Инвазивный кандидоз: Nie znaleziono strony — Внутренняя Mедицина

Содержание

Клинические исследование Инвазивный кандидоз — Реестр клинических исследований

объявление 1:

Критерии включения:

— субъекты без признаков текущих или хронических инфекционных заболеваний

Критерий исключения:

— Клинические, радиологические или лабораторные свидетельства текущего инфекционного заболевания (температура> 38 ° C, повышенный уровень СРБ> 5 мг / дл, лейкоцитоз> 11400, повышенные нейтрофилы)

— противогрибковая терапия в течение 8 недель до включения

— иммуносупрессивная терапия (например, глюкокортикоиды, метотрексат, азатиоприн и т. д.)

— активные гематоонкологические заболевания

— ВИЧ-положительность

объявление 2:

Критерии включения:

-Пациенты с инвазивным кандидозом / кандидозным сепсисом, как определено в недавнем EORTC / MSG определения.

Критерий исключения:

— лечение глюкокортикоидами с эквивалентом преднизона ≥20 мг / день

— наследственная недостаточность нейтрофилов

— абсолютное количество нейтрофилов ≤500 клеток / мм3

— противогрибковая терапия в течение 8 недель до включения

— иммуносупрессивная терапия (глюкокортикоиды с эквивалентом преднизона ≥20 мг / сут, метотрексат, азатиоприн и др. )

— активное гематоонкологическое заболевание

— ВИЧ-положительность

объявление 3:

Критерии включения:

— Пациенты ОИТ с сепсисом и доказанной бактериемией (Staph. Aureus или E. coli)

Критерий исключения:

— Противогрибковая терапия в течение 8 недель до включения

— иммуносупрессивная терапия (глюкокортикоиды с эквивалентом преднизона ≥20 мг / сут, метотрексат, азатиоприн и др.)

— активное гематоонкологическое заболевание ВИЧ-положительность

объявление 4:

Критерии включения:

-Больные ОИТ без инвазивного кандидоза, как определено выше, без бактериемии и без клинические и лабораторные маркеры инфекции (например, интубированные и искусственно вентилируемые пациенты с инсультом или СЛР)

Критерий исключения:

— Клинические, радиологические или лабораторные свидетельства текущего инфекционного заболевания (температура> 38 ° C, повышенный уровень СРБ> 5 мг / дл, лейкоцитоз> 11400, повышенные нейтрофилы)

— противогрибковая терапия в течение 8 недель до включения

— иммуносупрессивная терапия (например, глюкокортикоиды, метотрексат, азатиоприн и т. д.)

— активные гематоонкологические заболевания

— ВИЧ-положительность

Медики выяснили, какие грибы чаще всего живут в жителях Ростовской области — Наука

Сотрудники нескольких медицинских учреждений Ростова-на-Дону и Москвы определили, как часто у пациентов больниц Ростова и области встречается инвазивный кандидоз — системное заражение грибами рода Candida, какие виды чаще инфицируют больных и насколько каждый из них устойчив к действию противогрибковых средств. Выяснилось, что большая часть случаев инвазивного кандидоза вызвана грибами, которые обладают пониженной восприимчивостью к каспофунгину, флюконазолу и прочим подобным средствам. Результаты работы говорят о необходимости мониторинга кандид и вызываемых ими инфекций. Сообщение об исследовании опубликовано в журнале Annals of Oncology.

В работе использовали данные о пациентах нескольких больниц Ростова-на-Дону и Ростовской области, собранные с 2013 по 2016 год. Авторы брали у больных образцы крови и с помощью масс-спектрометрии МАЛДИ определяли, какие виды рода Candida там содержатся. Выделив клетки этих грибов, ученые размножали их, а затем воздействовали одним из трех антимикотических (противогрибковых) средств — флуконазолом, каспофунгином и вориконазолом. Исследователей интересовал процент выживших грибов после обработки их каким-либо из указанных антимикотиков в заданной концентрации. Кроме того, авторы работы определяли, был ли кандидоз в каждом конкретном случае связан с какой-либо бактериальной инфекцией.

Всего ученые получили 92 образца крови с клетками Candida. Из них лишь в 29 (в 31,5 процента случаев) обнаружили наиболее обычный Candida albicans, способы борьбы с которым хорошо разработаны. У остальных 68,5 процента пациентов виновниками инвазивных кандидозов были C. tropicalis (30,2 процента), C. parapsilosis (28,6 процента), C. glabrata (19,0 процента), C. krusei (15,9 процента) и C. guilliermondii (6,3 процента). В каждом виде кандид от 5 до 15 процентов грибов были невосприимчивы к флуконазолу. Это, а также большое количество случаев инвазивного кандидоза из-за грибов, не относящихися к виду Candida albicans, привело ученых к мысли, что в сложившейся ситуации отчасти виновато повсеместное использование азолов для «слепого» лечения и профилактики грибковых заболеваний.

Кроме того, среди изученных кандид нашли некоторую долю устойчивых к каспофунгину Candida krusei и Candida glabrata. На эти факты работникам здравоохранения стоит особо обратить внимание, поскольку именно эти виды вызывают наиболее тяжело протекающие кандидозы с высокой долей летальных исходов.

Инвазивный кандидоз — патологическое состояние, вызываемое грибами рода Candida. Эти грибы в первую очередь поражают слизистые, разрушают их клетки, из-за чего вызывают зуд. При системной инфекции грибы обнаруживают также в крови и других жидкостях тела, например спинномозговой. В этом случае симптомами также служат лихорадка и в тяжелых случаях отказ почек и шок. От 10 до 49 процентов больных инвазивным кандидозом погибает. Возбудители заболевания могут попасть в кровь, к примеру при внутривенном введении веществ, и нередко присутствуют и у здоровых людей. При этом инвазивный кандидоз развивается, только если у человека ослаблена иммунная система — как при ВИЧ или некоторых видах химиотерапии рака.

Кандидоз | Стоматология Митино


Кандидоз полости рта ― специфическая инфекция, которую провоцируют условно-патогенные дрожжеподобные грибы Candida ablicans. У пациента набухает слизистая оболочка рта, появляются плотные бляшки с белым налетом. Нередко можно ощутить сильное жжение пораженных областей, сухость во рту, боль при еде. Часто появляются заеды, губы шелушатся и трескаются. Своевременное лечение позволяет полностью избавиться от кандидоза.

Что такое кандидоз полости рта

Кандидоз полости рта поражает ее слизистую оболочку. Фактически это выглядит как сильный белый налет на определенной зоне.

Важно! Грибки Candida, появляясь во рту, могут в будущем стать причиной таких патологических процессов, как вагинальный кандидоз, кандидоз кожи, сепсис.

Чаще всего кандидоз встречается в грудном и младшем возрасте. Нередко им страдают пожилые люди старше 60 лет.


Существуют четыре стадии развития кандидоза:

  1. Адгезия. На этом этапе к слизистой оболочке крепится вредоносный микроорганизм.

  2. Колонизация. Грибок активно размножается в зоне прикрепления.

  3. Инвазивный рост. Кандидоз становится очевидным, барьерные и защитные функции слизистой оболочки рта нарушаются, поэтому грибки размножаются еще быстрее.

  4. Распространение. Грибок распространяется по кровеносной системе за счет проникновения в ткани.

Как протекает болезнь

У кандидоза есть две формы течения: острая и хроническая. Варианты течения острой формы:

  1. Появление белесого налета.

    На слизистой оболочке во рту появляются белые массы, часто творожистой консистенции. Налет легко снимается, но снова образовывается. Под снятым налетом можно заметить сильное покраснение и небольшой отек.

  2. Атрофический кандидоз. В этом случае слизистая оболочка, наоборот, высыхает, а налет не появляется. Быстро образовываются покраснения, язычковые сосочки начинают атрофироваться и шершавость языка постепенно сглаживается.

У хронической формы такие проявления:

  1. Гиперпластический кандидоз. Слизистая оболочка краснеет и отекает, на ней образуются белые или серые бляшки.

  2. Хронический атрофический кандидоз. Появляется во рту у тех, кто носит протезы.

Обе эти формы протекают по-разному:

Симптомы заболевания


Симптоматика заболевания связана с его локализацией:

  • Кандидоз языка. В этом случае появляется желтый налет, иногда язык становится сероватого оттенка. Могут формироваться локальные воспаления и пленки мутного желтого цвета. Если кандидоз атрофический, то задняя часть языка становится пурпурной и сухой. В центре и по бокам появляется белый налет.

  • Зона уголков рта и красной каймы губ. Часто появляется одновременно с кандидозом языка. Уголки рта набухают от притока влаги, становятся воспаленными, на них появляется белый налет, который легко удалить. Пораженные зоны быстро краснеют, «сглаживаются». Красная кайма губ ― самая редкая зона поражения грибками.

  • Кандидоз миндалин. Область глотки, дуг и миндалин немного краснеет, появляется небольшой отек и белые пятна налета. При приемах пищи дискомфорта нет.

Причины кандидоза

Заболевание провоцирует грибок. Больше половины всех людей планеты ― переносчики кандиды, но при этом они не испытывают никаких неудобств. Симптомы могут проявиться только в том случае, когда общий или местный иммунитет носителя снижается, либо нарушается химический баланс ротовой полости.

Факторы, провоцирующие кандидоз:

  • Беременность. Вынашивание ребенка всегда связано со сбоями гормонального фона и обмена веществ, снижением иммунитета.

  • Общие заболевания. Например, болезни ЖКТ, надпочечников, ВИЧ и другие. Часто кандидоз в области рта позволяет диагностировать диабет.

  • Побочное действие препаратов. Если пациент принимает кортикостероиды и цитостатики, то его иммунитет падает. Также причиной кандидоза полости рта может стать длительный курс приема антибиотиков.

  • Авитаминоз, особенно нехватка витаминов групп В, С, РР.

  • Пагубные привычки, особенно алкоголизм и наркомания, которые нарушают химический баланс всех систем организма.

  • Использование протезов. Кандидоз может проявиться, если протезирование было выполнено некачественно: протезы неидеально «подогнаны» и оставляют раны на слизистой оболочке при ношении. Более того, протезы могут вызывать аллергию, а из-за механических повреждений грибок распространится по организму быстрее.

Еще один частый путь заражения ― от другого человека. Чаще всего грибки передаются при незащищенных половых контактах, использовании одной посуды или гигиенических принадлежностей, при родах. Реже заражение происходит после контактов с инфицированными животными.

Диагностика заболевания


Врач проводит опрос и осмотр пациента. Параметры оценки слизистой оболочки ротовой полости следующие:

  • цвет: белый или красный,

  • структура: гладкая или шершавая,

  • расположение зараженных участков: на языке, нёбах, дне ротовой полости, деснах, губах,

  • глубина поражения,

  • контуры белых пятен и общая площадь поражения.

Один из наиболее значительных параметров ― цвет зараженных тканей:

  1. Красный свидетельствует о воспалении, но при этом нет механических повреждений. Актуально для эритематозной формы.

  2. Белый может обозначать кератическое заражение, то есть ороговение слизистой оболочки, либо некротическую форму кандидоза ― разрушение эпителия, что актуально для эрозивно-язвенной формы.

Если в ходе стандартного осмотра врач не смог определить характер заболевания, он берет мазок и отправляет его на лабораторные исследования (чаще всего ― микроскопический анализ, посев кандиды на среду Сабуро, серологические реакции).

Лечение и профилактика кандидоза

Лечение кандидоза предполагает местные и общие вмешательства:

  • обработку ротовой полости,

  • лечение параллельно текущих заболеваний,

  • укрепление иммунитета.

Чаще всего врач назначает ополаскивания специальными растворами (содой, борной кислотой и т.д.), использование противогрибковых мазей. Также назначают несколько антимикотиков.


Приблизительно на 5-й день лечения назначают кератопластические лекарства. Пациент должен тщательно следить за гигиеной рта. Особенно эффективны физиопроцедуры, например, терапия лазером, УФО, электрофорез. Редко когда требуется общая иммунотерапия. Часто пациентам дополнительно назначают витамины.

Важно! В среднем, лечение длится около 10 дней после ликвидации симптоматики. Первые улучшения наступают приблизительно через 4–5 дней. Общий период лечения зависит от формы и проявлений заболевания.

Прогнозы при кандидозе зависят от его формы:

  • при легком протекании прогноз благоприятный, а рецидивы редки;

  • при среднетяжелом варианте кандидоза есть вероятность повторного возникновения патологии;

  • при тяжелой форме возможно появление хронической инфекции и кандидозного сепсиса.

Основные профилактические мероприятия при кандидозе следующие:

  1. Тщательная гигиена рта. Нужно правильно чистить зубы, избегать травм мягким тканям, использовать ополаскиватель и зубную нить.

  2. Грамотный подбор зубной щетки. Во–первых, зубная щетка не должна быть слишком мягкой или слишком жесткой. Во–вторых, ее меняют каждые 2–3 месяца. В–третьих, нужно хорошо ее промывать после каждой чистки, лучше ― с антибактериальным мылом.

  3. Уход за протезами. После каждого приема пищи их нужно хорошо мыть со специальным средством, а также правильно хранить.

  4. Здоровый образ жизни: сбалансированное питание, умеренные и регулярные физические нагрузки, отсутствие вредных привычек.

  5. Регулярное посещение стоматолога ― как минимум, раз в полгода.

  6. Гигиена груди. Если женщина кормит ребенка грудью, она должна соблюдать гигиену сосков, наблюдать и лечить трещины, а также другие повреждения, которые часто сопутствуют кормлению.

Осложнения кандидоза

Осложнения кандидоза могут последовать, если врачебная помощь не была оказана своевременно, либо если пациент не соблюдал все предписания врача.

В медицинской практике существуют такие основные осложнения после кандидоза:

  • Кандидозный эзофагит. Это воспаление пищевода. Пациент ощущает вздутие живота, изжогу, дискомфорт в горле, часто ― трудности с глотанием твердой пищи, горечь или кислый привкус во рту. В запущенных формах болезнь приводит к язве, разрыву пищеводной трубки, сужению просвета пищевода.

  • Кандидозный трахеит, то есть воспаление трахеи. У пациента быстро повышается температура до 37 градусов, он испытывает боль в груди, начинается одышка. При кашле появляется ощущение удушья и жжения. Человек может испытывать боль в районе лопаток и грудины. Иногда на коже появляются гнойнички. Если заболевание оставить без внимания, оно спровоцирует сепсис.

  • Кандидоз ЖКТ. Особо подтверждена заболеванию слизистая оболочка желудка. Возникает дисбактериоз в тяжелой форме. Пациент испытывает постоянную тошноту, наблюдается рвота, часто с кровью и белыми вкраплениями. Температура стабильна (37–38 градусов). Болит живот, возникает диарея.

  • Вторичная инфекция. Поскольку кандидоз понижает иммунитет, а органы и ткани становятся очень восприимчивыми, высока вероятность заражения сторонней инфекцией.

  • Сепсис. Это одно из наиболее тяжелых осложнений кандидоза. Оно появляется из-за попадания грибков во все органы. Пациент испытывает постоянную тошноту, рвоту, болезненные ощущения в животе. Часто наблюдается тахикардия и повышение температуры более 38 градусов. В случае несвоевременно оказанной помощи такое осложнение может привести к летальному исходу.

Предотвратить кандидоз несложно ― достаточно соблюдать гигиену полости рта, вести активный и здоровый образ жизни, употреблять достаточно овощей и кисломолочных продуктов. Сильный иммунитет позволит избежать развития заболевания и его осложнений.

симптомы, виды, диагностика и лечение — Клиника ISIDA Киев, Украина

Содержание

Кандидоз — заболевание, которое возникает при избыточном росте грибка кандиды. Известно несколько видов этого возбудителя, каждый из которых может вызывать поражение различных органов и систем. Заболевание возникает на фоне ослабленного иммунитета. Зачастую, осложнений не имеет, но при отсутствии должного лечения может перейти в хроническую форму с периодическим возникновением обострений.

Что такое кандидоз

Заболевание, которое вызывают дрожжевые грибы называется кандидоз. Патология может возникнуть как у взрослых так и у детей. Кандиды — это условно-патогенные микроорганизмы. Они присутствуют у человека в норме в небольшом количестве в ротовой и носовой полостях, во влагалище у женщин, в пищеварительном тракте.

К факторам риска развития патологии относят:

  1. Врожденная или приобретенная иммунная недостаточность.
  2. Заболевания эндокринной системы, болезни обмена веществ.
  3. Гормональные нарушения.
  4. Хроническая патология органов желудочно-кишечного тракта.
  5. Нерациональная, длительная терапия гормональными и антибактериальными препаратами.
  6. Привычные интоксикации (алкоголизм, курение, наркомания).

Под воздействием этих факторов дрожжевые грибы активно размножаются с развитием клинической симптоматики заболевания.

Виды кандидоза

  1. Поверхностный: кандидоз слизистых, полости рта, вагинальный, придатков кожи. У женщин и мужчин чаще всего обнаруживается генитальный кандидоз, у детей оральный.
  2. Глубокий: кандидоз пищеварительных органов мочевыделительной органов, дыхательной системы.
  3. Кандидозной сепсис: генерализованное поражение органов и систем.
  4. Кандидоз раневых поверхностей.

Симптомы и признаки у детей и взрослых

Оральный кандидоз чаще обнаруживается у детей и проявляется такими симптомами:

  • Возникновение белого налета на языке в виде творожистых крупинок.
  • Новорожденные перестают сосать грудь, плохо спят. Более старшие дети жалуются на неприятный привкус во рту, жжение, боль во время принятия пищи.
  • Слюна становится более вязкой.
  • Увеличиваются регионарные лимфатические узлы.

Кандидозной хейлит ( заеды) также часто возникает у детей младшего возраста. Характерны проявления в виде трещин, мацераций в уголках рта, покрытых белым налетом.

У женщин чаще всего развивается генитальный кандидоз, характерными проявлениями которого являются:

  • Зуд, жжение, болезненные ощущение в области вульвы, больших и малых половых губ. Усиливается во время менструаций, после полового контакта.
  • Слизистая наружных половых органов и влагалища гиперемирована и отечна.
  • Выделения творожистые, густые, обильные, белые, без запаха.

У мужчин генитальный кандидоз проявляется гиперемией и отечностью головки полового члена, крайней плоти. Также характерен зуд, жжение, боль во время мочеиспускания.

Методы диагностики заболевания

Для обнаружения возбудителя болезни проводится бактериологическое исследование материала из ротовой, носовой полостей, влагалища, шейки матки.

Как и чем лечить:

  • При выявлении кандиды во рту используют антимикотические средства в форме растворов, гелей, аэрозолей. Также применяют антисептики для смазывания, полосканий.
  • Урогенитальный кандидоз лечат противогрибковыми средствами в виде вагинальных свечей, шариков, таблеток. У мужчин используются мази, крема.
  • Грибковое поражение кожи лечится открытым способом, кремами, мазями, которые не всасываются в кровоток.

Также любая форма кандидоза в горле, кишечнике, у детей, у мужчин или у женщин должна лечиться комплексно с применением системных противогрибковых препаратов, общеукрепляющих средств, пробиотиков.

Профилактика заболевания

Чтобы предупредить развитие грибковой патологии важно придерживаться таких принципов:

  1. Обоснованное и правильное применение антибактериальных препаратов.
  2. Соблюдение правил гигиены полости рта. Своевременная санация кариозных зубов.
  3. Своевременное проведение профилактических осмотров у гинеколога, уролога.
  4. Тщательный уход за детскими сосками, игрушками, предметами обихода.

При своевременном выявлении и качественном лечении заболевание протекает без осложнений.

Вывод

Кандидоз — распространенное заболевание, которым болеют люди любых возрастов. Имеет различные формы, которые значительно отличаются по клинической картине. Определиться с диагнозом и подобрать правильную терапию поможет своевременное обращение к доктору.

Исследование уровня иммуноглобулина M к кандиде (Candida albicans) в крови

Определение уровня иммуноглобулинов класса  М (IgМ), вырабатываемых организмом на антигены гриба Candida albicans.

Общая информация об инфекции

Candida albicans – дрожжеподобные микроскопические грибы, распространенные повсеместно. Они относятся к условно-патогенной флоре. Чрезмерному росту микроскопических грибов препятствует нормальная бактериальная биота кожи и слизистых, а также защитные факторы организма. Заболевание, вызванное грибами рода Candida, – кандидоз возникает при нарушениях местных и/или общих иммунных механизмов защиты. 
В зависимости от клинической картины выделяют 2 формы: 
— поверхностный кандидоз кожи и слизистых (кандидоз слизистой полости рта, пищевода и кишечника, кандидоз кожи и ногтей, кандидозный вульвовагинит – молочницу, кандидозный баланопостит),
— глубокий кандидоз, при котором возможно развитие системной инфекции с появлением Candida в крови и поражением внутренних органов (кандидозный менингит, перитонит, эндокардит).
При иммунодефиците встречаются оба типа кандидоза, при нормальном иммунитете поражаются только кожа и слизистые. Причиной может явиться иммуносупрессивная терапия, пересадка донорских органов, лечение кортикостероидами, радиационные поражения, бесконтрольное применение антибиотиков, злокачественные новообразования, длительное применение контрацептивов. Кандидоз часто развивается на фоне сахарного диабета, дисфункции щитовидной и паращитовидной желез. Генерализованные формы кандидоза могут возникнуть из-за ятрогенных факторов (действий врачей): зондирование сосудов, полостей сердца, применение аппаратов экстракорпорального кровообращения, что создает возможность попадания в кровь значительного количества клеток гриба. Особое значение имеет кандидоз при ВИЧ-инфекции. Он входит в число СПИД-маркерных инфекций, и на той или иной стадии им заболевает 90 % больных СПИДом.
Определение титра антител в диагностике кандидоза чаще используют при подозрении на инвазию. У большинства больных инвазивным кандидозом концентрация антител в крови увеличивается через 2 недели после начала заболевания и снижается при эффективной терапии. В то же время отсутствие антител не исключает грибковой инфекции – при иммунодефицитах антителообразование может быть угнетено. Самыми первыми начинают синтезироваться IgM: их можно обнаружить на уже 10-й день от старта процесса. Исчезают из крови в течение 2-4 месяцев. Если появляются вновь, это указывает на реинфекцию. Высокий уровень Ig M к Candida albicans является индикатором текущей инфекции. Наиболее значимым доказательством наличия активной кандидозной инфекции является одновременное повышение уровней Ig G и Ig M к Candida albicans .

Показания для назначения данного исследования:

  1. для диагностики инвазивных форм кандидоза;
  2. для оценки эффективности противогрибковой терапии глубокого кандидоза;
  3. для исследования специфического иммунного ответа на дрожжеподобные грибы рода Candida;
  4. для оценки давности развития кандидоза и повторного развития кандидоза.

Перспективное лечение бесконечно повторяющегося вульвовагинального кандидоза

Раздел только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Журнал «Медицинский совет» №20/2020

DOI: 10. 21518/2079-701X-2020-13-157-165

И.А. Куликов, ORCID: 0000-0003-2499-4727, Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет)

Кандидоз является самой распространенной грибковой инфекцией с преимущественным поражением слизистых оболочек, вызываемой грибами рода Candida. Среди Candida spp. встречаются штаммы, устойчивые к современным антимикотическим препаратам. С распространением заболеваемости кандидозом и широким использованием противогрибковой терапии проблема поиска эффективного лечения приобретает все большую значимость. Склонность C. albicans к антигенной мимикрии и подавлению иммунного ответа опосредует уклонение гриба от иммунного ответа и развитие избыточного воспаления. Ускользание гриба рода Candida от факторов местного неспецифического иммунитета способствует нарушению инициации антительного ответа и клеточных реакций приобретенного иммунитета, имеющих ключевое значение в противокандидозной защите. Таким образом, отсутствие адекватного местного иммунного ответа слизистых оболочек является возможной причиной формирования рецидивирующей формы ВВК. Современное лечение рецидивирующего кандидоза у сформированных групп риска предусматривает использование профилактической агрессивной этиотропной терапии, но в меньшей дозе, а патогенетически обоснованное лечение заключается в регуляции местного иммунного ответа во влагалище за счет иммуномодулирующих препаратов, которые ингибируют рост грибов за счет активации врожденного и приобретенного звеньев иммунитета слизистых. Иммуномодуляторы местного действия, кроме того, способствуют восстановлению поврежденных слизистых оболочек и дополнительной любрикации тканей в отличие от антимикотических средств, обладающих на ранних этапах лечения склонностью к усилению клинических проявлений инфекции и сухости слизистых при местном применении.


Для цитирования: Куликов И.А. Перспективное лечение бесконечно повторяющегося вульвовагинального кандидоза. Медицинский совет. 2020;(13):157–165. doi: 10.21518/2079-701X-2020-13-157-165.


Конфликт интересов: . Статья написана при поддержке ОАО «Авексима». Это никак не повлияло на мнение автора.


Advanced therapy for eternal vulvovaginal candidiasis recurrences

Ilia А. Kulikov, ORCID: 0000-0003-2499-4727, I.M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Candidiasis is the most common fungal infection predominantly affecting the mucous membrane. The fungus Candida causes these lesions. There are strains resistant to modern antimycotic drugs among Candida spp. Due to the increase in candidiasis prevalence and the widespread use of antifungal agents, the issue of effective treatment is becoming increasingly important. Liability of C. albicans to antigenic mimicry and suppression of the immune response mediates the evasion of the fungus from the immune response and development of excessive inflammation. The evasion of the fungus Candida from the local nonspecific immunity factors contributes to the breakdown of the antibody response initiation and cellular reactions of the acquired immunity, which are of key importance for anti-candidiasis protection. Therefore, the lack of an adequate local immune response from the mucous membranes is a possible reason for the development of a recurrent vulvovaginal candidiasis. Modern treatment for recurrent candidiasis in the formed risk groups involves the use of prophylactic aggressive etiotropic therapy, but at a lower dose, and the pathogenetically substantiated treatment involves regulating the local immune response in the vagina through the use of immunomodulatory drugs that inhibit the growth of fungi by activating the innate and acquired components of mucosal immunity. In addition, local immunomodulators contribute to the recovery of damaged mucous membranes and additional lubrication of tissues in contrast to antimycotics, which tend to increase the clinical manifestations of infection and dryness of mucous membranes when applied topically in the early stages of treatment.

For citation: Kulikov I.А. Advanced therapy for eternal vulvovaginal candidiasis recurrences. Meditsinskiy sovet = Medical Council. 2020;(13):157–165. (In Russ.) doi: 10.21518/2079-701X-2020-13-157-165.


Conflict of interest: The article is published with the support of Avexima JSC. It has not actually affected the author’s opinion.


ВВЕДЕНИЕ

Вульвовагинальный кандидоз (ВВК) – инфекционное заболевание нижних отделов женского репродуктивного тракта, наиболее часто вызываемое Candida albicans

Известно более 170 Candida spp., из них около 20 являются возбудителями кандидоза. Главными и наиболее часто встречаемыми возбудителями кандидоза являются C. albicans, С. tropicalis, С. parapsilosis, С. glabrata. 

Наиболее изученной из Candida spp. в отношении морфологии, физиологии, генетики и изменчивости, патогенных свойств является C. albicans (Robin) Berkhout. 

Candida tropicalis (Castellani) Berkhout, Candida parapsilosis (Ashford) Langeron et Talice и Candida glabrata (Anderson) Meyer and Yarrow являются наиболее частыми причинами возникновения тяжелых и рецидивирующих форм, не чувствительных к антимикотической терапии, что требует совершенно другого подхода к лечению, так как после окончания длительной общепринятой терапии, продолжающейся около 6 мес., состояние возвращается заново [1, 2]. В масштабном исследовании 1927 штаммов грибов рода Candida, выделенных от пациентов с ВВК, установлено прогрессивное снижение этиологической значимости C. albicans с 90,2 до 66,7% за последние 10 лет [3]. За 2010–2020 гг. среди C. non-albicans отмечен рост C. glabrata с 6,5 до 16,7%; C. krusei – с 2,2 до 7,4%; C. parapsilosis – с 0 до 4%; C. tropicalis – с 1,1 до 2,8% и C. kefyr – с 0 до 1,8%. Тем не менее C. albicans сохраняет ведущее значение в этиологии ВВК. 

Существует две морфологические разновидности существования Candida albicans: комменсальная дрожжевая Y-форма и патогенная гифальная H-форма. Для развития вагинальной инфекции необходима способность C. albicans к диморфному переходу от круглой яйцеобразной типичной дрожжевой клетки (Y) к гифальному мицелиальному растущему организму (H). Штаммы C. albicans, которые не обладают способностью к диморфному переходу, как правило, непатогенны [4]. Дрожжевые Y-формы C. albicans можно обнаружить в кишечнике и влагалище более чем у 50% здоровых бессимптомных субъектов. Комменсальные Y-клетки неагрессивно воспринимаются хозяином и могут находиться в небольшом количестве на поверхности эпителия влагалища. Гифальная H-форма обнаруживается в патологических образцах, полученных из пораженных тканей, включая ткани женщин с ВВК, в том числе с рецидивирующей формой [5]. Способность C. albicans развивать гифы необходима для развития вагинальной инфекции, поскольку гифы опосредуют имплантацию кандид в слизистую вплоть до субэпителиального слоя [4]. Гифы образуют прочный слой биопленки, который сильно адгезируется к внешнему слою эпителия влагалища, а затем проникают в него.  

Вирулентность C. albicans опосредована способностью образовывать гифы. Факторами вирулентности Candida, которые играют роль при инфекциях слизистой оболочки, являются адгезия, диморфизмы с антигенными вариациями, продукция ферментов, особенно секреция аспарагиновых протеаз (Saps), и состав клеточной поверхности [6, 7]. Недавно было предположено, что новая протеаза, а именно кандидализин, секретируется с помощью гифов Candida. Эта протеаза является белковым токсином, который повреждает эпителиальные клетки и, таким образом, провоцирует иммунные реакции хозяина.

Причины, по которым дрожжевая форма C. albicans переходит в гифальную, недостаточно ясны. Морфогенез кандид ассоциирован с повышенным уровнем эстрогена, повышением рН влагалища и нарушением микробиоценоза влагалища [6]. 

Увеличение уровня эстрогенов наблюдается при беременности, при применении оральных контрацептивов, при применении гормонозаместительной терапии в периоде постменопаузы, при наличии избыточного веса. В периоды высокой эстрогенной активности женщины наиболее подвержены вагиниту. Об этом далее свидетельствует тот факт, что у девочек в препубертатном периоде и женщин в постменопаузе – периодах, ассоциированных с низким уровнем продуцирования эстрогена, кандидозный вагинит развивается редко. Помимо физиологических изменений, эстроген также проявляет иммуномодулирующее действие, включая снижение экспрессии антимикробного пептида, модулированную экспрессию PRR, снижение презентации антигена, снижение прайминга Т-клеток, снижение продукции антител слизистой оболочки и нарушение передачи сигналов Th27. Эстроген не только оказывает плейотропное действие на организм женщины, но и непосредственно влияет на саму C. albicans. Эстроген усиливает адгезию Candida к вагинальным эпителиальным клеткам и способствует увеличению длины гифов. Также показано, что эстроген повышает экспрессию грибкового белка теплового шока Hsp90, повышая, таким образом, устойчивость к биологическим и химическим факторам [6]. Вместе эти обусловленные эстрогеном модификации иммунных реакций хозяина и грибов могут частично объяснить механизмы хронизации кандидоза. 

Бактериальная микробиота и pH вагинальной среды также важны для поддержания здоровой слизистой оболочки влагалища, поэтому введение антибиотиков является фактором риска развития кандидоза, предположительно, через разрушение естественных бактериальных сообществ, существующих на слизистой [6]. Снижение уровней лактобацилл, продуцирующих кислоту, приводит к повышению уровня рН во влагалище и увеличению колонизации потенциальных патогенов, включая C. albicans. Низкий рН влагалища ингибирует переключение дрожжей в гифальную форму у C. albicans [6]. Однако Candida может обладать улучшенными механизмами противодействия резким изменениям рН и, как было показано, способна нейтрализовать избыток кислоты аммиаком. Кроме того, этот механизм аутоиндуцирует развитие гифов [7]. 

Таким образом, современные представления о морфогенезе гриба рода Candida и условиях, при которых реализуется переход комменсальной Y-формы в патогенную H-форму, возможно, послужат ключом к пониманию патогенеза кандидоза для успешной борьбы с рецидивированием этого заболевания.

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ

Вульвовагинальный кандидоз (ВВК) является чрезвычайно распространенной инфекцией слизистых оболочек нижних отделов женского репродуктивного тракта, вызванной в основном грибом Candida albicans. Глобально распространенность ВВК выше, чем для других видов кандидоза. Используя приблизительные оценки восприимчивых глобальных групп населения и показателей заболеваемости для каждого из этих болезненных состояний, инвазивный кандидоз вызывает ~700 000 случаев в год, оральный кандидоз приводит к ~15,5 млн инфекций в год, а один только рецидивирующий ВВК (РВВК) вызывает ~140 млн случаев в год [8]. Уровень заболеваемости острым ВВК практически невозможно оценить, учитывая не учтенное в статистике самостоятельное приобретение потребителями в значительной степени эффективных безрецептурных антимикотиков [9]. Вульвовагиниты грибковой этиологии занимают, по данным различных авторов, до 40% в структуре всех инфекционных поражений наружных половых органов [10]. ВВК наиболее часто поражает женщин репродуктивного возраста [11, 12]. Факторами риска ВВК являются применение некоторых групп препаратов (антибиотиков, кортикостероидов, оральных контрацептивов с высоким содержанием эстрогена), беременность, сахарный диабет, факторы поведения (частое употребление сладостей, ношение ежедневных гигиенических прокладок, ношение тесной одежды, синтетических колготок, негативный эмоциональный фон, сидячий образ жизни, низкая физическая активность, сексуальная активность и некоторые гигиенические привычки) [8, 13]. 

Факторы риска для РВВК в настоящее время неизвестны, хотя общегеномные исследования ассоциации начали раскрывать некоторые генетические детерминанты восприимчивости [8]. 

Выделяют следующие клинические формы кандидозного поражения органов мочеполовой системы [14–16]. 

Бессимптомное кандидоносительство: клинические проявления заболевания отсутствуют, грибы рода Candida выявляются в низком титре (менее 104 КОЕ/мл), во влагалищном микробиоценозе абсолютно доминируют Lactobacillus spp. в умеренно большом количестве (106– 108 КОЕ/мл). C. albicans, будучи членом нормальной микробиоты человека, в количестве до 103 КОЕ/мл может бессимптомно колонизировать слизистую оболочку влагалища в составе нормофлоры. 

Манифестная инфекция с выраженным воспалением слизистой оболочки влагалища может развиться в результате амплификации гифальной массы во влагалище, внедрения гифов в эпителий и выработки эффекторов вирулентности. 

  • Острый или неосложненный ВВК: вызывается C. albicans, характеризуется легким или среднетяжелым течением, развивается на фоне нормального иммунитета, у отдельно взятой пациентки встречается спорадически. Распространенные симптомы заболевания включают вагинальный зуд, жжение, боль и покраснение. Часто они сопровождаются вагинальными выделениями, представляющими собой сладж гифальной массы, эпителия, иммунных клеток и вагинальной жидкости. По данным исследователей, 70–75% женщин имеют в течение жизни хотя бы один эпизод ВВК, при этом у 10–20% из них заболевание приобретает рецидивирующий характер [17].
  • Хронический или осложненный ВВК: к осложненными формам ВВК относятся рецидивирующие, тяжелого течения и non-albicans-этиологии [18]. Рецидивирующее течение определяется наличием четырех или более эпизодов симптоматического ВВК в год. При тяжелом течении ВВК наблюдается обширная вульварная эритема, отек, экскориации и образование трещин [17]. Для хронического ВВК вследствие длительного течения на коже и слизистых оболочках вульвы и влагалища преобладают сухость, атрофичность, лихенификация в области поражения и скудные беловатые выделения из влагалища [19]. 
  • Истинный кандидоз: при клинически выраженной картине вульвовагинита во влагалищном микробиоценозе выявляются грибы рода Candida в высоком титре (более 104 КОЕ/мл) в сочетании с Lactobacillus spp. в высоком титре (более 106 КОЕ/мл), диагностически значимые титры других условно-патогенных микроорганизмов отсутствуют. 
  • Сочетание ВВК и бактериального вагиноза: дрожжеподобные грибы в высоком титре обнаруживают на фоне большого количества (более 109 КОЕ/мл) анаэробных бактерий и G. vaginalis при резком снижении титра или в отсутствии Lactobacillus spp

Патогенез РВВК сложен и до настоящего времени остается недостаточно изученным [20]. Учитывая, что при всех трех клинических формах выделяются практически одни и те же штаммы C. albicans и non-albicans, можно предположить, что причиной развития заболевания являются особенности организма хозяина. 

