Дети с дцп: ДЦП у детей — описание заболевания, причины возникновения, первые симптомы

Содержание

ДЦП у детей — описание заболевания, причины возникновения, первые симптомы

Детский церебральный паралич (ДЦП) – группа заболеваний головного мозга, возникающих вследствие его недоразвития или повреждения в процессе беременности или родов, и проявляющихся двигательными расстройствами, нарушениями речи и психики.

Причины

  • Преждевременные роды; осложнения во время родов; тугое обвитие пуповиной.
  • Слишком крупный плод; низкая масса тела при рождении, особенно, если масса тела меньше 1 кг.
  • Множественные плоды (двойня, тройня и более).
  • Врожденные патологии строения головного и спинного мозга; нарушения кровообращения головного мозга у плода; преэклампсия и эклампсия.
  • Инфекционные заболевания, перенесенные матерью во время беременности; заболевания щитовидной железы и сахарный диабет у матери.
  • Гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, пороки сердца у матери.
  • Курение и употребление алкоголя во время беременности.
  • Резус-конфликт матери и плода.
  • Гипо- и авитаминозы у матери.
  • Гемолитическая болезнь новорожденного.
  • Плохая экологическая обстановка.

Симптомы

  • Патологический мышечный тонус.
  • Неконтролируемые движения.
  • Задержка психического развития.
  • Судороги.
  • Нарушения речи, слуха, зрения.
  • Трудности с глотанием.
  • Нарушения актов дефекации и мочеиспускания.
  • Эмоциональные проблемы.

Диагноз ставится на основании тщательного осмотра ребенка врачом-неврологом, жалоб родителей, семейной истории, а также течения беременности и родов.

Общий и биохимический анализы крови, а также общий анализ мочи нужны для исключения инфекций, гормональных и метаболических нарушений. Для исключения генетических заболеваний проводят генетический анализ и исследование ДНК.

Для исключения опухолей мозга, кровоизлияний в мозг проводят ультразвуковое исследование головного мозга.

Профилактика

Профилактика детского церебрального паралича заключается в профилактике и своевременной терапии вышеописанных основных причин. Важно раннее выявление, наблюдение за группами риска (наличие хронической артериальной гипертензии, ожирения, хронического пиелонефрита у женщины) и адекватная терапия плацентарной недостаточности (с развитием или без развития гестоза), выбор надлежащего способа ведения родов.

Подробнее о детской невролгии в клинике «ЮгМед»

Симптомы детского церебрального паралича — Метод Козявкина

Проявления детского церебрального паралича преимущественно мало заметны в раннем детстве, но становятся более очевидными при созревании нервной системы ребенка.

Ранние признаки развития ДЦП включают:

  1. Задержку достижения таких вех развития как контроль головы, переворачивание, достижение предметов рукой, сидение без поддержки, ползание или ходьба.
  2. Удерживание «детских» или «безусловных» рефлексов, которые в норме исчезают через 3-6 месяцев после рождения.
  3. Преобладающее использование одной руки (праворукость или леворукость) к возрасту 18 месяцев. Это указывает на слабость или патологический мышечный тонус одной стороны, и может быть одним из ранних признаков ДЦП.

Клинические проявления и проблемы, связанные с ДЦП могут колебаться от очень незначительных к очень выраженным. Тяжесть проявлений связана с массивностью повреждения мозга.

Эти проявления могут быть очень незначительными, заметными лишь для профессионалов медиков, или могут быть явными и очевидными для родителей и других окружающих людей.

  1. Патологический мышечный тонус. Мышцы могут быть очень тугими (спастичными) или чрезмерно расслабленными (гипотоническими). Из-за повышения тонуса конечности могут находиться в непривычном и невыгодном положении. Например, спастичные мышцы ног могут привести к перекрещению ног, напоминающее ножницы.
  2. Патологические движения: Движения могут быть непривычно резкими, внезапными или медленными и червеобразными. Они могут быть неконтролируемыми или бесцельными.
  3. Скелетные деформации: Больные на детский церебральный паралич часто имеют укорочение конечности на пораженной стороне. Если это не корригировать хирургическим образом или с помощью определенного устройства, это может вызвать перекос таза и формирования сколиоза (искривления позвоночника).
  4. Контрактуры суставов: У пациентов с детским церебральным параличом часто движения в суставах становятся тугими, с ограниченной амплитудой движений. Это вызывается неравномерным давлением (усилием) на сустав разных мышечных групп за счет изменения их тонуса и силы.
  5. Задержка умственного развития: Некоторые, хотя далеко не все дети с ДЦП имеют задержку умственного развития. Преимущественно, чем более выраженная умственная задержка, тем высший общий уровень инвалидности ребенка.
  6. Судороги: Третья часть детей с ДЦП имеют судороги. Судороги могут начаться в раннем возрасте или через несколько лет после повреждения мозга, которое послужило причиной церебрального паралича. Физические проявления судорог могут быть частично замаскированными патологическими произвольными движениями.
  7. Проблемы с речью: Речь частично зависит от движений языка, губ и горла. Некоторые дети с церебральными параличами не могут нормально управлять этими мышцами и таким образом не могут нормально разговаривать.
  8. Проблемы с глотанием: Глотание является очень сложной функцией, которая требует точного взаимодействия многих групп мышц. Пациенты с ДЦП, которые не могут достаточно контролировать работу этих мышц имеют проблемы с сосанием, с приемом пищи и жидкости, контролем выделения слюны. У них часто развивается слюнотечение. Это может сопровождаться риском аспирации — вдыхания в легкое пищи или жидкости через рот или нос. Это может обусловить развитие инфекции или даже удушие ребенка.
  9. Потеря слуха: Частичная потеря слуха не является редкой при церебральных параличах. Ребенок может не откликаться на звуки или иметь задержку развития речи.
  10. Нарушения зрения: Три четверти детей с церебральными параличами имеют косоглазие (страбизм), то есть отклонения наружу или вглубь одного глаза. Это вызвано слабостью мышц, контролирующих движения глаз. Эти люди часто страдают близорукостью. Если косоглазие своевременно не корригировать, оно с течением времени может послужить причиной серьезных проблем со зрением.
  11. Проблемы с зубами: Люди с церебральными параличами чаще имеют кариес. Это вызвано врожденными недостатками зубной эмали, а также трудностью с чисткой зубов.
  12. Проблемы с контролем испражнения и мочеиспускания. Они обусловлены недостаточностью контроля над работой соответствующих групп мышц.

 

Когда обращаться за медпомощью

Если ребенок родился недоношенным, с низкой массой тела, или перенес определенные осложнения во время беременности или родов за ним необходимо внимательно следить родителям и врачам для выявления признаков формирования церебральных параличей.

Ниже указанные симптомы служат достаточным поводом чтобы обратиться к врачу.

  1. ребенок имеет судороги
  2. Движения ребенка выглядят необычно неуклюжими, толчкообразными не координированными, или медленными и червообразными
  3. Мышцы ребенка выглядят чрезмерно напряженными, или, наоборот расслабленными и мягкими
  4. ребенок не мигает глазами в ответ на громкий звук в возрасте одного месяца
  5. ребенок не поворачивает свою голову в направлении звука в возрасте 4 месяцев
  6. ребенок не достигает рукой за игрушкой в возрасте 4 месяцев
  7. ребенок не сидит без поддержки в возрасте 7 месяцев
  8. ребенок не говорит слов в возрасте 12 месяцев
  9. ребенок имеет явную право- ли леворукость в возрасте до 12 месяцев
  10. ребенок имеет косоглазие (страбизм — один глаз направленное вглубь, или наружу)
  11. ребенок не ходит, или ходит с тугой или ненормальной походкою, как например походка на пальцах.

 

Это лишь некоторые из наиболее очевидных симптомов которые могут указывать на развитие детского церебрального паралича. Вам необходимо проконсультироваться с врачом относительно всех проблем, которые могут быть вызванны недостаточным контролем над работой мышц и движениями.

Очень важно начинать реабилитацию как можно раньше, чтобы предупредить развитие тяжелой неврологической инвалидности у детей с перинатальной патологией. Ведь мозг ребенка в первые месяцы жизни еще очень пластичнен, а компенсаторные возможности — высокие.

Именно поэтому медицинские специалисты Реабилитационного центра «Элита» (Львов, Украина) разработали специальную программу адаптированную для детей первого года жизни.

МИФЫ О ДЦП — Благотворительный фонд «Добросердие»

Услышав от врачей диагноз ДЦП, многие родители воспринимают его как приговор себе и своему малышу. Ни один родитель не желает иметь ребенка-инвалида. И естественно, что горе безгранично, если ребенок рождается больным. Подобная реакция взрослых понятна, но в данном случае, первое, что нужно сделать – успокоиться, взять себя в руки и принять уже сложившуюся ситуацию как факт. И чем быстрее мать и отец сумеют адаптироваться к непростой ситуации, тем быстрее это послужит залогом благополучного будущего ребенка с ДЦП, а так же всей семьи.

Со временем тревога и печаль сменяются волнением о том, как обеспечить комфортную жизнь малышу, который в связи со своей болезнью нуждается в постоянном и повышенном внимании. Главное для родителей – любить своего ребенка, принимать таким, какой он есть.

На сегодняшний день существует ряд заблуждений о данном заболевании, в которых попытаемся разобраться.

Миф №1. ДЦП – приговор!

Да, ДЦП – очень сложное заболевание, нарушающее многие процессы в организме. И, разумеется, счастливой и безоблачной жизнь таких малышей не назовешь. Однако сегодня люди с ДЦП живут на порядок лучше, чем 20-30 лет назад. На данный момент существует масса реабилитационных центров, специализированных школ, где ребята получают квалифицированную и безопасную в своих методах коррекционную поддержку. У детей есть возможность полноценного общения со сверстниками и получения образования благодаря интегрированной программе обучения. Многие ребята после окончания школы получают высшее образование, пусть даже иногда дистанционное, у них появляется возможность иметь интересную и нередко прибыльную работу. Ну и, конечно, благодаря всемирной сети интернет многие заводят себе друзей по всему миру.

При ДЦП главная цель лечения – это облегчить ребенку жизнь, обеспечить ему максимальную независимость. И это не только ходьба, но и коммуникации. Именно социальная адаптация – главное условие, помогающее ребенку с ДЦП стать по-настоящему счастливым!

Миф №2. ДЦП – излечим.

Среди родителей часто бытует мнение, что ребенка можно поставить на ноги, но где-нибудь в Германии или Израиле. Конечно, если отправить запрос, то любая клиника вышлет приглашение на лечение. Реабилитационный процесс будет носить комплексный характер, являясь при этом психологически комфортным. Задача таких клиник состоит в том, чтобы, несмотря на болезнь, как можно дольше сохранить возможность ребенка функционировать и ходить. Но, к сожалению, никто не может повлиять на процессы, которые происходят в результате болезни и физиологического старения ткани. Другими словами, нарушения в работе головного мозга на сегодняшний день не исправляются.

Да, ранняя терапия, ежедневная коррекционная работа буквально с первых дней жизни не излечивают, но значительно облегчают жизнь ребенка в будущем.

Миф №3. Дети с инвалидностью рождаются только в неблагополучных семьях.

В 80% случаев возникновения церебрального паралича поражение мозга происходит в период внутриутробного развития плода.

  • У большинства детей причиной заболевания является патология беременности матери(токсикоз, угрозы прерывания, а также иммунологическая несовместимость матери и плода, нарушение плацентарного кровообращения, инфекции), что приводит к недоразвитию структур головного мозга ребенка.
  • Также одной из причин является гемолитическая болезнь новорожденных («ядерная желтуха»), при которой происходит интоксикация головного мозга ребенка.
  • В качестве основных факторов возникновения ДЦП выступают острые или хронические заболевания матери, в первую очередь гипертоническая болезнь, пороки сердца, анемия, ожирение, сахарный диабет, краснуха; прием во время беременности некоторых лекарств, в частности транквилизаторов, а также некоторые действия, связанные с профессиональной деятельностью, алкоголизм, стрессы, психологический дискомфорт, физические травмы.
  • Нельзя исключать и осложнения при родах, врачебные ошибки (родовые травмы).
  • Закупорка артерии головного мозга и развитый ишемический инсульт (внутриутробный или при родах).

Вывод один: От этого не застрахован никто!

Миф №4. Виноваты прививки!

Часто приходится слышать от родителей, что ДЦП вызвано теми или иными прививками.

Действительно, в вакцине присутствуют консерванты и дополнительные вещества. Но все вакцины прошли испытания и допущены к применению, значит, они не обладают токсическим эффектом. Научных доказательств тому, что они вызывают заболевания, нет. Другое дело, если врач по халатности сделает прививку ребенку, не смотря на предупреждения предусмотренные инструкцией. Вакцина, как и любые другие лекарственные препараты, обладает противопоказаниями, и действует на всех людей индивидуально, поэтому никто не застрахован от побочных эффектов.

Совет, который можно дать мамам, внимательно относиться к прививкам особенно в первые часы после рождения, когда еще не известен иммунный и аллергенный статус ребенка.

Миф №5 Дельфинотерапия нам поможет!

Дельфинотерапия сегодня стала невероятно востребованной, и многими отчаявшимися родителями воспринимается как последняя надежда на исцеление. Действительно ли дельфинотерапия помогает?

Базируется дельфинотерапия на нескольких видах воздействия. Во-первых, это издаваемые дельфинами ультразвуки, которые оказывают на мозг активное воздействие. Во-вторых, оказывается гидродинамическое воздействие благодаря нахождению в потоке воды от плывущего животного и эмоционального воздействия от общения с дельфином.

У метода есть поклонники и противники. Биолог Лори Морино провел массу исследований в Университете Эмори (США) и высказал мнение, что доказанного научного эффекта от плавания с дельфинами нет. И что эмоциональное воздействие от общения с дельфинами дает ровно такой же эффект, как любые положительные эмоции, вызванные другим способом.

Поэтому можно сделать вывод, что дельфинотерапия в большей степени имеет психологическое воздействие. Конечно же, улучшение эмоционального фона может помочь активировать процесс лечения, но глубинные поражения исправить дельфинотерапия не может.

мультидисциплинарная команда, мониторинг состояния — Благотворительный фонд «Добросердие»

Портал МИЛОСЕРДИЕ опубликовал запись и расшифровку вебинара Веры Змановской, главного внештатного специалиста по детской медицинской реабилитации Департамента здравоохранения Тюменской области

Добрый день, коллеги! Наш вебинар мы транслируем из города Чусового. Чудесный город! Мы первый раз в этом городе, и я его со вчерашнего вечера очень полюбила. Здесь очень спокойно. Давайте сегодня больше будем говорить о проблемах ДЦП, но коснемся разных двигательных проблем, потому что когда мы говорим о ДЦП, мы в первую очередь будем поднимать проблемы спастичности, нарушения двигательной активности, нарушения коммуникации, нарушения самообслуживания. И, конечно, если первая часть нашего вебинара будет посвящена именно программе наблюдения за детьми с ДЦП, то уже вторую часть мы будем говорить, непосредственно, о реабилитации.

Что же такое детский церебральный паралич?
Детский церебральный паралич представляет собой группу нарушений в развитии движений. Но основным синдромом, клиническим синдромом этого заболевания является синдром двигательных расстройств. В 2004 году в США было дано такое определение Международным семинаром по определению классификации детского церебрального паралича.

Что же это заболевание? Какие проблемы несёт за собой вот этот недуг? К сожалению, это заболевание неизлечимо, и мы должны с вами понимать, что никто сегодня не изобрел таких методов лечения которые могли бы исцелить человека от этого недуга.

Сегодня вообще ведется много дискуссий — является ли вообще ДЦП заболеванием? Может быть, это какая-то физическая недееспособность детского возраста, которая продолжается у человека в старшем возрасте. Соответственно, уже спорят о том — является ли это заболеванием и надо ли его лечить? Но, обратите внимание, даже сегодня сколько мы видим тяжелых медицинский осложнений ДЦП. Получается, что всё равно это надо лечить, всё равно надо вмешиваться. Но возникает вопрос: когда надо начинать вмешиваться и когда остановиться? Не может же лечение продолжаться всю жизнь?

Это, наверное, одно из немногих заболеваний, когда мы не видим какого-то резкого начала этого заболевание и не видим его конца. То есть, получается, что оно постепенно развивается у ребенка в процессе жизни и продолжается всю его жизнь, до глубокой старости, сколько бы ни прожил этот человек.

Основные проблемы при ДЦП
У нас опубликован систематизированный обзор 2012 года, сделанный австралийской группой ученых под руководством Ионы Новак — это директор аналитического центра медицинской клиники. Вы видите его на слайде. Иона Новак с группой врачей проанализировала большое количество работ и показала, какое количество осложнений сопутствующих патологий несёт ДЦП.

Три из четырёх детей с ДЦП — 75% — испытывают боль.

Можете себе представить, насколько это нам может осложнить вообще проведение любых реабилитационных мероприятий, особенно если это касается двигательной реабилитации, когда мы проводим лечебную физкультуру, когда мы проводим просто даже массаж или пытаемся этих детей в какие-то укладки положить, растяжки какие-то совершать. Боль, сама по себе, может еще спровоцировать повышение тонуса, естественные реакции ребенка могут сами по себе усиливать этот мышечный тонус или ослаблять мышечное воздействие реабилитационное.

Каждый второй ребёнок имеет интеллектуальное нарушение. Сегодня невозможно вообще говорить о том, чтобы ребёнок полноценно интегрировался в обществе, если у него нескомпенсирован его интеллектуальный дефицит. Ведь самое главное, что эти дети имеют не просто интеллектуальное проблемы, они имеют и физические проблемы. Поэтому наш центр, который на 99% занимается именно этой проблемой, как раз уделяет этому особое внимание.

А сегодня, например, доказано, что смертность людей с ДЦП гораздо выше в
рамках определенного возрастного периода, чем в обычной популяции людей.

Вот совсем последние исследования англичан доказали, что именно люди с ДЦП в гораздо большей степени испытывают состояние тревоги и депрессии.

Когда начали анализировать смертность людей с ДЦП, от чего они умирают — а умирают они в основном от сердечно-сосудистых и кардиоваскулярных заболеваний и от бронхолегочных патологий — так вот был придан особый
статус депрессии, которая провоцирует развитие этих заболеваний у людей с ДЦП. Естественно, они поэтому рано умирают.

То есть, насколько важно уже в раннем возрасте, уже даже в дошкольном, школьном возрасте выявлять такие проблемы — тревоги и депрессии детей с ДЦП для того, чтобы мы могли профилактировать эти кардиоваскулярные заболевания, депрессивные состояние, чтобы дети имели лучшее качество жизни и большую продолжительность. Вы, как педагоги, создаёте сегодня очень важную ступень в борьбе за продолжительность жизни таких детей.

Каждый третий ребёнок имеет смещение бедра.

Именно смещение бедра является сегодня серьёзной актуальной проблемой, которая вызывает тяжелейшие болевые синдромы и которая может серьезно нарушать качество жизни и опять же продолжительность жизни детей с ДЦП.

Каждый четвертый не может разговаривать.

Но если ребёнок не может говорить, мы в любом случае должны научить его общаться. Может быть этот ребёнок, на самом деле, никогда и не будет говорить с ДЦП. Потому что если он, например, не имеет возможности приобрести навык самостоятельного общения, он никогда не заговорит, но какие-то альтернативные методы коммуникации однозначно существуют, и мы должны владеть этой методикой, потому что это очень важно.

Каждый четвёртый страдает эпилепсией, то есть, практически 25% детей из-за своих судорог ограниченны в проведении реабилитационных мероприятий.

Особенно, если это касается какой-нибудь очень активной реабилитации.

Каждый четвёртый ребёнок имеет расстройства мочеиспускания. Причём он, может, просто не чувствует этот сигнал, а ребёнок может быть с абсолютно нормальным интеллектом, но из-за спастичности двигательных структур он не может чувствовать этот сигнал.

Каждый четвертый ребенок имеет расстройства поведения. Каждый пятый ребенок имеет расстройства сна.

Мы понимаем прекрасно, что если у ребенка что-то болит, то он плохо спит. А болеть всё, что угодно может быть у ребёнка с ДЦП. У многих болит голова, у многих спазмы в мышцы. У него может элементарно болеть желудок или кишечник. Ребёнок, который находится в пониженной двигательной активности, у него ненормально работает ЖКТ. Хронические запоры, гастрорефлюксная болезнь, все это может создавать тяжелейшие болевые симптомы, которые детям мешают не только спать, но и вообще ухудшают качество жизни.

Каждый пятый ребёнок имеет проблему слюнотечения. Казалось бы, такая маленькая проблема, но как она косметически даже внешний вид ребенка может ухудшать. Тоже с этим надо бороться.

Каждый десятый слепой. Каждые пятнадцатый ест через зонд — это огромная проблема.

Мы будем сегодня говорить о проблемах питания, потому что с детьми невозможно проводить активные реабилитационные мероприятия, если мы не накормили ребенка, если ребёнок испытывает какой-то белковый или энергетический дефицит веса.

Каждый двадцать пятый ребёнок глухой.

Сколько стоит проблема ДЦП?
У нас в России вообще никто не считал, сколько стоит эта проблема. Но, вы знаете, что на Западе очень хорошо любят считать деньги. Например, Национальный институт медицины США, там есть данные, конечно, давнишние, за 2015 год, — он посчитал, что финансовое бремя ДЦП в США примерно оценивается в 11,5 млрд долларов.

В 2004 году тот же институт писал, что каждый новый случай ДЦП несет среднюю пожизненную стоимость в 500000 долларов и, только 30% людей с этим недугом доживают до 30 лет. Это было практически по-дворовое исследования, обход всех семей, имеющих детей с ДЦП в Америке, люди провели очень серьезные статистическое исследование. Чуть позже я о нем расскажу, это очень интересно.

От чего умирают люди с ДЦП?
Вы видите вот этот график? Вот это смертность детей, людей с ДЦП. Вот эти желтые кубики — это взрослые люди с ДЦП, синие — это общая популяция. Но это статистика Франции. Это Франция, причём, это 2008 год.

Во Франции в 2008 году продолжительность жизни составляла 84 года. Предполагаем, что мы еще в России до такой продолжительности жизни не дошли. И то, посмотрите, во Франции в основном, люди с ДЦП умирают в 35 до 65 лет. Если применить просто грубую математику для нашей Российской Федерации, то можно вычесть сразу просто, лет 15 можно вычитать и у нас получается, пациенты с ДЦП приблизительно — никто не считал — они умирают, где-то получается, с 20 лет до 50 лет.

