Как лечить золотистый стафилококк: ᐈ Чем опасен золотистый стафилококк? ~ 【Киев】

Содержание

Метициллинрезистентный золотистый стафилококк (МРЗС) — Симптомы, диагностика и лечение

Метициллинрезистентные стафилококки (МРЗС) являются важной причиной инфекции как у здоровых людей во внебольничных условиях, так и у пациентов лечебно-профилактических учреждений.

Важно отличать образование колоний МРЗС от инфекции.

Вызванные МРЗС инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи, и внебольничные инфекции МРЗС имеют существенные различия в чувствительности к антибиотикам.

Внебольничный МРЗС наиболее часто приводит к возникновению инфекций кожи и мягких тканей, а терапия чаще может проводиться с помощью антибиотиков для перорального приема.

Инфекции, вызванные МРЗС, связанные с оказанием медицинской помощи, как правило, требуют лечения с использованием внутривенного введения антибиотиков.

Изоляция больных с МРЗС с использованием мер предосторожности при контакте, может помочь предотвратить распространение инфекции.

МРЗС – это тип Staphylococcus aureus, который является резистентным к большинству бета-лактамных антибиотиков, антистафилококковым пенициллинам (например, к метициллину, оксациллину) и цефалоспоринам.

Резистентность к метициллину определяется как минимальная ингибиторная концентрация оксациллина ≥4 мкг/мл.[1]Babel BS, Decker CF. Microbiology and laboratory diagnosis of MRSA. Dis Mon. 2008 Dec;54(12):769-73. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18996278?tool=bestpractice.com Оксациллин принадлежит к тому же классу антибиотиков, что и метициллин, и поэтому в начале 90-х он был выбран в качестве агента для тестирования чувствительности S. aureus. Метициллин до сих пор используют для описания резистентности благодаря его исторической роли.[2]Centers for Disease Control and Prevention. Laboratory detection of oxacillin/methicillin-resistant Staphylococcus aureus. November 2010 [internet publication]. http://www.cdc.gov/HAI/settings/lab/lab_mrsa.html МРЗС инфекции могут включать синдромы бактериемии, пневмонии, эндокардит, инфекции суставов и кожи или инфекции мягких тканей.

противомаститный препарат для лечения золотистого стафилококка

МАСТИФОН 
эффективное средство борьбы с золотистым стафилококком в молочном животноводстве

Золотистый стафилококк (Staphylococcus agalactiae) – частая и «болезненная» причина заболевания маститом КРС на территории Российской Федерации. С этим возбудителем очень сложно справиться, особенно если в стаде заражено более 5-10% животных. Золотистый стафилококк быстро распространяется от животному к животному и трудно поддается лечению. 
Присутствие в организме лактирующей коровы золотистого стафилококка, приводит к росту количества соматических клеток, и обязательно, сокращению количества производимого молока. Это вызвано тем, что патогенные микроорганизмы проникают в альвеолы, вырабатывающие молоко. Для борьбы с золотистым стафилококком организм посылает огромное количество лимфоцитов и макрофагов, которые уничтожают большое количество бактерии и с молоком выводятся наружу. При этом клетки продуцирующие молоко постепенно перерастают в другие ткани и больше не способны производить молоко.

Учитывая важность проблематики лечения мастита у коров, вызванного золотистым стафилококков, ученые обнаружили высокий терапевтический эффект в борьбе с возбудителем антибактериальным веществом – цефапиразон. 

Белорусская компания «Белэкотехника», официальным представителем которого в РФ является ТК «Витамин», выпустила на рынок новый эффективный препарат в борьбе с золотистым стафилококком – «Мастифон», основным действующим веществом в котором выступает не использовавшийся ранее на рынке – цефапиразон.

Мастифонсуспензия для внутрицистернального введения в полимерных шприцах по 10 мл (8гр).  

Смотреть подробное описание препарата                     Скачать инструкцию

При проведении клинических испытаний препарат хорошо проявил себя для лечения субклинического и клинического мастита у дойных коров, вызванных следующими возбудителями: Streptococcus agalactiae, Streptococcus dysgalactiae, Streptococcus uberis,   Staphylococcus agalactiae, Esherichia coli, Trueperella pyogenes, Pseudomonas aeruginosa, Micrococcus aeroginosa, Micrococcus spp, Klebsiella spp, Clostridium spp.
Учитывая список возбудителей мастита, на которые действующее вещество препарата проявляет высокое антибактериальное действие (в том числе золотистый стафилококк) препарат «Мастифон» быстро завоевал важное место в ветеринарной практике врачей и стал надежным инструментом в лечении коров, больных маститом.

Лечебная эффективность Мастифона при субклиническим мастите до 88,9%, при клиническом – до 81,8%.

Курс лечения. Препарат вводят внутрицистернально однократно!
Период ожидания. Срок ожидания по молоку – 3 суток!

Стафилококк золотистый. Микробиологические аспекты . Азбука антибиотикотерапии. Видаль справочник лекарственных препаратов

Автор: Трубачева Е.С., врач – клинический фармаколог

Прошло много лет после написания первой статьи, посвященной лечению инфекций, вызванных золотистым стафилококком. За это время автор, будем надеяться, немного помудрела и приобрела кое-какой опыт в более детальной диагностике вышеупомянутых состояний, чем и хотела бы поделиться с многоуважаемой аудиторией в надежде, что, возможно, поможет каждому из вас в рутинной ежедневной работе, так как с этой зверюшкой сталкивается буквально каждый, кто надел белый халат и уж тем более хирургический костюм.

Сначала повторим общеизвестные факты: S.aureus относится к грамположительным коккам и являются чуть ли не основной причиной большого количества инфекций кожи и мягких тканей, а так же ведущей причиной послеоперационных раневых инфекций.

Выделяют следующие разновидности золотистого стафилококка:

  • Дикий S.aureus
  • MSSA — метициллин-чувствительные стафилококки
  • MRSA — метициллин-резистентные, которые обладают устойчивостью ко всему бета-лактамному ряду, сохраняя клинически важную чувствительность к ванкомицину, линезолиду и тигециклину
  • VRSA и VISA — ванкомицин-устойчивые штаммы, к счастью, крайне редко встречающиеся и в основном наблюдающиеся в отделениях онкогематологии научно-исследовательских центров у пациентов, проходящих курс полихимиотерапии с последующей трансплантацией костного мозга

И сейчас обсудим первые три более подробно, так как именно они являются той причиной, ради которой повторно поднята данная тема, в том числе и по просьбам читателей (за что выражаем отдельную признательность).

Первое, что необходимо не просто запомнить, а буквально зазубрить наизусть — золотистый стафилококк, он же S. aureus, является нормальным жителем на неповрежденной коже и слизистых оболочках. Еще раз — нормальным, но только на неповрежденной коже и вне зависимости от антибиотикочувствительности пойманных экземпляров. Если кожа по тем или иным причинам поражается (например, сахарным диабетом) или повреждается, стафилококк тут же из милого соседа превращается в злейшего врага. Все как у людей — стоит дать слабину, и ближайшие соседи начнут добивать с ласковой улыбкой.

Таким образом, когда вы получаете результат микробиологического исследования образца, взятого с кожи (или из носоглотки), и видите там золотистого стафа, то должны понимать, кто перед вами, и насколько этот кто-то имеет отношение к текущему процессу.

Второе: если клиника отсутствует, а стафилококк посеялся, надо сделать что? Правильно, повторить посев еще раз. Золотистый стафилококк — это один из немногих микробов, чье наличие в отделяемом материале надо проверять дважды. Единственное исключение — это кровь, взятая непосредственно из сосудистого русла, чаще всего из вены. Наличие стафилококка в крови является поводом к немедленному назначению антибактериальной терапии, так как прямо указывает на наличие инфекции кровотока, а уж какого она генеза, спонтанного или ятрогенного, разбираться будете позже. Во всех остальных ситуациях проводится пересев с тщательным соблюдением техники забора материала (со стенок раны, а не гной, состоящий из дохлых нейтрофилов и нападавших сверху стафилококков) и правил асептики и антисептики, чтобы собственными стафилококками с кожи вновь забранный материал не контаминировать.

Чтобы понять, друг перед нами или враг, познакомимся со стафилококками более подробно.

  1. Дикий S.aureus, не видавший ни одного антибиотика, выглядит так

Или так:

И нет, автор не сошла с ума — резистентность к ванкомицину у природных диких золотистых стафилококков — совершенно нормальное явление. Более того, попытка лечить такого возбудителя ванкомицином считается грубейшей ошибкой и закончится полным провалом в силу природной устойчивости к данному препарату. Это третье, о чем помнить необходимо.

Где мы встречаем таких S.aureus чаще всего? В носоглотках грудных младенцев или в их же кале, если придумали посеять. Почему? Потому что это представитель нормальной микрофлоры кожи, и ребенок сглатывает то, что живет в его носоглотке или слизывает с кожи матери. Надо лечить? В данной ситуации — ни в коем случае, иначе побьете нормальную микрофлору кожи и слизистых, и если очень повезет, то для ребенка это пройдет без последствий, но, скорее всего, получим стафилококка, вооруженного пенициллиназами, или MSSA. Повторимся еще раз — только в случае отсутствия клинической картины можно принимать такого рода решения. Во всех иных случаях необходима антибактериальная терапия, причем на длительный (до 28 суток) период времени.

  1. MSSA может выглядеть так

Или так

Обратите внимание на строку с бензилпенициллином, указывающую на наличие пенициллиназ. Мы обязаны упомянуть, что точно такая же картинка может наблюдаться и у пациентов, давно или никогда не применявших антибиотики, так как пенициллиназы еще в середине прошлого века «ушли» в дикую природу.

                Почему MSSA? Обратите внимание на строку с оксациллином, который в данной панели поставлен вместо метициллина. Таким же ориентиром может быть цефазолин. Оба этих препарата до сих пор являются самыми эффективными в клиническом плане антибиотиками для эрадикации дикого и MSSA стафилококков, если к этому имеются показания

При каких состояниях мы можем увидеть подобных возбудителей?

  • Практически при всех инфекциях кожи и мягких тканей
  • При внутрибольничных раневых инфекциях
  • При диабетической стопе
  • У внутривенных наркоманов

Типичным для клинической картины будет довольно агрессивное течение заболевания с яркими клиническими проявлениями ввиду того, что именно такой вид стафилококка обладает определенным набором ферментов, очень быстро расплавляющим окружающие ткани с образованием полостей и большим количеством гнойного отделяемого.

  1. MRSA или метициллин-устойчивый S.aureus

на антибиотикограмме будет выглядеть приблизительно так, оксациллин-резистентный, но ванкомицин-чувствительный (хотя при таком значении МПК уже возможны варианты)

Когда встречается? Все многообразие ятрогенных ВБИ к вашим услугам — почти все раневые инфекции и послеоперационные гнойные осложнения вне зависимости от их локализации. Повторимся в очередной раз — руки надо мыть, и мыть правильно. А еще закрывать маской не только рот, но и нос всем, кто хоть как-то касается открытых ран вне зависимости от причин их образования, так как стоит ране появиться, как стафилококк мгновенно превращается в зверя, осложняющего течение любого послеоперационного периода, особенно после операций, связанных с установками импланта. Более подробно о лечении предлагаем почитать в первой статье.

  1. В последнем пункте автор, по идее, должна была бы предложить испугаться самыми страшными ванкомицин-резистентными стафилококками и предложить схватиться за голову, но глядя на следующий набор антибиотикограмм, мы предлагаем посмотреть на то, что обычно сваливается с рук медицинского персонала в раны пациентов или контаминирует их биологический материал, который собран или хранится неправильно. Слава микробиологии, что подобные возбудители для пациентов, которые сохранили хоть какие-то остатки неспецифического иммунитета, не опасны, так как проходя эволюционные пути борьбы с ванкомицином, они почти полностью теряют факторы вирулентности. Но так как такие находки — это будни любой микробиологической лаборатории, то и вы о них тоже должны иметь представление. Уточним еще раз — это результаты посевов при полном отсутствии клинической картины бактериальной инфекции.

А теперь, тихо-тихо прошепчем, что иногда так может выглядеть приболевший микробиологический анализатор, который все, что в него не поставят, может определять как подобную страшную зверюгу. Хотя у вашего анализатора может быть какая-то своя болячка, и эти болячки лучше все-таки знать. Именно такого рода антибиотикограммы, как ничто другое наглядно показывают необходимость развития клинического мышления для умения отличать истинного возбудителя от контаминанта или нормального жителя человеческого организма, а также необходимости понимания, как работают методы микробиологической диагностики и варианты их ограничения.

Подведем краткие итоги нынешнего разговора:

  • Стафилококк на неповрежденной коже и в носоглотке является нормальным представителем микромира, и лечить его не надо, более того, это может наносить прямой вред (как минимум кошельку)
  • Существует целый перечень профессий, где носительство стафилококка строго нежелательно, и именно для этого проводятся контролирующие посевы среди медицинского персонала и работников пищевой отрасли
  • Необходимо уверенно различать не только дикие и внутрибольничные штаммы, но и градацию по MRSA и MSSA, так как это прямо влияет на решение о применении конкретных препаратов при проведении эрадикационной терапии
  • Антибиотикотерапия стафилококковых инфекций должна быть длительной, а не прерываться через 7-10 дней, даже если пациент демонстрирует положительную динамику. Недобитые золотистые стафилококки умеют метастазировать. Более подробно смотрим предыдущую статью
  • Так как S. aureus занимает одно из ведущих мест в структуре внутрибольничных инфекций, особенно связанных с установкой имплантов, правила асептики и антисептики при работе с оными должны соблюдаться максимально жестко, иначе можно повторить дело Хабаровского кардиоцентра

В заключение хотелось бы отметить следующее. Уважаемые коллеги, золотистый стафилококк, при отсутствии клинической картины и на неповрежденной коже и слизистых является нормой — не надо его там «лечить». И брызгать ничем туда не надо. А в случаях наличия клинической картины (исключение — инфекции кровотока), необходимо провести повторный посев, с тщательным соблюдением правил асептики и антисептики, чтобы быть уверенными, что именно этот микроб является возбудителем, а не кто-то прячется за его спиной.

Надеемся, что наш сегодняшний разговор был полезен и прояснил наиболее частые вопросы, связанные с микробиологическими особенностями S.aureus.

Поделиться с друзьями

Пожалуйста, заполните поля e-mail адресов и убедитесь в их правильности

Новое открытие облегчит жизнь страдающих атопическим дерматитом

Биологи выяснили, как золотистому стафилококку удаётся заселить кожу пациентов, страдающих атопическим дерматитом. Новое открытие поможет в разработке лекарств, мешающих зловредной бактерии колонизировать повреждённую кожу. Это облегчит жизнь миллионов людей по всему миру.

Достижение описано в научной статье, опубликованной в журнале PNAS.

Атопический дерматит – одно из самых распространённых заболеваний кожи. В детстве им страдают 15–20% людей. Воспаление, боль, зуд и видимые пятна на коже делают болезнь весьма неприятной. Но эта беда приходит не одна, а в компании золотистого стафилококка (Staphylococcus aureus). У большинства пациентов эта бактерия расселяется на повреждённых участках кожи. Она усиливает воспаление, а потому усугубляет симптомы болезни, вызывает её рецидивы и обострения.

До сих пор учёные не знали, как зловредные микробы прикрепляются к человеческой коже. Авторы новой работы выяснили это.

Они идентифицировали у S. aureus два белка, отвечающие за заселение кожи. Их молекулы прикрепляются к молекуле человеческого белка корнеодесмозина. Последний содержится на поверхности корнеоцитов (это разновидность клеток кожи).