С одной стороны, патогенетической основой ВВК является избыточное воспаление [8]. Физиологическое предназначение воспаления заключается в устранении патогенов и восстановлении повреждений, вызванных вредными стимулами. Однако неэффективный иммунный ответ приводит к постоянному растягивающему клеточному стрессу, распространению и увеличению воспалительной реакции. В этих ситуациях воспаление становится патологическим, дефектным, приводя к значительным изменениям функций тканей, с постоянными и системными нарушениями гомеостаза. Эти состояния обычно возникают, когда патоген становится способным уклоняться и подавлять иммунные реакции хозяина, создавая нишу, которая не нарушает его размножение и приводит к непрерывной стимуляции и усилению воспалительных иммунных реакций. 

Стратегии уклонения грибов рода Candida от иммунитета разнообразны [21]: ингибирование пироптоза макрофагов; ингибирование образования фаголизосом; предупреждение TLR4-опосредованной стимуляции иммунных реакций путем снижения экспрессии TLR4 на эпителиальных клетках; уклонение от классических и альтернативных путей системы комплемента; ингибирование продукции IL-12, IL-17 и IFN-γ хозяина; нейтрализация и уклонения от окислительного стресса путем экспрессии супероксиддисмутазы, образования каталазы и вакуоли (грибковой органеллы). Также вид Candida обладает способностью защищать свой β-глюкан (лиганд Dectin-1) с помощью своих компонентов клеточной стенки, предотвращая распознавание патогена Dectin-1 опосредованным путем и, таким образом, ингибируя Dectin-1- опосредованные иммунные реакции. Таким образом, стратегии уклонения Candida от иммунитета противодействуют эффективной реализации реакций преимущественно неспецифического врожденного звена местного иммунитета влагалища.

С другой стороны, ВВК считается результатом недостаточности локальных иммунных механизмов слизистой влагалища [22]. Роль общего снижения иммунитета в патогенезе РВВК опровергается наблюдением, что в отличие от других видов кандидоза (инвазивного и орофарингеального (ОФК)) РВВК является заболеванием иммунокомпетентных и в остальном здоровых женщин [8]. В другом наблюдении РВВК встречался с одинаковой частотой среди иммунокомпетентных женщин и женщин с ослабленным иммунитетом [8]. Кроме того, были обнаружены различия в механизме иммунной защиты от ОФК и ВВК [23]. Исследования in vitro обнаружили, что иммунитет против Candida не опосредован системной защитой хозяина, и он в основном связан с локальным приобретенным иммунитетом слизистой оболочки [24]. Кроме того, известно, что противокандидозная защита связана с повышенным числом активированных лимфоцитов, в особенности с активацией CD4+-Т-клеток, и наличием защитных антител, вырабатываемых В-лимфоцитами против компонентов Candida [4].

ПРОБЛЕМЫ ТЕРАПИИ

В связи с выраженной тенденцией к распространению кандидоза особую важность приобретает проблема его лечения. Современная терапия ВВК включает использование местных и системных противогрибковых средств. Значительные трудности возникают при лечении хронических рецидивирующих форм кандидоза [20]. Противогрибковая терапия эффективна при отдельных эпизодах кандидоза, но не предотвращает рецидивов [4]. Фактически поддерживающая терапия эффективным препаратом против Candida увеличивает время до рецидива, но не обеспечивает длительного эффекта. Кроме того, существует опасение, что повторное лечение может вызывать лекарственную устойчивость, смещать спектр видов Candida и приводить к увеличению частоты nonalbicans, резистентных видов [4]. Так, в российском исследовании, охватывающем 2010–2020 гг., отмечается рост резистентности грибов рода Candida к антимикотикам [7]: более 25% C. albicans-штаммов резистентны к флуконазолу; чувствительность к миконазолу, ранее составлявшая 98,8%, теперь составляет 79,2%. Наблюдается выраженный рост резистентности к итраконазолу: резистентны более 50% изолятов как albicans, так и non-albicans. Для снижения риска развития резистентности антимикотиков необходимо рационально и адресно назначать противогрибковую терапию.

Антигрибковая терапия не показана при отсутствии симптомов и наличии только Candida spp. (носительство) [25]. Кроме того, для выбора правильной тактики лечения необходимо определение вида возбудителя (albicans или non-albicans) и чувствительности к антимикотикам [26, 27]. В настоящее время разработаны средства и методы, необходимые для точной лабораторной диагностики кандидоза, вызванного практически любым видом Candida [28]. Современные экспресс-системы, использующие несколько сахаров, позволяют идентифицировать до нескольких десятков видов кандид. Хотя большинство используемых тестсистем являются простыми одноразовыми наборами для определения в основном только C. albicans, что также позволяет очень быстро идентифицировать возбудителя инфекции – причину воспалительного процесса и начать раннюю этиологически обоснованную терапию [25]. Необходимо соблюдать комплаенс в соблюдении схемы лечения. Быстрый стиль жизни крупных городов и современного поколения обусловил рост популярности применения коротких схем с высокоэффективными антимикотиками в современном обществе. Зачастую после исчезновения симптоматики заболевания многие пациентки самостоятельно отменяют назначенные схемы лечения, прерывая полный курс, что может приводить к рецидивам и развитию нечувствительности к антигрибковым препаратам в будущем [29]. В лечении устойчивого к антимикотикам кандидоза существует два подхода. В первом случае при неэффективности лечения проводят повторное подтверждение диагноза с посевом и выделение возбудителя, определение его вида и чувствительности к противогрибковым препаратам. Во втором случае после повторного подтверждения диагноза назначают местную терапию антимикотиками в высоких дозах и длительно [29]. При рецидивировании ВВК следует провести максимальную коррекцию фоновой экстрагенитальной и генитальной патологии, выполнить подбор оптимального медикаментозного лечения [27]. По результатам многочисленных сравнительных исследований остается недоказанной необходимость назначения системных антимикотиков для санации кишечника, продиктованная предположительной ролью кишечника как очага реинфекции. Также спорным остается вопрос о необходимости эмпирического лечения полового партнера или использования эубиотиков для коррекции кишечного дисбактериоза в борьбе с ВВК [30]. Ввиду роста резистентности к противогрибковым препаратам, возросшей актуальности лабораторного типирования возбудителя с определением чувствительности к антимикотику, связанной с вытеснением из ниши возбудителей кандидоза классического патогена, отсутствия противорецидивной эффективности у противогрибковых препаратов, необходимо развивать новые патогенетически обоснованные стратегии терапии РВВК. Исходя из имеющихся данных об одинаковой распространенности РВВК среди иммунокомпетентных женщин и женщин с ослабленным иммунитетом, коррекция местного иммунитета влагалища является наиболее перспективным вектором эволюции терапевтических подходов. 

Недавние исследования подчеркивают важность модулирования компонентов местного иммунитета слизистых оболочек половых органов, как резидентных клеток половых органов, так и локальных антительных ответов. У обезьян, иммунизированных против вируса иммунодефицита обезьян (ВИО) вагинально, вирус-специфичные вагинальные IgA и IgG, но не плазменные IgG коррелировали с защитой против ВИО [31]. В отличие от слизистой оболочки типа I, такой эпителий, как кишечный или маточный, где IgA в изобилии, во влагалище доминируют антиген-специфические антитела IgG [31]. 

Таким образом, в свете современных представлений о местном иммунитете влагалища и его ключевой роли при РВВК наиболее обоснованным является применение иммуномодулятора, локально корректирующего нарушения врожденного и приобретенного звеньев иммунитета влагалища. Таким препаратом является иммуномодулятор местного действия Гепон.

Гепон – иммуномодулирующий препарат, по химической структуре представляющий собой тетрадекапептид TEKKRRETVEREKE, состоящий из последовательности аминокислот: треонил-глутамил-лизил-лизил-аргиниларгинил-глутамил-треонил-валил-глутамил-аргинилглутамил-лизил-глутамат. Молекула Гепона была разработана в Великобритании в 1994 г. ученым Рупертом Холмсом, имеющим докторскую степень в области молекулярной биологии. Название препарата Гепон (Hepon) происходит от аббревиатуры HEP – human ezrin peptid, то есть пептид человеческого белка эзрина. Гепон является гомологом шарнирной области эзрина, соответствуя фрагменту эзрина между положениями 324 и 337. Всего в эзрине 585 аминокислотных остатков. Механизм действия Гепона, вероятно, опосредован его аллостерическим эффектом, который приводит к изменениям конформации и активации эзрина [32]. Эзрин широко представлен в клетках, в частности влагалища [33]. Во влагалище эзрин модулирует вагинальные клеточные взаимодействия, опосредует регуляцию эластичности влагалища, регуляцию микробного и химического трафика, которые определяют рН и микробную среду влагалища. В ряде исследований было отмечено, что применение препарата Гепон способствовало нормализации местной микрофлоры разнообразных биотопов: полости рта [34, 35], кишечника [36, 37], влагалища [38], что соотносится со способностью эзрина регулировать микробный биотоп слизистых оболочек. 

Эзрин будучи белком цитоскелета клетки играет важную роль в активации и миграции В- и Т-лимфоцитов [39], а также в таких ключевых биологических процессах, как иммунологический синапсис в Т-лимфоцитах [40]. 

Гепон улучшает функционирование клеток как врожденного (повышает функциональную активность нейтрофилов, мобилизует и активирует макрофаги, увеличивает содержание натуральных киллеров), так и адаптивного иммунитета (увеличивает содержание CD4+-лимфоцитов, повышает функциональную активность CD8+- лимфоцитов). Известно, что CD4+-Т-клетки играют особую роль в реакциях адаптивного иммунитета против Candida во влагалище [4]. Кроме того, Гепон регулирует факторы врожденного гуморального иммунитета (вызывает продукцию альфа- и бета-интерферонов) и приобретенного гуморального иммунитета (стимулирует продукцию антител к различным антигенам инфекционной природы). 

С другой стороны, применение Гепона способствует ограничению выработки провоспалительных цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, ФНО-α). Механизм противовоспалительного действия может объясняться увеличением Т-регуляторных клеток среди CD4+-лимфоцитов под действием Гепона1. Согласно современным данным, Т-регуляторные клетки (Tregs) играют жизненно важную роль в подавлении чрезмерного воспаления, сопровождающего развитие иммунных реакций. Кроме того, Tregs участвуют в контроле за всеми вариантами адаптивного Th-ответа в периферических лимфоидных органах. 

Гепон в составе комбинированной терапии показан для лечения инфекций слизистых оболочек и кожи, вызванных грибами Candida, для снижения интенсивности симптомов воспаления (покраснение, отек, зуд, жжение, боль) слизистых оболочек и кожи, сухости слизистых оболочек. Кроме того, препарат показан для предотвращения эпизодов ВВК, который может быть спровоцирован применением антибиотиков. В отличие от противогрибковых средств, применение Гепона не требует определения чувствительности к нему гриба Candida [29, 41]. 

Гепон не применяют у детей до 12 лет. Применение при беременности возможно только в том случае, если потенциальная польза для матери превышает возможный вред для плода. Гепон не рекомендуется для применения в период грудного вскармливания, а при необходимости применения препарата грудное вскармливание следует прекратить [3, 42, 43]. 

Применяют местно, наружно. Перед применением препарат растворяют в воде для инъекций (при наружном применении препарата, то есть для обработки кожи) или в 0,9%-ном растворе натрия хлорида (при местном применении препарата, то есть для обработки слизистых оболочек) [44, 45]. 

По данным 3 исследований с участием 142 пациентов с хроническим рецидивирующим урогенитальным кандидозом, устойчивым к терапии антимикотиками, через 1–2 дня после начала терапии Гепоном уменьшались или полностью прекращались симптомы воспаления слизистой оболочки влагалища и кожи крайней плоти (краснота, отечность, зуд, болезненность), а через 1 мес. после 3-кратного местного применения раствора Гепон отсутствовали клинические симптомы у 90–93% участников исследований [22, 38, 41]. Через месяц после применения препарата Гепон у 84–93% пациентов по данным микробиологического анализа было зафиксировано отсутствие псевдомицелия кандид. Таким образом, в исследованиях при применении препарата Гепон была показана эффективность элиминации именно патогенной Н-формы кандидоза, подтверждаемой наличием псевдомицелия Candida. В исследовании Н.В. Шабашовой и др., проведенном в 2010 г., за весь период наблюдения (1,5 года) у пациенток с РВВК не возникало рецидивов [22]. Кроме того, у пациенток с РВВК Гепон был эффективен в отношении изъязвлений и сухости слизистых оболочек влагалища [38]. По всей вероятности, уменьшение или исчезновение симптомов кандидоза в течение 1–2 дней после начала применения раствора препарата Гепон обусловлено противовоспалительным действием, а снижение риска рецидивов – иммуномодулирующим действием. Сухость влагалища – состояние слизистой оболочки влагалища, при котором снижается способность к нормальному выделению естественного секрета [46]. Слизь, секретируемая верхним слоем многослойного эпителия влагалища, состоит из муциновых белков, которые могут ингибировать проникновение вируса, а также содержат секреторные белки, обладающие микробицидной и противовирусной активностью [31]. В патогенезе ВВК снижение продукции слизи как физического фактора приобретенного иммунитета может иметь важное значение. Вероятно, коррекция сухости слизистых оболочек влагалища обусловлена восстановлением эпителия влагалища под действием Гепона. Возможно, в патогенезе вульвовагинального кандидоза до настоящего момента не уделялось должного внимания повреждению эпителиальной выстилки влагалища, опосредованному внедрением гифальной формы Candida и токсическим действием кандидализина. А ведь эпителий влагалища является естественным барьером врожденного иммунитета. В клинических испытаниях была показана высокая эффективность местного применения Гепона для лечения незаживающих эрозий и язв, в том числе при ВВК [22, 38, 47, 48]. Недавнее исследование механизма ранозаживляющего действия продемонстрировало прямое активирующее действие на фибробласты, являющиеся ключевыми участниками регенерации поврежденной ткани. В культурах NIH/3T3-фибробластов in vitro Гепон вызывал быструю активацию фибробластов и индуцировал их дифференцировку в миофибробласты, то есть те самые клетки, которые обеспечивают заживление поврежденных тканей2

За 25 лет с момента патентования препарата Гепон в Великобритании было проведено более 80 исследований с участием более 4 700 человек. Во всех исследованиях была отмечена хорошая переносимость препарата.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный анализ литературных данных позволил оценить обоснованность назначения местного иммуномодулятора в лечении РВВК в свете современных представлений о его иммунопатогенезе. Препарат местного действия Гепон, кроме иммуномодулирующего действия, имеет в своем арсенале противовоспалительную и ранозаживляющую активность, которая комплементарно дополняет стандартную антимикотическую терапию и способствует повышению ее клинической и этиологической эффективности при РВВК. 


Список литературы / References

  1. Баринова В.В., Кузнецова Н.Б., Буштырева И.О., Соколова К.М., Полев Д.Е., Дудурич В.В. Микробиом верхних отделов женской репродуктивной системы. Акушерство и гинекология. 2020;(3):12–17. doi: 10.18565/ aig.2020.3.12-17. 
  2. Апресян С.В.; Радзинский В.Е. (ред.) Беременность и роды при экстрагенитальных заболеваниях. 2-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2015. 536 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970432389.html. 
  3. Рахматулина М.Р., Тарасенко Э.Н. Частота выявления грибов рода Candida у пациентов с урогенитальным кандидозом и анализ показателей их антимикотической резистентности за десятилетний период (2010–2020). Акушерство и гинекология. 2020;(7):159–165. doi: 10.18565/aig.2020.7.159-165. 
  4. De Bernardis F., Arancia S., Sandini S., Graziani S., Norelli S. Studies of Immune Responses in Candida vaginitis. Pathogens. 2015;4(4):697–707. doi: 10.3390/pathogens4040697. 
  5. Cassone A. Vulvovaginal Candida albicans infections: pathogenesis, immunity and vaccine prospects. BJOG. 2015;122(6):785–794. doi: 10.1111/1471- 0528.12994. 
  6. Peters B.M., Yano J., Noverr M.C., Fidel P.L.Jr. Candida Vaginitis: When Opportunism Knocks, the Host Responds. PLoS Pathog. 2014;10(4):e1003965. doi: 10.1371/journal.ppat.1003965. 
  7. Vylkova S., Carman A.J., Danhof H.A., Collette J.R., Zhou H., Lorenz M.C. The fungal pathogen Candida albicans autoinduces hyphal morphogenesis by raising extracellular pH. MBio. 2011;2(3):e00055-1. doi: 10.1128/mBio.00055-11.
  8. Willems H.M.E., Ahmed S.S., Liu J., Xu Z., Peters B.M. Vulvovaginal Candidiasis: A Current Understanding and Burning Questions. J Fungi (Basel). 2020;6(1):27. doi: 10.3390/jof6010027
  9. Кисина В.И., Забиров К.И., Гущин А.Е. Ведение больных инфекциями, передаваемыми половым путем. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2017. 256 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970442104.html. 
  10. Бутов Ю.С., Скрипкин Ю.К., Иванов О.Л. (ред.) Дерматовенерология. Национальное руководство. Краткое издание. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2020. 896 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970457085.html.
  11. Дементьев А.С., Дементьева И.Ю., Кочетков С.Ю., Чепанова Е.Ю. Акушерство и гинекология. Стандарты медицинской помощи. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016. 992 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/ book/ISBN9785970438664.html. 
  12. Кубанова А.А. Дерматовенерология: клинические рекомендации. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2006. 320 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/ book/RML0304V3.html. 
  13. Zeng X., Zhang Y., Zhang T., Xue Y., Xu H., An R. Risk Factors of Vulvovaginal Candidiasis among Women of Reproductive Age in Xi’an: A Cross-Sectional Study. Biomed Res Int. 2018;2018:9703754. doi: 10.1155/2018/9703754.
  14. Бутов Ю.С., Потекаев Н.Н. Дерматовенерология. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2017. 640 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970440780.html. 
  15. Молочкова Ю.В. Дерматология. Краткий справочник. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2017. 112 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ ISBN9785970439487.html. 
  16. Потекаев Н.Н., Акимов В.Г. Дифференциальная диагностика и лечение кожных болезней. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016. 456 с. Режим доступа: https:// www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970435557.html. 
  17. Прилепская В.Н., Кира Е.Ф., Аполихина И.А., Байрамова Г.Р., Гомберг М.А., Минкина Г.Н. и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению заболеваний, сопровождающихся патологическими выделениями из половых путей женщин. Издание 2-е, испр. и доп. Российское общество акушеров-гинекологов. М.; 2019. 57 с. Режим доступа: https://docplayer. ru/139186089-Klinicheskie-rekomendacii-po-diagnostike-ilecheniyu-zabolevaniy-soprovozhdayushchihsya-patologicheskimi-vydeleniyami-iz-polovyh-putey-zhenshchin.html.
  18. Arfiputri D.S., Hidayati A.N., Handayani S., Ervianti E. Risk factors of vulvovaginal candidiasis in dermato-venereology outpatients clinic of Soetomo General Hospital, Surabaya, Indonesia. Afr J Infect Dis. 2018;12(1S):90–94. doi: 10.2101/Ajid.12v1S.13. 
  19. Долгушина В.Ф., Шишкова Ю.С., Графова Е.Д., Курносенко И.В. Дифференцированная коррекция микробиоценоза влагалища у женщин с неспецифическим цервиковагинитом в I триместре беременности. Акушерство и гинекология. 2020;(5):139–143. doi: 10.18565/aig.2020.5.139-143. 
  20. Ткаченко Л.В., Углова Н.Д., Свиридова Н.И. Практические аспекты лечения рецидивирующего вульвовагинального кандидоза. Трудный пациент. 2007;5(10):25–28. Режим доступа: http://t-pacient.ru/articles/6194. 
  21. Kalia N., Singh J., Kaur M. Immunopathology of Recurrent Vulvovaginal Infections: New Aspects and Research Directions. Front Immunol. 2019;10:2034. doi: 10.3389/fimmu.2019.02034. 
  22. Шабашова Н.В., Кузьмина Д.А., Фролова Е.В., Симбарская М.Л., Учеваткина А.Е., Филиппова Л.В., Мирзабалаева А.К. Нарушения местного иммунитета и иммунотерапия гепоном при хроническом воспалении слизистых оболочек разной локализации. Вестник Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. 2010;2(4):59–64. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=16532240. 
  23. Rosati D., Bruno M., Jaeger M., Ten Oever J., Netea M.G. Recurrent Vulvovaginal Candidiasis: An Immunological Perspective. Microorganisms. 2020;8(2):144. doi: 10.3390/microorganisms8020144. 
  24. Talaei Z., Sheikhbahaei S., Ostadi V., Ganjalikhani Hakemi M.,  Meidani M., Naghshineh E., et al. Recurrent Vulvovaginal Candidiasis: Could It Be Related to Cell-Mediated Immunity Defect in Response to Candida Antigen? Int J Fertil Steril. 2017;11(3):134–141. doi: 10.22074/ijfs.2017.4883. 
  25. Кульчавеня Е.В. Инфекции и секс: туберкулез и другие инфекции урогенитального тракта как причина сексуальных дисфункций. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2015. 168 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/ book/ISBN9785970433447.html. 
  26. Прилепская В.Н., Кира Е.Ф. Клинические рекомендации по диагностике и лечению заболеваний, сопровождающихся патологическими выделениями из половых путей женщин. 2-е изд. М.; 2019. 56 с. Режим доступа: http:// kolpotest.ru/uploaded/Rekomendacii_ROAG.pdf. 
  27. Серов В.Н., Сухих Г.Т. Клинические рекомендации. Акушерство и гинекология. 4-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016. 1024 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970439760.html. 
  28. Прилепская В.Н., Абакарова П.Р., Байрамова Г.Р., Бурменская О.В., Довлетханова Э.Р., Донников А.Е. и др. Заболевания шейки матки и генитальные инфекции. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016. 384 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970434062.html. 
  29. Левчук И.П., Соков С.Л., Курочка А.В., Назаров А.П. Поражения кожи при болезнях внутренних органов: иллюстрированное руководство для врачей. 2-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2020. 352 с. Режим доступа: https:// www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970453797.html. 
  30. Пестрикова Т.Ю., Юрасова Е.А., Котельникова А.В., Стрельникова Н.В., Воронова Ю.В. Клинико-лабораторная оценка эффективности персонифицированного подхода в лечении бактериального вагиноза и его сочетания с вульвовагинальным кандидозом. Акушерство и гинекология. 2020;(3):198–202. doi: 10.18565/aig.2020.3.198-202.
  31. Kumamoto Y., Iwasaki A. Unique features of antiviral immune system of the vaginal mucosa. Curr Opin Immunol. 2012;24(4):411–416. doi: 10.1016/j.coi.2012.05.006А. 
  32. Holms R.D., Bessler W.G., Konopleva M.V., Ataullakhanov R.I. Review of Russian ezrin peptide treatment of acute viral respiratory disease and virus induced pneumonia; a potential treatment for covid-19. 2020. doi: 10.13140/ RG.2.2.10214.57925.
  33. Fadiel A., Lee H.H., Demir N., Richman S., Iwasaki A., Connell K., Naftolin F. Ezrin is a key element in the human vagina. Maturitas. 2008;60(1):31–41. doi: 10.1016/j.maturitas.2008.03.007. 
  34. Шабанова Н.В., Новикова В.П., Кузьмина Д.А., Оришак Е.А. Candida spp. и микробиоценоз полости рта у детей с декомпенсированной формой кариеса. Проблемы медицинской микологии. 2011;(1):23–27. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/candida-spp-i-mikrobotsenozpolosti-rta-u-detey-s-dekompensirovanno.
  35. Беленова И.А., Бондарева Е.С. Повышение эффективности комплексного лечения хронического катарального гингивита в детском возрасте путем применения местных иммунокорректоров. Вестник новых медицинских технологий. 2013;(1). Режим доступа: http://medtsu.tula.ru/ VNMT/Bulletin/E2013-1/4406.pdf. 
  36. Новокшонов А.А., Соколова Н.В., Галеева Е.В., Курбанова Г.М., Портных О.Ю., Учайкин В.Ф. Иммунотерапия при острых кишечных инфекциях у детей. Опыт использования нового иммуномодулятора «Гепон». Детские инфекции. 2003;(1):32–36. Режим доступа: https://elibrary.ru/item. asp?id=11775558. 
  37. Парфенов А.И., Ручкина И.Н., Атауллаханов Р.И. Активатор местного иммунитета Гепон в комплексной терапии дисбиотических нарушений кишечника. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2003;(3):66–69. Режим доступа: https://elibrary.ru/item. asp?id=17741971. 
  38. Тищенко А.Л. Новый подход к лечению рецидивирующего урогенитального кандидоза. Гинекология. 2001;3(6):210–212. Режим доступа: http:// old.consilium-medicum.com/media/gynecology/01_06/210.shtml. 
  39. Pore D., Gupta N. The ezrin-radixin-moesin family of proteins in the regulation of B-cell immune response. Crit Rev Immunol. 2015;35(1):15–31. Available at: 10.1615/critrevimmunol.2015012327. 
  40. Yin L.-M., Duan T.-T., Ulloa L., Yang Y.-Q. Ezrin Orchestrates Signal Transduction in Airway Cells. In: Nilius B., de Tombe P., Gudermann T., Jahn R., Lill R., Petersen O. (eds.) Rev Physiol Biochem Pharmacol. Springer, Cham; 2017. Vol. 174. doi: 10.1007/978-3-319-78774-9. 
  41. Хаитов Р.М., Атауллаханов Р.И., Шульженко А.Е. (ред.). Иммунотерапия. Руководство для врачей. 2-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2020. 768 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970453728.html. 
  42. Серов В.Н., Сухих Г.Т., Прилепская В.Н., Радзинский В.Е. (ред.). Руководство по амбулаторно-поликлинической помощи в акушерстве и гинекологии. 3-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016. 1136 с. Режим доступа: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970440049.html. 
  43. Табеева Г.И., Думановская М.Р., Чернуха Г.Е., Припутневич Т.В. Современные представления о микробиоте в гинекологии. Акушерство и гинекология. 2020;(2):38–44. doi: 10.18565/aig.2020.2.38-44.
  44. Торшин И.Ю., Аполихина И.А., Баранов И.И., Тапильская Н.И., Савичева А.М., Громова О.А. Эффективность и безопасность комбинации тинидазола и тиоконазола в лечении вагинальных инфекций. Акушерство и гинекология. 2020;(4):214–222. doi: 10.18565/aig.2020.4.214-222. 
  45. Рахматулина М.Р., Малова И.О., Соколовский Е.В., Серов В.Н., Аполихина И.А., Мелкумян А.Г. и др. Федеральные клинические рекомендации по ведению больных с урогенитальным кандидозом. Акушерство и гинекология. 2016; (4 приложение):52–56. Режим доступа: https://aig-journal.ru/articles/ Federalnye-klinicheskie-rekomendacii-po-vedeniu-bolnyh-urogenitalnymkandidozom.html. 
  46. Стеняева Н.Н., Красный А.М., Григорьев В.Ю. Сухость влагалища: молекулярно-биологические и сексологические аспекты. Эффективная фармакотерапия. Акушерство и гинекология. 2017;(4):26–33. Режим доступа: https:// umedp.ru/articles/sukhost_vlagalishcha_molekulyarnobiologicheskie_i_ seksologicheskie_aspekty.html. 
  47. Дудченко М.А., Лысенко Б.Ф., Челишвили А.Л., Катлинский А.В., Атауллханов Р.Р. Комплексное лечение трофических язв. Лечащий врач. 2002;(10):72–75. Режим доступа: https://www.lvrach.ru/2002/10/4529770. 
  48. Бардычев М.С. Лечение местных лучевых повреждений. Лечащий врач. 2003;(5):78–79. Режим доступа: https://www.lvrach.ru/2003/05/4530365.

Об инвазивном кандидозе (IC) — Министерство здравоохранения Миннесоты

На этой странице:
Об IC
Отслеживание инфекций IC
Передача
Люди, подвергающиеся наибольшему риску
Подробнее о IC и устойчивости к противомикробным препаратам

Об инвазивном кандидозе (IC)

  • Candida — это тип дрожжей, который обычно встречается в желудочно-кишечном тракте и на коже людей.
  • У людей с определенными основными заболеваниями Candida может вызывать серьезную инфекцию, называемую инвазивным кандидозом (IC).
  • Большинство случаев ИЦ связаны с инфекциями, связанными с оказанием медицинской помощи (ИСМП). По оценкам, ежегодно в США происходит 46 000 случаев ИЦ.
  • Инфекции могут возникать в кровотоке (инфекция, называемая кандидемия), в сердце, мозге, глазах, костях и других глубоких тканях и органах тела.
  • Кандидемия — наиболее распространенная форма ИЦ и одна из самых распространенных инфекций кровотока HAI.
  • Противогрибковые препараты необходимы для лечения ИЦ.
    • Устойчивость к противогрибковым препаратам Candida представляет собой растущую угрозу.
    • В 2013 году Центры по контролю и профилактике заболеваний описали устойчивый к флуконазолу Candida как серьезную опасность в своем списке угроз устойчивости к противомикробным препаратам, оказывающих наибольшее воздействие на здоровье человека.

Отслеживание заражения ИС

  • MDH начал наблюдение за IC 1 января 2017 г. в районе метро с 7 округами (округа Анока, Карвер, Дакота, Хеннепин, Рэмси, Скотт и Вашингтон).
  • Эпиднадзор за ИЦ включает только кандидемию; другие инвазивные инфекции Candida в настоящее время не регистрируются.

Трансмиссия

  • Большинство инфекций IC возникает, когда Candida , обычно обнаруживаемая у пациента, вводится в обычно стерильное место через повреждение кожи или слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта. Некоторые нарушения кожи или желудочно-кишечного тракта, которые могут быть связаны с ИЦ, включают наличие инвазивных устройств, операций на брюшной полости и вызванное химиотерапией повреждение слизистого барьера.
  • IC обычно не передается от человека к человеку, но иногда Candida может передаваться через руки медицинских работников или через зараженные медицинские устройства. Некоторые виды грибка Candida передаются таким образом с большей вероятностью, чем другие.

Люди из группы наибольшего риска

  • IC чаще всего встречается у людей, у которых:
    • Подавленная иммунная система
    • Частое или продолжительное пребывание в медицинских учреждениях, особенно в отделениях интенсивной терапии
    • Инвазивные медицинские устройства, такие как внутривенные катетеры
    • История приема некоторых антибиотиков в течение длительного времени
    • Поступила в обширную абдоминальную операцию
  • Здоровые люди обычно не болеют инвазивными инфекциями, вызванными Candida.

Подробнее о IC и устойчивости к противомикробным препаратам

В поисках «пропущенных 50%» инвазивного кандидоза: как некультуральная диагностика улучшит понимание спектра заболеваний и изменит уход за пациентами | Клинические инфекционные болезни

97″ data-legacy-id=»s2″> ЧТО МЫ ПЫТАЕМСЯ ДИАГНОЗИРОВАТЬ?

Инвазивный кандидоз включает кандидемию и глубоко укоренившийся кандидоз (инфекции участков тканей под слизистыми оболочками).Глубокий кандидоз может возникать в результате гематогенного распространения или прямого введения Candida в стерильное место. Глубоко расположенные инфекции могут оставаться локализованными, распространяться на смежные участки или приводить к вторичной кандидемии. Таким образом, при диагностике инвазивного кандидоза необходимо учитывать 3 состояния: (1) кандидемия при отсутствии глубоко укоренившегося кандидоза; (2) кандидемия, связанная с глубоко укоренившимся кандидозом; и (3) глубоко укоренившийся кандидоз, не связанный с кандидемией (рис. 1).Модели на животных показывают, что глубоко укоренившиеся инфекции в группе 2 обычно сохраняются после удаления Candida из кровотока [3].

Рисунок 1.

Влияние некультурной диагностики на выявление различных типов инвазивного кандидоза. 3 объекта, которые необходимо учитывать при диагностике инвазивного кандидоза, показаны слева направо на диаграммах Венна. В настоящее время данные показывают, что 3 группы примерно одинаковы по размеру (верхняя диаграмма Венна).Разумная оценка из литературы состоит в том, что посев крови примерно на 50% чувствителен при диагностике инвазивного кандидоза, при этом не учитывается примерно половина глубоко укоренившегося кандидоза во второй группе и все случаи в третьей группе. Двигаясь слева направо по группам, относительное влияние некультурной диагностики на выявление ранее нераспознанного инвазивного кандидоза возрастает. Некультуральная диагностика по большей части выявляет новые случаи глубоко укоренившегося кандидоза (нижняя диаграмма Венна), в первую очередь путем обнаружения нуклеиновой кислоты Candida и клеточных компонентов, которые сохраняются в крови или выделяются из глубоких участков тканей.Выявляя ранее нераспознанные инфекции, внекультуральная диагностика улучшит наше понимание клинического спектра инвазивного кандидоза.

Рисунок 1.

Влияние некультурной диагностики на выявление различных типов инвазивного кандидоза. 3 объекта, которые необходимо учитывать при диагностике инвазивного кандидоза, показаны слева направо на диаграммах Венна. В настоящее время данные показывают, что 3 группы примерно одинаковы по размеру (верхняя диаграмма Венна). Разумная оценка из литературы состоит в том, что посев крови примерно на 50% чувствителен при диагностике инвазивного кандидоза, при этом не учитывается примерно половина глубоко укоренившегося кандидоза во второй группе и все случаи в третьей группе.Двигаясь слева направо по группам, относительное влияние некультурной диагностики на выявление ранее нераспознанного инвазивного кандидоза возрастает. Некультуральная диагностика по большей части выявляет новые случаи глубоко укоренившегося кандидоза (нижняя диаграмма Венна), в первую очередь путем обнаружения нуклеиновой кислоты Candida и клеточных компонентов, которые сохраняются в крови или выделяются из глубоких участков тканей. Выявляя ранее нераспознанные инфекции, внекультуральная диагностика улучшит наше понимание клинического спектра инвазивного кандидоза.

Недавнее исследование предполагает, что примерно одна треть пациентов с инвазивным кандидозом попадает в каждую группу [4]. В соответствии с этими выводами, более старые данные показывают, что примерно у половины пациентов с кандидемией нет глубокой инфекции [5]. К сожалению, врачи не могут достоверно идентифицировать пациентов с кандидозом, у которых могут развиться глубокие осложнения или плохие результаты [6]. Учитывая эти соображения, идеальный диагностический тест на инвазивный кандидоз должен соответствовать критериям, приведенным в таблице 1.

Таблица 1. Характеристики

идеального диагностического теста для инвазивного кандидоза

Характеристики теста
Минимально инвазивный (например, анализ крови, а не анализ глубокого образца ткани)
Требуются образцы малого объема
Быстрое время оборота
Требует минимальных трудозатрат и вписывается в обычный поток деятельности в клинических микробиологических лабораториях
Чувствительный и специфический
Предоставляет данные о видообразовании и противогрибковой чувствительности
Цели тестирования
Выявить пациентов на ранней стадии инвазивного кандидоза
Выявить пациентов с кандидемией с глубоко укоренившимся кандидозом
Выявить пациентов с кандидемией, у которых может развиться глубокая депрессия кандидоз
Выявление пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом, но с отрицательными результатами посева крови
Предоставьте прогностическую информацию (например, выявите пациентов, у которых, вероятно, будут плохие результаты или неэффективность противогрибковой терапии)
Тест производительность
Минимально инвазивный (например, анализ крови, а не анализ образца глубоких тканей)
Требуются образцы небольшого объема
Быстрое время оборота
Требует минимальных трудозатрат и соответствует нормам поток деятельности в клинических микробиологических лабораториях
Чувствительный и специфический
Предоставляет данные о видообразовании и противогрибковой чувствительности
Мультиплексные возможности
Цели тестирования
Ранняя идентификация пациентов e Кандидоз
Выявление пациентов с кандидемией, у которых есть глубоко укоренившийся кандидоз
Выявление пациентов с кандидемией, у которых может развиться глубокий кандидоз
Выявление пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом, но отрицательными посевами крови
Предоставьте прогностическую информацию (например, определите пациентов, у которых могут быть плохие результаты или неудачная противогрибковая терапия)
Таблица 1.

Характеристики идеального диагностического теста для инвазивного кандидоза

Эффективность теста
Минимально инвазивный (например, анализ крови, а не анализ глубокого образца ткани)
Требуются образцы малого объема
время оборота
Требует минимальных трудозатрат и вписывается в обычный поток деятельности в лабораториях клинической микробиологии
Чувствительный и специфичный
Предоставляет данные о видообразовании и противогрибковой чувствительности
Цели тестирования
Выявить пациентов на ранней стадии инвазивного кандидоза
Выявить пациентов с кандидемией, у которых есть глубоко укоренившийся кандидоз
Выявить пациентов с кандидемией, у которых может развиться глубоко укоренившаяся кандидемия идиаз
Выявление пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом, но отрицательными посевами крови
Предоставьте прогностическую информацию (например, выявите пациентов, у которых, вероятно, будут плохие результаты или неудачная противогрибковая терапия)
Проведение теста
Минимально инвазивный (например, анализ крови, а не анализ образца глубоких тканей)
Требуются образцы небольшого объема
Быстрое время оборота
Требует минимальных трудозатрат и вписывается в нормальный поток мероприятий в лабораториях клинической микробиологии
Чувствительный и специфический
Предоставляет данные о видообразовании и противогрибковой чувствительности
Мультиплексные возможности
Цели тестирования
asis
Выявление пациентов с кандидемией, у которых есть глубоко укоренившийся кандидоз
Выявление пациентов с кандидемией, у которых может развиться глубокий кандидоз
Выявление пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом, но отрицательными посевами крови
Предоставьте прогностическую информацию (например, определите пациентов, у которых могут быть плохие результаты или неудачная противогрибковая терапия)

НАСКОЛЬКО ПЛОХИЕ КУЛЬТУРЫ?

Фактически, культуры крови чувствительны к обнаружению жизнеспособных клеток Candida .Медиана концентрации Candida в первой положительной культуре крови составляет 1 колониеобразующую единицу (КОЕ) / мл [7]; 26–65% положительных культур крови имеют <1 КОЕ / мл [7, 8]. Действительно, предел обнаружения для культур крови сравним с такими методами, как полимеразная цепная реакция (ПЦР) [7]. Концентрация 1 КОЕ / мл соответствует приблизительно 5,6 × 10 3 КОЕ в объеме крови типичного взрослого человека, но 10-миллилитровая культура захватывает только 0,2% большого круга кровообращения. Таким образом, отрицательные посевы крови могут отражать отсутствие жизнеспособных Candida в кровотоке, концентрации жизнеспособных Candida , недостаточные для обнаружения в собранном образце, или периодическое или временное высвобождение жизнеспособных клеток в кровоток.

В исследованиях инвазивного кандидоза, подтвержденного аутопсией, чувствительность прижизненных посевов крови колебалась от 21% до 71% (таблица 2). Чувствительность среди всех пациентов в этих исследованиях составила 38% (156/415). Эти данные содержат важные оговорки. В частности, исследования в основном включали пациентов с глубоко укоренившимися инфекциями, которые, вероятно, возникли в результате гематогенного посева (группа 2 выше). Пациенты, у которых были положительные прижизненные посевы крови, но без признаков инфекций органов при вскрытии, не включались (группа 1).При включении таких пациентов чувствительность посевов крови в случаях, когда-либо связанных с кандидемией, увеличивается до 63–83% [9]. Кроме того, только в одном исследовании оценивалась стандартная стратегия сбора посевов крови. В этом исследовании ежедневные посевы крови и дополнительные наборы во время эпизодов лихорадки среди пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями были чувствительны на 71% [9]. Таким образом, можно сделать вывод, что посев крови выявляет большинство пациентов с кандидемией. В этой когорте они хуже работают в подгруппе с глубоко укоренившимися инфекциями, которые могут быть культивированы после того, как Candida будет выведено из кровотока.Конечно, посев крови не позволит диагностировать глубокий кандидоз, не связанный с кандидемией (группа 3). Если посев крови идентифицирует приблизительно 75% пациентов в группах 1 и 2, общая чувствительность к инвазивному кандидозу может быть оценена как приблизительно 50%. Некультуральная диагностика может выявить случаи, пропущенные при посеве крови, путем обнаружения компонентов клеток Candida , которые являются остатками предшествующей кандидемии или высвобождаются из инфицированных участков ткани.

Таблица 2.

Проведение посевов крови при вскрытии инвазивного кандидоза

Hart127 [13] 37
Ссылка . Год . Кол-во пациентов . Основное заболевание . Чувствительность .
Louria (из [13]) 1962 19 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические состояния 42%
Bodey (из [13126] 19667 61 Острый лейкоз 25%
Taschdjian (из [13]) 1969 17 Злокачественные новообразования и другие заболевания 47%
1969 16 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, трансплантаты, медицинские и хирургические условия 44%
Bernhardt (из [13]) 1972 14 Условия трансплантации и хирургического вмешательства
Гейнс (из [13]) 1973 26 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинская и хирургическая ко nditions 54%
Myerowitz (из [13]) 1977 39 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические условия 44%
Ness 1989 [9] 7 Гематологические злокачественные новообразования и реципиенты трансплантата костного мозга 71%
Singer [37] 1977 16 Гематологические злокачественные новообразования 31%
В основном гематологические злокачественные новообразования и солидные опухоли 43%
Ван Бурик [38] 1998 62 Получатели трансплантата костного мозга 52%
K 91 Гематологические злокачественные новообразования 21%
Шип [40] 2010 10 Гематологические злокачественные новообразования, желудочно-кишечные заболевания, трансплантат, недоношенность 50%
Hart127 [13] 37
Ссылка . Год . Кол-во пациентов . Основное заболевание . Чувствительность .
Louria (из [13]) 1962 19 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические состояния 42%
Bodey (из [13126] 19667 61 Острый лейкоз 25%
Taschdjian (из [13]) 1969 17 Злокачественные новообразования и другие заболевания 47%
1969 16 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, трансплантаты, медицинские и хирургические условия 44%
Bernhardt (из [13]) 1972 14 Условия трансплантации и хирургического вмешательства
Гейнс (из [13]) 1973 26 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинская и хирургическая ко nditions 54%
Myerowitz (из [13]) 1977 39 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические условия 44%
Ness 1989 [9] 7 Гематологические злокачественные новообразования и реципиенты трансплантата костного мозга 71%
Singer [37] 1977 16 Гематологические злокачественные новообразования 31%
В основном гематологические злокачественные новообразования и солидные опухоли 43%
Ван Бурик [38] 1998 62 Получатели трансплантата костного мозга 52%
K 91 Гематологические злокачественные новообразования 21%
Шип [40] 2010 10 Гематологические злокачественные новообразования, желудочно-кишечные заболевания, трансплантат, недоношенность 50%
Таблица 2.

Проведение посевов крови при вскрытии инвазивного кандидоза

Hart127 [13] 37
Ссылка . Год . Кол-во пациентов . Основное заболевание . Чувствительность .
Louria (из [13]) 1962 19 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические состояния 42%
Bodey (из [13126] 19667 61 Острый лейкоз 25%
Taschdjian (из [13]) 1969 17 Злокачественные новообразования и другие заболевания 47%
1969 16 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, трансплантаты, медицинские и хирургические условия 44%
Bernhardt (из [13]) 1972 14 Условия трансплантации и хирургического вмешательства
Гейнс (из [13]) 1973 26 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинская и хирургическая ко nditions 54%
Myerowitz (из [13]) 1977 39 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические условия 44%
Ness 1989 [9] 7 Гематологические злокачественные новообразования и реципиенты трансплантата костного мозга 71%
Singer [37] 1977 16 Гематологические злокачественные новообразования 31%
В основном гематологические злокачественные новообразования и солидные опухоли 43%
Ван Бурик [38] 1998 62 Получатели трансплантата костного мозга 52%
K 91 Гематологические злокачественные новообразования 21%
Шип [40] 2010 10 Гематологические злокачественные новообразования, желудочно-кишечные заболевания, трансплантат, недоношенность 50%
Hart127 [13] 37
Ссылка . Год . Кол-во пациентов . Основное заболевание . Чувствительность .
Louria (из [13]) 1962 19 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические состояния 42%
Bodey (из [13126] 19667 61 Острый лейкоз 25%
Taschdjian (из [13]) 1969 17 Злокачественные новообразования и другие заболевания 47%
1969 16 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, трансплантаты, медицинские и хирургические условия 44%
Bernhardt (из [13]) 1972 14 Условия трансплантации и хирургического вмешательства
Гейнс (из [13]) 1973 26 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинская и хирургическая ко nditions 54%
Myerowitz (из [13]) 1977 39 Гематологические злокачественные новообразования, солидные опухоли, медицинские и хирургические условия 44%
Ness 1989 [9] 7 Гематологические злокачественные новообразования и реципиенты трансплантата костного мозга 71%
Singer [37] 1977 16 Гематологические злокачественные новообразования 31%
В основном гематологические злокачественные новообразования и солидные опухоли 43%
Ван Бурик [38] 1998 62 Получатели трансплантата костного мозга 52%
K 91 Гематологические злокачественные новообразования 21%
Шип [40] 2010 10 Гематологические злокачественные новообразования, желудочно-кишечные заболевания, трансплантат, недоношенность 50%

Чувствительность культур крови ограничена тем фактом, что жизнеспособные клетки Candida быстро удаляются из кровотока [3] .Механизм патогенеза и видов Candida также влияют на чувствительность. Считается, что кандидемия чаще всего возникает в результате транслокации через слизистую желудочно-кишечного тракта в сосудистую сеть или в результате прямого введения через внутрисосудистые катетеры. Кандидемия, связанная с центральным венозным катетером, связана с более высокой нагрузкой на организм, чем кандидемия, вызванная внесосудистыми источниками [8, 10]. Клетки Candida , перемещающиеся через слизистую желудочно-кишечного тракта, немедленно транспортируются в печень, которая является эффективным микробным фильтром. Candida parapsilosis , который часто вызывает линейную кандидемию у новорожденных, ассоциируется с более высоким бременем, чем Candida albicans [7]. Candida glabrata кандидемия, которая связана с желудочно-кишечными воротами входа [11], обычно сопровождается меньшим бременем [7, 10].

Даже если посев крови выявит видов Candida , у них есть другие недостатки. Среднее время до положительного результата составляет 2–3 дня, а может длиться до 8 дней [7, 9]. Candida glabrata и C. parapsilosis Candidemia часто ассоциируется с более длительным и более коротким временем до положительной реакции, чем C. albicans , соответственно, в соответствии с типичными концентрациями в кровотоке [7, 10]. Как описано ниже, для диагностики инвазивного кандидоза на посев крови может потребоваться до 4 недель дольше, чем на обычные тесты. Эти соображения важны, потому что отсрочка противогрибковой терапии связана с плохими результатами [12]. Наконец, посевы не предоставляют значимых количественных данных, поскольку нагрузка в исходных положительных образцах не коррелирует с исходами для пациентов [7, 10, 13].

Золотым стандартом тестов на глубокий кандидоз являются стерильно собранные культуры инфицированных тканей. К сожалению, чувствительность глубоко укоренившихся культур ограничена сама по себе, что может отражать проблемы в определении оптимальных участков для отбора проб или неравномерного распределения / низкого содержания жизнеспособных организмов. Например, при исследовании кандидоза печени чувствительность биопсийных культур составила всего 42%, в том числе 30% и 61% при наличии и отсутствии противогрибковой терапии соответственно [14].Более того, для сбора образцов из глубоко расположенных участков требуется хирургическое вмешательство или другие инвазивные процедуры, которые несут значительный риск и часто исключаются из-за сопутствующих заболеваний.

НАСКОЛЬКО ДИАГНОСТИКА НЕКУЛЬТУРЫ?

Хотя некультурная диагностика предлагает потенциальные преимущества перед культурами, у них также есть относительные недостатки (Таблица 3). Сильные стороны культур заключаются в том, что они восстанавливают инфекционный организм, что позволяет оценивать фенотипы, такие как чувствительность к лекарствам, и выявлять множественные патогены.В конце концов, тесты, не относящиеся к культуре, будут дополнять, а не заменять культуры.

Таблица 3.

Потенциальные преимущества и недостатки некультурных диагностических тестов

Потенциальные преимущества . Возможные недостатки .
Быстрое время оборота Не восстанавливать организмы
Не зависит от жизнеспособных организмов a Может не определять Candida или различать грибы
Может быть положительным до культуры и остаются положительными во время противогрибковой терапии a Узкий спектр (может обнаруживать только Candida среди нескольких патогенов)
Может предлагать количественные данные с прогностической значимостью Может потребоваться периодический анализ клинической микробиологией лаборатория из-за ограниченного количества образцов
Множественные мишени и амплификация могут улучшить чувствительность Может иметь низкий порог контаминации
Может сочетаться с обнаружением маркеров лекарственной устойчивости или других соответствующих фенотипов Финансовые затраты для пациентов и клинический микробиол ogy lab
Возможные преимущества . Возможные недостатки .
Быстрое время оборота Не восстанавливать организмы
Не зависит от жизнеспособных организмов a Может не определять Candida или различать грибы
Может быть положительным до культуры и остаются положительными во время противогрибковой терапии a Узкий спектр (может обнаруживать только Candida среди нескольких патогенов)
Может предлагать количественные данные с прогностической значимостью Может потребоваться периодический анализ клинической микробиологией лаборатория из-за ограниченного количества образцов
Множественные мишени и амплификация могут улучшить чувствительность Может иметь низкий порог контаминации
Может сочетаться с обнаружением маркеров лекарственной устойчивости или других соответствующих фенотипов Финансовые затраты для пациентов и клинический микробиол лаборатория ogy
Таблица 3.

Потенциальные преимущества и недостатки некультурных диагностических тестов

Потенциальные преимущества . Возможные недостатки .
Быстрое время оборота Не восстанавливать организмы
Не зависит от жизнеспособных организмов a Может не определять Candida или различать грибы
Может быть положительным до культуры и остаются положительными во время противогрибковой терапии a Узкий спектр (может обнаруживать только Candida среди нескольких патогенов)
Может предлагать количественные данные с прогностической значимостью Может потребоваться периодический анализ клинической микробиологией лаборатория из-за ограниченного количества образцов
Множественные мишени и амплификация могут улучшить чувствительность Может иметь низкий порог контаминации
Может сочетаться с обнаружением маркеров лекарственной устойчивости или других соответствующих фенотипов Финансовые затраты для пациентов и клинический микробиол ogy lab
Возможные преимущества . Возможные недостатки .
Быстрое время оборота Не восстанавливать организмы
Не зависит от жизнеспособных организмов a Может не определять Candida или различать грибы
Может быть положительным до культуры и остаются положительными во время противогрибковой терапии a Узкий спектр (может обнаруживать только Candida среди нескольких патогенов)
Может предлагать количественные данные с прогностической значимостью Может потребоваться периодический анализ клинической микробиологией лаборатория из-за ограниченного количества образцов
Множественные мишени и амплификация могут улучшить чувствительность Может иметь низкий порог контаминации
Может сочетаться с обнаружением маркеров лекарственной устойчивости или других соответствующих фенотипов Финансовые затраты для пациентов и клинический микробиол Лаборатория ogy

Обнаружение антигенов и антител

Существует долгая история анализов обнаружения антигена Candida и антител в сыворотке крови.Как правило, первые ограничиваются быстрым выведением из кровотока [15]. Хотя часто возникают опасения по поводу влияния иммуносупрессии на обнаружение антител, ряд исследований показывает, что эти анализы хорошо работают у пациентов с нейтропенией и клеточно-опосредованными иммунными дефектами (включая реципиентов костного мозга и трансплантатов твердых органов) [15, 16]. Интересно, что сывороточный иммуноглобулин G (IgG) ответы против специфических антигенов, как правило, работают лучше, чем IgM, что позволяет предположить, что у многих пациентов развиваются амнестические реакции или наблюдается продолжающаяся субклиническая тканевая инвазия [16].Пациенты, инфицированные не видами C. albicans , могут быть идентифицированы по ответам против рекомбинантных антигенов C. albicans [16].

Наилучшие результаты были получены с помощью комбинированного анализа маннановых / антиманнановых антител (Platelia, Bio-Rad). В метаанализе 14 исследований чувствительность и специфичность маннановых и антиманнановых IgG составили 58%, 93% и 59% и 83% соответственно. Значения для комбинированного анализа составили 83% и 86% с лучшими характеристиками для C.albicans , C. glabrata и Candida tropicalis [17]. В одном исследовании кандидемии, по крайней мере, 1 тест был положительным до посева крови у 73% пациентов (медиана для маннановых и антиманнановых IgG: 6 и 7 дней, соответственно) [18]. Ранние диагнозы кандидемии были подтверждены в других исследованиях [17]. При исследовании кандидоза печени и селезенки по крайней мере 1 тест был положительным до рентгенологических изменений у 86% пациентов [19].

Обнаружение β-D-глюкана

β-D-глюкан (BDG) является составной частью клеточной стенки видов Candida и других грибов . Было разработано несколько анализов обнаружения, основанных на активации каскада коагуляции с помощью BDG. Они различаются методами измерения и определениями позитивности; убедительных данных о различиях в производительности нет. Тест Fungitell (Associates of Cape Cod) доступен в США.

Чувствительность и специфичность анализа сывороточного БДГ для диагностики инвазивного кандидоза колеблются от 57% до 97% и от 56% до 93%, соответственно. В недавнем метаанализе 11 исследований чувствительность составила 75% [20].Оптимальные результаты достигаются, если 2 последовательных теста положительны [21]. Основными неопределенностями при обнаружении BDG являются специфичность и ложноположительность, особенно среди групп высокого риска. Ложноположительные результаты редки у здоровых контролей, но часто встречаются у пациентов с грамположительной и грамотрицательной бактериемией и пациентов отделения интенсивной терапии (ОИТ) [22]. Специфичность и положительная прогностическая ценность были чрезвычайно низкими в исследовании реципиентов трансплантата легких, особенно с колонизацией респираторной плесени или находящихся на гемодиализе [23].Выявлено несколько других причин ложноположительных результатов (таблица 4). Истинно положительные результаты не являются специфическими для инвазивного кандидоза, поскольку тест обнаруживает BDG от других патогенных грибов.

Таблица 4.

Причины ложноположительных результатов по β-D-глюкану при инвазивном кандидозе

12
Ложноположительные результаты . Грибы, дающие положительные результаты по β-D-глюкану .
Продукты крови человека (альбумин, иммуноглобулин, факторы свертывания, фракции белков плазмы) Дрожжи: Candida spp, Trichosporon spp, Saccharomyces cerevisiae : Acremonium , Aspergillus spp, Fusarium spp
Хирургическая марля или другие материалы, содержащие глюкан Диморфные грибы: Coccidioides immitis , 9015 Histoplasma schenckotics, например, 9016 как пиперациллин-тазобактам и ампициллин-клавуланат Прочие: Pneumocystis jiroveci
Системные бактериальные инфекции
Избыточные манипуляции с образцом
12
Ложноположительные результаты . Грибы, дающие положительные результаты по β-D-глюкану .
Продукты крови человека (альбумин, иммуноглобулин, факторы свертывания, фракции белков плазмы) Дрожжи: Candida spp, Trichosporon spp, Saccharomyces cerevisiae : Acremonium , Aspergillus spp, Fusarium spp
Хирургическая марля или другие материалы, содержащие глюкан Диморфные грибы: Coccidioides immitis , 9015 Histoplasma schenckotics, например, 9016 как пиперациллин-тазобактам и ампициллин-клавуланат Прочие: Pneumocystis jiroveci
Системные бактериальные инфекции
Избыточные манипуляции с образцом
Таблица 4.

Причины ложноположительных результатов по β-D-глюкану при инвазивном кандидозе

12
Ложноположительные результаты . Грибы, дающие положительные результаты по β-D-глюкану .
Продукты крови человека (альбумин, иммуноглобулин, факторы свертывания, фракции белков плазмы) Дрожжи: Candida spp, Trichosporon spp, Saccharomyces cerevisiae : Acremonium , Aspergillus spp, Fusarium spp
Хирургическая марля или другие материалы, содержащие глюкан Диморфные грибы: Coccidioides immitis , 9015 Histoplasma schenckotics, например, 9016 как пиперациллин-тазобактам и ампициллин-клавуланат Прочие: Pneumocystis jiroveci
Системные бактериальные инфекции
Избыточные манипуляции с образцом
12
Ложноположительные результаты . Грибы, дающие положительные результаты по β-D-глюкану .
Продукты крови человека (альбумин, иммуноглобулин, факторы свертывания, фракции белков плазмы) Дрожжи: Candida spp, Trichosporon spp, Saccharomyces cerevisiae : Acremonium , Aspergillus spp, Fusarium spp
Хирургическая марля или другие материалы, содержащие глюкан Диморфные грибы: Coccidioides immitis , 9015 Histoplasma schenckotics, например, 9016 как пиперациллин-тазобактам и ампициллин-клавуланат Прочие: Pneumocystis jiroveci
Системные бактериальные инфекции
Избыточные манипуляции с образцом

Кинетика BDG в кровотоке плохо изучена, но есть сообщения о положительных результатах до получения положительных посевов крови и в прижизненных образцах от пациентов с подтвержденным на аутопсии заболеванием и отрицательными культурами крови [24].Отрицательный наклон серийных уровней BDG был связан с успешной терапией эхинокандином в одном исследовании, но чувствительность и специфичность составляли только 62% и 61% соответственно, и корреляции между пациентами с глубоко укоренившимся кандидозом не было [25]. Влияние противогрибковой терапии на результаты тестов неясно.

Полимеразная цепная реакция

Полимеразная цепная реакция удовлетворяет многим критериям, приведенным в таблицах 1 и 3. На кроличьих моделях диссеминированного кандидоза бесклеточная C.albicans ДНК попадала в кровоток из органов-мишеней, и результаты ПЦР оставались положительными после стерилизации культур крови [26, 27]. Клинические исследования ПЦР ограничены отсутствием методологической стандартизации и многоцентровой валидации. Исследователи использовали различные платформы обнаружения, фракции крови и генные мишени. Тем не менее, согласно недавнему метаанализу, совокупная чувствительность и специфичность ПЦР при подозрении на инвазивный кандидоз составляли 95% и 92% соответственно [28]. При вероятном инвазивном кандидозе чувствительность ПЦР и посева крови составила 85% и 38% соответственно.Данные среди пациентов, колонизированных Candida , были на удивление ограниченными, но наблюдалась тенденция к снижению специфичности.

Клиницисты использовали ПЦР для инициирования видоспецифической противогрибковой терапии Candida уже через 6 часов после начала сепсиса [29]. В нескольких исследованиях результаты ПЦР предшествовали положительным посевам крови на срок от 1 дня до 4 недель [28]. В одном из этих исследований терапия под контролем ПЦР начиналась в среднем за 3 дня (диапазон 0–8 дней) до постановки диагноза кандидемия.ПЦР может иметь прогностическое значение, поскольку стойкие положительные результаты были связаны со смертью в 5 исследованиях [28].

В Европе, мультиплексный анализ ПЦР в реальном времени в цельной крови, который обнаруживает 19 бактерий и 6 грибов ( C. albicans , C. glabrata , C. parapsilosis , C. tropicalis , Candida krusei и Aspergillus fumigatus ) был исследован при сепсисе и нейтропенической лихорадке (SeptiFast, Roche). Среди пациентов с кандидемией чувствительность теста составила 94%; единственный отрицательный результат был получен при кандидемии Candida famata [30].

НАЙТИ «50% НЕУДАЧНЫХ»: ДИАГНОСТИКА КУЛЬТУРЫ КРОВИ — ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ИНВАЗИВНЫЙ КАНДИДИАЗ

Подавляющее большинство пациентов, участвовавших в диагностических исследованиях, страдали кандидемией. Таким образом, имеются ограниченные данные о результатах тестов среди так называемых «пропущенных 50%», то есть пациентов с инвазивным кандидозом, которым не удалось диагностировать посев крови. В недавнем исследовании проспективно включенных пациентов с кандидемией, глубоко укоренившимся кандидозом, но отрицательными посевами крови или одновременно с глубоким кандидозом и кандидемией [31], чувствительность количественного ПЦР-анализа в реальном времени (ViraCor-IBT) была выше, чем у Фунгителл БДГ (рисунок 2).У 24 пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом образцы были собраны одновременно для культур, BDG и ПЦР. Соответствующая чувствительность составляла 17%, 62% и 88% ( P = 0,005 и 0,003 для культур крови по сравнению с BDG и ПЦР, соответственно). Комбинация посева крови и БДГ или ПЦР имела чувствительность 79% и 98% соответственно. Данные предполагают, что БДГ и, в частности, ПЦР могут быть полезными дополнениями к культурам крови и выявлять некоторых пациентов, которым в настоящее время не установлен диагноз.

Рисунок 2.

Чувствительность сывороточной полимеразной цепной реакции (ПЦР) и β-D-глюкана (БДГ) в диагностике инвазивного кандидоза. ПЦР превосходила БДГ, особенно среди пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом. Всего было включено 55 пациентов с инвазивным кандидозом. На момент включения 60% (33/55) пациентов имели глубоко укоренившийся кандидоз в отсутствие положительных результатов посевов крови (что соответствует группе 3 на рисунке 1). Тридцать один процент (17/55) имели кандидемию без признаков глубоко укоренившегося кандидоза (группа 1), а 9% (5/55) имели как кандидемию, так и глубоко укоренившийся кандидоз (группа 2).Восемьдесят девять процентов (34/38) глубоко укоренившегося кандидоза были внутрибрюшными инфекциями. Данные, представленные для глубоко укоренившегося и внутрибрюшного кандидоза, включают пациентов с положительными посевами крови и без них. Результаты для глубокого кандидоза без положительных посевов крови не отличались от данных на графике. (Адаптировано из [31].) Сокращение: ПЦР, полимеразная цепная реакция.

Рисунок 2.

Чувствительность сывороточной полимеразной цепной реакции (ПЦР) и β-D-глюкана (BDG) в диагностике инвазивного кандидоза.ПЦР превосходила БДГ, особенно среди пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом. Всего было включено 55 пациентов с инвазивным кандидозом. На момент включения 60% (33/55) пациентов имели глубоко укоренившийся кандидоз в отсутствие положительных результатов посевов крови (что соответствует группе 3 на рисунке 1). Тридцать один процент (17/55) имели кандидемию без признаков глубоко укоренившегося кандидоза (группа 1), а 9% (5/55) имели как кандидемию, так и глубоко укоренившийся кандидоз (группа 2). Восемьдесят девять процентов (34/38) глубоко укоренившегося кандидоза были внутрибрюшными инфекциями.Данные, представленные для глубоко укоренившегося и внутрибрюшного кандидоза, включают пациентов с положительными посевами крови и без них. Результаты для глубокого кандидоза без положительных посевов крови не отличались от данных на графике. (Адаптировано из [31].) Сокращение: ПЦР, полимеразная цепная реакция.

Специфичность БДГ и ПЦР составляла 73% и 70% соответственно, на что могла повлиять контрольная группа высокого риска, в основном состоящая из пациентов с кандидозом слизистых оболочек или колонизированных видами Candida .В самом деле, вполне вероятно, что у некоторых контролей был нераспознанный инвазивный кандидоз, так как у многих из них был подавлен иммунитет в отделениях интенсивной терапии, и были признаки и симптомы инфекции, но отрицательные культуры. Таким образом, исследование подчеркивает центральную проблему при оценке диагностики инвазивного кандидоза: как вы оцениваете эффективность, когда золотой стандарт неадекватен? В частности, может быть невозможно узнать, являются ли положительные результаты, несмотря на отрицательные посевы крови, ложноположительными или истинно-положительными, которые не учитываются при посеве крови.

ВЛИЯНИЕ НЕКУЛЬТУРНОЙ ДИАГНОСТИКИ НА ПОНИМАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО СПЕКТРА ИНВАЗИВНОГО КАНДИДИАЗА

Выявляя инвазивный кандидоз, который в настоящее время не учитывается, некультуральная диагностика расширит наши представления о спектре заболеваний. Основное влияние окажет диагностика ранее нераспознанного глубоко укоренившегося кандидоза. Внимательное изучение литературы позволяет предположить, что большая часть кандидемии уже диагностируется при посеве крови, и такие методы, как ПЦР, вряд ли могут предложить значительно более низкие пороги обнаружения [7, 31].Кроме того, клинические проявления кандидемии были тщательно изучены. В настоящее время глубоко укоренившийся кандидоз пропускается, если у пациентов никогда не было кандидемии или кандидемия исчезла, а также если инфицированные участки ткани ложно отрицательны или инвазивные процедуры отбора проб противопоказаны. Потенциальное влияние не культуральной диагностики на основе крови подчеркивается вышеупомянутым исследованием BDG и ПЦР, в котором 60% пациентов имели глубоко укоренившийся кандидоз при отсутствии положительных культур крови. В последующем наблюдательном исследовании, проведенном в том же центре, интраабдоминальный кандидоз встречался чаще, чем кандидемия, и составлял большинство инвазивных заболеваний [32].Распространение инвазивного кандидоза в разных центрах может варьироваться в зависимости от таких факторов, как использование противогрибковых средств и объемы хирургических вмешательств на желудочно-кишечном тракте, трансплантации и лечения в интенсивной терапии. Тем не менее, данные свидетельствуют о том, что по мере широкого использования некультурных тестов будет обнаруживаться больше случаев глубоко укоренившегося кандидоза. В результате клинические описания инвазивного кандидоза будут менее искажены в сторону кандидемии, и мы, вероятно, узнаем, что «недостающие 50%» больше, чем предполагалось (рис. 1).

ВЛИЯНИЕ НА УХОД ЗА ПАЦИЕНТОМ

Несмотря на многообещающие перспективы некультурной диагностики, они не готовы к внедрению в повседневную клиническую практику. В самом деле, тесты разделяют ряд неопределенностей, которые необходимо устранить до широкого использования. Кроме того, по каждому тесту есть конкретные вопросы (Таблица 5).

Таблица 5.

проблем, которые необходимо решить для некультуральной диагностики перед широким использованием

нерешенных проблем для всех тестов . Нерешенные проблемы для специальных тестов
.
Маннан / Антиманнан . β-D-глюкан . Полимеразная цепная реакция .
Как работают тесты при отрицательных результатах посева крови? Как работает анализ на инфекции, вызванные различными видами Candida spp? Какова специфичность и каковы положительные прогностические значения (особенно в группах высокого риска)? Будет ли разработан стандартизированный анализ?
Как проводятся тесты при глубоко укоренившемся кандидозе? Как иммуносупрессия влияет на работоспособность? Какое влияние на производительность оказывает подавление синтеза β-D-глюкана эхинокандинами? Будет ли анализ подтвержден в многоцентровых исследованиях?
Как тесты проводятся в определенных группах пациентов? Каковы сроки иммуноглобулиновых ответов G во время патогенеза инвазивного кандидоза? (Есть ли у некоторых пациентов продолжающееся субклиническое инвазивное заболевание?)
Какое влияние оказывает противогрибковая терапия на работоспособность?
Какое влияние оказывают колонизация, кандидоз слизистых оболочек или предшествующий инвазивный кандидоз на работоспособность?
Какова кинетика тестов и имеют ли исходные значения или изменения во времени прогностическое значение?
Как следует включить тесты в стратегии ведения пациентов?
Как тесты работают с образцами, отличными от крови / сыворотки?
Нерешенные проблемы для всех тестов . Нерешенные проблемы для специальных тестов
.
Маннан / Антиманнан . β-D-глюкан . Полимеразная цепная реакция .
Как работают тесты при отрицательных результатах посева крови? Как работает анализ на инфекции, вызванные различными видами Candida spp? Какова специфичность и каковы положительные прогностические значения (особенно в группах высокого риска)? Будет ли разработан стандартизированный анализ?
Как проводятся тесты при глубоко укоренившемся кандидозе? Как иммуносупрессия влияет на работоспособность? Какое влияние на производительность оказывает подавление синтеза β-D-глюкана эхинокандинами? Будет ли анализ подтвержден в многоцентровых исследованиях?
Как тесты проводятся в определенных группах пациентов? Каковы сроки иммуноглобулиновых ответов G во время патогенеза инвазивного кандидоза? (Есть ли у некоторых пациентов продолжающееся субклиническое инвазивное заболевание?)
Какое влияние оказывает противогрибковая терапия на работоспособность?
Какое влияние оказывают колонизация, кандидоз слизистых оболочек или предшествующий инвазивный кандидоз на работоспособность?
Какова кинетика тестов и имеют ли исходные значения или изменения во времени прогностическое значение?
Как следует включить тесты в стратегии ведения пациентов?
Как тесты работают с образцами, отличными от крови / сыворотки?
Таблица 5.

Проблемы, которые необходимо решить для диагностики, не относящейся к культуре, перед широким использованием

Нерешенные проблемы для всех тестов . Нерешенные проблемы для специальных тестов
.
Маннан / Антиманнан . β-D-глюкан . Полимеразная цепная реакция .
Как работают тесты при отрицательных результатах посева крови? Как работает анализ на инфекции, вызванные различными видами Candida spp? Какова специфичность и каковы положительные прогностические значения (особенно в группах высокого риска)? Будет ли разработан стандартизированный анализ?
Как проводятся тесты при глубоко укоренившемся кандидозе? Как иммуносупрессия влияет на работоспособность? Какое влияние на производительность оказывает подавление синтеза β-D-глюкана эхинокандинами? Будет ли анализ подтвержден в многоцентровых исследованиях?
Как тесты проводятся в определенных группах пациентов? Каковы сроки иммуноглобулиновых ответов G во время патогенеза инвазивного кандидоза? (Есть ли у некоторых пациентов продолжающееся субклиническое инвазивное заболевание?)
Какое влияние оказывает противогрибковая терапия на работоспособность?
Какое влияние оказывают колонизация, кандидоз слизистых оболочек или предшествующий инвазивный кандидоз на работоспособность?
Какова кинетика тестов и имеют ли исходные значения или изменения во времени прогностическое значение?
Как следует включить тесты в стратегии ведения пациентов?
Как тесты работают с образцами, отличными от крови / сыворотки?
Нерешенные проблемы для всех тестов . Нерешенные проблемы для специальных тестов
.
Маннан / Антиманнан . β-D-глюкан . Полимеразная цепная реакция .
Как работают тесты при отрицательных результатах посева крови? Как работает анализ на инфекции, вызванные различными видами Candida spp? Какова специфичность и каковы положительные прогностические значения (особенно в группах высокого риска)? Будет ли разработан стандартизированный анализ?
Как проводятся тесты при глубоко укоренившемся кандидозе? Как иммуносупрессия влияет на работоспособность? Какое влияние на производительность оказывает подавление синтеза β-D-глюкана эхинокандинами? Будет ли анализ подтвержден в многоцентровых исследованиях?
Как тесты проводятся в определенных группах пациентов? Каковы сроки иммуноглобулиновых ответов G во время патогенеза инвазивного кандидоза? (Есть ли у некоторых пациентов продолжающееся субклиническое инвазивное заболевание?)
Какое влияние оказывает противогрибковая терапия на работоспособность?
Какое влияние оказывают колонизация, кандидоз слизистых оболочек или предшествующий инвазивный кандидоз на работоспособность?
Какова кинетика тестов и имеют ли исходные значения или изменения во времени прогностическое значение?
Как следует включить тесты в стратегии ведения пациентов?
Как тесты работают с образцами, отличными от крови / сыворотки?

Клиническая полезность некультурной диагностики будет определяться низкой распространенностью инвазивного кандидоза.В типичном отделении интенсивной терапии, в котором предварительная вероятность инвазивного кандидоза составляет 3% [33], например, положительная прогностическая ценность (PPV) и отрицательная прогностическая ценность (NPV) для теста с чувствительностью 80% и специфичностью 70% будут составлять 8% и 99% соответственно. Увеличение предтестовой вероятности до 10%, как и при использовании моделей прогнозирования, учитывающих факторы риска инвазивного кандидоза [33], улучшает PPV только до 23%, тогда как NPV остается 97%. Низкое PPV ограничивает эти тесты как окончательную диагностику и требует их разумной интерпретации.В связи с этим важно рассматривать такие анализы, как ПЦР и BDG, как тесты обнаружения. Они могут обнаружить присутствие Candida , но диагноз инвазивного кандидоза требует, чтобы клиницисты учитывали не только результат теста.

Фактически, некультурные тесты лучше всего рассматривать как биомаркеры, оценивающие риск инвазивного кандидоза у пациента. Включенный в модели прогнозирования или другие стратегии оценки риска, положительный биомаркер Candida может быть использован для выявления пациентов с высоким риском для упреждающей противогрибковой терапии [21].В настоящее время многие отделения интенсивной терапии используют профилактические или эмпирические противогрибковые методы. При первом подходе все пациенты получают противогрибковую терапию. В последнем случае противогрибковая терапия назначается пациентам, у которых развиваются наводящие на размышления клинические данные. Профилактика может снизить грибковые инфекции и смертность [34], но может повлиять на экологию учреждения и устойчивость к противогрибковым препаратам. Более того, экономическая эффективность требует более целенаправленных подходов. Эмпирические стратегии не прошли валидацию [35]. Потенциальную полезность превентивных стратегий, использующих некультурные тесты в качестве биомаркеров, можно проиллюстрировать, рассмотрев типичное ОИТ, описанное в предыдущем абзаце.Противогрибковая профилактика для всех резидентов интенсивной терапии принесет пользу 1 из каждых 33 пациентов, тогда как профилактика, основанная на модели прогнозирования, устанавливающей 10% -ную вероятность предварительного тестирования, принесет пользу 1 из 10 пациентов. Упреждающая стратегия, нацеленная на пациентов, идентифицированных с помощью модели прогнозирования, и положительного биомаркера, присвоила бы вероятность предварительного тестирования 23% и принесла бы пользу 1 из 4 пациентов. Действительно, одноцентровое исследование по надзору за БДГ среди пациентов из группы ОИТ с высоким риском показало, что ППЗ для инвазивного кандидоза составляет 30%, а профилактический анидулафунгин безопасен и связан с хорошими результатами [21].Необходимы дальнейшие исследования для валидации превентивных стратегий, основанных на биомаркерах. Осуществимость этих подходов потребует от клиницистов ограничения использования противогрибковых средств пациентами, которые не соответствуют критериям упреждения [21], что может быть проблематичным в некоторых отделениях интенсивной терапии.

Альтернативный подход — использовать превосходные NPV некультуральных тестов, чтобы исключить инвазивный кандидоз и оправдать прекращение ненужной профилактической или эмпирической противогрибковой терапии. Прекращение приема антимикробных препаратов на основе биомаркеров было подтверждено в исследованиях пациентов ОИТ с вентиляторно-ассоциированной пневмонией, в которых результаты по прокальцитонину использовались для снижения потребления антибиотиков без отрицательного воздействия на исходы [36].Успех протоколов отмены будет зависеть от обучения клиницистов, чтобы они могли спокойно прекратить противогрибковую терапию после ее начала. Сложность этой задачи подчеркивается упомянутым в предыдущем абзаце превентивным исследованием, в котором 21% пациентов получали анидулафунгин, несмотря на неоднократные отрицательные результаты БЦЖ [21]. Практическим ограничением стратегий, основанных на биомаркерах, во многих центрах будет необходимость регулярного тестирования на месте, особенно если анализы трудоемкие [21].

ВЫВОДЫ

Теперь у нас есть широкий арсенал противогрибковых средств с хорошей активностью против Candida [2]. В будущем лучшие результаты при инвазивном кандидозе с меньшей вероятностью будут получены от новых лекарств, чем от стратегий раннего вмешательства, которые включают в себя некультурные тесты в качестве биомаркеров. В этом отношении мы стоим на пороге новой эры, в которой некультурные тесты изменят уход за пациентами. В дальнейшем наиболее важным соображением при разработке диагностических исследований будет увеличение числа пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом с отрицательным посевом крови.Данные тщательно разработанных инклюзивных исследований улучшат наше понимание спектра заболеваний.

Примечание

Возможный конфликт интересов. C. J. C. является главным исследователем в многоцентровом исследовании T2 Candida Bioassay для выявления кандидемии (T2 Biosystems; идентификатор ClinicalTrials.gov: NCT01525095). M.H.N. получила финансирование по инициативе исследователя от лабораторий ViraCor-IBT для исследования BDG / PCR, цитируемого в этой статье [31].

Оба автора подали форму ICMJE для раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов. Выявлены конфликты, которые редакция считает относящимися к содержанию рукописи.

Список литературы

1« и др.

Влияние стратегии лечения на исходы у пациентов с кандидемией и другими формами инвазивного кандидоза: количественный обзор рандомизированных исследований на уровне пациентов

,

Clin Infect Dis

,

2012

, vol.

54

(стр.

1110

22

) 2,.

Конец эпохи в определении оптимального лечения инвазивного кандидоза

,

Clin Infect Dis

,

2012

, vol.

54

(стр.

1123

5

) 3« и др.

Оценка цифровой микрожидкостной платформы ПЦР в реальном времени для обнаружения ДНК Candida albicans в крови

,

Eur J Clin Microbiol Infect Dis

,

2012

, vol.

31

(стр.

2237

45

) 4« и др.

Эпидемиология, лечение и факторы риска смерти от инвазивных инфекций Candida в отделениях интенсивной терапии: многоцентровое проспективное обсервационное исследование во Франции (2005–2006 гг.)

,

Crit Care Med

,

2009

, vol.

37

(стр.

1612

8

) 5,,,,,.

Системный кандидоз у онкологических больных

,

Am J Med

,

1984

, vol.

77

(стр.

20

7

) 6.

Следует ли всем пациентам с кандидемией лечить противогрибковые препараты?

,

Clin Infect Dis

,

1992

, т.

15

(стр.

422

3

) 7,,,,,.

Количественное определение Candida КОЕ в исходных положительных культурах крови

,

J Clin Microbiol

,

2011

, vol.

49

(стр.

2879

83

) 8,,,,.

Количественный посев крови при кандидемии

,

Mayo Clin Proc

,

1991

, vol.

66

(стр.

1120

3

) 9,,.

Антиген Candida , латексный тест для выявления инвазивного кандидоза у пациентов с ослабленным иммунитетом

,

J Infect Dis

,

1989

, vol.

159

(стр.

495

502

) 10,,,,.

Оценка системы лизиса-центрифугирования для выделения дрожжей и мицелиальных грибов из крови

,

J Clin Microbiol

,

1983

, vol.

18

(стр.

469

71

) 11« и др.

Меняющийся облик кандидемии: появление не Candida albicans видов и противогрибковая устойчивость

,

Am J Med

,

1996

, vol.

100

(стр.

617

23

) 12,,.

Отсрочка эмпирического лечения инфекции кровотока Candida до получения положительных результатов посева крови: потенциальный фактор риска госпитальной смертности

,

Противомикробные агенты Chemother

,

2005

, vol.

49

(стр.

3640

5

) 13,,,,,.

Лизис-центрифугирование культур крови для выявления подтвержденного тканевого инвазивного кандидоза. Диссеминированная инфекция в сравнении с инфекцией одного органа

,

Diagn Microbiol Infect Dis

,

1993

, vol.

17

(стр.

103

9

) 14,,,,.

Кандидоз печени у онкологических больных: развивающаяся картина синдрома

,

Ann Intern Med

,

1988

, vol.

108

(стр.

88

100

) 15,.

Лабораторная диагностика инвазивного кандидоза

,

J Microbiol

,

2005

, vol.

43

(стр.

65

84

) 16« и др.

Ответы иммуноглобулина G на панель антигенов Candida albicans как точных и ранних маркеров наличия системного кандидоза

,

J Clin Microbiol

,

2008

, vol.

46

(стр.

1647

54

) 17,,,,.

Использование маннанового антигена и антиманнановых антител в диагностике инвазивного кандидоза: рекомендации Третьей европейской конференции по инфекциям при лейкемии

,

Crit Care

,

2010

, vol.

14

стр.

R222

18,,,,.

Вклад серологических тестов и посевов крови в раннюю диагностику системного кандидоза

,

Eur J Clin Microbiol Infect Dis

,

2001

, vol.

20

(стр.

864

70

) 19« и др.

Ранняя диагностика инвазивного кандидоза с помощью маннановой антигенемии и антиманнановых антител

,

Diagn Microbiol Infect Dis

,

2005

, vol.

51

(стр.

95

101

) 20,,,,,.

Анализ β-D-глюкана для диагностики инвазивных грибковых инфекций: метаанализ

,

Clin Infect Dis

,

2011

, vol.

52

(стр.

750

70

) 21« и др.

Наблюдение за β-D-глюканом с профилактическим применением анидулафунгина при инвазивном кандидозе у пациентов отделения интенсивной терапии: рандомизированное пилотное исследование

,

PLoS One

,

2012

, vol.

7

стр.

e42282

22.

Подход к диагностике инвазивного аспергиллеза и кандидоза

,

Clin Chest Med

,

2009

, vol.

30

(стр.

367

77

) 23,,,,.

Тест (1,3) β-D-глюкана для ранней диагностики инвазивных грибковых инфекций после трансплантации легких

,

J Clin Microbiol

,

2010

, vol.

48

(стр.

4038

88

) 24,,,.

Переоценка анализа сывороточного (1–> 3) -бета-D-глюкана для диагностики инвазивных грибковых инфекций — исследование, основанное на данных аутопсии за 6 лет.

,

Clin Infect Dis

,

2008

, vol.

46

(стр.

1864

70

) 25,,,.

(1,3) -Бета-D-глюкан как прогностический маркер ответа на лечение при инвазивном кандидозе

,

Clin Infect Dis

,

2012

, vol.

55

(стр.

521

6

) 26« и др.

Сыворотка более подходит для диагностики системного кандидоза с помощью вложенной ПЦР, чем цельная кровь.

,

J Clin Microbiol

,

1999

, vol.

37

(стр.

925

30

) 27« и др.

Использование количественной ПЦР в реальном времени для изучения кинетики внеклеточной ДНК, высвобождаемой из Candida albicans , с последствиями для диагностики инвазивного кандидоза

,

J Clin Microbiol

,

2006

, vol.

44

(стр.

143

50

) 28,,.

ПЦР-диагностика инвазивного кандидоза: систематический обзор и метаанализ

,

J Clin Microbiol

,

2011

, vol.

49

(стр.

665

70

) 29« и др.

Проспективное клиническое испытание анализа полимеразной цепной реакции в режиме реального времени для диагностики кандидемии у взрослых, не страдающих нейтропенией, в критическом состоянии

,

Clin Infect Dis

,

2008

, vol.

46

(стр.

890

6

) 30,,, et al.

Мультиплексная ПЦР позволяет быстро и точно диагностировать инфекции кровотока у новорожденных и детей с подозрением на сепсис.

,

J Clin Microbiol

,

2011

, vol.

49

(стр.

2252

8

) 31« и др.

Проведение полимеразной цепной реакции Candida в реальном времени, анализа бета-D-глюкана и посевов крови при диагностике инвазивного кандидоза

,

Clin Infect Dis

,

2012

, vol.

54

(стр.

1240

8

) 32,.

Интраабдоминальный кандидоз (IAC) Недооценен, но является наиболее распространенным типом инвазивного кандидоза (IC) и приводит к плохим результатам [аннотация M1685]

,

2012

Вашингтон, округ Колумбия

Американское общество микробиологии

стр.

164

33« и др.

Многоцентровая ретроспективная разработка и проверка правила клинического прогнозирования нозокомиального инвазивного кандидоза в условиях интенсивной терапии

,

Eur J Clin Microbiol Infect Dis

,

2007

, vol.

26

(стр.

271

6

) 34,,,.

Противогрибковые средства для профилактики грибковых инфекций у тяжелобольных и хирургических пациентов без нейтропении: системный обзор и метаанализ рандомизированных клинических испытаний. J Antimicrob Chemother

,

2006

, т.

57

(стр.

628

38

) 35« и др.

Сравнение эмпирического флуконазола с плацебо для пациентов отделения интенсивной терапии: рандомизированное исследование

,

Ann Intern Med

,

2008

, vol.

149

(стр.

83

90

) 36« и др.

Использование прокальцитонина для снижения воздействия антибиотиков на пациентов в отделениях интенсивной терапии (исследование PRORATA): многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование

,

Lancet

,

2010

, vol.

375

(стр.

463

74

) 37,,.

Бактериемия и фунгемия, осложняющие опухолевые заболевания. Исследование 364 случаев

,

Am J Med

,

1977

, vol.

62

(стр.

731

42

) 38« и др.

Влияние профилактического флуконазола на клинический спектр грибковых заболеваний у реципиентов трансплантата костного мозга с особым вниманием к кандидозу печени. Вскрытие 355 пациентов

,

Медицина (Балтимор)

,

1998

, т.

77

(стр.

246

54

) 39« и др.

Влияние профилактики флуконазолом на грибковые культуры крови: исследование на основе аутопсии с участием 720 пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями

,

Br J Haematol

,

2002

, vol.

117

(стр.

40

6

) 40,,,,,.

Посмертная кандидемия: маркер диссеминированного заболевания

,

J Clin Pathol

,

2010

, vol.

63

(стр.

337

40

) © Автор, 2013 г. Опубликовано издательством Oxford University Press от имени Общества инфекционистов Америки. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

границ | Доклиническая визуализация инвазивного кандидоза с использованием ImmunoPET / MR

Введение

Инфекционные болезни являются ведущей причиной смерти во всем мире, при этом грибки ежегодно вызывают около двух миллионов опасных для жизни инфекций (Brown et al., 2012). В настоящее время отсутствуют диагностические тесты, которые могут точно обнаруживать и дифференцировать инфекционные организмы, что приводит к неправильному использованию противомикробных препаратов и возникновению устойчивости к антибиотикам и противогрибковым препаратам. Неинвазивная молекулярная визуализация имеет огромный потенциал для отслеживания инфекционных заболеваний (Santangelo et al., 2015; Rolle et al., 2016; Wiehr et al., 2016; Davies et al., 2017), но традиционные методы радиологической визуализации, такие как компьютерные томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ), производя высококонтрастные изображения всех структур внутри человеческого тела, полагаются на структурные аномалии в тканях и органах, чтобы различать инфекционные и неинфекционные патологии (Thornton, 2018).Напротив, молекулярная визуализация может обеспечить высокоспецифичную и чувствительную визуализацию под контролем антител вирусных (Santangelo et al., 2015), бактериальных (Wiehr et al., 2016) и грибковых заболеваний (Rolle et al., 2016; Davies et al., 2017) на животных моделях болезни с реальным потенциалом для применения в клинических условиях (Davies et al., 2017).

Инвазивный кандидоз (ИК) — опасное для жизни заболевание, вызываемое родом Candida . Заболевание, которое включает в себя как кандидемию (дрожжевую инфекцию кровотока), так и глубоко укоренившийся кандидоз (инфицирование тканей под слизистыми оболочками) (Clancy and Nguyen, 2013), может возникнуть после хирургического вмешательства на желудочно-кишечном тракте, которое позволяет грибку проникать в слизистую оболочку (Vincent и другие., 2014), в то время как нейтропения, вызванная химиотерапией или иммуносупрессией у пациентов с трансплантацией солидных органов или гематологических стволовых клеток, ухудшает распознавание иммунной системой и клиренс клеток Candida , что приводит к диссеминированным инфекциям (Safdar and Armstrong, 2011). По оценкам, ежегодно во всем мире происходит около 400000 случаев инфицирования кровотоком Candida () (Brown et al., 2012), что составляет около 3% всех нозокомиальных инфекций в Европе и около 12% в США (Schmiedel and Zimmerli, 2016). .В настоящее время ИЦ является четвертой по распространенности инфекцией кровотока после стафилококковой и энтерококковой инфекций, хотя ИЦ несет гораздо более высокие показатели смертности (Wisplinghoff et al., 2004; Lewis, 2009).

В то время как не albicans виды Candida появились в качестве патогенов лиц с ослабленным иммунитетом за последние годы (Chi et al., 2011; Papon et al., 2013; Pfaller et al., 2014), Candida albicans остается наиболее частой причиной инфекций слизистых оболочек и системных инфекций и является причиной до 70% случаев во всем мире (Diekema et al., 2012; Гвинея, 2014 г.). Раннее обнаружение возбудителя имеет решающее значение для быстрого и эффективного лечения противогрибковыми препаратами. Текущий «золотой стандарт» для обнаружения основан на посеве грибка из крови, но посев крови положительный только в 50–70% случаев, медленный и редко дает положительный результат у пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом (Clancy и Нгуен, 2013). В то время как анализы, не основанные на культуре, которые обнаруживают нуклеиновых кислот Candida , грибковый β- D -глюкан и маннановый антиген (Mn) Candida (Mn) и антиманнановые антитела (A-Mn) в сыворотках пациентов, предлагают потенциальные преимущества по сравнению с культурой. (Эллис и др., 2009; Avni et al., 2011; Jaijakul et al., 2012), им присущи собственные недостатки в специфичности и чувствительности, и они не могут идентифицировать метастатические очаги при глубоко расположенных инфекциях Candida (Clancy and Nguyen, 2013).

Позитронно-эмиссионная томография и магнитно-резонансная томография (ПЭТ / МРТ) — чрезвычайно мощный инструмент для диагностики рака, но его использование для обнаружения микробных инфекций все еще находится в зачаточном состоянии. Несмотря на это, мы недавно продемонстрировали огромный потенциал иммунной ПЭТ / МРТ для визуализации инвазивного легочного аспергиллеза (IPA), заболевания легких людей с ослабленным иммунитетом, вызываемого повсеместно распространенной воздушно-капельной плесенью Aspergillus fumigatus (Rolle et al., 2016; Davies et al., 2017; Торнтон, 2018). В настоящем исследовании мы решили определить, действительно ли недавно разработанное Candida -специфическое моноклональное антитело (mAb) (MC3) при конъюгировании с [ 64 Cu] с использованием хелатора 2,2 ‘- (7- (1 -карбокси-4 — ((2,5-диоксопирролидин-1-ил) окси) -4-оксобутил) -1,4,7-триазонан-1,4-диил) диуксусная кислота (NODAGA), может быть использована в качестве специфичный для болезни индикатор в иммуноПЕТ / МРТ для выявления глубоких инфекций C. albicans in vivo после инфицирования кровотока.Мы демонстрируем, используя модель внутривенного (iv) заражения IC, которая точно имитирует диссеминированную инфекцию C. albicans у людей (MacCallum and Odds, 2005; Conti et al., 2014), точность [ 64 Cu] Индикатор NODAGA-MC3 при обнаружении инфекций глубоких органов и демонстрирует, что иммунный ПЭТ на основе антител может быть успешно использован для неинвазивной идентификации этого проблемного заболевания in vivo .

Материалы и методы

Заявление об этике

Работа с гибридомой

, описанная в этом исследовании, была проведена в соответствии с лицензией британского министерства внутренних дел и была рассмотрена Советом по этике защиты животных (AWERB) для утверждения.Работа проводилась в соответствии с Директивой 2010/63 / EU Закона 1986 года о животных (научные процедуры) и следовала всем Кодексам практики, усиливающим этот закон, включая все элементы содержания, ухода и эвтаназии животных. Все работы по молекулярной визуализации животных выполнялись в отделении доклинической визуализации и радиофармации (Центр визуализации Вернера Сименса, Университет Эберхарда Карлса в Тюбингене, Германия) и выполнялись в соответствии с протоколами, утвержденными Regierungspräsidium Tübingen (номер разрешения: R9 / 16). в соответствии с руководящими принципами Европейского закона о здравоохранении Федерации ассоциаций лабораторных животных (FELASA).

Грибковые культуры

Грибы, используемые для тестов на специфичность антител, выращивали на склонах декстрозного агара Сабуро [SDA; Бульон SD (S3306, Sigma), агар (MC006, Neogen) 20 г / л], агар с глюкозо-пептонно-дрожжевым экстрактом {GPYA; Среда GPY [глюкоза 40 г / л, бактериологический пептон (LP0037, Oxoid) 5 г / л, дрожжевой экстракт 5 г / л}, содержащий агар 15 г / л] или картофельный агар с декстрозой [PDA; картофельный бульон с декстрозой (P6685, Sigma), агар 20 г / л]. Все среды автоклавировали при 121 ° C в течение 15 минут перед использованием, а грибы выращивали при 26 ° C в 16-часовом режиме флуоресцентного света.

Подготовка иммуногена и режима иммунизации

Candida albicans штамм SC5314 был выбран для разработки гибридомы, поскольку он принадлежит к преобладающей кладе близкородственных штаммов C. albicans , что составляет почти 40% всех изолятов в мире, как определено с помощью ДНК-фингерпринта и многолокусного типирования последовательностей ( Soll and Pujol, 2003). Трехдневные культуры чашек Петри GPYA C. albicans SC5314, выращенные при 26 ° C, заливали 20 мл стерильной воды Milli-Q (MQ-H 2 O) и суспендированные клетки мгновенно замораживали в жидкости N 2 , лиофилизировали и помещали при -20 ° C для длительного хранения.Иммуноген получали повторным суспендированием лиофилизированных клеток в стерильном отфильтрованном фосфатно-солевом буфере (PBS; 137 мМ NaCl, 2,7 мМ KCl, 8 мМ Na 2 HPO 4 и 1,5 мМ KH 2 PO 4 , pH 7,2) и суспензии с концентрацией 2 мг / мл инактивировали нагреванием путем помещения при 55 ° C на 45 мин. Иммуноген хранили при -20 ° C перед иммунизацией животных. Для иммунизации каждой из четырех 6-недельных белых самок мышей BALB / c (Charles River) сделали четыре внутрибрюшинных инъекции (300 мкл на инъекцию) иммуногена с 2-недельными интервалами, а за 5 дней до этого сделали одну бустерную инъекцию. слияние.

Производство и скрининг гибридом и определение специфичности антител

Клетки гибридомы

получали способом, описанным в другом месте (Thornton, 2001), и клоны, продуцирующие mAb, идентифицированные в тестах ELISA, с использованием растворимых антигенов из иммуногена C. albicans SC5314, иммобилизованного в лунках планшетов для микротитрования Nunc F96 Maxisorp (442402, Thermo Fisher Scientific) по 50 мкл на лунку. Положительные клеточные линии тестировали на специфичность mAb против смывной поверхности из репликатов SDA наклонных культур дрожжей, дрожжеподобных и нитчатых грибов (дополнительная таблица S1), приготовленных, как описано в другом месте (Thornton, 2001).Затем специфичность Candida -специфических mAb была дополнительно протестирована с использованием растворов антигенов, приготовленных из чашек для культивирования SDA в чашках Петри, инокулированных клеточными суспензиями патогенных дрожжей человека C. albicans (SC5314), Candida glabrata (CBS4962), Trichosporon. asahii var. asahii (CBS5286) или Cryptococcus neoformans (CBS7779), либо как культуры одного вида, либо как культуры смешанных видов (дополнительный рисунок S1).После 24 ч инкубации при 26 ° C растворы антигенов были приготовлены путем заливки планшетов 10 мл PBS, суспендирования клеток с использованием стерильных L-образных разбрасывателей и осаждения клеток центрифугированием при 14 500 об / мин в течение 5 минут. Концентрации белка, определенные спектрофотометрически при 280 нм (Nanodrop; Agilent Technologies), были доведены до 60 мкг / мл, и объемы 50 мкл были использованы для покрытия лунок планшетов для микротитрования, которые инкубировали в течение ночи при 4 ° C. Лунки трижды промывали PBST (PBS, содержащий 0.05% (об. / Об.) Tween-20), один раз с PBS и один раз с dH 2 O перед сушкой на воздухе при 23 ° C в вытяжном шкафу с ламинарным потоком. Планшеты запечатывали в пластиковые пакеты и хранили при 4 ° C для подготовки к анализу с помощью ELISA.

Иммуноферментный анализ, связанный с ферментом

Лунки, содержащие иммобилизованные антигены, инкубировали в течение 15 мин с 200 мкл PBS, содержащего 1,0% (мас. / Об.) Бычьего сывороточного альбумина (BSA; A7906, Sigma) в качестве блокатора. После 5-минутной промывки PBS лунки инкубировали с 50 мкл супернатанта культуры ткани гибридомы (TCS) mAb в течение 1 часа, после чего лунки промывали три раза по 5 минут каждая с PBST.Конъюгат козьего антимышиного поливалентного иммуноглобулина (G, A, M) с пероксидазой (A0412, Sigma), разбавленный 1: 1000 в PBST, содержащем 0,5% (мас. / Об.) BSA, добавляли в лунки и инкубировали еще в течение часа. Планшеты промывали PBST, как описано, подвергали заключительной 5-минутной промывке PBS и связанное антитело визуализировали путем инкубации лунок с 3,3 ‘, 5,5’ раствором субстрата тетраметилбензидина (T2885, Sigma) (Thornton, 2001) в течение 30 минут. мин, после чего реакции останавливали добавлением 3 MH 2 SO 4 .Значения поглощения определяли при 450 нм с использованием считывающего устройства для микропланшетов (Tecan GENios, Tecan Austria GmbH). Контрольные лунки инкубировали только со средой для культивирования тканей (TCM), содержащей 10% (об. / Об.) Фетальной бычьей сыворотки (FBS; FCS-SA, Labtech). Все этапы инкубации проводили при 23 ° C в герметичных пластиковых пакетах. Порог обнаружения антигена в ELISA определяли с помощью контрольных значений (значения абсорбции 2 × TCM) (Sutula et al., 1986). Эти значения постоянно находились в диапазоне 0,050–0,100.Следовательно, значения оптической плотности> 0,100 считались положительными для обнаружения антигена.

Определение класса Ig и процедура субклонирования

Класс mAb Ig определяли с помощью антиген-опосредованного ELISA (Thornton, 2001). Лунки микротитровальных планшетов, покрытые водорастворимыми антигенами после промывки поверхности C. albicans SC5134, инкубировали последовательно с гибридомным TCS в течение 1 ч, затем козьими антимышиными IgG1, IgG2a, IgG2b, IgG3, IgM или IgA-специфичными. антисыворотка (ISO-2, Sigma), разведенная 1: 3000 в PBST в течение 30 минут, и конъюгат кроличьей анти-козьей пероксидазы (A5420, Sigma), разведенный 1: 1000 в течение следующих 30 минут.Связанное антитело визуализировали с помощью субстрата TMB, как описано. Клеточные линии гибридомы были субклонированы три раза путем ограничивающего разведения, и клеточные линии выращивали в массе в неселективной среде, консервировали путем медленного замораживания в FBS / диметилсульфоксиде (92: 8 об. / Об.) И хранили в жидком N 2 .

Характеристика эпитопа термической, химической и ферментативной модификацией

Термостабильность антигенов исследовали, помещая промывные поверхности C. albicans SC5134 в кипящую водяную баню.С 10-минутными интервалами в течение 60-минутного периода образцы объемом 1 мл удаляли, охлаждали и центрифугировали при 14 500 об / мин в течение 5 минут. Пятьдесят микролитров супернатантов иммобилизовали в лунках микротитровальных планшетов для анализа с помощью ELISA, как описано. Для окисления периодатом микротитровальные лунки, покрытые растворимыми антигенами в смывах поверхностей, инкубировали с 50 мкл раствора мета-периодата натрия (20 мМ NaIO 4 в 50 мМ натрий-ацетатном буфере, pH 4,5) или только ацетатным буфером (контроль) в течение 24 дней. , 4, 3, 2, 1 или 0 ч при 4 ° C в герметичных пластиковых пакетах.Перед обработкой с помощью ELISA, как описано, планшеты четыре раза промывали 3-минутным PBS. Для протеазного переваривания микротитровальные лунки, содержащие иммобилизованные антигены, инкубировали с 50 мкл раствора проназы (протеаза XIV; P5147, Sigma) с концентрацией 0,9 мг / мл, раствором трипсина (1 мг / мл в MQ-H 2 O) или PBS и MQ-H только 2 O (контроли) в течение 4 ч при 37 или 4 ° C. Планшеты промывали четыре раза по 3 мин PBS, а затем анализировали с помощью ELISA, как описано.

Очищенный

Candida albicans Маннан клеточной стенки

Candida albicans маннаны клеточной стенки, очищенные методом Longbottom et al.(1976), были получены из Национального института биологических стандартов и контроля (каталог 76/515). Лиофилизированный материал ресуспендировали в MQ-H 2 O для создания исходного раствора с концентрацией 1 мг / мл, который хранили при -20 ° C перед использованием. Образец исходного раствора маннана разбавляли 1: 2 (об: об) PBS, а затем дважды разводили в PBS по лункам микротитровальных планшетов по 50 мкл на лунку. Затем проводили ELISA, как описано. Для исследований вестерн-блоттинга исходный маннан разбавляли в буфере Лэммли (Laemmli, 1970) и денатурировали нагреванием при 95 ° C в течение 10 минут.

Candida albicans Мутанты маннана

Candida albicans штаммов SC5134 и NGY152 дикого типа и маннановых мутантов NGY152 [Δ pmr1 , Δ och2 , Δ mnn4 и Δ mnt1,2 , 2013 г., Hall and Gow] выращивали на склонах SDA в течение 3 дней и смывки поверхностей, содержащие водорастворимые антигены, получали с использованием стерильного MQ-H 2 O, как описано. Промывные воды центрифугировали в течение 5 минут при 14 500 об / мин, и концентрации белка в супернатанте, определенные спектрофотометрически при 280 нм, доводили до 60 мкг / мл с использованием PBS.Объемы пятьдесят мкл использовали для покрытия лунок планшетов для микротитрования, которые анализировали с помощью ELISA, как описано. Для вестерн-блоттинга смывные поверхности разбавляли буфером Лэммли и денатурировали нагреванием при 95 ° C в течение 10 минут.

Для исследования выделения внеклеточного антигена (дополнительная фигура S2) штаммы дикого типа и мутантные штаммы C. albicans выращивали в виде наклонных культур SDA в течение 3 дней и суспензии дрожжевых клеток получали, как описано. После промывания стерильным MQ-H 2 O суспензии клеток доводили до 10 3 клеток / мл перед добавлением объемов 1 мл в реплицируемые колбы, содержащие 100 мл автоклавированной среды GPY.Культуры встряхивали (125 об / мин) при 26 ° C, и через 3 дня жидкости удаляли и центрифугировали при 14 500 об / мин. Пятьдесят мкл образцов супернатантов, содержащих 60 мкг белка / мл, использовали для покрытия лунок микротитровальных планшетов, которые анализировали с помощью ELISA, как описано. Для вестерн-блоттинга культуральные жидкости разбавляли буфером Лэммли и денатурировали нагреванием при 95 ° C в течение 10 минут.

Электрофорез в полиакриламидном геле и вестерн-блоттинг

Электрофорез в полиакриламидном геле с додецилсульфатом натрия (SDS-PAGE) проводили с использованием полиакриламидных гелей с градиентом 4–20% (161-1159, Bio-Rad) в денатурирующих условиях.Белки разделяли электрофоретически при 165 В и предварительно окрашенные маркеры (161-0318, Bio-Rad) использовали для определения молекулярной массы. Для вестерн-блоттинга разделенные белки электрофоретически переносили на PVDF-мембрану (162-0175, Bio-Rad) в течение 2 часов при 75 В, и мембрану блокировали в течение 16 часов при 4 ° C с помощью PBS, содержащего 1% (мас. / Об. ) BSA. Блокированные мембраны инкубировали с гибридомой TCS, разведенной 1: 2 (об. / Об.) С PBS, содержащим 0,5% (мас. / Об.) BSA (PBSA), в течение 2 ч при 23 ° C. После трехкратной промывки PBS мембраны инкубировали в течение 1 ч с конъюгатом щелочной фосфатазы козьего антимышиного IgG (цельная молекула) (A3562, Sigma), разведенным 1: 15 000 в PBSA.Мембраны трижды промывали PBS, один раз PBST и связанное антитело визуализировали путем инкубации в растворе субстрата (Thornton, 2008). Реакции останавливали погружением мембран в dH 2 O, а затем мембраны сушили на воздухе между листами фильтровальной бумаги Whatman.

Иммунофлуоресценция

Предметные стекла

стерилизовали автоклавированием и покрывали промытыми клетками SC5314, суспендированными в 1% (мас.: Об.) Растворе глюкозы для продукции бластоспор или в 20% (об: об) FBS для индукции образования гиф.Срезы инкубировали во влажной камере при 26 ° C в течение 16 часов (образование бластоспор) или при 37 ° C в течение 5 часов (индукция гиф). После сушки на воздухе клетки фиксировали в соответствии с методом, описанным в другом месте (Thornton, 2001). Фиксированные клетки инкубировали с гибридомой TCS в течение 1 часа с последующими тремя 5-минутными промывками в PBS. Затем образцы инкубировали с конъюгатом козьего антимышиного поливалентного флуоресцеинизотиоцианата (FITC) (F1010, Sigma), разведенного 1:40 в PBS, в течение 30 минут. Им дали три 5-минутных промывки PBS и поместили в монтажную среду PBS-глицерин (F4680, Sigma) перед наложением покровных стекол.Все этапы инкубации выполнялись при 23 ° C, во влажной среде, чтобы предотвратить испарение, и предметные стекла хранили в темноте при 4 ° C перед исследованием с использованием эпифлуоресцентного микроскопа (Olympus IX81), оснащенного 495 нм (возбуждение) и 518 нм (эмиссионные) фильтры для FITC.

Очистка mAb MC3

Hybridoma TCS собирали центрифугированием при 2147 g в течение 40 минут при 4 ° C с последующей фильтрацией через фильтр из ацетата целлюлозы 0,8 мкм (10462240, GE Healthcare Life Sciences, Великобритания).Супернатант культуры загружали в колонку HiTrap Protein A (17-0402-01, GE Healthcare Life Sciences) с помощью перистальтического насоса P-1 (18-1110-91, GE Healthcare Life Sciences) с низкой пульсацией потока 1 мл / мл. мин. Колонки уравновешивали 10 мл PBS, и связанное с колонкой антитело элюировали 5 мл 0,1 М глицин-HCl буфера (pH 2,5) со скоростью потока 0,5 мл / мин. Буфер очищенного антитела заменяли на PBS с использованием одноразовой обессоливающей колонки PD-10 (17-0851-01, GE Healthcare Life Sciences).После очистки антитело стерильно фильтровали с помощью шприцевого фильтра 0,24 мкм (85037-574-44, Sartorius UK Ltd., Великобритания) и хранили при 4 ° C. Концентрацию белка определяли с помощью спектрофотометра, а чистоту подтверждали с помощью SDS-PAGE и окрашивания геля с использованием красителя Coomassie Brilliant Blue R-250 (Thermo Fisher Scientific).