Представляете, это самое трудоспособное население. В принципе, это те люди, которые могут нести пользу. То есть это люди с ДЦП, которые могут овладеть профессией, но тем не менее, у них развивается масса осложнений различных заболеваний.

И посмотрите дальше, от чего умирают? Вот они. Вот это вот получается респираторные проблемы, это проблемы бронхолегочные, а это кардиоваскулярные заболевания. Видите, синие столбики — это когда умирает вся популяция, и жёлтые — это когда умирают люди с ДЦП. Это серьезная проблема.

ДЦП и роды: кто виноват?
Интересно, например, на сколько у нас растет распространённость ДЦП. Потому что везде и всегда все говорят, что заболеваемость растет. Вы же об этом слышите?

И вот сколько лет существует статистика практически с пятидесятых годов прошлого столетия, заболевание с ДЦП не растет. Вот как она была, примерно, тогда 2— 2,5 на тысячу новорождённых, она так и осталась.

В свое время, когда мы вступили в новый учет живорожденности с 1 апреля 2012 года, тогда же живорождённым считался ребенок, младенец примерно 26 недель и 500-граммовый. Если ребёнок уже показал хоть какие-то признаки жизни, то, конечно, этому ребёнку необходимо было оказывать всяческую медицинскую помощь, чтобы его оживлять. Так вот мы всегда боялись того, чтобы как раз вот это группа пациентов и принесёт нам большой приток детей с ДЦП.

Об этом же говорили американцы в свое время. 50% детей, которые родились недоношенными с экстремально низкой массой тела имеют риск развития ДЦП примерно 50%.

Многие страны многие десятилетия, когда всё-таки начали анализировать ситуацию, — каким образом можно повлиять на заболеваемость ДЦП? — начали искать меры профилактики: каким образом мы можем профилактировать это заболевание, и придавали большое значение асфиксии в родах. Еще когда в свое время родоначальником и описателем этой патологии был Литтль, англичанин, ученый, именем которого названа одна из форм ДЦП — болезнь Литтля, есть такая. Когда он писал в 1862 году трактат он писал, что основной проблемой церебральных параличей является асфиксия в родах.

Так вот, с ним не согласился в то время Зигмунд Фрейд, тоже известная вам фамилия, который в 1897 году писал — «Нет, вся проблема церебральных параличей не только в родах, она уходит далеко во внутриутробный период».

Представляете, это еще в те времена в конце XIX столетия уже люди задумывались о том, что не вся проблема в родах. Ведь у нас понимаете, какое обывательское мнение существует? Вот приходит к нам на прием, например, мама с ребенком, у которого уже церебральный паралич. Вы понимаете, что в любом случае мы никого не можем обвинять в той ситуации, что родился ребёнок с ДЦП. Ну почему так случилось — надо всё равно обсуждать с этими родителями. Но это никак не случилось, например, потому что ребёнку свернули шею в родах, как часто бывает об этом говорят. Первая фраза, которую, приходя к тебе на приём, говорят пациенты.

«Что-то вас беспокоит?» Первое, что тебе говорят: «Моему ребёнку свернули шею при родах». Начинаешь потом раскручивать этот клубок, этот сложный клубок, спрашиваешь маму — кто вам такое мог сказать, как вообще такой произошло? Она говорит — да все об этом говорят. И ты спрашиваешь — ну кто первый вам об этом сказал? Она отвечает — ну, вот массажист, который к нам приходит домой и делает массаж ребенку, он сказал, что у вас свернута шея, то есть, у вас травма шейного отдела.

Вот обидно бывает, когда мы сами же в своем медицинском сообществе такие вещи говорим, абсолютно не доказательные, недопустимые вещи! Поэтому я обязательно оставила вот этот слайд «Генетическая природа заболевания». В свое время австралийцы, богатая очень страна, решила поставить задачу, всё-таки, каким-то образом разработать план мероприятий профилактики данного заболевания. И учитывая, всё-таки, что существовала такая концепция — то, очень большое количество процентов детей с ДЦП получаются от асфиксии в родах — они решили увеличить частоту кесарева сечения за 50 лет с 5 до 34% в родах.

Видите, да? Представляете, каждая третья мать начала рожать только при кесаревом сечении. Вот любой какой-нибудь фактор риска, — и сразу кесарево сечение.

В 2015 году американский журнал «Акушерство и гинекология» практически бомбу взорвал. То есть, опубликованы были эти данные, где написали, что количество детей с ДЦП не изменилось. То есть, казалось бы, убрали этот рисковый фактор, но ничего не меняется.

И теперь учёные идут по другому пути. Сейчас пытаются доказать всё-таки, что природа этого заболевания генетическая. Уже сейчас доказано, что до 45% случаев ДЦП имеют генетическую природу. Не доказано, что это какое-то моногенное заболевание, когда ген ответственный за патологию, передается по наследству. ДЦП — это не моногенное заболевание, не один ген несет за него ответственность. Это полигенная проблема. И поэтому, конечно, ее обнаружить очень сложно.

Есть факторы предрасположенности к этому заболеванию.

И тогда, к сожалению, вот, ходят две беременных женщины, носят ребёнка в одинаковых абсолютно условиях, одинаковую еду едят в одном поясе часовом живут, в одном городе. Но одна мать рожает ребенка с церебральным параличом, а другая мать рожает здорового ребенка, потому что всё-таки даже при одних каких-то факторах риск во время родов, которые совершили с той и другой матерью, один ребёнок имеет какие-то факторы борьбы с этими негативными факторами, а у другого ребёнка, к сожалению, таких ресурсов не оказалось.

Улучшение помощи при рождении – сохранение мозга
Следующим слайдом я хотела показать снижение сегодня даже не распространённости в мире детей с ДЦП, а именно снижение ресурсоемкости заболевания. А что такое ресурсоемкость? Вот сегодня мы смотрели детей с I уровнем и со II уровнем по системе GMFCS — и смотришь ребенка с IV уровнем.

Как вы думаете, какой ребенок будет стоить дороже? Конечно, с IV, да? Вы помните, сколько технических средств мы прописали ребенку со II уровнем, а сколько ребёнку с IV?

Конечно для общества гораздо серьезней нести бремя более тяжёлого ребёнка с ДЦП, поэтому сегодня, если над чем-то надо работать, так это снизить число рождения детей с тяжелыми формами ДЦП.

И вторая большая проблема — это профилактика развития вторичных осложнений и своевременной помощи. Если вы помните ребёнка 15-летнего с тяжелейшими уже контрактурами. Как вы думаете, его реабилитировать в послеоперационном периоде будет проще, чем ребёнка, которого мама привела шестилетнего? Естественно, тяжелее. И ещё никто гарантии не дал, что после операции ребёнок в пятнадцатилетнем возрасте, у которого тяжелейшие и контрактуры, что мы сможем его восстановить до того уровня, который был у него 2-3 года назад. Важно вовремя оказать нормальную помощь ребенку с ДЦП.

Что касается первого вот этого блока — снижения ресурсоемкости заболевания, то акушеры-гинекологи сегодня должны совершенствовать свою помощь до такой степени, чтобы при рождении вот такого рискового ребёнка как можно быстрее и как можно мощнее произошла нейрозащита, защита головного мозга.

Вот эта статья, которая была опубликована американцами, тоже вызвала очень большой резонанс в мире. Везде идет спор. Европейцы показывают — одна из таблиц журнала «Детская неврология. Медицина развития» — что количество детей с ДЦП растет в зависимости от того, как снижается срок гестации. Но в 2007 году в журнале Lancet европейцы публикуют великолепную статью, в которой они пишут что у них за 17 лет, вот как раз ведения недоношенных детей, количество детей с ДЦП колоссально снизилось!

Смотрите, они прямо пишут, что у них было, например, у детей, которые родились с весом, с массой менее 1000 г у них общая распространенность детей с ДЦП снизилась с 50 до 39. А те, которые до 1,500 родились — с 64 до 29. И самое главное, у них падает смертность.

То есть, европейцы доказывают, что если мы начинаем усиливать свои медицинские воздействия, особенно сразу после родов, мы можем с вами получить, в общем-то, не такое большое количество детей с тяжелым ДЦП. Посмотрите, как они показывают на графике, как падает количество детей с ДЦП, хрупких недоношенных детей.

Это о чём говорит? Это говорит о том, что нужно совершенствование системы здравоохранения, нужны вот эти великолепные перинатальные центры, которые сегодня у нас развиваются в Российской Федерации. Эти перинатальные центры сегодня как раз заботятся и настроены на то, чтобы всем недоношенным детям проводить реабилитацию качественную сразу после рождения, сохранять их мозг.

Как наблюдать ребенка с ДЦП: постановка функционального диагноза
Итак, мы немножко попозже, может, поговорим о том, сколько у нас в детском возрасте форм ДЦП. Но задача у нас с вами сейчас поговорить о том, как наблюдать ребенка с ДЦП.

Да, так случилось, что родился ребёнок с церебральным параличом. Очень важно в этой программе поставить профессиональный диагноз. Вот здесь из вас больше в аудитории педагогов. Я вас сейчас за очень короткое время
постараюсь всё-таки научить пользоваться этими международными оценочными шкалами, чтобы вам было понятно что такое GMFCS, что такое MAKS. Сейчас пока непонятно, о чём я говорю. Ну, давайте мы с вами постараемся освоиться это и, ну, наверное, минут через 15 вы скажите, что у вас получилось.

Так вот, постановка функционального диагноза. Клинический диагноз ставить не надо, это поставят врачи. Согласно международной классификации, есть только три формы церебрального паралича. Это что касается, например, патологии мышечного тонуса.

Есть спастический церебральный паралич понятно, повышен тонус, да? Есть дискинетический церебральный паралич, и есть атаксический. Вот очень просто — есть три формы церебрального паралича. Мы не будем останавливаться на клинических формах, то есть, вот здесь есть спастическая, смотрите, гемиплегия, когда половинка тела только поражена. Есть спастическая квадриплегия, когда 4 конечности тела поражены. Есть диплегия, когда две нижние конечности больше поражены, чем руки. Есть ассиметричная диплегия, видите, когда одна сторона, но вторая тоже, в общем-то. Есть триплегия. Вот разные есть формы. На дискинетических формах мы не будем останавливаться.

И вот, например, я задаю вам вопрос. Давайте, вы будете у меня врачом. Я, например, вам говорю — у ребенка детский церебральный паралич, спастическая диплегия, ребенку 5 лет. Я больше ничего Вам не сказала. Можете вы мне что-нибудь сказать про этого ребенка?

(Сразу скажу, что такое спастическая диплегия. Это ребенок, у которого поражены четыре конечности, но ноги поражены больше, чем руки). Можете вы мне что-то сказать про этого ребенка? Вот, смотрите. Диагноз клинический есть, но он ничего абсолютно не несет из функциональных возможностей.

И вот очень многие годы мировое медицинское сообщество пыталось придумать что-то такое, вот поставить какую-то аббревиатуру, какую-то цифру, чтобы мы могли точно сказать о ребенке, что он умеет делать.

Скажите мне, пожалуйста, если например я вам задаю вопрос, вопрос аудитории — вот если вы знаете, что ребёнок умеет делать в два года (мы говорим о ДЦП), можете ли вы предсказать, что ребёнок будет уметь делать в 18 лет? Поднимите руки, кто может сказать, что он умеет делать в 2 года то что ребёнок научится делать 18 лет? Поднимите руки, кто верит в то, что вы можете это сказать. Никто не верит?

Тогда давайте другой вопрос задам: верите вы в то, что минут через 10 вы сможете это сделать? Тоже не верите? Тогда давайте это изучать. Все равно, буквально за 10 минут какие-то тенденции вы поймете.

45 физических терапевтов, кто такие физические терапевты, я так полагаю, вы уже знаете? Это не физиотерапевты, которые занимаются у нас физиолечением у нас в стране. Это именно физические терапевты, занимающиеся движением. Так вот 45 физических терапевтов со всего мира создавали систему классификации глобальных моторных форм. Очень долго шли жаркие дебаты по поводу создания этой системы классификации, и она была создана в 1997 году.

Это была система 4 возрастных периодов и 5 функциональных классов. Первые три функциональных класса — это ходячие дети. Первый функциональный уровень — ходячие без ограничений. Второй функциональный уровень — это ходячие с ограничениями. Третий уровень — это ходячий, но с техническими средствами и реабилитацией. Четвертый уровень — это неамбулаторные пациенты, те, кто перемещается на колясках. И V уровень — это только лежачие дети, которые плохо держат голову.

Вот пять функциональных уровней, и все эти дети были разделены на возрастные периоды: от 1,5 до 2 лет, от 2 до 4 лет, с 4 до 6 лет и с 6 до 12 лет.

В 2007 году авторы этой системы классификации посчитали, что надо всё-таки ещё один возрастной период добавить — это период с 12 до 18 лет и у нас стала система классификации двух пятерок: пяти функциональных классов и пяти возрастных периодов.

Итак, смотрите, первый функциональный уровень. К сожалению, я вам сейчас не покажу видео, по этическим соображения, но я практически на себе это покажу.

Первый уровень — это дети, которые прекрасно могут научиться ходить самостоятельно. И дети должны научиться ходить самостоятельно к двум годам. Вот приходит к вам на приём пациент, ребёнку 2 года. У него стоит официально церебральный паралич, например, спастическая диплегия. Ему два года, и он ходит самостоятельно. Если ребёнок до двух лет овладел навыком самостоятельной ходьбы, значит, он относится к первому уровню развития по системе Function Classification System GMFCS, и значит этот ребёнок обязательно к 5-6 годам научиться бегать и прыгать, ходить по лестницам без опоры, соответственно, он будет участвовать во всех спортивных мероприятиях, он будет функционально двигательно активным до 18 лет. Если ребёнок пошёл в 2 года, значит, закономерность его двигательного развития приведет к тому, что он всему практически научится. Единственное, что этого ребёнка будет плохо — он может быть будет не так качественно ставить одну ногу, другую. Всё зависит от того, какая у него форма ДЦП. Ну, он ногу подворачивает, вот, что-то такое может быть. Но если он пошел в два года, значит у него GMFCS I.

Теперь смотрите, что такое II. Второй уровень — это дети, которые тоже научатся ходить самостоятельно, но будут ходить с ограничениями. Конечной точкой начала самостоятельной ходьбы является возраст 4 года. Ну, есть разные мнения. Он может учиться до 4 лет, может и до 5 лет учиться, но мы понимаем, что в 5 лет ребёнок, который не научился ходить самостоятельно — это плохой II уровень. Но, тем не менее, имеет еще очень хорошие возможности.

Как вы думаете, что умеет делать ребенок с ДЦП II уровня в 2 года? I уровень уже пошёл. II уровень, мы с вами договорились — он должен сам пойти самостоятельно до 4 лет. Ну, что как вы думаете, он должен делать обязательно в 2 года, чтобы попасть в эту двойку? Он должен вставать и ходить до балкона. Если к вам приходит ребёнок, у которого стоит официальный диагноз ДЦП, но он в 2 года ходит только вдоль кушетки и не может оторваться от опоры, но перемещается, значит у ребенка явно уже не I уровень, он не пошёл самостоятельно, но он поднялся и пошел в 2 года, значит, у него II уровень и смотрите, какой прогноз. Это к тому, что вы не верили, что вы сможете предсказать дальнее его развитие. С 4 лет он пойдет обязательно самостоятельно, это закономерность развития. Но это тот функциональный уровень движения, в котором он не научиться прыгать и бегать. Вот, второй уровень — он уже не может оторвать тело от опоры вот так, как вы. Например, я вас попрошу попрыгать. Настоящий прыжок — это когда вы прыгаете много-много раз, отрываете тела от опоры. Если человек только один раз отрывает себя от опоры то это не настоящий прыжок, неполноценный. Так вот ребёнок II уровня может только один раз подпрыгнуть, но много раз он не прыгнет. Значит, смотрите, чтобы идти по лестнице, всегда ему нужен какой-то поручень, должен быть. Какая-то может быть серьезная ситуация с погодой, — например, ледяная дорожка, тяжёлая одежда — ему тоже понадобится поручень или костыль. То есть, смотрите, дети II уровня начинают ходить самостоятельно до 4 лет. Но это дети, которые не отрывают себя от опоры. И до 18 лет — как вы распишите его двигательный уровень? Да, он будет ходить самостоятельно, и в принципе, хорошо, но ему всегда понадобится какая-то опора. Бегать на соревнованиях он явно не сможет, прыгать он тоже сильно не сможет, но сможет сам, наверное, ходить в школу с костылем. Это закон развития движений — с одного уровня на другой дети не могут перейти. То есть, это, понимаете, как цвет глаз, форма ушей, это просто характеристика тела. Вот это закономерности развития двигательного пути, это схема построения движения.

Переходные могут быть. Бывает же такое, он либо хороший II уровень, либо плохой 1. Но это только переходный период. Он, конечно, может туда-сюда сдвигаться, но он всё равно будет оставаться на каком-то одном уровне движения. Возникают иногда такие вопросы. Вот ортопеды смотрят пациента, например, вот сегодня мы с вами увидели пациента, которому 15 лет. Что он умеет делать? Только сидеть в коляске и ползать на четвереньках, но он не мог вставать и не мог ходить вдоль опоры. Но мама говорит о том, что 2 года назад он это делает прекрасно. То есть, у нас сразу логический возникает вопрос — ага, сейчас он похоже в IV уровне, а был-то он в III. Не может быть такого? Тем не менее, бывает такое, что у детей вторичные ортопедические проблемы нарушают двигательный статус. Но когда мы проведем ему хорошую операцию, проведем хорошее послеоперационное восстановление, он снова вернется на свой уровень.
То есть его уровень, изначально данный, он останется с ним на всю жизнь. Как мы с ним будем работать, так он и будет жить.

Значит мы договорились, что второй уровень — ребенок может вставать и ходить вдоль опоры, и он обязательно пойдет в четыре года, ну, с четырех лет.

Третий уровень. К сожалению дети III уровня, они уже очень мало надеются на свою ходьбу. Самое большое — это 5% детей III уровня могут научиться ходить самостоятельно на короткие расстояния. Они могут просто отрываться и бежать вперёд и им сложно останавливаться, по инерции движения они не могут остановиться самостоятельно.

Что умеют дети III уровня в 2 года, как вы считаете? Если I уровень пошел, II стал ходить с опорой, то III уровень может только сидеть. Вот если ребенок в 2 года никак не может поползти по пластунски и никак не может встать у опоры, а только сидит. Сидя его посадишь, и он сидит. То это, конечно, у вас уже должны возникать мысли, что это уже ребёнок 3 уровня
движения по системе GMFCS. И какой прогноз у этих детей? Эти дети могут научиться ползать на четвереньках к 4 годам. Вот если например, вы задаете вопрос маме, ползает ли ваш ребёнок и мама говорит — да, он хорошо проползает всю квартиру, — то положите ребенка на пола, попросите его поползти. Если он ползет на четвереньках четырехтактно, то это значит настоящий III уровень движения. А если он ползет, знаете, как лягушка, то есть, ползет, и ноги немножко так подтаскивает за собой, то есть, он ползёт вроде бы на четвереньках, но нет вот этого ровного четырёхтактного движения, то это, конечно, уже не III уровень. Так вот, максимальный потолок III уровня движения, то, что ребёнок у нас сам
научился ползать на четырех конечностях до 4-х лет, естественно, вставать и ходить вдоль опоры и ходить с техническими средствами ему не удастся.

То есть, ребёнок этот, к сожалению, не овладеет навыками самостоятельной ходьбы в том объеме, в каком им владеют первый и второй уровень. Поэтому наша задача, как реабилитологов, развить у этого ребёнка навыки активности с техническими средствами реабилитации. И порой ведь очень много уходят сил на борьбу с родителями, которые мне говорят — я не дам никогда своему ребенку ходунки и никогда не посажу своего ребенка в коляску, потому что так он никогда не научится ходить самостоятельно. Но, к сожалению, вот всё так происходит, ну, может быть несправедливо в этой жизни — вот третий уровень движения. А ведь эти дети могли бы быть мобильными, активными, социально интегрированными гораздо лучше, если бы они были в одной скорости и в одном направлении движения с детьми сверстниками. То есть, если бы мы посадили его в коляску активного типа и ребёнок бы поехал играть в футбол с детьми на площадку, с таким же сверстниками, не кое-как ковыляя, а именно в хорошем техническом средстве, он наверное был бы более интегрирован в обществе. Или, например, пойти с хорошими ходунками в школу.

Поэтому, коллеги, 3 уровень движения — это очень сложная категория пациентов, когда они требуют большой ресурсоемкости, тем не менее, потому что требуют затрат больших, технических средств. Но это та перспективная группа детей, которые могут быть интегрированы в общество очень полноценно.

Четвертый уровень. Вы же понимаете, что мы идем к тяжелым уровням? IV и V уровень — это неамбулаторные пациенты, но они так по терминологии звучат, потому что они считаются лежачими пациентами. Это очень ресурсоемкие пациенты. Четвёртый уровень — это дети, которые могут сидеть только в опоре. То есть, это дети, которые не могут удерживать позу, сидя без какого-то специального приспособления, без опоры для сидения — специального ортопедического кресла. Так вот, дети IV уровня в 2 года могут только переворачиваться со спины на живот. То есть если дети I уровня пошли в 2 года, II уровня — встали и стали ходить вдоль опоры, III уровня — начали сидеть, то IV уровня — только переворачиваться со спины на живот и потолок их движения максимальный — это только повороты со спины на живот.

Они сами не могут сесть самостоятельно, мы можем их только посадить, они могут сидеть в кресле, перемещать их с помощью специального кресла можем, и ползать эти дети могут, но только как лягушечка, подтягивая ноги. Это IV уровень движения. Вертикализация этим детям очень сложна — подняться таким детям очень сложно.

Ну и пятый уровень. Это самый тяжелый уровень, когда у детей практически только контроль головы может быть вертикальный развит. Они не умеют ни сидеть, ни ползать. И самое большое, к 2-2,5 годам, чего они достигают? Это только вертикальный контроль головы.

Вот я вам рассказала всю систему классификация глобальных моторных функций. Понятно, я рассказала очень общо, без деталей Если вы хотите изучить ее более подробно, то информацию есть во многих разных медицинских литературных источниках. На сегодня для врачей недопустимо не учитывать функциональный уровень движения для ребёнка с ДЦП, потому что это входит как обязательный стандарт оценки качества работы с пациентом с ДЦП по приказу Министерства Здравоохранения Российской Федерации.

И вот, коллеги, я вам задаю сейчас вопрос: ребёнок 5 лет, спастическая диплегия ДЦП, GMFCS III. Вот смотрите, — 5 лет, и я называю только лишь одну цифру GMFCS III. Понятно, о чем я говорю сейчас? Если ребенку 5 лет и у него GMFCS III — вот что вы мне можете об этом сказать? Ребёнок может ходить самостоятельно? Вот, в большей степени, скорее всего, нет, если только на небольшое какое-то расстояние. То есть, это ребёнок который прекрасно ходит с техническими средствами реабилитации и умеет ползать четырехтактно. И, самое главное, если вы будете еще дальше знать, что характерно для каждой категории пациентов с функциональным уровнем движения, то есть, каков риск развития у него вывиха тазобедренного сустава? У вас вообще сразу программа реабилитации создается!

Проблема тазобедренного сустава и реабилитация
Мы об этом говорили: 1 уровень — 0% такого риска, 2 уровень — 15%, 3 уровень — 40% двигательный. То есть, 40% вывихов тазобедренного сустава. То есть, вам уже становится интересней гораздо, если появляется вот это аббревиатура. Пять уровней движения, и мы с вами можем уже с этой цифрой отследить функциональность каждого пациента. Можно даже не писать, какие он имеет контрактуры, в каких суставах, какой тонус, но если мы скажем по GMFCS, станет понятно, что от ребёнка можно ждать.

Так вот я всё-таки вернусь к теме вебинара, а потом поговорим о деталях. То есть, мы сегодня будем больше говорить о проблеме тазобедренного сустава и в общем-то сегодня доказано, что практически от 1/3 до 2/3 детей имеют проблемы тазобедренного сустава. Сейчас я популярно на руках покажу, как называется эта проблема. Пусть простят меня ортопеды, которые сейчас смотрят нас по вебинару. Я расскажу очень популярно для аудитории, которая, в общем-то, даже, от медицины далековата.

Вот предположим рождается ребёнок, у которого тазобедренный сустав — вот эта впадина, она еще не сформирована, она не круглая, она такая покатая, и вот она головка бедра, вот, получается, бедро, а это шейка бедра — и вот когда рождается ребёнок, у него, к сожалению, еще не сформирован верх этого сустава, у него ещё очень покатая вертлужная впадина такая вся не сформированная, у него ещё очень большой вот этот шеечный угол, бывает даже до 170 градусов.

И вот что происходит в процессе жизни ребёнка? Рождается ребёнок. Во-первых, он рождается с высоким мышечным тонусом. Ему надо родиться с этим высоким тонусом спастичности. В такой позе потому, что если он не будет такой позе, то он травмируется в родах. И вот первые шесть месяцев природа начинает избавлять ребенка, если всё абсолютно нормально получилось в родах и нормально все в голове, и роды начинают избавлять его от вексорной доминанты. И вот этот вексорный тонус начинает угасать. И первый симптом, который нам говорит о том, что угасает вексорный тонус, это идет удержание головы. Когда вы кладете новорождённого ребенка на живот, он сразу начинает поднимать голову, то есть, он уже преодолевает вот этот сгибательный гипертонус.

И, смотрите, что происходит дальше. Этот тонус начинает угасать во всех абсолютно мышцах. И ребенок начинает уже очень активно в горизонтальном положении двигать ногами, что самое главное не нравится нашим родителям. Они приходят на прием к врачу и жалуются: «Ребенок очень сильно двигает ногами. Бьет ногами сильно, шевелит очень много. Наверное, это нехорошо». То есть, многие родители считают, что это патология. Но это наоборот, очень здорово. Чем больше ребенок двигает спонтанно ногами, тем лучше он развивает все свои суставы мышечные. Он формирует, готовит себя к вертикализации. И вот он вертит, крутит. Иногда даже рекомендуют на первых приемах производить профилактику дисплазии тазобедренного сустава круговыми движениями, до 200 движений в день, для того, чтобы формировать предпосылки нормального соотношения в тазобедренном суставе.

Потом что делает ребенок в 6 месяцев? Мы его сажаем, он сидит. Начинают эти подкожные кости как-то окружать головку бедра, и уже давить, то есть, осевые нагрузки идут на головку бедра. И начинает уменьшаться шеечно-диафизарный угол. А потом ребенок встает на колени, потом встает вертикально. Что происходит? Он же крутил-крутил, он сформировал вот такую круглую вертлужную впадину, он уменьшил вот этот вот шеечно-диафизарный угол и сформировался нормальный тазобедренный сустав. Скажите, что произойдет с суставом ребенка, если ребенок, например, до года только лежит и у него спастический гипертонус в обоих бедрах? В сгибательных, например, коленных суставах. Что будет происходить? Он не будет столько много раз двигаться, он не будет формировать хорошую головку бедра и вертлужную впадину, и не будет уменьшаться шеечно-диафизарный угол. Что произойдет? Тонус начнет выталкивать головку бедра из вертлужной впадины. И, смотрите, чем у ребенка тяжелее двигательное нарушение, тем быстрее и в большей частоте случаев произойдет эта проблема.

Я вам сейчас статистику мировую продиктую, а вы проанализируете. Дети первого уровня движения — идет нулевой риск вывиха тазобедренного сустава. Понятно? Потому что он пошел до двух лет. Дети второго уровня движения — в 15% случаев, это те, которые пошли ближе к 4 годам. Дети третьего уровня — в 40% случаев вывихнут тазобедренный сустав, дети четвертого уровня — в 70% случаев вывихивают сустав и дети пятого уровня — в 90% случаев.

Логично возникает вопрос — что является самым главным фактором, первостепенным важным фактором формирования тазобедренного сустава? Понятно, что повышен мышечный тонус. Но самое главное для нас — это гравитационная нагрузка. То есть, если мы ребенку не будем создавать в раннем возрасте гравитационные нагрузки, соответственно, мы не создадим предпосылки развития нормального тазобедренного сустава.

Это я о чем сейчас сказала? Ранняя вертикализация. Вот есть два мнения родителей, два предубеждения. Некоторые родители говорят о том, что если ребенка рано поставить в ходунки или дать ему какое-то техническое средство, то он никогда не разовьет навыки самостоятельного движения. Это правильно или нет? Нет, конечно, мы с вами доказали, что есть закономерности развития движения. И как бы мы ни пытались изменить эти закономерности, мы это не сможем никогда сделать. То есть, если ребенок находится в 3 уровне движения, и мы в два года его поставили, то, соответственно, никакими своими манипуляциями, имеется в виду, давая или не давая техническое средство, мы не поменяем уровень движения. Мы только можем затормозить его развитие.

Есть второе предубеждение, что «дети с ДЦП должны пройти все этапы вегетативного развития». Вот о чем я сейчас сказала? Что если ребенок еще не держал головы, то его не надо учить переворачиваться. Если ребенок не умеет переворачиваться, его нельзя посадить. Если ребенок не сидел, его нельзя поставить. Я правильно говорю или нет? Нет, конечно.

Вот, смотрите. Возьмем детей с 4 и 5 уровнем движения. Будут эти дети самостоятельно сидеть или будут они самостоятельно ходить? Нет. А риск развития вывиха тазобедренного сустава какой? 70% и 90%. Мы можем,
вообще, как-то логически связать эти вещи? Мы сами своими руками толкаем детей ко вторичному ортопедическому осложнению. Мы сами, отрабатывая у него навык, который никогда по природе закономерности развития движения у него не появится самостоятельно, например, самостоятельной посадки, мы его не вертикализуем, мы тем самым не даем осевые нагрузки, и у ребенка развиваем тяжелейшее осложнение — вывих тазобедренного сустава, который приведет к болевому синдрому. Представляете, что это такое — когда у ребенка невозможно провести даже гигиенические мероприятия, невозможно переодеть памперс, когда ребенок и день и ночь кричит?

А испытывая постоянно хронический болевой синдром… Представьте, что у вас что-то болит изо дня в день неделями. У вас притупляется общее ощущение боли, у человека теряются, это уже доказано, интеллектуальные способности, если у него постоянно присутствует хронический болевой синдром. Если дети испытывают хронический болевой синдром, невозможно никакой реабилитации, никакой коррекции, никакой социальной интеграции. Когда у ребенка проводят даже паллиативную операцию, — есть такие методы лечения, когда уже упущено время и приходится делать максимальную резекцию головки бедра и другие какие-то операции — ребенка избавляют от болевого синдрома, ребенок становится другим, он становится контактным, он начинает развиваться. И его родители, даже, которые с ним уже многие годы находятся рядом, начинают видеть позитивные изменения в его психике.

Так вот, смещение бедра — это, наверное, основное самое грозное осложнение, которые посещает наших детей с церебральным параличем. Когда у меня родители спрашивают — чем вы занимаетесь там, реабилитируя детей с ДЦП, вы же никогда ничего не вылечивали? Ну, мы естественно, не можем его вылечить. Но самое главное, с чем мы боремся — мы боремся с его грозными осложнениями. Первое — это с вывихом тазобедренного сустава.

Индекс Reimers
И, поэтому, когда мы сегодня консультировали пациентов, вы, наверное, заметили, что первое, что мы просили, — сделать снимок тазобедренного сустава. Потому что в разных категориях детей его надо делать немножко по-разному. Я вам сейчас об этом постараюсь рассказать. Вот это статистика на слайде, о которой я вам говорила, вот эти 40%, 70% и 90%. Мы немножко тут проскочим, и я вам уже расскажу про программу.

В свое время в 1994 году, я сейчас расскажу о Шведской программе, Гуннар Хэгглунд — есть такой хирург-ортопед со своей группой врачей придумали такую программу. Это многолетняя работа. Они пытались показать, что определенным протоколам исследования возможно профилактировать появление не только вывиха бедра, но и разных осложнений физических у детей с ДЦП, и ранними профилактическими мероприятиями можно снижать процент осложнений. Так вот, важно, если мы с вами начали сейчас говорить про вывихи тазобедренного сустава, я расскажу про индекс Reimers.

Индекс Reimers— это такая вещь, которая лучше бы, конечно, чтобы измерялась в рентген-кабинете, но к сожалению, у нас даже многие рентгенологи этого не делают. Это может, в принципе, измерить любой врач — и невролог, и ортопед, даже педиатр это может сделать. Ну, просто надо определенными какими-то вещами владеть. Обратите внимание, очень важно сделать правильный снимок тазобедренного сустава. Делается снимок в прямой проекции. И надо, в общем-то, прочертить только одну горизонтальную линию и три вертикальных. Чертится одна линия, горизонтальная линия. Это линия, которая соединяет самые нижние точки подвздошных костей и, смотрите, три вертикальные линии — одна линия идет по крыше вертлужной впадины — это линия Келлера, и две линии, вот они здесь не прорисованы, которые по внутренней поверхности головки бедра и по внешней поверхности. И посмотрите, вот это вот маленькое расстояние, которое уже эмигрировало за крышу вертлужной впадины. Вот это измеряется в миллиметрах и делится на всю ширину головки бедра. И вот получается, что если мы получаем с вами индекс 33%, не менее.

Вы представляете, на 33% головка эмигрировала? Это считается ещё нормальным. То есть, до 33% это считается нормальным. Мне сегодня одна мама сказала, не помню, кто: мы делали очень давно снимок тазобедренного сустава, и у нас всё там было хорошо, много лет назад. И поэтому делать перестали, потому что было всё нормально. Так вот, каждый год эта ситуация может меняться. И всё идёт так из-за того, что ребёнок растёт, что у ребёнка нарастает мышечный тонус в первые годы. Миграция головки из вертлужной впадины увеличивается, и мы можем получить вот такие вот показатели светофорной зоны.

Видите, вот эти три разноцветных кружка? Так вот эта вся программа наблюдения, она как раз основана на светофорных шкалах. То есть, если, например, показатели попадают в зеленую светофорную зону, то это всё нормально хорошо. Значит, мы на правильном пути, мы правильно действуем в отношении ребенка, и мы не должны предпринимать никаких хирургических тактик.

Если ребёнок попадает уже в зону жёлтую, здесь уже надо бить тревогу, значит мы не дорабатываем в чем-то. Может быть, мы недостаточно снижаем мышечный тонус, недостаточная вертикализация у ребёнка с отведением бедер, может быть, у ребёнка, конечно, и скачок роста какой-то случился, бывает, мы видим такую ситуацию. Но надо уже предпринимать меры. И вот мне понравилось, что у вас в Пермском крае, очень здорово, на мышцах сразу рекомендуют делать операцию. То есть, в принципе, если уже не работает консервативная терапия, которую можно проводить с помощью препаратов ботулотоксина типа А, то, да, надо проводить превентивную хирургию на мышечной ткани.

И, если уже показатель уходит в красную зону — более 40%, то надо прекратить всякие консервативные мероприятия. Мы должны предпринять меры по проведению оперативного хирургического лечения.

Это та самая программа, которая вот таким вот образом схематически обозначена. Что если мы наблюдаем ребёнка по какому-то единому протоколу, мы рано выявляем проблему и рано с ней начинаем бороться.

Вот эта программа, она носит название CPUP, это шведская программа, у неё есть свой сайт. Эта программа стартовала в 1994 году только в южной части Швеции. Вот зелененьким цветом на слайде отмечены — это были два графства численностью населения в 1,5 млн человек. И всех детей с ДЦП 1990 года рождения — это 4 года и младше, все они были взяты под наблюдение в эту программу. И когда Гуннар Хэгглунд со своими врачами посмотрели, чего они добились, они сами пришли, в общем-то, за 10 лет наблюдения за детьми, пришли в восторг — количество контрактур тазобедренного сустава уменьшилось с 18% до 8%, количество детей, которых оперировали по поводу контрактуры снизилось с 26% до 4%. Причём, не потому, что они больше оперировались. Количество детей, которые имели частоту деформации по типу порыва ветра, — вот, обратите внимание, это такая тяжелейшая деформация, если вы видите, таких пациентов, это пациенты, чаще всего 4 и 5 уровня по системе GMFCS, которые долго находятся в неправильной позе, в лежачем положении за счёт того, что у них укорачивается сухожилие, сгибатели коленного сустава, сгибателей тазобедренного сустава, и формируется вот такая поза — его как-будто сдуло ветром, то есть, падают ноги на одну сторону и деформируется таз, то есть, идёт перекос таза. С одной стороны мы видим аппликационную контрактуру тазобедренного сустава. И даже такую деформацию, Гуннар Хэгглунд со своими врачами — физическими терапевтами смогли уменьшить. Количество сколиозов с углом Коба уменьшить с 12% до 8%.

Вы посмотрите, что самого революционного достигли наши коллеги из Швеции. Если до введения программы 11% детей ДЦП в Швеции имели проблемы тазобедренного сустава, то после введения программы, ее имеют только 0,4%.

3300 детей с ДЦП в Швеции сегодня наблюдаются в регистре. Из них только 13 детей имеют проблемы тазобедренного сустава. Сегодня мы с вами смотрели десятерых детей. Из них ровно половина имели проблемы тазобедренного сустава. Когда Гуннар Хэгглунд опубликовал с группой специалистов вот эти результаты, они поразили всю Швецию, и в 2005 году эта программа становится Национальной программой Швеции. В 2009 году к программе присоединились другие страны. В 2009 Норвегия, в 2013 году Дания, в 2014 Исландия и часть Англии, Ирландия подсоединяется к этой программе. И, смотрите, даже часть Австралии. В Австралии работает другая программа. Там есть программа под руководством Кенгрема, но, тем ни менее, шведская программа начинает существовать. И сегодня уже наблюдаются 9000 пациентов с ДЦП, и каждый в год в неё вливается 800 новых детей.

Факторы риска смещения бедра

Я все-таки хочу еще раз показать вам те факторы риска смещения бедра, чтобы вы были глубоко ориентированы, то есть нацелены на эту проблему. Так вот, первый фактор риска смещения бедра — это GMFCS, о котором мы с вами говорили, то есть это как раз уровень двигательного развития. Чем ребёнок тяжелее в двигательном развитии, тем он имеет больший риск развития вывиха тазобедренного сустава. Помните, лежачий ребенок практически в 90% имеет вывихнет тазобедренный сустав?

Теперь посмотрите ещё один график. Второй фактор риска смещения бедра — это возраст. Когда надо бояться у детей вывиха тазобедренного сустава? Обратите внимание, есть вот такой вот рисковый возрастной фактор — это 3-4 года и 7 примерно лет. Как вы считаете, почему именно 3, 4 и 7 лет? Вам, педагогом, это тоже должно быть близко. Рост. Ребёнок делает скачок в росте, в основном, в этом возрасте, и мы видим сами в 3-4 года и второй ростовой скачок происходит где-то в 7 лет. Мы видим, какая уже точно проблема.

Поэтому вот когда у нас сегодня были дети 12-13 лет на консультации, и когда мы видели индекс Реверса 33%, то, в общем-то, у нас с вами уже все… Во-первых, 33% — он в зелёной зоне, рисковой возраст 4 года и 7 лет уже прошел, то есть мы должны уже в принципе родителей успокоить по проблеме вывиха тазобедренного сустава. Там другие проблемы, помните, да, нарастали — коленный и голеностопный суставы? Вот самое главное, посмотрите, спастичность не растет постоянно. Вот, смотрите, красным цветом — это как раз повышение мышечного тонуса, это высокий мышечный тонус.

Так вот, у детей с ДЦП мышечный тонус растет только первые 4 года, а потом он начинает падать. Вот, и вся проблема бывает, сначала ребёнок ходит на цыпочках. Ну, немногие дети, кто-то ходит сразу на стопе. Сначала ходят на цыпочках, потом они всё-таки опускаются на пятки, но у них сгибаются колени за счёт того, что они 01:08:00 икроножных мышц.
Так вот, если мы ещё с вами своими врачебными манипуляциями попытаемся усугубить это изменение. Каким образом? Если мы переудлинняем ахиллово сухожилие операцией, если мы, например, делаем всевозможные операции по типу, ну, не хочется фамилию называть, нейрофибромии, да, то вот эти операции, они все могут существенно ослаблять мышечное звено, приводить к переудлиннению сухожилий, рычагов движения и таким образом мы развиваем патологические типы походки типа Крауч. Крауч — это от английского “притаиться”. Они как притаенные дети ходят.

Следующим фактором риска смещения бедра является индекс Реймерса миграции. Я об этом сейчас говорила. Если, например, индекс Реймерса уже выходит за пределы 40%, то это красная зона, которая требует проведения операции. шеечно-диафизарный угол — HSA. Вот, смотрите на слайде. Если он больше 40 градусов, то это, конечно, красная зона.

Мобильное приложение для оценки риска

И я вам хочу рассказать о том приложении, которое есть и вы можете скачать на свои телефоны, если вам позволяют технические возможности. Если в AppStore или PlayMarket вбиваете четыре эти буквы, то у вас сразу же появляется приложение, которое вы можете скачать бесплатно. И что вы можете в это приложение, например, внести?

Во-первых, даже родители некоторые у нас это приложение скачивают, потому что бывает очень полезно говорить с родителями на одном языке. Посмотрите. Здесь надо отметить только уровень GMFCS, вот он наверху. Уровень GMFCS вы теперь даже сами сможете определить. Уж своему ребенку точно вы сможете это определить. Теперь, обязательно HSA Если вам сложно проверить, это может сделать врач.

Индекс Реймерса. Его тоже может посчитать врач — прочертит только горизонтальную линию, три вертикальных, посчитает индекс миграции. И поставить возраст. И посмотрите, вот если мы имеем ребенка 4 уровня и вот такие показатели, у нас сразу же в калькуляции появляется риск вывиха тазобедренного сустава 10% — 20%. Теперь посмотрите, я поменяла только уровень развития, только пятерку поставила. И при этих же показателях риск развития вывиха тазобедренного сустава увеличивается до 50% — 60%. Теперь посмотрите, я поменяла только лишь HSA, 180 градусов поставила и уже риск 70% — 80%. И теперь, смотрите, я уменьшила возраст. Ребенок еще не прошел рисковый возраст — три года. У ребенка риск вывиха достигает 90% — 100%.

Вот эта программа, она очень простая. Она есть в приложениях в каждом телефоне. Родители, которые серьезно относятся к проблеме смещения бедра, хотят активно участвовать в профилактике этих вещей.

Приходит к нам сегодня пациент на прием, и мы с ним высчитываем риск вывиха 50% — 60%. Проходит полгода, мама приходит, мы забиваем новые показатели и уже риск вывиха становится 70% — 80%. И другой диалог у нас возникает с родителями. Во-первых, что-то происходит не то. Либо мы даем рекомендации, и мама их не так тщательно выполняет. Либо получается все так сложно у ребенка, надо предпринимать срочные какие-то меры для того, чтобы не произошел риск, это не вывих, это только риск. Но, к сожалению, встречается так, ну, не вывих, но смещение бедра достигает критических показателей и мы все-таки достигаем того дня оперативного лечения. К сожалению, это часто случается на сегодняшний день.

Практически, у нас наблюдаются 26 детей 5 уровня по системе GMFCS, половина из них прооперирована. Мы, к сожалению, не можем пока профилактическими мероприятиями хорошо удерживать эту ситуацию на зеленых показателях. Нам пока приходится очень много оперировать. Но, самое главное, что прооперированный сустав — это безболезненный сустав, у детей они не болят.

Как часто нужно наблюдаться

Теперь посмотрите как часто в этой программе надо наблюдать. Дети до 8 лет должны наблюдаться каждые полгода. То есть, я понимаю, что, может быть, пойти к врачу в поликлинике, у нас с этим сложно, но если, например, на территории работает какой-то реабилитационный центр, и врач имеет навыки ведения ребенка по данному протоколу, то делать это надо обязательно. Каждые полгода ребенок до 8 лет должен быть осмотрен врачом или физическим терапевтом.

Протокол, конечно, он очень сложный. Я не буду на нем останавливаться очень подробно, потому что у нас сегодня не медицинская аудитория. Но для слушателей вебинара я покажу. Это основные 14 измерений. Красным цветом выделены те, где мы будем измерять два показателя — R1 и R2, обязательное измерение спастичности. И я покажу сейчас картинки, что мы делаем. Обязательно мы смотрит сгибание тазобедренного сустава, разгибание тазобедренного сустава. Вы видите, разный показатель имеет разную цветовую характеристику. То есть, если мы получаем показатель зеленой зоны, значит, все хорошо. Если показатель желтой зоны, то — «Внимание, опасность», значит, не дорабатываем. Если показатель красной зоны, то надо срочно предпринимать меры по организации оперативного хирургического лечения.

Это обязательно определение теста Томаса на контрактуру — сгибание тазобедренного сустава. Вот это норма, а это патология, мы сегодня уже это смотрели. Это тест Дункан-Эли. Видите, мы с вами ребенка выкладываем на живот и сгибаем ногу в коленном суставе. Тем самым, мы растягиваем прямую мышцу бедра и показываем состояние ее, минимум спастичности. И тогда поднимался таз и усиливался поясничный лордоз, это говорило о том, что здесь не все спокойно. Но если это, предположим, нормальная ситуация, то вот, посмотрите, здесь не совсем все хорошо. То есть, это тот же самый тест прямой мышцы бедра. Обязательно мы проводили, если бы вы видели, я у всех детей смотрела отведение тазобедренных суставов с разогнутыми коленными тазобедренными суставами, в первую очередь мы с вами говорим о состоянии нежной мышцы. Если состояние ее проблематично, то рекомендовали, например, провести превентивную терапию. Обязательно проводили проведение тазобедренных суставов с согнутым в колене тазобедренным суставом, когда мы выключали вот эту нежную мышцу и уже говорили о состоянии аддуктора бедер — косых мышц, которые обводят в тазобедренном суставе бедро. Обязательно нужно производить измерение внутренней и наружной ротации. Обязательно мы измеряем сгибание коленного сустава, разгибание коленного сустава, тест Harmstring, мы говорили, помните, мы когда смотрели, разгибали коленный сустав и смотрели именно напряжение вот этих внутренних мышц разгибателя коленного сустава. Многие из них напряжены. Если они становятся меньше 140 градусов, это, конечно, говорит о том, что в
данном случае требуются еще какие-то дополнительные мероприятия.

А помните, когда мы ребенка сажали на кушетку, мы просили разогнуть по отдельности каждую ногу и смотрели именно дефицит активного разгибания коленного сустава. Помните, были дети, которые не могли до конца разогнуть коленный сустав за счет того, что все же мышцы, не смотря на то, что она находилась в тонусе, она уже свою рычаговую активность теряла, удлинялось вот это сухожилие, поднимается надколенник вверх и не дает окончательно разогнуться колену. Если в данном случае мы видим уже вот такой вот угол — дефицит разгибания коленного сустава — то обязательно мы должны принимать меры по хирургическому вмешательству по низведению к коленнику. Обязательно мы смотрели с вами голеностопные суставы, помните, при согнутом колене, потому что выключали двусуставные мышцы. Обязательно при разогнутом колене включали две головки икроножные мышцы. И таким образом все показатели заносили в зону зеленую или красную.

Вот такой вот, но не простой протокол, да? Всегда задают вопрос — сколько по времени можно затратить врачу-специалисту для того, чтобы провести такой протокол исследования? Вот если все доведено до автоматизма, то этот протолок можно провести за 10 минут. В принципе, 10 минут можно позволить себе в рабочее время выделить, чтобы провести такой протокол исследования. Единственное, что проводить это очень сложно одному врачу. Здесь обязательно нужна система — один это делает, другой меряет. Конечно лучше, чтобы с нами работал ассистент.

Когда делать снимки тазобедренного сустава

А теперь посмотрите. Вот это, чтобы вам было понятно — когда нужно делать снимки тазобедренного сустава. Вот здесь вы должны быть компетентными обязательно. Вы мне сейчас все скажете, какой риск вывиха тазобедренного сустава у детей 1 уровня движения. Нулевой. Соответственно, снимки тазобедренного сустава обязательно делать всем поголовно не надо.

Его надо делать только по клиническим показаниям. Когда провели измерения и увидели, что органы движения страдают, разница есть длин конечностей и вообще есть какие-то симптомы настораживающие, — обязательно делать снимок в прямой проекции.

Дети 2 уровня обязательно должны их делать в 2 и 6 лет. Не надо делать постоянно. Там риск развития 20%. И посмотрите, какое красное поле. Дети 3, 4 и 5 уровня ежегодно должны иметь рентгенологическое обследование прямой проекции тазобедренного сустава. И поэтому, корректно вообще любому специалисту, занимающемуся реабилитацией детей спросить — а вы не забыли сделать снимок тазобедренного сустава? Вам нужно просто определить у ребенка уровень двигательного развития. Это ведь все очень просто. Самое главное, как рано мы можем выявить проблему. Вы сами не
прочитаете, но вы пошлете с этой проблемой ребенка к специалисту.

Теперь, посмотрите, я хочу вам показать, чем отличается шведская от австралийской системы. Шведская, она несколько меньше облучает детей и несколько меньше делает снимков тазобедренных суставов. Видите, 100%? А австралийская система — 162%. И все это связано с тем, что в шведской системе есть упор именно на вот этот клинический осмотр. На то, что мы сегодня делали своими руками. Мы сегодня смотрели много, снимки — это уже было второе дело, да? А вот в австралийской системе — понятно, что ортопед-хирург смотрит ребенка — но основное, это конечно рентгенологическое исследование тазобедренного сустава. И посмотрите, когда все-таки без клинического протокола чаще приходится обучать детей, посмотрите, красным цветом выделено — два раза в год исследования тазобедренных суставов у детей 3, 4 и 5 уровня до достижения 4-х летнего возраста. Помните, мы говорили, что первый рисковый возрастной период — это 4 года. И поэтому детям неходячим — 3,4,5 уровень — делают снимки два раза в год даже. А дети 5 уровня исследуются 2 раза в год до 8-ми летнего возраста.

Вообще, эта программа включает в себя исследования разные. И коленные суставы. Вот сегодня мы запрашивали некоторые снимки у детей. И голеностопный сустав под нагрузкой. И обязательно — позвоночника. Большая проблема детей, которые не умеют ходить самостоятельно, то есть это 3,4,5 уровень по системе GMFCS, то рентгенологическое обследование позвоночника. Вот измерение угла COBA. Детали я не буду вас сейчас рассказывать.

Так вот эта программа. Почему именно Тюменская область и почему именно я сейчас рассказываю про эту программу? В 2014 году мы впервые познакомились с этим протоколом, мы познакомились с Хебардом. Он очень любезно нас адресовал к своему сайту, открытому, нам дали информацию, мы вышли на этот сайт, внимательно прочитали, правда, это все на шведском языке, но несложно медикам в Швеции и в России найти общий язык.

И мы смогли перевести эту программу и с 2014 года начать наблюдать детей по этой программе. Это была организована одна система. Конечно, у нас многие компьютеры в одной системе работают. И я хочу вам показать, какой статистики мы добились.

Швеция и Россия: сравнительная статистика

Вот, на 1 января 2018 года у нас наблюдаются 958 детей с ДЦП. Из них 318 детей — это дети 2010 года рождения и младше. Мы поставили перед собой задачу так же как когда-то в 1994 году Гуннар Хэгглунд взял 1990 года рождения, мы в 2014 году взяли детей с ДЦП 2010 года рождения.

Мы не смогли взять всех детей с ДЦП по одной простой причине, мы смогли только 55% взять в эту программу. Это очень сложно оказалось. Во-первых, программа, это значит, каждые полгода ребенок должен быть в кабинете.
Желательно, чтобы он постоянно приходил, никуда особо не уезжал, никакими другими мероприятиями не занимался. Учитывая то, что эта программа — новая для России, и доверия у некоторых родителей еще к ней нет. Многие даже не знают, что существует такая программа, и врачи могут наблюдать детей по этой программе. Только 55% маленьких детей мы смогли взять по этой программе, потому что они проживали в Тюмени. У нас нет выездной формы работы, поэтому мы не имели возможности выезжать на других территориях смотреть. Большинство из них проживали в Тобольске, так, куда мы могли приезжать и смотреть детей. И 10% к нам приезжали.

Теперь посмотрите, мы решили проанализировать наших детей с ДЦП и сравнить их с детьми Швеции. Вот, синие столбики — это дети Швеции. Бордовые столбики — дети с ДЦП из Тюменской области. А вот эти вот 1, 2, 3, 4, 5 — это вам уже понятно — это дети ходячие, малоходячие, неходячие, сидячие и лежачие. И первое, что мы увидели, что у нас большое количество детей, конечно… Ну, во-первых, почти равный удельный вес всех функциональных уровней движения и у нас детей ходячих в Тюменской области оказалось гораздо меньше, чем в Швеции.

Недавно мы анализировали статистику многих стран Европы, и такая статистика, она имеется не только у нас в Тюменской области. Я думаю, что в Чусовом та же самая история. Я вообще полагаю, что в РФ такая же картина.

Мы примерно имеем одни показатели. И все-таки хотелось бы, чтобы ходячих детей с ДЦП, функционально активных было больше. Но это еще, наверное, большая-большая работа должна пройти в нашей стране по совершенствованию акушерско-гинекологической службы и неонатальной службы для того, чтобы мы все-таки смогли сохранять, защищать мозг ребенка на первых часах, на первых сутках рождения для того, чтобы у нас все-таки было больше функционально активных детей.

Вот Швеция 1994 год, когда они только вступили в программу наблюдения — 11% детей имели проблемы тазобедренного сустава. И после вступления они вели 10 лет детей в программе — 0,4%. Когда мы проанализировали всех детей в 2014 году, у нас проблемы тазобедренного сустава имело 43,4%. И когда мы сегодня смотрим в регионах детей, примерно такая же ситуация там. То есть, представляете, мы же что-то делаем, мы не сидим сложа руки. Мы делаем массаж, мы делаем гимнастику, электрофорез, стимуляцию, церебролизиновые уколы. Я массу могу еще назвать разных процедур, которые мы делаем с этими детьми, но к сожалению мы не можем эффективно воздействовать именно на проблему тазобедренного сустава. Видите, какая ситуация?

Потому что для профилактики проблем тазобедренного сустава существует определенный комплекс мероприятий, определенный должен быть алгоритм. Когда мы детей в течение 4 лет вели в этой программе, посмотрите, каких показателей мы добились — 8% . После вступления в программу наблюдения, количество детей со смещением бедра с индексом Реймерса 40% и более — у нас только у 14-ти детей из 176 детей. Но я честно говорю, что мы этого добились не всегда только профилактическими мероприятиями.

Практически, половина детей у нас прооперирована. Мы прооперировали, мы избавились от этой проблемы, и мы имеем безболезненный тазобедренный сустав, который у ребенка никогда не заболит, и мы можем активно ребенка вертикализовывать и работать с ним активно. Но тем не менее, посмотрите, какие показатели были — 43,4%, и каких мы добились сегодня. И посмотрите на столбики, какой у нас был уровень. Он не отличался от мировых показателей. У нас дети 3 уровня — 41% имели проблему, 4 уровень — 67%, 5 уровень — 90%. Посмотрите, какие показатели у нас сейчас.

Я всегда призываю медицинское сообщество, ортопедов и неврологов чтобы они изучали эту программу. Да, она не простая, она требует определенного навыка, не всегда, в общем-то, быстро получается освоить. Но это на самом деле реальная программа, которая может существенно уменьшить частоту осложнений детей с церебральным параличом. И это может быть то, ради чего мы вообще работали, реабилитологи, то есть я говорю сегодня о медицинской составляющей. Не пожинать плоды болевого синдрома хронического, тяжелейших операций паллиативных, которые уже практически не дадут ребенку возможности вертикализоваться. Это надо делать в раннем возрастном периоде. Конечно, я, может быть, не совсем корректно сравниваю эти группы, потому что это дети со средним возрастом уже 6,5 лет, эти дети, которые у нас средняя группа сейчас только-только перевалила через 3,5 года, и мы еще не прошли второй ростовой скачок 7-8 лет и тем не менее, добились таких вот результатов. Поэтому, когда мы говорим о том, какими мерами мы смогли добиться таких результатов, наверное, стоит поговорить сейчас о реабилитации.

Оцениваем функци рук: шкала MACS

В реабилитации детей с ДЦП есть основные три направления, как бы, три глобальные вещи, которые мы должны решить. Обратите внимание. Это решение проблемы двигательной активности, решение проблемы коммуникации и самостоятельность в обслуживании.

Теперь давайте я вам, коллеги, вопросы задам. Первый вопрос. Вот если я, например, скажу — ребенку 5 лет, ДЦП, спастическая диплегия. И Вы уже можете мне рассказать о его функциональном двигательном развитии. А можете ли вы мне что-то сказать о функции руки? Что умеет делать рукой ребенок? Вы, все равно, только предполагаете пока, что что-то затруднено, но сказать точно не можете, да? Пока не увидите, да? А если я придумаю опять какую-нибудь систему классификации, и если, например, в функциональном диагнозе будет звучать ДЦП, спастическая диплегия по GMFCS 3 и, например, будет MACS3 — система классификации, которая сначала разрабатывалась для детей с 4 до18 лет, а сейчас она даже есть с 1 года до 4 лет. Так вот эта система классификации позволяет нам определить точно так же функцию руки. Это все очень просто.

Вот, например, я вам просто на себе покажу. Вот что такое MACS1? Это идет прямая корреляция с GMFCS. Если GMFCS 1, то это ходячий прекрасный ребенок. Что такое MACS1? Это тоже ребенок, который прекрасно владеет функцией руки. Ну, понятно, что он все это будет делать не как здоровый ребенок, потому что ребенок с ДЦП 1 уровня, он тоже имеет определенные нарушения именно качества движения, но ребенок умеет все. Он может писать, рисовать, он может есть и пить. Он может нитку в иголку вдеть. То есть, он все это сделает, но не так качественно. Но это MACS 1.

А вот представьте, что такое MACS2 ? Вот вспоминайте GMFCS2. Это тоже ребенок ходит самостоятельно, но ходит с ограничениями. Как вы думаете, что такое MACS2 будет? Оценивает двуручная деятельность. Это когда нужна помощь. Ребенок, в принципе, может сделать все то же самое, что сделает ребенок с MACS1, но нужна поддержка. Вот если, например, я бы с MACS1 могла бы сделать вообще все на весу, даже нитку в иголку вдеть на весу, то с MACS2 я должна руки поставить на поверхность. Обязательно это будет медленней гораздо выполнение. Это будет менее качественно. Но все,
абсолютно, мануальные навыки доступны ребенку с MACS2.

Что такое MACS3, как вы считаете? Помните GMFCS3? Ребенок уже, в общем-то, ходит только с техническим средством, приспособления нужны. То есть, MACS3 — это уже тоже определенная помощь нужна. Во-первых, нужно техническое средство какое-то. Например, ложка со специальным поворотом. Это должна быть ручка с отверстиями, чтобы можно было вставить пальчики. То есть, частота повторений страдает, сила у этого ребенка падает, естественно, она не такая, скорость падает и, конечно, не все, абсолютно, уже тонкие движения ему не подвластны.

Что такое MACS4? Представляете, GMFCS4 — это дети, которые просто сидят, и сидят уже только в опоре. Только определенные виды деятельности доступны ребенку с MACS4. Они могут что сделать? Они могут нажать на кнопку на какую-то. Они могут взять большой колпачок на фломастер надеть, то есть, если положить ему в руки, он может это сделать. Он может какие-то жесты рукой показать. То есть, это все для MACS4 подвластно. Но для MACS5 это практически не подвластно, какие-то сложные движения. И только простые движения, только в адаптивной ситуации.

Посмотрите, какая корреляция идет между GMFCS и MACS. Вот GMFCS — это синие столбики. Желтые столбики — это MACS. То есть, смотрите, как все-таки рядом идут между собой нарушения глобальной функции и нарушения мануальной функции, руки. То есть, конечно, если ребенок имеет тяжелейшее нарушение движения, то у него мелкая моторика руки тоже может быть нарушена.

А теперь скажите мне, пожалуйста, если я сейчас скажу — ДЦП, GMFCS3, MACS3, 5 лет. Понятно о ком я уже говорю, какие функциональные возможности их? То есть, ребенок не ходит самостоятельно, ходит с техническими средствами очень активно. В принципе, руками он может выполнять много очень манипуляций, но они модифицированы должны быть, да? Помощь ему нужна обязательно какая-то. Но вы можете что-то мне сказать про его коммуникативную связь с другими? Не можете. Даже предположить не можете, может ли он общаться с нами. Я уж не говорю о вербальном, невербальном каком-то контакте.

Оцениваем коммуникацию: система CFCS

Так вот, существует еще одна система классификации. Их всего четыре, но я вас только с тремя познакомлю. Смотрите, CFCS — Communication Function Classification System. У вас все эти презентации останутся, вы можете ими работать, изучать еще подробно потому, что все-таки, это мировой подход по установке функционального диагноза. И сегодня, в общем-то, такие диагнозы вы видите в любых выписках детей, которые приходят к вам на реабилитацию.

Так вот, смотрите, что это за система классификации? Я открою только вот этот слайд, и вам уже будет понятно, что Р — это пациент. Здесь все по-шведски: «окандо оч» — это «посторонние», а «кандо оч» — это «родные, знакомые».

Вот смотрите, что такое 1 уровень? Вот приходит к вам ребенок в кабинет, и вы говорите: — Как тебя зовут? — Меня зовут Вася. — Как твои дела? — Все прекрасно, учусь в школе, у меня прекрасные оценки. Я не хочу ходить в школу потому, что ко мне домой приходит учитель. Мне так нравится все это.

Сегодня к нам приходили дети, они все рассказывали правду про город Чусовой. И вот это самый настоящий CFCS1, великолепный, дети очень коммуникативные. Они общаются, легко идут на общение.

Или, например, был ребенок у нас такой. Он сел на кушетку, мы задаем ему вопрос, а он думает сначала — сказать или не сказать? Задумался, отвечать-не отвечать? На маму посмотрел, у мамы спросил. Значит, смотрит, поддержку какую-то ищет от мамы. Но, тем не менее, проходит какое-то время, ребенок все равно вступает в контакт. Нужно было время, чтобы наладить с ребенком контакт. Отсроченный контакт. Но тем не менее, ребенок в общении. Это CFCS2 (нельзя сразу с ходу поставить CFCS, надо пообщаться с ребенком, войти к нему в доверие).

А теперь посмотрите на слайде CFCS3 — ребенок полностью игнорирует общение с врачом или с педагогом. Я не хочу это назвать аутизмом, когда ребенок общается только с родными, а не общается с посторонними, и такое может быть. Но это могут быть разные виды не-общения с посторонними. Понятно? То есть, CFCS3 — полное игнорирование общения с посторонними.

Дальше CFCS4. Посмотрите, уже прерывистая линия. То есть, минимум общения даже с родными. То есть практически, даже мама не ходит с ним общий язык, то есть, ребенок плохо реагирует уже на какие-то обращения родителей, родных.

И пятый уровень CFCS5 — это только рефлекторная реакция. То есть, мама, фактически, только догадывается, чего хочет ребенок. Причем, не надо путать CFCS с вербальным контактом. Вербальный, вы поняли — через речь. Бывают дети, которые абсолютно не говорят ни одного слова, но они готовы к общению через любые активные коммуникации. Они готовы через карточки, через разные альбомы, через картинки, через компьютер общаться с вами, глазами. Они понимают все, они хотят с вами общаться. Есть дети, которые на самом деле ничего не говорят. Но они активно готовы к общению.

И, смотрите, как преображается диагноз ДЦП, спастическая диплегия, 5 лет, GMFCS3, MACS3, CFCS3. Вам понятно, о ком я говорю? Посмотрите, насколько важно поставить функциональный диагноз. Вот вам в реабилитационном центре, может даже, не имеет никакого значения поставить ассиметричная диплегия, или, не знаю, еще там, гемипарез. Вам это не надо.

Если вы даже для себя проставляете и GMFCS, MACS и CFCS, вам вообще понятно, что делать с этим ребенком. И, смотрите, мы с вами закрываем три основные проблемы, которые вы должны обязательно отработать с пациентом с ДЦП. Это, смотрите, глобальный двигательный навык по GMFCS, самообслуживание ребенка — это манипуляционная функция руки, MACS. И коммуникация, его способность интеграции в обществе — CFCS.

Казалось бы, вот они — три главные проблемы. Вот чем бы ни занимался, но надо решать у ребенка церебральным параличем… Ну, давайте говорить вообще о двигательной проблеме, если говорить не только о ДЦП, — надо закрывать три основные проблемы — глобальные двигательные навыки, самообслуживание и коммуникацию. И каждый центр, они, в общем-то выполняют свою определенную функцию. Ваш центр, я так понимаю, выполняет функцию адаптации именно коммуникативной функции, да? Теперь смотрите, какая корреляция идет между GMFCS и CFCS. Вот уже о чем я говорю — о коммуникациях и двигательных функциях.

Смотрите, это регистр уже Норвегии 2015, и они в своем регистре показывают, как рядом стоит коммуникация и глобальные функции, потому что это тоже функция мозга. Если мозг поражен очень сильно в плане движения, то, к сожалению, он может поражаться и в плане эмоциональном, в плане коммуникативных свойств личности. Хотя бывают определенные отклонения.

Два часа слушать лекцию очень сложно, и я расскажу историю.

У нас был консилиум. И мы отбирали детей на оперативное лечение. И вот привозят ребенка на коляске. Практически, это был 5 уровень по системе GMFCS. Мы уже работаем много лет и понимаем прекрасно, что ребенок с 5 уровнем GMFCS с каким может быть уже уровнем коммуникации? С самым слабым, да? И когда с родителями ведут диалог, времени мало, говорят — да, времени мало, надо делать вот такую-то операцию.

Ну, доктор уже отходит от кушетки, и вдруг мальчик говорит: — Подождите, доктор, расскажите, какую Вы хотите мне провести операцию.

Представляете? Вот такое бывает несовпадение, когда ты видишь ребенка с тяжелейшим двигательным эффектом и в то же время с такими очень сохранными коммуникативными функциями.

Мы же знаем с вами тяжелых детей с ДЦП, которые получают высшее образование, которые здорово рисуют, достигая высот в своих художественных навыках, пишут песни, пишут стихи и музыку. Сегодня, в общем-то, доступна техника для того, чтобы развивать эти навыки.

Ну, вот, коллеги, мы с вами сейчас поговорили о программе наблюдения. Пусть это схематически, но я думаю, что я донесла все-таки до вас вот тот смысл наблюдения ребенка с ДЦП, что не надо проводить ему набор формальных медицинских манипуляций. Надо сначала подойти к оценке его
функциональных возможностей, и уже исходя из того, что ты имеешь, построить правильную программу реабилитации.

Международная классификация функционирования

Коллеги, мы сейчас уже, может быть, будем подводить итог нашего вебинара. И мне хочется обязательно остановиться на вопросах инструментов, которые мы применяем для достижения успешных результатов нашей работы.

В 2001 году все мировое сообщество, которое занимается реабилитацией людей с ограниченными возможностями уходит от Международной классификации нарушений, ограничений жизнедеятельности социальной недостаточности и принимает новую классификацию — это Международная классификация функционирования ограничений жизнедеятельности и здоровья, которая сокращенно называется МКФ. Я так понимаю, что эти три буквы вам знакомы.

Об этом сейчас очень много говорят, что мы свои программы реабилитаций должны строить только на основе Международной классификации функционирования ограничений жизнедеятельности и здоровья. Это самостоятельная классификация, которая заложена в основу построения любой программы реабилитации.

И даже будучи не врачом — педагогом, логопедом, любым, абсолютно, специалистом, занимающимся в области реабилитации — мы должны пользоваться этой системой классификации. Что это такое? Это унифицированный стандартный язык, который позволяет нам с вами определить, во-первых, уровень функционирования ребенка начальный, это раз. Определить цели реабилитации — это два. Обязательно выработать правильные подходы в выборе вмешательств, которые мы будем проводить у ребенка. И должны оценить, правильно ли применено это вмешательство и получение результата. Поняли, да, о чем я сказала? То есть, обязательно, мы должны определить уровень функционирования — то, чем мы занимались первую часть вебинара, потом мы должны поставить адекватные цели, потом мы должны с вами определить, достигли ли мы этих целей.

Так вот Международная классификация функционирования, она имеет вот эти две большие части. Первая часть — это функционирование ограничения жизнедеятельности и какие контекстные факторы. Функционирование ограничения жизнедеятельности делится на две большие части — это структуры функций организма и активности и участие. Что это такое? Я вот сейчас не буду уже останавливаться детально, но хочу на небольшом клиническом примере вам показать.

Вот ребенок на фотографии имеет нарушение функции левых конечностей. Просто не работают левые конечности — левая рука и левая нога. Вот если вы не медики здесь, то я вам честно скажу, что у этого ребенка может быть три абсолютно разных диагноза.

Это может быть ребенок с ДЦП с односторонним гемипарезом. Это может быть ребенок с последствиями черепно-мозговой травмы. Или это ребенок, у которого может произойти, как это сегодня стало уже не случаем в жизни, например, инсульт мозговой, и у ребенка тоже может случиться гемипарез. Вот посмотрите, для вас, как для реабилитологов имеет вообще какое-то особое значение, какой диагноз у этого ребенка? Травма, ДЦП или инсульт. Вот для вас как для реабилитологов не имеет это никакого принципиального значения. Для вас имеет значение нарушение функций левых конечностей. То есть, первое над чем вы начнете работать.

Например, берем с вами первую глобальную проблему — это двигательная активность. Вспоминайте три части, над чем мы работаем. Первая проблема — двигательная функция. То есть, у ребенка страдает функция левых конечностей. Соответственно, вы будете строить программу для того, чтобы улучшить функцию левой руки и левой ноги. Улучшить баланс, например, на одной ноге, научить его прыгать, предположим, правильно переносить вес тела с одной ноги на другую и так далее. То есть, вам без разницы, травма это была или инсульт. Вам главное ребенку увеличивать мобильность. Соответственно, вам нужно улучшить его функцию.

Если вы закодируете ребенка по МКБ-10, то есть поставите ДЦП, инсульт или травма, вам придется по всем нашим правилам работы, если вы медики, применить три каких-то разных протокола. А если вы ребенка закодируете по МКФ и поставите ему код, например, d45000.2, — есть такая кодировка, — то вы, абсолютно точно, можете работать только над улучшением функции ходьбы.

Так вот эта система классификации, она очень простая. Например, я закодировала ребенка как d45000.2, где 2d — это категория активности и участия. Что такое d, чтобы вам понятно было? d — это раздел 4, мобильность, d4. Потом я, например, укажу, что такое 50. d450 это именно раздел ходьбы и передвижения. Что такое 0? Это чисто ходьба.

Смотрите, это я все открываю дальше браузер. Я дальше уже не буду вам показывать слайды, но вот есть такой сайт Всемирной организации здравоохранения, на нем есть такой браузер. Нажимая здесь на этот браузер ICF, вы сразу же попадаете в разные версии, имеется в виду, разноязычные версии МКФ, выбираете русскую версию и можете точно также начинать раскрывать каждый из этих разделов.

МКФ — она очень не сложна. Раскрывая каждый раздел, вы можете закодировать нарушение функций ребенка и работать только, например, над совершенствованием функции походки. Что такое — .2? Это говорит о степени нарушения — умеренная, легкая, тяжелая или абсолютная степень. То есть, МКФ сегодня очень важно для того, чтобы отойти от нозологической какой-то характеристики. Тем более, вы, как центр реабилитации, не имея в штате медицинских работников, можете ставить нарушение функции по МКФ. Конечно, желательно пройти обучение по МКФ. Сегодня есть места, где можно пройти повышение квалификации по этой теме, потому что Международная классификация имеет очень много нюансов. Мы сегодня на этом не остановимся, тем более, я сама в этих нюансах до конца еще не разобралась, мне самой еще требуется обучение. Но я понимаю, что в этом будущее, и всех вас призываю, что с МКФ надо обязательно подружиться и в дальнейшем свою работу выстраивать на основании и в зависимости от этой классификации.

Клинические рекомендации по ДЦП

А вот если говорить вообще о реабилитации детей с церебральным параличом, то существует серьезный консенсус 2009 года, который был опубликован в 2010 году, в котором участвовало более 1000 пациентов с церебральным параличом и, благодаря которому, были созданы такие клинические рекомендации — какими методами лечения и у каких детей в возрастном периоде и в зависимости от классификации МКБ должны применить какие методы лечения.

Посмотрите, каждая эта линия разного цвета обозначает его воздействие. Вот эта темно-зеленая линия — это функциональная или физическая терапия. Что бы у нас носило название «лечебная физкультура» здесь обозначается как «методы функциональной терапии».

И посмотрите, как рано мы с вами должны начинать функциональное воздействие, с самого рождения. Если ребенок попадает в группу риска по развитию церебрального паралича, а мы с вами говорили, кто это могут быть, то с самого рождения мы должны заниматься лечебной физкультурой. Мы должны с вами бороться с этим повышенным мышечным тонусом, со всевозможными патологическими рефлексами, создавать вертикализацию, то есть, все, что направленно на активацию движения.

Теперь посмотрите, вот эта салатовая линия — это консервативное ортопедическое лечение. Мы сегодня, когда смотрели пациентов, то вторым большим блоком с вами описывали технические средства реабилитации и обсуждали вопросы ортезирования. Потому что без этих двух методов лечения невозможно справляться ни с контрактурой развивающейся, ни с созданием мобильности пациента и правильной позиции в сегментах конечностей и позвоночника. И вообще, невозможно говорить о какой-то эффективной реабилитации в целом.

Дальше, посмотрите, вот эта желтая прерывистая линия — это тонус-снижающие мероприятия оральных нейрорелаксантов. То есть, что это такое? Мы говорим о том, что спастические формы церебрального паралича лечить надо только с обязательным применением любых каких-то тонус-снижающих методов. Ну, вот как нельзя бактериальную пневмонию лечить без антибактериальных препаратов, так вот, мы должны для себя уяснить, что лечить спастические формы ДЦП без антиспастических каких-то методов просто нельзя, недопустимо.

Так вот, во всех методиках лечения спастичности есть три блока — это таблетки оральные, это нейрохирургические методы лечения и местные методы воздействия, когда в мышцу вводятся препараты, снижающие мышечный тонус, о чем мы сегодня говорили. Так вот, посмотрите, эта желтая прерывистая линия — это и есть таблетки, это оральные нейрорелаксанты. Но когда принимают таблетку, снижающую мышечный тонус, она, конечно, снижает тонус во всех абсолютно мышцах — и в сгибательных, и в разгибательных. А учитывая, что у детей с ДЦП преобладает все-таки флексорная доминанта, о чем мы говорили вначале, то, конечно, мы расслабляем тонус там в сгибателе, который наоборот надо сильным сделать, и получается, что принимая оральные нейрорелаканты, мы получаем неорганизованный тонусо-снижающий эффект, и дети некоторые ослабевают и теряют активность.

Посмотрите, каким детям рекомендуют проводить терапию оральными релаксантами? Только 3,4 и 5 уровень функциональных уровней движения по системе GMFCS. Абсолютно недопустимо детям 1 и 2 уровня функционального уровня движения по GMFCS назначать таблетки, снижающие мышечный тонус. Потому что они прекрасно развиваются, имеют хорошую двигательную активность, и мы естественно с вами локально не сможем снизить таблетками тонус, мы только будем ослаблять их двигательную активность. Только детям, которые имеют такой плохой уровень движения, 4 и 5 уровня.

Теперь, посмотрите, вот эта красная тоненькая линия — она захватывает только 4 и 5 уровень по системе GMFCS. Это нейрохирургические вмешательства, это помпа. Может быть, слышали? Такие помпы ставят. Сейчас родители бывают даже больше ориентированы в этом. Помпа подшивается к поясничной зоне (раньше в переднюю брюшную стенку). Помпа содержит в себе какое-то количество препарата, баклафен, который постоянно дозаправляется и через коллектор он поступает в спинно-мозговое пространство, в определенный период вбрасывается. Что такое баклафен? Это тоже препарат, генерализованно снижающий мышечный тонус. И, соответственно, когда мы с вами применяем эту методику, мы тоже все-таки генерализованно снижаем мышечный тонус сгибателей и разгибателей.

Соответственно, есть очень большой риск, что дети тоже могут слабеть в плане активности и потери силы. Но, тем не менее, это прекрасный метод лечения, который снимает тонус при генерализованной спастичности. Детям сидячим и лежачим это рекомендуется.

И, посмотрите, вот эта оранжевая линия, которая пересекает все абсолютно уровни движения. Это ботулино-терапия. Это применение инъекций препаратов ботулинического нейротоксина типа А. Конечно, но мы тем не менее работаем только с дипортом, но сегодня существует препарат ботокс, который тоже зарегистрирован в детском возрасте. В России получил регистрацию препарат кселонин. Вот это на сегодня три препарат, которые имеют показания применения в детстве. На сегодняшний момент именно препараты ботулинического нейротоксина имеют самый высокий уровень доказательности применения у детей в сторону снижения тонуса мышц. Это самый доказательный, самый безопасный. Причем, когда надо делать препараты ботулинического нейротоксина? Тогда, когда еще не появились стойкие контрактуры. Это надо делать у детей, в основном, у детей до 7, 8, 9-летнего возраста. Если у детей появились контрактуры в более позднем возрасте, то надо продолжать и дальше это делать. Это не говорит о том, что ботулино-терапия не показана детям и в более старшем возрасте. Даже после проведения операций продолжаем проводить детям ботулино-терапию.

И посмотрите, какая тоненькая синяя линия. Это ортопедическая хирургическая коррекция. Как бы мы с вами не хотели, но, к сожалению, практически все дети всех уровней движения будут подвержены оперативным хирургическим вмешательствам. Это очень важная проблема, которую, к сожалению, спрофилактировать очень сложно, потому что все-таки закономерности развития ребенка с церебральным параличом приводят к том, что вне зависимости от наших с вами воздействий формируются эти ортопедические проблемы и все равно их приходится решать хирургическим путем. А самое главное это сделать вовремя, эту операцию — не сделать ее рано, не сделать ее поздно. А для этого конечно проводить эффективную своевременную хорошую консервативную терапию.

Доказательные и недоказательные методики 

Ну, и уже заканчивая наш семинар, я хочу показать вам этот слайд, на котором отображены результаты систематизированного обзора 2013 года. Опять же, Ионы Новак, я говорила уже в первой части вебинара, это австралийская группа врачей, которая провела анализ всех вмешательств, которые проводятся у всех детей с ДЦП во всем мире.

И посмотрите, какие показатели она публикует. Только 16% вмешательств получили характеристику «проводить». То есть, высокий уровень доказательности. Обратите внимание — 2/3 методов — 58%, они по данным исследования оказались эффективными, но не получили доказательности высокого уровня, и поэтому они получили характеристику «скорее проводить, чем не проводить».

Печально, что каждая 5-я методика не получила вообще никакого уровня доказательности, то есть, практически впустую проводятся эти методы лечения детей с ДЦП, и их рекомендовано было прекратить. И вызывает опасение тот факт, что 6% этих методов оказались не просто неэффективными, но и небезопасными.

Я буквально совсем недалеко пробегусь и вам покажу, какие методы получили высочайший уровень доказательности. Вот, например, берем модель с отражением квадриплегии, диплегии, плюс ребенок с ДЦП — это сориентированные тренировки и домашние программы.

Что такое сориентированная тренировка? Уже на сегодня доказано, что нет движения ради движения. Есть движение ради цели. То есть, если вы ребенка просто положите на кушетку и он тысячу раз будет двигать рукой, то у него не разовьется моторный контроль этого движения.

Но если вы его возьмете в игру и будете играть с ним, и он будет стремиться, например, закидывать куда-то мяч или достигать какой-то цели, и в конце концов, захочет себе отрезать кусок колбасы и сделать себе бутерброд, то у него гораздо быстрее получится, и он добьется этого результата, чем если вы просто будете отрабатывать какой-то автоматизм движения. Моторного контроля без мотивации не будет, без достижения цели.

Теперь посмотрите. Домашние программы реабилитации. Это не очень выгодно системе здравоохранения сегодня, потому что реабилитация вообще вся должна уйти домой. То есть, мы сегодня должны, в принципе, научить ребенка жить в домашних условиях и все научиться делать. Сегодня, помните, мы с вами подробно обсуждали? Ты остаешься дома, ребенок. Ты можешь доползти до туалета. Ты можешь сам присесть на унитаз. Ведь гораздо важнее не просто разработать контрактуру в коленном суставе. Зачем вообще нам это с вами делать? Нам важно, чтобы 15-летний ребенок, оставшись дома, смог доползти до туалета и совершить важное очень действие. Или если он оказался голодным, каким-то образом добраться до холодильника и каким-то образом себя накормить.

Вот она, целеориентированная реабилитация. Мы достигаем цели именно адаптацией ребенка в обществе. А не просто так для достижения каких-то непонятных виртуальных задач. Домашние программы реабилитации — это очень важно. Их отрабатывать надо, конечно, с учетом той ситуации, где живет ребенок. Когда мы начинаем сами в голове своей фантазировать — давайте мы вам пропишем ходунок заднеопорный, давайте мы пропишем вам опору для стояния — там такая база 2 кв. метра, а квартира, например, однокомнатная и всего 18 кв.метров.

Родители некоторые говорят — у нас все технические средства лежат в сараях или на балконах и не распакованы, потому что если мы все их поставим, нам жить будет просто негде. А мы должны исходить из реальных ситуаций. Порой те вертикализаторы, я сейчас на всю страну не хочу сказать, что мы не должны использовать качественные хорошие технические средства, но порой иногда изобретения родителей бывают гораздо интереснее, ну, в какой-то мало-функциональной зоне в маленькой квартире, даже просто к стене прибитая какая-то панель, да, там невозможно создать какой-то угол наклона, но тем не менее, какой-то вариант вертикализации возможно осуществлять. Но и вообще этого не делать нельзя! Обязательно это надо делать, но все равно рассматривать именно домашнюю среду, домашнюю обстановку, где живет ребенок. Кто это должен делать? Ну, как минимум, реабилитолог, больше никто. Это домашняя реабилитация.

Посмотрите еще. Есть такая терапия — бимануальная тренировка и терапия, индуцированная ограничением движения. Я думаю, у вас тоже есть дети с гемипарезами, когда у детей поражена одна сторона, и ребенок, все равно, хочет он того или нет, начинает более здоровой рукой работать. Так вот для того, чтобы развивать больную сторону, больную руку, есть такая терапия, индуцированная ограничением движения. Знаете, откуда все это пошло, коллеги? Если вдруг нечаянно ребенок ломал здоровую руку, ее гипсовали и она оказывалась, например, вне зоны движения, ребенку все равно приходилось работать больной рукой, и она развивалась. И, таким образом, сегодня родилась эта методика. Вы можете на эту руку хоть боксерскую перчатку одеть. Смотрите, это тоже высочайший уровень рекомендации. Бимануальная тренировка, двуручная деятельность — двумя руками, когда происходит работа рук. Смотрите, какие тренировки на протяжении 30 — 60 минут в течение 6-8 недель имеют очень большую эффективность.

К большому сожалению, я, наверное, сейчас кого-то огорчу, но скажу вам то, что сама по себе методика массажа, это прекрасная процедура, но, к сожалению, она не решает тех функциональных целей, которые мы хотим достичь, например, выстраивая программы реабилитации. Что, по-сути, делает массаж? Массаж улучшает биологические свойства организма. Он улучшает иммунитет, свойства лимфоцитов, он выбрасывает огромное количество эндорфинов, гормонов удовольствия — дофамина, серотонина. То есть, в целом, массаж может нам помочь подготовить настроение ребенка, в целом, на выполнение разных задач. Но сам по себе массаж не научит ребенка ходить, работать рукой. Но тем не менее, его включать в процедуру очень важно, но для функциональных целей он, к сожалению, не очень то подходит.

К большому сожалению, есть такие методики, которые очень популярны в России. Это методика Войта, методика Бобата. Я не свои мысли высказываю, я констатирую факты. На сегодняшний момент эти методики не получили высокого уровня доказательности. Они, в общем-то, все-таки требуют еще доработки. Сегодня они получают не самый низкий, но уровень рекомендаций С, это предпоследний, который не говорит о том, что эта методика является более эффективной, чем, например, обычная физическая терапия.

Есть доказательства. Это исследования коллег зарубежных, причем исследования уже давнишние 2007 года, которые брали большую группу детей на физическую терапию обычную, сравнивали с детьми, которые получали методику Бобата и Войта, и показали, что разницы то большой и нет. Эта методика стоит очень больших денег, мы узнавали, у нее серьезная стоимость за процедуру. Но надо понимать, что она не исцеляет пациента от церебрального паралича.

Я хочу показать вам слайд, где показаны те методики, которые вообще не зарегистрированы. Это краниосакральная терапия, фиксация тазобедренного сустава, гипербарическая оксигенация, методика Бобата, сенсорная интеграция.

Мы не должны точку поставить в этом вопросе. Мы должны просто дальше читать литературу, смотреть исследования, потому что, наверное, сама даже Иона Новак, которая создавала вот этот систематизированный обзор, сказала — это дело времени, надо разработать хороший протокол исследований, которым, может быть, смогли бы доказать эффективность этих методов. Поэтому, конечно, когда мы говорим о том, проводить или нет электрофорез у детей с ДЦП, стимуляцию какую-то или просто гидротерапию, мы должны понимать, что достижений каких-то в эмоциональной сфере не происходит у этих детей при применении этих методов. Ну, как в общей структуре, применение революционных методик будет иметь большое место.

Ну, что касается ортезов Китару, мы сегодня очень многим детям их рекомендовали. Это очень важно, их применение у детей. Но тем не менее, существуют противоречивые данные. Например, если шведы доказали, что положительное влияние на смещение бедра у пациентов с тяжелым уровнем движения 3 и 5 уровня по системе GMFCS в течение более часа в день приводит к профилактике дислокации бедра. Вот, например, норвежцы или голландцы показывают, у одних, отрицательный результат, а у других еще не достигнут положительный результат. Это, конечно, еще говорит о том, что мало сегодня литературы, мало исследований, которые бы полностью доказывали эффективность этих методов. Но, тем не менее, у нас нет другого выхода, мы должны применять то, что есть. А в арсенале очень мало хороших и технических средств, которые были бы адаптированы для ношения нашими детьми. И, тем не менее, у нас еще много работы в этом направлении.

Спасибо большое.

Источник: miloserdie.ru

Детский церебральный паралич (ДЦП) — ПроМедицина Уфа

Термином детский церебральный паралич (ДЦП) называют совокупность разнообразных хронических симптомов, обладающих непрогрессирующим течением, которые касаются нарушений двигательной сферы человека. Эти двигательные нарушения являются следствием повреждения структур центральной нервной системы, которое формируется во внутриутробном периоде — то есть в течение беременности. Нарушения затрагивают корковые структуры, подкорковые области, капсулу и ствол головного мозга.

Причины ДЦП

Непосредственными причинами, которые приводят к развитию клиники детского церебрального паралича, являются следующие патологические процессы:

— Нарушение развития структур головного мозга.
— Хронический недостаток кислорода (гипоксия, ишемия) в период внутриутробного развития и родов.
— Внутриутробные инфекции (наиболее часто вызванные вирусами герпеса).
— Различные варианты несовместимости крови матери и плода (например, резус–конфликт) с формированием гемолитической болезни новорожденных.
— Травма структур головного мозга в период внутриутробного развития и родов.
— Инфекционные заболевания с вовлечением головного мозга в раннем младенческом возрасте.

— Токсические повреждения структур головного мозга (например, отравление солями тяжелых металлов).
— Неправильная тактика ведения родов.

Каждый случай развития детского церебрального паралича индивидуален, причем точная причина не всегда ясна, поскольку возможно сочетанное влияние нескольких факторов, среди которых один является ведущим, а все остальные лишь усиливают эффект. В общем случае можно сказать, что детский церебральный паралич является следствием различных факторов, которые нарушают нормальное функционирование структур головного мозга. Наибольший вклад вносит кислородное голодание – гипоксия, которая может развиваться при преждевременной отслойке плаценты, ягодичном или ножном положении плода, долгих или очень быстрых родах, обвитии пуповины и др. Кроме того, факторами риска являются состояния резус-конфликта, преждевременные роды, маловесность плода, инфекции, перенесенные женщиной в период беременности. Таким образом, в основе развития ДЦП лежат различные нарушения в течении беременности и родов, которые не являются наследственными.

Симптомы

Объем и конкретная область поражения мозга у человека с ДЦП определяет формы мышечной патологии, которые могут быть единичными или сочетанными. Основные мышечные нарушения при детском церебральном параличе представлены следующими вариантами: напряжение мышц; спастическое сокращение мышц; разнообразные движения непроизвольного характера; нарушения походки; ограниченная подвижность. Кроме нарушений двигательной активности, детский церебральный паралич может сопровождаться патологиями зрения, слуха и речевой деятельности. Очень часто ДЦП сочетается с различными формами эпилепсии и нарушениями умственного и психического развития. Также дети имеют нарушения восприятия и ощущений. Вследствие перечисленных нарушений, у людей с детским церебральным параличом имеются определенные проблемы в процессе еды, непроизвольные мочеиспускание и выделение кала, трудности с процессом дыхания вследствие неправильного положения тела, формирование пролежней и трудности в восприятии информации.

Диагностика

Диагностика детского церебрального паралича не представляет особенных трудностей, поскольку имеются характерные отличительные признаки, связанные с двигательными нарушениями непрогрессирующего характера. Подтверждение диагноза «детский церебральный паралич» проводится при помощи неврологического обследования, а также магнитно-резонансной томографии (МРТ) головного мозга. Магнитно-резонансная томография способна выявить и визуализировать атрофию коры и подкорки головного мозга.

Лечение

Лечение ДЦП направлено на устранение двигательных нарушений, речевых дефектов и коррекцию психического развития ребенка. Двигательные расстройства ребенка с детским церебральным параличом подвергаются коррекции за счет постановки правильного мышечного стереотипа, закрепления позы и т.д.

Помимо симптоматических методик, направленных на развитие двигательных навыков и ускорение психического и умственного развития, в лечении обязательно применяется терапия основного заболевания, которое и привело к ДЦП.

На сегодняшний день не существует универсальных методов лечения ДЦП. Прекрасные результаты дают следующие методы: лечебная физкультура; сеансы массажа; медицинские препараты, направленные на нормализацию мышечного тонуса.

Если патологические изменения структуры мышц не удается исправить вышеперечисленными методами, то прибегают к хирургическому лечению. Хирургические вмешательства обеспечивают выполнение пластики сухожилий и мышц, что возвращает тканям нормальную форму и структуру. Также хирургически удаляют контрактуры. Если есть возможность исправить нарушения в тканях нервной системы, то проводятся нейрохирургические вмешательства, например, стимуляция спинного мозга, удаление пораженных участков и т.д.

Детский церебральный паралич

ДЦП – нарушение моторного развития ребенка вследствие повреждений или аномалий развития головного мозга в перинатальном, родовом и послеродовом периоде. Нарушения проявляются в аномальном распределении мышечного тонуса, нарушении координации движений. Детский церебральный паралич часто сочетается с нарушением психо-речевого развития, судорогами, эпилепсией.


По статистике ДЦП встречается от 2,5 до 5,9 детей на 1000 новорожденных. Однако угроза возникновения данного заболевания наблюдается у значительно большего числа малышей. Чтобы исключить постановку диагноза церебральный паралич важно своевременно провести комплексное лечение ребенка и предпринять профилактические меры в при наличии родовых травм и при обнаружении отклонений психо-моторного развития.

В первый год жизни ребенка очень важно регулярное посещение детских профильных специалистов: неонатолога, педиатра, невролога. Своевременно обнаруженные отклонения в развитии позволят начать лечение и скорректировать проблему.Задать вопрос

Детский церебральный паралич. причины возникновения

К повреждающим факторам, способствующим развитию ДЦП, относят:

  • Родовые травмы (преждевременные, стремительные, затянувшиеся роды, тугое обвитие пуповиной, асфиксия в родах, повреждение шейного отдела позвоночника в родах, наложение акушерских щипцов и т.д.)
  • Глубокая недоношенность и гидроцефалия
  • Хроническая внутриутробная гипоксия (нехватка кислорода)
  • Внутриутробное инфицирование плода (токсоплазмоз, хламидиоз, уреаплазмоз, вирус герпеса, краснухи и т.д.)
  • Несовместимость резус фактора матери и плода с развитием «резус-конфликта»
  • Взаимодействие с токсическими агентами во время беременности (лакокрасочное производство, хлорсодержащие вещества и т.д.)
  • Токсикозы беременности, инфекционные, эндокринные, хронические соматические заболевания (внутренних органов) матери.
  • Другие факторы, влияющие на формирование и развитие центральной нервной системы

В большинстве случаев толчок развитию детского церебрального паралича дает воздействие сразу нескольких факторов. Своевременная диагностика, профилактика и лечение неврологических патологий, напротив, снижают вероятность развития ДЦП.

Детский церебральный паралич. формы

Как отмечалось выше, ДЦП обусловлено органическими повреждениями коры головного мозга. Признаки детского церебрального паралича указывают на повреждение конкретной зоны головного мозга. По типу неврологических проблем и участков повреждения центральной нервной системы определяют формы детского церебрального паралича.

1. Спастическая диплегия (di-два, plesso—поражаю) — обширное поражение клеток мозга, контролирующих движения конечностей, в обоих полушариях большого мозга. Дети с этим диагнозом начинают сидеть и ходить в более позднем возрасте, у них наблюдается повышение мышечного тонуса конечностей, чаще ног. Возможно протекание болезни на фоне задержки психического развития. Судороги наблюдаются реже, чем при других формах детского церебрального паралича.

Зона повреждения: пирамидный путь (отростки двигательных клеток коры головного мозга на уровне спинного мозга либо подкорковых и стволовых структур).

2. Спастическая гемиплегия (от греч. hemi—полу-, половина и plesso—поражаю), буквально: односторонний паралич мышц. У ребенка наблюдается повышение тонуса на одной стороне тела, чаще изменениям подвержены верхние конечности. Ручка согнута во всех суставах и прижата к туловищу. Интеллект чаще всего сохранен или не резко снижен.

Зона поражения: двигательные клетки моторной зоны коры противоположного полушария.

3. Двойная гемиплегия. К признакам детского церебрального паралича этого вида относят: повышение мышечного тонуса и двигательные нарушения во всех конечностях. Могут наблюдаться: расстройства глотания, сосания, дефекты речи. Вследствие ограниченной подвижности малыша может развиться задержка психоречевого развития.

Зоны поражения: двигательные клетки моторных зон коры обоих полушарий.

4. Атонико-астатический синдром. Дети с детским церебральным параличом этого вида имеют сниженный мышечный тонус и мышечную слабость. У малышей медленно вырабатываются статические навыки, такие как удержание головы, умение сидеть, стоять; динамические навыки: ходить, бегать, четко брать предметы и т.д. 

Зона поражения: мозжечок, лобные отделы головного мозга, либо соединяющие их пути.

5. ДЦП. Гиперкинетическая форма. Дети с детским церебральным параличом гиперкинетической формы имеют изменчивый мышечный тонус. Движения конечностей неловкие с излишними двигательными реакциями. Бывают непроизвольные мышечные спазмы в мышцах шеи, лица, рук и ног. Часто эту форму ДЦП сопровождают речевые расстройства. Зона поражения: подкорковые образования (стриопаллидарная система).

 

Причины детского церебрального паралича, как правило, многопланово воздействуют на организм в перинатальном периоде и у малышей отмечается поражения нервной системы на нескольких уровнях. Поэтому в большинстве случаев отмечают признаки детского церебрального паралича смешанного типа. Диагноз ставят по максимально выраженным признакам.

Какие существуют методы лечения ДЦП (детского церебрального паралича)? В Центре Педиатрии и Неврологии применяют комплексный подход к лечению ДЦП. В каждом конкретном случае лечение подбирается индивидуально после обязательного предварительного обследования ребенка. 

Читать отзывы

Сразу после рождения сын не совершал никаких движений, только плакал и спал. Врачи признали угрозу ДЦП, но помогать отказывались. Но в Дети Индиго нам помогли и поставили моего сына на ноги!

Читать отзыв полностью >>

Истории семей, которые воспитывают детей с ДЦП, что такое ДЦП и почему он появляется, можно ли вылечить детский церебральный паралич | НГС

Я всё время искал смысл жизни, а этот парень дал мне понять, что смысл жизни в самой жизни. Мы ее не видим, мы живем в страхах и иллюзиях. Я смотрю на других родителей — они ругают детей за то, что они чего-то там не выучили, что они бегают, ломают что-то. Говорю: «Лёва, иди сломай хоть что-нибудь. Я самый счастливый буду, если ты куда-нибудь залезешь, дойдешь и сломаешь». Родителей не устраивают дети, которые не выигрывают в спорте, потому что они свои хотелки, свои страхи проецируют на них. А для меня счастье — это за руку с ребенком пройтись хотя бы раз.

Это не болезнь, это форма жизни такая. Эти ребята чему учат? Они умеют просто любить. Если он выражает эмоцию, то делает это честно и открыто. А мы боимся, что в нас плюнут, ударят за откровенность. Лёва научил меня быть настоящим. Не прятаться за вещи, должности, одежду. Он появился, и я ему благодарен. Физически мне стало тяжелее, но духовно — легче. Я счастлив, я живу этим. Таких деток всё больше и больше Бог посылает, я думаю, не просто так. Человек должен научиться любви. И исправлять в этой жизни ничего не надо.

Я долго пытался его исправить. Мы с ним по пять часов тренировались. Я его три раза учил ползать. Он ползал по квартире на руках, а потом — откат назад. Будто ничего нет. Если бы я пил, я бы тогда спился. Я не понимал — ты пашешь, тебе за эту работу деньги не платят. Просто встаешь, смотришь на него и берешь себя в руки. Он на меня смотрел и сразу плакал, уже понимал, что сейчас начнется. Мы часами с ним занимались. А потом я понял — да я же исправить его пытаюсь. Я? Да я с собой не могу разобраться. Зачем мне его исправлять?

И мы сменили тактику. Мы не вылечить его собираемся, мы просто живем. Когда ты с чем-то борешься, то ты всегда врага своего начиняешь этой силой. А нет никакого врага. Это я считаю, что я хочу для него блага. Но на самом деле я и себя спасаю, и семье облегчения хочу. Но для него-то это всё нормально. Когда такой замечательный ребенок приходит — его все носят, вокруг него бегают, на ушах стоят. И ему нравится жизнь, он счастлив и так.

Скрининг и диагностика церебрального паралича

Диагностика церебрального паралича в раннем возрасте важна для благополучия детей и их семей. Диагностика CP может происходить в несколько этапов:

  • Мониторинг развития
  • Скрининг развития
  • Медицинские осмотры и обследования

Мониторинг развития

Мониторинг развития (также называемый наблюдением) означает отслеживание роста и развития ребенка с течением времени.При каждом посещении детского кабинета врач следит за развитием ребенка. Врач делает это, спрашивая родителей, есть ли у них какие-либо опасения по поводу развития своего ребенка, берет или обновляет историю развития ребенка и наблюдает за ребенком во время экзамена, чтобы увидеть, как он или она двигается.

Для врачей важно следить за развитием всех детей, особенно тех, кто подвержен более высокому риску развития проблем из-за преждевременных родов или низкой массы тела при рождении.

Если во время наблюдения возникают какие-либо опасения по поводу развития ребенка, то необходимо как можно скорее пройти тест на его развитие.

Обследование развития

Во время скрининга развития проводится короткий тест, чтобы определить, есть ли у ребенка определенные задержки в развитии, такие как задержка моторики или движения. Некоторые скрининговые тесты на развитие имеют форму интервью или анкет, заполняемых родителями, другие — это тесты, которые врач дает ребенку. Американская академия педиатрии рекомендует, чтобы все дети проходили скрининг на задержку развития во время регулярных посещений врача по адресу:

  • 9 месяцев
  • 18 месяцев
  • 24 или 30 месяцев

Когда ребенку исполняется 9 месяцев, многие проблемы, связанные с движением, можно легко увидеть.Однако легкие задержки движений, которые не были обнаружены при 9-месячном обследовании, может быть легче увидеть, когда ребенку исполнится 18 месяцев. К 30-месячному возрасту у ребенка обнаруживается задержка движений.

Скрининг-тест на развитие также может проводиться всякий раз, когда родители ребенка, врач или другие лица, занимающиеся уходом за ребенком, обеспокоены его развитием. Если результаты скринингового теста вызывают беспокойство, врач направит его по адресу:

  • Квалификационные и медицинские осмотры

И

Медицинские осмотры и обследования развития

Целью оценки развития является диагностика конкретного типа расстройства, которым страдает ребенок.Чтобы оценить двигательные или двигательные задержки, врач внимательно изучит двигательные навыки ребенка, мышечный тонус, рефлексы и осанку, а также тщательно изучит историю болезни родителей. Врач постарается исключить другие расстройства, которые могут вызвать аналогичные проблемы.

Потому что многие дети с ДЦП также имеют связанные с этим нарушения развития, такие как умственная отсталость; судороги; или проблемы со зрением, слухом или речью, важно также обследовать ребенка, чтобы обнаружить эти нарушения.

Оценка развития может проводиться лечащим врачом или специалистом. К специалистам, которые могут провести этот тип оценки развития, относятся:

  • Педиатры, занимающиеся вопросами развития или педиатры, занимающиеся вопросами неврологического развития (врачи, имеющие специальную подготовку в области развития детей и оценки работы с детьми с проблемами развития).
  • Детские неврологи (врачи, специализирующиеся на детских заболеваниях головного мозга, позвоночника и нервов).
  • Детские физиотерапевты или педиатры-реабилитологи (врачи со специальной подготовкой в ​​области физической медицины и реабилитации для детей).

В дополнение к оценке развития могут быть выполнены дополнительные тесты для поиска причины ХП. Специалисты могут предложить тесты на визуализацию мозга, такие как рентгеновская компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ). Также могут быть выполнены электроэнцефалограмма (ЭЭГ), генетическое тестирование или метаболическое тестирование, или их комбинация.

ХП обычно диагностируется в течение первого или второго года после рождения. Но если симптомы у ребенка легкие, иногда трудно поставить диагноз, пока ребенок не станет на несколько лет старше.

Посетите страницу с информацией о церебральном параличе Национального института неврологических заболеваний и инсульта (NINDS), чтобы узнать больше о том, как диагностируется церебральный паралич. Внешний значок

Если вас это беспокоит

Если вы считаете, что ваш ребенок не достигает основных этапов движения или у него может быть КП, обратитесь к врачу или медсестре и поделитесь своими опасениями. .

Если вы или ваш врач по-прежнему обеспокоены, попросите направление к специалисту , который проведет более глубокое обследование вашего ребенка и поможет поставить диагноз.

В то же время позвоните в государственную систему дошкольного воспитания вашего штата и запросите бесплатную оценку, чтобы выяснить, соответствует ли ваш ребенок критериям для получения услуг по вмешательству. Иногда это называется оценкой Детский поиск . Вам не нужно ждать направления врача или медицинского диагноза, чтобы позвонить по этому телефону.

Куда обращаться за бесплатной оценкой от штата, зависит от возраста вашего ребенка:

  • Если вашему ребенку еще нет трех лет, обратитесь в местную систему раннего вмешательства.
    Вы можете найти подходящую контактную информацию для своего штата, позвонив в Центр технической помощи детям младшего возраста (ECTA) по телефону 919-962-2001 или посетив внешний значок веб-сайта ECTA.
  • Если вашему ребенку 3 года или больше, обратитесь в местную государственную школьную систему.
    Даже если ваш ребенок еще недостаточно взрослый для детского сада или поступил в государственную школу, позвоните в местную начальную школу или совет по образованию и попросите поговорить с кем-нибудь, кто может помочь вам в оценке вашего ребенка.
    Если вы не знаете, к кому обратиться, позвоните в Центр технической поддержки детей младшего возраста (ECTA) по телефону 919-962-2001 или посетите внешний значок веб-сайта ECTA.

Подробнее о раннем вмешательстве

реальных историй людей, живущих с церебральным параличом

История Сэнди

Сэнди — родитель ребенка с церебральным параличом и председатель правления Gio’s Gardenexternal icon, некоммерческой организации в Висконсине, миссия которой состоит в том, чтобы воспитывать и укреплять семьи с детьми с особыми потребностями, расширяя их доступ к услугам.Прежде чем стать полноценной матерью и защитником, Сэнди в течение 14 лет занималась исследованиями депрессии.

«Каждый аспект нашей жизни формируется более чем 1200 часами в год, которые требуется, чтобы отвезти нашу дочь с церебральным параличом на более чем 200 приемов к 9 врачам и 5 терапевтам; заниматься страхованием; найти необходимое оборудование и услуги; проводить с ней терапию дома; решать ее поведенческие проблемы; уделять больше времени школьной работе; контролировать почти все, что она делает, чтобы поддерживать свою безопасность и максимизировать ее независимость; и выделите ей дополнительное время, чтобы делать то, что другие дети делают так быстро и легко.Это означает оставаться там, где у нас есть поддерживающая семья, и мы научились ориентироваться в системах; отказ от карьеры из-за нужд семьи; и стать защитником семей с детьми с особыми потребностями. Это заставило нас приобрести новые навыки и переориентировать нашу жизнь. Это сделало нас сознательными родителями, которые постоянно думают о том, как мы можем не допустить, чтобы потребности нашей дочери завладели нашей семьей, в то же время заботясь о том, чтобы потребности ее брата также были удовлетворены. Это сблизило нас как семью, научило нас ценить семью и сообщество и помогло нам научиться ценить каждую мелочь в наших детях.

Хотя церебральный паралич — это заболевание, которое может повлиять на все аспекты жизни человека, оно не определяет, кем является этот человек. Он или она по-прежнему хочет высокого качества жизни, и родители детей с церебральным параличом хотят того же и делать со своими детьми то же самое, что и другие родители ». Появление ребенка с особыми потребностями изменило все: потому что теперь я знаю Эффект от воспитания ребенка с особыми потребностями сказывается на всей семье и насколько трудно узнать о множестве необходимых услуг и получить доступ к ним, я чувствую себя обязанным помогать другим семьям в этом процессе, как только могу.У нас с мужем есть все преимущества, на которые может надеяться родитель ребенка с особыми потребностями — поддержка со стороны семьи и друзей, соответствующее образование и обучение, хороший доход и хорошая страховка — но мы все еще сталкиваемся с трудностями. Если нам это нелегко, как это делают семьи, которым не так повезло, как нам? И как я мог сидеть сложа руки и смотреть, как это происходит, когда в центре внимания моей карьеры, которую я бросил ради семьи с особыми потребностями, были устойчивость, стресс и способность справляться с трудностями?

CDC благодарит Сэнди за то, что она поделилась своей личной историей. .

История Синтии

«Это безнадежно?» — спросила Синтия Фрисина Грей, узнав о диагнозе церебрального паралича, поставленном ее дочери в 2001 году. Синтия знала, что у Кэтрин могут быть проблемы — она ​​родилась преждевременно, — но она никогда не представляла, какие трудности ждут впереди.

Хотя сначала она казалась нормальной, через несколько месяцев Синтия начала замечать, что иногда Кэтрин казалась очень гибкой, почти как тряпичная кукла. В других случаях казалось, что она застыла.«Я знала, что она не достигает тех же этапов роста и развития моторики, как моя старшая дочь», — сказала Синтия.

Спустя несколько посещений врача ей наконец поставили диагноз церебральный паралич. Синтия сразу же пошла в Интернет в поисках всего и вся о церебральном параличе. Она была разочарована той ограниченной информацией, которую она могла найти, которая конкретно касалась потребностей родителей.

Синтия выразила свое разочарование хирургу-ортопеду Кэтрин, который связал Синтию с другим родителем ребенка с церебральным параличом: Анной Мари Чэмпион.Синтия и Анна Мари решили понять, как они могут помочь другим семьям рассказать о профилактике и лечении. Но они не знали, с чего начать. Они читали о расщеплении позвоночника, инвалидизирующем врожденном дефекте позвоночника, и об открытии того, что фолиевая кислота может помочь уменьшить его. «Это то, что мы хотим — наша« фолиевая кислота »- то, что могло бы помочь предотвратить церебральный паралич, — сказала Синтия. «Мы выяснили, что нельзя предотвратить и лечить церебральный паралич, не понимая его первопричин». Отслеживание количества детей с церебральным параличом — это первый шаг к пониманию характеристик и поиску первопричин.

«Наблюдать, как Кэтрин переживает боль после двух крупных ортопедических операций в таком молодом возрасте, тяжело, но мы знаем, что это необходимо, чтобы помочь ей ходить», — сказала Синтия. Сегодня Кэтрин процветает, но ее мать знает, что впереди ее ждет много проблем. «Как и все родители, я надеюсь и мечтаю о том, чтобы моя дочь побывала в колледже и у нее была полноценная жизнь», — сказала Синтия. «Я также надеюсь, что однажды мы узнаем, что вызывает церебральный паралич, и сможем помочь другим».

CDC благодарит Cynthia и Reaching за иконку Starsexternal за то, что они поделились этой личной историей.

История Далилы

«У меня легкая спастическая диплегия. Мой церебральный паралич (ДЦП) сделал меня тем, кем я являюсь сегодня. Он показал мне, что есть сила в слабых и в мире, полном чужаков.

Поскольку я рос, не подозревая о диагнозе ДЦП, я в молодости осознавал только тот факт, что мои жесткие мышцы заставляли меня ходить прямо и на большие расстояния, носить определенную обувь и участвовать в активной деятельности. Теперь я понимаю, что эти трудности сильно усугублялись вызываемыми ими негативными эмоциями.Ощущение, что я не вписываюсь, и трата энергии, чтобы попытаться замаскировать этот факт, причиняли больше боли, чем ощутимые физические боли. Я не совсем понимал, почему мое тело не может двигаться так, как большинство детей, и мое замешательство только ухудшило мое восприятие.

В качестве механизма преодоления я игнорировал свои обязанности по растяжке мышц ног. Я надеялся, что если я не осознаю своих проблем, то, может быть, однажды они просто исчезнут. Я уверен, что я бы не увеличил гибкость своих мышц без поддержки моей семьи и их напоминаний о растяжке.Моя мама водила меня на сеансы физиотерапии каждую неделю, а мой старший брат Кристофер помог сделать назначенные мне растяжки частью моего распорядка. Кристофер, спортсмен, понимал преимущества и выгоды, полученные от упражнений и нацеливания на определенные мышцы с целью их укрепления. Мы с ним регулярно смотрели телевизор в гостиной; он использовал время, чтобы потянуться, и приглашал меня тоже. В то время я чувствовал, что мое состояние уже победило меня, и поэтому завершать растяжки казалось бессмысленным.Но долгое время эта гостиная рядом с моим старшим братом была единственным местом, где я чувствовал себя комфортно, выполняя назначенные мне отрезки, потому что это было единственное место, где я не чувствовал себя одиноким в моем путешествии. Кристофер дал мне именно то, что мне было тогда нужно — смелости , чтобы работать над собой.

Узнав, что я являюсь частью внешнего значка сообщества CP, я узнал, что CP не выглядит одинаково у всех диагностированных людей. «Детский церебральный паралич» — это широкий термин, используемый для описания различных состояний.Например, у людей с квадриплегией поражаются как руки, так и ноги; у людей с гемиплегией поражена только одна сторона тела; а у пациентов с диплегией поражаются обе ноги. Кроме того, существуют различные типы, такие как спастический CP, который описывает напряженные мышцы, дискинетический CP, который указывает на спазмы, и атаксический CP, который описывает дрожь. Я бы порекомендовал членам семей людей с ХП использовать доступные ресурсы, такие как Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC), чтобы оставаться в курсе последних статистических данных и использовать эту информацию на благо своих близких.Однако не менее важно, что я также предлагаю им сделать то же, что и мой брат: просто будет там любым возможным способом.

Я основал Комитет молодых специалистов (YPC) в рамках Международного исследовательского фонда церебрального паралича (CPIRF), чтобы быть примером для других молодых людей, которые могут не осознавать, что ДЦП является идиосинкразическим заболеванием. Обнаружение моего КП помогло мне понять, что я сильный. Я надеюсь, что моя работа в ЕПК поможет другим людям, пострадавшим от КП, обрести силу и мужество.Меня постоянно вдохновляет возможность изменить ситуацию к лучшему и потенциально улучшить жизнь других с помощью CP. Я надеюсь, что наступит день, когда людей с CP будут понимать и принимать не только те, кто так или иначе связан с этим, но и широкая публика ».

История Сэма

В 2011 году сильный ледяной шторм обрушился на Средний Запад, оставив Мэри и ее семью без электричества, тепла и надежной машины. Сын Мэри, Сэм, страдает спастическим параличом конечностей, параличом конечностей, церебральным параличом. Детский церебральный паралич — это группа заболеваний, которые могут повлиять на способность человека двигаться, сохранять равновесие и осанку.Сэму требуется специальная инвалидная коляска и фургон, оборудованный для инвалидных колясок, чтобы передвигаться с места на место. Но во время ледяной бури фургон Мэри был поврежден, и она не смогла отвезти сына в место, где он мог получить надлежащую медицинскую помощь в безопасных условиях.

Мэри быстро обратилась за помощью в местное сообщество. «В тот день я позвонила в офис шерифа, и мне сказали отвезти его в больницу», — говорит она. Вскоре она поняла, что не существует плана действий в чрезвычайных ситуациях, чтобы обеспечить транспортировку людей в инвалидных колясках, чтобы помочь им добраться до приютов или больниц.Без транспорта Мэри и Сэм остались в своем доме. Мэри призывает семьи с ребенком, нуждающимся в особом медицинском обслуживании, который может столкнуться с аналогичными чрезвычайными ситуациями, разработать план побега. « Имейте четкий план транспортировки и безопасное место, где можно позаботиться о вашем ребенке».

CDC благодарит Мэри и Family Voicesexternal icon за то, что поделились этой личной историей.

Если вы хотите поделиться своей личной историей, свяжитесь с нами по адресу cdcinfo @ cdc.gov

Детский церебральный паралич — HealthyChildren.org

Автор: ДжоДжо Ян, доктор медицины и Кортни Дж. Вустхофф, доктор медицины, магистратура, FAAP

Дети с церебральным параличом не могут контролировать свои движения. Это происходит из-за травмы головного мозга или аномального развития мозга в раннем возрасте или до рождения. Это наиболее распространенная инвалидность, которая влияет на моторику ребенка.

Как церебральный паралич влияет на детей?

Детский церебральный паралич поражает по-разному.Некоторые дети с церебральным параличом легкой степени учатся ходить и бегать, но могут делать это немного позже, чем другие дети. Другие дети с церебральным параличом могут научиться ходить с помощью приспособлений, таких как ходунки или скобы для ног. Третьи могут использовать инвалидную коляску. Некоторым детям из-за церебрального паралича трудно есть или говорить, потому что им трудно контролировать движения, необходимые для выполнения этих действий.

Тип детского церебрального паралича может быть связан с тем, какие части мозга были повреждены в раннем возрасте.Если вашему ребенку поставлен диагноз церебральный паралич, важно сообщить диагноз врачам, терапевтам и школьному персоналу, чтобы помочь вашему ребенку пройти лечение и оказать ему поддержку.

Хотя церебральный паралич влияет на моторный контроль, он отличается от интеллекта или других функций мозга. Ребенок может быть очень сообразительным, даже если CP мешает ему контролировать некоторые движения.

Какие признаки детского церебрального паралича?

Первым признаком того, что у ребенка может быть церебральный паралич, обычно моторная задержка, например, поздно научиться сидеть или ходить.Если у ребенка имеется известный риск церебрального паралича из-за ранней черепно-мозговой травмы, иногда планируются специальные проверки развития для выявления ранних признаков этого состояния. В других случаях семьи или педиатры могут первыми заметить задержку моторики у ребенка. Если у вас есть какие-либо опасения по поводу развития вашего ребенка, поговорите со своим педиатром.

Детский церебральный паралич может проявляться разными способами:

  • Спастичность — повышение мышечного тонуса.Это означает ненормальное напряжение в мышцах ребенка. При определенных растяжках может ощущаться стеснение. Напряжение есть даже тогда, когда мышцы отдыхают. Из-за спастичности руки остаются плотно прижатыми к телу или ноги становятся жесткими из-за проблем сгибания.

  • Гипотония — низкий мышечный тонус. Это может проявляться как вялость в мышцах. У детей с гипотонией могут возникнуть проблемы с сидением или поднятием головы.

  • Diplegia — проблема с контролем обеих ног.В некоторых случаях это может затруднить ходьбу.

  • Hemiplegia — проблема с перемещением одной стороны тела. У детей с гемиплегическим церебральным параличом могут возникнуть проблемы с использованием руки и ноги как с левой, так и с правой стороны.

  • Дистония — это когда мышцы сокращаются неконтролируемым образом. Это может вызвать мышечные спазмы или непроизвольные движения.

Что вызывает церебральный паралич?

Есть разные причины, по которым у ребенка может развиться церебральный паралич, в том числе:

  • Преждевременные роды. Это самая частая причина церебрального паралича в США.

  • Проблемы со здоровьем во время беременности или во время рождения ребенка.

  • Заболевания или травмы новорожденного или младенца, такие как очень тяжелая желтуха, инсульты или инфекции головного мозга.

Детям с церебральным параличом может быть рекомендовано МРТ (магнитно-резонансное изображение), чтобы определить наличие травмы головного мозга.В других случаях может оказаться полезным генетическое тестирование. Ваш педиатр может работать со специалистом, например педиатром по развитию или детским неврологом, чтобы помочь семьям спланировать эти тесты.

Как лечится церебральный паралич?

Детский церебральный паралич — хроническая хроническая проблема со здоровьем. Не существует лекарства, которое могло бы заставить его полностью исчезнуть, но есть способы помочь ребенку с церебральным параличом выздороветь. Физическая и профессиональная терапия, лекарства и вспомогательные устройства, такие как скобки, могут помочь ребенку полностью раскрыть свой потенциал.Лечение поддерживает мозг, способствует развитию и предотвращает осложнения.

  • Раннее вмешательство. Программы раннего вмешательства могут помочь отстающим в развитии младенцам. В команду могут входить специалисты по поведению, физиотерапевты, медсестры и социальные работники. Они учат семьи упражнениям и дают советы, которые помогут ребенку освоить новые навыки.

  • Физиотерапия. Физиотерапевты — это специалисты, которые работают с детьми над упражнениями на растяжку и укрепление.Они помогают ребенку научиться новым движениям, таким как переворачивание, сидение или ходьба.

  • Трудотерапия. Эти специалисты помогают детям научиться выполнять повседневные задачи. Они используют комбинацию упражнений и придумывают способы решения проблем.

  • Логопедия. Логопеды могут помочь детям научиться говорить и другим способам общения

  • Вспомогательные устройства. Детям с церебральным параличом может быть полезно различное оборудование. Ортезы для ног могут поддерживать их ноги, когда они учатся ходить. Подтяжки для рук могут поддерживать руки или кисти в нормальном положении. Другие типы вспомогательных устройств включают коммуникационные клавиатуры, специальные инвалидные коляски и стулья, которые помогают сидеть.

  • Лекарства. Лекарства могут помочь, когда лечения недостаточно. Сюда могут входить лекарства, помогающие при мышечной спастичности, или инъекции для расслабления определенных мышц.Это может помочь ребенку пройти курс лечения.

Сохранение здоровья детей с церебральным параличом

Ваш педиатр и медицинская бригада также помогут сохранить здоровье вашего ребенка, отслеживая любые медицинские проблемы, которые иногда сопровождаются церебральным параличом. Постоянный уход также может помочь предотвратить осложнения.

  • Проблемы, связанные с детским церебральным параличом. Каждый ребенок индивидуален. Некоторым детям с церебральным параличом могут потребоваться дополнительные обследования, чтобы выявить проблемы, которые могут возникнуть вместе с церебральным параличом.Это могут быть проблемы с обучением, судороги / эпилепсия, проблемы со зрением и потеря слуха. Ваш педиатр поможет вам составить план для вашего ребенка.

  • Профилактика суставных и костных осложнений. У детей, которые мало двигаются, особенно которые проводят много времени в одном и том же положении, могут развиться «контрактуры». Это когда суставы застревают в одном положении. Растяжение может помочь предотвратить это осложнение. Дети, которые не стоят или ходьба также подвержена риску низкой плотности костей (остеопения) и сколиоза (слишком сильное искривление позвоночника).Ваш педиатр и другие члены медицинской бригады помогут выявить любые проблемы на раннем этапе и помогут разработать планы по предотвращению или лечению этих осложнений.

О докторе Янге

Цянь-Чжоу (ДжоДжо) Ян, доктор медицины , специалист по детской эпилепсии и доцент неврологии Университета Северной Каролины, Чапел-Хилл. Она специализируется на уходе за детьми со сложной эпилепсией и включает подходы интегративной медицины к общим неврологическим проблемам.Она является членом секции неврологии AAP.

О докторе Вустхоффе

Кортни Дж. Вустхофф, доктор медицины, магистр медицины, FAAP , детский невролог, практикующий в Стэнфордском отделении здоровья детей. Она доцент кафедры неврологии и педиатрии (неонатальная медицина) Стэнфордской школы медицины. Ее работа сосредоточена на уходе за младенцами с неврологическими заболеваниями. Она работает в секции неврологии AAP и имеет возможность выступать на мероприятиях AAP CME.

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

Причины, симптомы, диагностика и лечение

Детский церебральный паралич (sera brul PAUL zee) (ЦП) — это повреждение или аномалия развивающегося мозга, влияющая на движение.Это означает, что что-то случилось с мозгом или мозг не развивался нормально. Травма или отклонение от нормы, вызвавшие ХП, со временем не ухудшаются. По мере роста вашего ребенка функции могут меняться. Это не значит, что мозгу становится хуже.

По оценкам, от 8 000 до 10 000 младенцев, рожденных каждый год, будут иметь ХП.

Причины

Повреждение или аномалия развивающегося мозга является причиной ХП. Иногда инфекция, тромбы, недоношенность, генетические проблемы или недостаток кислорода могут вызвать ХП.Часто причина неизвестна. Нет известного лекарства от ХП, но симптомы можно контролировать с помощью растяжки в домашних условиях, физиотерапии, трудотерапии, логопедии, фиксации, лекарств и хирургии.

Признаки КП

ЦП можно описать по количеству задействованных конечностей ( Рисунок 1 ).

  • Квадриплегия (kwa drha PLEE jik) : поражены обе руки и обе ноги (4 конечности). Это НЕ обязательно означает, что ребенок вообще не может двигать руками и ногами, просто задействованы обе руки и обе ноги.

  • Hemiplegic (heem uh PLEE jik): Поражаются одна рука и одна нога (2 конечности) с одной стороны.

  • Diplegic (краситель PLEE jik): Задействованы обе ноги.

  • Triplegic (попробуйте PLEE jik): Поражаются обе ноги и одна рука (3 конечности).

CP также можно описать по типу движения пораженных конечностей.

  • Спастичность (СПАС-тик): Спастичность — это сопротивление движению, зависящее от скорости.Это означает, что чем быстрее вы пытаетесь растянуть сустав, тем большее сопротивление вы чувствуете. У ребенка с ДЦП повышен мышечный тонус, и мышцы могут ощущаться «напряженными» или «скованными».

  • Гипотонический (привет po TAHN ick): Это означает, что у ребенка с ДЦП низкий мышечный тонус. Конечности могут казаться «гибкими».

  • Атетоид (игрушка ATHE): Это означает, что у ребенка с ДЦП повторяющиеся скручивания и повороты конечностей.Это тонкие бесполезные движения. Детям с ДЦП часто трудно контролировать свои движения.

  • Типы большинства детей с ДЦП частично совпадают; однако обычно наиболее примечательным является один тип. Например, у ребенка со спастическим ДЦП может быть повышенный мышечный тонус конечностей, но низкий мышечный тонус (гипотония) мышц шеи и туловища.

Диагностика

  • Отсутствие вех в развитии может быть первым признаком задержки развития.Отсутствие вех в моторном (двигательном) развитии может быть первым признаком того, что у ребенка есть церебральный паралич. Нормальное развитие обычно происходит в разном возрасте. Например, нормально развивающийся ребенок будет ходить самостоятельно в возрасте от 9 до 15 месяцев.

  • Некоторые дети с церебральным параличом могут рано достичь вехи. Например, ребенок с односторонним (гемиплегическим) ДЦП может кататься раньше, чем через 6 месяцев, потому что одна сторона жесткая. Если вы чувствуете, что вашему ребенку не хватает вех, поговорите с его педиатром.

  • CP диагностируется на основании того, что врач вашего ребенка обнаружит во время осмотра. Диагноз ставится на основании истории болезни вашего ребенка и медицинского осмотра. Врач вашего ребенка также может сделать МРТ, чтобы проверить мозг вашего ребенка.

  • МРТ покажет, как выглядят части мозга, а не то, что ваш ребенок может делать. Врач вашего ребенка увидит, что он может делать во время обследования. Вашему ребенку все равно может быть поставлен диагноз ХП, даже если результаты МРТ в норме.

  • МРТ может показать структуру мозга, но не то, насколько хорошо он работает. У детей с ДЦП проблемы с работой мозга.

  • Хотя диагноз ХП основан на изменениях движений, травмы и аномалии головного мозга могут иметь и другие последствия. У некоторых детей с ХП могут быть изменения:

    • Изъятия

    • Поведение

    • Ощущение (зрение, слух и т. Д.)

    • Восприятие (понимание и использование сенсорной информации)

    • Познание (способность обращать внимание и учиться)

    • Коммуникация (способность понимать и использовать язык)

Лечебные процедуры

Каждый ребенок с CP уникален. Лечение ориентировано на потребности вашего ребенка и его физические проблемы.

  • Растяжка в домашних условиях: Растяжка помогает мышцам быть более расслабленными и менее спастичными. Это также может помочь увеличить подвижность вашего ребенка. Растяжка наиболее эффективна, если делать ее ежедневно.

  • Терапия: Физическая, трудотерапия и логопедия помогают вашему ребенку улучшить речь и движения.

  • Раскосы: Раскосы используются для поддержки и позиционирования сустава.Это помогает правильно двигать суставы. Он сохраняет суставы в правильном положении, чтобы предотвратить травмы суставов. Подтяжки названы в честь той части тела, которую они поддерживают.

    • Ортез на голеностопный сустав (AFO) — это скоба, поддерживающая стопу и лодыжку. Ортез поднимается чуть ниже колена.

    • Верхний маллеолярный ортез (SMO) — это скоба, которая поддерживает стопу и пяточную кость. Ортез подходит чуть выше лодыжки.

  • Лекарство: Большинство лекарств, используемых при ХП, используются для уменьшения спастичности. Лечащий врач вашего ребенка решит, какие лекарства лучше всего. Некоторые из этих лекарств:

    • Баклофен (Лиорезал)

    • Диазепам (валиум)

    • Ботулотоксин (Ботокс)

    • Дантролен (Дантриум)

Часто задаваемые вопросы

Сможет ли мой ребенок ходить?

Каждый ребенок с КП индивидуален.Поскольку ДЦП представляет очень широкий круг людей, трудно сказать, что конкретный ребенок с ДЦП сможет делать в будущем. Когда вашему ребенку около пяти лет, врач может лучше решить, что делать, но это никогда не бывает уверенным. Некоторые дети с диплегией не ходят до 4-6 лет.

А как насчет контрактуры и спастичности?

Контрактуры можно рассматривать так, как будто мышца представляет собой короткий кусок веревки; неважно, как быстро вы пытаетесь растянуть мышцу.Останавливается там же. Контрактура — это фиксированное сокращение длины мышцы. Контрактуры часто возникают, когда мышцы не растягиваются и становятся слишком короткими, чтобы полностью разогнуть сустав (например, голеностопный или коленный). Контрактуры часто становятся заметными после периодов роста, потому что кости обычно растут первыми, а мышцы тянутся.

Спастичность можно рассматривать, как если бы мышца была пружиной; чем быстрее вы растягиваете мышцу, тем больше у вас сопротивления и тем быстрее мышцы останавливаются.Растягивайте мышцу медленнее, чтобы вы могли растянуть ее дальше.

Важно решить, присутствует ли контрактура или спастичность, потому что лечение одного не помогает другому. Основные методы лечения контрактур — это растяжение, фиксация и хирургическое вмешательство. Во избежание хирургического вмешательства важно ежедневно выполнять растяжку в соответствии с указаниями врачей и терапевтов.

Члены команды

Есть много людей, которые помогут позаботиться о вашем ребенке. Могут быть доступны отдельные специалисты или группа поставщиков медицинских услуг, которые помогут вам с заботой о вашем ребенке на протяжении всей жизни.Команда предоставляет целостное представление о потребностях вашего ребенка.

Административный помощник: Административный помощник поддерживает команду с планированием встреч, сортировкой телефонных звонков и другими административными обязанностями.

Координатор по уходу: Координатор по уходу помогает родителям находить и координировать услуги, которые могут понадобиться их ребенку. Разработан план ухода, ориентированный на семью.

Медицинский помощник: Медицинский помощник поддерживает команду, выполняя такие задачи и процедуры, как измерение роста и веса, проверка показателей жизнедеятельности пациентов, а также введение лекарств и инъекций.

Медсестра: Медсестра обучена проводить тщательную оценку и разрабатывать план, чтобы помочь вашему ребенку оставаться здоровым и здоровым. Медсестра координирует уход, чтобы помочь улучшить состояние ребенка.

Диетолог: Диетолог обучен определять потребности ребенка в калориях и питании.

Эрготерапевт: Эрготерапевт занимается повседневной деятельностью (ADL), мелкой моторикой, почерком, координацией и укреплением верхних конечностей (рук).ADL включают купание, одевание и прием пищи.

Ортопед: Ортопед — это врач, обученный операциям на костях, суставах и мышцах. Для детей с ХП ортопед оценивает преимущества операции по удлинению мышц, защиту суставов от подвывиха и вывиха, реконструкцию суставов и выравнивание позвоночника для улучшения осанки.

Ортолог (или THO tist): Ортолог обучен изготовлению скоб, таких как AFO.

Педиатр: Педиатр — это врач, обученный уходу за детьми. Детям с ХП педиатр проводит диагностику и лечение всех детей, страдающих простудой, а также проблем, более распространенных при ХП, таких как запор. Педиатр также проверит основные этапы развития. Часто педиатр предоставляет ребенку медицинский дом и смотрит на «общую картину».

Физиатр: Физиатр (fizz EE at trist) или врач физической медицины и реабилитации (PM&R) — это врач, обученный улучшению функций.Для детей с ДЦП физииатр может оценить и контролировать спастичность; определить необходимость и прописать медицинское оборудование для облегчения ухода, безопасности и независимости; и оценить потребность в терапевтических мероприятиях, назначить их и направить их.

Физиотерапевт: Физиотерапевт работает над движением, балансом, координацией и укреплением нижних конечностей (ног), чтобы помочь ребенку с ДЦП повысить его или ее независимость и подвижность.

Социальный работник: Социальный работник обучен пропаганде, установлению связей и поддержке, чтобы помочь улучшить благополучие детей с ДЦП и их семей.

Патолог речевого языка: Патолог речевого языка занимается изучением языковых навыков, общения, вокализации и глотания. У детей с ДЦП могут быть задействованы речевые мышцы. Ребенок может использовать неречевые способы общения, такие как язык жестов и устройства для улучшения общения. Всегда сосредотачивайтесь на том, что может делать ваш ребенок. Помогите своему ребенку сделать все, что в его силах!

Обратитесь за помощью:

  • Баклофен (Лиорезал), HH-V-95
  • Диазепам (валиум), HH-V-162
  • Дантролен (Дантриум), HH-V-132
  • МРТ, HH-III-69

Детский церебральный паралич (PDF)

HH-I-220 5/02 Пересмотрено 14 мая Copyright 2002, Национальная детская больница

Как церебральный паралич влияет на людей?

Каждый третий ребенок с церебральным параличом не может ходить.Наибольшему риску подвержены те, кто страдает спастической квадриплегией, умственной отсталостью, эпилепсией, нарушением зрения и неспособностью самостоятельно сидеть в возрасте 2 лет.

Проблемы со связью

Детский церебральный паралич может повлиять на способность человека точно координировать работу мышц вокруг рта и языка, которые необходимы для речи. Скоординированное дыхание, необходимое для поддержки речи, также может быть нарушено, например некоторые люди могут говорить «с придыханием». Некоторые люди с церебральным параличом могут быть не в состоянии издавать какие-либо звуки, другие могут издавать звуки, но испытывают трудности с контролем своих движений, достаточным для того, чтобы произносить речь, ясную и понятную для других.Каждый четвертый человек с церебральным параличом не может говорить.

См .:

Боль

3 из 4 человек с церебральным параличом испытывают боль. Боль часто является результатом нарушений, связанных с церебральным параличом, например контрактуры, неправильные позы, дистония, разрушение кожи, подвывих бедра, гастроэзофагеальный рефлюкс и сколиоз. Эта боль может повлиять на поведение человека, его способность делать что-то для себя, спать и его социальные отношения. Люди могут избегать повседневных дел, которые важны для независимости, например, посещения школы и общественных мероприятий.Боль можно уменьшить, поэтому лучше проконсультироваться с врачом.

См .:

Проблемы с едой и питьем

Детский церебральный паралич может поражать мышцы, которые открывают и закрывают рот, а также двигают губами и языком. Некоторые люди с церебральным параличом могут испытывать трудности с пережевыванием и глотанием пищи и напитков — состояние, известное как дисфагия. Поскольку церебральный паралич часто влияет на мелкую моторику, многие люди не могут легко пользоваться столовыми приборами, держать чашку или переносить еду с тарелки в рот с помощью рук.Другие могут страдать от гастроэзофагеального рефлюкса, когда кислота из желудка поднимается в пищевод, что делает прием пищи неудобным или болезненным. Иногда это можно контролировать с помощью лекарств. 1 из 15 человек с церебральным параличом не могут принимать пищу через рот и нуждаются в кормлении через зонд.

См .:

Контроль слюны

Поскольку церебральный паралич может поражать мышцы вокруг рта, у каждого пятого ребенка с церебральным параличом наблюдается потеря слюны (также известная как подтекание, слюнотечение или сиалорея).Потеря слюны может быть более заметной, когда они сосредоточены на выполнении других задач.

Умственная отсталость

Каждый второй человек с церебральным параличом имеет умственную отсталость. Каждый пятый человек имеет умственную отсталость от умеренной до тяжелой. Как правило, чем больше у человека физическая неполноценность, тем выше вероятность того, что он будет иметь умственную отсталость. Однако есть люди с серьезными физическими недостатками, у которых нет умственной отсталости.И наоборот, могут быть люди с легкими физическими нарушениями и умственными недостатками.

Трудности в обучении

Дети с церебральным параличом могут испытывать определенные трудности в обучении. Они могут включать непродолжительное внимание, трудности с двигательным планированием (организация и последовательность движений), трудности с восприятием и языковые трудности. Это может повлиять на грамотность, счет и другие навыки и занятия в классе. На обучение также могут влиять трудности с мелкой и крупной моторикой, координацией и общением.Учащимся с церебральным параличом нужно прилагать больше усилий для концентрации на своих движениях и последовательности действий, чем другим, поэтому они могут быстрее устать.

Нарушение слуха

1 из 20 человек с церебральным параличом также имеет некоторый уровень нарушения слуха. 1 из 25 детей с церебральным параличом глух.

Нарушение зрения

Ухудшение зрения не редкость у людей с церебральным параличом. Дети с более тяжелыми формами церебрального паралича чаще других страдают миопией, отсутствием бинокулярного слияния, дискинетическим косоглазием (также известным как « повернутый глаз » или « косоглазие »), тяжелой дисфункцией взгляда и оптической нейропатией или церебральным нарушением зрения. .Каждый десятый ребенок с церебральным параличом слепой.

Поведение и эмоциональное благополучие

Каждый четвертый ребенок с церебральным параличом имеет проблемы с поведением. Наибольшему риску подвержены люди с умственной отсталостью, эпилепсией, сильной болью или более легкой степенью физической инвалидности. Проблемное поведение включает зависимость, упрямство, гиперактивность, тревогу или склонность к конфликту с группой сверстников или проявление антиобщественного поведения. Дети с церебральным параличом также могут иметь эмоциональные проблемы, такие как трудности с группой сверстников и сильные эмоциональные реакции на новые проблемы.Подростки и взрослые с церебральным параличом могут быть более склонны к депрессии и тревожным расстройствам.

См .:

Эпилепсия

Каждый четвертый ребенок с церебральным параличом страдает эпилепсией. У детей с церебральным параличом и умственной отсталостью заболеваемость эпилепсией выше — 48%. Судороги могут повлиять на речь, умственное и физическое функционирование. Медикаменты являются наиболее эффективным средством лечения эпилепсии, и детский врач или терапевт могут также порекомендовать модификации школьных опор и оборудования.Некоторые лекарства имеют побочные эффекты, вызывающие сонливость или раздражительность. И эпилепсия, и связанные с ней лекарства могут повлиять на поведение и концентрацию внимания человека.

Проблемы со сном

Каждый пятый ребенок с церебральным параличом страдает нарушением сна. Существует ряд факторов, способствующих этому, включая мышечные спазмы, связанные с церебральным параличом, другие формы скелетно-мышечной боли и снижение способности менять положение тела в ночное время. Известно также, что эпилепсия нарушает сон и может предрасполагать к нарушениям сна.Слепота или серьезное нарушение зрения могут повлиять на время и продолжительность сна из-за их влияния на секрецию мелатонина и отсутствие световосприятия.

См .:

Аномалии позвоночника и бедра

Аномалии позвоночника и бедер связаны с церебральным параличом и могут затруднять сидение, стоять и ходить, а также вызывать хроническую боль. У каждого третьего ребенка с церебральным параличом есть смещение бедра. Дети и взрослые с тяжелыми физическими недостатками или те, чье тело поражено с обеих сторон, подвержены большему риску проблем с бедром.Это означает, что люди, которые большую часть времени используют инвалидные коляски, больше подвержены риску возникновения проблем с бедрами, чем те, кто передвигается со вспомогательными устройствами или самостоятельно.

Контроль мочевого пузыря и кишечника

Воздержание и запор — проблема многих людей с церебральным параличом. У каждого четвертого ребенка с церебральным параличом есть проблемы с контролем над мочевым пузырем. Наибольшему риску подвержены дети с умственной отсталостью и / или тяжелой формой церебрального паралича. Отсутствие подвижности и трудности с приемом пищи могут предрасполагать людей с церебральным параличом к запорам.

Детский церебральный паралич | Сидарс-Синай

Не то, что вы ищете?

Что такое детский церебральный паралич?

Детский церебральный паралич (ДЦП) — это головной мозг. (неврологическое) расстройство, которое вызывает проблемы с нормальной двигательной функцией. Это пожизненное состояние, которое влияет на взаимодействие мозга и мышц. CP влияет на тело движение, мышечный контроль, координация, рефлексы, поза и равновесие.Эти проблемы вызваны повреждением или аномальным развитием определенных областей мозга. Но многие дети с ДЦП обладают нормальным интеллектом. CP может варьироваться по степени серьезности, но не со временем хуже. CP тоже не поправляется со временем. С диагностикой и лечением, дети могут научиться управлять своим состоянием.

Что вызывает ХП у ребенка?

CP возникает при ненормальном развитие или повреждение областей мозга, контролирующих двигательную функцию.Это может случаются до или во время родов (врожденный ХП). Большинство случаев ХП являются врожденными. Меньше обычно ХП может случиться после рождения. Это называется приобретенной CP и обычно происходит от инфекция или травма головы.

Во многих случаях точная причина ХП неизвестна. Это может быть результатом такой проблемы, как:

  • Недостаток кислорода в головном мозге
  • Генетическое состояние
  • Инфекция
  • Кровотечение в мозг
  • Тяжелая желтуха
  • Травма головы

Какие дети подвержены риску ХП?

Ребенок более подвержен риску ХП по любой из следующих причин:

  • Преждевременные роды
  • Воспаление плаценты или околоплодных вод в результате инфекции (хориоамнионит)
  • Нарушение свертывания крови
  • Очень низкий вес при рождении, особенно младше 3 лет.3 фунта
  • Заражение вирусом
  • Злоупотребление химическими веществами или веществами во время беременности
  • Кровотечение в мозг
  • Травма
  • Осложнения при родах, в редких случаях

Каковы симптомы ХП у ребенка?

Симптомы могут проявляться у каждого ребенка по-разному. У ребенка может быть мышечная слабость, плохой контроль моторики или дрожь (спастичность) рук или ног.У ребенка также может быть жесткость мышц в виде жестких ног или сжатых кулаков.

Симптомы зависят от того, какой тип ХП у ребенка. Типы и симптомы включают:

  • Спастическая диплегия. Di означает 2, это спастичность в большинстве случаев ноги, но иногда руки. Диплегию также называют параплегией.
  • Спастическая квадриплегия. Это также называется тетраплегией.Квадрат и тетра означают 4. Это спастичность всех рук и ног.
  • Спастическая гемиплегия. Хеми означает половину. Это спастичность это влияет на одну сторону тела, например на правую руку и правую ногу.
  • Спастическая двойная гемиплегия. Это спастичность на обоих стороны тела. Степень спастичности разная с каждой стороны.
  • Атетоид CP. Это также называется дискинетическим ХП. Это движение, которое невозможно контролировать (непроизвольное). Движение обычно скручивающее и жесткий.
  • Атаксический CP. Это влияет на баланс, приводя к неустойчивому гулять пешком. Это также влияет на мелкую моторику. Это мешает делать что-то например, письмо.

Младенцы с ХП часто медленно достигают вех в развитии моторики.Это может быть обучение переворачиванию, сидению, ползанию или ходьбе. Они также могут сохранять определенные рефлексы, которые обычно исчезают в раннем младенчестве.

У детей с ДЦП могут быть дополнительные проблемы. Но это не признаки или симптомы ХП. КП относится только к двигательной дисфункции. Дополнительные проблемы могут включать:

  • Изъятия
  • Проблемы со зрением, слухом или речью
  • Нарушения обучаемости и проблемы с поведением
  • Умственная отсталость
  • Респираторные заболевания
  • Проблемы с кишечником и мочевым пузырем
  • Проблемы с костями, включая сколиоз, искривление позвоночника вбок

Симптомы ХП могут быть такими же, как и при других состояниях здоровья.Убедитесь, что ваш ребенок посещает своего врача для постановки диагноза.

Как диагностируют ХП у ребенка?

Диагноз ХП обычно не ставится, пока ребенку не исполнится 6–12 месяцев. Это когда ребенок должен достигать вех в развитии. К ним относятся сидение, стояние и ходьба, а также контроль рук и головы. Врач спросит о симптомах и истории здоровья вашего ребенка. Он или она проведет медицинский осмотр вашего ребенка.

Ваш ребенок также может сдавать анализы, например:

  • Неврологический осмотр. Проверяет рефлексы, мозг и двигательная функция.
  • МРТ. В этом тесте визуализации используются большие магниты и компьютер. делать детальные изображения органов и тканей тела. Этот визуализирующий тест часто используется для оценки КП.
  • Исследования кормления. В этих тестах используются рентгеновские лучи или видео, чтобы увидеть что происходит с момента, когда еда попадает в рот ребенка, до момента, когда ребенок ласточки.
  • Электроэнцефалограмма (ЭЭГ). Проверяет электрическую активность в головном мозге.
  • Лабораторный анализ походки. Это показывает, как ваш ребенок ходит шаблон.
  • Компьютерная томография. В этом тесте используются рентгеновские лучи и компьютер, чтобы подробные изображения тела. Компьютерная томография показывает подробные изображения любой части тела, включая кости, мышцы, жир и органы. КТ-сканирование более детализировано, чем стандартные рентгеновские снимки.
  • Генетические исследования. Эти тесты направлены на определение состояния здоровья которые могут работать в семьях.
  • Метаболические тесты. Эти тесты проверяют отсутствие специфические ферменты, которые необходимы для поддержания нормального функционирования организма.

Как лечится детский церебральный паралич?

Лечение будет зависеть от симптомов, возраста и общего состояния вашего ребенка. Это также будет зависеть от степени тяжести состояния. ХП — неизлечимое заболевание на всю жизнь. В связи с этим лечащие врачи вашего ребенка будут работать по:

  • Предотвращение или уменьшение дефектов и проблем
  • Максимально используйте способности ребенка

Ребенка лечит медицинская бригада, которая может включать:

  • Педиатр или семейный врач. Это лечащий врач ребенка.
  • Хирург-ортопед. Это хирург, который лечит мышцы, связки, сухожилия и кости.
  • Невролог. Это здравоохранение Врач, занимающийся лечением заболеваний головного, спинного мозга и нервов.
  • Нейрохирург. Это здравоохранение Врач, занимающийся лечением головного и спинного мозга.
  • Офтальмолог. Это здравоохранение провайдер, который лечит проблемы с глазами.
  • Дантист. Это здравоохранение Врач, занимающийся лечением проблем рта и зубов.
  • Медсестра. Это поставщик медицинских услуг, который часто работает с другими поставщиками медицинских услуг.
  • Врач-физиотерапевт. Это здравоохранение провайдер, специализирующийся на физической медицине и реабилитации.
  • Ортопед. Это профессионал, который делает брекеты и шины.
  • Реабилитационная бригада. Сюда входят физиотерапевты, терапевты, логопеды и аудиологи.

Управление КП может включать:

  • Реабилитация
  • Средства позиционирования, помогающие ребенку сесть, лечь или встать
  • Подтяжки и шины для предотвращения деформации и поддержки или защиты
  • Лекарства, вводимые внутрь или для инъекций для уменьшения спастичности мышц
  • Операция по лечению ортопедических проблем, таких как искривление спины, вывих бедра, деформации голеностопного сустава и стопы, а также сокращение мышц
  • Операция по лечению спастичности

Обсудите с лечащим врачом вашего ребенка риски, преимущества и возможные побочные эффекты всех видов лечения.

Какие возможные осложнения ХП у ребенка?

Возможные осложнения сильно различаются от ребенка к ребенку. Лечение осложнений будет зависеть от симптомов, возраста и общего состояния вашего ребенка. Это также будет зависеть от того, насколько серьезным является состояние. Лечащий врач вашего ребенка обсудит с вами варианты лечения.

Как я могу предотвратить ХП у моего ребенка?

Потому что медицинские работники не полностью знать, что вызывает врожденный ХП, мало что можно сделать для его предотвращения.CP, связанные с генные проблемы предотвратить невозможно. Но вы можете сделать некоторые вещи, которые могут помочь уменьшить риск:

  • Будьте как можно более здоровыми раньше и во время беременности. Получите ранний и регулярный пренатальный уход.
  • Не курите во время беременности.
  • Сделайте прививку от некоторых болезней которые могут навредить развивающемуся ребенку.

После рождения приобретенный ХП часто возникает в результате инфекции или травмы.Некоторые из этих случаев можно предотвратить, помогая сохранить здоровье и безопасность вашего ребенка:

  • Держите вакцину вашего ребенка до Дата.
  • Принять меры для предотвращения травм всегда использовать автокресло, защищать жилые помещения от детей и присматривать за молодыми ребенок рядом с водой.

Как я могу помочь моему ребенку жить с ХП?

CP — неизлечимое заболевание на всю жизнь.Он может варьироваться по степени тяжести, но со временем не становится хуже. Полная степень ХП обычно не полностью известна сразу после рождения. Это может стать яснее по мере взросления и развития ребенка. С помощью диагностики и лечения дети могут научиться управлять своим состоянием.

Лечащие врачи вашего ребенка будут стараться предотвратить деформации или свести их к минимуму. Они также помогут вашему ребенку максимально использовать свои способности. Вы можете помочь своему ребенку укрепить его или ее чувство собственного достоинства и стать максимально независимым.Физическая и профессиональная реабилитация, а также дополнительная поддержка в школе могут помочь ребенку нормально функционировать.

Когда мне следует позвонить поставщику медицинских услуг для моего ребенка?

Позвоните поставщику медицинских услуг, если у вашего ребенка:

  • Симптомы, которые не проходят или ухудшаются
  • Новые симптомы

Основные сведения о детском церебральном параличе

  • Детский церебральный паралич (ДЦП) — это заболевание головного мозга (неврологическое), которое вызывает проблемы с нормальной двигательной функцией.Он влияет на движения тела, мышечный контроль, координацию, рефлексы, позу и равновесие.
  • Во многих случаях точная причина ХП неизвестна. Большинство случаев случаются до или во время родов (врожденный ХП). ХП, возникающий после рождения, обычно возникает в результате инфекции или травмы головы.
  • CP может варьироваться по степени серьезности, но со временем она не становится хуже. С помощью диагностики и лечения дети могут научиться управлять своим состоянием.
  • Симптомы могут различаться у каждого ребенка и зависят от степени тяжести ХП.Многие дети с ДЦП обладают нормальным интеллектом. У ребенка может быть мышечная слабость, плохой контроль моторики или дрожь (спастичность) рук или ног. У ребенка также могут быть жесткие ноги или сжатые кулаки.
  • CP — неизлечимое заболевание на всю жизнь. Ребенка лечит медицинская бригада. Лечение может включать реабилитацию, приспособления для позиционирования, скобы, шины, лекарства или хирургическое вмешательство.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную пользу от посещения лечащего врача вашего ребенка:

  • Знайте причину визита и то, что вы хотите.
  • Перед визитом запишите вопросы, на которые хотите получить ответы.
  • Во время посещения запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения или тесты. Также запишите все новые инструкции, которые ваш поставщик дает вам для вашего ребенка.
  • Узнайте, почему прописано новое лекарство или лечение и как они помогут вашему ребенку. Также знайте, каковы побочные эффекты.
  • Спросите, можно ли вылечить состояние вашего ребенка другими способами.
  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.
  • Знайте, чего ожидать, если ваш ребенок не принимает лекарство, не проходит обследование или процедуру.
  • Если вашему ребенку назначен повторный прием, запишите дату, время и цель этого визита.
  • Узнайте, как можно связаться с лечащим врачом вашего ребенка в нерабочее время. Это важно, если ваш ребенок заболел и у вас есть вопросы или вам нужен совет.
Не то, что вы ищете?

Как церебральный паралич влияет на людей | Фонд исследований Альянса по церебральному параличу

Проблемы с мобильностью

Каждый третий ребенок с церебральным параличом не может ходить. Наибольшему риску подвержены те, кто страдает спастической квадриплегией, умственной отсталостью, эпилепсией, нарушением зрения и неспособностью самостоятельно сидеть в возрасте 2 лет.

Проблемы со связью

Детский церебральный паралич может повлиять на способность человека координировать работу мышц рта и языка, которые необходимы для речи.Дыхательная координация, необходимая для поддержки речи, также может быть нарушена, например некоторые люди могут говорить «с придыханием». Некоторые дети с церебральным параличом могут быть не в состоянии издавать какие-либо звуки, другие могут издавать звуки, но испытывают трудности с контролем своих движений в достаточной степени, чтобы произносить ясную и понятную для других речь. Каждый четвертый человек с церебральным параличом не может говорить.

Боль

3 из 4 детей с церебральным параличом испытывают боль.Боль часто является результатом нарушений, связанных с церебральным параличом, например контрактуры, неправильные позы, дистония, разрушение кожи, подвывих бедра (частичный вывих бедра) и сколиоз. Эта боль может повлиять на поведение ребенка, его способность делать что-то для себя и его социальные отношения. Дети могут избегать повседневных дел, которые важны для независимости, например, посещения школы и общественных мероприятий. Боль можно уменьшить, поэтому лучше проконсультироваться с врачом.

Проблемы с едой и питьем

Детский церебральный паралич может поражать мышцы, которые открывают и закрывают рот, а также двигают губами и языком. Некоторые люди с церебральным параличом могут испытывать трудности с пережевыванием и проглатыванием пищи и напитков — состояние, известное как дисфагия. Поскольку церебральный паралич часто влияет на мелкую моторику, многие люди не могут легко пользоваться столовыми приборами, держать чашку или переносить еду с тарелки. ко рту руками. Другие могут страдать от гастроэзофагеального рефлюкса, когда кислота из желудка поднимается в пищевод, что делает прием пищи неудобным или болезненным.Иногда это можно контролировать с помощью лекарств. 1 из 15 детей с церебральным параличом не могут принимать пищу через рот и нуждаются в кормлении через зонд.

Контроль слюны

Поскольку церебральный паралич может поражать мышцы вокруг рта, у каждого пятого ребенка с церебральным параличом наблюдается потеря слюны (также известная как подтекание, слюнотечение или сиалорея). Потеря слюны может быть более заметной, когда они сосредоточены на мелкой моторике.

Умственная отсталость

Каждый второй человек с церебральным параличом имеет умственную отсталость.Каждый пятый человек имеет умственную отсталость от умеренной до тяжелой. Как правило, чем больше у человека физическая неполноценность, тем выше вероятность того, что он будет иметь умственную отсталость. Однако иногда встречаются люди с серьезными физическими недостатками, которые не имеют умственной отсталости. И наоборот, могут быть люди с легкими физическими нарушениями и умственными недостатками.

Трудности в обучении

Дети с церебральным параличом могут испытывать определенные трудности в обучении.Они могут включать непродолжительное внимание, трудности моторного планирования (организация и последовательность), трудности восприятия и языковые трудности. Это может повлиять на грамотность, счет и другие навыки. На обучение также могут влиять трудности с мелкой и крупной моторикой, координацией и общением. Учащимся с церебральным параличом нужно прилагать больше усилий для концентрации на своих движениях и последовательности действий, чем другим, поэтому они могут быстрее устать.

Нарушение слуха

1 из 20 человек с церебральным параличом также имеет некоторый уровень нарушения слуха.1 из 50 детей с церебральным параличом глух.

Нарушение зрения

Ухудшение зрения не редкость у людей с церебральным параличом. Дети с более тяжелыми формами церебрального паралича чаще других страдают миопией высокой степени, отсутствием бинокулярного слияния, дискинетическим косоглазием (также известным как « повернутый глаз » или « косоглазие »), тяжелой дисфункцией взгляда и оптической нейропатией или церебральным зрением. обесценение (ХВН). Каждый десятый ребенок с церебральным параличом слепой.

Поведение и эмоциональное благополучие

Поведенческие проблемы возникают у каждого четвертого ребенка с церебральным параличом. Наибольшему риску подвержены люди с умственной отсталостью, эпилепсией, сильной болью или более легкой степенью физической инвалидности. Проблемное поведение включает зависимость, упрямство, гиперактивность, тревогу или склонность к конфликту с группой сверстников или проявление антиобщественного поведения. Дети с церебральным параличом также могут иметь эмоциональные проблемы, такие как трудности с группой сверстников и сильные эмоциональные реакции на новые проблемы.Подростки и взрослые с церебральным параличом могут быть более склонны к депрессии и тревожным расстройствам.

Эпилепсия

Каждый четвертый ребенок с церебральным параличом страдает эпилепсией. У детей с церебральным параличом и умственной отсталостью заболеваемость эпилепсией выше — 48%. Судороги могут влиять на речь, умственное и физическое функционирование. Медикаменты являются наиболее эффективным средством лечения эпилепсии, и детский врач или терапевт могут также порекомендовать модификации школьных принадлежностей и оборудования.Некоторые лекарства имеют побочные эффекты, вызывающие сонливость или раздражительность. И эпилепсия, и связанные с ней лекарства могут повлиять на поведение и концентрацию внимания человека.

Проблемы со сном

Каждый пятый ребенок с церебральным параличом страдает нарушением сна. Существует ряд факторов, способствующих этому, включая мышечные спазмы, связанные с церебральным параличом, другие формы скелетно-мышечной боли и снижение способности менять положение тела в ночное время. Известно также, что эпилепсия нарушает сон и может предрасполагать к нарушениям сна.Слепота или серьезное нарушение зрения могут повлиять на время и продолжительность сна из-за их влияния на секрецию мелатонина и отсутствие световосприятия.

Аномалии позвоночника и тазобедренного сустава

Аномалии позвоночника и бедер связаны с церебральным параличом и могут затруднять сидение, стоять и ходить, а также вызывать хроническую боль. У каждого третьего ребенка с церебральным параличом есть смещение бедра. Дети и взрослые с тяжелыми физическими недостатками или те, чье тело поражено с обеих сторон, подвержены большему риску проблем с бедром.Это означает, что люди, которые большую часть времени используют инвалидные коляски, больше подвержены риску возникновения проблем с бедрами, чем те, кто передвигается со вспомогательными устройствами или самостоятельно.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.