Учёные провели несколько эскпериментов in vitro («в пробирке»), чтобы проверить свой вывод. В частности, они вывели генетически модифицированный штамм S. aureus, лишённый упомянутых белков-якорей. Такие бактерии не могли прикрепляться к клеткам человеческой кожи.

Кроме того, учёные выяснили, что «дикие» S. aureus не могли закрепиться на коже, когда соответствующая область молекулы корнеодесмозина была блокирована антителами.

Таким образом, биологи выявили основной механизм, посредством которого золотистый стафилококк прикрепляется к коже пациентов, страдающих атопическим дерматитом.

Это открытие может проложить путь к созданию лекарств, предотвращающих заселение поражённых участков кожи этими патогенами, объясняют авторы работы.

К слову, ранее Вести.Ru рассказывали о новых антибиотиках, способных убить золотистый стафилококк.

Ученые выяснили, как бактерии золотистого стафилококка противостоят действию антибиотиков

Золотистый стафилококк Staphylococcus aureus — шарообразная грамположительная бактерия. Это значит, что после окраски микроорганизмов по методу Грама и при последующем промывании спиртом она сохраняет фиолетовую окраску. Стафилококки сохраняются на кожных покровах и в слизистых оболочках верхних дыхательных путей и вызывают как легкие кожные инфекции, например, фурункул или угри, так и смертельно опасные заболевания, такие как менингит и пневмония.

Ученые исследовали штамм метициллин-устойчивого золотистого стафилококка — культуру микроорганизмов, изолированную и размноженную на специальной питательной среде. Этот штамм обладает повышенной устойчивостью к антибиотикам, пенициллинам и цефалоспоринам, поэтому необходимо искать новые противомикробные агенты — действующие вещества новых лекарств. Одна из мишеней для антибиотиков — бактериальная рибосома — органоид, синтезирующий белок в клетке. Более 40% клинически используемых антибиотиков нацелены против активности рибосомы.

Ученые выяснили, что в стрессовых для клеток бактерий условиях, например в присутствии антибиотика, происходит замедление биосинтеза белка за счет того, что рибосомы переходят в «спящее» состояние. Делают они это путем связывания белка стресса SaHPF (который синтезирует клетка) с рибосомами. В результате связывания белок SaHPF и рибосома образуют димер. В таком состоянии бактериальные клетки способны противостоять внешним стрессовым условиям, что обеспечивает их устойчивость к антибиотику.

«Впервые, с высоким разрешением, были определены структуры полной рибосомы грамположительной бактерии золотистого стафилококка S. Aureus и димера «спящих» рибосом. Полученные результаты на молекулярном уровне с атомарным разрешением объясняют природу механизма устойчивости к антибиотикам золотистого стафилококка и открывают путь к изучению природы стресс-ответа у других патогенных для человека бактерий, что предоставляет возможности для разработки препаратов нового поколения с повышенной селективностью», — рассказал один из авторов статьи Константин Усачев, кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Казанского (Приволжского) федерального университета.

Для определения структур рибосом и димеров ученые использовали методы криоэлектронной микроскопии и спектроскопии ядерного магнитного резонанса (ЯМР) высокого разрешения. Ученые уничтожили клеточную стенку и удалили все ее содержимое за исключением интересующих их объектов. Авторы заморозили раствор с рибосомами в жидком этане и сделали несколько десятков тысяч снимков этих объектов в разных ракурсах. С помощью суперкомпьютера эти снимки были преобразованы в трехмерные модели рибосом и димеров. После этого исследователи провели сравнительный анализ полученной структуры 70S рибосомы золотистого стафилококка со структурами 70S рибосом других бактерий. Результаты показали наличие нескольких специфичных для золотистого стафилококка участков, которые могут быть вовлечены в процесс трансляции — синтеза белка из аминокислот на информационной, или матричной, РНК (мРНК).

«В рамках данной работы на молекулярном уровне был показан один из механизмов устойчивости этого патогена к антибиотикам, что открывает путь к разработке препаратов против стафилококка нового поколения. Полученная информация о структуре рибосомы золотистого стафилококка с высоким разрешением позволяет широкому кругу исследователей приступить к поиску новых противомикробных агентов, которые разрабатываются на основе установленных особенностей и различий в структуре аппарата синтеза белка у патогенов», — заключил ученый.

Новые антибиотики «способны уничтожать устойчивые инфекции»

Автор фото, Science Photo Library

Ученые из США обнаружили новую семью антибиотиков в образцах американской почвы.

Натуральные соединения можно будет использовать для борьбы с инфекциями, которые трудно лечить, надеется команда исследователей Рокфеллеровского университета.

Тесты показывают, что соединения под названием малацидины, уничтожают несколько бактериальных заболеваний, которые стали устойчивыми к большинству существующих антибиотиков, в частности, это микробы золотистого стафилококка. Золотистый стафилококк вызывает у людей такие заболевания как сепсис и пневмония.

Эксперты говорят, опубликованная в Nature Microbiology работа дает надежду, ведь устойчивые к лекарствам болезни — это одна из самых больших угроз для глобального здоровья.

Они убивают около 700 тысяч человек в год, а потому срочно нужны новые виды лечения.

Лекарства из земли

В почве обитают миллионы различных микроорганизмов, которые производят много потенциального терапевтических соединений, включая новые антибиотики.

Команда доктора Сиана Брейди в университете Рокфеллера в Нью-Йорке занималась их извлечением.

Они использовали метод генной секвенции для анализа более тысячи образцов почвы, взятых со всех уголков США.

Исследователи испытывали новый антибиотик на крысах. Сначала грызунам дали золотистый стафилококк, а потом лечили инфекцию кожи новым антибиотиком. Все сработало.

Поэтому, ученые работают над улучшением эффективности препарата, надеясь, что его можно превратить в настоящие лекарства для людей.

Доктор Брейди говорит: «Невозможно сказать, когда такой антибиотик попадет в клинику. Это лишь ранний этап открытия. Впереди долгий и трудный путь, от начального открытия лекарства до клинического использования соединения» ..

Стафилококковая инфекция у животных | Beleka.by

Мастит, вызванный бактериями стафилококка, чрезвычайно трудно контролировать только с помощью лечения. Эффективный контроль достигается только за счет профилактики инфекции. Стафилококк расселяется по организму и вызывает серьезные заболевания. Руки доярок, тряпки для мытья посуды, вкладыши для доильных чашек и насекомые — это способы распространения инфекции от коровы к корове. Организмы, проникают в сосковой канал во время доения. Зараженные коровы должны быть либо отделены от доильного стада и доены последними, либо доены отдельными доильными установками. Вкладыши для сосковых чашек должны быть промыты и продезинфицированы после доения инфицированных коров.

Передача инфекции

Основными переносчиками этих организмов являются инфицированное вымя, сосковые каналы и поражения сосков, но эти бактерии также были обнаружены на коже сосков, мордах, ноздрях животных. Бактерии распространяются в помещениях через доильные аппараты, тряпки, руки доярок и насекомых. Стафилококки не сохраняются на здоровой коже сосков, но легко колонизируют сосковые каналы, если есть повреждения вблизи конца соска. Эти организмы размножаются в инфицированных очагах поражения или колонизированных сосковых каналах и легко проникают в вымя. Зараженные коровы при отеле могут представлять собой наиболее опасный способ распространения инфекции для неинфицированных товарищей по стаду.

Выявление стафилоккока

Для того, чтобы выявить инфекцию, проводятся анализы молока у коров. Эта процедура должна проводиться в стадах, где ранее была выявлена инфекция, а также были случаи заражения маститом.

В стадах с острыми проблемами мастита, образцы молока от зараженных коров должны быть собраны асептически и культивированы. Важно раннее выявление инфекции до того, как бактерии получат возможность проникнуть глубоко в вымя и образовать абсцессы.

Лечение заболевания

Каждый случай мастита является дорогостоящим для производителя молока с точки зрения снижения производства молока, расходов на лечение, более низких цен за качество молока и возможной смерти пораженного животного. Требуется дополнительное время для доения, чтобы правильно идентифицировать зараженную корову и выбросить ее молоко, и всегда существует риск попадания зараженного молока в нормальное. Вылечить инфекцию сложно, так как даже при неоднократном лечении корова может вновь заболеть инфекцией в течение короткого периода. Эти «субклинические» инфекции возникают, когда фермер прекращает лечение антибиотиками, потому что молоко выглядит нормально, но трудно убиваемые организмы мастита все еще живы в железе и ждут своей возможности атаковать снова.

Золотистый стафилококк является одним из наиболее распространенных бактериальных патогенов во всем мире и часто является причиной хронических субклинических инфекций и клинических (явно аномальных молочных) случаев мастита. Очень важно проконсультироваться с вашим ветеринаром, чтобы сначала определить, какой организм вызывает мастит, чтобы выбрать наиболее подходящий препарат и продолжительность антибактериальной терапии. К сожалению, для того, чтобы в особи был обнаружен маститный организм, в образце должно присутствовать минимальное количество бактерий. Здоровые коровы должны быть защищены от воздействия инфекционных патогенов мастита, иначе они рискуют новыми инфекциями, высоким содержанием соматических клеток и дальнейшим распространением болезни.

Для предупреждения инфекций используются препараты на основе Амоксицина. Белорусское предприятие Белека производит данный препарат в виде порошка, который разводится в воде и принимается коровами орально. Данный препарат содержит в составе антибиотик, который эффективно борется с проблемой заражения инфекцией.

Профилактика инфекции стафилоккока

Инфицированные коровы должны быть изолированы от других коров, чтобы предотвратить распространение инфекции. Это может быть самой важной профилактической практикой. Зараженные коровы должны быть помечены уникальными, видимыми опознавательными знаками, такими как специальные цветные ножные ленты или шейные цепи. Возможные средства изоляции коров:

  • Не доите коров тем же самым аппаратом, который используется для доения коров, страдающих маститом.
  • Выделяйте зараженных коров в одну группу и доите последними. Другой альтернативой является сортировка зараженных коров перед каждой дойкой и удержание их в изолированном загоне до тех пор, пока все остальные коровы не будут доены.
  • После покупки животных, их следует изолировать до тех пор, пока не будут получены образцы молока и не будет определен статус возбудителя мастита.
  • Проводите дезинфекцию доильных приспособлений после каждого доения инфицированных коров.

Укусы насекомых травмируют конец соска. Мухи также переносят ряд организмов, вызывающих мастит, которые могут заражать повреждения на вымени. Ликвидация мест размножения мух является одним из способов борьбы с ними.

Выводы

Владельцы молочных ферм, которые лучше следят за здоровьем своего стада, имеют редкую проблему заболеваний маститом и стафилококковой инфекции. Они имеют более высокий удой на одну корову с меньшим количеством инфекций. Они моют вымя дезинфицирующим средством и промывают доильные аппараты после каждого доения. Благодаря грамотному уходу и слежению за здоровьем животных, можно избежать инфицирование стада стафилококком, а также создать благоприятные условия для получения максимальной продуктивности коров.


Лечение инфекций, вызванных Staphylococcus aureus

Золотистый стафилококк, хотя его обычно называют комменсалом, также является частой причиной бактериальных инфекций человека, в том числе кожи и других мягких тканей, костей, кровотока и дыхательных путей. История лечения S. aureus отмечена развитием устойчивости к каждому новому классу антистафилококковых противомикробных препаратов, включая пенициллины, сульфаниламиды, тетрациклины, гликопептиды и другие, осложняющие терапию.Изоляты S. aureus, идентифицированные в 1960-х годах, иногда были устойчивы к метициллину, ß-лактамному противомикробному действию первоначально против большинства штаммов S. aureus. Эти изоляты MRSA, устойчивые почти ко всем ß-лактамным противомикробным препаратам, сначала были ограничены медицинским учреждением и пациентами, которые его посещали. Однако в середине 1990-х годов появились новые штаммы, известные как штаммы MRSA, ассоциированные с сообществами (CA-). Организмы CA-MRSA, по сравнению с типами штаммов MRSA, связанных с оказанием медицинской помощи (HA-), более часто чувствительны к нескольким классам не-бета-лактамных противомикробных препаратов.В то время как инфекции, вызванные метициллин-чувствительными штаммами S. aureus (MSSA), обычно лечат препаратами из класса ß-лактамов, такими как цефалоспорины, оксациллин или нафциллин, инфекции MRSA лечат препаратами других классов противомикробных препаратов. Гликопептидный препарат ванкомицин, а в некоторых странах тейкопланин, является наиболее распространенным препаратом, используемым для лечения тяжелых инфекций MRSA. В настоящее время доступны другие классы противомикробных препаратов для лечения стафилококковых инфекций, в том числе несколько, которые были одобрены после 2009 года.Антимикробное лечение инвазивных и неинвазивных инфекций S. aureus в амбулаторных и стационарных условиях является темой этого обзора. Также обсуждаются общие побочные эффекты антистафилококковых противомикробных агентов, преимущества одного агента перед другим при определенных клинических синдромах и использование дополнительных методов лечения, таких как хирургическое вмешательство и внутривенное введение иммуноглобулина. У нас есть подробные рекомендации по терапии неинвазивных и инвазивных инфекций, вызванных S. aureus. Далее следуют разделы, посвященные конкретным клиническим инфекционным синдромам, включая инфекции кожи и мягких тканей, бактериемию, эндокардит и внутрисосудистые инфекции, пневмонию, остеомиелит и вертебральный дискит, эпидуральный абсцесс, септический артрит, пиомиозит, мастит, некротический фасциит, инфекции глазницы, эндофтальмит. , стафилококковые токсинозы, урогенитальные инфекции и инфекции центральной нервной системы.

Лечение золотистого стафилококка

Золотистый стафилококк вызывает самые разные проявления и заболевания. Лечением выбора для инфекции S. aureus является пенициллин. В большинстве стран штаммов S. aureus выработали устойчивость к пенициллину из-за выработки бактериями фермента, называемого пенициллиназой.

Терапия первой линии — пенициллины, устойчивые к пенициллиназе, такие как оксациллин или флуклоксациллин.При более серьезных инфекциях терапия часто назначается в сочетании с аминогликозидами, такими как гентамицин. Продолжительность лечения зависит от очага инфекции и степени тяжести.

Устойчивость к антибиотикам

S. aureus

Штаммы S. aureus могут стать устойчивыми к пенициллину, продуцируя такие ферменты, как пенициллиназа, которые разрушают антибиотик. Это форма β-лактамазы, которая разрушает β-лактамное кольцо молекулы пенициллина. Для преодоления этого были разработаны молекулы, устойчивые к пенициллиназе.К ним относятся:

  • метициллин
  • нафциллин
  • оксациллин
  • клоксациллин
  • диклоксациллин
  • флуклоксациллин

Генетическая мутация и модификация

Генетическая мутация и модификация считаются механизмами, которые делают S. aureus устойчивым к метициллину и продуцируют устойчивый к метициллину S. aureus или MRSA. Модификация в гене mecA бактерий, который кодирует измененный пенициллин-связывающий белок, приводит к более низкому сродству к связыванию β-лактамов (пенициллинов, цефалоспоринов и карбапенемов).Это обеспечивает устойчивость ко всем β-лактамным антибиотикам.

MRSA-инфекции как в больнице, так и в общественных местах обычно лечат не-β-лактамными антибиотиками, такими как клиндамицин (линкозамин) и котримоксазол (также широко известный как триметоприм / сульфаметоксазол). В тяжелых случаях применяется ванкомицин.

Модификация ферментов и другие методы устойчивости

Аминогликозиды, такие как гентамицин, амикацин, стрептомицин и канамицин, когда-то были эффективны против стафилококковых инфекций.У них выработалась устойчивость за счет модификации ферментов, изменения мест прикрепления рибосом и активного вытеснения лекарства из бактерий.

Антибактериальная терапия

  • Лечение бактериемии или заражения крови S. aureus или инфекции от медицинского устройства — медицинское устройство или очаги инфекции необходимо удалить после идентификации. Из антибиотиков предпочтительны β-лактамы, оксациллин, нафциллин, цефазолин и др. Для MRSA ванкомицин, даптомицин, линезолид, хинупристин / далфопристин, котримоксазол, цефтаролин, телаванцин и т. Д.выбраны.
  • Лечение инфекции сердца или его клапанов (эндокардита) — по возможности удаляют очаги. Выбор антибиотиков включает оксациллин, цефазолин, нафциллин, гентамицин и т.д. для штаммов, чувствительных к метициллину (MSSA). Другие включают ципрофлоксацин, рифампицин, ванкомицин, даптомицин и т. Д.
  • Инфекции мягких тканей и кожи — основное лечение — удаление очагов инфекции путем дренирования гноя из абсцессов, целлюлита и т. Д. Выбор антибиотиков для MSSA включает цефалексин, диклоксациллин, клиндамицин, амоксициллин / клавуланат и т. Д.Для лечения MRSA можно использовать такие антибиотики, как котримоксазол, клиндамицин, тетрациклины, доксициклин, миноциклин, линезолид и т. Д. При кожных инфекциях также назначают местное применение антибиотиков, таких как мазь Мупироцин 2%.
  • Инфекции легких или пневмония — для случаев MRSA можно использовать линезолид, ванкомицин, клиндамицин и т. Д.
  • Инфекции костей и суставов — для MSSA можно использовать оксациллин, цефазолин, нафциллин, гентамицин и т. Д. Для случаев MRSA линезолид, ванкомицин, клиндамицин, даптомицин, коптримоксазол и т. Д.может быть использовано.
  • Инфекция головного мозга и мозговых оболочек (менингит) — для MSSA можно использовать оксациллин, цефазолин, нафциллин, гентамицин и т. Д. В случаях MRSA можно использовать линезолид, ванкомицин, клиндамицин, даптомицин, котримоксазол и т. Д.
  • Синдром токсического шока — для MSSA могут использоваться оксациллин, нафциллин, клиндамицин и т. Д. В случаях MRSA можно использовать линезолид, ванкомицин, клиндамицин и т. Д.

Дополнительная литература

границ | Лечение инфекций кровотока, вызванных Staphylococcus aureus

Введение

Золотистый стафилококк ( S.aureus ) является одним из ведущих патогенов, вызывающих внебольничные и внутрибольничные инфекции кровотока, занимающий второе место после Escherichia coli . По оценкам, заболеваемость составляет от 10 до 30 случаев на 100 000 человеко-лет (1), а больничная смертность высока и колеблется от 15 до 40% (2, 3).

Грамположительный патоген разработал несколько стратегий адаптации к инфицированному хозяину путем обхода иммунной системы хозяина, например, он может образовывать биопленки, прилипая к внутрисосудистым катетерам и имплантируемым медицинским устройствам (4).Кроме того, была описана внутриклеточная персистенция в различных типах клеток-хозяев, таких как эпителиальные и эндотелиальные клетки или остеобласты (5). Внутри этих биопленок и клеток-хозяев S. aureus может формировать медленно растущую субпопуляцию, так называемые варианты малых колоний (SCV). Эти колонии обладают более низкой метаболической активностью и повышенной толерантностью к антибиотикам, что может привести к резистентным или хроническим инфекциям и рецидивам (6, 7).

У 8–15% пациентов гематогенное распространение может также привести к более поздним вторичным осложнениям, таким как эндокардит, остеомиелит позвоночника, абсцессы и инфекции протезных суставов, связанные с имплантатами, электронных сердечных устройств и т. Д., что может произойти через несколько недель или месяцев после первичного заражения. Примечательно, что пациенты с внебольничной SA-BSI и пациенты с длительной бактериемией имеют повышенный риск вторичных очагов (8). Дополнительными факторами риска осложнений являются неадекватное лечение антибиотиками, неизвестный первичный очаг инфекции или недостаточный контроль источника (9).

Учитывая высокие показатели смертности и заболеваемости, связанные с SA-BSI, лечение отличается от инфекций кровотока, вызванных другими бактериями.Структурированное управление диагностикой и лечением имеет решающее значение для достижения оптимального результата. Несколько исследований показали, что соблюдение рекомендаций по лечению и консультации по поводу инфекционных заболеваний у постели больного могут привести к снижению смертности до 50% (10–12).

Текущие стандарты диагностики и лечения

Основные принципы диагностики

Как правило, положительные посевы крови на S. aureus всегда должны рассматриваться как клинически значимые результаты и приводить к соответствующему лечению.Загрязнение посевов крови S. aureus является очень редким событием (<5%), и из-за высокой смертности и высокого риска серьезных осложнений, связанных с инфекциями кровотока S. aureus (SA-BSI), требуется своевременное лечение обычно рекомендуется (12–14).

Обнаружение S. aureus в посеве мочи ( S. aureus bacteriuria) должно привести к поиску основной инфекции кровотока, поскольку S. aureus редко вызывает настоящую инфекцию мочевыводящих путей, но, скорее всего, фильтруется через почки ( 15, 16).Исключение составляют пациенты с инородными телами мочевыводящих путей и / или после урологических вмешательств. У этих пациентов мочевыводящие пути могут быть основным очагом инфекции кровотока, вызванной возбудителем. S. aureus бактериурия у пациентов с SA-BSI была связана с худшим исходом (17). Обязательны тщательный сбор анамнеза и тщательное физикальное обследование с особым вниманием к потенциальным очагам. Наиболее частыми источниками SA-BSI являются внутрисосудистые катетеры и инфекции мягких тканей (18).Дальнейшая диагностика должна проводиться в зависимости от клинических данных. Однако примерно в одной трети всех случаев септическая эмболия остается неявной при клиническом обследовании и диагностируется только при расширенной диагностической визуализации (19).

Чтобы предотвратить дальнейшее распространение S. aureus , вызывающего вторичные септические метастазы, контроль источника должен быть проведен как можно быстрее. Инфицированные инородные тела, в т.ч. сосудистые катетеры или сердечные электронные устройства должны быть удалены быстро и полностью в дополнение к адекватному лечению антибиотиками (20, 21).Если сосудистые катетеры были in situ во время бактериемии, следует рассмотреть возможность их удаления, даже если другое место подозревается в качестве очага SA-BSI, поскольку катетеры остаются наиболее частым первичным источником инфекции и, кроме того, существует высокий риск вторичного катетера. колонизация (22–25). Эндокардит встречается примерно у 10–20% пациентов с SA-BSI и ухудшает прогноз пациента (26, 27). Диагностическая чувствительность чреспищеводной эхокардиографии (ЧЭЭ) в два раза выше, чем чувствительность трансторакальной эхокардиографии (ТЭЭ), и поэтому ее следует использовать предпочтительно (28).В идеале ЧВЭ проводится в течение нескольких дней (3-5 дней) после постановки диагноза SA-BSI. У пациентов с сохраняющимся клиническим подозрением на эндокардит и / или положительными результатами контрольных посевов крови рекомендуется повторная ЧЭЭ примерно через 7 дней (29, 30).

Через 24 часа (самое позднее до 72 часов) после начала терапии необходимы последующие посевы крови для оценки успеха терапии (31). Положительные посевы крови на этом этапе связаны с наличием септических метастазов, недостаточным контролем источника и, следовательно, с худшим исходом и, следовательно, требуют дальнейшего исследования (31, 32).Рекомендуется брать как минимум две пары культур крови при каждом заборе, поскольку чувствительность посева крови зависит от количества взятых образцов (33, 34). Однако, по крайней мере, для последующих посевов крови и особенно у пациентов отделений интенсивной терапии, это должно быть взвешено с целями «управления кровью пациента» (35).

У пациентов с положительными последующими посевами крови следует рассмотреть возможность проведения компьютерной томографии с позитронно-эмиссионной фтордезоксиглюкозой (FDG-PET CT).В когортном исследовании 115 пациентов с грамположительной бактериемией (56% с S. aureus ) ПЭТ-КТ-изображения имели очень высокую чувствительность и специфичность и выявляли в два раза больше септических эмболий по сравнению с традиционными методами диагностики (19). Обзор основных принципов диагностики показан на Рисунке 1.

Рисунок 1 . Диагностический алгоритм.

Основные терапевтические принципы

Антибиотики выбора при терапии инфекций кровотока, вызванных чувствительностью к метициллину (оксациллину) S.aureus (MSSA) — бета-лактамные антибиотики с высокой активностью против S. aureus . Наилучшие результаты достигаются при применении антистафилококковых пенициллинов (например, флуклоксациллина) и цефалоспоринов первого поколения (цефазолин). Недавний метаанализ показал, что цефазолин не уступает терапии антистафилококковыми пенициллинами в терапии инфекций кровотока MSSA (36). Более того, лечение цефазолином было связано со значительно более низким риском побочных эффектов лекарств (нефротоксичность, гепатотоксичность, раздражение вен) и было связано с численно более высокой выживаемостью.

Пиперациллин / тазобактам, цефтриаксон, цефуроксим и другие бета-лактамы широкого спектра действия не следует использовать для определенного лечения SA-BSI, несмотря на , подтвержденную in vitro , поскольку они связаны не только с более высокой вероятностью выбора лекарственно-устойчивых препаратов. патогены, но также с повышенной смертностью согласно ретроспективным исследованиям (37).

Актуальность аллергии на пенициллин недавно обсуждалась (38). В случае IgE-опосредованной аллергии на пенициллин (немедленного типа) даптомицин рекомендуется в качестве альтернативы β-лактамным антибиотикам (39).Применение ванкомицина было связано с повышенной смертностью по сравнению с β-лактамными антибиотиками и поэтому не рекомендуется для определенного лечения инфекций кровотока MSSA (40).

Антибиотики выбора для лечения инфекций кровотока, вызванных устойчивостью к метициллину (оксациллину). Изоляты S. aureus (MRSA) — это ванкомицин и даптомицин (41). Референсный диапазон минимальных уровней ванкомицина составляет 15–20 мг / л (12, 42). Более низкие минимальные уровни были связаны с неэффективностью лечения (43).Еще одна причина неэффективности лечения и ухудшения результатов — это пониженная чувствительность к ванкомицину (44–46). Устойчивость к ванкомицину определяется минимальной ингибирующей концентрацией (МИК) ≥16 мкг / мл, штаммы с МИК 4–8 мкг / мл являются так называемыми «промежуточно чувствительными к ванкомицину S. aureus » (VISA) (47). Термин «гетерорезистентный» VISA (hVISA) относится к штаммам S. aureus , которые в основном находятся в пределах диапазона чувствительности, но содержат субпопуляции, у которых может развиться пониженная восприимчивость под воздействием ванкомицина (48).Пациенты с hVISA BSI имеют более высокий риск развития стойкой бактериемии, что связано с более высокой смертностью при SA-BSI (49, 50). В целом, за последние годы увеличилось количество изолятов с пониженной чувствительностью к ванкомицину, вероятно, также из-за более частого использования ванкомицина у пациентов с инфекциями MRSA (51). Однако распространенность все еще низка и составляет менее 5%, и даптомицин остается эффективным вариантом лечения этих изолятов (52, 53).

Монотерапия даптомицином (идеальная масса тела 8–12 мг / кг) считается эквивалентной альтернативой.Было показано, что даптомицин неактивен у пациентов с пневмонией, вероятно, потому, что он инактивируется легочным сурфактантом и, следовательно, не подходит для пациентов с пневмогенной инфекцией (54). Линезолид не следует применять при инфекции кровотока MRSA из-за его бактериостатического действия (55).

Новые эффективные цефалоспорины MRSA (цефтаролин, цефтобипрол) и липогликопептиды (далбаванцин) пока не должны использоваться в качестве препаратов первого выбора, поскольку отсутствуют рандомизированные контролируемые испытания у пациентов с инфекциями кровотока MRSA (56–58).

Продолжительность лечения зависит от клинического течения и классификации инфекции как «осложненной» или «неосложненной» SA-BSI (вставка 1). Пациентам с неосложненной инфекцией кровотока рекомендуется внутривенное лечение антибиотиками в течение не менее 14 дней. SA-BSI, классифицируемый как осложненный или без известного источника инфекции, требует минимум 4–6 недель терапии. По прошествии не менее 14 дней в / в. антибиотикотерапия, можно рассмотреть возможность пероральной последовательной терапии (вставка 2).Обзор терапевтических принципов (см. Рисунок 2).

Ящик 1 . «Неосложненная» инфекция кровотока, вызванная Staphylococcus aureus (41).

отсутствие признаков эндокардита при физикальном обследовании или эхокардиографии

отсутствие имплантированных инородных тел in situ (например, протезы клапанов, сердечное электронное устройство, протезы суставов)

отрицательных посева крови через 48–96 ч после начала терапии

нет доказательств наличия глубокого очага или септических метастазов (например,г., позвоночный остеомиелит)

снижение температуры тела в течение 48–72 ч после начала терапии

Ящик 2 . Обязательные критерии для оральной последовательной терапии (59).

адекватное снижение показателей воспаления

Клинически удовлетворительный ответ на лечение

Нет доказательств абсцесса, недостаточного контроля источника или эндокардита

температура <38,0 ° C / 100,4 ° F в течение> 48 ч

отрицательные контрольные культуры крови

Рисунок 2 .Алгоритм лечения антибиотиками.

Уместные открытые вопросы

Несмотря на частоту, качество доказательств для лечения пациентов с SA-BSI является недостаточным, так как доступно лишь несколько рандомизированных контролируемых исследований и лишь несколько крупных многоцентровых ретроспективных исследований (3, 26, 60–62). В следующей главе суммируются открытые вопросы и связанные с ними недавние данные.

Текущие доказательства качества и открытые вопросы

Кому нужна эхокардиография?

Эндокардит — серьезное осложнение SA-BSI.Недавно опубликованные исследования показывают, что показания для эхокардиографии должны быть скорректированы с учетом риска, поскольку не все пациенты имеют одинаковый риск развития эндокардита (30, 63–65). В настоящее время TEE рекомендуется в следующих ситуациях: внебольничная SA-BSI, длительная бактериемия, внутривенное употребление наркотиков или диализ в анамнезе, сердечные факторы риска (инородные тела, пороки клапана, эндокардит в анамнезе, трансплантация сердца), септическая эмболия, например, остеомиелит позвоночника или церебральная эмболия (30, 63, 65).Поскольку клиническая картина симптомов и результатов не является специфической, баллы могут быть полезным инструментом для выявления пациентов, которым требуется чреспищеводная эхокардиография. Однако пока по этой теме проведены только ретроспективные исследования (30, 65). Более того, на сегодняшний день в литературе описано большое количество факторов риска эндокардита (27, 65, 66), и, следовательно, они применимы к большому количеству пациентов в повседневной клинической практике.

Как долго нам нужно лечить?

Рекомендуется лечить неосложненный SA-BSI не менее 14 дней, чтобы избежать рецидива (67).Среди прочего, проспективное обсервационное когортное исследование показало, что рецидивы имели место у 8% пациентов по сравнению с 0% при кратковременной терапии <14 дней (68). При осложненном SA-BSI и эпизодах с неизвестным первичным очагом инфекции международные эксперты рекомендуют антибактериальную терапию не менее 28 дней (67). Однако основные доказательства неудовлетворительны (69), а рекомендации и рекомендуемые показатели качества в основном основаны на ретроспективных данных (62, 70–73). Более того, рекомендации относительно стандартов лечения в основном относятся к исследованиям, показывающим улучшение результатов за счет соблюдения комплекса мер или консультаций инфекционистов (67).Рандомизированные исследования необходимы для получения дополнительных доказательств того, насколько соответствующие элементы лечения, такие как продолжительность антибактериальной терапии, способствуют улучшению результатов лечения пациентов.

Можем ли мы перейти на пероральные антибиотики?

В настоящее время пациентам с SA-BSI рекомендуется парентеральная антибактериальная терапия не менее 14 дней. В какой момент и является ли вообще безопасным переход на пероральную терапию, остается предметом споров. В недавно опубликованном рандомизированном многоцентровом исследовании Iversen et al.Переход на комбинированное пероральное лечение антибиотиками (например, диклоксациллин или линезолид плюс рифампцин) не уступал продолжающемуся внутривенному лечению у пациентов с левосторонним эндокардитом, включая пациентов с эндокардитом S. aureus (59). Однако результаты исследования в основном принадлежали пациентам с эндокардитом нативного клапана, вызванным стрептококками (196 из 400 пациентов). Таким образом, неясно, относится ли вывод исследования также к пациентам с S.aureus эндокардит. Сопоставимые доказательства для других очагов SA-BSI отсутствуют. Очевидно, что в любом случае необходима достаточная биодоступность применяемого антибиотика при приеме внутрь. Возможно, исследование SABATO, набор которого завершился недавно, откроет новые аспекты (61). Основная цель рандомизированного клинического исследования не меньшей эффективности в параллельных группах без участия наблюдателей — продемонстрировать, что у пациентов с SA-BSI низкого риска переход от внутривенной к пероральной антимикробной терапии не уступает традиционному курсу внутривенная терапия.

Какова роль комбинированной терапии?

Роль комбинированной терапии, особенно рифампицином или фосфомицином, в дополнение к ß-лактамным антибиотикам, при MSSA или ванкомицине, при MRSA, SA-BSI, является предметом дискуссий. Теоретически комбинированная терапия может привести к более высокой бактерицидной активности по сравнению с монотерапией антибиотиками, и могут возникнуть синергические эффекты. Комбинированная терапия может быть лучше в уничтожении внутриклеточных стафилококков и биопленок на инородных материалах и, таким образом, снижает риск вторичной поздней инфекции и рецидива (74, 75).

Однако при оценке пользы и риска необходимо учитывать недостатки комбинированной терапии, такие как побочные эффекты и взаимодействия, связанные с лекарствами. Клинические исследования не показали преимущества рутинной комбинированной терапии для всех пациентов с SA-BSI (3, 76–79). Многоцентровое рандомизированное исследование ARREST, проведенное Thwaites et al. (3) не обнаружили значительного влияния дополнительного приема рифампицина на неэффективность лечения, рецидив заболевания или смерть.

Роль компьютеризированных систем принятия решений и телефонных консультаций

Структурированное управление диагностикой и лечением имеет решающее значение для достижения оптимального результата.Несколько исследований показали, что соблюдение рекомендаций по лечению и, в частности, консультации у постели больного при инфекционных заболеваниях может привести к снижению смертности до 50% (10–12). Учитывая ограниченную доступность врачей-инфекционистов, которые обычно базируются в более крупных больницах, и стандартизированное управление, описанное выше, в настоящее время исследуются новые подходы, такие как компьютеризированные системы поддержки принятия решений и телефонные консультации, для улучшения результатов путем предоставления соответствующих экспертных знаний также в небольших больницах. больницы (80, 81).Однако еще предстоит доказать, являются ли эти подходы столь же эффективными, как консультации врачей-инфекционистов у постели больного.

Заключение

Ведение пациентов с SA-BSI остается сложной задачей, поскольку показатели смертности и осложнений высоки, а у нас по-прежнему отсутствуют достаточные высококачественные доказательства, позволяющие ответить на наиболее важные вопросы. Структурированное лечение, предпочтительно обеспечиваемое группой по контролю за антибиотиками или консультацией инфекционистов, включая стандартизированное диагностическое обследование и терапевтический подход, является необходимым условием для всех пациентов с SA-BSI для улучшения качества лечения и результатов для пациентов.

Авторские взносы

AK, SH, SW, CB и MP: составление рукописи. Все авторы: критическая редакция рукописи и дополнительное важное интеллектуальное содержание.

Финансирование

Работа поддержана Федеральным министерством образования и исследований Германии, грант № 01ZZ1803C.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

1. Laupland KB, Lyytikäinen O, Søgaard M, Kennedy KJ, Knudsen JD, Ostergaard C, et al. Изменяющаяся эпидемиология инфекции кровотока Staphylococcus aureus : международное эпиднадзорное исследование на уровне населения. Clin Microbiol Infect. (2013) 19: 465–71. DOI: 10.1111 / j.1469-0691.2012.03903.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Nambiar K, Seifert H, Rieg S, Kern WV, Scarborough M, Gordon NC и др.Выживаемость после инфекции кровотока Staphylococcus aureus : проспективное многонациональное когортное исследование, оценивающее влияние места оказания медицинской помощи. J Заражение. (2018) 77: 516–25. DOI: 10.1016 / j.jinf.2018.08.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Туэйтс Г.Е., Скарборо М., Суберт А., Нсутебу Э., Тилли Р., Грейг Дж. И др. Дополнительный рифампицин для лечения бактериемии Staphylococcus aureus (ARREST): многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ланцет. (2018) 391: 668–78. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (17) 32456-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Штробель М., Пфёртнер Х., Тухшерр Л., Фёлькер У., Шмидт Ф., Крамко Н. и др. Постинвазионные события после заражения Staphylococcus aureus сильно зависят как от типа клетки-хозяина, так и от заражающего штамма S. aureus . Clin Microbiol Infect. (2016) 22: 799–809. DOI: 10.1016 / j.cmi.2016.06.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Tuchscherr L, Medina E, Hussain M, Völker W., Heitmann V, Niemann S, et al. Staphylococcus aureus Переключение фенотипа: эффективная бактериальная стратегия, позволяющая избежать иммунного ответа хозяина и вызвать хроническую инфекцию. EMBO Mol Med. (2011) 3: 129–41. DOI: 10.1002 / emmm.201000115

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Каль BC, Беккер К., Лёффлер Б.Клиническое значение и патогенез вариантов малых колоний стафилококков при хронических инфекциях. Clin Microbiol Rev. (2016) 29: 401–27. DOI: 10.1128 / CMR.00069-15

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Танде А.Дж., Палрадж Б.Р., Осмон Д.Р., Бербари Э.Ф., Баддур Л.М., Лозе С.М. и др. Клиническая картина, факторы риска и исходы гематогенной инфекции протезов суставов у пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus . Am J Med. (2016) 129: 221.e11–20. DOI: 10.1016 / j.amjmed.2015.09.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Зайферт Х., Висплингхофф Х., Кааш А., Ахиллес К., Лангхорст А., Пейерл-Хоффманн Г. и др. Эпидемиология, течение и прогноз бактериемии Staphylococcus aureus — предварительные результаты когорты INSTINCT (Invasive STaphylococcus aureus INfection CohorT). Dtsch Med Wochenschr. (2008) 133: 340–5. DOI: 10.1055 / с-2008-1046715

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Фогель М., Шмитц Р.П., Хагель С., Плец М.В., Гагельманн Н., Шераг А. и др. Консультация по инфекционному заболеванию по поводу бактериемии Staphylococcus aureus — систематический обзор и метаанализ. J Заражение. (2016) 72: 19–28. DOI: 10.1016 / j.jinf.2015.09.037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Kimmig A, Weis S, Hagel S, Forstner C, Kesselmeier M, Pletz MW.Infektiologische Konsile bei Patienten mit Staphylococcus-aureus-Bakteriämie — eine retrospektive Beobachtungsstudie am Universitätsklinikum Jena. Dtsch Med Wochenschr. (2018) 143: e2. DOI: 10.1055 / a-0816-9947

CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Лопес-Кортес Л.Э., Дель Торо, доктор медицины, Гальвес-Асебаль Дж., Беречиартуа-Бастаррика Е., Фариньяс М.С., Санс-Франко М. и др. Влияние комплексного вмешательства, основанного на фактических данных, на качество лечения и исход бактериемии Staphylococcus aureus . Clin Infect Dis. (2013) 57: 1225–33. DOI: 10.1093 / cid / cit499

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Hagel S, Kaasch AJ, Weis S, Seifert H, Pletz MW, Rieg S. Staphylococcus-aureus-Blutstrominfektion — eine interdisziplinäre Herausforderung. Anasthesiol Intensivmed Notfallmed Schmerzther. (2019) 54: 206–16. DOI: 10.1055 / a-0756-8263

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Вайнштейн М.П., ​​Таунс М.Л., Куорти С.М., Мирретт С., Реймер Л.Г., Пармиджани Дж. И др.Клиническое значение положительных посевов крови в 1990-е годы: проспективная комплексная оценка микробиологии, эпидемиологии и исходов бактериемии и фунгемии у взрослых. Clin Infect Dis. (1997) 24: 584–602. DOI: 10.1093 / clind / 24.4.584

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Чихара С., Попович К.Дж., Вайнштейн Р.А., Хота Б. Бактериурия Staphylococcus aureus как прогностический фактор исхода бактериемии Staphylococcus aureus : исследование случай-контроль. BMC Infect Dis. (2010) 10: 225. DOI: 10.1186 / 1471-2334-10-225

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Тонг С.Ю., Дэвис Дж.С., Эйхенбергер Э., Голландия Т.Л., Фаулер В.Г. Staphylococcus aureus Инфекции: эпидемиология, патофизиология, клинические проявления и лечение. Clin Microbiol Rev. (2015) 28: 603–61. DOI: 10.1128 / CMR.00134-14

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19.Вос Ф.Дж., Куллберг Б.Дж., Штурм П.Д., Краббе П.Ф., ван Дейк А.П., Вантен Г.Дж. и др. Метастатическое инфекционное заболевание и клинический исход при бактериемии Staphylococcus aureus и Streptococcus разновидностей. Медицина. (2012) 91: 86–94. DOI: 10.1097 / MD.0b013e31824d7ed2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Фаулер В.Г., Джастис А., Мур С., Бенджамин Д.К., Вудс К.В., Кэмпбелл С. и др. Факторы риска гематогенных осложнений вызванной внутрисосудистым катетером Staphylococcus aureus бактериемии. Clin Infect Dis. (2005) 40: 695–703. DOI: 10.1086 / 427806

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Пикок С.Дж., Эддлстон М., Эмптадж А., Кинг А., Крук Д. Положительные посевы на концах внутривенной линии как предикторы бактериемии. J Hosp Infect. (1998) 40: 35–8. DOI: 10.1016 / S0195-6701 (98) -6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Мермель Л.А., Фарр Б.М., Шерерц Р.Дж., Раад II, О’Грейди Н., Харрис Дж. С. и др.Рекомендации по ведению инфекций, связанных с внутрисосудистым катетером. Clin Infect Dis. (2001) 32: 1249–72. DOI: 10.1086 / 320001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Эккеленкамп М.Б., ван дер Брюгген Т., ван де Вейвер Д.А., Вольфс Т.Ф., Бонтен М.Дж. Бактериемические осложнения, вызванные колонией внутрисосудистых катетеров Staphylococcus aureus . Клин Инфект Дис . (2008) 46: 114–8. DOI: 10.1086 / 524077

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25.Böll B, Schalk E, Buchheidt D, Hasenkamp J, Kiehl M, Kiderlen TR, et al. Инфекции, связанные с центральным венозным катетером, в гематологии и онкологии: обновленные руководящие принципы 2020 по диагностике, лечению и профилактике Рабочей группы по инфекционным заболеваниям (AGIHO) Немецкого общества гематологии и медицинской онкологии (DGHO). Ann Hematol. (2021) 100: 239–59. DOI: 10.1007 / s00277-020-04286-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Чанг Ф.-Й, Макдональд ББ, Пикок Дж. Э., Мушер Д. М., Триплетт П., Милотт Дж. М. и др.Проспективное многоцентровое исследование бактериемии Staphylococcus aureus : частота эндокардита, факторы риска смертности и клиническое влияние устойчивости к метициллину. Медицина. (2003) 82: 322–32. DOI: 10.1097 / 01.md.00000

.93122.40

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Расмуссен Р.В., Хёст У., Арпи М., Хассагер С., Йохансен Х.К., Коруп Э. и др. Распространенность инфекционного эндокардита у пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus : значение скрининга с помощью эхокардиографии. J Echocardiogr. (2011) 12: 414–20. DOI: 10.1093 / ejechocard / jer023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Бай А.Д., Стейнберг М., Шоулер А., Берри Л., Бхатия Р.С., Томлинсон Г.А. и др. Диагностическая точность трансторакальной эхокардиографии при обнаружении инфекционного эндокардита с использованием чреспищеводной эхокардиографии в качестве эталона: метаанализ. J Am Soc Echocardiogr. (2017) 30: 639–46.e8. DOI: 10.1016 / j.echo.2017.03.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Habib G, Lancellotti P, Antunes MJ, Bongiorni MG, Casalta J-P, Del Zotti F, et al. Рекомендации ESC по лечению инфекционного эндокардита от 2015 года: целевая группа Европейского общества кардиологов (ESC) по лечению инфекционного эндокардита. Принято: Европейская ассоциация кардио-торакальной хирургии (EACTS), Европейская. Eur Heart J. (2015) 36: 3075–128. DOI: 10.1093 / eurheartj / ehv319

CrossRef Полный текст | Google Scholar

30.Палрадж Б.Р., Баддур Л.М., Хесс Е.П., Штекельберг Дж.М., Уилсон В.Р., Лар Б.Д. и др. Прогнозирование риска эндокардита с помощью клинического инструмента (PREDICT): система баллов для руководства использованием эхокардиографии при лечении бактериемии Staphylococcus aureus . Clin Infect Dis. (2015) 61: 18–28. DOI: 10.1093 / cid / civ235

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Кюль Р., Мората Л., Боинг С, Субирана I, Зейферт Н., Риг С. и др. Определение стойкой бактериемии Staphylococcus aureus : вторичный анализ проспективного когортного исследования. Lancet Infect Dis. (2020) 20: 1409–17. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (20) 30447-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Lesens O, Hansmann Y, Brannigan E, Remy V, Hopkins S, Martinot M, et al. Положительный контрольный посев крови является прогностическим фактором вторичной метастатической инфекции у пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus . J Заражение. (2004) 48: 245–52. DOI: 10.1016 / j.jinf.2003.10.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33.Миллер Дж. М., Бинникер М. Дж., Кэмпбелл С., Кэрролл К. С., Чапин К. С., Гиллиган П. Н. и др. Руководство по использованию микробиологической лаборатории для диагностики инфекционных заболеваний: обновление 2018 года Американского общества инфекционистов и Американского общества микробиологов. Clin Infect Dis. (2018) 67: e1–94. DOI: 10.1093 / cid / ciy381

CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Зайферт Х., Абеле-Хорн М., Феткенхойер Г., Глюк Т., Янсен Б., Керн В.В. и др. Блуткультурдиагностика: сепсис, эндокардит, катетеринфектионен, Тейл II .Мюнхен: Elsevier Urban & Fischer (2007). п. 59 –126.

35. Meybohm P, Kleinerüschkamp A, Zacharowski K. Управление кровью пациентов. В: Rossaint R, Werner C, Zwißler B, редакторы. Анастезиология . Берлин, Гейдельберг: Springer Berlin Heidelberg (2019). п. 211–5.

Google Scholar

36. Weis S, Kesselmeier M, Davis JS, Morris AM, Lee S, Scherag A, et al. Цефазолин по сравнению с антистафилококковыми пенициллинами для лечения пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus . Clin Microbiol Infect. (2019) 25: 818–27. DOI: 10.1016 / j.cmi.2019.03.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Пол М., Земер-Вассеркуг Н., Толкер О., Лишцинский Ю., Лев Б., Самра З. и др. Все ли бета-лактамы одинаково эффективны при лечении чувствительной к метициллину бактериемии Staphylococcus aureus ? Clin Microbiol Infect. (2011) 17: 1581–6. DOI: 10.1111 / j.1469-0691.2010.03425.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39.Фаулер В.Г., Бушер Х.В., Кори Г.Р., Абрутин Э., Карчмер А.В., Рупп М.Э. и др. Даптомицин в сравнении со стандартной терапией бактериемии и эндокардита, вызванной Staphylococcus aureus . N Engl J Med . (2006) 355: 653–65. DOI: 10.1056 / NEJMoa053783

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Ким С.Х., Ким К.Х., Ким Н.Б., Ким Н.Дж., Ким Е.С., ОМ и др. Результат лечения ванкомицином у пациентов с метициллин-чувствительной бактериемией Staphylococcus aureus . Противомикробные агенты Chemother. (2008) 52: 192–7. DOI: 10.1128 / AAC.00700-07

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Лю С., Байер А., Косгроув С.Е., Даум Р.С., Фридкин С.К., Горвиц Р.Дж. и др. Руководство по клинической практике Американского общества инфекционистов по лечению метициллин-резистентных инфекций Staphylococcus aureus у взрослых и детей. Clin Infect Dis. (2011) 52: e18–55. DOI: 10.1093 / cid / ciq146

CrossRef Полный текст | Google Scholar

42.Куллар Р., Дэвис С.Л., Левин Д.П., Рыбак М.Дж. Воздействие ванкомицина на исходы у пациентов с метициллин-резистентной бактериемией Staphylococcus aureus : поддержка согласованных руководящих принципов предлагает целевые показатели. Clin Infect Dis. (2011) 52: 975–81. DOI: 10.1093 / cid / cir124

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Forstner C, Dungl C, Tobudic S, Mitteregger D, Lagler H, Burgmann H. Предикторы клинической и микробиологической неэффективности лечения у пациентов с метициллин-резистентной бактериемией Staphylococcus aureus (MRSA): ретроспективное когортное исследование в регионе с низкой распространенностью MRSA. Clin Microbiol Infect. (2013) 19: E291–7. DOI: 10.1111 / 1469-0691.12169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Сориано А., Марко Ф., Мартинес Дж. А., Писос Е., Алмела М., Димова В. П. и др. Влияние минимальной ингибирующей концентрации ванкомицина на лечение метициллин-резистентной бактериемии Staphylococcus aureus . Clin Infect Dis. (2008) 46: 193–200. DOI: 10.1086 / 524667

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45.ван Хал С.Дж., Патерсон Д.Л. Систематический обзор и метаанализ значимости гетерогенных изолятов промежуточного звена ванкомицин Staphylococcus aureus . Противомикробные агенты Chemother. (2011) 55: 405–10. DOI: 10.1128 / AAC.01133-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Howden BP, Ward PB, Charles PG, Korman TM, Fuller A., ​​Du Cros P, et al. Результаты лечения серьезных инфекций, вызванных метициллин-резистентным Staphylococcus aureus с пониженной чувствительностью к ванкомицину. Clin Infect Dis. (2004) 38: 521–8. DOI: 10.1086 / 381202

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Tenover FC, Moellering RC. Обоснование пересмотра критериев интерпретации минимальной ингибирующей концентрации ванкомицина Института клинических и лабораторных стандартов для Staphylococcus aureus . Клин Инфект Дис . (2007) 44: 1208–15. DOI: 10.1086 / 513203

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48.Хирамацу К., Аритака Н., Ханаки Х, Кавасаки С., Хосода Й, Хори С. и др. Распространение в больницах Японии штаммов Staphylococcus aureus , гетерогенно резистентных к ванкомицину. Ланцет. (1997) 350: 1670–3. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (97) 07324-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Бэ Ай-Джи, Федершпиль Дж. Дж., Миро Дж. М., Вудс К. В., Парк Л., Рыбак М. Дж. И др. Гетерогенный фенотип промежуточной восприимчивости к ванкомицину в кровотоке, устойчивом к метициллину Staphylococcus aureus изолятов из международной когорты пациентов с инфекционным эндокардитом: распространенность, генотип и клиническое значение. J Infect Dis. (2009) 200: 1355–66. DOI: 10.1086 / 606027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Минеджима Е., Май Н., Буй Н., Мерт М., Мак В.Дж., Ше Р.С. и др. Определение продолжительности контрольной точки бактериемии Staphylococcus aureus с прогнозированием неблагоприятных исходов. Clin Infect Dis. (2020) 70: 566–73. DOI: 10.1093 / cid / ciz257

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Шариати А., Дадаши М., Могхадам М. Т., ван Белкум А., Яслианифард С., Дарбан-Сарохалил Д.Глобальная распространенность и распределение устойчивых к ванкомицину, промежуточного звена к ванкомицину и гетерогенного промежуточного звена к ванкомицину Staphylococcus aureus клинических изолятов: систематический обзор и метаанализ. Научный доклад (2020) 10: 12689. DOI: 10.1038 / s41598-020-69058-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Моисе П.А., Норт Д., Стинберген Дж., Сакулас Г. Взаимосвязь чувствительности между ванкомицином и даптомицином в Staphylococcus aureus : факты и предположения. Lancet Infect Dis. (2009) 9: 617–24. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (09) 70200-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Сильверман Дж. А., Мортин Л. И., Ванпра А. Д., Ли Т., Олдер Дж. Ингибирование даптомицина легочным сурфактантом: in vitro, моделирование и клиническое воздействие. J Infect Dis. (2005) 191: 2149–52. DOI: 10.1086 / 430352

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Прасад П., Сан Дж., Даннер Р.Л., Натансон К.Чрезмерное количество смертей, связанных с тигециклином, после одобрения на основании исследований не меньшей эффективности. Clin Infect Dis. (2012) 54: 1699–709. DOI: 10.1093 / cid / cis270

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Белый БП, Парикмахер К.Е., Стовер КР. Цефтаролин для лечения метициллин-резистентной бактериемии Staphylococcus aureus . Am J Health Syst Pharm. (2017) 74: 201–8. DOI: 10.2146 / ajhp160006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57.Bryson-Cahn C, Beieler AM, Chan JD, Harrington RD, Dhanireddy S. Далбаванцин в качестве вторичной терапии серьезных инфекций Staphylococcus aureus в уязвимой популяции пациентов. Открытый форум Infect Dis. (2019) 6: ofz028. DOI: 10.1093 / ofid / ofz028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. ван Хайз Н.В., Андерсон М., Маккинси Д., Маккинси Дж., Хартинг Б., Белмарес Дж. И др. Применение далбаванцина для лечения бактериемии Staphylococcus aureus у лиц, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУИН). Открытый форум Infect Dis. (2019) 6: S772. DOI: 10.1093 / ofid / ofz360.1933

CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Иверсен К., Ихлеманн Н., Гилл С.У., Мадсен Т., Элминг Х., Дженсен К.Т. и др. Сравнение частичного перорального и внутривенного лечения эндокардита антибиотиками. N Engl J Med. (2019) 380: 415–24. DOI: 10.1056 / NEJMoa1808312

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Чанг Ф-И, Пикок Дж. Э., Мушер Д. М., Триплетт П., Макдональд Б. Б., Милотта Дж. М. и др. Staphylococcus aureus Бактериемия: рецидив и влияние лечения антибиотиками в проспективном многоцентровом исследовании. Медицина. (2003) 82: 333–9. DOI: 10.1097 / 01.md.00000.93122.09

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Kaasch AJ, Fätkenheuer G, Prinz-Langenohl R, Paulus U, Hellmich M, Weiß V, et al. Ранняя пероральная сменная терапия при инфекции кровотока Staphylococcus низкого риска (SABATO): протокол исследования для рандомизированного контролируемого исследования. Испытаний. (2015) 16: 450. DOI: 10.1186 / s13063-015-0973-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Бай А.Д., Шоулер А., Берри Л., Стейнберг М., Риччиуто Д.Р., Фернандес Т. и др. Влияние консультации по инфекционному заболеванию на качество лечения, смертность и продолжительность пребывания в больнице Staphylococcus aureus бактериемия: результаты большого многоцентрового когортного исследования. Clin Infect Dis. (2015) 60: 1451–61. DOI: 10.1093 / cid / civ120

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63.Kaasch AJ, Fowler VG, Rieg S, Peyerl-Hoffmann G, Birkholz H, Hellmich M и др. Использование простого набора критериев для ведения эхокардиографии при внутрибольничной бактериемии Staphylococcus aureus . Clin Infect Dis. (2011) 53: 1–9. DOI: 10.1093 / cid / cir320

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Tubiana S, Duval X, Alla F, Selton-Suty C., Tattevin P, Delahaye F, et al. Шкала VIRSTA, прогнозирующая оценка для оценки риска инфекционного эндокардита и определения приоритета эхокардиографии у пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus . J Заражение. (2016) 72: 544–53. DOI: 10.1016 / j.jinf.2016.02.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Сальвадор В.Б., Чапагейн Б., Джоши А., Бреннессель Д.Д. Клинические факторы риска инфекционного эндокардита при бактериемии Staphylococcus aureus . Tex Heart Inst J. (2017) 44: 10–5. DOI: 10.14503 / THIJ-15-5359

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Увер Джтен, Янсен Дж. Л., ван дер Варт Т. В., Схаутен Дж. А., Хульшер М. Е., Вербон А.Разработка показателей качества для лечения бактериемии Staphylococcus aureus . J Antimicrob Chemother. (2019) 74: 3344–51. DOI: 10.1093 / jac / dkz342

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Чонг Ю.П., Мун С.М., Банг К.М., Пак Х.Дж., Пак С.И., Ким М.-Н и другие. Продолжительность лечения неосложненной бактериемии Staphylococcus aureus для предотвращения рецидива: анализ проспективного наблюдательного когортного исследования. Противомикробные агенты Chemother. (2013) 57: 1150–6. DOI: 10.1128 / AAC.01021-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Iannini PB, Crossley K. Терапия Staphylococcus aureus бактериемии, связанной со съемным очагом инфекции. Ann Intern Med. (1976) 84: 558–60. DOI: 10.7326 / 0003-4819-84-5-558

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Раад II, Саббаг М.Ф. Оптимальная продолжительность терапии катетерной бактериемии Staphylococcus aureus : исследование 55 случаев и обзор. Clin Infect Dis. (1992) 14: 75–82. DOI: 10.1093 / Clinids / 14.1.75

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Zeylemaker MM, Jaspers CA, van Kraaij MG, Visser MR, Hoepelman IM. Отдаленные инфекционные осложнения и их связь с продолжительностью лечения катетерной бактериемии Staphylococcus aureus . Eur J Clin Microbiol Infect Dis. (2001) 20: 380–4. DOI: 10.1007 / PL00011278

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75.Rieg S, Ernst A, Peyerl-Hoffmann G, Joost I, Camp J, Hellmich M и др. Комбинированная терапия рифампицином или фосфомицином у пациентов с инфекцией кровотока Staphylococcus aureus с высоким риском осложнений или рецидива: результаты большой проспективной наблюдательной группы. J Antimicrob Chemother. (2020) 75: 2282–90. DOI: 10.1093 / jac / dkaa144

CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Rieg S, Joost I., Weiß V, Peyerl-Hoffmann G, Schneider C, Hellmich M, et al.Комбинированная антимикробная терапия у пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus — апостериорный анализ у 964 проспективно оцениваемых пациентов. Clin Microbiol Infect. (2017) 23: 406.e1 – e8. DOI: 10.1016 / j.cmi.2016.08.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Karlsen Ø, Borgen P, Bragnes B, Figved W., Grøgaard B, Rydinge J, et al. Комбинированная терапия рифампицином при стафилококковых инфекциях протезов суставов: рандомизированное контролируемое исследование. J Orthop Surg Res. (2020) 15: 365. DOI: 10.21203 / RS.2.23809 / v1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Ченг М.П., ​​Лаванди А., Батлер-Ляпорт Г., де л’Этуаль-Морель С., Пакетт К., Ли Т.К. Дополнительный даптомицин в лечении чувствительной к метициллину бактериемии Staphylococcus aureus : рандомизированное контролируемое исследование. Clin Infect Dis. (2020). DOI: 10,1093 / cid / ciaa1000. [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

79.Тонг С.Ю., Лай Д.К., Яхав Д., Суд А., Робинсон Дж.О., Нельсон Дж. И др. Влияние ванкомицина или даптомицина с или без антистафилококкового β-лактама на смертность, бактериемию, рецидивы или неэффективность лечения у пациентов с бактериемией MRSA: рандомизированное клиническое исследование. JAMA. (2020) 323: 527–37. DOI: 10.1001 / jama.2020.0103

CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Хагель С., Гантнер Дж., Спрекельсен С., Фишер С., Аммон Д., Салех К. и др. Электронная медицинская карта в масштабе всей больницы оценила компьютеризированную систему поддержки принятия решений для улучшения результатов у пациентов со стафилококковой инфекцией кровотока (HELP): протокол исследования для многоцентрового рандомизированного кластерного исследования ступенчатого клина. BMJ Open. (2020) 10: e033391. DOI: 10.1136 / bmjopen-2019-033391

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Weis S, Hagel S, Schmitz RP, Scherag A, Brunkhorst FM, Forstner C, et al. Исследование полезности программы консультирования в масштабе штата для улучшения показателей смертности пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus в Тюрингии (ПОДДЕРЖКА): протокол исследования кластерного рандомизированного перекрестного исследования. BMJ Open. (2017) 7: e013976.DOI: 10.1136 / bmjopen-2016-013976

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Staph. Инфекции — симптомы, причины, лечение и профилактика

На этой странице

Что такое стафилококковая инфекция?

Бактерии золотистого стафилококка (стафилококка) — относительно распространенный тип бактерий, который обычно не причиняет никакого вреда. Он также известен как «золотой стафилококк». Инфекция стафилококка может возникнуть, когда бактерии стафилококка проникают в организм и размножаются.

Многие люди переносят множество различных штаммов стафилококковых бактерий либо на поверхности кожи, либо в носу, и в большинстве случаев они не вызывают никаких проблем.

Однако, если бактерии попадают в организм, они могут размножаться и вызывать инфекцию.

Существует множество различных типов стафилококковой инфекции, от фурункулов до заражения крови, и некоторые из них устойчивы к обычным антибиотикам.

Некоторые стафилококковые инфекции могут быть опасными для жизни. Обратитесь к врачу как можно скорее или позвоните по номеру Triple Zero (000) и попросите скорую помощь, если у вас есть следующие симптомы инвазивной инфекции стафилококка:

Кто подвержен риску заражения стафилококком?

Любой человек может заболеть стафилококковой инфекцией, но некоторые люди более склонны к стафилококковой инфекции, чем другие.К числу тех, у кого более высока вероятность развития инфекций, относятся:

  • дети и младенцы, у которых может развиться инфекция, известная как «школьные язвы» (импетиго), когда они начинают посещать детский сад, дошкольное учреждение или школу
  • человек с ослабленной иммунной системой, например, люди с ВИЧ / СПИДом или принимающие лекарства для подавления их иммунной системы
  • человек, в тело которых регулярно попадает медицинское оборудование, например, во время диализа почек или при использовании катетеров, трубок для кормления или дыхания
  • человек, длительное время находившихся в больнице в связи с контактом с медицинскими работниками и близостью к другим больным

Что вызывает стафилококковые инфекции?

Существует несколько различных типов стафилококковой инфекции.Кожные инфекции чаще встречаются в людных местах с частым контактом с кожей, например в детских учреждениях. Вы также можете заболеть от пищевого отравления, если пища, которую вы едите, загрязнена бактериями стафилококка.

Стафилококковые инфекции кожи

Стафилококковые инфекции на коже включают импетиго, раневую инфекцию, целлюлит и стафилококковый синдром ошпаривания кожи (SSSS). Вы можете узнать больше об этом типе инфекции в статье о кожных инфекциях стафилококка healthdirect.

Симптомы кожной инфекции стафилококка включают покраснение, отек, боль, жар и / или язвы, заполненные гноем.

Инвазивные стафилококковые инфекции

Инвазивные стафилококковые инфекции встречаются гораздо реже, чем кожные, но обычно более серьезны. Существует много типов инвазивных инфекций стафилококка, и вы можете узнать больше, прочитав нашу статью об инвазивных инфекциях стафилококка.

Симптомы инвазивной инфекции стафилококка могут включать общее недомогание, высокую температуру, неконтролируемые тряски и / или одышку.

Как лечат стафилококковые инфекции?

Большинство стафилококковых кожных инфекций лечат курсом антибиотиков.

Простые из них можно лечить дома. Серьезных необходимо лечить в больнице с помощью внутривенных антибиотиков и других методов лечения.

Что такое метициллин-устойчивый золотистый стафилококк (MRSA)?

Некоторые золотистые стафилококки устойчивы ко многим антибиотикам. MRSA обладает сильной устойчивостью к антибиотику, называемому метициллином, и может вызывать тяжелые инфекции, которые нельзя вылечить с помощью большинства антибиотиков.

Из-за MRSA врачи стали более осторожно назначать антибиотики.Используйте антибиотики только тогда, когда они вам действительно нужны, чтобы снизить риск резистентности бактерий.

Когда мне следует обратиться к врачу?

Обратитесь к врачу, если:

  • у вас инфекция — участок красной, раздраженной или болезненной кожи или волдыри, заполненные гноем
  • у вас жар
  • Инфекция усиливается или распространяется
  • длится больше недели
  • у вас ослабленная иммунная система
  • Вы продолжаете болеть стафилококком

НАЙТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ — Наша поисковая служба поможет вам найти врачей, аптеки, больницы и другие медицинские услуги.

Можно ли предотвратить заражение стафилококком?

В большинстве случаев вы можете избежать развития кожной инфекции стафилококка с помощью элементарной гигиены. Всегда тщательно мойте руки с мылом и проточной водой и вытирайте их чистым полотенцем или одноразовым бумажным полотенцем.

В частности, мойте руки:

  • до и после прикосновения или очистки инфицированной области
  • после туалета
  • после сморкания
  • перед обработкой и употреблением пищи
  • после обращения с животными, включая домашних животных

Если вы живете с кем-то, у кого кожная инфекция стафилококка, вы можете избежать развития инфекции с помощью:

  • не делиться с ними какими-либо личными вещами, такими как зубные щетки, полотенца, одежда и белье
  • Немедленно вымойте руки при контакте с ними
  • обеспечивает ежедневную чистку постельного белья и полотенец горячей водой с отбеливателем до исчезновения инфекции

Если вы подвержены риску развития инвазивной стафилококковой инфекции, важно вести здоровый образ жизни, придерживаться здорового питания, регулярно заниматься спортом, минимизировать употребление алкоголя и избегать курения и употребления запрещенных наркотиков.

Вы можете избежать пищевого отравления, следя за чистотой рабочих поверхностей и кухонной утвари и всегда мыть руки перед приготовлением пищи. Не трогайте пищу, если вы больны, особенно если у вас проблемы с желудком или у вас есть открытые язвы и порезы.

Стафилококковое пищевое отравление

Вы можете избежать пищевого отравления, соблюдая высокие стандарты пищевой гигиены на протяжении всего процесса приготовления.

Обеспечьте безопасность продуктов, всегда готовя их должным образом, избегая загрязнения приготовленных продуктов сырыми продуктами и храня продукты при правильной температуре.

Успешное лечение хронических дерматозов, связанных с Staphylococcus aureus, с помощью местного эндолизина Staphefekt SA.100: Отчет о 3 случаях — FullText — Отчеты о случаях в дерматологии 2017, Vol. 9, № 2

Абстрактные

Staphylococcus aureus играет важную роль в инфекциях кожи и мягких тканей и вносит свой вклад в патофизиологию сложных кожных заболеваний, таких как атопический дерматит. Резистентность бактерий к широко используемым антибиотикам за последние десятилетия значительно возросла, что требует альтернативных подходов к лечению.Мы представляем 3 случая, когда пациенты с хроническими и рецидивирующими дерматозами, связанными с S. aureus , были успешно пролечены Staphefekt SA.100. Staphefekt SA.100 — это рекомбинантный фаговый эндолизин для местного применения на коже, который специфически нацелен как на чувствительный к метициллину, так и на устойчивый к метициллину S. aureus. Вследствие специфического механизма действия резистентность бактерий вряд ли разовьется. В наших 3 случаях индукции сопротивления не наблюдалось. Наши результаты показывают, что таргетное лечение с помощью Staphefekt может быть привлекательной альтернативой (долгосрочной) классической антибиотикотерапии, и необходимы подтверждающие рандомизированные контролируемые испытания для оценки его клинической эффективности и безопасности.

© 2017 Автор (ы). Опубликовано S. Karger AG, Базель


Введение

Staphylococcus aureus — наиболее распространенный микроб, вызывающий инфекции кожи и мягких тканей, и вносящий вклад в патофизиологию сложных кожных заболеваний, таких как атопический дерматит [1-3]. Поскольку устойчивость к антибиотикам против классических антибиотиков быстро растет, крайне необходимы альтернативные варианты лечения [4-6].Staphefekt SA.100 — это рекомбинантный фаговый эндолизин для местного применения на коже, который специфически связывается с клеточной стенкой S. aureus и расщепляет связи в стенке пептидогликана, что приводит к гибели бактериальных клеток [7]. Исследования in vitro показали, что Staphefekt нацелен исключительно на S. aureus , не затрагивая другие (комменсальные) кожные бактерии. Индукции резистентности не наблюдалось и также не ожидается из-за специфического механизма действия [7-9]. Staphefekt в настоящее время зарегистрирован как медицинское устройство (класс 1) в Европе и доступен в виде крема на основе цетомакрогола и геля в виде безрецептурного лечения.Доказательства его клинической эффективности в настоящее время основаны только на анкетных исследованиях и обзорах пациентов (таблица 1) [8-10]. В этом отчете мы описываем 3 случая трудноизлечимых хронических или рецидивирующих дерматозов, связанных с S. aureus , требующих антибактериальной терапии, которые успешно лечились с помощью Staphefekt SA.100 в нашей клинике.

Таблица 1.

Обзор in vitro и клинических исследований Staphefekt

Описание случая

Случай 1

Первый пациент — 23-летний мужчина с историей остеосаркомы в возрасте 16 лет и вульгарных угрей. лица и туловища.Он поступил с обширной папулопустулезной сыпью на туловище, соответствующей бактериальному фолликулиту. Последовательное эмпирическое лечение кларитромицином 500 мг один раз в день в сочетании со скрабом с бетадином привело к умеренному улучшению. Однако после прекращения лечения симптомы возобновились в течение 3 дней. Принимая во внимание нежелание пациента непрерывно использовать пероральные антибиотики и после обсуждения альтернативных вариантов лечения (как по назначению, так и без него), наш пациент решил попробовать короткий курс Staphefekt.Он наносил крем дважды в день на пораженные участки кожи в течение 2 недель. При повторном посещении он сообщил о сильном уменьшении воспалительных симптомов, начавшихся в течение нескольких дней. Это побудило нас продолжить изучение клинического эффекта Staphefekt с использованием клинических фотографий и бактериальных культур в этом и двух других случаях. Через неделю после того, как он прекратил лечение Staphefekt, папулы и пустулы возобновились и были аналогичны исходным (визит 1; рис. 1a). Staphefekt возобновляли дважды в день, что снова привело к явному уменьшению количества папул и пустул, наблюдаемых через 4 недели (визит 2).Это улучшение продолжалось до посещения 3 еще через 4 недели (рис. 1b). Носовые культуры показали постоянное носительство S. aureus . Культуры кожи были взяты только во время визита 2 и 3, при этом положительный результат был получен во время визита 3. Дополнительный посев кожи был взят через 2 месяца (визит 4) для определения минимальных ингибирующих концентраций Staphefekt. Минимальные ингибирующие концентрации культивированного штамма S. aureus при посещении 3 и 4 были стабильными, что указывает на отсутствие устойчивости во время длительной ежедневной терапии.

Рис. 1.

Фолликулит. — базовый уровень ; обширные фолликулярные папулы и пустулы. b Через 8 недель; небольшое количество фолликулярных папул, поствоспалительная гиперпигментация и рубцевание.

Случай 2

Второму пациенту, 63-летнему мужчине, был поставлен диагноз вторичной бактериальной инфекции (импетиго) нуммулярной экземы, в основном локализованной на лице и конечностях. Диагноз был подтвержден гистопатологией и посевом S. aureus из очага поражения.Лечение кларитромицином 250 мг два раза в день в течение 7 дней в сочетании с кремом с фузидовой кислотой для местного применения не привело к клиническому улучшению. Пероральный преднизолон 30 мг один раз в день в течение 2 недель в сочетании с флуклоксациллином 500 мг 4 раза в день в течение 7 дней привел к клиническому улучшению. Однако через 2 дня после прекращения лечения симптомы вернулись (рис. 2а). После обсуждения альтернативных вариантов лечения крем Стафефект был начат дважды в день на пораженной коже лица и конечностей, а конечности дополнительно обрабатывались мазью бетаметазона один раз в день.Пациент сообщил об улучшении суперинфекции в течение 1 недели. Его симптомы не повторялись в течение периода лечения более 12 недель (рис. 2b), и он не сообщал о каких-либо побочных эффектах. Хотя суперинфекция прошла, основная экзема на конечностях осталась. Его экзема постепенно улучшилась после того, как через 1 месяц лечение бетаметазоновой мазью было заменено на 0,1% мазь такролимуса в 10% дегте (solutio carbonis Detergens). Культуры с поражений кожи лица и носа, собранные на исходном уровне и через 6 и 12 недель лечения, были положительными на S.aureus.

Рис. 2.

Нумулярная экзема с вторичной инфекцией. — базовый уровень ; эритематосквамозные нуммулярные образования, образующие сливные бляшки, покрытые корками, и припухлость уха. b Шесть недель спустя; очень легкое эритематозное пятно с минимальным шелушением.

Случай 3

Третий пациент — 23-летний мужчина с бактериальным фолликулитом нижних конечностей. S. aureus культивировали не только из пустулы, но и из носа и промежности.Пациенту был поставлен диагноз «нуммулярная экзема» в основном конечностей, которая была активной на момент обращения. Его история болезни включала атрезию желчных протоков с последующей трансплантацией печени и хроническим приемом пероральных иммунодепрессантов. Для лечения экземы были назначены местные кортикостероиды 2–3 класса, местный такролимус и смягчающее средство. Фолликулит лечили кремом с фуцидовой кислотой, пероральным флуклоксациллином в течение 1 недели и скрабом с бетадином, что привело к улучшению симптомов.Обострение через 6 месяцев с фолликулярными пустулами на голенях было снова лечено флуклоксациллином, но через 2 месяца фолликулит снова повторился, включая расширенные перифолликулярные пустулы, которые превратились в большие сливные бляшки на голенях (визит 1). Обсудив альтернативные варианты лечения, мы начали применять Стафефект местно два раза в день. Три недели спустя (визит 2) он сообщил о сильном улучшении своих симптомов, начавшихся через 4 дня после начала лечения. Клиническое обследование в это время показало оставшиеся обширные экзематозные поражения, но пустулы явно отсутствовали, а их покраснение значительно уменьшилось.При продолжении лечения сообщалось о дальнейшем улучшении экземы и отсутствии пустул через 1 месяц. На 3-м визите через 2 месяца было зарегистрировано увеличение экземы. Вероятно, это было связано с несоблюдением режима лечения, поскольку наш пациент непоследовательно использовал крем с кортикостероидами, мазь такролимуса и смягчающее средство. На ногах наблюдались сухие экзематозные поражения и поствоспалительная гиперпигментация. Однако пустулы по-прежнему отсутствовали. Культуры кожи, взятые при посещении 1, 2 и 3, были положительными на S.aureus .

Обсуждение

В этой серии случаев описывается успешное лечение дерматозов, связанных с S. aureus-, антибактериальным эндолизином, который в настоящее время доступен без рецепта. У всех 3 пациентов было рецидивов инфекции S. aureus , несмотря на адекватное лечение антибиотиками. Атопическая предрасположенность и носительство S. aureus , вероятно, способствовали хронизации их симптомов [2, 3, 11]. Несмотря на улучшение симптомов у этих пациентов, S.aureus все еще культивировали с их кожи во время и после обработки Staphefekt. Мы полагаем, что Staphefekt вызывает клинически значимое уменьшение S. aureus на , а не полное уничтожение. Кроме того, хорошо известно, что кожные поражения могут быстро реколонизироваться из-за постоянного воздействия S. aureus из носа и окружающей среды. По-видимому, полная и стойкая эрадикация не является необходимой для достижения клинически значимого улучшения с помощью местного лечения на основе эндолизина.Поскольку результаты наших культур носят только качественный характер, будущие исследования должны дополнительно изучить влияние Staphefekt на нагрузку S. aureus и состав микробиома с использованием количественных методов и технологий секвенирования.

Клинические симптомы быстро возобновились как после прекращения приема антибиотиков (случаи 1 и 2), так и после прекращения приема антибиотиков (случай 1), вероятно, из-за быстрой повторной колонизации S. aureus до клинически значимого состояния. Положительный клинический эффект после перезапуска S.Подавление aureus с помощью Staphefekt в случае 1 подтверждает эту гипотезу. Одновременная обработка ноздрей в сочетании с обработкой всей поверхности кожи потенциально может еще больше снизить повторную колонизацию.

Следует отметить, что как импетигинизированная экзема, так и фолликулит имеют естественное колебательное течение болезни, что затрудняет интерпретацию наших данных. Однако все 3 пациента часто посещали нашу амбулаторную клинику с повторяющимися и постоянными симптомами (несмотря на адекватное лечение) в течение длительных периодов времени еще до начала лечения Staphefekt (10, 3.5 и 13 месяцев). Это говорит о том, что ремиссия, скорее всего, связана с использованием Staphefekt, а не случайно.

Несмотря на то, что эта серия случаев ограничена неконтролируемым дизайном, эта серия случаев показывает, что местная терапия Staphefekt SA.100 для постоянного подавления S. aureus может привести к уменьшению и предотвращению клинических симптомов в 3 случаях, связанных с S. aureus-. кожные заболевания, фолликулит и импетигинизированный дерматит. Важно отметить, что Staphefekt нацелен как на метициллин-чувствительный, так и на метициллин-устойчивый S.aureus , но не взаимодействует с комменсальными микробами кожи и, как ожидается, не будет вызывать резистентность бактерий из-за своего специфического механизма действия [8, 9]. Таким образом, ее можно рассматривать как возможную альтернативу для поверхностных кожных инфекций, связанных с S. aureus , поскольку классическая (долгосрочная) антибиотикотерапия явно связана с индукцией резистентности бактерий и другими побочными эффектами [4, 5]. Наблюдаемый положительный клинический эффект Стафефекта в этих случаях обнадеживает, и дальнейшие исследования его эффективности и безопасности необходимы в рандомизированных контролируемых клинических испытаниях.

Заявление об этике

Пациенты, описанные в этом отчете, предоставили информированное согласие.

Заявление о раскрытии информации

Отделение дерматологии Медицинского центра Университета Эразмус MC в Роттердаме получило неограниченный грант от Micreos Human Health, Нидерланды, на проведение клинических исследований с Staphefekt SA.100. Компания Micreos Human Health предоставила пациентам Staphefekt SA.100.

Список литературы

  1. McCaig LF, McDonald LC, Mandal S, Jernigan DB: инфекции кожи и мягких тканей, связанные со Staphylococcus aureus, в амбулаторной помощи.Emerg Infect Dis 2006; 12: 1715–1723.
  2. Лауреано А.С., Шварц Р.А., Коэн П.Дж.: Лицевые бактериальные инфекции: фолликулит. Clin Dermatol 2014; 32: 711–714.
  3. Брюссов Х .: Вывернув наизнанку: микробиология атопического дерматита.Environ Microbiol 2016; 18: 2089–2102.
  4. van Bijnen EM, Paget WJ, den Heijer CD, Stobberingh EE, Bruggeman CA, Schellevis FG и др.: Рекомендации по первичному лечению кожных инфекций в Европе: соответствие с устойчивостью к противомикробным препаратам, обнаруженной у комменсального Staphylococcus aureus в сообществе.BMC Fam Pract 2014; 15: 175.
  5. Всемирная организация здравоохранения: устойчивость к противомикробным препаратам. Глобальный отчет по эпиднадзору: Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). 2014. http://www.who.int/drugresistance/documents/surveillancereport/en/.
  6. Hepburn L, Hijnen DJ, Sellman BR, Mustelin T, Sleeman MA, May RD и др.: Сложная биология и вклад Staphylococcus aureus в атопический дерматит, текущие и будущие методы лечения.Br J Dermatol 2016, Epub впереди печати.
  7. Pastagia M, Schuch R, Fischetti VA, Huang DB: Lysins: прибытие противоинфекционных средств, направленных на патоген. J Med Microbiol 2013; 62: 1506–1516.
  8. Herpers BL, Badoux P, Pietersma F, Eichenseher F, Loessner MJ: Специфический лизис метициллин-чувствительного и устойчивого золотистого стафилококка эндолизином Staphefekt SA.100 ТМ. Аннотация R144. 24-й Европейский конгресс клинической микробиологии и инфекционных заболеваний (ECCMID), Барселона, Испания, 2014 г.
  9. Herpers BL, Badoux P, Totté JEE, Pietersma F, Eichenseher F, Loessner MJ: Специфический лизис золотистого стафилококка эндолизином бактериофага Staphefekt SA.100: исследования in vitro и серии случаев на людях. В: Реферат конференции EuroSciCon, посвященной альтернативам антибиотикам для нового тысячелетия, 5–7 ноября 2014 г., Лондон, Великобритания, стр. 8–9 (процитировано 17 мая 2017 г.). Доступно по адресу: http://lifescienceevents.com/wp-content/uploads/AntibioticAlternatives5-7thNovABSTRACTS2014.pdf.
  10. Totté JEE, van den Boogaard M, Pardo Cortes LM, Pasmans SGMA: Местное лечение розацеа и прыщей, специфичное для Staphylococcus aureus, с помощью эндолизина Staphefekt SA.100. Реферат P1212. 24-й Конгресс Европейской академии дерматологии и венерологии, Копенгаген, Дания, 2015 г.
  11. Wertheim HF, Melles DC, Vos MC, van Leeuwen W, van Belkum A, Verbrugh HA и др.: Роль носительства в инфекциях Staphylococcus aureus. Lancet Infect Dis 2005; 5: 751–762.
  12. ClinicalTrials.gov. Влияние Gladskin на тяжесть заболевания и микробиом кожи, включая Staphylococcus aureus, у пациентов с атопическим дерматитом. Идентификатор NCT02840955. Bethesda, Национальная медицинская библиотека, 11 июля 2016 г. (цитировано 17 мая 2017 г.). Доступно по адресу: https: // www.Clinicaltrials.gov/show/NCT02840955.

Автор Контакты

Joan E.E. Totté

Отделение дерматологии, Медицинский центр Университета Эразмус MC в Роттердаме

Burgemeester s ’Jacobplein 51

NL – 3015 CA Rotterdam (Нидерланды)

E-Mail [email protected]

Сюзанна Г.М.А. Pasmans

Отделение детской дерматологии, Софийская детская больница

Медицинский центр Университета Эразмус MC в Роттердаме

Wytemaweg 80, NL – 3015 CN Роттердам (Нидерланды)

Электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Получено: 23 февраля 2017 г.
Принято: 31 марта 2017 г.
Опубликовано онлайн: 22 мая 2017 г.
Дата выпуска: май — август

г.

Количество страниц для печати: 7
Количество рисунков: 2
Количество столов: 1


eISSN: 1662-6567 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/CDE


Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Отказ от ответственности

Эта статья находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 (CC BY-NC). Для использования и распространения в коммерческих целях требуется письменное разрешение. Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат. Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Антибактериальный яблочный уксус уничтожает устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus и устойчивый Escherichia coli

Химические реактивы, микроорганизмы, среды и условия культивирования

Штаммы микробов: устойчивые E.coli (NCTC 13353), который обладает высокой устойчивостью к цефепиму и комбинации цефепим-энметазобактам, был приобретен у LGC Promochem. Штаммы MRSA (ATCC 33591, NCTC8325, устойчивые к метициллину) были приобретены в Public Heath, Colindale, England. Клеточная линия U937 CRL-1593.2 была приобретена из американской коллекции типовых культур.

Реагенты

Среда Исков, модифицированная Дульбекко, диметилэтилсульфонил-оксид, сбалансированный солевой раствор HANKS, гистопак, этанол, фосфатно-солевой буфер, параформальдегид, ацетон, дитиотреитол, йодоацетамид, трипсиновый протеин из свиной кислоты ацетонитрил, чистая вода для ВЭЖХ, метанол и фильтры Whatman Mini-UniPrep без шприца (размер пор 0.45 мкм) были приобретены у Sigma Aldrich (Пул, Великобритания). TNF-альфа, иммуноферментные анализы (ELISA) были приобретены в Research and Development Systems (Abingdon, UK). Агар Мюллера-Хинтона был приобретен в Oxoid, UK. Яблочный уксус Брэгга и таблетки яблочного уксуса (500 мг) были приобретены в компании Troo healthcare, Колчестер, Великобритания.

Приготовление инокулята и измерение антимикробной активности ACV, основанное на ранее опубликованных методах Yagnik et al.

14

Культуры устойчивых E. coli и MRSA выращивали в питательных средах. Все культуры перед использованием культивировали в инкубаторе со встряхиванием при 37 ° C в течение 24 часов в течение ночи. Агар Мюллера-Хинтона (MHA) получали растворением 38 г в 1 л дистиллированной воды, кипячением смеси в течение 1 мин, после охлаждения и автоклавирования его разливали по пластинам. Их оставили сушиться и впоследствии хранили при 37 ° C. Все микробные культуры были доведены до 0,5 стандарта Макфарланда 1.В экспериментах использовали 5 × 10 8 КОЕ / мл и 4 × 10 6 КОЕ / мл каждого организма. Каждый микроб равномерно наносили мазками на планшеты, содержащие ГАМ. Для добавления образца в лунки, которые пробивали в агар, добавляли 100 мкл ACV при различных концентрациях. Затем планшеты инкубировали при 37 ° C в течение 24 часов. Зоны ингибирования вокруг образцов были идентифицированы, сфотографированы и измерены в мм. Эксперименты повторяли не менее пяти раз.

Этическое одобрение

Все протоколы экспериментов были одобрены Комитетом по этике естественных наук Мидлсекского университета, номер в Великобритании 2323.Кроме того, методы были выполнены в соответствии с соответствующими руководящими принципами и правилами.

Культура мононуклеарных клеток человека, аналогичная опубликованной ранее Yagnik et al.

14

Клеточную линию моноцитов человека U937 использовали в качестве источника моноцитов, приобретенных из Американской коллекции типовых культур (АТСС). Клетки культивировали при плотности 4 × 10 5 / мл либо с rE. coli , MRSA или различные концентрации ACV при подсчете 4 × 10 6 КОЕ / мл соответственно в течение 24 ч при 37 ° C и 5% CO 2 , после чего супернатанты собирали и анализировали на секрецию TNF-α с помощью ELISA наборы в соответствии с протоколами производителя.

Измерение фагоцитарной способности моноцитов с помощью проточной цитометрии

Клетки U937 культивировали при 4 × 10 5 / мл в 24-луночных планшетах в течение двух дней, после чего их инкубировали с микробами (4 × 10 6 КОЕ / мл. ) в течение 4 ч при 37 ° C и 5% CO 2 . Затем клетки соскребали с добавлением ледяного PBS, содержащего 1 мМ EDTA, промывали и удаляли с планшетов. Полученные гранулы фиксировали в 400 мкл 4% параформальдегида и анализировали с помощью проточного цитометра FACS Calibur (Beckton Dickinson Immunocytometry Systems, Великобритания и программное обеспечение Cell Quest , 2019).

Подготовка проб для масс-спектрометрического анализа, как ранее было опубликовано Ягником и др.

14

MRSA и rE. coli инкубировали с или без ACV при разведении 1/25 в течение 24 ч при 37 ° C и центрифугировали при 900 об / мин, супернатант удаляли, оставляя осадок бактерий. Было использовано не менее 12 повторений образцов. Осадки бактериальных клеток ресуспендировали в холодном ацетоне (600 мкл) и центрифугировали при 14 800 об / мин в течение 5 минут для осаждения белка. Супернатант удаляли и затем добавляли 50 мМ бикарбоната аммония (400 мкл) для растворения экстрагированных белков.Концентрацию белка измеряли с помощью устройства для измерения нанокапель (Thermo Fisher UK).

Образцы восстанавливали 10 мМ дитиотреитола (DTT) в течение 15 минут при 56 ° C и алкилировали 100 мМ йодацетамида в течение 30 минут при комнатной температуре в темноте. Затем каждый образец обрабатывали трипсином при 37 ° C в течение ночи.

Масс-спектрометрические методы микробиологического анализа, основанные на ранее опубликованных Yagnik et al.

14
Сбор данных ЖХ – МС / МС на основе методов, аналогичных опубликованных ранее Yagnik et al.
14

Триптические гидролизаты анализировали с использованием системы сверхвысокой жидкостной хроматографии Dionex Ultimate 3000 RSLC Nano, соединенной с Q Exactive. Аликвоту (15 мкл) триптического гидролизата обессоливали и концентрировали, используя внутренний диаметр 5 мм × 300 мкм. Картридж-ловушка C18 и растворители, состоящие из смеси воды и ацетонитрила (98: 2%, об. / Об.), Содержащей 0,05% TFA (загрузочный растворитель A) и смесь ацетонитрила и воды (80: 20%, об. / Об.) ( загрузка растворителя B) при скорости потока 20 мкл / мин.Концентрированный образец разделяли с использованием бинарного градиентного профиля элюирования, состоящего из смеси воды и ацетонитрила (95: 5, об. / Об.), Содержащей 0,1% муравьиной кислоты (элюент А) и смеси ацетонитрила и воды (80: 20%, об. / об.) (элюент В), содержащий 0,1% муравьиной кислоты, при скорости потока 6 мкл / мин. Градиент был 0 мин — 0% B, 4 мин — 5% B, 5 мин — 8% B, 40 мин — 40% B, 41 мин — 80% B. Температура автоматического пробоотборника и термостата колонки была установлена ​​на 4 и 40 ° C соответственно. Q Exactive работал в режиме зависимости от данных.Сканы обзора MS были получены от m / z от 350 до 2000 при разрешении 70 000 с AGC 3e6 и максимальным IT 100 мс. 10 наиболее распространенных ионов были подвергнуты МС / МС и измерены с разрешением 17 500, AGC 1e5 и максимальным IT 200 мс 14 .

Обработка и анализ данных основаны на методах, аналогичных ранее опубликованных Yagnik et al.
14

Данные ЖХ – МС / МС обрабатывали с помощью Proteome Discoverer v2.1 (ThermoFisher Scientific, Великобритания) с поиском в базе данных по загруженному файлу FASTA, происходящему из Uniprot_SwissProt_2019_02.Параметры поиска были установлены так, чтобы соответствовать спектрам МС / МС для пептидов, созданных полностью специфическим расщеплением трипсином с допуском массы предшественника 10 м.д. и допуском массы фрагмента 0,02 Да. Карбамидометил (CAM: + 57,021 Да) был установлен как статическая модификация цистеина, тогда как окисление метионина (MetOx: + 15,995 Да) было установлено как переменная модификация. Результаты были первоначально визуализированы в программе, а затем экспортированы в Excel для дальнейшего анализа. 14 .

Статистический анализ

Все экспериментальные результаты выражены как среднее значение ± стандартное отклонение (SD).Статистический анализ проводился с использованием однофакторного дисперсионного анализа или t-критерия Стьюдента, результаты считались значимыми при p <0,05 (при сравнении микробов, обработанных яблочным уксусом, с группами, не получавшими лечения, во всех экспериментах). Все эксперименты повторяли не менее 3–5 раз. Анализ проводился с использованием программного обеспечения Excel версии 2019.

Как лучше всего лечить взрослого пациента с бактериемией Staphylococcus aureus?

В недавнем проспективном когортном исследовании в центре третичной медицинской помощи, даже после поправки на ранее существовавшие сопутствующие заболевания и тяжесть заболевания, консультация по ID была связана со снижением 28-дневной смертности на 56%.

Корпус

82-летний мужчина с неходжкинской лимфомой в стадии ремиссии, с застойной сердечной недостаточностью и гипертонией в анамнезе. В течение недели страдает генерализованным недомоганием и перемежающейся лихорадкой. Жизненно важные органы показывают температуру 101 ° F, артериальное давление 130/60 мм рт. Культуры крови, взятые при предъявлении, показывают грамположительные кокки, специфичные для Staphylococcus aureus. Каковы следующие шаги в ведении этого пациента?

Обзор

С.Бактериемия aureus (SAB) является распространенной инфекционной причиной заболеваемости и смертности во всем мире, вызывая как внебольничную, так и внутрибольничную бактериемию. Только в США он составляет 23% всех инфекций кровотока и является бактериальным патогеном, наиболее сильно связанным со смертью. 1 Показатели смертности составляют примерно 42% у пациентов с метициллин-резистентной бактериемией S. aureus (MRSA) и 28% у пациентов с метициллин-чувствительной бактериемией S. aureus (MSSA). 2

Признавая серьезность SAB, Американское общество инфекционных заболеваний (IDSA) опубликовало в 2011 году рекомендации по лечению, чтобы помочь направить клиническое лечение этого заболевания. 3 Однако большинство рекомендаций основано на наблюдательных исследованиях и мнениях экспертов, так как менее 1500 пациентов были включены в рандомизированные контролируемые испытания, специально нацеленные на изучение лечения САБ. 4

Просмотр данных

Клинически значимый САБ обычно определяется как выделение S. aureus из посева венозной крови со связанными симптомами и признаками системной инфекции.5 Поскольку контаминация САБ встречается редко и может быть связана с множественными осложнениями, включая метастатические инфекции, эмболический инсульт, рецидивирующая инфекция и смерть, к любому положительному результату посева крови следует относиться серьезно. 4

Лечение SAB многогранно и должно быть сосредоточено на удалении любых очагов инфекции, таких как катетер или протез, использовании длительной антимикробной терапии и оценке потенциальных осложнений. В ретроспективном исследовании Johnson et al. Показали, что неспособность удалить источник является одним из самых сильных независимых предикторов рецидива у пациентов с SAB. 6 Однако от 10% до 40% пациентов не имеют определенного фокуса, что увеличивает стимул к оценке осложнений. 7-8 В целом, примерно у одной трети пациентов с SAB развиваются метастатические осложнения либо из-за гематогенного посева, либо из-за местного распространения инфекции. 9

Помимо пожилого возраста и таких коморбидных состояний, как цирроз, наиболее сильным предиктором осложнений является положительный посев крови через 48-96 часов после первоначального положительного посева крови, как показано в большом проспективном когортном исследовании Fowler et al. al. 7,10-11 Дополнительные независимые факторы риска (см. Таблицу 1) включают приобретение инфекции в сообществе (вероятно, из-за длительной продолжительности бактериемии), обследование кожи, указывающее на наличие острой системной инфекции, и стойкую лихорадку через 72 часа после первого положительного анализа крови. культура.Пациенты с хотя бы одним из этих факторов риска имеют высокий риск осложненного течения (который встречается примерно у 35%). В исследовании «случай-контроль» Chihara et al. Показали, что бактериурия S. aureus при отсутствии патологии мочевыводящих путей или недавнего инструментария мочевыводящих путей может быть связана с трехкратным увеличением смертности по сравнению с пациентами без бактериурии, даже после поправки на сопутствующие состояния. 12

Противомикробное лечение

Первоначальный выбор антибактериальной терапии для SAB должен учитывать распространенность MRSA в сообществе и больнице.Если подозрение на MRSA достаточно велико, рекомендации IDSA 2011 года предлагают лечение ванкомицином или даптомицином. 3 Хотя опубликованных РКИ в поддержку определенной схемы приема антибиотиков нет, существуют испытания, позволяющие предположить, что отсрочка в лечении может быть вредной. Одно исследование, проведенное Lordis et al., Показало, что задержка в лечении, определяемая лечением через 44,75 часа, была связана с более длительным пребыванием в больнице, при этом группа отсроченного лечения была госпитализирована на 20,2 дня, а группа раннего лечения была госпитализирована на 14 дней. .3 дня. 13 Задержка в лечении также оказалась независимым предиктором смертности. 13

Когда чувствительность известна, важно правильно подобрать антибиотики, так как исследования показали более низкую частоту неудач лечения с использованием бета-лактамных антибиотиков по сравнению с эмпирическим охватом MRSA. 14-15 В одном проспективном исследовании 123 гемодиализных пациентов с бактериемией MSSA Stryjewski et al. Показали, что пациенты, получавшие ванкомицин, имели более высокий риск неэффективности лечения, чем пациенты, получавшие цефазолин. 15 В другом проспективном обсервационном исследовании 505 пациентов с SAB, Chang et al. Обнаружили, что лечение нафциллином превосходит ванкомицин в предотвращении стойкой бактериемии или рецидива бактериемии MSSA.14 Эти исследования подчеркивают преимущества корректировки эмпирически выбранных антибиотиков, поскольку сужение спектра может привести к меньшему количеству неудач в лечении.

Если чувствительность подтверждает MRSA, IDSA рекомендует продолжить лечение ванкомицином или даптомицином. 3 Хотя ванкомицин используется наиболее часто, отчасти из-за низкой стоимости и знакомства, Fowler et al опубликовали исследование 246 пациентов с САБ с эндокардитом или без него, назначив им лечение даптомицином, начальными низкими дозами гентамицина плюс ванкомицин или другими препаратами. антистафилококковый пенициллин. 16 Исследование показало, что даптомицин не уступает другим препаратам, подтверждая, что даптомицин является разумным выбором для лечения инфекций MRSA.

Пероральные антибиотики могут лечить САБ при необходимости.РКИ, проведенное Heldman et al. С участием 85 потребителей инъекционных наркотиков с SAB (с подозрением на правосторонний эндокардит, 65% из которых имели ВИЧ), показало аналогичную эффективность ципрофлоксацина плюс рифампицин по сравнению со стандартной внутривенной терапией. 17 Последующее рандомизированное исследование 104 пациентов с SAB, сравнивающее пероральный флероксацин плюс рифампицин с традиционной внутривенной терапией, также показало аналогичные показатели излечения с дополнительным преимуществом более ранней выписки. 18 Кроме того, в метаанализе пяти рандомизированных исследований Shorr et al (см. Таблицу 2) было обнаружено, что исходы линезолида не уступали ванкомицину (клиническое излечение / микробиологический успех 56% / 69% в группа линезолида и 46% / 73% в группе ванкомицина). 19

Продолжительность лечения

Рекомендации относительно продолжительности лечения антибиотиками при САБ в основном основаны на наблюдательных исследованиях, которые показывают неоднозначные результаты. В одном исследовании, проведенном в 1950-х годах, около двух третей случаев SAB были связаны с эндокардитом, и были рекомендованы более длительные курсы внутривенной терапии (более четырех недель). 20

В последнее время, с увеличением частоты катетер-связанных SAB и относительно высокой скоростью быстрого клиренса гемокультуры, более короткая продолжительность была оценена в нескольких исследованиях.В 1992 году анализ опубликованных данных и ретроспективная серия случаев показали, что менее 10 дней внутривенного введения антибиотиков может быть связано с повышенным риском рецидива, но 10-14 дней внутривенной терапии были эффективны в большинстве случаев катетер-ассоциированных САБ. . 5 В другом проспективном исследовании Fowler et al. Обнаружили, что семидневного курса внутривенной антибиотикотерапии может быть достаточно при простых инфекциях, связанных с катетером. 21 Последующее проспективное исследование Jensen et al. Показало, что курс антибактериальной терапии менее 14 дней может быть связан с более высокой смертностью по сравнению с более длительным курсом. 9 Проспективное исследование 276 пациентов, проведенное Thomas et al., Обнаружило отсутствие связи между рецидивом и продолжительностью лечения (от 7 до 15 дней) катетер-связанных САБ, сделав вывод о том, что более 14 дней антибактериальной терапии не было необходимости. 22

В соответствии с рекомендациями IDSA, неосложненный SAB (отсутствие имплантированного протеза, отрицательные посевы крови в течение двух-четырех дней, снижение температуры тела в течение 72 часов после начала терапии и отсутствие метастатических осложнений) можно лечить двухнедельным курсом антибиотиков. , в то время как осложненная бактериемия (любой из вышеперечисленных критериев) должна лечиться в течение четырех-шести недель. 3

Мониторинг осложнений: эхо

В соответствии с рекомендациями IDSA всем пациентам с бактериемией рекомендуется эхокардиография, с предпочтением чреспищеводной эхокардиографии (ЧЭ) перед трансторакальной эхокардиографией (ТТЕ). 3 Совсем недавно Kaasch et al разработали простые критерии для выявления пациентов с нозокомиальным SAB с низким риском инфекционного эндокардита на основе двух проспективных когортных исследований. 23 Отсутствие любого из этих критериев, которые включают длительную бактериемию продолжительностью более четырех дней, наличие постоянного внутрисердечного устройства, зависимость от гемодиализа, спинальную инфекцию и невертебральный остеомиелит, а также отрицательный TTE, указывает на то, что TEE не требуется (см. Таблицу 3).Тем не менее, эти пациенты нуждаются в тщательном наблюдении, чтобы гарантировать, что бактериемия исчезнет и не появятся новые признаки или симптомы, касающиеся метастатической инфекции.

ID Консультация

Несколько исследований показали, что консультация по ID не только улучшает приверженность научно обоснованному лечению САБ, но также снижает смертность. 24-27 В недавнем проспективном когортном исследовании в центре третичной медицинской помощи, даже после поправки на ранее существовавшие сопутствующие заболевания и тяжесть заболевания, консультация по ID была связана со снижением 28-дневной смертности на 56%. 24 Пациенты, которые находились под наблюдением консультационной службы ID, с большей вероятностью получали антибиотики соответствующей продолжительности (81% против 29%, соответственно) и проходили соответствующее обследование для оценки метастатических инфекций (34% и 8%, соответственно) ). В этом исследовании сделан вывод о том, что у пациентов с САБ, особенно с тяжелым заболеванием и множественными сопутствующими заболеваниями, следует рассмотреть возможность регулярной консультации по ID.

Вернуться в чемодан

Пациенту начата эмпирическая терапия ванкомицином, получены серийные культуры крови.Он оставался гемодинамически стабильным, но с лихорадкой, с постоянно положительными культурами крови и мочи. Учитывая опасения, что порт является источником его инфекции, его грудной порт был удален. Было выполнено качественное ТТЕ, без примечаний.

ID был проконсультирован. После этого в культурах крови выросли MSSA, и ванкомицин был заменен на цефазолин 2 г каждые восемь часов. На 5-й день больницы у него прошла лихорадка, и посев крови стал отрицательным. Клинических признаков или симптомов метастатических инфекций не было.Линия PICC была помещена после того, как культура крови оставалась отрицательной в течение 48 часов. Было принято решение лечить его четырехнедельным курсом антибиотиков из его последней положительной культуры крови с последующим наблюдением в клинике ID.

Итог

SAB — распространенная во всем мире причина заболеваемости и смертности. Лечение должно включать удаление очага, если таковой имеется, поиск и проведение соответствующей противомикробной терапии, оценку возможных осложнений и консультации с врачом-терапевтом.

Др.Ward — доцент, доктор Ким клинический инструктор и доктор Стоян клинический лектор в Системе здравоохранения Мичиганского университета в Анн-Арборе.

Благодарность

Авторы выражают благодарность доктору Джеффри Роде за рецензирование рукописи.

Список литературы

  1. Шорр А.Ф., Табак Ю.П., Киллиан А.Д. и др. Инфекция кровотока, связанная со здравоохранением: отдельная сущность? Выводы из большого U.База данных С. Crit Care Med . 2006; 34: 3588-3595.
  2. Mylotte JM, McDermott C, Spooner JA. Проспективное исследование 114 последовательных эпизодов бактериемии Staphylococcus aureus. Ред. Заразить Dis . 1987; 9: 891-907.
  3. Лю С., Байер А., Косгроув С.Е. и др. Руководство по клинической практике Американского общества инфекционистов по лечению метициллин-резистентных инфекций Staphylococcus aureus у взрослых и детей. Clin Infect Dis . 2011; 52 (3).
  4. Naber CK, Baddour LM, Giamarellos-Bourboulis EJ, et al. Конференция по клиническому консенсусу: исследование грамположительных инфекций кровотока с акцентом на Staphylococcus aureus. Clin Infect Dis . 2011; 52 (3): 285-292.
  5. Thwaites GE, Edgeworth JD, Gkrania-Klotsas E, et al. Клиническое лечение бактериемии, вызванной стафилококками. Ланцет Infect Dis . 2011; 11 (3): 208-222.
  6. Johnson LB, Almoujahed MO, Ilg K, et al. Бактериемия, вызванная Staphylococcus aureus: соблюдение стандартного лечения, отдаленные результаты и предикторы рецидива. Scand J Infec Dis. 2003; 35 (11-12): 782-789.
  7. Фаулер В.Г. мл., Олсен М.К., Кори Г.Р. и др. Клинические признаки осложненной бактериемии Staphylococcus aureus. Arch Intern Med . 2003; 163: 2066-2072.
  8. Mylotte JM, Tayara A. Бактериемия Staphylococcus aureus: предикторы 30-дневной смертности в большой когорте. Clin Infect Dis. 2000; 31: 1170-1174.
  9. Jensen AG, Wachmann CH, Espersen F, et al. Лечение и исход бактериемии Staphylococcus aureus: проспективное исследование 278 случаев. Arch Intern Med. 2002; 162 (1): 25-32.
  10. Малани П.Н., Рана М.М., Банерджи М. и др. Инфекции кровотока Staphylococcus aureus: связь между возрастом, смертностью и функциональным статусом. Дж. Ам Гериатр Соц . 2008; 56 (8): 1485-1489.
  11. Ким С.Х., Пак В.Б., Ли К.Д. и др. Исход бактериемии Staphylococcus aureus у пациентов с искорененными очагами по сравнению с неискоренимыми очагами. Clin Infect Dis . 2003; 37 (6): 794-799.
  12. Чихара С. Попович К.Дж., Вайнштейн Р.А. и др.Бактериурия Staphylococcus aureus как прогностический фактор исхода бактериемии Staphylococcus aureus: исследование случай-контроль. BMC Inf Dis . 2010; 10: 225.
  13. Lodise TP, McKinnon PS, Swiderski L, Rybak MJ. Анализ результатов отсроченного лечения антибиотиками госпитальной бактериемии Staphylococcus aureus. Clin Infect Dis . 2003; 36: 1418-1423.
  14. Chang FY, Peacock JE Jr., Musher DM, et al. Бактериемия Staphylococcus aureus: рецидив и влияние лечения антибиотиками в проспективном многоцентровом исследовании. Медицина (Балтимор). 2003; 82: 333.
  15. Stryjewski ME, Szczech LA, Benjamin DK Jr., et al. Использование ванкомицина или цефалоспоринов первого поколения для лечения зависимых от гемодиализа пациентов с метициллин-чувствительной бактериемией Staphylococcus aureus. Clin Infect Dis . 2007; 44: 190-196.
  16. Fowler VG Jr., Boucher HW, Corey GR, et al. Даптомицин в сравнении со стандартной терапией бактериемии и эндокардита, вызванных Staphylococcus aureus. N Engl J Med. 2006; 355: 653.
  17. Heldman AW, Hartert TV, Ray SC и др. Пероральное лечение антибиотиками правостороннего стафилококкового эндокардита у потребителей инъекционных наркотиков: проспективное рандомизированное сравнение с парентеральной терапией. Am J Med . 1996; 101: 68-76.
  18. Schrenzel J, Harbarth S, Schockmel G, et al. Рандомизированное клиническое испытание по сравнению флероксацина-рифампицина с флуклоксациллином или ванкомицином для лечения стафилококковой инфекции. Clin Infect Dis . 2004; 39: 1285-1292.
  19. Shorr AF, Kunkel MJ, Kollef M. Линезолид против ванкомицина при бактериемии Staphylococcus aureus: объединенный анализ рандомизированных исследований. J Antimicrob Chemother . 2005; 56: 923-929.
  20. Wilson R, Hamburger M. Пятнадцатилетний опыт лечения стафилококковой септицемией в крупной городской больнице; анализ пятидесяти пяти случаев в Главной больнице Цинциннати с 1940 по 1954 год. Am J Med . 1957; 22: 437-457.
  21. Фаулер В.Г. мл., Сандерс Л.Л., Секстон Д.Д. и др.Исход бактериемии Staphylococcus aureus в соответствии с рекомендациями инфекционистов: опыт 244 больных. Clin Infect Dis . 1998; 27: 478-486.
  22. Томас MG, Моррис AJ. Бактериемия, вызванная канюлями, Staphylococcus aureus: исход в отношении лечения. Intern Med J. 2005; 35: 319-330.
  23. Kaasch AJ, Fowler VG Jr, Rieg S, et al. Использование простого набора критериев для ведения эхокардиографии при нозокомидальной бактериемии, вызванной Staphylococcus aureus. Clin Infect Dis. 2011; 53: 1-9.
  24. Honda H, Krauss MJ, Jones JC и др. Значение консультации инфекциониста при бактериемии Staphylococcus aureus. Am J Med. 2010; 123: 631-637.
  25. Nagao M, Iinuma Y, Saito T и др. Тесное сотрудничество между врачами-инфекционистами и лечащими врачами может привести к лучшему лечению и улучшению результатов для пациентов с бактериемией Staphylococcus aureus. Euro Soc Clin Microbiology Infect Dis . 2010; 16: 1783-1788.
  26. Фаулер В.Г. мл., Сандерс Л.Л., Секстон Д.Д. и др. Исход бактериемии Staphylococcus aureus с соблюдением рекомендаций инфекциониста: опыт 244 больных. Clin Infect Dis. 1998; 27 (3): 478-486.
  27. Jenkins TC, Price CS, Sabel AL et al. Влияние обычных консультаций службы инфекционных заболеваний на оценку, лечение и исход бактериемии Staphylococcus aureus.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.