Конъюгирование мАт MC3

mAb MC3, очищенное белком A, забуферивали 0,1 М карбонатом натрия (pH 9, обработанное Chelex) с использованием фильтрующего устройства Amicon Ultra-15 (MWCO 30 кДа, Merck Millipore, Дармштадт, Германия).Двадцать молярных эквивалентов хелатора p-NCS-Bz-NODAGA (Chematech, Dijon, France) реагировали с антителом в течение 60 мин при комнатной температуре с последующей очисткой антитела через фильтр Amicon Ultra-15 с использованием 0,25 М ацетата натрия, обработанного Chelex. (pH 6). Этот протокол обычно дает 1–3 хелаторов на одно антитело. Профиль элюции в эксклюзионной хроматографии высокого давления (HPSEC, Phenomenex BioSep SEC-s3000 300 × 4,6 мм, 1,5 мл / мин PBS с 50 мМ ЭДТА) не отличался от неконъюгированного антитела.

Производство ПЭТ-индикаторов и радиомечение конъюгата NODAGA-MC3

64 Cu была произведена в собственной радиофармацевтике отделения доклинической визуализации и радиофармации в Тюбингене с использованием циклотрона PETtrace (General Electric Medical Systems). 64 Cu генерировалась протонным облучением с энергией 12,5 МэВ обогащенного металлического никеля 64 (35–75 мг; Isoflex, обогащение> 98%), нанесенного гальваническим методом на платино-иридиевый диск через 64 Ni (p, n) 64 Cu ядерная реакция, как описано ранее (Alt et al., 2010). Вкратце, 64 Cu отделяли от объемной никелевой мишени и других металлических примесей растворением в кислоте с последующей анионообменной хроматографией (AG1 × 8, Bio-Rad) в водной солянокислой среде (Trace Select, Sigma-Aldrich). Фракции, содержащие продукт 64 Cu, сушили в атмосфере аргона при 120 ° C.

Для радиоактивной метки антител сухой 64 CuCl 2 повторно растворяли в 0,1 М HCl и доводили pH до 5–6, используя 0.5 М ацетат аммония. Добавляли 1,3 мкг конъюгированного с p-NCS-бензил-NODAGA антитела MC3 на 1 МБк 64 Cu и инкубировали при 42 ° C в течение 60 мин. Для контроля качества меченных радиоактивными изотопами антител [радиохимическая чистота не менее 95% (ТСХ), профиль элюции HPSEC, соответствующий немодифицированному антителу].

Стабильность сыворотки [

64 Cu] NODAGA-MC3 Tracer

Для тестов на стабильность сыворотки меченное радиоактивным изотопом антитело MC3 инкубировали с трехкратным объемом сыворотки C57BL / 6 при 37 ° C.Образцы отбирали через 0, 1, 24 и 48 ч и сразу же анализировали с помощью Instant Thin Layer Chromatography-Silica Gel (iTLC-SG, Macherey-Nagel, Düren, Германия, подвижная фаза: 0,1 М цитрат натрия, pH 5,0) и радио -HPSEC (как описано выше).

Молекулярная визуализация

Штамм мышей и в / в. Инъекции
Candida и [ 64 Cu] NODAGA-MC3 Tracer

Работа по визуализации животных проводилась с использованием мышей того же возраста и пола, которым вводили одинаковые дозы патогена и индикатора для минимизации систематической ошибки.Самок мышей C57BL / 6 OlaHsd в возрасте от восьми до 14 недель были приобретены у Harlan Laboratories GmbH (Venray, Нидерланды). Животных содержали в стандартизированных и стерильных условиях окружающей среды (комнатная температура 20 ± 1 ° C, относительная влажность 50 ± 10%, 12-часовой цикл свет-темнота) и получали пищу и воду ad libitum . Для приготовления инокулята штамм C. albicans SC5314 и C. auris CBS10913 выращивали на GPYA, как описано, и бластоспоры собирали через 3 дня инкубации при 37 ° C путем промывания культур стерильным PBS.Споры дважды промывали центрифугированием при 400 g и повторно суспендировали в свежем стерильном PBS. Протокол заражения животных и визуализации (дополнительный рисунок S3A) включал одновременную ПЭТ / МР-визуализацию инфицированных Candida и неинфицированных контрольных мышей (только PBS) в трех последовательных временных точках [3, 24 и 48 ч после инфицирования ( Пи)]. Для введения инокулята и индикатора животных кратковременно анестезировали 1,5% изофлураном и 0,8 л / мин 100% кислорода, а в их боковые хвостовые вены вводили 20 мкг [ 64 Cu] NODAGA-меченого антитела MC3 (соответствует 12– 14 МБк для иммуно-ПЭТ-визуализации) и 100 мкл суспензии бластоспор (или только PBS), при этом каждая мышь получала всего 1 × 10 6 бластоспор.

Серьезность модели инфекции низкая, поскольку эксперименты по визуализации проводились на здоровых иммунокомпетентных мышах. Здоровье и общее самочувствие мышей оценивали ежедневно, а вес тела измеряли каждые 24 часа. Согласно протоколу ухода за животными, состояние здоровья животных оценивалось ежедневно и оценивалось с помощью оценочного листа. Категории для оценочного листа включали подвижность животных, реакцию в полете, уход за шерстью, состояние шерсти и потерю веса в%.Состояние здоровья мышей в ходе экспериментов не показало потери веса, превышающей 20%, или других признаков, которые могли бы привести к умерщвлению мышей. В течение 2 дней после инфицирования побочных эффектов не наблюдалось, и у мышей не наблюдалось или не наблюдалось незначительной потери веса из-за инфекции и / или анестезии.

Одновременная ПЭТ / МРТ и

ex vivo Биораспределение

In vivo биораспределений индикаторов ПЭТ на основе антител оценивали с использованием вставки ПЭТ для мелких животных (Bruker BioSpin GmbH, Эттлинген, Германия), что дало пространственное разрешение приблизительно 1.3 мм на реконструированных изображениях (Wehrl et al., 2013). Статическое сканирование ПЭТ (10 мин) было получено через 3, 24 и 48 ч после инъекции инокулята Candida и индикатора. Во время ПЭТ и МРТ животных анестезировали 1,5% изофлураном, смешанным со 100% кислородом. Данные ПЭТ были получены в режиме списка, гистограммы за один 10-минутный интервал времени и восстановлены с использованием двумерного итеративного алгоритма максимизации ожидания упорядоченного подмножества (OSEM2D). МР-томографию выполняли на МР-томографе мелких животных 7 Тл, 300 МГц (Bruker Biospin GmbH) для сбора анатомической информации.Изображения были получены с использованием трехмерной последовательности T2, насыщенной жиром, с TE / TR 90,51 / 1800,000 мс. Кроме того, была выполнена последовательность T1 3D быстрой съемки под малым углом (FLASH) с TE / TR 6.000 / 30.000 мс. Изображения ПЭТ были нормализованы относительно друг друга, затем слиты с соответствующими изображениями МРТ и проанализированы с использованием программного обеспечения Inveon Research Workplace (Siemens Preclinical Solutions, Ноксвилл, Теннесси, США). Области интереса (ROI) были нарисованы вокруг соответствующих тканей на основе анатомической информации из МРТ изображений.Данные изображений были проанализированы вслепую и перепроверены двумя опытными исследователями. Абсолютная количественная оценка данных ПЭТ выражается в процентах от введенной дозы на кубический сантиметр (% ID / cc). После заключительного сканирования ПЭТ через 48 часов все животные были умерщвлены путем смещения шейных позвонков под глубокой анестезией и препарированы. Органы были удалены, и радиоактивность была определена количественно с помощью аликвоты введенного радиоактивного индикатора в γ-счетчике (Wallac 2480 WIZARD 3 ″, PerkinElmer, Уолтем, Массачусетс, США) с использованием энергетического окна между 350 и 650 кэВ.Результаты выражаются в% введенной дозы на грамм (% ID / г) ткани.

Статистический анализ

Количество мышей, использованных в каждой группе ( N = 4–5), было определено с помощью анализа мощности, чтобы обеспечить статистическую значимость при пороге 5% и мощности 90%, при этом средние значения отличаются на 2 SD. Для экспериментов с более чем двумя исследованными группами статистические значения были рассчитаны с использованием одностороннего дисперсионного анализа (ANOVA) с последующим тестом множественного сравнения Тьюки, проведенным с помощью программного обеспечения Origin 8 (OriginLab Corporation, Нортгемптон, Массачусетс, США).Данные считались статистически значимыми при p <0,05. Если не указано иное, все количественные данные представлены как среднее ± 1 стандартное отклонение (SD).

Результаты

Получение гибридом, изотипирование и специфичность mAb

Было выполнено единичное слияние, и 418 линий гибридомных клеток были протестированы на распознавание иммуногена. Клеточная линия MC3 была выбрана для дальнейшего тестирования на основании силы ее реакции в ELISA и была субклонирована три раза.Изотипирование показало, что MC3 принадлежит к классу иммуноглобулинов G3 (IgG3). Специфичность MC3 определяли в тестах ELISA с использованием антигенов из широкого ряда клинически значимых дрожжей, дрожжеподобных грибов и плесневых грибов (дополнительная таблица S1). Он прореагировал с антигенами нескольких видов Candida , большинство из которых принадлежит к кладе CTG ( C. albicans , C. dubliniensis , C. famata , C. guilliermondii , C. lusitaniae , С.tropicalis ), а также C. auris , C. pseudotropicalis и C. palmioleophila . Он не реагировал с другими протестированными видами Candida , с широким спектром родственных и неродственных дрожжей, дрожжеподобных грибов или плесневых грибов, имеющих клиническое значение (Рисунок 1), или с человеческими комменсальными дрожжами Saccharomyces cerevisiae . Не было обнаружено перекрестной реактивности с антигенами, полученными из одно- или смешанных культур C. glabrata , T.asahii или C. neoformans (дополнительный рисунок S1), что дополнительно демонстрирует его специфичность в отношении C. albicans в полимикробных культурах.

РИСУНОК 1. Специфичность mAb MC3, определенная с помощью тестов иммуноферментного анализа смывных поверхностей, содержащих водорастворимые антигены из видов Candida и родственных и неродственных дрожжей и плесневых грибов. Значения поглощения ELISA при 450 нм для растворимых антигенов из видов Candida в CTG clade и Saccharomycetaceae, возникающего патогена человека Candida auris (вставка) и других родственных и неродственных дрожжей, дрожжеподобных грибов и плесневых грибов, имеющих клиническое значение.Лунки покрывали буфером 60 мкг белка / мл. Столбцы представляют собой средние значения трех биологических повторов ± стандартные ошибки, а значение пороговой абсорбции для обнаружения антигена составляет ≥0,1 (обозначено линией на графике).

Распознавание очищенного

Candida albicans Маннан

Маннан, основной углевод клеточной стенки Candida , состоящий из структур α-1-6, α-1-2, α-1-3 и β-1-2 (Netea et al., 2008; Hall и Gow, 2013), был исследован как предполагаемый антиген, связанный с MC3.В тестах ELISA MC3 распознал очищенный маннан клеточной стенки C. albicans в концентрациях от ≥1,3 мкг / мл (рис. 2A). MAb также распознало очищенные маннаны с молекулярной массой> 200 кДа (фиг. 2B). Этот паттерн связывания согласуется с mAb, которое, как было показано ранее, связывается со структурами β-1,2-маннана (Jouault et al., 1998; Poulain et al., 2002). Паттерны связывания вестерн-блоттинга с растворимыми антигенами, экстрагированными из иммуногена C. albicans SC5314, показали сильную реакцию MC3 с гликозилированными антигенами с молекулярной массой от ~ 100 до> 200 кДа и менее сильную реакцию с антигенами с более низкой молекулярной массой, между ~ 50 и ~ 100 кДа (рис. 2В).Этот образец окрашивания согласуется с mAb, которые, как показано, связываются с маннан-содержащими антигенами C. albicans (Torosantucci et al., 1991). MAb MC3 также реагировало с антигеном с молекулярной массой ~ 12 кДа (рис. 2B), что согласуется с распознаванием гликолипидного антигена фосфолипоманнана клеточной стенки (PLM) (Trinel et al., 1993; Jouault et al., 1998; Poulain et al., 2002; Mille et al., 2012). PLM содержит исключительно β-1,2-маннаны, которые также украшают структуры маннопротеинов в C.albicans (Trinel et al., 1999; Mille et al., 2004; Fradin et al., 2008). Взятые вместе, эти результаты предполагают, что эпитоп MC3 содержит структуры β-1,2-маннана.

РИСУНОК 2. Характеристика антигена MC3, его эпитопа и пространственного распределения в дрожжевых и псевдогифальных клетках. (A) Значения поглощения ELISA при 450 нм для очищенного маннана клеточной стенки C. albicans . Каждая точка представляет собой среднее значение трех повторов ± стандартные ошибки. (B) Вестерн-иммуноблот с MC3 с использованием очищенного маннана клеточной стенки C. albicans (маннан) и растворимых антигенов, экстрагированных из иммуногена C. albicans SC5314 (SC5314). В лунки загружали 1,6 мкг белка. M r обозначает молекулярную массу в кДа. (C) Вестерн-иммуноблот с MC3 с использованием растворимых антигенов в смывах поверхности C. albicans штамма дикого типа NGY152 и мутантных штаммов маннана. В лунки загружали 1,6 мкг белка.Звездочка ( * ) указывает низкомолекулярную полосу ∼12 кДа, предположительно PLM, которая отсутствует в экстрактах мутанта Δpmr1. (D) Значения поглощения ELISA при 450 нм для культуральных жидкостей из C. albicans штаммов SC5314 и NGY152 дикого типа и штаммов мутантного маннана. Лунки покрывали буфером 60 мкг белка / мл. Каждая полоса представляет собой среднее значение трех биологических повторов ± стандартные ошибки, а столбцы с одной и той же буквой существенно не различаются при p <0.001. (E) Соответствующий вестерн-иммуноблот с MC3 с использованием культуральных жидкостей из C. albicans штаммов дикого типа SC5134 и NGY152 и штаммов мутантов маннана. В лунки загружали 1,6 мкг белка. Звездочка ( * ) указывает низкомолекулярную полосу ~ 12 кДа, которая присутствует только в культуральных жидкостях мутанта Δmnt1,2. (F) Значения поглощения ELISA при 450 нм для термообработанных антигенов из C. albicans SC5314. Лунки покрывали буфером 60 мкг белка / мл.Каждая полоса представляет собой среднее значение трех биологических повторов ± стандартные ошибки, а столбцы с одной и той же буквой существенно не различаются при p <0,001. Не наблюдалось значительного влияния нагревания на распознавание MC3, что указывает на то, что его антиген термостабилен. (G) Значения поглощения ELISA при 450 нм для обработанных периодатом антигенов (белые столбцы) и антигенов, обработанных контролем (серые столбцы), экстрагированных из лиофилизированных клеток C. albicans SC5134. Лунки покрывали буфером 60 мкг белка / мл.Каждая полоса представляет собой среднее значение трех биологических повторов ± стандартные ошибки, а столбцы с разными буквами значительно отличаются друг от друга при p <0,001. Значительное снижение с течением времени распознавания MC3 обработанных периодатом антигенов показывает, что эпитоп антитела является углеводным и содержит вицинилгидроксильные группы. (H – M) Микрофотографии C. albicans SC5314 бластоспор и гиф, иммуноокрашенных MC3 (I, K) или только контролем TCM (M) с последующим введением конъюгата поливалентного Ig-флуоресцеина изотиоцианата против мыши.Яркие изображения бластоспор C. albicans SC5134 (H) и бластоспор и гиф (J, L) . (I – M) Те же поля зрения, что и (H – L) , но исследованы методом эпифлуоресценции. Масштабные линейки = 4 мкм. Обратите внимание на интенсивное окрашивание клеточных стенок бластоспор и гиф MC3 (I, K) , но отсутствие окрашивания только TCM (M) , демонстрируя специфическое распознавание дрожжевых и гифальных клеток C. albicans антителами. .

Candida albicans Мутанты маннана

Характеристики мутантов маннана C. albicans были опубликованы в других источниках (Bates et al., 2005; Munro et al., 2005; Hall and Gow, 2013; Shahana et al., 2013) и показывают, что мутант Δ och2 не имеет структур N-маннана с разветвленной внешней цепью, мутант Δ mnn4 не имеет фосфоманнана на N-разветвленных цепях, а мутант Δ mnt1,2 имеет укороченный O-маннан. Мутант Δ pmr1 отличается от этих других мутантов тем, что нарушение гена PMR1 приводит к усечению всех разветвленных структур N-маннана, O-маннана и PLM (Bates et al., 2005; Манро и др., 2005; Холл и Гоу, 2013). В исследованиях вестерн-блоттинга с использованием растворимых антигенов в поверхностных смывах (рис. 2C) MC3 реагировал с высокомолекулярными маннан-содержащими антигенами с профилем связывания, аналогичным профилю связывания иммуногена SC5314 (рис. 2B). Этот паттерн связывания с высокой молекулярной массой был сходным для всех протестированных штаммов (рис. 2С). MC3 также реагировал с антигеном ∼12 кДа, предположительно PLM, во всех штаммах, кроме Δ pmr1 (отмечен звездочкой на фиг. 2C).

Было показано, что выделение антигенов штаммов C. albicans SC5134 и NGY152 достигает пика через 3 дня роста в жидких культурах (дополнительная фигура S2). Следовательно, образцы 3-дневных культуральных жидкостей из штаммов дикого типа и мутантных штаммов C. albicans были протестированы на распознавание внеклеточных антигенов MC3 в тестах ELISA (рис. 2D). Не было значительных различий в обнаружении MC3 внеклеточных антигенов из штаммов дикого типа SC5134 и NGY152 и мутантов Δ och2 , Δ mnn4 и Δ mnt1,2 .Однако наблюдалось значительное снижение связывания MC3 с внеклеточными антигенами из Δ pmr1 по сравнению с другими мутантами и штаммами дикого типа. Исследования вестерн-блоттинга, проведенные с теми же образцами (рис. 2E), показали, что MC3 сильно реагировал с внеклеточными антигенами с высокой молекулярной массой, но картина окрашивания Δ pmr1 заметно отличалась от других штаммов. Кроме того, антиген ∼12 кДа, присутствующий в смывах поверхности NGY152, Δ och2 , Δ mnn4 и Δ mnt1,2 (рис. 2C), присутствовал только в культуральных жидкостях с мутантом Δ mnt1,2 ( отмечены звездочкой на рисунке 2E).

Характеристика эпитопа термической, химической и ферментативной модификацией

Candida albicans Антигены SC5314 подвергали воздействию тепла (фиг. 2F), периодата (фиг. 2G) и ферментативной обработки (дополнительная таблица S2) для дальнейшего выяснения эпитопа, связанного с MC3. Уменьшение связывания mAb в ELISA после тепловой обработки может указывать на то, что его эпитоп является термолабильным. Однако значительного снижения связывания MC3 за 60 мин нагревания не наблюдалось, что свидетельствует о том, что его эпитоп является термостабильным (рис. 2F).Уменьшение связывания mAb после химического переваривания периодатом показывает, что его эпитоп является углеводным и содержит вицинальные гидроксильные группы. Значительное снижение связывания MC3 наблюдалось через 1 час обработки периодатом (рис. 2G), показывая, что его эпитоп состоит из углеводных фрагментов. Уменьшение связывания mAb после обработки проназой показывает, что его эпитоп состоит из белка, тогда как уменьшение с помощью трипсина указывает на белковый эпитоп, содержащий положительно заряженные боковые цепи лизина и аргинина.Следовательно, отсутствие снижения связывания MC3 после переваривания иммобилизованного антигена проназой или трипсином подтвердило, что антитело не связывается с белковым эпитопом (дополнительная таблица S2).

Иммунофлуоресценция

Исследования иммунофлуоресценции

показали, что антиген MC3 присутствует на поверхности клеточной стенки бластоспор C. albicans, (Рисунки 2H – K) и гиф (Рисунки 2J, K) C. albicans . Отсутствие флуоресценции контрольных образцов (рисунки 2L, M) дополнительно демонстрирует специфичность mAb MC3 к различным морфотипам патогена.

ПЭТ / МРТ инвазивного кандидоза с использованием [

64 Cu] NODAGA-MC3

Для визуализации с помощью иммунного PET MC3 конъюгировали с хелатирующим агентом NODAGA. Затем конъюгированное антитело было помечено радионуклидом 64 Cu, что позволило проводить последовательную визуализацию в течение до 3 дней. Удельная активность индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3, используемого в исследованиях биораспределения in vivo , в момент инъекции находилась в диапазоне 620-770 МБк / мг.Радиохимическая чистота (ТСХ) составила 95,4%. Стабильность сыворотки индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3 была определена с помощью iTLC и радио-HPSEC, при этом анализ не показал никаких признаков протеолитической деградации, агрегации белков или трансхелляции меди в белки сыворотки в течение 48 часов. (Дополнительный рисунок S4).

Мышам делали инъекции в хвостовую вену бластоспор C. albicans или C. auris и индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3, а также оценивали биораспределение с помощью одновременной ПЭТ / МРТ через 3, 24 и 48 часов после заражения.Репрезентативные изображения показаны на дополнительных рисунках S5A (3 часа), S5B (24 часа) и рисунке 3A (48 часов), где в каждый момент времени изображены одни и те же мыши. Контрольным мышам вводили PBS вместо бластоспор, но в остальном лечили аналогичным образом. ПЭТ-изображение показало поглощение индикатора в левой и правой почках животных, инфицированных C. albicans , через 24 часа (дополнительная фигура S5B) и 48 часов (фигура 3A) пи, что отсутствовало в почках контрольных животных с PBS и животным, которым вводили C.auris . Хотя между животными наблюдалась значительная вариабельность, количественная оценка in vivo , выраженная в% ID / куб.см (рис. 3B), показала, что поглощение индикатора антител левой и правой почкой было значительно выше у животных, инфицированных C. albicans . по сравнению с контрольными PBS и мышами, инфицированными C. auris . Через 24 часа p.i. значительно более высокий% ID / cc индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3 наблюдался в левой и правой почке мышей, инфицированных C. albicans (10.5 ± 0,8 и 10,8 ± 0,9% ID / куб. См соответственно) по сравнению с контролями PBS (левая почка: 6,5 ± 0,7% ID / куб. См, правая почка: 7,5 ± 0,7% ID / куб. См) и обработанных C. auris животные (левая почка: 7,4 ± 0,3% ID / куб. см, правая почка: 7,7 ± 0,8% ID / куб. см). Поглощение [ 64 Cu] NODAGA-MC3 оказалось самым высоким в левой и правой почках животных, инфицированных C. albicans , через 48 часов в день. с 12,7 ± 6,3 и 12,3 ± 4,9% ID / см, соответственно, по сравнению со значительно меньшим поглощением метки почками после обработки PBS (левая почка: 5.7 ± 1,1% ID / куб. См, правая почка: 6,2 ± 0,8% ID / куб. См) и C. auris -инфицирован (левая почка: 6,1 ± 0,8% ID / куб. мышей. Повышенное поглощение индикатора также было обнаружено в селезенке (дополнительная фигура S6A) и мозге (дополнительная фигура S6B), но не в печени (дополнительная фигура S6C) мышей, инфицированных C. albicans . Поглощение [ 64 Cu] NODAGA-MC3 было значительно выше в мозге мышей, инфицированных C. albicans , через 24 и 48 ч.я. с 2,1 ± 0,1 и 1,8 ± 0,2% ID / куб. -инфицированные животные (24 ч пи: 1,6 ± 0,1% ID / см, 48 ч пи: 1,4 ± 0,1% ID / куб). Во всех трех органах тенденция в% ID / cc со временем постепенно снижалась. Повышенное поглощение индикатора также было обнаружено в мышечных тканях мышей, инфицированных C. albicans , через 24 часа, но это увеличение не сохранялось через 48 часов (дополнительный рисунок S6D).Результаты изображений in vivo, ПЭТ были подтверждены данными биораспределения ex vivo (% ID / г) через 48 часов p.i. (Рисунок 3C), демонстрирующий значительно более высокое поглощение [ 64 Cu] NODAGA-MC3 в левой и правой почке мышей, инфицированных C. albicans (левая почка: 31,8 ± 13,3% ID / г, правая почка: 38,4 ± 17,8% ID / г) по сравнению с контролями PBS (левая почка: 15,5 ± 1,6% ID / г, правая почка: 16,1 ± 2,7% ID / г) и животных, инфицированных C. auris (левая почка: 16 .1 ± 1,6% ID / г, правая почка: 15,9 ± 1,8% ID / г). Значительное увеличение поглощения индикатора также наблюдалось в головном мозге ( C. albicans : 3,0 ± 0,7% ID / г, C. auris : 1,5 ± 0,2% ID / г, PBS: 1,5 ± 0,2% ID / г) , мышцы ( C. albicans : 4,6 ± 0,5% ID / г, C. auris : 3,2 ± 0,1% ID / г, PBS: 3,2 ± 0,3% ID / г) и толстой кишки ( C. albicans : 8,4 ± 2,1% ID / г, C. auris : 5,7 ± 0,7% ID / г, PBS: 5,2 ± 0,6% ID / г) мышей, инфицированных C. albicans , по сравнению с контрольными мышами, инфицированными PBS и C.auris -инфицированных мышей, в то время как наблюдалось значительное увеличение поглощения индикатора в селезенке мышей, инфицированных C. albicans (22,2 ± 5,7% ID / г), по сравнению с мышами C. auris (13,4 ± 2,2% ID / г). Наблюдалось значительное снижение содержания индикатора в крови животных, инфицированных C. albicans (32,3 ± 3,1% ID / г), по сравнению с контрольными животными PBS (41,0 ± 5,9% ID / г).

РИСУНОК 3. (A) Биораспределение in vivo [ 64 Cu] NODAGA-MC3 в ПЭТ / МР-визуализации через 48 ч.я. Проекция максимальной интенсивности коронарной артерии (MIP), МРТ и слитые изображения ПЭТ / МРТ мышей, получавших PBS (контрольные), и мышей, инфицированных C. albicans , и мышей, инфицированных C. auris , которым инъецировали индикатор. Полученные изображения показывают специфическое поглощение индикатора в левой и правой почках мышей, инфицированных C. albicans , но не в почках мышей, получавших PBS (контроль). Специфичность индикатора была дополнительно продемонстрирована с использованием штамма C. auris , который, хотя и реагировал с MC3 in vitro с использованием ELISA (рис. 1), был неинфекционным в i.v. модель вызова. Здесь захват индикатора в почках был аналогичен захвату, обнаруженному у контрольных мышей PBS. (B) Количественная оценка изображений ПЭТ для левой и правой почек трех разных групп мышей через 3, 24 и 48 часов p.i. Значительно более высокое поглощение индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3 наблюдается в левой и правой почках мышей, инфицированных C. albicans , по сравнению с животными, получавшими PBS (контроль), и мышами, инфицированными C. auris в 24 и 48 л. С.я. Данные выражены в виде среднего значения ± SD% ID / куб. Групповые различия были исследованы с использованием однофакторного дисперсионного анализа, за которым следовали post hoc Тьюки – Крамера со значительными различиями при * p <0,05. (C) Биораспределение Ex vivo через 48 ч p.i. Значительно более высокое поглощение индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3 в левой и правой почках мышей, инфицированных C. albicans , по сравнению с почками соответствующих обработанных PBS (контроль) и C.auris -инфицированных животных, подтверждают данные ПЭТ / МРТ и данные in vivo о биораспределении через 48 ч p.i. Помимо повышенного поглощения индикатора почками, значительно более высокое поглощение было также показано в толстой кишке, мышцах и головном мозге мышей, инфицированных C. albicans , по сравнению с мышами, инфицированными C. auris и обработанными PBS. значительно более высокое поглощение в селезенках мышей, инфицированных C. albicans , по сравнению с мышами, инфицированных C. auris , но значительно сниженное поглощение в крови C.albicans -инфицированных мышей по сравнению с контрольными животными, получавшими PBS. Данные представляют собой результаты для N = 4–5 животных на группу и выражены как среднее значение ± SD% ID / г.

Значительное снижение массы тела после в / в. заражение было обнаружено у мышей, которым инъецировали C. albicans , но не было значительного снижения массы тела контрольных мышей PBS и мышей, инфицированных C. auris , за период исследования (дополнительная фигура S7).

Обсуждение

Грибковые инфекции человека являются причиной по меньшей мере такого же количества смертей, как туберкулез или малярия, с наиболее распространенными грибковыми патогенами ( Aspergillus , Candida , Cryptococcus и Pneumocystis ), заражая примерно два миллиона человек во всем мире ( Brown et al., 2012). Большинство этих инфекций происходит у пациентов с ослабленным иммунитетом или у пациентов в критическом состоянии, причем C. albicans является наиболее частой причиной (до 70%) ИЦ у пациентов в отделении интенсивной терапии и у реципиентов трансплантированных органов брюшной полости (Calandra et al., 2016), с средний уровень смертности 40%.

Как и в случае со всеми инвазивными грибковыми заболеваниями, диагностика ИЦ представляет собой серьезную проблему, но быстрое и точное обнаружение имеет решающее значение, чтобы можно было быстро начать соответствующее лечение противогрибковыми препаратами. При диагностике ИЦ необходимо учитывать три состояния: (1) кандидемия без глубоко укоренившегося кандидоза; (2) кандидемия с глубоко укоренившимся кандидозом; и (3) глубоко укоренившийся кандидоз без кандидемии.Посев на Candida из образцов крови, который считается золотым стандартом диагностики ИЦ, дает положительный результат только в 50–70% случаев, медленный и редко дает положительный результат у пациентов с глубоко укоренившимся кандидозом (Clancy and Nguyen, 2013) . Комбинированное определение маннановых (Mn) и анти-Mn (A-Mn) антител Candida с использованием ELISA-форматов Platelia Candida (Ellis et al., 2009) является полезным подспорьем в мониторинге пациентов с высоким риском ИЦ, но требует на наличие циркулирующего антигена при взятии образца крови.«Пан-грибковый» (1 → 3) -β- D -глюкановый тест рекомендуется в качестве индикатора инвазивной грибковой инфекции (Alexander et al., 2010; Lamoth et al., 2012), но тест не обладает специфичностью к Candida , перекрестно реагирующий с рядом других дрожжей и плесневых грибов, включая виды Trichosporon и Aspergillus , поэтому его использование для обнаружения IC ограничено (Pickering et al., 2005; Karageorgopoulos et al., 2011) . Были предприняты попытки отследить Candida инфекций in vivo , с помощью Jacobsen et al.(2014) недавно сообщили о визуализации биолюминесценции для мониторинга ИК у мышей в реальном времени. Несмотря на то, что это мощный метод, он основан на биолюминесцентных репортерных штаммах C. albicans , экспрессирующих люциферазу светлячков, что означает, что оптическое (биолюминесцентное) отображение может быть выполнено только с использованием одного генетически модифицированного штамма гриба и, как правило, ограничено низкой тканью. проникновение света. В клинических условиях [ 18 F] FDG PET / CT использовался для визуализации IC и Candida абсцессов легких (Bleeker-Rovers et al., 2005; Avet et al., 2009), но его точность в идентификации IC или инвазивных грибковых инфекций в целом еще предстоит полностью доказать, поскольку радиофармпрепарат не может различать инфекционные и неинфекционные патологии или различать бактериальные и грибковые инфекции и воспаление. (Rolle et al., 2016). Тем не менее, недавнее ретроспективное сравнение ПЭТ / КТ [ 18 F] FDG с традиционной компьютерной томографией показало полезность ПЭТ / КТ [ 18 F] FDG в качестве неинвазивной процедуры для мониторинга реакции Candida и плесневые инфекции на противогрибковые препараты после того, как идентичность инфекционных организмов была установлена ​​с помощью обычных диагностических процедур (Douglas et al., 2018).

В этой статье мы стремимся повысить диагностическую точность визуализации на основе ПЭТ для инвазивного кандидоза C. albicans путем создания и тестирования индикатора на основе mAb для отслеживания глубоко укоренившихся инфекций C. albicans in vivo . С этой целью мы сообщаем о разработке и характеристике маннан-специфического mAb IgG3, MC3, и его использовании в управляемой антителами позитронно-эмиссионной томографии и магнитном резонансе (иммуноПЕТ / MR) IC на доклинической модели заболевания на мышах.Недавно мы сообщили об использовании иммуноПЕТ / МРТ для изображения IPA, вызванного повсеместной экологической плесенью A. fumigatus (Rolle et al., 2016; Davies et al., 2017; Thornton, 2018), но это впервые Насколько нам известно, был продемонстрирован потенциал иммуноПЕТ / МРТ для отслеживания глубинных инфекций C. albicans , in vivo, , с возможностью применения этой технологии в клинических условиях и для выявления заболеваний человека.

Моноклональное антитело MC3 было индуцировано против термостабильного углеводного эпитопа на маннанах клеточной стенки при ° C.albicans морфотипы дрожжей и гиф. Это имеет решающее значение с диагностической точки зрения, поскольку C. albicans являются плеоморфными дрожжами, которые регулярно меняют морфологию во время инфекции (Calderone and Fonzi, 2001). Отсутствие иммунореактивного антигена ∼12 кДа в мутанте Δ pmr1 , который имеет значительно сниженный PLM, очень мало O-маннана и дефект гликозилирования N , предполагает, что эпитоп MC3 состоит из β-1,2- остатки маннана (Trinel et al., 1999; Mille et al., 2004; Fradin et al., 2008). Это согласуется с иммунодоминантными структурами (1 → 2) -β-маннана в PLM C. albicans , связанных с защитным β-маннан-специфическим mAb IgG3, C3.1 (Han et al., 2000; Johnson et al., 2012).

Тесты на специфичность показывают, что MC3 взаимодействует с маннанами нескольких клинически важных видов Candida , но не с широким спектром родственных и неродственных патогенных дрожжей и плесени человека, имеющих клиническое значение. MAb было способно различать C.albicans из человеческих дрожжей C. glabrata , C. neoformans и T. asahii в полимикробных культурах, что является важным свойством, учитывая возникающую проблему смешанной фунгемии у пациентов в критическом состоянии (Jensen et al., 2007; Miceli et al., 2011; Badiye et al., 2012; Davies, Thornton, 2014; Yang et al., 2014). Сообщается, что видов Candida , распознаваемых MC3, вызывают IC (Morgan et al., 1984; Leung et al., 2002; Hawkins and Baddour, 2003; Pfaller et al., 2006, 2014; Дженсен и Арендруп, 2011 г .; Хан и др., 2012; Бейда и др., 2013; Борман и др., 2016). C. albicans является наиболее распространенной причиной ИЦ во всем мире и, следовательно, имеет наивысшее клиническое значение (Diekema et al., 2012; Гвинея, 2014), но все другие MC3-реактивные виды ( C. auris , C. dubliniensis , C. famata , C. guilliermondii , C. lusitaniae , C. palmioleophila , C. pseudotropicalis , C.tropicalis ) превратились в серьезные патогены человека (Morgan et al., 1984; Leung et al., 2002; Hawkins, Baddour, 2003; Pfaller et al., 2006, 2014; Jensen and Arendrup, 2011; Khan et al., 2012; Бейда и др., 2013; Борман и др., 2016). Слабым местом mAb является его неспособность обнаруживать C. glabrata , C. krusei или C. parapsilosis , которые также являются важными причинами IC, особенно C. glabrata (Chi et al., 2011 ; Papon et al., 2013; Pfaller et al., 2014). Следовательно, хотя MC3 реагирует с рядом клинически значимых видов Candida , особенно с C. albicans , наиболее частой причиной ИЦ у людей, его неспособность обнаруживать все патогенные виды означает, что его необходимо использовать наряду с другими диагностическими методами. процедуры в первую очередь.

Несмотря на проблему специфичности, мы показали, что анти-маннановые mAb, MC3, можно использовать в зонде, специфичном для заболевания ([ 64 Cu] NODAGA-MC3) для обнаружения глубоко укоренившихся C.albicans инфекций in vivo , и продемонстрировали точность подхода к молекулярной визуализации ИК на основе антител в наиболее часто используемой, хорошо охарактеризованной и надежной экспериментальной модели заболевания, модели заражения (iv) (MacCallum and Odds, 2005; Conti et al., 2014). Мы использовали клинический изолят C. albicans SC5314 (до которого было повышено mAb MC3) для доклинических исследований иммуноПЕТ / МРТ, поскольку он принадлежит к преобладающей кладе близкородственных C.albicans , что составляет почти 40% всех изолятов в мире (Soll and Pujol, 2003). В дополнение к контрольной группе PBS мы использовали в качестве контроля Candida штамм нового патогена человека Candida auris , поскольку этот патоген реагирует с MC3 в тестах ELISA in vitro , но не является инфекционным в iv модель вызова. Причины отсутствия патогенности неясны, но документально подтверждены штамм-специфические различия в патогенности этого патогена (Borman et al., 2016).

Детальные исследования i.v. Модель заражения с использованием C. albicans SC5314 (MacCallum and Odds, 2005; Conti et al., 2014) показала, что общим течением инфекции у мышей является элиминация грибка из крови в течение 5-10 часов с последующим внезапным быстрый рост грибка в почках и головном мозге и постепенное удаление грибка из печени, легких, сердца и селезенки. Потеря веса животных после заражения (кахексия) является предиктором смертности при в / в. модель заражения (MacCallum and Odds, 2005), поэтому мы использовали ее в качестве косвенного индикатора развития заболевания у инфицированных мышей в нашем исследовании.Только мыши, инфицированные C. albicans , показали кумулятивную и значительную потерю веса после инъекции патогена и индикатора в кровоток, что свидетельствует об установлении и прогрессировании IC у этих животных. Используя два штамма Candida и контрольную группу PBS, мы показали, что индикатор [ 64 Cu] NODAGA-MC3 очень точен при обнаружении глубоко укоренившихся инфекций, вызванных C. albicans SC5314. ПЭТ-изображение показало устойчивое поглощение индикатора [ 64 Cu] NODAGA-MC3 почками C.albicans -инфицированных животных через 24 и 48 часов, что совпадает с экспоненциальным ростом грибка в почках в модели болезни (MacCallum and Odds, 2005; Conti et al., 2014). In vivo и ex vivo биораспределение индикатора следовало тенденции, аналогичной тенденции известного прогрессирования заболевания, с устойчивым поглощением индикатора в почках мышей, инфицированных C. albicans , через 24 и 48 часов после инфицирования. , а также повышенное поглощение в головном мозге. Поглощение [ 64 Cu] NODAGA-MC3 наблюдалось в печени во всех группах лечения, но оно снижалось в ходе исследования, совпадающее с прогрессивным снижением грибковой нагрузки в i.v. модель вызова (MacCallum and Odds, 2005). Данные о биораспределении in vivo и показали устойчивое накопление индикатора в селезенке животных, инфицированных C. albicans , в течение 48 часов экспериментального периода, тогда как данные ex vivo показали значительное увеличение поглощения через 48 часов. по сравнению с контрольными PBS и животными, инфицированными C. auris . Это согласуется с инфекцией селезенки, поскольку селезенка является хорошо задокументированным местом заражения C. albicans во время IC (Vazquez and Sobel, 2011).Данные биораспределения ex vivo аналогичным образом показали значительное увеличение поглощения индикатора в толстой кишке и мышцах животных, инфицированных C. albicans , хотя и на значительно более низких уровнях, чем в почках. Предыдущие исследования с использованием мышиной модели IC продемонстрировали in vivo мышечных инфекций, вызванных C. albicans (Oblack et al., 1980), в то время как инфицирование толстой кишки C. albicans во время IC было показано как у мышей. на моделях инфекции и у людей (Cole et al., 1996; Праниенарарат, 2014). Не было значительных различий в поглощении индикатора в сердце, легких и желудке трех экспериментальных групп. Известно, что эти органы не инфицированы C. albicans при в / в. модель вызова (MacCallum and Odds, 2005). Сообщалось о повторном обнаружении патогена в крови (кандидемия) через 24 часа после инфицирования высокой дозой инфекции C. albicans при внутривенном введении. модель вызова (MacCallum and Odds, 2005). Здесь мы обнаружили более низкое поглощение [ 64 Cu] NODAGA-MC3 в крови C.albicans -инфицированных мышей через 48 ч p.i. по сравнению с контрольным PBS и мышами, зараженными C. auris . Этот феномен, вероятно, был результатом значительно более высокого поглощения индикатора в почках, селезенке, головном мозге, толстой кишке и мышцах мышей, инфицированных C. albicans , что привело к снижению количества несвязанного индикатора в кровотоке.

Заключение

Мы показали, что молекулярная визуализация под контролем антител (иммуноПЕТ / МРТ) может использоваться для обнаружения диссеминированной инфекции, вызванной C.albicans , наиболее важной причиной ИЦ у людей. Используя хорошо зарекомендовавшую себя модель инфекции на животных, которая точно имитирует заболевание у людей, мы показали, что индикатор [ 64 Cu] NODAGA-MC3 обеспечивает высокоточные средства обнаружения инфекций почек, мозга и селезенки in vivo. . Как основные очаги инфицирования глубоких органов человека (Vazquez and Sobel, 2011), чувствительное и специфическое обнаружение C. albicans в этих органах имеет первостепенное значение для своевременной диагностики и лечения.Ограничением нашей работы является короткий период времени, в течение которого может быть установлен последовательный мониторинг распределения патогенов после инъекции трассера [ 64 Cu] NODAGA-MC3 (до 48 часов после инъекции), а также использование иммунокомпетентного препарата. мышиная модель кандидоза. Это может объяснить, почему мы не обнаружили инфекционного эндокардита Candida или гепатоспленочного кандидоза (хотя значительно более высокое поглощение индикатора было обнаружено в селезенках мышей, инфицированных C. albicans ), что, хотя и относительно редко (Halkin and Ksontini, 2007 ; Yuan, 2016), тем не менее, являются важными клиническими проявлениями диссеминированного Candida заболевания у людей с сопутствующими высокими показателями смертности.Поскольку кандидоз печени и селезенки чаще всего встречается у пациентов с ослабленным иммунитетом (Halkin and Ksontini, 2007), необходимо использовать альтернативную модель кандидоза на животных, которая имитирует эти заболевания у людей с истощенным иммунитетом (Conti et al., 2014). Адаптация i.v. Используемая здесь модель заражения может позволить определить точность индикатора при обнаружении ранее установленной инфекции. Такая стратегия показана на дополнительном рисунке S3B, где вместо одновременной инъекции бластоспор и индикатора, грибковый инокулят вводится за 24 часа до инъекции индикатора, что позволяет сначала установить системную инфекцию.Тем не менее, мы решили вводить патоген и индикатор одновременно, так как мы полагали, что это минимизирует стресс для животных, в то же время позволяя исследовать потенциал антител-ориентированной визуализации IC.

Чтобы разработать индикатор на основе антител, который специфически выявляет все видов Candida , имеющих клиническое значение, необходимо разработать mAb, которое связывается с антигенной детерминантой, общей для всех видов Candida , но которая не сохраняется у других видов. патогенные дрожжи и плесень.Кроме того, такой эпитоп должен отсутствовать у людей, чтобы предотвратить нецелевое связывание mAb с человеческими структурами. Наш подход к обнаружению IC по существу применим в клинических условиях, поскольку mAb, MC3, связывается с грибковым углеводом (маннаном) и эпитопом (предполагаемый β-1,2-маннан), которые не обнаруживаются у людей (Barreto-Bertger и Figueirredo, 2014), тем самым существенно снижая вероятность нежелательных явлений при использовании гуманизированной версии индикатора антител. Таким образом, антитело и его маннановая мишень представляют собой отличные кандидаты для неинвазивного обнаружения IC у человека, вызываемого C.albicans , наиболее частой причиной ИЦ у людей. Трансляция индикатора на основе mAb в клинические условия потребует гуманизации мышиного антитела с использованием технологии трансплантации CDR, аналогичной той, что недавно использовалась нашей группой для гуманизации Aspergillus -специфического mAb JF5 для диагностики IPA (Davies et al. , 2017).

Авторские взносы

HM, GD, A-MW, BP, SW и CT разработали и разработали исследование и написали рукопись. HM, GD, A-MW, BP, SW, AM и CT разработали методологию.

Финансирование

Эта работа была частично поддержана Седьмой рамочной программой Европейского Союза FP7 / 2007-2013 в рамках гранта 602820.

Заявление о конфликте интересов

BP получает грант / исследовательскую поддержку от компаний Bayer Healthcare, Boehringer-Ingelheim и Siemens; однако ни один из грантов не имеет прямого отношения к этой работе. КТ является директором ISCA Diagnostics Ltd.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент DM и управляющий редактор заявили о своей общей принадлежности во время рецензирования.

Благодарности

Мы благодарны Вальтеру Эрлихманну за производство 64 Cu, Рамоне Штум и Натали Муха за экспертную техническую помощь и С. Бейтсу за поставку мутантов маннозилирования C. albicans , использованных в этом исследовании.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fmicb.2018.01996/full#supplementary-material

Список литературы

Александр, Б. Д., Смит, П. Б., Дэвис, Р. Д., Перфект, Дж. Р., и Реллер, Р. Б. (2010). Тест (1,3) β-D-глюкана как помощь в ранней диагностике инвазивных грибковых инфекций после трансплантации легких. J. Clin. Microbiol. 48, 4083–4088. DOI: 10.1128 / JCM.01183-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альт, К., Вир, С., Эрлихманн, В., Reischl, G., Wolf, P., Pichler, B.J., et al. (2010). ПЭТ-визуализация ксенотрансплантатов рака простаты на животных с высоким разрешением с использованием трех различных антител, меченных 64Cu, против нативного клеточно-адгезивного PSMA. Простата 70, 1413–1421. DOI: 10.1002 / pros.21176

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Avet, J., Granjon, D., Prevot-Bitot, N., Isnardi, V., Berger, C., Stephan, J. L., et al. (2009). Мониторинг системного кандидоза с помощью ПЭТ / КТ 18F-FDG. Eur.J. Nucl. Med. Мол. Изображение 36: 1900. DOI: 10.1007 / s00259-009-1255-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Авни, Т., Лейбовичи, Л., и Пол, М. (2011). ПЦР-диагностика инвазивного кандидоза: систематический обзор и метаанализ. J. Clin. Microbiol. 49, 665–670. DOI: 10.1128 / JCM.01602-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бадие, А., Патнаик, М., Дешпанде, А., Раджендран, К., и Чандрашекара, К.В. (2012). Думайте, что грибок — это НЕ просто криптоменингит при СПИДе! J. Assoc. Врачи Индия 60, 21–24.

Google Scholar

Баррето-Бертгер, Э., Фигейрредо, Р. Т. (2014). Грибковые гликаны и распознавание врожденного иммунитета. Перед. Клетка. Заразить. Microbiol. 4: 145. DOI: 10.3389 / fcimb.2014.00145

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейтс, С., МакКаллум, Д. М., Бертрам, Г., Манро, К. А., Хьюз, Х. Б., Буурман, Э. Т. и др.(2005). Candida albicans Pmr1p, секреторный путь Ca 2+ / Mn 2+ -АТФаза P-типа, необходим для гликозилирования и вирулентности. J. Biol. Chem. 2280, 23408–23415. DOI: 10.1074 / jbc.M502162200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейда, Н. Д., Чуанг, С. Х., Алам, М. Дж., Шах, Д. Н., Нг, Т. М., Маккаски, Л. и др. (2013). Лечение Candida famata инфекций кровотока: серия случаев и обзор литературы. J. Antimicrob. Chemother. 68, 438–443. DOI: 10.1093 / jac / dks388

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бликер-Роверс, К. П., Уоррис, А., Дрент, Дж. П. Х., Корстенс, Ф. Х. М., Ойен, В. Дж. Г., и Куллберг, Б.-Дж. (2005). Диагностика Candida абсцессов легких с помощью позитронно-эмиссионной томографии с 18F-фтордезоксиглюкозой. Clin. Microbiol. Заразить. 11, 493–495. DOI: 10.1111 / j.1469-0691.2005.01155.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борман, А.М., Секели А. и Джонсон Э. М. (2016). Сравнительная патогенность изолятов Соединенного Королевства появляющегося патогена Candida auris и других ключевых патогенных видов Candida . мСфера 1: e00189-16. DOI: 10.1128 / mSphere.00189-16

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, Г. Д., Деннинг, Д. В., Гоу, Н. А. Р., Левиц, С. М., Нетеа, М. Г., и Уайт, Т. К. (2012). Скрытые убийцы: грибковые инфекции человека. Sci.Пер. Med. 4: 165rv13. DOI: 10.1126 / scitranslmed.3004404

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каландра, Т., Робертс, Дж. А., Антонелли, М., Бассетти, М., и Винсент, Дж. Л. (2016). Диагностика и лечение инвазивного кандидоза в отделении интенсивной терапии: новый подход к старому врагу. Crit. Уход 20: 125. DOI: 10.1186 / s13054-016-1313-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кальдероне Р. А. и Фонзи В.А. (2001). Факторы вирулентности Candida albicans . Trends Microbiol. 9, 327–335. DOI: 10.1016 / S0966-842X (01) 02094-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chi, H.-W., Yang, Y.-S., Shang, S.-T., Chen, K.-H., Yeh, K.-M., Chang, F.-Y., et al. (2011). Candida albicans по сравнению с инфекциями кровотока, не относящимися к альбикансу: сравнение факторов риска и исходов. J. Microbiol. Иммунол. Заразить. 44, 369–375. DOI: 10.1016 / j.jmii.2010.08.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клэнси, К. Дж., И Нгуен, М. Х. (2013). Нахождение «недостающих 50%» инвазивного кандидоза: как некультуральная диагностика улучшит понимание спектра заболеваний и изменит уход за пациентами. Clin. Заразить. Дис. 56, 1284–1292. DOI: 10.1093 / cid / cit006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, Г. Т., Халава, А. А., и Анаисси, Э. Дж. (1996). Роль желудочно-кишечного тракта при гематогенном кандидозе: от лаборатории до постели больного. Clin. Заразить. Дис. 22, S73 – S88. DOI: 10.1093 / Clinids / 22.Supplement_2.S73

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис Г., Ролл А.-М., Маурер А., Спайчер П. Р., Шиллингер К., Солоук-Саран Д. и др. (2017). На пути к трансляционной иммуно-ПЭТ / МР-визуализации инвазивного легочного аспергиллеза: гуманизированное моноклональное антитело JF5 выявляет инфекций легких Aspergillus in vivo. Theranostics 7, 3398–3414. DOI: 10.7150 / шт.20919

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис, Г. Э., и Торнтон, К. Р. (2014). Дифференциация появляющихся человеческих патогенов Trichosporon asahii и Trichosporon asteroides от других патогенных дрожжей и плесени с помощью видоспецифичных моноклональных антител. PLoS One 9: e84789. DOI: 10.1371 / journal.pone.0084789

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дикема, Д., Арбефевиль, С., Бойкен, Л., Крегер, Дж., И Пфаллер, М. (2012). Изменяющаяся эпидемиология кандидемии, связанной со здравоохранением, за три десятилетия. Диагн. Microbiol. Заразить. Дис. 73, 45–48. DOI: 10.1016 / j.diagmicrobio.2012.02.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуглас, А. П., Терски, К. А., Уорт, Л. Дж., Драммонд, Э., Хогг, А., Хикс, Р. Дж. И др. (2018). ФДГ-ПЭТ / КТ-визуализация в выявлении и управлении инвазивными грибковыми инфекциями: ретроспективное сравнение с традиционной компьютерной томографией. Eur. J. Nucl. Med. Мол. Imaging doi: 10.1007 / s00259-018-4062-8 [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллис, М., Аль-Рамади, Б., Бернсен, Р., Кристенсен, Дж., Ализаде, Х., и Хедстрем, У. (2009). Проспективная оценка маннановых и антиманнановых антител для диагностики инвазивных инфекций Candida у пациентов с нейтропенической лихорадкой. J. Med. Microbiol. 58, 606–615. DOI: 10.1099 / jmm.0.006452-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фраден, К., Сломянни, М.С., Милле, К., Массет, А., Роберт, Р., Сендид, Б. и др. (2008). Эпитопы адгезина бета-1,2 олигоманнозы широко распределены по различным семействам маннопротеинов клеточной стенки Candida albicans и связаны через процессы как N-, так и O-гликозилирования. Заражение. Иммун. 76, 4509–4517. DOI: 10.1128 / IAI.00368-08

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хан Й., Рисельман М. Х. и Катлер Дж. Э. (2000).Защита от кандидоза с помощью моноклонального антитела иммуноглобулина G3 (IgG3), специфичного к той же маннотриозе, что и защитное антитело IgM. Заражение. Иммун. 68, 1649–1654. DOI: 10.1128 / IAI.68.3.1649-1654.2000

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Якобсен, И. Д., Люттих, А., Курзай, О., Хубе, Б., и Брок, М. (2014). In vivo визуализация диссеминированной инфекции у мышей Candida albicans выявляет неожиданные участки-хозяева персистенции грибков во время противогрибковой терапии. J. Antimicrob. Chemother. 69, 2785–2796. DOI: 10.1093 / jac / dku198

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jaijakul, S., Vazquez, J. A., Swanson, R. N., and Ostrosky-Zeichner, L. (2012). (1,3) -β-D-глюкан как прогностический маркер ответа на лечение при инвазивном кандидозе. Clin. Заразить. Дис. 55, 521–526. DOI: 10.1093 / cid / cis456

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженсен, Дж., Муньос, П., Гвинея, Дж., Родригес-Крейксемс, М., Пелаес, Т., и Боуза, Э. (2007). Смешанная фунгемия: заболеваемость, факторы риска и смертность в больнице общего профиля. Clin. Заразить. Дис. 64, e109 – e114. DOI: 10.1086 / 518175

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженсен Р. Х. и Арендруп М. К. (2011). Candida palmioleophila : характеристика ранее упущенного патогена и его уникальный профиль восприимчивости в сравнении с пятью родственными видами. J. Clin. Microbiol. 49, 549–556. DOI: 10.1128 / JCM.02071-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонсон М., Картмелл Дж. И Вайссер Н. (2012). Молекулярное распознавание олигосахаридов Candida albicans (1 → 2) -β-маннана защитным моноклональным антителом выявляет иммунодоминирование внутренних сахаридных остатков. J. Biol. Chem. 287, 18078–18090. DOI: 10.1074 / jbc.M112.355578

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Жуо, Т., Fradin, C., Trinel, P.A., Bernigaud, A., and Poulain, D. (1998). Ранняя передача сигнала, индуцированная Candida albicans в макрофагах посредством выделения гликолипида. J. Infect. Дис. 178, 792–802. DOI: 10.1086 / 515361

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карагеоргопулос, Д. Э., Вулуману, Э. К., Нциора, Ф., Михалопулос, А., Рафаилидис, П. И., и Фалагас, М. Е. (2011). Тест β-D-глюкана для диагностики инвазивных грибковых инфекций: метаанализ. Clin. Заразить. Дис. 52, 750–770. DOI: 10.1093 / cid / ciq206

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хан З., Ахмад С., Джозеф Л. и Чанди Р. (2012). Candida dubliniensis : оценка его клинического значения как возбудителя кровотока. PLoS One 7: e32952. DOI: 10.1371 / journal.pone.0032952

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лэммли, У. К. (1970). Расщепление структурных белков при сборке головки бактериофага Т4. Природа 227, 680–695. DOI: 10.1038 / 227680a0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ламот, Ф., Круциани, М., Менголи, К., Кастаньола, Э., Лортолари, О., Ричардсон, М., и др. (2012). Анализ β-глюкановой антигенемии для диагностики инвазивных грибковых инфекций у пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями: систематический обзор и метаанализ когортных исследований Третьей европейской конференции по инфекциям при лейкемии (ECIL-3). Clin. Заразить. Дис. 54, 633–643.DOI: 10.1093 / cid / cir897

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леунг, А. Ю. Х., Чим, К. С., Хо, П. Л., Ченг, В. К. С., Юэн, К. Ю., Ли, А. К. В. и др. (2002). Candida tropicalis фунгемия у взрослых пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями: клинические особенности и факторы риска. J. Hosp. Заразить. 50, 316–319. DOI: 10.1053 / jhin.2002.1194

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лонгботтом, Дж.Л., Брайтон, У. Д., Эдж, Г., и Пепис, Дж. (1976). Антитела, опосредующие реакции кожных проб I типа на полисахаридные и белковые антигены Candida albicans . Clin. Аллергия 6, 41–49. DOI: 10.1111 / j.1365-2222.1976.tb01410.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

MacCallum, D., and Odds, F. C. (2005). Временные события в модели внутривенного заражения для экспериментальных инфекций Candida albicans у самок мышей. Микозы 48, 151–161. DOI: 10.1111 / j.1439-0507.2005.01121.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мичели, М. Х., Диас, Дж. А., и Ли, С. А. (2011). Возникающие оппортунистические дрожжевые инфекции. Lancet Infect. Дис. 11, 142–151. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (10) 70218-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Милле К., Фраден К., Делплас Ф., Тринель П. А., Массет А., Франсуа Н. и др. (2012). Члены 5 и 6 семейства Candida albicans BMT кодируют ферменты, специфически действующие на β-маннозилирование фосфолипоманнанового гликосфинголипида клеточной стенки. Гликобиология 22, 1332–1342. DOI: 10.1093 / glycob / cws097

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mille, C., Janbon, G., Delplace, F., Ibata-Ombetta, S., Gaillardin, C., Strecker, G., et al. (2004). Инактивация CaMIT1 ингибирует Candida albicans бета-маннозилирование фосфолипоманнана, снижает вирулентность и изменяет бета-маннозилирование белков клеточной стенки. J. Biol. Chem. 279, 47952–47960. DOI: 10.1074 / jbc.M405534200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морган, М.А., Вилковске, К. Дж., И Робертс, Г. Д. (1984). Candida pseudotropicalis фунгемия и инвазивное заболевание у пациента с ослабленным иммунитетом. J. Clin. Microbiol. 20, 1006–1007.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Манро, К. А., Бейтс, С., Буурман, Э. Т., Хьюз, Х. Б., МакКаллум, Д. М., Бертрам, Г. и др. (2005). Mnt1p и Mnt2p из Candida albicans являются частично дублирующими альфа-1,2-маннозилтрансферазами, которые участвуют в O-связанном маннозилировании и необходимы для адгезии и вирулентности. J. Biol. Chem. 280, 1051–1060. DOI: 10.1074 / jbc.M411413200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нетеа, М. Г., Браун, Г. Д., Куллберг, Б. Дж., И Гоу, Н. А. Р. (2008). Интегрированная модель распознавания Candida albicans системой врожденного иммунитета. Нат. Rev. Microbiol. 6, 67–78. DOI: 10.1038 / nrmicro1815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Папон, Н., Курдаво, В., Кластр, М., и Беннет, Р. Дж. (2013). Возникающие и появившиеся патогенные видов Candida : за пределами парадигмы Candida albicans . PLoS Pathog. 9: e1003550. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1003550

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфаллер М. А., Андес Д. Р., Дикема Д. Дж., Хорн Д. Л., Реболи А. С., Ротштейн К. и др. (2014). Эпидемиология и исходы инвазивного кандидоза, вызванного не-albicans видами Candida у 2496 пациентов: данные реестра проспективной противогрибковой терапии (PATH) 2004-2008 гг. PLoS One 9: e101510. DOI: 10.1371 / journal.pone.0101510

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pfaller, M. A., Diekema, D. J., Mendez, M., Kibbler, C., Erzsebet, P., Chang, S.-C., et al. (2006). Candida guilliermondii , условно-патогенный грибковый патоген со сниженной восприимчивостью к флуконазолу: географические и временные тенденции из программы наблюдения за противогрибковыми препаратами ARTEMIS DISK. J. Clin. Microbiol. 44, 3551–3556.DOI: 10.1128 / JCM.00865-06

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пикеринг, Дж. У., Сант, Х. У., Боулз, К. А. П., Робертс, В. Л., и Вудс, Г. Л. (2005). Оценка анализа (1 (3) -бета-D-глюкана для диагностики инвазивных грибковых инфекций. J. Clin. Microbiol. 43, 5957-5962. Doi: 10.1128 / JCM.43.12.5957-5962.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Poulain, D., Slomianny, C., Jouault, T., Gomez, J.М., и Тринел П. А. (2002). Вклад фосфолипоманнана в поверхностную экспрессию бета-1,2-олигоманнозидов в Candida albicans и его присутствие в экстрактах клеточных стенок. Заражение. Иммун. 70, 4323–4328. DOI: 10.1128 / IAI.70.8.4323-4328.2002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Rolle, A.-M., Hasenberg, M., Thornton, C.R., Solouk-Saran, D., Männ, L., Weski, J., et al. (2016). ImmunoPET / MR визуализация позволяет специфично обнаруживать Aspergillus fumigatus легочную инфекцию in vivo. Proc. Nat. Акад. Sci. США 113, 1026–1033. DOI: 10.1073 / pnas.1518836113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сафдар, А., Армстронг, Д. (2011). Инфекции у пациентов с гематологическими новообразованиями и трансплантацией гемопоэтических стволовых клеток: нейтропения, гуморальные и селезеночные дефекты. Clin. Заразить. Дис. 53, 798–806. DOI: 10.1093 / cid / cir492

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сантанджело, П.Дж., Роджерс, К. А., Зурла, К., Бланшар, Э. Л., Гамбер, С., Стрейт, К. и др. (2015). ИммуноПЭТ всего тела выявляет активную динамику ВИО у макак, получавших виремическую и антивирусную терапию. Нат. Методы 12, 427–432. DOI: 10.1038 / nmeth.3320

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмидель Ю., Циммерли С. (2016). Общие инвазивные грибковые заболевания: обзор инвазивного кандидоза, аспергиллеза, критококкоза и пневмоцистной пневмонии. Swiss Med. Wkly. 146, w14281. DOI: 10.4414 / smw.2016.14281

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шахана, С., Мора-Монтес, Х. М., Кастильо, Л., Бохович, И., Шет, К. К., Оддс, Ф. С., et al. (2013). Репортеры для анализа N-гликозилирования в Candida albicans . Fungal Genet. Биол. 56, 107–115. DOI: 10.1016 / j.fgb.2013.03.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Солл, Д.Р., и Пуйоль, К. (2003). Candida albicans клад. FEMS Immunol. Med. Microbiol. 39, 1–7. DOI: 10.1016 / S0928-8244 (03) 00242-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сутула, К. Л., Джиллет, Дж. М., Морриси, С. М. и Рамсделл, Д. К. (1986). Интерпретация данных ELISA и установление положительного-отрицательного порога. Завод Dis. 70, 722–726. DOI: 10.1094 / PD-70-722

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торнтон, К.Р. (2001). «Иммунологические методы для грибов», в Молекулярная и клеточная биология нитчатых грибов, Практический подход , изд. Н. Дж. Талбот (Oxford: University Press), 227–257.

Google Scholar

Торнтон, К. Р. (2008). Разработка иммунохроматографического аппарата с боковым потоком для быстрой серодиагностики инвазивного аспергиллеза. Clin. Vacc. Иммунол. 15, 1095–1105. DOI: 10.1128 / CVI.00068-08

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Торосантуччи, А., Гомес, М. Дж., Бромуро, К., Касалинуово, И., и Кассоне, А. (1991). Биохимическая и антигенная характеристика составляющих маннопротеина, высвобождаемых дрожжами, и мицелиальных форм Candida albicans . Med. Mycol. 29, 361–372. DOI: 10.1080 / 026812100591

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тринель, П. А., Борг-фон-Цепелин, М., Лепаж, Г., Жуо, Т., Маккензи, Д., и Пулен, Д. (1993). Выделение и предварительная характеристика 14-18-килодальтонного антигена Candida albicans как фосфолипоманнана, содержащего бета-1,2-связанные олигоманнозиды. Заражение. Иммун. 61,4398–4405.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тринель, П. А., Планке, Ю., Герольд, П., Жуо, Т., Делплас, Ф., Шварц, Р. Т. и др. (1999). Фосфолипоманнан Candida albicans представляет собой семейство гликолипидов, представляющих фосфоинозитолманнозиды с длинными линейными цепями бета-1,2-связанных остатков маннозы. J. Biol. Chem. 274, 30520–30526. DOI: 10.1074 / jbc.274.43.30520

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Васкес, Дж.А., и Собель, Дж. Д. (2011). «Кандидоз», в Essentials of Clinical Mycology , eds C. A. Kauffman, P. G. Pappas, J. D. Sobel и W. E. Dismukes (New York, NY: Springer), 167–197. DOI: 10.1007 / 978-1-4419-6640-7_11

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Винсент, Дж. Л., Анаисси, Э., Брюнинг, Х., Демахо, В., Эль-Эбиари, М., Хабер, Дж. И др. (2014). Эпидемиология, диагностика и лечение системной Candida инфекции у хирургических больных, находящихся в отделении интенсивной терапии. Intensive Care Med. 24, 206–216. DOI: 10.1007 / s001340050552

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Верл, Х. Ф., Хоссейн, М., Ланкес, К., Лю, К. К., Безруков, И., Мартиросян, П. и др. (2013). Одновременная работа мозга с помощью ПЭТ-МРТ в активированном состоянии и состоянии покоя по метаболическим, гемодинамическим и множественным временным шкалам. Нат. Med. 19, 1184–1189. DOI: 10,1038 / нм 3290

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wiehr, S., Warnke, P., Rolle, A.-M., Schütz, M., Oberhettinger, P., Kohlhofer, U., et al. (2016). Новый патоген-специфический индикатор иммуноПЭТ / МРТ для молекулярной визуализации системной бактериальной инфекции. Oncotarget 7, 10990–11001. DOI: 10.18632 / oncotarget.7770

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Висплингхофф, Х., Бишофф, Т., Таллент, С. М., Зайферт, Х., Венцель, Р. П., и Эдмонд, М. Б. (2004). Нозокомиальные инфекции кровотока в больницах США: анализ 24 179 случаев из проспективного общенационального эпиднадзора. Clin. Заразить. Дис. 39, 309–317. DOI: 10.1086 / 421946

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Yang, Y.-L., Chu, W.-L., Lin, C.-C., Tsai, S.-H., Chang, T.-P., and Lo, H.-J. (2014). Возникающая проблема смешанных дрожжевых культур. J. Microbiol. Иммунол. Заразить. 47, 339–344. DOI: 10.1016 / j.jmii.2013.01.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диагностика инвазивного кандидоза в отделении интенсивной терапии | Анналы интенсивной терапии

  • 1.

    Eggimann P, Garbino J, Pittet D: Эпидемиология Candida видов инфекций у тяжелобольных пациентов без иммуносупрессии. Lancet Infect Dis 2003, 3: 685–702. 10.1016 / S1473-3099 (03) 00801-6

    PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Маркетти О., Билле Дж., Флукигер У., Эггиманн П., Рюф С., Каландра Т., и др. .: Эпидемиология кандидемии в швейцарских больницах третичного уровня: светские тенденции 1991–2000 гг. Clin Infect Dis 2004, 38: 311–320. 10.1086 / 380637

    PubMed Статья Google ученый

  • 3.

    Винсент Дж. Л., Релло Дж., Маршалл Дж., Сильва Е., Анзуэто А., Мартин С. Д., и др. .: Международное исследование распространенности и исходов инфекции в отделениях интенсивной терапии. JAMA 2009, 302: 2323–2329. 10.1001 / jama.2009.1754

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 4.

    Мартин Г.С., Маннино Д.М., Итон С., Мосс M: Эпидемиология сепсиса в США с 1979 по 2000 год. N Engl J Med 2003, 348: 1546–1554. 10.1056 / NEJMoa022139

    PubMed Статья Google ученый

  • 5.

    Wisplinghoff H, Bischoff T, Tallent SM, Seifert H, Wenzel RP, Edmond MB: Нозокомиальные инфекции кровотока в больницах США: анализ 24 179 случаев из проспективного общенационального исследования. Clin Infect Dis 2004, 39: 309–317. 10.1086 / 421946

    PubMed Статья Google ученый

  • 6.

    Zilberberg MD, Shorr AF, Kollef MH: Светские тенденции в госпитализации по поводу кандидемии в США, 2000–2005 гг. Infect Control Hosp Epidemiol 2008, 29: 978–980. 10.1086 / 5

    PubMed Статья Google ученый

  • 7.

    Leroy O, Gangneux JP, Montravers P, Mira JP, Gouin F, Sollet JP, и др. .: Эпидемиология, лечение и факторы риска смерти от инвазивных инфекций Candida в отделениях интенсивной терапии: многоцентровое проспективное обсервационное исследование во Франции (2005–2006 гг.). Crit Care Med 2009, 37: 1612–1618. 10.1097 / CCM.0b013e31819efac0

    PubMed Статья Google ученый

  • 8.

    Tortorano AM, Kibbler C, Peman J, Bernhardt H, Klingspor L, Grillot R: Кандидемия в Европе: эпидемиология и устойчивость. Int J Antimicrob Agents 2006, 27: 359–366. 10.1016 / j.ijantimicag.2006.01.002

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 9.

    Arendrup MC, Bruun B, Christensen JJ, Fuursted K, Johansen HK, Kjaeldgaard P, et al .: Национальный надзор за фунгемией в Дании (2004–2009 гг.). J Clin Microbiol 2011, 49: 325–334. 10.1128 / JCM.01811-10

    PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 10.

    Pfaller MA, Moet GJ, Messer SA, Jones RN, Castanheira M: Географические различия в распределении видов и уровнях устойчивости к эхинокандину и азолам среди изолятов инфекции кровотока Candida: отчет программы SENTRY по надзору за противомикробными препаратами (2008–2009 гг.). J Clin Microbiol 2011, 49: 396–399. 10.1128 / JCM.01398-10

    PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 11.

    Marra AR, Camargo LF, Pignatari AC, Sukiennik T, Behar PR, Medeiros EA, и др. .: Нозокомиальные инфекции кровотока в бразильских больницах: анализ 2563 случаев из проспективного общенационального эпиднадзора. J Clin Microbiol 2011, 49: 1866–1871. 10.1128 / JCM.00376-11

    PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 12.

    Хорн Д.Л., Неофитос Д., Анаисси Э.Дж., Фишман Д.А., Штейнбах В.Дж., Оляей А.Дж., и др. .: Эпидемиология и исходы кандидемии у пациентов 2019 г .: данные проспективного реестра альянса противогрибковой терапии. Clin Infect Dis 2009, 48: 1695–1703. 10.1086 / 599039

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 13.

    Талармин Дж. П., Бутуаль Д., Таттевин П., Дарджер С., Вайнбрек П., Ансарт С., и др. .: [Эпидемиология кандидемии: годовое проспективное обсервационное исследование на западе Франции]. Med Mal Infect 2009, 39: 877–885. 10.1016 / j.medmal.2009.02.008

    PubMed Статья Google ученый

  • 14.

    Bougnoux ME, Kac G, Aegerter P, d’Enfert C, Fagon JY: Кандидемия и кандидурия у тяжелобольных пациентов, поступивших в отделения интенсивной терапии во Франции: заболеваемость, молекулярное разнообразие, лечение и исход. Intensive Care Med 2008, 34: 292–299.10.1007 / s00134-007-0865-y

    PubMed Статья Google ученый

  • 15.

    Sandven P, Bevanger L, Digranes A, Haukland HH, Mannsaker T, Gaustad P: Кандидемия в Норвегии (1991–2003 гг.): Результаты общенационального исследования. J Clin Microbiol 2006, 44: 1977–1981. 10.1128 / JCM.00029-06

    PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 16.

    Pfaller MA, Diekema DJ, Gibbs DL, Newell VA, Meis JF, Gould IM, и др. .: Результаты глобального эпиднадзора за противогрибковыми заболеваниями ARTEMIS DISK, 1997–2005: 8,5-летний анализ восприимчивости видов Candida и других видов дрожжей к флуконазолу и вориконазолу, определенному стандартизированным диско-диффузионным тестированием CLSI. J Clin Microbiol 2007, 45: 1735-1745. 10.1128 / JCM.00409-07

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 17.

    Hachem R, Hanna H, Kontoyiannis D, Jiang Y, Raad I: Изменяющаяся эпидемиология инвазивного кандидоза: Candida glabrata и Candida krusei как ведущие причины кандидемии при гематологических злокачественных новообразованиях. Рак 2008, 112: 2493–2499. 10.1002 / cncr.23466

    PubMed Статья Google ученый

  • 18.

    Сипсас Н.В., Льюис Р.Э., Тарранд Дж., Хачем Р., Ролстон К.В., Раад II, и др. .: Кандидемия у пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями в эпоху новых противогрибковых препаратов (2001–2007 гг.): Стабильная частота, но меняющаяся эпидемиология все еще часто летальной инфекции. Рак 2009, 115: 4745–4752. 10.1002 / cncr.24507

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 19.

    Lortholary O, Desnos-Ollivier M, Sitbon K, Fontanet A, Bretagne S, Dromer F: Недавнее воздействие каспофунгина или флуконазола влияет на эпидемиологию кандидемии: проспективное многоцентровое исследование с участием 2441 пациента. Противомикробные агенты Chemother 2011, 55: 532–538. 10.1128 / AAC.01128-10

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 20.

    Viscoli C, Girmenia C, Marinus A, Collette L, Martino P, Vandercam B, и др. .: Кандидемия у онкологических больных: проспективное многоцентровое эпиднадзорное исследование, проведенное Группой по инвазивным грибковым инфекциям (IFIG). ) Европейской организации по исследованию и лечению рака (EORTC). Clin Infect Dis 1999, 28: 1071–1079. 10.1086 / 514731

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 21.

    Pittet D, Monod M, Suter PM, Frenk E, Auckenthaler R: Колонизация Candida и последующие инфекции у тяжелобольных хирургических пациентов. Ann Surg 1994, 220: 751–758. 10.1097 / 00000658-19

    00-00008

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 22.

    Kett DH, Azoulay E, Echeverria PM, Vincent JL: Инфекции кровотока Candida в отделениях интенсивной терапии: анализ расширенной распространенности инфекции в исследовании отделения интенсивной терапии. Crit Care Med 2011, 39: 665–670. 10.1097 / CCM.0b013e318206c1ca

    PubMed Статья Google ученый

  • 23.

    Кумар А., Эллис П., Араби Ю., Робертс Д., Лайт Б., Паррилло Дж. Э., и др. .: Начало несоответствующей антимикробной терапии приводит к пятикратному сокращению выживаемости при септическом шоке человека. Сундук 2009, 136: 1237–1248. 10.1378 / сундук.09-0087

    PubMed Google ученый

  • 24.

    Zaoutis TE, Argon J, Chu J, Berlin JA, Walsh TJ, Feudtner C: Эпидемиология и приписываемые исходы кандидемии у взрослых и детей, госпитализированных в США: анализ предрасположенности. Clin Infect Dis 2005, 41: 1232–1239. 10.1086 / 496922

    PubMed Статья Google ученый

  • 25.

    Gudlaugsson O, Gillespie S, Lee K, Vande BJ, Hu J, Messer S, et al. .: Повторная ссылка на смертность от нозокомиальной кандидемии. Clin Infect Dis 2003, 37: 1172–1177. 10.1086 / 378745

    PubMed Статья Google ученый

  • 26.

    Morrell M, Fraser V, Kollef MH: Отсрочка эмпирического лечения инфекции кровотока Candida до получения положительных результатов посева крови: потенциальный фактор риска госпитальной смертности. Антимикробные агенты Chemother 2005, 39: 3640–3645.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Garey KW, Rege M, Pai MP, Mingo DE, Suda KJ, Turpin RS, et al .: Время до начала терапии флуконазолом влияет на смертность пациентов с кандидемией: мультиинституциональное исследование. Clin Infect Dis 2006, 43: 25–31. 10.1086 / 504810

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 28.

    Playford EG, Eggimann P, Calandra T: Противогрибковые препараты в отделении интенсивной терапии. Curr Opin Infect Dis 2008, 21: 610–619. 10.1097 / QCO.0b013e3283177967

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Pappas PG, Kauffman CA, Andes D, Benjamin DK Jr, Calandra TF, Edwards JE Jr, и др. .: Клинические рекомендации по лечению кандидоза: обновление 2009 г., подготовленное Обществом инфекционных заболеваний Америка. Clin Infect Dis 2009, 48: 503–535. 10.1086 / 596757

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 30.

    Eggimann P, Ostrosky-Zeichner L: Стратегии раннего противогрибкового вмешательства у пациентов в отделении интенсивной терапии. Curr Opin Crit Care 2010, 16: 465–469. 10.1097 / MCC.0b013e32833e0487

    PubMed Статья Google ученый

  • 31.

    Wey SB, Mori M, Pfaller MA, Woolson RF, Wenzel RP: Факторы риска госпитальной кандидемии. Соответствующее исследование случай-контроль. Arch Intern Med 1989, 149: 2349–2353. 10.1001 / archinte.149.10.2349

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 32.

    Blumberg HM, Jarvis WR, Soucie JM, Edwards JE, Patterson JE, Pfaller MA, et al. .: Факторы риска кандидозных инфекций кровотока у пациентов хирургического отделения интенсивной терапии: проспективное многоцентровое исследование NEMIS.Национальное обследование эпидемиологии микоза. Clin Infect Dis 2001, 33: 177–186. 10.1086 / 321811

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 33.

    Сайман Л., Лудингтон Э., Доусон Дж. Д., Паттерсон Дж. Э., Рангель-Фраусто С., Виблин Р. Т., и др. .: Факторы риска колонизации видов Candida пациентами отделения интенсивной терапии новорожденных. Pediatr Infect Dis J 2001, 20: 1119–1124.10.1097 / 00006454-200112000-00005

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 34.

    Glocker EO, ​​Hennigs A, Nabavi M, Schaffer AA, Woellner C, Salzer U, et al. .: Гомозиготная мутация CARD9 в семье, подверженной грибковым инфекциям. N Engl J Med 2009, 361: 1727–1735. 10.1056 / NEJMoa0810719

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 35.

    Netea MG, Brown GD, Kullberg BJ, Gow NA: Интегрированная модель распознавания Candida albicans врожденной иммунной системой. Nat Rev Microbiol 2008, 6: 67–78. 10.1038 / nrmicro1815

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 36.

    van de Veerdonk FL, Kullberg BJ, Netea MG: Патогенез инвазивного кандидоза. Curr Opin Crit Care 2010, 16: 453–459.10.1097 / MCC.0b013e32833e046e

    PubMed Статья Google ученый

  • 37.

    Kaposzta R, Tree P, Marodi L, Gordon S: Характеристики инвазивного кандидоза у мышей с дефицитом гамма-интерферона и интерлейкина-4: роль макрофагов в защите хозяина от Candida albicans. Infect Immun 1998, 66: 1708–1717.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 38.

    Dupont H, Bourichon A, Paugam-Burtz C, Mantz J, Desmonts JM: Можно ли предсказать выделение дрожжей в перитонеальной жидкости у пациентов отделения интенсивной терапии с перитонитом? Crit Care Med 2003, 31: 752–757. 10.1097 / 01.CCM.0000053525.49267.77

    PubMed Статья Google ученый

  • 39.

    Eggimann P, Francioli P, Bille J, Schneider R, Wu MM, Chapuis G, et al .: Профилактика флуконазолом предотвращает внутрибрюшной кандидоз у хирургических пациентов с высоким риском. Crit Care Med 1999, 27: 1066–1072. 10.1097 / 00003246-1990-00019

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 40.

    Sandven P, Qvist H, Skovlund E, Giercksky KE: Значение Candida, извлеченного из интраоперационных образцов у пациентов с внутрибрюшной перфорацией. Crit Care Med 2002, 30: 541–547. 10.1097 / 00003246-200203000-00008

    PubMed Статья Google ученый

  • 41.

    Calandra T, Bille J, Schneider R, Mosimann F, Francioli P: Клиническое значение Candida, выделенного из брюшины, у хирургических пациентов. Lancet 1989, 2: 1437–1440.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 42.

    Гарбино Дж., Лью П.Д., Романд Дж. А., Хьюгоннет С., Окенталер Р., Питте Д.: Профилактика тяжелых инфекций Candida у пациентов с тяжелыми заболеваниями, не страдающих нейтропенией, с высоким риском.Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием пациентов, получавших SDD. Intensive Care Med 2002, 28: 1708–1717. 10.1007 / s00134-002-1540-y

    PubMed Статья Google ученый

  • 43.

    Pelz RK, Hendrix CW, Swoboda SM, Diener-West M, Merz WG, Hammond J, et al .: Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание флуконазола для профилактики кандидозных инфекций у тяжелобольных хирургических пациентов . Ann Surg 2001, 233: 542–548. 10.1097 / 00000658-200104000-00010

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 44.

    Prod’hom G, Bizzini A, Durussel C, Bille J, Greub G: Матричная лазерная десорбционная ионизация-времяпролетная масс-спектрометрия для прямой идентификации бактерий из гранул положительных культур крови. J Clin Microbiol 2010, 48: 1481–1483.10.1128 / JCM.01780-09

    PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 45.

    Prella M, Bille J, Pugnale M, Duvoisin B, Cavassini M, Calandra T, et al. .: Ранняя диагностика инвазивного кандидоза с помощью маннановой антигенемии и антиманнановых антител. Диагностика Microbiol Infect Dis 2005, 51: 95–101. 10.1016 / j.diagmicrobio.2004.08.015

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 46.

    Lamaris GA, Esmaeli B, Chamilos G, Desai A, Chemaly RF, Raad II, и др. .: Грибковый эндофтальмит в онкологическом центре третичного уровня: обзор 23 случаев. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 2008, 27: 343–347. 10.1007 / s10096-007-0443-9

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 47.

    Maertens J, Marchetti O, Herbrecht R, Cornely OA, Fluckiger U, Frere P, et al .: Европейские рекомендации по противогрибковому лечению у реципиентов лейкемии и гемопоэтических стволовых клеток: краткое изложение обновления ECIL 3-2009. Пересадка костного мозга 2011, 46: 709–718. 10.1038 / bmt.2010.175

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 48.

    Karageorgopoulos DE, Vouloumanou EK, Ntziora F, Michalopoulos A, Rafailidis PI, Falagas ME: Анализ бета-D-глюкана для диагностики инвазивных грибковых инфекций: метаанализ. Clin Infect Dis 2011, 52: 750–770. 10.1093 / cid / ciq206

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 49.

    Хот П.Д., Фредрикс Д.Н.: Диагностика грибковых инфекций человека на основе ПЦР. Expert Rev Anti Infect Ther 2009, 7: 1201–1221. 10.1586 / eri.09.104

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 50.

    Авни Т., Лейбовичи Л., Пол М: ПЦР-диагностика инвазивного кандидоза: систематический обзор и метаанализ. J Clin Microbiol 2011, 49: 665–670. 10.1128 / JCM.01602-10

    PubMed Central PubMed Статья Google ученый

  • 51.

    Fluckiger U, Marchetti O, Bille J, Eggimann P, Zimmerli S, Imhof A, et al .: Варианты лечения инвазивных грибковых инфекций у взрослых. Swiss Med Wkly 2006, 136: 447–463.

    CAS PubMed Google ученый

  • 52.

    Петри MG, König J, Moecke HP, Gramm HJ, Barkow H, Kujath P, et al .: Эпидемиология инвазивного микоза у пациентов в отделении интенсивной терапии: проспективное многоцентровое исследование с участием 435 пациентов без нейтропении. Intensive Care Med 1997, 23: 317–325. 10.1007 / s001340050334

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 53.

    Voss A, Hollis RJ, Pfaller MA, Wenzel RP, Doebbeling BN: Исследование последовательности колонизации и кандидемии у пациентов без нейтропении. J Clin Microbiol 1994, 32: 975–980.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 54.

    Rex JH, Walsh TJ, Sobel JD, Filler SG, Pappas PG, Dismukes WE, и др. .: Практическое руководство по лечению кандидоза.Общество инфекционных болезней Америки. Clin Infect Dis 2000, 30: 662–678. 10.1086 / 313749

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 55.

    Винсент Дж. Л., Анаисси Е., Брюнинг Х, Демахо В., Эль-Эбиари М., Хабер Дж., и др. .: Эпидемиология, диагностика и лечение системной инфекции Candida у хирургических пациентов в условиях интенсивной терапии. Intensive Care Med 1998, 24: 206–216.10.1007 / s001340050552

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 56.

    Eggimann P, Lamoth F, Marchetti O: На пути к ограничению чрезмерного использования противогрибковых средств! Intensive Care Med 2009, 35: 582–584. 10.1007 / s00134-009-1432-5

    PubMed Статья Google ученый

  • 57.

    Charles PE, Doise JM, Quenot JP, Haube H, Dalle F, Chavanet P, et al .: Различия результатов лечения кандидемией у пациентов в критическом состоянии в клинических и хирургических случаях. Intensive Care Med 2003, 29: 2162–2169. 10.1007 / s00134-003-2002-x

    PubMed Статья Google ученый

  • 58.

    Piarroux R, Grenouillet F: Оценка превентивного лечения для предотвращения тяжелого кандидоза у тяжелобольных хирургических пациентов. Crit Care Med 2004, 32 (12): 2443–9.10.1097 / 01.CCM.0000147726.62304.7F

    PubMed Статья Google ученый

  • 59.

    Agvald-Ohman C, Klingspor L, Hjelmqvist H, Edlund C: Инвазивный кандидоз у долгосрочных пациентов в многопрофильном отделении интенсивной терапии: индекс колонизации Candida, факторы риска, лечение и исход. Scand J Infect Dis 2008, 40: 145–153. 10.1080 / 00365540701534509

    PubMed Статья Google ученый

  • 60.

    Сенн Л., Эггиманн П., Ксонтини Р., Паскуаль А., Демартинес Н., Билле Дж., и др. .: Каспофунгин для профилактики внутрибрюшного кандидоза у хирургических пациентов с высоким риском. Intensive Care Med 2009, 35 (5): 903–8. 10.1007 / s00134-009-1405-8

    PubMed Статья Google ученый

  • 61.

    Dubau B, Triboulet S, Winnock S: Практическое использование индекса колонизации. Ann Fr Anesth Reanim 2001, 20: 418–420.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 62.

    Chabasse D: Intérêt de la numération des levures dans les urines. Revue de la littérature et resultats préliminaires d’une enquête multicentrique réalisée в 15 центрах университетских госпиталей. Ann Fr Anesth Reanim 2001, 20: 400–406.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 63.

    Charles PE, Dalle F, Aube H, Doise JM, Quenot JP, Aho LS, и др. .: Candida spp. значение колонизации у тяжелобольных пациентов: проспективное исследование. Intensive Care Med 2005, 31: 393–400. 10.1007 / s00134-005-2571-y

    PubMed Статья Google ученый

  • 64.

    Piarroux R, Grenouillet F, Balvay P, Tran V, Blasco V, Milloin M, et al .: Оценка превентивного лечения для предотвращения тяжелого кандидоза у тяжелобольных хирургических пациентов. Critical Care Med 2004, 32: 2443–2449. 10.1097 / 01.CCM.0000147726.62304.7F

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Normand S, Francois B, Darde ML, Bouteille B, Bonnivard M, Preux PM, et al .: Профилактика пероральным нистатином Candida spp. Колонизация у тяжелобольных на ИВЛ. Intensive Care Med 2005, 31: 1466–1468.10.1007 / s00134-005-2806-y

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Eggimann P, Garbino J, Pittet D: Управление Candida видов инфекций у тяжелобольного пациента. Lancet Infect Dis 2003, 3: 772–785. 10.1016 / S1473-3099 (03) 00831-4

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 67.

    DuPont H, Bourichon A, Paugam-Burtz C, Mantz J, Desmonts JM: Можно ли предсказать выделение дрожжей в перитонеальной жидкости у пациентов отделения интенсивной терапии с перитонитом? Critical Care Med 2003, 31: 752–757. 10.1097 / 01.CCM.0000053525.49267.77

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Леон С., Руис-Сантана С., Сааведра П., Альмиранте Б., Нолла-Салас Дж., Варез-Лерма Ф., и др. .: Прикроватная система оценки («оценка Candida») для ранних противогрибковых препаратов. лечение пациентов в критическом состоянии без нейтропении с колонизацией Candida. Crit Care Med 2006, 34: 730–737. 10.1097 / 01.CCM.0000202208.37364.7D

    PubMed Статья Google ученый

  • 69.

    Ostrosky-Zeichner L, Pappas PG, Shoham S, Reboli A, Barron MA, Sims C, et al .: Улучшение правила клинического прогнозирования для клинических испытаний профилактики инвазивного кандидоза в интенсивной терапии. отделение ухода. Микозы 2011, 54 (1): 46–51.10.1111 / j.1439-0507.2009.01756.x

    PubMed Статья Google ученый

  • 70.

    Леон С., Руис-Сантана С., Сааведра П., Гальван Б., Бланко А., Кастро С., и др. .: Полезность «балла по Candida» для различения колонизации Candida и инвазивного кандидоза при отсутствии -нейтропенические тяжелобольные: проспективное многоцентровое исследование. Crit Care Med 2009, 37: 1624–1633.10.1097 / CCM.0b013e31819daa14

    PubMed Статья Google ученый

  • 71.

    Paphitou NI, Ostrosky-Zeichner L, Rex JH: Правила выявления пациентов с повышенным риском кандидозных инфекций в хирургическом отделении интенсивной терапии: подход к разработке практических критериев для систематического использования в исследованиях противогрибковой профилактики. Med Mycol 2005, 43: 235–243. 10.1080 / 136410001731619

    PubMed Статья Google ученый

  • 72.

    Ostrosky-Zeichner L, Sable C, Sobel J, Alexander BD, Donowitz G, Kan V, и др. .: Многоцентровая ретроспективная разработка и проверка правила клинического прогнозирования нозокомиального инвазивного кандидоза в условиях интенсивной терапии. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 2007, 26: 271–276. 10.1007 / s10096-007-0270-z

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 73.

    Faiz S, Neale B, Rios E, Campos T., Parsley E, Patel B, et al .: Профилактика инфекции кровотока Candida флуконазолом с учетом риска в отделении интенсивной терапии. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 2009, 28: 689–692. 10.1007 / s10096-008-0666-4

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 74.

    Ostrosky-Zeichner L, Aranah L, Eggimann P, Garbino J, Herbrecht R, Leon C, et al .: Предварительные результаты многоцентрового международного ретроспективного исследования для проверки правила клинического прогноза (CPR) для выявления тяжелобольных пациентов с риском инвазивного кандидоза (IC) для лечения с помощью эмпирической противогрибковой терапии (исследование TREAT). Тезисы 48-го заседания ICAAC, 20–22 октября 2008 г., Чикаго, Иллинойс

  • 75.

    DiNubile MJ, Lupinacci RJ, Strohmaier KM, Sable CA, Kartsonis NA: Лечение инвазивного кандидоза в отделении интенсивной терапии: наблюдения из рандомизированного клинического исследования. J Crit Care 2007, 22: 237–244. 10.1016 / j.jcrc.2006.11.004

    PubMed Статья Google ученый

  • 76.

    Эггиманн П., Каландра Т., Флукигер У., Билле Дж., Гарбино Дж., Глаузер М., и др. .: Инвазивный кандидоз: сравнение вариантов лечения специалистами по инфекционным заболеваниям и интенсивной терапии. Intensive Care Med 2005, 31: 1514–1521. 10.1007 / s00134-005-2809-8

    PubMed Статья Google ученый

  • 77.

    Slotman GJ, Burchard KW: Кетоконазол предотвращает кандидозный сепсис у тяжелых хирургических пациентов. Arch Surg 1987, 122: 147–151.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 78.

    Savino JA, Agarwal N, Wry P, Policastro A, Cerabona T, Austria L: Профилактические противогрибковые средства (клотримазол, кетоконазол и нистатин) у нетрансплантированных / не обгоревших критически больных хирургических и травматических пациентов. J Trauma 1994, 36: 20–25. 10.1097 / 00005373-1900-00004

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 79.

    Desai MH, Rutan RL, Heggers JP, Herndon DN: Инфекция Candida с профилактикой нистатином и без нее. 11-летний опыт работы с пациентами с ожоговой травмой. Arch Surg 1992, 127: 159–162.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 80.

    Jacobs S, Price ED, Tariq M, Al Omar NF: Флуконазол улучшает выживаемость при септическом шоке: рандомизированное двойное слепое проспективное исследование. Crit Care Med 2003, 31: 1938–1946. 10.1097 / 01.CCM.0000074724.71242.88

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 81.

    He YM, Lv YS, Ai ZL: Профилактика и терапия грибковой инфекции при тяжелом остром панкреатите: проспективное клиническое исследование. World J Gastroenterol 2003, 9: 2619–2621.

    PubMed Google ученый

  • 82.

    Ables AZ, Blumer NA, Valainis GT, Godenick MT, Kajdasz DK, Palesch YY: Профилактика тяжелой кандидозной инфекции у пациентов с травмами и в послеоперационном периоде флуконазолом: проспективное двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Infect Dis Clin Pract 2000, 9: 169–175. 10.1097 / 00019048-200009040-00006

    Артикул Google ученый

  • 83.

    Шустер М.Г., Эдвардс Дж. Э. младший, Собел Дж. Д., Даруиш Р. О., Карчмер А. В., Хэдли С., и др. .: Сравнение эмпирического флуконазола с плацебо для пациентов отделения интенсивной терапии: рандомизированное исследование. Ann Intern Med 2008, 149: 83–90.

    PubMed Статья Google ученый

  • Инвазивный кандидоз — Creative Biolabs

    Candida разновидностей являются одной из наиболее частых причин грибковых инфекций во всем мире. Candida разновидностей могут вызывать кандидозные инфекции, которые варьируются от неопасных для жизни кожно-слизистых заболеваний до инвазивных инфекций, которые могут поражать практически любой орган.Инвазивный кандидоз (ИК) оказался ведущей причиной смертности от микозов в США. Обладая многолетним опытом в исследованиях противогрибковых препаратов, Creative Biolabs теперь готова предложить комплексную серию высококачественных услуг для поиска новых лекарственных препаратов-кандидатов, особенно для лечения ИЦ.

    Что такое инвазивный кандидоз?

    IC — это грибковая инфекция, которая может быть вызвана различными видами дрожжей Candida .Это происходит, когда дрожжи Candida вторгаются в кровоток и распространяются по всем частям человеческого тела, включая сердце, мозг, кровь (фунгемия), кости, глаза, и т. Д. . В отличие от Candida инфекции влагалища (кандидозный вульвовагинит) или полости рта и горла (кандидоз полости рта), инвазивный кандидоз может вызвать серьезную, прогрессирующую и потенциально опасную для жизни инфекцию. ИЦ является основной причиной осложнений и смерти госпитализированных пациентов.

    Инжир.1 Патогенез ИЦ. (Куллберг, 2015)

    Симптомы инвазивного кандидоза

    Как правило, пациенты, у которых развивается IC, уже болели другими заболеваниями. Таким образом, бывает трудно определить, какие симптомы связаны с ИЦ. Предполагается, что наиболее частыми симптомами ИЦ являются лихорадка и озноб, которые не проходят после лечения антибиотиками при подозрении на бактериальные инфекции. Другие симптомы могут развиться, если инфекция распространяется на другие части тела, такие как мозг, сердце, глаза, суставы или кости.

    Диагностика инвазивного кандидоза

    Поскольку многие виды Candida являются частью микробиоты человека, их присутствие во рту, влагалище, коже, моче, стуле или мокроте не является убедительным доказательством ИЦ. Окончательным доказательством IC должна быть положительная культура Candida видов из обычно стерильных участков, включая кровь, перикард, перикардиальную жидкость, спинномозговую жидкость или биопсию ткани. Диагностика путем культивирования обеспечивает последующее определение чувствительности видов-возбудителей.Более того, диагноз ИК также подтверждается гистопатологическими данными (например, дрожжевые клетки или гифы), которые наблюдаются в образцах пораженных тканей.

    Лечение инвазивного кандидоза

    Считается, что препараты на основе амфотерицина B, азольные противогрибковые агенты и противогрибковые агенты эхинокандина играют роль в лечении IC. В настоящее время варианты лечения ИЦ включают амфотерицин B, флуконазол, вориконазол и каспофунгин.Эти противогрибковые препараты были разработаны в проспективных рандомизированных исследованиях, в которых в качестве средства сравнения использовался дезоксихолат амфотерицина B. Хотя было показано, что каспофунгин не уступает амфотерицину B, ограничивающая дозу нефротоксичность приводит к худшему результату в группе амфотерицина B.

    При выборе терапевтического метода следует руководствоваться учетом большей активности препаратов на основе амфотерицина B и противогрибковых средств эхинокандина для некоторых видов, не относящихся к albicans, таких как Candida krusei , по сравнению с доступностью пероральных и парентеральных препаратов для азольных противогрибковых средств. агенты.

    Открытие противогрибковых препаратов для лечения инвазивного кандидоза в Creative Biolabs

    Цель Creative Biolabs — стать надежным партнером для клиентов, чтобы работать в сфере открытия и разработки противогрибковых препаратов, включая исследования безопасности и эффективности противогрибковых препаратов. Наши ученые стремятся предоставлять клиентам по всему миру рабочие решения для анализа, с помощью собственных разработок анализов и индивидуальную поддержку.В дополнение к IC, мы также предоставляем услуги по поиску лекарств против других типов кандидоза, а также против Candida spp. Пожалуйста, свяжитесь с нами для получения более подробной информации.

    Номер ссылки

    1. Kullberg, B.J .; Арендруп, М. Инвазивный кандидоз. Медицинский журнал Новой Англии . 2015, 373 (15), стр. 1445-1456.

    Только для исследовательских целей.



    Инвазивный кандидоз в отделениях интенсивной терапии: проблемы и направления на будущее

  • 1.

    Clancy CJ, Nguyen MH (2013) Выявление недостающих 50% инвазивного кандидоза: как некультуральная диагностика улучшит понимание спектра заболеваний и изменит уход за пациентами. Clin Infect Dis 56: 1284–1292. https://doi.org/10.1093/cid/cit006

    Статья Google ученый

  • 2.

    Пуасси Дж., Дамонти Л., Биньон А. и др. (2020) Факторы риска кандидемии: проспективное исследование методом случай-контроль. Crit Care. https://doi.org/10.1186 / s13054-020-2766-1

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Delaloye J, Calandra T (2014) Инвазивный кандидоз как причина сепсиса у тяжелобольного пациента. Вирулентность 5: 161–169. https://doi.org/10.4161/viru.26187

    Статья Google ученый

  • 4.

    Кетт Д.Х., Азулай Э., Эчеверрия П.М., Винсент Дж.Л. (2011) Инфекции кровотока Candida в отделениях интенсивной терапии: анализ расширенной распространенности инфекции в исследовании отделений интенсивной терапии.Crit Care Med 39: 665–670. https://doi.org/10.1097/CCM.0b013e318206c1ca

    Статья Google ученый

  • 5.

    Пайва Дж. А., Перейра Дж. М., Табах А. и др. (2016) Характеристики и факторы риска 28-дневной смертности от госпитальной фунгемии в отделениях интенсивной терапии: данные исследования EUROBACT. Crit Care 20:53. https://doi.org/10.1186/s13054-016-1229-1

    Статья Google ученый

  • 6.

    Bassetti M, Giacobbe DR, Vena A et al (2019) Частота и исход инвазивного кандидоза в отделениях интенсивной терапии (ICU) в Европе: результаты проекта EUCANDICU. Crit Care 23: 219. https://doi.org/10.1186/s13054-019-2497-3

    Статья Google ученый

  • 7.

    Koehler P, Stecher M, Cornely OA et al (2019) Заболеваемость и смертность от кандидемии в Европе: эпидемиологический метаанализ. Clin Microbiol Infect 25: 1200–1212.https://doi.org/10.1016/j.cmi.2019.04.024

    CAS Статья Google ученый

  • 8.

    Bassetti M, Righi E, Ansaldi F et al (2015) Многоцентровое многонациональное исследование абдоминального кандидоза: эпидемиология, исходы и предикторы смертности. Intensive Care Med 41: 1601–1610. https://doi.org/10.1007/s00134-015-3866-2

    Статья Google ученый

  • 9.

    Куллберг Б.Дж., Арендруп М.С. (2015) Инвазивный кандидоз.N Engl J Med 373: 1445–1456

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Spellberg BJ, Filler SG, Edwards JE (2006) Текущие стратегии лечения диссеминированного кандидоза. Clin Infect Dis 42: 244–251. https://doi.org/10.1086/499057

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Kumar V, Cheng S-C, Johnson MD et al (2014) Набор SNP Immunochip идентифицирует новые генетические варианты, обеспечивающие предрасположенность к кандидемии.Нац Коммуна 5: 4675. https://doi.org/10.1038/ncomms5675

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Vincent J-L, Lefrant J-Y, Kotfis K et al (2018) Сравнение европейских пациентов интенсивной терапии в 2012 г. (ICON) и 2002 г. (SOAP). Intensive Care Med 44: 337–344. https://doi.org/10.1007/s00134-017-5043-2

    Статья Google ученый

  • 13.

    Karagiannidis C, Brodie D, Strassmann S et al (2016) Экстракорпоральная мембранная оксигенация: эволюция эпидемиологии и смертности.Intensive Care Med 42: 889–896. https://doi.org/10.1007/s00134-016-4273-z

    CAS Статья Google ученый

  • 14.

    Bell T, O’Grady NP (2017) Профилактика инфекций кровотока, связанных с центральной линией. Infect Dis Clin N Am 31: 551–559

    Статья Google ученый

  • 15.

    Винсент Дж. Л., Сакр Ю., Сингер М. и др. (2020) Распространенность и исходы инфекции среди пациентов в отделениях интенсивной терапии в 2017 г.J Am Med Assoc 323: 1478–1487. https://doi.org/10.1001/jama.2020.2717

    Статья Google ученый

  • 16.

    Tortorano AM, Dho G, Prigitano A et al (2012) Инвазивные грибковые инфекции в отделении интенсивной терапии: многоцентровое проспективное обсервационное исследование в Италии (2006–2008). Микозы 55: 73–79. https://doi.org/10.1111/j.1439-0507.2011.02044.x

    Статья Google ученый

  • 17.

    Montagna MT, Caggiano G, Lovero G et al (2013) Эпидемиология инвазивных грибковых инфекций в отделении интенсивной терапии: результаты многоцентрового итальянского исследования (проект AURORA). Инфекция 41: 645–653

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Baldesi O, Bailly S, Ruckly S. et al (2017) Кандидемия, приобретенная в ОИТ во Франции: эпидемиология и временные тенденции, 2004–2013 гг. — исследование сети REA-RAISIN. J Infect 75: 59–67.https://doi.org/10.1016/j.jinf.2017.03.011

    Статья Google ученый

  • 19.

    Ламот Ф., Локхарт С.Р., Берков Е.Л., Каландра Т. (2018) Изменения в эпидемиологическом ландшафте инвазивного кандидоза. J Antimicrob Chemother 73: i4 – i13. https://doi.org/10.1093/jac/dkx444

    CAS Статья Google ученый

  • 20.

    Чакрабарти А., Суд П., Рудрамурти С. М. и др. (2015) Частота, характеристики и исход кандидемии, приобретенной в ОИТ, в Индии.Intensive Care Med 41: 285–295. https://doi.org/10.1007/s00134-014-3603-2

    Статья Google ученый

  • 21.

    Nucci M, Queiroz-Telles F, Alvarado-Matute T. et al (2013) Эпидемиология кандидемии в Латинской Америке: лабораторное исследование. PLoS ONE 8: e59373. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0059373

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Lockhart SR, Iqbal N, Cleveland AA et al (2012) Идентификация видов и тестирование на противогрибковую чувствительность изолятов Candida кровотока из популяционных эпиднадзорных исследований в двух городах США с 2008 по 2011 годы.J Clin Microbiol 50: 3435–3442. https://doi.org/10.1128/JCM.01283-12

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Pfaller MA, Diekema DJ, Turnidge JD et al (2019) Двадцать лет программе надзора за противогрибковыми препаратами SENTRY: результаты для видов Candida с 1997 по 2016 год. Открытый форум Infect Dis 6: S79 – S94. https://doi.org/10.1093/ofid/ofy358

    Статья Google ученый

  • 24.

    Alexander BD, Johnson MD, Pfeiffer CD et al (2013) Повышение устойчивости к эхинокандину у Candida glabrata: клиническая неудача коррелирует с наличием мутаций FKS и повышенными минимальными ингибирующими концентрациями. Clin Infect Dis 56: 1724–1732. https://doi.org/10.1093/cid/cit136

    Статья Google ученый

  • 25.

    Pfaller MA, Castanheira M, Lockhart SR et al (2012) Частота снижения восприимчивости и устойчивости к эхинокандинам среди устойчивых к флуконазолу изолятов кровотока Candida glabrata .J Clin Microbiol 50: 1199–1203. https://doi.org/10.1128/JCM.06112-11

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Валлабханени С., Кливленд А.А., Фарли М.М. и др. (2015) Эпидемиология и факторы риска нечувствительности к эхинокандину Инфекции кровотока Candida glabrata : данные крупной многоузловой программы эпиднадзора за кандидемией на уровне населения, 2008–2014 гг. Открытый форум Infect Dis. https://doi.org/10.1093/ofid/ofv163

    Статья Google ученый

  • 27.

    Pham CD, Iqbal N, Bolden CB et al (2014) Роль мутаций FKS в Candida glabrata : значения МИК, устойчивость к эхинокандину и множественная лекарственная устойчивость. Антимикробные агенты Chemother 58: 4690–4696. https://doi.org/10.1128/AAC.03255-14

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Cortegiani A, Misseri G, Chowdhary A (2019) Что нового в отношении появляющихся устойчивых видов Candida . Intensive Care Med 45: 512–515

    Статья Google ученый

  • 29.

    Van Schalkwyk E, Mpembe RS, Thomas J et al (2019) Эпидемиологический сдвиг в кандидемии, вызванный Candida auris , Южная Африка, 2016–2017 гг. Emerg Infect Dis 25: 1698–1707. https://doi.org/10.3201/eid2509.1

    Статья Google ученый

  • 30.

    Островски Б., Гринко Дж., Адамс Э. и др. (2020) Изоляты Candida auris , устойчивые к трем классам противогрибковых препаратов — Нью-Йорк, 2019. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 69: 6–9.https://doi.org/10.15585/mmwr.mm6901a2

    Статья Google ученый

  • 31.

    Eggimann P, Pittet D (2014) Индекс колонизации Candida и последующая инфекция у тяжелобольных хирургических пациентов: 20 лет спустя. Intensive Care Med 40: 1429–1448. https://doi.org/10.1007/s00134-014-3355-z

    Статья Google ученый

  • 32.

    Lortholary O, Desnos-Ollivier M, Sitbon K et al (2011) Недавнее воздействие каспофунгина или флуконазола влияет на эпидемиологию кандидемии: проспективное многоцентровое исследование с участием 2441 пациента.Антимикробные агенты Chemother 55: 532–538. https://doi.org/10.1128/AAC.01128-10

    CAS Статья Google ученый

  • 33.

    Jensen RH, Johansen HK, Søes LM et al (2016) Устойчивость к противогрибковым препаратам после лечения среди колонизирующих изолятов Candida у пациентов с кандидемией: результаты систематического многоцентрового исследования. Антимикробные агенты Chemother 60: 1500–1508. https://doi.org/10.1128/AAC.01763-15

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Healey KR, Nagasaki Y, Zimmerman M et al (2017) Желудочно-кишечный тракт является основным источником устойчивости к эхинокандину в мышиной модели колонизации и системного распространения Candida glabrata . Антимикробные агенты Chemother. https://doi.org/10.1128/AAC.01412-17

    Статья Google ученый

  • 35.

    Thomaz DY, De Almeida JN, Lima GME et al (2018) Вспышка резистентного к азолам Candida parapsilosis : клональная персистенция в отделении интенсивной терапии бразильской клинической больницы.Front Microbiol. https://doi.org/10.3389/fmicb.2018.02997

    Статья Google ученый

  • 36.

    Goemaere B, Lagrou K, Spriet I et al (2018) Клональное распространение изолятов Candida glabrata в кровотоке и устойчивость к флуконазолу, вызванная длительным воздействием: 12-летнее одноцентровое исследование в Бельгии. Антимикробные агенты Chemother. https://doi.org/10.1128/AAC.00591-18

    Статья Google ученый

  • 37.

    Schelenz S, Hagen F, Rhodes JL et al (2016) Первая госпитальная вспышка глобального распространения Candida auris в европейской больнице. Антимикробная защита от инфекций 5:35. https://doi.org/10.1186/s13756-016-0132-5

    Статья Google ученый

  • 38.

    Ku TSN, Walraven CJ, Lee SA (2018) Candida auris : дезинфицирующие средства и их значение для инфекционного контроля. Front Microbiol 9: 726

    Статья Google ученый

  • 39.

    Eyre DW, Sheppard AE, Madder H et al (2018) Вспышка Candida auris и борьба с ней в условиях интенсивной терапии. N Engl J Med 379: 1322–1331. https://doi.org/10.1056/NEJMoa1714373

    Статья Google ученый

  • 40.

    Центры по контролю и профилактике заболеваний (2020) Профилактика и контроль инфекций для Candida auris . В: Fungal Dis. https://www.cdc.gov/fungal/candida-auris/c-auris-infection-control.html

  • 41.

    Public Health England (2017) Candida auris : лабораторные исследования, лечение, профилактика и контроль инфекций. В: Public Health Engl. https://www.gov.uk/government/publications/candida-auris-laboratory-investigation-management-and-infection-prevention-and-control

  • 42.

    Caceres DH, Forsberg K, Welsh RM et al ( 2019) Candida auris : обзор рекомендаций по обнаружению и контролю в медицинских учреждениях.Дж. Грибки 5: 111. https://doi.org/10.3390/jof5040111

    Статья Google ученый

  • 43.

    Коллеф М., Мичек С., Хэмптон Н. и др. (2012) Септический шок, связанный с инфекцией Candida : важность эмпирической терапии и контроля источников. Clin Infect Dis 54: 1739–1746. https://doi.org/10.1093/cid/cis305

    CAS Статья Google ученый

  • 44.

    Azoulay E, Dupont H, Tabah A et al (2012) Системная противогрибковая терапия у тяжелобольных пациентов без инвазивной грибковой инфекции *.Crit Care Med 40: 813–822. https://doi.org/10.1097/CCM.0b013e318236f297

    CAS Статья Google ученый

  • 45.

    Pittet D, Monod M, Suter PM et al (1994) Колонизация Candida и последующие инфекции у тяжелобольных хирургических пациентов. Энн Сург 220: 751–758. https://doi.org/10.1097/00000658-19

    00-00008

    CAS Статья Google ученый

  • 46.

    León C, Ruiz-Santana S, Saavedra P et al (2006) Прикроватная система оценки («оценка Candida») для раннего противогрибкового лечения ненейтропенических критически больных пациентов с колонизацией Candida .Crit Care Med 34: 730–737. https://doi.org/10.1097/01.CCM.0000202208.37364.7D

    Статья Google ученый

  • 47.

    Ostrosky-Zeichner L, Pappas PG, Shoham S. et al (2011) Улучшение правила клинического прогнозирования для клинических испытаний профилактики инвазивного кандидоза в отделении интенсивной терапии. Микозы 54: 46–51. https://doi.org/10.1111/j.1439-0507.2009.01756.x

    Статья Google ученый

  • 48.

    Haydour Q, Hage CA, Carmona EM et al (2019) Диагностика грибковых инфекций — систематический обзор и метаанализ, поддерживающий практические рекомендации Американского торакального общества. Ann Am Thorac Soc 16: 1179–1188

    Статья Google ученый

  • 49.

    Karageorgopoulos DE, Vouloumanou EK, Ntziora F et al (2011) Анализ d-глюкана для диагностики инвазивных грибковых инфекций: метаанализ. Clin Infect Dis 52: 750–770. https://doi.org/10.1093 / cid / ciq206

    CAS Статья Google ученый

  • 50.

    He S, Hang JP, Zhang L et al (2015) Систематический обзор и метаанализ диагностической точности сывороточного 1,3-β-d-глюкана для инвазивной грибковой инфекции: акцент на пороговых уровнях. J Microbiol Immunol Infect 48: 351–361

    CAS Статья Google ученый

  • 51.

    Микульска М., Каландра Т., Сангинетти М. и др. (2010) Использование маннанового антигена и антиманнановых антител в диагностике инвазивного кандидоза: рекомендации Третьей европейской конференции по инфекциям при лейкемии.Crit Care. https://doi.org/10.1186/cc9365

    Статья Google ученый

  • 52.

    Wei S, Wu T, Wu Y et al (2019) Диагностическая точность Candida albicans антител к зародышевой трубке для инвазивного кандидоза: систематический обзор и метаанализ. Диагностика Microbiol Infect Dis 93: 339–345. https://doi.org/10.1016/j.diagmicrobio.2018.10.017

    CAS Статья Google ученый

  • 53.

    Chang SS, Hsieh WH, Liu TS et al (2013) Система мультиплексной ПЦР для быстрого обнаружения патогенов у пациентов с предполагаемым сепсисом — системный обзор и метаанализ. PLoS ONE. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0062323

    Статья Google ученый

  • 54.

    Авни Т., Лейбовичи Л., Пол М. (2011) ПЦР-диагностика инвазивного кандидоза: систематический обзор и метаанализ. J Clin Microbiol 49: 665–670. https://doi.org/10.1128/JCM.01602-10

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Tang DL, Chen X, Zhu CG et al (2019) Объединенный анализ T2 Candida для быстрой диагностики кандидоза. BMC Infect Dis 19: 798. https://doi.org/10.1186/s12879-019-4419-z

    CAS Статья Google ученый

  • 56.

    Hanson KE, Pfeiffer CD, Lease ED et al (2012) надзор за β-d-глюканом с упреждающим анидулафунгином при инвазивном кандидозе у пациентов отделения интенсивной терапии: рандомизированное пилотное исследование.PLoS ONE 7: e42282. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0042282

    CAS Статья Google ученый

  • 57.

    Ostrosky-Zeichner L, Shoham S, Vazquez J et al (2014) MSG-01: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование профилактики каспофунгином с последующей превентивной терапией инвазивного кандидоза в группе высокого риска взрослые в условиях интенсивной терапии. Clin Infect Dis 58: 1219–1226. https://doi.org/10.1093/cid/ciu074

    CAS Статья Google ученый

  • 58.

    Knitsch W, Vincent J-L, Utzolino S et al (2015) Рандомизированное плацебо-контролируемое испытание превентивной противогрибковой терапии для профилактики инвазивного кандидоза после желудочно-кишечных операций по поводу внутрибрюшных инфекций. Clin Infect Dis 61: 1671–1678. https://doi.org/10.1093/cid/civ707

    CAS Статья Google ученый

  • 59.

    Timsit JF, Azoulay E, Schwebel C et al (2016) Эмпирическое лечение микафунгином и выживаемость без инвазивной грибковой инфекции у взрослых с сепсисом, приобретенным в отделении интенсивной терапии, кандида-колонизацией и полиорганной недостаточностью — рандомизированное клиническое исследование empiricus.J Am Med Assoc 316: 1555–1564. https://doi.org/10.1001/jama.2016.14655

    CAS Статья Google ученый

  • 60.

    Nucci M, Nouér SA, Esteves P et al (2016) Прекращение эмпирической противогрибковой терапии у пациентов в отделении интенсивной терапии, использующих 1,3-β-d-глюкан. J Antimicrob Chemother 71: 2628–2633. https://doi.org/10.1093/jac/dkw188

    CAS Статья Google ученый

  • 61.

    Rouzé A, Loridant S, Poissy J et al (2017) Стратегия на основе биомаркеров для раннего прекращения эмпирического противогрибкового лечения у пациентов в критическом состоянии: рандомизированное контролируемое исследование. Intensive Care Med 43: 1668–1677. https://doi.org/10.1007/s00134-017-4932-8

    CAS Статья Google ученый

  • 62.

    Паппас П.Г., Лионакис М.С., Арендруп М.С. и др. (2018) Инвазивный кандидоз. Нат Рев Дис Прим 4: 18026. https://doi.org/10.1038 / nrdp.2018.26

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Eggimann P, Bille J, Marchetti O (2011) Диагностика инвазивного кандидоза в отделении интенсивной терапии. Анн Интенсивная терапия 1:37. https://doi.org/10.1186/2110-5820-1-37

    Статья Google ученый

  • 64.

    Garbino J, Lew DP, Romand JA et al (2002) Профилактика тяжелых Candida инфекций у пациентов с ненейтропенией, высокого риска и критических состояний: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование на пациентах лечится селективной дезактивацией пищеварительной системы.Intensive Care Med 28: 1708–1717. https://doi.org/10.1007/s00134-002-1540-y

    Статья Google ученый

  • 65.

    Piarroux R, Grenouillet F, Balvay P et al (2004) Оценка превентивного лечения для предотвращения тяжелого кандидоза у тяжелобольных хирургических пациентов. Crit Care Med 32: 2443–2449. https://doi.org/10.1097/01.ccm.0000147726.62304.7f

    Статья Google ученый

  • 66.

    Senn L, Eggimann P, Ksontini R et al (2009) Каспофунгин для профилактики внутрибрюшного кандидоза у хирургических пациентов с высоким риском. Intensive Care Med 35: 903–908. https://doi.org/10.1007/s00134-009-1405-8

    Статья Google ученый

  • 67.

    Ferreira D, Grenouillet F, Blasco G et al (2015) Результаты, связанные с рутинной системной противогрибковой терапией у тяжелобольных пациентов с колонизацией Candida .Intensive Care Med 41: 1077–1088. https://doi.org/10.1007/s00134-015-3791-4

    CAS Статья Google ученый

  • 68.

    Харрисон Д., Маскетт Х., Харви С. и др. (2013) Разработка и проверка модели риска для идентификации не имеющих нейтропении, критически больных взрослых пациентов с высоким риском инвазивной инфекции Candida . Оценка медицинских технологий (Rockv) 17: 1–30. https://doi.org/10.3310/hta17030

    CAS Статья Google ученый

  • 69.

    Clancy CJ, Nguyen MH (2018) Некультуральная диагностика инвазивного кандидоза: перспективы и непредвиденные последствия. J Fungi 4:27

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Кортегиани А., Руссотто В., Маджоре А. и др. (2016) Противогрибковые средства для предотвращения грибковых инфекций у тяжелых больных без нейтропении. Кокрановская база данных Syst Rev 1: CD004920

    Google ученый

  • 71.

    Bailly S, Leroy O, Montravers P et al (2015) Антигрибковая деэскалация не была связана с неблагоприятным исходом у пациентов в критическом состоянии, получавших инвазивный кандидоз: апостериорный анализ данных исследования AmarCAND2. Intensive Care Med 41: 1931–1940. https://doi.org/10.1007/s00134-015-4053-1

    CAS Статья Google ученый

  • 72.

    Jaffal K, Poissy J, Rouze A et al (2018) Деэскалация противогрибкового лечения у пациентов в критическом состоянии с подозрением на инвазивную инфекцию Candida : частота, сопутствующие факторы и безопасность.Анна интенсивной терапии 8:49. https://doi.org/10.1186/s13613-018-0392-8

    Статья Google ученый

  • 73.

    Johnson MD, Lewis RE, Dodds Ashley ES et al (2020) Основные рекомендации по применению противогрибковых средств: заявление образовательного и исследовательского консорциума группы по изучению микозов. J Infect Dis 222: S175 – S198. https://doi.org/10.1093/infdis/jiaa394

    Статья Google ученый

  • 74.

    Martin-Loeches I, Antonelli M, Cuenca-Estrella M et al (2019) Целевая группа ESICM / ESCMID по практическому лечению инвазивного кандидоза у тяжелобольных пациентов. Intensive Care Med 45: 789–805. https://doi.org/10.1007/s00134-019-05599-w

    Статья Google ученый

  • 75.

    León C, Ruiz-Santana S, Saavedra P et al (2012) Значение β-d-глюкана и антитела к зародышевой трубке Candida albicans для различения колонизации Candida и инвазивного кандидоза у пациентов с тяжелыми абдоминальными состояниями .Intensive Care Med 38: 1315–1325. https://doi.org/10.1007/s00134-012-2616-y

    CAS Статья Google ученый

  • 76.

    Giacobbe DR, Mikulska M, Tumbarello M et al (2017) Комбинированное использование сыворотки (1,3) -β-d-глюкана и прокальцитонина для ранней дифференциальной диагностики кандидемии и бактериемии в отделениях интенсивной терапии. Crit Care 21: 176. https://doi.org/10.1186/s13054-017-1763-5

    Статья Google ученый

  • 77.

    Arendrup MC, Andersen JS, Holten MK et al (2019) Диагностическая эффективность T2Candida среди пациентов в ОИТ с факторами риска инвазивного кандидоза. Открытый форум Infect Dis 6: ofz136. https://doi.org/10.1093/ofid/ofz136

    CAS Статья Google ученый

  • 78.

    Lamoth F, Clancy CJ, Tissot F et al (2020) Эффективность панели T2Candida для диагностики внутрибрюшного кандидоза. Открытый форум Infect Dis. https: // doi.org / 10.1093 / ofid / ofaa075

    Статья Google ученый

  • 79.

    Rouze A, Poissy J, Sendid B, Nseir S (2018) Биомаркеры в раннем лечении инвазивного кандидоза. Hosp Pract 46: 239–242. https://doi.org/10.1080/21548331.2018.1516105

    Статья Google ученый

  • 80.

    Gill CM, Kenney RM, Hencken L et al (2019) T2 Candida в сравнении с бета-d-глюканом для облегчения отмены противогрибковых препаратов в отделении интенсивной терапии.Диагностика Microbiol Infect Dis 95: 162–165. https://doi.org/10.1016/J.DIAGMICROBIO.2019.04.016

    CAS Статья Google ученый

  • 81.

    Rautemaa-Richardson R, Rautemaa V, Al-Wathiqi F et al (2018) Влияние диагностической программы управления противогрибковыми препаратами в клинике высшего образования в Великобритании. J Antimicrob Chemother 73: 3488–3495. https://doi.org/10.1093/jac/dky360

    CAS Статья Google ученый

  • 82.

    Kritikos A, Poissy J, Poissy J et al (2020) Влияние теста с бета-глюканом на ведение пациентов отделения интенсивной терапии с риском инвазивного кандидоза. J Clin Microbiol. https://doi.org/10.1128/JCM.01996-19

    Статья Google ученый

  • 83.

    Hage CA, Carmona EM, Epelbaum O et al (2019) Микробиологические лабораторные исследования при диагностике грибковых инфекций в практике лечения легких и реанимации: официальное руководство по клинической практике Американского торакального общества.Am J Respir Crit Care Med 200: 535–550

    CAS Статья Google ученый

  • 84.

    Mylonakis E, Zacharioudakis IM, Clancy CJ et al (2018) Эффективность магнитно-резонансного анализа T2 при мониторинге кандидемии после начала противогрибковой терапии: исследование протокола серийного терапевтического и противогрибкового мониторинга (STAMP). J Clin Microbiol 56: e01756 – e1817. https://doi.org/10.1128/JCM.01756-17

    Статья Google ученый

  • 85.

    Jaijakul S, Vazquez JA, Swanson RN, Ostrosky-Zeichner L (2012) (1,3) -d-глюкан как прогностический маркер ответа на лечение при инвазивном кандидозе. Clin Infect Dis 55: 521–526. https://doi.org/10.1093/cid/cis456

    CAS Статья Google ученый

  • 86.

    Анжебо К., Ф. Лантернир, Ф. Далле и др. (2016) Проспективная оценка тестирования сывороточного β-глюкана у пациентов с вероятными или доказанными грибковыми заболеваниями. Открытый форум Infect Dis 3: ofw128.https://doi.org/10.1093/ofid/ofw128

  • 87.

    Koo S, Baden LR, Marty FM (2012) Постдиагностическая кинетика анализа (1 → 3) -β-d-глюкана при инвазивном аспергиллез, инвазивный кандидоз и Pneumocystis jirovecii пневмония. Clin Microbiol Infect 18: E122 – E127. https://doi.org/10.1111/j.1469-0691.2012.03777.x

    CAS Статья Google ученый

  • 88.

    Tissot F, Lamoth F, Hauser PM et al (2013) β-глюкановая антигенемия предполагает диагноз внутрибрюшного кандидоза с отрицательным посевом крови.Am J Respir Crit Care Med 188: 1100–1109. https://doi.org/10.1164/rccm.201211-2069OC

    Статья Google ученый

  • 89.

    Poissy J, Sendid B, Damiens S. et al (2014) Присутствие полисахаридов, полученных из клеточной стенки Candida , в сыворотках пациентов отделения интенсивной терапии: связь с кандидемией и колонизацией Candida . Crit Care 18: R135. https://doi.org/10.1186/cc13953

    Статья Google ученый

  • 90.

    Giacobbe DR, Berruti M, Mikulska M (2019) Прогностическое влияние отрицательного сывороточного (1,3) -β-d-глюкана у пациентов с кандидемией. Clin Infect Dis. https://doi.org/10.1093/cid/ciz1051

    Статья Google ученый

  • 91.

    Agnelli C, Bouza E, Martínez-Jiménez MDC et al (2020) Клиническая значимость и прогностическая ценность стойко отрицательного (1,3) -β-d-глюкана у взрослых с кандидемией: 5-летний опыт в поликлинике. Clin Infect Dis 70: 1925–1932.https://doi.org/10.1093/cid/ciz555

    CAS Статья Google ученый

  • 92.

    Gintjee TJ, Donnelley MA, Thompson GR (2020) Стремящиеся противогрибковые препараты: обзор текущих разработок противогрибковых препаратов. Дж. Грибы 6:28. https://doi.org/10.3390/jof6010028

    CAS Статья Google ученый

  • 93.

    Pappas PG, Kauffman CA, Andes DR et al (2015) Руководство по клинической практике для лечения кандидоза: обновление 2016 г., подготовленное обществом инфекционистов Америки.Clin Infect Dis 62: e1 – e50

    Google ученый

  • 94.

    Корнели О.А., Бассетти М., Каландра Т. и др. (2012) Руководство ESCMID по диагностике и лечению заболеваний Candida 2012: взрослые пациенты, не страдающие нейтропенией. Clin Microbiol Infect 18: 19–37. https://doi.org/10.1111/1469-0691.12039

    CAS Статья Google ученый

  • 95.

    Reboli AC, Rotstein C, Pappas PG et al (2007) Анидулафунгин против флуконазола при инвазивном кандидозе.N Engl J Med 356: 2472–2482. https://doi.org/10.1056/NEJMoa066906

    CAS Статья Google ученый

  • 96.

    Кетт Д.Х., Шорр А.Ф., Реболи А.С. и др. (2011) Анидулафунгин в сравнении с флуконазолом у тяжелобольных пациентов с кандидемией и другими формами инвазивного кандидоза: поддержка рекомендаций IDSA 2009 года по лечению кандидоза. Crit Care 15: R253. https://doi.org/10.1186/cc10514

    Статья Google ученый

  • 97.

    López-Cortés LE, Almirante B, Cuenca-Estrella M et al (2016) Эмпирическая и таргетная терапия кандидемии флуконазолом по сравнению с эхинокандинами: анализ на основе оценки склонности популяционной многоцентровой проспективной когорты. Clin Microbiol Infect 22: 733.e1–733.e8. https://doi.org/10.1016/j.cmi.2016.05.008

    CAS Статья Google ученый

  • 98.

    Murri R, Scoppettuolo G, Ventura G et al (2016) Первоначальная противогрибковая стратегия не коррелирует со смертностью у пациентов с кандидемией.Eur J Clin Microbiol Infect Dis 35: 187–193. https://doi.org/10.1007/s10096-015-2527-2

    CAS Статья Google ученый

  • 99.

    Bassetti M, Righi E, Ansaldi F et al (2014) Многоцентровое исследование септического шока из-за кандидемии: исходы и предикторы смертности. Intensive Care Med 40: 839–845. https://doi.org/10.1007/s00134-014-3310-z

    CAS Статья Google ученый

  • 100.

    Garnacho-Montero J, Díaz-Martín A, Cantón-Bulnes L et al (2018) Первоначальная противогрибковая стратегия снижает смертность у тяжелобольных пациентов с кандидемией: анализ многоцентрового исследования с поправкой на предрасположенность. Crit Care Med 46: 384–393. https://doi.org/10.1097/CCM.0000000000002867

    Статья Google ученый

  • 101.

    Коломбо А.Л., Гимарайнш Т., Сукиеник Т. и др. (2014) Факторы прогноза и исторические тенденции в эпидемиологии кандидемии у тяжелобольных пациентов: анализ пяти многоцентровых исследований, последовательно проводимых в течение 9-летнего периода.Intensive Care Med 40: 1489–1498. https://doi.org/10.1007/s00134-014-3400-y

    Статья Google ученый

  • 102.

    Kullberg BJ, Viscoli C, Pappas PG et al (2019) Сравнение исавуконазола и каспофунгина при лечении кандидемии и других инвазивных инфекций Candida : испытание ACTIVE. Clin Infect Dis 68: 1981–1989. https://doi.org/10.1093/cid/ciy827

    CAS Статья Google ученый

  • 103.

    Keane S, Geoghegan P, Povoa P et al (2018) Систематический обзор первой линии лечения амфотерицином B у взрослых в критическом состоянии с кандидемией или инвазивным кандидозом. Expert Rev Anti Infect Ther 16: 839–847

    CAS Статья Google ученый

  • 104.

    Vazquez J, Reboli AC, Pappas PG et al (2014) Оценка ранней стратегии перехода от внутривенного анидулафунгина к пероральной азоловой терапии для лечения кандидемии и других форм инвазивного кандидоза: результаты открытого -лейбл испытание.BMC Infect Dis. https://doi.org/10.1186/1471-2334-14-97

    Статья Google ученый

  • 105.

    Tabah A, Bassetti M, Kollef MH et al (2020) Деэскалация противомикробных препаратов у пациентов в критическом состоянии: заявление о позиции рабочей группы Европейского общества интенсивной терапии (ESICM) и Европейского общества Клиническая микробиология и инфекционные заболевания (ESCMID) Исследовательская группа критически больных пациентов (ESGCIP). Intensive Care Med 46: 245–265.https://doi.org/10.1007/s00134-019-05866-w

    Статья Google ученый

  • 106.

    Chatelon J, Cortegiani A, Hammad E et al (2019) Выбор правильного противогрибкового агента у пациентов в отделении интенсивной терапии. Adv Ther 36: 3308–3320

    CAS Статья Google ученый

  • 107.

    Bellmann R, Smuszkiewicz P (2017) Фармакокинетика противогрибковых препаратов: практическое значение для оптимизации лечения пациентов.Инфекция 45: 737–779

    CAS Статья Google ученый

  • 108.

    González de Molina FJ, de Martínez-Alberici MLA, Ferrer R (2014) Лечение эхинокандинами во время непрерывной заместительной почечной терапии. Crit Care 18: 218

    Статья Google ученый

  • 109.

    Твердек Ф.П., Кофтеридис Д., Контояннис Д.П. (2016) Противогрибковые средства и токсичность для печени: сложное взаимодействие.Expert Rev Anti Infect Ther 14: 765–776

    CAS Статья Google ученый

  • 110.

    Агилар Дж., Азанза Дж. Р., Карбонелл Дж. А. и др. (2014) Дозирование анидулафунгина у пациентов в критическом состоянии с непрерывной веновенозной гемодиафильтрацией. Журнал Antimicrob Chemother 69: 1620–1623. https://doi.org/10.1093/jac/dkt542

    CAS Статья Google ученый

  • 111.

    Sherwin J, Heath T, Watt K (2016) Фармакокинетика и дозирование противоинфекционных препаратов у пациентов с экстракорпоральной мембранной оксигенацией: обзор современной литературы.Clin Ther 38: 1976–1994

    CAS Статья Google ученый

  • 112.

    Watt KM, Cohen-Wolkowiez M, Williams DC et al (2017) Противогрибковая экстракция с помощью контура экстракорпоральной мембранной оксигенации. J Extra Corpor Technol 49: 150–159

    Google ученый

  • 113.

    Ruiz S, Papy E, Da Silva D et al (2009) Потенциальная секвестрация вориконазола и каспофунгина во время экстракорпоральной мембранной оксигенации.Intensive Care Med 35: 183–184

    Статья Google ученый

  • 114.

    Spriet I, Annaert P, Meersseman P et al (2009) Фармакокинетика каспофунгина и вориконазола у тяжелобольных пациентов во время экстракорпоральной мембранной оксигенации. J Antimicrob Chemother 63: 767–770. https://doi.org/10.1093/jac/dkp026

    CAS Статья Google ученый

  • 115.

    Foulquier JB, Berneau P, Frérou A et al (2019) Фармакокинетика липосомального амфотерицина B у пациента, получавшего экстракорпоральную мембранную оксигенацию.Med Mal Infect 49: 69–71. https://doi.org/10.1016/j.medmal.2018.10.011

    CAS Статья Google ученый

  • 116.

    Zhao Y, Seelhammer TG, Barreto EF, Wilson JW (2020) Измененная фармакокинетика и дозировка липосомального амфотерицина B и изавуконазола во время экстракорпоральной мембранной оксигенации. Фармакотерапия 40: 89–95. https://doi.org/10.1002/phar.2348

    CAS Статья Google ученый

  • 117.

    Watt KM, Gonzalez D, Benjamin DK et al (2015) Популяционная фармакокинетика и дозировка флуконазола для профилактики и лечения инвазивного кандидоза у детей, поддерживаемых экстракорпоральной мембранной оксигенацией. Антимикробные агенты Chemother 59: 3935–3943. https://doi.org/10.1128/AAC.00102-15

    CAS Статья Google ученый

  • Инвазивный кандидоз, связанный с аденовирусной пневмонией

    Инвазивный Candida , инфекции у иммунокомпетентных детей приводят к высокой заболеваемости и смертности, несмотря на доступное лечение. Candida albicans и Candida parapsilosis являются наиболее распространенными возбудителями; однако появляются новые патогенные виды, не относящиеся к albicans, видам. Аденовирус составляет не менее 5–10% респираторных инфекций у детей, а определенные серотипы связаны с тяжелой пневмонией. Насколько нам известно, ранее не сообщалось об инвазивной инфекции Candida , осложняющей аденовирус-ассоциированную пневмонию у иммунокомпетентных детей. Здесь мы описываем дошкольника с инвазивным кандидозом, связанным с аденовирусной пневмонией.

    1. Введение

    Candida является комменсалом кожи и слизистой оболочки дыхательных, желудочно-кишечных и мочеполовых путей. Это настоящие условно-патогенные микроорганизмы, которые проникают в кровообращение и глубокие ткани людей из группы высокого риска. Дети с тяжелым заболеванием особенно уязвимы для инвазивного кандидоза [1]. Хотя известно, что наиболее распространенными изолятами являются Candida albicans и Candida parapsilosis , все чаще встречаются другие виды, отличные от albicans [1, 2].

    Аденовирус составляет не менее 5–10% респираторных инфекций у детей [3]. Определенные серотипы связаны с тяжелой пневмонией и длительным заболеванием [4]. Вторичные бактериальные или грибковые инфекции могут быть вызваны эрозиями дыхательных путей и нейтропенией, вызванной аденовирусной инфекцией [4–6]. Мы представляем случай инвазивного кандидоза вида , отличного от albicans, у ранее здорового ребенка, связанного с внебольничной аденовирусной пневмонией.

    2.История болезни

    Девочка 3-х и 6-ти месяцев обратилась в декабре 2019 года с лихорадкой, кашлем, ринореей и водянистым стулом (несколько раз) в течение четырех дней. За две недели до этого она ненадолго пролежала в больнице из-за острого вирусного гастроэнтерита. Она была здорова и прошла вакцинацию, соответствующую ее возрасту, в том числе БЦЖ. Родители не были кровными и здоровыми. У нее была высокая температура (40 ° C), учащенное дыхание с хрипами преимущественно в правом легком. Кроме того, при поступлении у нее было умеренное обезвоживание.После начальной стабилизации пероральный кларитромицин и коамоксиклав внутривенно начали эмпирически с предположительным диагнозом внебольничной пневмонии.

    Лабораторная оценка показала нейтропению и тромбоцитопению (лейкоциты (лейкоциты) = 2,78 × 10 3 / мм 3 , нейтрофилы = 0,83 × 10 3 / мм 3 и тромбоциты = 76 × 10 3 / мм 3 ). Скорость оседания эритроцитов и С-реактивного белка (СРБ) составляли 56 мм / 1-й час и 7.4 мг / дл. Уровни ферментов печени были повышены (аспартаттрансаминаза = 472 Ед / л; аланинтрансаминаза = 194 Ед / л). Результаты исследования функции почек были в пределах нормы. IgM и IgG против денге были отрицательными. Рентгенография грудной клетки выявила утолщение перибронхов, в основном в правой верхней и средней зонах. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) носоглоточного аспирата дала положительный результат на аденовирус и отрицательный на вирусы гриппа и парагриппа.

    Клиническое улучшение оставалось слабым после 48 часов лечения.Тахипноэ колебалось от 48 до 60 вдохов в минуту. Самая низкая насыщенность кислородом составила 91%. Анализ газов крови показал нормальный уровень углекислого газа. Повторные исследования на 8-й день болезни показали снижение тромбоцитов (49 × 10 3 / мм 3 ) и нейтрофилов (0,65 × 10 3 / мм 3 ) и повышение уровня СРБ (43 мг / дл). Повторная рентгенография грудной клетки показала ухудшение состояния легких с интерстициальными инфильтратами в обоих полях легких. На УЗИ грудной клетки выпота не обнаружено.Антибиотики были заменены на цефотаксим и амикацин внутривенно.

    Посев крови (взятый на 7 день болезни) показал Candida инфекцию. Две (индуцированные) культуры мокроты дали отрицательный результат на бактерии и грибки. Анализ спинномозговой жидкости (ЦСЖ) не выявил клеток, а концентрация белка составила 24,7 мг / дл. Грибковая культура CSF была отрицательной. Candida видов не были выделены в культурах мочи и стула. Mycobacterium tuberculosis не была обнаружена в индуцированной мокроте или желудочном аспирате с помощью анализа Xpert MTB / RIF.Эхокардиография и оценка зрения были нормальными. УЗИ брюшной полости в норме.

    Флуконазол вводился внутривенно; однако посев крови на 9 и 11 дни болезни оставался положительным на Candida . Идентификация грибков, проведенная с использованием ручных биохимических методов, выявила присутствие Candida famata . Молекулярные тесты или секвенирование генов для идентификации не проводились из-за недоступности ресурсов. При такой чувствительности внутривенное введение флуконазола было продолжено в течение дополнительных десяти дней после получения первой отрицательной культуры на 13-й день болезни.После клинического выздоровления общий анализ крови вернулся к норме (лейкоциты = 14,75 × 10 3 / мм 3 , нейтрофилы = 5,16 × 10 3 / мм 3 и тромбоциты = 896 × 10 3 / мм 3 ). Уровни ферментов печени нормализовались, и рентгенография грудной клетки на 18 день показала выздоровление. Последующее иммунологическое обследование показало, что параметры находятся в пределах нормы (уровни иммуноглобулинов, субпопуляции лимфоцитов и функциональные тесты нейтрофилов). Сыворотка отрицательна на антиген и антитела к ВИЧ.Пациент оставался здоровым, без признаков рецидива при последующем наблюдении.

    3. Обсуждение

    Об инвазивном кандидозе у иммунокомпетентных детей с аденовирусной инфекцией не сообщалось. Хотя трудно установить причинную связь между аденовирусной инфекцией и инфекциями Candida , есть соблазн предположить, что аденовирусная инфекция была предрасполагающим фактором для кандидемии у этого пациента по двум причинам. Во-первых, сообщалось об инвазивных инфекциях Candida , связанных с другими респираторными вирусами [7].Например, кандидемия наблюдалась у пациентов в критическом состоянии с COVID-19 [8, 9]. Во-вторых, точка входа Candida в кровоток могла быть через эрозии дыхательных путей, вызванные тяжелой аденовирусной инфекцией. Поскольку повторные посевы мокроты у нашего пациента были отрицательными на Candida , в качестве альтернативы патогены могли проникнуть через другие участки, кроме дыхательных путей. Candida spp. исторически считались комменсалами нормальной микробиоты человека ротовой полости, кожи и желудочно-кишечного тракта [10].Эта здоровая микробиота часто изменяется при болезненных состояниях [10]. Лечение антибиотиками широкого спектра действия и нейтропения, вызванная вирусами, могли способствовать инвазивному кандидозу у нашего пациента [11]. Вирусные инфекции часто вызывают нейтропению из-за подавления костного мозга и периферической деструкции [12].

    Candida — третья по частоте инфекция кровотока, связанная с оказанием медицинской помощи [13]. Колонизация — это первый шаг к инвазивному заболеванию. Они используют уязвимости хозяина для проникновения в кровообращение и глубокие ткани, таким образом ведя себя как настоящий условно-патогенный микроорганизм.Системный кандидоз делится на два основных синдрома: кандидемия и диссеминированный кандидоз (определяется как инфекция Candida в стерильных органах-мишенях с положительными результатами посева крови или без них). Мы предположили, что у нашего пациента была кандидемия, поскольку мы не смогли обнаружить инфекцию Candida в других органах.

    Candida albicans ответственны как минимум за одну треть изолятов [2]. Кандидозный парапсилоз — второй по распространенности [2, 13, 14].Оппортунистическая инфекция, вызванная Candida famata , встречается редко [15]. Было описано несколько предыдущих случаев фунгемии Candida famata у иммунокомпетентных взрослых и детей [15, 16]. Тем не менее, большинство зарегистрированных случаев произошло у пациентов с ослабленным иммунитетом или у пациентов с ожогами [17, 18].

    Отсутствие специфических клинических признаков задерживает постановку диагноза [5]. Традиционно диагноз кандидемии ставится на основании посевов крови. Однако чувствительность посева крови составляет от 63% до 86% [19].Это еще хуже у детей из-за небольшого объема выборок. Более того, на то, чтобы стать положительным, могут потребоваться дни, а на определение вида может пройти еще больше времени. Методы, не основанные на культуре, такие как обнаружение ДНК с помощью ПЦР, были изучены для помощи в ранней диагностике [20]. Candida famata была идентифицирована у нашего пациента биохимическими методами. Однако сообщалось об ошибочной идентификации видов Candida биохимическими методами [21, 22]. Хотя молекулярные методы, основанные на ДНК или секвенировании генов, полезны для точной идентификации, эти методы менее доступны в условиях ограниченных ресурсов.Точная идентификация важна для лечения, ориентированного на вид, поскольку вновь возникающие патогены могут значительно различаться по своей противогрибковой чувствительности [22]. Исследования in vitro продемонстрировали повышенную чувствительность Candida famata к амфотерицину B по сравнению с флуконазолом [17]. Однако, согласно многим сообщениям, монотерапия флуконазолом была эффективной при фунгемии Candida famata [16].

    В этом отчете подчеркивается, что инвазивный кандидоз является осложнением тяжелой внебольничной пневмонии.Активное наблюдение за инвазивным кандидозом у детей в критическом состоянии имеет важное значение для своевременной диагностики этой тяжелой оппортунистической инфекции. Следует дополнительно изучить менее дорогие и быстрые методы диагностики для ранней диагностики и лечения с учетом вида.

    Доступность данных

    Данные, использованные для подтверждения выводов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *