хитрыми и обладают интуитивной способностью быстро наблюдать и анализировать других, определять их потребности и предпочтения и представлять это таким образом, чтобы облегчить манипуляции и эксплуатацию.Они могут причинять вред и использовать других людей таким образом, без угрызений совести, вины, стыда или сожаления. Широко заявлено, что антисоциальные личности лишены сочувствия, однако это можно оспорить, поскольку садистские антисоциальные личности будут использовать сочувствие, чтобы испытать страдания своей жертвы и получить от этого более полное удовольствие (Turvey, 1995). Это изображено в классической работе По «Бочонок амонтильядо», когда главный герой закапывает живьем другого человека «… тогда я услышал яростные колебания цепи. Шум длился несколько минут, в течение которых, чтобы я мог прислушаться к нему с большим удовольствием, я прекратил работу и сел на кости.»(По, 1846). Некоторые исследования также предполагают, что социопаты и психопаты обладают определенной степенью сочувствия, но с врожденной способностью отключать его по своему желанию. (Meffer, Gazzola, den Boer, Bartells, 2013). Эта связь с эмпатией может дать надежду на успешное лечение в будущем, поскольку предполагает, что люди с APD могут пройти обучение.

    Симптомы и критерии антисоциального расстройства личности

    Согласно DSM-5 существует четыре диагностических критерия, из которых критерий A имеет семь подфункций.

    A. Игнорирование и нарушение прав других лиц с 15 лет, на что указывает одна из семи подфункций:

    1. Несоблюдение законов и норм посредством поведения, которое приводит к уголовному аресту или повлечет за собой уголовный арест
    2. Ложь, обман и манипуляции с целью получения прибыли или собственного развлечения,
    3. Импульсивное поведение
    4. Раздражительность и агрессия, проявляющиеся в частом нападении на других или участии в драках
    5. Откровенно игнорирует безопасность себя и других,
    6. Образец безответственности и
    7. Отсутствие раскаяния в действиях (Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г.)

    Другой диагностический критерий:

    Б.Лицо не моложе 18 лет,

    C. Расстройство поведения было выявлено в анамнезе до 15 лет

    D. и антисоциальное поведение не возникает в контексте шизофрении или биполярного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г.)

    Начало

    В DSM-5 отмечается, что антисоциальное расстройство личности не может быть диагностировано до 18 лет, поэтому, хотя подросток может проявлять антисоциальные черты, до 18 лет, при соблюдении диагностических критериев подходящим диагнозом будет расстройство поведения (Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г.) ).

    Распространенность

    Согласно DSM-5, годовая распространенность антисоциального расстройства личности составляет от 0,02% до 3,3% при применении критериев из предыдущих выпусков DSM (American Psychiatric Association, 2013).

    Факторы риска

    DSM-5 указывает, что факторы риска антисоциального расстройства личности связаны с биологическим родственником первой степени с APD и мужчиной (Американская психиатрическая ассоциация, 2013). Ученые-бихевиористы широко обсуждают, является ли антисоциальное расстройство личности в первую очередь генетическим или продуктом социального обучения, а также другими факторами окружающей среды.Есть признаки того, что антисоциальное расстройство личности является результатом генетической предрасположенности, заключающейся в том, что человек рождается без совести. Имеются данные о нейроанатомических различиях антисоциальных средств. Исследование rs-fMRI (функциональная магнитно-резонансная томография в состоянии покоя) с участием n = 480 признанных виновными в антиобщественных нарушениях показало «несвязанные связи» в областях лобной и теменной долей, которые связаны с вниманием, саморегуляцией, способностью контролировать себя и решать конфликты.Было отмечено, что физиологические и анатомические нарушения, наблюдаемые в лобных / теменных областях, а также в мозжечке, могут быть причиной хронического низкого возбуждения, высокой импульсивности, отсутствия совести, бессердечия и проблем с принятием решений, которые обычно наблюдаются у людей с APD. (Тан, Цзян, Ляо, Ван и Ло, 2013). Есть также свидетельства того, что факторы окружающей среды, такие как усвоение сообщений от антисоциальных сверстников или родителей, влияют на антисоциальное расстройство личности. Одним из возможных путей развития при отсутствии соответствующих лечебных вмешательств является ODD или RAD (реактивное расстройство привязанности) и CD, ведущие к APD.

    Коморбидность

    DSM-5 указывает, что антисоциальное расстройство личности сопровождается расстройством, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, и другими расстройствами личности (American Psychiatric Association, 2013).

    Лечение антисоциального расстройства личности

    В DSM-5 не указаны варианты лечения APD (Американская психиатрическая ассоциация, 2013).

    По общему мнению, существует очень мало эффективных способов лечения антисоциального расстройства личности.Лица с APD, возможно, должны содержаться системой уголовного правосудия с помощью некоторого сочетания недееспособности (лишение свободы), надзора и мониторинга (условно-досрочное освобождение, испытательный срок или домашний арест) или неформального мониторинга со стороны местных правоохранительных органов для сдерживания их вредного поведения для других в максимально возможной степени. Некоторые исследования показали, что люди с APD действительно чувствуют определенную степень сочувствия, предполагая, что возможна по крайней мере какая-то форма обучения (Meffer, Gazzola, den Boer, Bartells, 2013).Также известны случаи, когда люди с APD обращались в религию и находили в себе твердое убеждение исправиться и успешно интегрироваться в общество («Признания христианского психопата», 2011). Роль религии и духовности как возможного лечения APD изучена недостаточно, и дальнейшие исследования необходимы.

    Заключение может не быть эффективным сдерживающим фактором для антисоциального человека, поскольку людям с APD трудно учиться на ошибках, они жестко принимают решения и обычно не реагируют на наказание (De Brito, Viding, Kumari, Blackwood, and Sheilagh, 2013).Основная причина того, что люди с APD часто невосприимчивы к наказанию и сдерживанию, — это внутренняя система убеждений, которая рассматривает ограничения и последствия как рудиментарную функцию общества, группы, частью которой они не видят себя. Антисоциальные люди могут считать себя существующими над обществом или за его пределами, и, таким образом, их существование не должно ограничиваться ограничениями и ограничениями общества; и наоборот, эти ограничения и сдерживающие факторы лучше всего использовать, когда они используются с полной выгодой для личности.В результате для многих с APD тюремное заключение может служить только укреплению их первичной системы убеждений и мало влияет на сдерживание в будущем.

    В DSM-5, а также в других источниках отмечается, что люди с APD могут прекратить поведенческое выражение своей антисоциальной системы убеждений в возрасте 40 лет (American Psychiatric Association, 2013), хотя это неубедительно. Другие источники утверждают, что антиобщественные люди становятся слишком эмоционально избитыми из-за длительного сопротивления обществу и накапливают физические травмы из-за пренебрежительного отношения к медицинской и стоматологической помощи, незапланированных травм и злоупотребления наркотиками и алкоголем.Это возможное эмоциональное истощение может привести к антисоциальному деструктивному поведению или преступной деятельности просто из-за утраты физических возможностей. Но даже в этом случае человек по-прежнему будет сохранять антисоциальную систему убеждений в своих повседневных отношениях с другими и может лучше скрывать свое поведение с помощью практических эффектов — учиться быть более тонким, не привлекать к себе внимания и рисковать арестом или другим. сдерживание. Специфическая форма КПТ (когнитивно-поведенческая терапия), называемая CSC (когнитивное самоизменение), основанная на основополагающей работе Саменова и Йохельсона с правонарушителями, задокументировала незначительный успех в изменении поведения насильственных преступников, как антисоциальных, так и иных (Barbour, 2013; Powell, & Сэдлер, н.d. ).

    Влияние на работу

    Антисоциальное расстройство личности обычно оказывает сильное влияние на большинство сфер жизнедеятельности. Согласно DSM-5, лица с APD могут столкнуться с лишением свободы в результате своих преступных действий, преждевременной смерти в результате насилия или несчастных случаев, потери активов или имущества в результате неосторожных расходов (American Psychiatric Association, 2013) или конфискации активов в гражданском порядке. Разводы, разлучение, безработица, финансовая зависимость от источников государственной помощи, бездомность, тревожность, депрессия и самоубийства — все это выше у людей с антисоциальным расстройством личности по сравнению с населением в целом (Goldstein, Dawson, Smith, & Grant, 2012).Антисоциальные личности также могут нанести большой вред окружающим, включая семью, партнеров, соседей и совершенно незнакомых людей, посредством финансовой эксплуатации, воровства, эмоционального насилия, нападения, сексуального насилия и убийства.

    Дифференциальная диагностика

    В DSM-5 есть диагностические исключения, которые врач должен учитывать, такие расстройства, как шизофрения и биполярное расстройство, а также расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами. Даже очень жестокие преступники могут не быть социопатами, но социопатию следует рассматривать как континуум, а не как дихотомию присутствия или отсутствия.


    Артикул:

    Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. (5-е издание). Вашингтон, округ Колумбия.

    Барбур, П. (2013). Преступное мышление: подход когнитивно-поведенческой терапии. ATTC. Получено 4 марта 2014 г. с сайта http://madcp.dreamhosters.com/sites/default/files/4F_Barbour_Criminal_Thinking.pdf

    .

    Де Брито, С.А. Видинг, Э., Кумари, В., Блэквуд, Н., Шейлаг (2013); Нарушения исполнительной функции холодного и горячего поведения у жестоких правонарушителей с антисоциальным расстройством личности с психопатией и без нее 8 (6): e65566.DOI: 0.1371 / journal.pone.0065566 PMCID: PMC3688734

    Meffert, Harma, Gazzola, Valeria, den Boer, Johan, Bartels, Arnold, and Keysershttp, Christian (2013) Уменьшенные спонтанные, но относительно нормальные преднамеренные косвенные репрезентации при психопатии. Получено в ноябре 2016 г. с сайта http://brain.oxfordjournals.org/content/136/8/2550

    .

    Гольдштейн, Р. Б., Доусон, Д. А., Смит, С. В., и Грант, Б. Ф. (2012). Антисоциальные поведенческие синдромы и показатели качества жизни за три года у взрослых в США.Acta Psychiatria Scandinavia 126 (2): 10.1111 / j.1600-0447.2012.01848.x. 2012. doi: 10.1111 / j.1600 0447.2012.01848.x PMCID: PMC3837547 NIHMSID: NIHMS523921

    Тан Ю., Цзян В., Ляо Дж., Ван В. и Ло А. (2013). Выявление людей с антисоциальным расстройством личности с помощью фМРТ в состоянии покоя. Plos One. DOI: 10.1371 / journal.pone.0060652 PMCID: PMC3625191

    Turvey, B.E. (1995). Впечатления человека: объективное руководство по судебно-медицинской экспертизе по профилированию насильственных серийных преступников на сексуальной почве.Решения знаний. Получено 7 марта 2014 г. с сайта http://www.corpus-delicti.com/impress.html

    .

    По, Э. А. (1846). Бочка Амонтильядо. Получено 7 марта 2014 г. с http://archive.org/stream/thecaskofamontil01063gut/1063.txt

    .

    Пауэлл Т. и Сэдлер К. (нет данных). Когнитивно-поведенческое лечение заключенных: исследование результатов Государственный колледж Кастлтона, Кастлтон, Вермонт Источник по данным 7 марта 2014 г., с сайта www.vtfa.com/presentations/cognitive.ppt

    Признания христианского психопата.(2011, ноябрь). Получено с https://healingaspd.wordpress.com/2011/11/28/hello-world/.


    Помогите нам улучшить эту статью

    Вы нашли неточность? Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять точную и достоверную с научной точки зрения информацию. Если вы обнаружили какую-либо ошибку, сообщите нам об этом, отправив электронное письмо на адрес [email protected], укажите название статьи и проблему, которую вы обнаружили.


    Поделиться Therapedia с другими

    Психопатия — что такое психопатия? — Беспорядок, критерии, антисоциальность и Pcl

    Хотя есть много споров относительно определения и критериев термина психопатия , лучшее современное концептуальное и научное понимание состоит в том, что психопатия — это психическое расстройство, характеризующееся аффективными, межличностными и поведенческими аномалиями.В частности, люди с психопатией демонстрируют неспособность к сочувствию и вине, импульсивность, эгоцентризм и хронические нарушения социальных, моральных и правовых норм. (Поскольку психопатия является психическим расстройством, для описания тех, кто страдает от нее, предпочтительнее использовать термин «люди с психопатией», а не использовать термин психопат , который неправильно приравнивает человека к расстройству. Тем не менее, более короткое выражение — оба распространены в профессиональном и непрофессиональном использовании и менее громоздки, поэтому в этой статье мы их будем использовать.) Психопатов можно найти среди всех классов населения и во всех профессиях. Неудивительно, что их число среди заключенных и заключенных непропорционально велико.

    Историческое развитие концепции. Общие очертания состояния и начало построения клинической диагностической категории относятся к девятнадцатому веку, но было мало научно обоснованного согласия по критериям расстройства, что привело некоторых критиков к утверждению, что категория теоретически или клинически бесполезен и, что еще более важно, его не существует.Тем не менее, независимо от того, называется ли это психопатией, социопатией, диссоциальным расстройством личности или каким-либо другим термином, эта категория используется уже давно. Самый влиятельный современное клиническое описание психопатии было дано психиатром Херви Клекли в известной работе The Mask of Sanity (1976 [1941]). Клекли заметил, что психопаты, в отличие от людей с серьезными психическими расстройствами, такими как шизофрения, могут казаться вполне нормальными и даже очаровательными, таким образом получив описательный термин для состояния «маска здравомыслия».»Психопаты не страдают от серьезных психотических симптомов, таких как галлюцинации или бред, если они также не страдают другим серьезным психическим расстройством. их собственные цели настолько ненормальны в межличностном и поведенческом плане, что характеристика состояния как расстройства кажется оправданной.

    В 1968 году такое состояние, как психопатия, получило официальное одобрение Американской психиатрической ассоциации, будучи включенным во второе издание ее «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам » (DSM-II), в котором оно было названо «антисоциальным». личность »и характеризуется как расстройство личности.К сожалению, в DSM-II использовались расплывчатые критерии, и исследователи не смогли операционализировать или подтвердить конструкцию — проблема, которая преследовала DSM-II в целом и исследования психопатии в 1970-х годах в частности.

    Следующая редакция Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам , DSM-III, опубликованного в 1980 году и пересмотренного в 1987 году как DSM-III-R, приняла новый подход к установлению критериев психических расстройств, подход, который сохранен в следующей крупной редакции в 1994 г., DSM-IV.Вместо того, чтобы использовать расплывчатые описательные критерии для признаков и симптомов и затем не давать никаких указаний о том, сколько критериев должно присутствовать и в какой степени, DSM-III и более поздние версии пытались предоставить более конкретные критерии и правила включения и исключения. В результате независимые наблюдатели могли с большей готовностью прийти к соглашению о наличии нарушения, но критики утверждали, что такое повышение надежности сопровождалось потерей достоверности. То есть было неясно, что более оперативные критерии DSM-III, которые позволили диагностическое согласие между оценщиками, также точно отражали истинные контуры расстройств, которые он пытался определить с помощью этих критериев.

    Опасения по поводу обоснованности были особой проблемой для рассматриваемого поведенческого расстройства, которое было названо антисоциальным расстройством личности (APD) и определено чисто поведенчески с точки зрения хронического антисоциального поведения, такого как воровство или невыполнение финансовых обязательств. Такое поведение можно было объективно наблюдать или обнаружить с достаточной точностью, и, таким образом, независимые оценщики могли прийти к соглашению о том, соответствует ли рассматриваемый человек критериям, но диагностические критерии не включали менее наблюдаемые клинические критерии вывода, такие как способность испытывать сочувствие или чувство вины, которые многие врачи считали это пробным камнем заболевания.Такие клиницисты полагали, что антисоциальное поведение, безусловно, может быть продуктом глубинной психопатологии, но антисоциальное поведение может быть вызвано и многими другими переменными. Таким образом, определение поведения в DSM-III, по-видимому, не смогло отличить истинных психопатов, чье антисоциальное поведение было вызвано лежащей в основе клинической патологией, от людей, подобное антисоциальное поведение которых могло быть вызвано бедностью, субкультурным влиянием или другими потенциальными причинами. Но до тех пор, пока не были разработаны эффективные оперативные меры по лежащей в основе патологии, было невозможно достичь концептуального и эмпирического прогресса.

    Современные эмпирические исследования. В 1980-х годах канадский исследователь Роберт Д. Хэйр и его коллеги разработали операционализированный исследовательский инструмент для измерения психопатии, который в конечном итоге получил название Пересмотренный контрольный список психопатии Зайца (или Hare PCL-R; более простая и более короткая версия скрининга, Hare PCL-: SV, также был разработан). Хотя многие другие уважаемые исследователи эмпирически исследовали поведение, связанное с психопатией, и разработали другие меры, справедливо утверждать, что Хейр (и его коллеги) и его оценка оказали наибольшее влияние.PCL-R — это рейтинговая шкала из двадцати пунктов, в которой используется полуструктурированное интервью для получения данных для оценки. Окончательная оценка испытуемого оценивает степень, в которой он выглядит как классический психопат, описанный Клекли. PCL-R обладает превосходными психометрическими свойствами при использовании с правонарушителями-мужчинами и пациентами-криминалистами, группами, для которых он был первоначально разработан, а в последние годы также были установлены его надежность и применимость для женщин-правонарушителей и пациентов психиатрических больниц.Поскольку PCL-R допускает непрерывную оценку по своей шкале, психопатию можно рассматривать как пространственное расстройство, а не как четко разграниченную категорию. То есть психопатия может быть более или менее выраженной. Какие точки отсечения наиболее полезны для таких задач, как прогнозирование насилия, — это эмпирический вопрос.

    Хотя исследования показывают, что PCL-R, по-видимому, измеряет унитарную конструкцию, есть также четкие доказательства того, что есть два различных кластера поведения, которые влияют на общую оценку.Первый, который, по-видимому, измеряет «эмоциональную непривязанность», включает прежде всего межличностные или аффективные индикаторы психопатии, такие как эгоцентризм или отсутствие раскаяния; второй, который, по-видимому, измеряет антисоциальное поведение и образ жизни, включает такие переменные, как импульсивность и антисоциальное поведение. Высокие показатели PCL-R позволяют прогнозировать насилие как в криминальной, так и в гражданской психиатрической популяции, но похоже, что второй, фактор антисоциального поведения, а не фактор межличностной эмоциональной отстраненности, составляет большую часть прогностической эффективности.Критики считают, что прогностическая валидность PCL-R обеспечивается неспецифическим антисоциальным анамнезом, но исследования показали, что если учитывать такие неспецифические факторы, PCL-R действительно увеличивает прогностическую валидность.

    баллов PCL-R коррелируют с диагнозами APD у судебно-медицинских экспертов, но корреляция не идеальна. В таких популяциях базовая частота психопатии, измеренная с помощью PCL-R, намного ниже, чем базовая частота для APD. Хотя большинство психопатов соответствуют критериям APD, потому что критерии APD аналогичны антисоциальному поведению, которое измеряет второй фактор PCL-R, большинство людей с APD не являются психопатами, потому что критерии APD не включают аффективные и межличностные переменные, которые первый коэффициент мер PCL-R.В общем, психопатия, операционализированная PCL-R, которая направлена ​​на измерение клинической конструкции, описанной Клекли и другими, не идентична APD.

    Помимо психопатии (или APD), существует множество причин преступного поведения. На самом деле распространенность криминального и антиобщественного поведения намного выше, чем распространенность психопатии. Таким образом, преступное поведение психопатов определяется другими факторами, нежели те, которые вызывают преступность среди непсихопатов.Но психопаты непропорционально часто проявляют стойкое и разнообразное антиобщественное и преступное поведение. Более того, риск насилия среди жестоких психопатических преступников не уменьшается с возрастом, как это происходит с непсихопатическими преступниками.

    Сексуальная психопатия. «Сексуальная психопатия» не является техническим термином в психиатрии, психологии и психопатологии. Хотя нормальность различных сексуальных желаний является предметом споров, несомненно, что некоторые неудачливые люди имеют сексуальные желания, которые широко считаются ненормальными, такие как стойкое, сильное желание сексуального контакта с детьми и действия для удовлетворения таких желаний. почти всегда считается аморальным и преступным.Люди с такими желаниями действительно соответствуют критериям психического расстройства в DSM-IV, хотя, опять же, лишь немногие из них проявляют психотические симптомы, если они не страдают другим психическим расстройством. Некоторые люди с такими отклонениями, часто утверждая, что не могут контролировать свои желания, настойчиво действуют, чтобы удовлетворить их, тем самым регулярно нарушая уголовный закон. Четких данных нет, но очевидно, что не все такие преступники являются психопатами. Они могут вести себя антисоциально, но они не обязательно проявляют аффективные и межличностные критерии истинной психопатии.Например, они могут чувствовать вину и раскаяние. Расстройства полового влечения следует четко отличать от психопатии, хотя некоторые люди могут страдать от обоих.

    Причины и лечение. Причины психопатии до конца не изучены. Были предложены биологические, психологические и социологические объяснения, но ни одно не было подтверждено. Более поздние достижения в когнитивной нейробиологии, по-видимому, дают потенциальное нейрофизиологическое объяснение клиническому наблюдению, что психопаты не обладают эмоциональной глубиной и пониманием.Действительно, некоторые предполагают, что дисфункция мозга вызывает психопатию. Такое исследование провокационно и увлекательно, но текущие данные просто не оправдывают твердых выводов о причинах этого расстройства.

    Развитию методов лечения психопатии среди тюремных и судебно-медицинских экспертов препятствовала неспособность отличить психопатов от других преступников. Тем не менее, были испробованы различные методы. Будет справедливо сказать, особенно с учетом методологических ограничений, что было мало признаков успеха.Теперь стало возможным надежно различать психопатов, и на основе лучшего понимания клинических проявлений расстройства последовали новые предложения по лечению. К сожалению, до сих пор существует мало достоверных данных, демонстрирующих эффективность любой предложенной программы лечения для уменьшения психопатии в целом или ее антисоциальных поведенческих проявлений в частности.

    Постоянные концептуальные и клинические проблемы. Несмотря на несомненные научные достижения в измерении психопатии и провокационные эмпирические данные, касающиеся ее причин, многие по-прежнему скептически относятся к достоверности этой категории и опасаются ее использования в клинических и неклинических целях. настройки.Некоторые считают, что имеющиеся исследования не подтверждают унитарную модель Хейра, объединяющую два фактора, и что в настоящее время не существует бесспорно достоверного определения расстройства. Другие идут еще дальше, утверждая, что психопатия — это не более чем ярлык для человека, которого и не любят, и которого боятся, и что нет убедительных доказательств того, что психопатия является подлинным психическим расстройством.

    Во всей этой критике есть доля правды. Доступная наука несовершенна. В частности, психиатрия и психология, в отличие от физической медицины, еще не имеют физического «золотого стандарта», такого как лежащие в основе объективно измеримые анатомические или физиологические аномалии, с помощью которых можно было бы подтвердить гипотетические дискретные расстройства.Более того, слишком легко «патологизировать» тех, кто нам не нравится, как средство маргинализации и контроля над ними. Тем не менее, по сравнению с другими, менее спорными психическими и психологическими расстройствами, психопатия была лучше подтверждена солидной исследовательской базой, чем большинство других.

    .

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *